ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Каменев Анатолий Иванович
Верный ключ к сердцу человека

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения]
 Ваша оценка:


Верный ключ к сердцу человека

  

 []

Петербург при Екатерине Второй.

Вид памятника Петру Великому при его открытии в 1782 г.

А.И. Каменев

ПЕДАГОГИКА РУССКИХ - ПРАВОСЛАВИЕ

Сей напоминай, заклиная пред Господом не вступать в словопрения,

что ни мало не служит к пользе, а к расстройству слушающих.

Второе послание к Тимофею Святого Апостола Павла, гл. 2, с. 14.

  
   Гуманитарные науки имеют существенное отличие от наук естественных: ни математические формулы, ни выводы естественных наук не имеют религиозной или национальной окраски.
   Совсем противоположное имеет место в науках гуманитарных, включая педагогику.
   Это объясняется тем, что они напрямую связаны с душевным и духовным миром людей, который, как известно, отражает специфичное духовное проявление своего народа. Следовательно, если гуманитарные науки хотят иметь дело с реальностью, а не с отвлеченными схемами, они должны говорить не о человеке вообще, а о человеке как представителе своего культурно-исторического типа.
  
   Крупнейшие мыслители XIX и XX вв.:
  
   Белинский В.Г., Бердяев Н.А., Булгаков С. Н., Гастев И., Гумилев Л.Н., Данилевский Н. Я., Достоевский Ф.М., Зеньковский В.В., Ильин И.А., Карамзин Н.М., Карсавин Л., Керсновский А., Ключевский В.О., Ковалевский П., Леонтьев К.Н., Лосский В., Меньшиков М.О., Мережковский Д., Милюков П.П., Несмелов В., Пестов Н.Е., Пушкин А.С., Рклицкий Н., Рогозянский А., Рубинштейн М.М., Снегирев И., Соловьев Вл.С., Тихомиров Л.А., Тихонов В.Е., Трубецкой Е.Н., Трубецкой Н.С., Уминский А., Ушинский К.Д., Фадеев Р.А., Федоров Н.Ф., Федотов Г.П., Флоренский П.А., Франк С.Л., Хомяков А., Царевский А.А., Яковлев П. и др.:
  
   показали, что так называемая "общечеловеческая цивилизация" - это либо фикция, либо подмена понятий, когда за "общечеловеческое" выдаются и агрессивно навязываются в качестве единственного образца ценности западноевропейской культуры.
  
   Все это впрямую относится и к педагогике.
  
   В свое время германские теоретики утверждали, что они создали универсальную общечеловеческую педагогику. Известно, как много сил ушло на то, чтобы опровергнуть это измышление.
  
   Величайший русский педагог К.Д. Ушинский блестяще доказал, что это ложь.
  
   Он, в частности, писал:
  
   "Как нет человека без самолюбия, так нет человека и без любви к Отечеству, и эта любовь дает воспитанию верный ключ к сердцу человека и могущественную опору для борьбы с его дурными природными, личными, семейными и родовыми наклонностями.
   Воспитание, если оно не хочет быть бессильным, должно быть народным. Удивительно ли после этого, что воспитание, созданное самим народом и основанное на народных началах, имеет ту воспитательную силу, которой нет в самых лучших системах, основанных на абстрактных идеях или заимствованных у других народов.
   Народ без народности - тело без души, которому остается только подвергнуться разложению и уничтожиться в других телах, сохранивших свою самобытность. Особенность идеи есть принцип жизни" .
  
   Он (Ушинский) блестяще сформулировал два основополагающих педагогических принципа:
  
   1) Общей системы народного воспитания для всех народов не существует не только на практике, но и в теории, и германская педагогика не более как теория немецкого воспитания.
   2) У каждого народа своя особенная национальная система воспитания, а потому заимствование одним народом у другого воспитательных систем является невозможным.
  
   Другими словами, педагогика русского народа должна быть национальной и иметь свою, ей только присущую, духовную основу.

Православие - духовная основа русской национальной педагогики

  
   "Не надобно быть русским: надобно то­лько мыслить, чтобы с любопытством читать предания народа, который смелостию и мужеством снискал господство над девятою частию мира, открыл страны, никому дотоле неизвестные, внеся их в общую систему географии, истории, и просветил Божественною Верою, без насилия, без злодейств, упо­требленных другими ревнителями христианства в Европе и в Америке, но единственно примером лучшего", - писал выдающийся русский историк Н.М. Карамзин.
  
   Вера христианская смирила варварскую дикость, помогла осознать потребность духовной близости, отринула дикость своевольства и вызвала желание жить по законам братства, взаимопомощи, взаимовыручки, открыла всю благодать сострадания, человеколюбия, милосердия и осветила всю мерзость злонравия, жестокости, гордыни и тщеславия.
  
   Грех забывать о том, что Православие на Русь пришло из Византии, и созданная там культура ("византинизма" - термин историка Ф.И. Успенского) оказала существенное влияние на духовную жизнь Руси.
  

Для народа русского христианство (православие) имело и имеет особое значение.

   Власть на Руси, дотоле беспредельная и неограниченная, стала теперь сверяться в своих поступках и действиях с христианским вероучением. И если не всегда следовала требованиям христианской морали, то, во всяком случае, в лице Веры христианской имела судью беспристрастного и немилосердного.
  
   Не это ли отохочивало князей и царей русских от еще большего своевольства и побуждало их принимать схиму в знак покаяния незадолго перед кончиной?
  
   Н.М. Карамзин, подводя итог анализу влияния христианства на русскую жизнь, утверждает:
  
   "...Предки наши были обязаны христианству не только лучшим понятием о Творце мира, лучшими правилами жизни, лучшею без со­мнения нравственностию, но и пользою самого благодетельного, са­мого чудесного изобретения людей: мудрой живописи мыслей изобретения, которое, подобно утренней заре, в веках мрачных предвестило уже Науки и просвещение" .
  
   Православие, как самое чистое и незамутненное течение христианства, со времен Владимира Великого, направляет и освещает России путь в будущее.
  
   Вера являлась спасительницей при столкновениях с иноверцами: когда вставал роковой вопрос - быть или не быть России - двигателем народной мысли и силы всегда было Православие.
  

 []

Петербург при Екатерине Второй. Народное гуляние на Неве.

  
   Именно вера святая и являлась часто единственною в таких обстоятельствах утешительницею народа и спасительницею отечества.
  
   Целыми веками народ русский пропитывался духом и началами Православного христианства. Вера святая стала основным нервом России, душою русской национальности, дыханием жизни русского человека.
   Под животворным влиянием Православия народ русский составил из себя самобытный мир, существенно отличающийся от прочих народов во всех условиях бытия церковного и гражданского. Россия шла к своему величию своим собственным путем, и теперь она имеет свой особый вклад, особенный гений, свою совсем отличную от других духовную физиогномию; а также и свое особое назначение, свою задачу в общей семье человечества.
  

Святость - русский идеал, название русских - "православные".

  
   Духовная сущность всякого народа определяется его интересами, стремлениями, убеждениями и идеалами.
  
