ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Каменев Анатолий Иванович
"Властвовать, чтобы потерять все"...

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения]
 Ваша оценка:


  
  
   ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА РОССИЙСКОГО
   Мысли на будущее...
  
  

0x01 graphic

  

"Избиение младенцев" ,1611--1612

Гвидо Рени (1575 --1642) -- итальянский живописец

"ВЛАСТВОВАТЬ, ЧТОБЫ ПОТЕРЯТЬ ВСЕ"...

лобальные просчеты римлян)

  
   Но все ранее изложенное не идет в сравнение с теми глобальными просчетами, которые допустили римские правители.
  
   Из них главнейшими являются:
  
   во-первых, кардинальное изменение политической системы Рима;
   во-вторых, измена принципам национальной комплектации войск;
   в-третьих, ставка на наемничество;
   в-четвертых, превращение римских легионов в милиционные части;
   в-пятых, ставка на германцев как на основную боевую и политическую силу римской армии;
   в-шестых, недооценка военно-политических амбиций германцев.
  
   *
   Завоевав огромный мир, римляне латинизировали и пропитали римской культурой не только народы Италии, но и Африки, Испании, Галлии и Британии. У провинций появилась возможность самоопределиться и, наравне с римлянами, претендовать на верховную власть.
  
   И внутренняя причина господства Рима перестала существовать, сама себя упразднив.
  
   До тех пор, пока у власти находились династия Северов (Септимия, Каракаллы, Александра), удавалось создавать стабильные правительства и держать в повиновении крупную империю.
  
   Но с падением этой династии (235 г. после Р.Х.) начинаются крупные потрясения, когда мирная пре­емственность власти становится уже невозможной. Императоры, только что провозглашенные, вскоре после этого низвергаются и умерщвляются!
  
   *
  
   Римская армия, до сего времени являющаяся орудием власти, стала постепенно превращаться в орудие и главный аргумент политики.
  
   Учитывая то обстоятельство, что верховная власть в Риме не была наследственной, в борьбу за престолонаследие включились нелатинские элементы, которые в качестве орудия политической борьбы стали все чаще использовать войска.
  

0x01 graphic

Римский пир, 1875.

Художник Роберто Бомпиани

  
  
   В указанные времена римская армия утратила свое национальное естество.
   Не­прерывная смена провозглашений и убийств императоров, постоян­ная гражданская война и переход от одного правителя, к другому разрушили тот цемент, который скреплял до этого времени твердое здание римской армии - дисциплину, которая составляла боевую цен­ность этих легионов.
  
   Для понимания сути происходящего, нам, безусловно, необходимо остановиться на понимании составляющих боеспособности любой армии, которая складывается из трех основных элементов: качества полководцев, мужества воинов и сплоченность (корпоративности) войск.
  
   *
  
   Эти три элемента, безусловно, не равнозначны, но, тем не менее, взаимосвязаны.
  
   Г. Дельбрюк, анализируя факторы боеспособности армии, писал:
  
   "Как бы хорошо ни была обучена и тесно сплочена воинская часть, но если она будет состоять из одних лишь трусов, то она окажется ни на что не способной. Но если воинская масса обладает хотя бы умеренной дозой мужества и если к этому присоединяется второй элемент - корпоративность, то это создает такую воинскую силу, перед которой принуждены отступить все проявления личной храбрости".
  
   Он сделал вполне правомерный вывод о том, что
  
   "римляне всегда побеждали не потому, что они были храбрее своих противников, но потому, что благодаря своей дисциплине они обладали более крепкими тактическими частями".
  

0x01 graphic

Нашествие Гензериха на Рим.

Эскиз К. Брюллова, ок. 1834

  
   По сравнению с римлянами, германцы были слабы в тактико-организационном отношении, но обладали громадной воинственной силой, которая с лихвой перекрывала недостаток организованности:
  
   "Каждый отдельный германец в своей грубой, варварской, близкой к природе жизни, в постоянной борьбе с дикими зверями и с соседними племенами воспитывал в себе наивысшую личную храбрость.
   А тесная спайка, существовавшая внутри каждого отряда, который включал соседей и род, хозяйственную общину и воинское товарищество и находился под начальством предводителя, авторитет которого во всей будничной повседневности распространялся на всю жизнь человека как во время мира, так и во время войны, - эта тесная спайка германской сотни, находившейся под начальством своего хунно, обладала такой прочностью, которую не могла превзойти даже самая строгая дисциплина римского легиона".
  
   *
  
   Внутренняя спайка, взаимная уверенность друг в друге была у германцев настолько сильна, что даже при внешнем беспорядке и даже временном отступлении она оставалась непоколебленной: одно лишь слово их предводителя не только останавливало отступающих, но и побуждало к новому наступлению.
   *
  
   