   Для русского народа, не только в его прошлом, но и в настоящем, эти интересы, стремления и идеалы слишком определенны и очевидны. Они прекрасно выражаются уже в общепринятом и искони усвоенном наименовании страны нашей со всем ее народом - "Святая Русь".
   Россия с самого начала признала себя освященною через веру Христову, и потому назвала себя святою - не в смысле кичливого превознесения над другими народами, а для обозначения этим словом своих благодатных преимуществ, для показания своего основного существенного признака, своего всенародного идеала.
   Святость, святыня, освящение религиозное - вот к чему искони стремился по преимуществу русский человек; вот к чему и теперь, при гораздо менее благоприятно слагающихся жизненных обстоятельствах лучший, истинно просвещенный, а также, с другой стороны, и простой, неиспорченный русский человек чувствует влечение, инстинктивно тяготеет.
  
   Идеал русский - не могущество, слава и величие земное, не богатство и сила материальная, а идеал его главнейшим образом духовный, культурный, религиозно-нравственный. "Православные!" - вот главное и неотъемлемое свойство, существеннейшая примета русских людей, ставшая поэтому даже названием, кличкою их. Имени иного себе не выдумал и не пожелал взять русский человек, кроме этого имени - православный, да еще - крестьянин, т. е. христианин.
  

Педагогика православная в ее сущностном значении

  
   Педагогика - это наука о духовном развитии, воспитании и образовании (просвещении) личности, где принципиально важным является вопрос о сущности человека, его истинном предназначении и пути жизни.
   Это и наука о духовном развитии нации и укреплении нравственной основы государства.
  
   Другими словами, объектом педагогики является как отдельный человек, так и сообщества людей, объединенных в социальные группы, нации, государства, мировой порядок. Развивать и духовно укреплять нужно не только детей, но и взрослых, не только подчиненных, но и начальников, не только простых граждан, но и первых лиц государства (царей, королей, президентов и т.д.).
  
   Дух и направление педагогического воздействия, безусловно, зависит от того источника, которым он подпитывается:
  
   - человеконенавистничество распространяет в семье, государстве и мире рознь, недоверие, жестокость, волчьи законы;
   - человеколюбие несет миру (каждому человеку) спокойствие, защищенность, справедливость, уважение, достоинство и благодать.
  
   Только с возникновением христианства стало возможным культивировать человеколюбие и именно на его основе строить педагогическую теорию и практику.
  
   Педагогика, построенная на христианстве, это - дом, построенный на прочном фундаменте.
  
   Прочие же построения - это сооружения на песке.
  
   Из притчи Христовой (Матф.7, 24-27) нам известно, что случается с домом без прочного фундамента:
  
   "Итак, всякого, кто слушает слова Мои сии и исполняет их, уподоблю мужу благоразумному, который построил дом свой на камне;
   И пошел дождь, и разлились реки, и подули ветры, и устремились на дом тот, и он не упал, потому что основан был на камне.
   А всякий, кто слушает сии слова Мои и не исполняет их, уподобится человеку безрассудному, который построил дом свой на песке; И пошел дождь, и разлились реки, и подули ветры, и налегли на дом тот; и он упал, и было падение его великое".
  
   Прежняя педагогика (дохристианская, нехристианская) - это строение на песке, которое не выдерживает самых малых испытаний временем, людьми и обстоятельствами.
   Жизнеспособная только христианская педагогика, ибо покоится на незыблемом фундаменте - христианском вероучении, православном мировоззрении и благонравии.

 []

Барские сани в конце ХVIII столетия

   Как любое устроение, педагогика имеет свой фундамент, несущие конструкции, главные звенья, коммуникации и т.п.
  
   Фундамент православной педагогики - христианская антропология, дающая верное представление о сущности и предназначении человека.
   Несущие конструкции - Законы и Заповеди Божии.
   Главные звенья - Правила Добротолюбия.
   Коммуникации - Пути добродетельной жизни и Правила благонравия.
  
   В силу указанных соображений:
  

УЗЛОВые категории православной педагогики

  
      -- Человек как образ и подобие Божие.
      -- Предел и мера возможностей человека.
      -- Назначение человека.
      -- Обязанности человека, или Начала христианской нравственности.
      -- Человек как триединство духа, души и тела.
      -- Азбука духовная.
      -- Крест - индивидуальный духовный закон человека.
      -- Движущие силы развития личности.
      -- Средства развития личности.
      -- Добродетели и пороки.
      -- Жизнь как время борьбы и подвига.
      -- Свобода и ответственность в выборе личного пути жизни.
  

ОСОБЕННОСТИ И ОТЛИЧИЯ ПРАВОСЛАВНОЙ ПЕДАГОГИКИ:

А) Ее универсальность.

  
   Христианство приносит новое отношение к человеку:
  
   Нет уже иудея, ни язычника; нет раба, ни свободного; нет мужеского пола, ни женского: ибо все вы одно во Христе Иисусе (Гал. 3, 28) и должно повиноваться больше Богу, нежели человекам (Деян. 5, 29).
  
   Новый идеал равного достоинства перед Богом пронизал собой не только церковные отношения, но и отношения в светском обществе, преображая, в том числе, и педагогику.
  
   Христианство не разрушает национальные особенности никакого народа.
  
   Наоборот, национальные формы жизни получают новое истинное содержание, новый импульс к развитию. Только при свете христианской истины становится ясно, что в национальном самосознании является рутинным, тормозящим развитие всего народа, а что плодотворным, обогащающим всех.
   Христианство не предлагало никаких закрепленных форм жизни или типов школы, оно призывало народы рождать новые формы и общественной жизни, и школы, формы, способные вместить Евангельское благовестие.
  
   Православная педагогика лишена однобокости, присущей педагогике сословной, идеологизированной, авторитарной (каковой, к примеру, является католическая педагогика) или прагматичной (примером такой педагогики может служить протестантская).
   Она не пытается втиснуть личность в "прокрустово ложе" партийных и прочих догматов, не пытается насадить тот или иной человеческий авторитет, а восходит к Высшему, непреклонному Божественному авторитету Она не обслуживает интересы правящей элиты, а восходит к коренным интересам самой личности, ее истинному предназначению и достоинству.
  

Б) Ее честность.

  
   Ныне в нашей власти или засыпать совесть, или дать ей светиться и просвещать нас, если будем повиноваться ей. Ибо когда совесть наша велит нам сделать что-либо, а мы пренебрегаем этим, тогда мы засыпаем ее, и она уже не может быть для нас явственной от тяжести, лежащей на ней. Если светильник горит за завесой, все становится плохо различимым... так после преступления мы не понимаем, что говорит нам совесть... Совесть - нечто Божественное... она всегда напоминает нам полезное, а мы не ощущаем этого, если пренебрегаем ею и попираем ее.

Преподобный Авва Дорофей.

  
   Православие будит совесть человека - основу честности, указывает ему на отличие честных поступков от бесчестных.
   Да и само оно (православие) не обманывает человека и не поддерживает его иллюзии относительно "безмерных" способностей человека, не учит строить иллюзии, предаваться мечтательности, а побуждает каждый раз давать себе отчет не только в содеянном, но и мыслям, рождаемым в нашей голове.

В) Ее гуманизм (человеколюбие).

  
   Высшими заповедями становятся, по словам Спасителя, мысли: "Любите Бога и любите ближнего", "Душу свою за други своя" не жалейте, "Возлюби ближнего своего, как самого себя".
  
   Но, конечно, самым принципиальным отличием православной педагогики от других систем воспитания является обращенность к сердцу человека, всепобеждающая сила любви, о которой говорит Иоанн Богослов: "Да любите друг друга".
  

 []

Воспитательный дом в Москве в конце ХVIII столетия.

  
   Выдающийся русский православный педагог и ученый Н.И. Пирогов писал:
  
   "Не учивши дитя, можно вырастить круглого невежду, но если его не воспитывать, то оно воспитается собственными средствами. И вся разница будет заключаться в том, что оно может воспитаться дурно, тогда, когда могло бы воспитаться разумно и правильно. Словом, от образования некоторого взгляда на вещи, правильного или неправильного, от основания своего рода нравственного кодекса вы его не убережете".
  
   Лучшие русские педагоги всегда следовали апостольскому учению о "внутреннем человеке".
  
   Тот же Пирогов говорил:
  
   "Не спешите с вашей прикладной реальностью.
   Дайте созреть и окрепнуть внутреннему человеку; наружный успеет еще действовать; он, выходя позже, но управляемый внутренним, будет, может быть, не так ловок, не так сговорчив и уклончив, как воспитанник реальных школ, но зато на него можно будет вернее положиться: он не за свое дело не возьмется.
   Дайте выработаться и развиться внутреннему человеку!
   Дайте ему время и средства подчинить себе наружного, из вас будут и негоцианты, и солдаты, и моряки, и юристы; а главное, из вас будут люди и граждане".

Г) Ее светозарность.

  
   "Светильник тела есть око" (Лк. 11, 34), а светильник души - ум. Как при неповрежденности ока телесного все вокруг нас во внешнем быту нашем видно для нас и мы знаем, как и куда идти и что делать, так при здравом уме видно бывает для нас все во внутреннем быту нашем, в нашем отношении к Богу и ближним и в том, как должно нам держать самих себя. Не видящий солнца будет жить, ведь слепой живет, зная о солнце по слухам, а души, лишенные света богопознания, мертвы, хотя и считают себя живыми.

Святитель Иоанн Златоуст.

   Как совершенно здоровый глаз не может видеть без света, так и человек, даже совершенно оправданный, не может праведно жить без помощи свыше Вечного Света правды.

Блаженный Августин.

  
  
   С воспитанием и образованием теснейшим образом связано понятие "просвещение", которое весьма часто употребляется неверно.
  
   В Евангелии от Иоанна читаем:
  
   "Был свет истинный, который просвещает всякого человека, приходящего в мир" (Иоан.1, 7).
  

 []

Смольный монастырь и его окрестности в конце ХVIII столетия.

  
   Святой праведный Иоанн Кронштадтский говорил по этому поводу:
  
   "Современное ложное просвещение удаляет от истинного света, а не приближает к нему. А без Христа тщетно все образование" .
  
   Под просвещением на Западе подразумевается, прежде всего, изучение наук, овладение различными техническими, технологическими умениями и навыками, т.е., по существу, под просвещением понимается обучение, очень важная, но все же прикладная категория педагогики.
  
   Восточное, византийское понимание просвещения совсем иное.
  
   В молитве Василия Великого ко Святому Причащению читаем: "...и да будет ми Святая сия во исцеление и очищение, и просвещение, и сохранение, и спасение, и во освящение души и тела; во отогнании всякого мечтания и лукавого деяния, и действа диавольского..."
  
   Православная педагогика в образовании видит своею задачею воздействие на внутреннюю сторону жизни человека, усовершенствование его духа, освящение нравственного закона, возвышение чувствований, стремлений и сокровеннейших помыслов, всех движений душевных человека.
  
   И действительно, в этом отношении Православие явило у нас на Руси пример силы решительно покоряющей мир, преобразующей души.

Д) Ее определенность и последовательность.

  
   Святой Древней Церкви Климент Александрийский (II век), один из первых руководителей древнехристианской школы в Александрии, в своей книге "Педагог" говорит о трех этапах христианского образования: увещании, воспитании и научении.
  
   Они (три этапа христианского образования) осуществляются не одновременно, а строго последовательно:
  
   - Сначала призывание к вере, указание на то, что уже в нашей жизни человек может обрести мир, свидетельствующий о Царствии Небесном.
   - Затем период воспитания, когда идет реальное приучение себя к жизни по заповедям, тренировка воли и облагораживание чувств.
   - И только после того следует научение высоким истинам Откровения, которые содержатся в Священном Писании.
  
   Православная педагогика, таким образом, придает важнейшее значение: первоначальному этапу - укреплению в вере, ставя это приоритетной задачей всей педагогической деятельности. Воспитание и образование без истинной Веры - средство негодное, а нередко и вредное.
  
   Такая определенность и последовательность - хорошая историческая традиция русского народа.
   Так, по свидетельству В.О. Ключевского, древнерусское воспитание имело ряд отличительных черт.
   По этому вопросу он пишет так:
  
   "Чтобы понять дух и план древнерусского воспитания, надобно на минуту отрешиться от того, как мы теперь понимаем содержание и цели общего образования. По нашему привычному представлению, общее образование слагается из некоторых научных знаний и житейских правил - из знаний, подготавливающих ум к пониманию жизни и к усвоению избранного или доставшегося житейского знаний, ремесла, и из правил, образующих сердце и волю, умение жить с людьми и действовать на всяком поприще...
   В древнерусском воспитании все было поставлено значительно иначе.
   Главное внимание педагогики обращено было в другую сторону, на житейские правила, а не на научные знания.
   Кодекс сведений, чувств и навыков, какие считались необходимыми для освоения этих правил, составляли науку о христианском жительстве, о том, как подобает жить христианам.
  

 []

Гадальная карта конца ХVIII столетия. Из собрания П.Я. Дашкова

  
   Этот кодекс состоял из трех наук или строений:
  
   - то было строение душевное - учение о долге душевном или дело спасения души;
   - строение мирское - наука о гражданском общежитии;
   - строение домовое - наука о хозяйственном домоводстве.
  
   Учение этих трех дисциплин и составляло задачу общего образования в древней Руси.
  
   Школой душевного спасения для мирян была приходская церковь с ее священником, духовным отцом всех прихожан. Его преподавательские средства - богослужение, исповедь, поучение, пример собственной жизни. В состав этого курса входили - "кого веровати, политика - како царя чтити, нравоучение - како чтити духовный чин и учения его слушати, аки от Божеских уст".
  
   Эта школа была своего рода учительской семинарией. Учение, преподаваемое приходским священником, разносилось по домам старшими его духовными детьми, домовладыками, отцами семейств... Домовладыка считал в составе семьи своей не только жену и детей, но и домочадцев, т.е. живших в его доме младших родственников и слуг, зависимых от него людей, с семействами тех и других. Это было домашнее царство, за которое он нес законом установленную ответственность пред общественной властью: здесь он был не только муж, но и прямо назывался государем. Этот домовой государь и был домашним учителем, его дом был его школой.
  
   В древнерусских духовных поучениях очень выразительно определено его педагогическое значение. Он обязан был беречь чистоту телесную и духовную домашних своих, во всем быть их стражем, заботиться о них, как о частях своего духовного существа, потому что связан со всеми ними одной верой и должен вести к Богу не себя одного, но многих. Труд воспитания он делил в женою, своею непременною советницей и сотрудницей".

Е) Ее благоразумие, благочестивость.

  
   Без благодати Божией ничего благоугодного человек не может сотворить. "Бог производит в вас и хотение и действие по Своему благоволению" (Флп. 2, 13), - говорит апостол. И Христос говорил: "Без Меня не можете делать ничего" (Ин. 15, 5).
  
   В духовных делах человек без помощи Божией благодати - как иссохшая ветвь, которая не приносит никакого плода, Богу, творящему в нас и желание и исполнение добра, подобает всякая хвала и слава, а человеку - стыд и смирение, потому что не только делать, но и хотеть без Бога ничего доброго не может.
  
   Христианство не только желает добра человеку, но и всем своим вероучением помогает ему встать на путь благоразумия и благочестивости.
  
   В "Нагорной проповеди" Иисуса Христа (Матф.5, 3 - 12) приводится радикально новая система ценностей:
  
   "Блаженны нищие духом, ибо их есть Царствие небесное.
   Блаженны плачущие, ибо они утешатся.
   Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю.
   Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся.
   Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут.
   Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят.
   Блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божиими.
   Блаженны изгнанные за правду, ибо их есть царство небесное.
   Блаженны вы, когда будут поносить вас и гнать и всячески неправедно злословить за Меня. Радуйтесь и веселитесь, ибо велика ваша награда на небесах: так гнали и пророков, бывших прежде вас".
  
   Смирение становится, таким образом, фундаментальной добродетелью христианства, узким путем, которым можно войти в тесные врата царства небесного. Но смирение - это не покорность судьбе раба, а осознанный выбор сильного духом и телом человека, который полон желания идти узким, трудным и опасным путем по тропе благоразумия и благочестия.
  

 []

Пригласительный билет на маскарад к обер-шталмейстеру Л.А. Нарышкину

  
   Православная педагогика поставлена, таким образом, перед сложнейшей задачей - сделать понятными для людей эти Заповеди, побудить принять их в качестве добродетели и направить на путь их практической реализации.
  

Ж) Ее оптимистичность (надежда на спасение).

  
   И шлем - надежду спасения - возьмите...
   Шлем защищает голову.
   Поскольку голова наша есть Христос, мы должны всегда ограждать
   Ее (в себе) надеждой будущих благ, как несокрушимым шлемом, во всех искушениях и гонениях и сохранять веру в Него нерушимой, неповрежденной.
   Ибо у кого отняты другие члены, тот, хотя и беспомощен, еще может как-нибудь жить, а без головы нельзя прожить и краткого срока.
  

Преподобный Иоанн Кассиан Римлянин.

  
   Человек находится в зависимости от внешнего мира, и во многих фактах этой зависимости он не может не видеть прямой и резкой угрозы своему существованию в мире.
  
   Такие явления, например, как голод и холод, засуха и ливень, мировые поветрия и смертоносные войны, да и весь вообще огромный мир бездушных стихий физической природы и безумных страстей человеческих, непрерывно развертывают пред человеком постоянную возможность его погибели и, подавляя человека ужасом смерти, естественно и необходимо заставляют его думать о спасении своем.
  
   Но, думая о спасении лишь в силу мучительного чувства ужаса смерти, человек уже естественно, конечно, и полагает свое спасение в одном только сохранении своей жизни путем устранения от нее всяких тех опасностей, которые неминуемо заставляют его болезненно трепетать за жизнь.
  
   Православие же учит, что спасение человека находится не во вне, а внутри самого человека: ни богатство, ни власть, ни запоры, - ничто не может отвратить человека от опасности и гибели, если только он сам не встанет на путь спасения, т.е. путь освобождения от всего того, что искажает подлинный облик человека.
  
   Воспитание человека к подлинной свободе составляет душу православной педагогики.
  

З) Ее чистота (целомудрие).

  
   "От сердца бо, - говорит Господь, - исходят помышления злая... прелюбодеяния, любодеяния и проч." (Мф. 15, 19).
  
   Итак, прежде надо очистить то, откуда исходит источник жизни и смерти, как говорит Соломон: "Всяцем хранением блюди свое сердце: от сих бо исходяще живота" (Прит. 4, 23), ибо плоть покорствует его произволению и власти.
  
   Когда дух наш находится в плену низших влечений, закон жизни искажается.
  
   Но люди так часто убегают от самих себя, настолько уходят в детали повседневной жизни, что не замечают этого искажения и не пытаются осмыслить свою духовную жизнь. В то же время, чтобы открыть в себе духовный мир, необходимо научиться "внимать самому себе", быть способным ослаблять власть внешних впечатлений, нужно обрести новые психические навыки, среди которых духовное очищение и раскаяние занимают одно из центральных мест.
   Именно они (очищение и раскаяние) имеют величайшую преображающую силу.
  
   Православная педагогика учит человека раскрывать свою духовность, укреплять ее позитивный потенциал, бороться с искажениями духовной жизни и направляет личность на путь покаяния и исправления.

И) Ее благодарение.

  
   Каждый день являет нам бесчисленные благодеяния, желаем мы того или не желаем, знаем о них или не знаем. Бог не требует от нас ничего, кроме признательности Ему за все дарованное, чтобы за это дать нам еще большее воздаяние.

Святитель Иоанн Златоуст

  
   Воздаяние должного - закон справедливости.
  
   Забыв о том, что каждый из нас сам по себе ничто, некоторые люди по достижении ими каких-то успехов (иногда даже сомнительных), начинают чрезмерно гордиться собой, забывая отдать должное тому, кто наделил его дарами, кто дал жизнь телесную, кто помог встать на ноги, обрести характер и добиться мастерства...
  

 []

Павел I. Осмотр работ на набережной Невы в 1775 г.

  
  
   Прагматичная (западная) педагогика учит укреплять в человеке чувство самодостаточности, независимости, автономности, гордости и тщеславия...
  
   Это ведет человека к одиночеству, самоизоляции, разрушению природных связей и естественных отношений. Перестраивая и подстраивая все "под себя", человек вторгается в область неизведанного, запретного, а забывая о благодарности, становится заносчивым и вызывающим...
  
   Православная педагогика учит не только отдавать должное всему тому, что способствует нашей жизни и развитию, но и за искушения, которые есть испытание, посылаемое нам Свыше для упражнения в добродетели.
  
   Христианин, не искушенный бедствием, подобен воину, еще не бывшему на сражении. Взгляд, обращение, приемы, речь - все показывают в нем мужество; но он нигде еще не сходился с неприятелем, даже не видел врага. Можно ли ручаться за его храбрость и неустрашимость?

Св. Ефрем Сирин.

  
   Другой аспект "благодарственности" состоит в том, что отдавая должное Творцу, людям, обстоятельствам, человек должен всегда благоговейно относиться к памяти предков.
  
   Православному русскому человеку по его природе чужда оторванность от рода. Родовое начало, чувство сопричастности к роду никогда полностью не угасало в русском человеке, хотя для этого было сделано все возможное. Это чувство присуще вообще всем восточным славянам. Поистине великое значение в деле православного воспитания имеет постижение смысла связи индивидуума с родом.
  
   Замечательные слова об этом находим у Великого князя Симеона Гордого:
  
   "Я пишу вам се слово... чтобы не перестала память родителей наших и наша, и свеча бы не угасла".
  
   На протяжении столетий наши внешние и внутренние враги не раз пытались погасить эту свечу, но каждый раз в самые критические моменты истории, она вдруг неожиданно вновь вспыхивала и на удивление всему миру рассеивала липкий бесовской туман, окутывавший Родину и Церковь.
  
   Так было в период католической экспансии, когда святой благоверный князь Александр Невский круто изменил политическую ситуацию и создал предпосылки для образования Московской Руси.
  
   Так было, когда преп. Сергий благословил русское воинство на решающую битву с грозным восточным недругом.
   Так было, когда св. Геннадий Новгородский и преп. Иосиф Волоцкий взяли на себя тяжелейший крест борьбы со страшным внутренним врагом. Так было, когда умирающий священномученик патр.
   Гермоген благословил русский народ на борьбу с польскими захватчиками. Этот перечень можно продолжать очень долго.
  
   В этой связи необходимо особо сказать о роли исторического предания в деле воспитания подрастающего поколения.
  
   Обратимся к В.О. Ключевскому, который немало внимания уделял педагогике:
  
   "Без общих понятий и целей, без разделяемых всеми или большинством чувств, интересов и стремлений люди не могут составить прочного общества; чем больше возникает таких связей и чем больше получают они власти над волей соединяемых ими людей, тем общество - становится прочнее.
   Устаиваясь и твердея от времени, эти связи превращаются в нравы и обычаи.
   В силу тех же условий общение возможно не только между отдельными лицами, но и между цельными чередующимися поколениями: это и есть историческое преемство. Оно состоит в том, что достояние одного поколения, материальное и духовное, передается другому.
   Средствами передачи служат наследование и воспитание.
   Время закрепляет усвояемое наследие новой нравственной связью, историческим преданием, которое, действуя из поколения в поколение, претворяет наследуемые от отцов заветы и блага в наследственные свойства и наклонности потомков".
  
   В.О. Ключевский дает как бы сверхсжатую программу для православного педагога.
  
   Из нее вытекает, что одной из ключевых задач в деле православного воспитания является кропотливая и сложнейшая работа по восстановлению почти разрушенного исторического предания.
  

 []

Александр I . Его дача близ Павловска

  
   Эта работа осложняется еще и тем, что ее приходится выполнять в борьбе с сознательно действующим и хорошо организованным противником, для которого это восстановление означает гибель.

К) Ее прозорливость.

  

Берегитесь лжепророков, которые приходят к вам в овечьей одежде, а внутри суть волки хищные (Матф.7 - 15).

  
   Предрекая будущее, неся человечеству благую весть о спасении, христианство, тем не менее, предупреждает людей о текущей и грядущей духовной борьбе и об опасности, о тех кознях, которые строит враг человечества на пути благоденствия.
  
   В силу этого факта, проблема бдительности (бдения) - одна из важнейших в Православии, ибо враг, действующий против рода человеческого, столь коварен, что умеет рядиться в самые привлекательные одежды, принимает облик спасителя, друга, соратника...
  
   Влияние дьявола на происхождение греха в человеческом роде Спаситель ясно признает в своей притче о семени и плевелах (Матф. XIII, 24 - 30, 36 - 43).
   Царство небесное, говорит Он, подобно человеку, посеявшему доброе семя на поле своем. Когда же люди спали, пришел враг, и посеял между пшеницею плевелы, и ушел (ст. 24 - 25).
  
   Поле, по объяснению Спасителя, есть мир, доброе семя - сыны Царствия, а плевелы - сыны лукавого; враг, посеявший их, есть дьявол (ст. 38 - 39).
  
   Таким образом, зло в мире представляется, по словах Спасителя, посеянным или происшедшим от дьявола.
   По свидетельству Евангелия сатана внушил Иуде предать Иисуса первосвященникам и книжникам (Лук. XXII, 3; Иоан. XIII, 2, 27). Ап. Иоанн также ясно признает дьявола виновником происхождения греха, когда говорит: кто делает грех, тот от дьявола, потому что сначала дьявол согрешил. Для сего-то и явился Сын Божий, чтобы разрушить дела дьявола (1 Иоан. III, 8).
  
   Здесь греховные действия человека прямо называются делами дьявола.
   Значит, на происхождение их оказывает влияние дьявол, вследствие чего они и называются его делами.
  
   В словах Ап. Петра, в которых он предостерегает христиан от козней дьявола, мы можем находить также указание на участие дьявола в происхождении греха.
  

 []

Медаль, выбитая в честь Чесменской победы

  
   Трезвитесь, бодрствуйте, говорит Апостол, потому что противник ваш дьявол ходит, как рыкающий лев, ища, кого поглотить (1 Петр. V, 8).
  
   Здесь дьявол представляется противником человека, старающимся погубить его; но он губит человека тогда, когда вводит его в грех.
  
   Более чем 100 лет тому назад озабоченный духовной деградацией общества священник Г. Дьяченко писал:
  
   "Истекающий XIX век глубоко оземлился; у большинства потерян вкус ко всему духовному...
   Недугует душа, болеет воля.
   Жизнь сбилась с пути, какой указал Бог, и возвращению на прямую дорогу поставляются преграды.
   Люди как бы нарочно избавляются того светоча, который мог бы осветить мрачный путь жизни.
   Вера ослабела везде, нерадение к вере поразительное.
   Будущее поколение во многих семействах до поступления своего в школу крайне редко слышит что-либо о Боге, о святой вере, о церкви. Все реже и реже становятся благочестивые матери, которые сами приготовляют своих детей для поступления в училище, беседуя с ними о Боге милосердном, о Христе Спасителе, об ангеле - хранителе и т.д.
   Ныне дети поступают в училища часто совершенно невежественными в религиозном отношении. Немало знают они мирских песен, стихов разных, и так мало молитв; так много знают греховного, и так мало божественного" .
  
   В тон ему, с тревогой о судьбе России, писал и русский философ - патриот И. Ильин:
  
   "Техника снижает духовный уровень жизни по всей линии: шум импонирует массе, радио - выкрики и граммофонные диски становятся все пошлее, "кино" демагогирует толпу, товары снижаются в качестве, падение газетного уровня пугает и удручает.
   Земные "утехи" и "развлечения" манят людей.
   Жажда наслаждений растет, а с нею вместе и воля к богатству и власти.
   Трезвые удержки слабеют, мудрая вера утрачивается, порок не отталкивается; современный человек верит в свою окончательную смертность, но не верит в свое бессмертие и в вечную жизнь; и сама молодость кажется ему кратким и непрочным даром.
   Поэтому он торопится; ему "некогда". Обманчивые радости естества кажутся ему главными или даже единственными. И вот он спешит улучшить или использовать свою "земную конъюнктуру", он боится "упустить" и "не успеть". Совесть его смолкает, честью он не дорожит.
   Он начинает ломить без стыда и "оправдывает" свою дерзость нравственным релятивизмом ("все условно"). Расталкивая друг друга, люди добиваются "лучшего и большего" и затаптывают слабых и беззащитных на смерть.
   И уже трудно бывает отличить _ человека от зверя, партию от шайки, парламентария от взяточника - авантюриста, народ от черни. Люди нашего времени утрачивают духовный хребет: они одержимы завистью и жадностью.
   Вот откуда эти новые в истории образы порочности: политических разбойников, профессиональных предателей, партийных палачей, садистов государственности, врагов благочестия, артистов клеветы, истребителей праведности, откровенных лжецов, закулисных властолюбцев и т.д." .
  
   Коренным интересам России чужда такая атмосфера.
   России нужны честные и благородные люди, граждане, сознающие свой гражданский и патриотический долг; христолюбивые воины, готовые до конца выполнить свой воинский долг.
  

 []

Чесменский дворец в Петербурге, в конце ХVIII столетия. С рисунка Щедрина

   Мало, однако, знать о происках злых сил, мало и иметь благие намерения, нужно уметь защищаться:
  
   "Облекитесь во всеоружие Божие, чтобы вам можно было стать против козней диавольских... Для сего примите всеоружие Божие, дабы вы могли противостоять в день злый и, все преодолевши, устоять. Итак станьте, перепоясавши чресла ваши истиною, и облекшись в броню праведности, И обувши ноги в готовность благовествовать мир; А паче всего возьмите щит веры, которым возможете угасить все раскаленные стрелы лукавого; И шлем спасения возьмите, и меч духовный, который есть слово Божие..." (Еф. 6, 11 - 17).
  
   Православная педагогика, предупреждая о грозящих опасностях, учит распознавать дьявольские козни и, как рыцарю, дает все необходимое для борьбы с врагом, помогает выработать правильное отношение к такому бесценному Дару, как ангел-хранитель.
  

Л) Ее соборность.

  
   Соборность включает в себя понятия духовного согласия, любви, свободного единства разных индивидуальностей. С понятием соборности в русскую жизнь входит специфическое представление о нравственном христианском императиве: готовности "душу положить за други своя"...
  
   Если западноевропейский рационализм видит основу взаимно согласного поведения людей в подчинении долгу, то русская философия благодаря А.С. Хомякову ищет основания нравственного поведения отдельного человека в том, что безусловно желательно для всех.
  
   Рациональный нравственный императив, подчиняя всех долгу, лишает индивидуальность полноты ее конкретного бытия, соборность же, как духовное единство предполагает незаменимость и самоопределенность своих частей. С соборностью в философию входит понятие целостности человека не только как самодостаточности, но как конкретности, как конкретного факта бытия.
  
   Это становится определяющей антропологической идеей русской философии.
  
   Соборность, следовательно, есть такое единство, которое и предполагает индивидуальность, и создает условия для ее сохранения и развития.
   В соборном общении человек находит "самого себя, но не в бессилии своего духовного одиночества, а в силу своего духовного, искреннего единения со своими братьями, со своим Спасителем".
  
   Для Хомякова важно переживание человеком себя на пути к своему истинному Я, которое звучит как в хоре. Нет хора без разных голосов, но хор - это не разноголосица, это гармония голосов, сливающихся в едином заданном звучании.
  
   Соборность есть свободное единство разных индивидуальностей.
  
   История России неоднократно засвидетельствовала эту особенность в облике русского витязя, который коренным образом отличался от западного рыцаря и от кровожадного хищника Востока.
  

 []

Чесменская битва. Фрагмент гравюры Кано и Ватса

  
   Особенно ярко это представлено в образе Ильи Муромца, крестьянского сына, отложившего в лихую годину в сторону плуг и взявшего в руки меч.
  
   Подвиги свои Илья совершает тогда, когда нужно избавить кого от беды, постоять за честь земли русской.
   Действует он не из корысти, почета не ищет, похвальбы не любит, да и принимается за дело только тогда, когда нельзя обойтись без него, когда ему "некем замениться".
   Хитрости и лукавства в нем нет, всякое дело ведет он прямо, начистоту.

*

   Трудно воинский идеал русской нации выразить в нескольких словах, но некоторые моменты поддаются осмыслению и пониманию.
  
   - Во-первых, в толще народной скрыта сила богатырская, порой дремлющая и находящаяся в покое до поры испытаний.
   - Во-вторых, в минуты тяжкие сила эта богатырская просыпается, просится послужить делу народному.
   - В-третьих, богатырь русский не кровожаден и не воинственен: сделав свое дело, он скромно уходит в сторону и не домогается наград, почестей и богатств.
   Ему хорошо уже потому, что он выполнил свой долг воина и благополучие граждан ему дороже богатства и расположения правителей.
   Ему приятнее услышать "спасибо" от самого обездоленного и слабого, чем от сильного и могущественного.
   Он не заискивает перед сильными мира сего, не ищет их благосклонности, служит верно отечеству, а не прислуживает господам.
  
   Идеалом русского человека было и есть служение Отечеству.
   Этот идеал и проповедует православная педагогика.
  

М) Ее патриотизм.

  
   Освятивши для русского человека его естественную привязанность к родной земле, вера Православная стала основою русского патриотизма, воспитала в народе русском дух непоколебимой преданности - церкви, царю и отечеству.
  
  
   В нужных случаях этот дух обнаруживался с поражающим самоотвержением и трогательным усердием русских людей.
  
   Первый и дражайший предмет защиты в борьбе с врагами, Православие, искони стало и первым словом на воинственном знамени России, вдохновителем русского воинства на все и невероятно великое, геройское.
   Вся история России есть история борьбы главным образом за Православие, как, с другой стороны, Православие именно было и самым верным, недремлюшим пестуном России, самым основным и устойчивым оплотом, на котором создалось и зиждется величие и благосостояние России.
   Не столько чувство самосохранения, сколько забота о безопасности отеческой святой веры всегда напрягала энергию русского воинства и возбуждала в нем невероятное мужество в борьбе с иноверным врагом, посягателем на русские православные святыни.
  
   "Восстанем за веру правую!" "Умрем за Пресвятую Богородицу и за святых угодников Божиих!" "Умрем за святую Софию!" "Прольем кровь свою за дом Пресвятой Троицы!" "Пойдем за правую веру Христову и за церкви святые!" - вот за что и во имя чего обыкновенно вооружались и что спасали наши князья и цари святорусские, вот как обыкновенно взывали они к народу православному, собирая свои ратные дружины.
  
   И миллионы русских людей из всех рядов и сословий, начиная с царских семейств и кончая серым крестьянством, облеченные в броню святой веры и окрыленные сознанием святости своего подвига, дружно отзывались на эти религиозные призывы, мужественно шли на защиту своей матери-церкви, охотно жизнь свою приносили "на алтарь веры и отечества".
  

 []

Аллегорическое изображение раздела Польши.

  
   Яркой иллюстрацией к сказанному может служить незабвенный приказ Петра Великого перед Полтавской битвой:
  
   "Воины. Вот пришел час, который решит судьбу отечества. И так не должны вы помышлять, что сражаетесь за Петра, но за государство, Петру врученное, за род свой, за отечество, за православную веру и церковь. Не должна вас также смущать слава неприятеля, будто бы непобедимого, которой ложь вы сами своими победами над ним неоднократно доказывали. Имейте в сражении пред очами вашими правду и Бога, поборающего по вас. А о Петре ведайте, что ему жизнь его не дорога, только бы жила Россия в блаженстве и славе, для благосостояния вашего.
  
   Чем тяжелее русскому народу предстоял подвиг, чем грознее была опасность, тем крепче, обыкновенно, брался он за спасительный стяг своей святой веры.
  
   Готовясь к бою, войско русское молилось, постилось, нередко приобщалось святых тайн Христовых.
  
   Не одни только орлы да знамена веяли над ратью русскою: ее осенял, обыкновенно, и животворящий крест Христов, ее сопровождали наиболее чтимые святые иконы. Вдохновленный верою, воин русский твердою поступью переходил пропасти, взбирался на недосягаемые снежные вершины гор, брал неприступные крепости, терпеливо и богатырски выносил и голод, и холод, обороняя и спасая свое отечество с величайшею его святынею - верой Православной.
  
   А когда Господу угодно было благословить воинство русское победою, то все, от военачальника до последнего воина, успех свой обыкновенно приписывали милости Божией, заступлению Пречистой Богоматери и святых угодников.
  
   И как в древности, например, Андрей Боголюбский, после блестящей победы над болгарами волжскими, со всем войском своим, по словам летописи, "ударил челом пред Святою Богородицею, с радостию великою и со слезами воздавая Ей хвалы и песни", так и в сравнительно недалеком прошлом Александр Благословенный на медалях в память великой отечественной войны повелел выбить знаменательные слова: "не нам, не нам, а имени Твоему" (воздать хвалу)!
  
   Удивляющий мир весь своею физическою выносливостью, воин русский, начиная с какого-нибудь полуфантастического чудо-богатыря русского Суворова и кончая последним рядовым, силен и непобедим главным образом силой духовною.
  
   Терпение, кротость, христианское благодушие и строгое неуклонное исполнение долга, безропотное страдание в болезни и ранах - вот что изумляет и друга и недруга в наших солдатах.
   Храбрость, стойкость, героизм существуют, конечно, и во всех армиях; но незлобие, доброта, жалостливость, самоотвержение и скромность, всепрощение и любовь, те. именно христианские добродетели, ставшие народными русскими добродетелями, - вот в чем великая особенность русского солдата, удивляющая иностранцев.
  
   Основа же всех этих доблестей русского солдата и самая высокая слава и сила его в том, что всегда он исполнен горячей веры в Бога и надежды не на свои силы, а на милосердие к нему Божие. Русский солдат воистину силен и грозен тем, что всегда он был и есть прежде всего "христолюбивый воин".
  

Резюме

  
   Христианство больше знает о человеке, больше верит в него, глубже понимает человека, чем любая философская, психологическая, социальная или педагогическая система.
  
   Православие, являясь верой отеческой, в полной мере соответствует складу русского характера, вернее всего откликается на особенности национального характера. Только православие в состоянии дать русской педагогической мысли и практике то верное представление о человеке и его истинном предназначении, которое поведет его по пути благочестия и добронравия.
  
   Пора взять на вооружение тот бесценный капитал, которым мы до сего времени нередко пренебрегали, ибо недавнее пренебрежение наше - следствие невежества, а "чего не знаешь, того и не ценишь", - говорят обыкновенно.
  

***

Знай же, что в последние дни наступит время тяжкие.

Ибо люди были самолюбивы, сребролюбивы, горды, надменны, злоречивы, родителям непокорны, неблагодарны, нечестивы, недружелюбны, непримирительны, клеветники, невоздержанны, жестоки, не любящие добра, предатели, наглы, напыщенны, более сластолюбивы, нежели боголюбивы, имеющие вид благочестия, силы же его отрекшиеся.

Таковых удаляйся.

В сил принадлежат те, которые вкрадываются в домы и обольщают женщин, утопающих во грехах, водимых различными похотями, всегда учащихся и никогда не могущих дойти до познания истины.

Второе послание к Тимофею Святого Апостола Павла, гл. 3, с. 1-7.

***

 []

Форма русский войск в конце ХVIII столетия. Гвардейские офицеры.

Исторические памятки

   АВТОКЕФАЛИЯ (греч. - самовозглавление) - независимый статус поместной национальной церкви, имеющей собственного предстоятеля (патриарха или митрополита).
   АГНЕЦ (слав. - ягненок) - средняя часть просфоры, вынимаемая для совершения Евхаристии.
  
   Агнец Божий - символ, указывающий на Иисуса Христа как на прообраз Отрока Ягве, вземлющего (берущего на Себя) грех мира и приносящего Себя в жертву умилостивления.
  
   Ад и преисподняя - по мнению древних и иудеев, до их просвещения Богом место, где души усопших, добрых и нечестивых, вели ущербленную, неполную жизнь.
  
   АКАФИСТ (греч. - несидение) - молитвословия, которые можно слушать стоя в противоположность кафизмам, при чтении которых полагалось сидеть. А. состоит из 12 кондаков и 12 икосов. Первый А. был написан в VII в.
  
   АЛЛИЛУЙЯ (евр. - хвалите Господа) - припев к псалмам и гимнам. Восходит к временам В.З.
  
   АЛТАРЬ (лат. - жертвенник), или Престол - деревянный (реже металлический или каменный) стол, на котором совершается Литургия. А. также называется все пространство вокруг престола.
  
   Алтарь, жертвенник - престол и жертвенник. На них освящаются приношения, предназначенные для жертвоприношения. Иисус Христос, единый Посредник - истинный Жертвенник, символом которого являются жертвенники и престолы в церкви.
  
   АМВОН (греч. - возвышение) - в современных храмах это центральная часть солеи, расположенная напротив царских врат.
  
   АМИНЬ (евр. - истинно, верно) - возглас, которым обычно заканчивается каждая молитва. При общественном богослужении слово А. произносит народ (или хор).
  
   АНАЛОЙ (точнее АНАЛОГИЙ) - высокий столик с покатым верхом. Употребляется для богослужебных книг и икон.
  
   АНАФОРА (греч. - возношение), или КАНОН ЕВХАРИСТИИ, - последование молитв, которые читают и поют во время таинства Евхаристии.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Ушинский К. Д. О народности в общественном воспитании // Пед. соч. в 6 т. - Т. 1. - М., 1988. - С. 194-256.
  
   Ушинский К. Д. О необходимости сделать русские школы русскими // Пед. соч. в 6 т. - Т. 2. - М., 1988. - С. 358-363.
  
   Курсив наш - А.К.
  
   Карамзин Н.М. История государства Российского. В 12 т. - Т.I - IV. - М., 1993. - С.7.
  
   См.: Успенский Ф.И. История Византийской империи. - Л., 1927.
  
   Карамзин Н.М. История государства Российского. В 12 т. - Т.I - IV. - М., 1993. - С.61.
  
   Н.М. Карамзин так характеризует князя Владимира: "Сей князь, названный церковию Равноапостольным, заслужил и в истории имя Великого. Истинное ли уверение в святыне христиан­ства, или, как повествует знаменитый арабский историк XIII века, одно честолюбие и желание быть в родственном союзе с государями византийскими решило его креститься? Известно Богу, а не людям. Довольно, что Владимир, приняв Веру Спасителя, освятился Ею в сердце своем и стал иным человеком. Быв в язычестве мстителем свирепым, гнусным сластолюбцем, воином кровожадным и что всего ужаснее братоубийцею, Владимир, наставленный в челове­колюбивых правилах христианства, боялся уже проливать кровь са­мых злодеев и врагов отечества. Главное право его на вечную славу и благодарность потомства состоит, конечно, в том, что он поставил россиян на путь истинной Веры; но имя Великого принадлежит ему и за дела государственные. Сей князь, похитив единовластие, благо­разумным и счастливым для народа правлением загладил вину свою; выслав мятежных варягов из России, употребил лучших из них в ее пользу; смирил бунты своих данников, отражал набеги хищных сосе­дей, победил сильного Мечислава и славный храбростию народ ятвяжский; расширил пределы государства на западе; мужеством дружины своей утвердил венец на слабой главе восточных императо­ров; старался просветить Россию: населил пустыни, основал новые города; любил советоваться с мудрыми боярами о полезных уставах земских; завел училища и призывал из Греции не только иереев, но и художников; наконец, был нежным отцом народа бедного. - См.: Карамзин Н.М. История государства Российского. В 12 т. - Т.I - IV. - М., 1993. - С.113.
  
   Царевский А.А. Значение Православия в жизни и исторической судьбе России. - Казань, 1898.
  
   См.: Сурова Л.В. Методика православной педагогики. Часть 1. Педагогика, школа, человек. - Клин: Фонд "Христианская жизнь". 2000.
  
   Пирогов Н. И. Вопросы жизни. - В кн.: Антология педагогической мысли России первой половины Х1Х в. - М., 1987. - С.447.
  
   Иоанн Кронштадский (1829 - 1908), простой приходской священник, прославился на всю Россию своими подвигами. Вначале он шел к народу в пределах своего города, а потом люди со всей России стали стекаться к нему. Тысячи людей ежедневно приезжали в Кронштадт, желая видеть о. Иоанна. Еще больше писем и телеграмм он получал от россиян. Вместе с письмами и телеграммами к о. Иоанну шли огромные суммы денег на благотворительность. На эти деньги о. Иоанн ежедневно кормил тысячу нищих, устроил в Кронштадте "Дом Трудолюбия" со школой, церковью, мастерскими и приютом. Замечательным памятником святой личности о. Иоанна являются три тома его проповедей. В этих томах есть такие строки, обращенные к русскому человеку: "Научись, Россия, веровать в правящего судьбами мира Бога - Вседержителя и учись у твоих святых предков вере, мудрости и мужеству... Господь вверил нам русским великий спасительный талант православной веры... Восстань же, русский человек!.. Кто вас научил непокорности и мятежам бессмысленным, коих не было прежде в России... Перестаньте безумствовать! Довольно! Довольно пить горькую, полную яда чашу - и вам и России!"
  
   Иоанн Кронштадский. Моя жизнь во Христе, или Минуты духовного трезвления и созерцания, благоговейного чувства, душевного исправления и покоя в Боге. Т1. - СП б., 1983.
  
   Климент Александрийский. Педагог. - М., 1996. С. 29.
  
   См.: Ключевский В.О. Очерки и речи. Второй сб. статей. - М.: 1913. - с.220 - 228.
  
   См.: Несмелов В. Наука о человеке. - т.2. Метафизика и христианское откровение. - Казань, 1906. - С.21 - 27,120 - 122, 166,172 и др.
  
   См.: Зеньковский В.В. Проблемы воспитания в свете христианской антропологии. - М.,1993. - С.48,49,79,80 и др.
  
   В лексиконе духовной литературы словом "искушение" обозначаются два понятия. Во - первых, искушением называются все тяжелые, неприятные для души переживания, приходящие к человеку извне, по Божьему попустительству - в наказание или исправление в вере, и так далее. Сюда будут относиться болезни, материальная нужда, обиды и неприятности от людей, и тому подобное. Во - вторых, называется состояние души, когда ей непосредственно темной силой или через слова людей навязываются мысли, а сердцу чувства или пожелания, нарушающие душевный мир или влекущие к нарушению Божественных заповедей, требований совести и разума. - См.: Об искушениях, скорбях, болезнях и утешение в них. - М., 1994. - С.5-6.
  
   Шумский А. Существует ли православная педагогика? // Десятина. - N15 - 16 (26 - 27)
  
   Дьяченко Г. Вера. Надежда. Любовь. Катехизисные поучения. В 3 т.Т.1. - М., 1993.
  
   Там же. - С.2 - 3.
  
   Ильин И.А. О грядущей России. - М., б.г. - С.20.
  
   Алексей Степанович Хомяков (1804 - 1860) - публицист, философ, писатель, один из основоположников славянофильства. С 1822 года находился на военной службе, вышел в отставку в 1825 году и уехал за границу, через год вернулся и два последующих года жил в Петербурге. Во время русско-турецкой войны (1828) вновь поступил на военную службу, участвовал в сражениях и был награжден за храбрость. После войн оставил службу и занялся сельским хозяйством и литературой. В 1847 году изучал постановку народного образования в Англии, Германии и других странах Запада. В "письмах из Англии" и особенно в статье "Об общественном воспитании в России" изложены основные педагогические мысли А.С. Хомякова.
  
   См.: Конева Л.А., Конева А.В. Антропологические идеи в русской религиозной философии. - М., 1993.
  
   ИЛЬЯ МУРОМЕЦ - любимый богатырь русской земли; и делом его было служение миру на пользу народа и князя - Государя. По народному воззрению, никогда и ничто не могло соблазнить и совратить нашего богатыря с пути правды или заставить его забыть указанную основную задачу жизни, благодаря развитой силе воли, нравственности, боязни Бога и повиновения князю - Солнышку.
  
   См.: Царевский А.А. Значение Православия в жизни и исторической судьбе России. - Казань, 1898.
  
   Русский архив, 1871, N1. - С. 187.
  
   Автор словаря о. А. Мень.
  
  

***

***

***

А.И. Каменев

Педагогика благонравия:

Хрестоматия

- М., 2004. - 308 с.

  

 Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2012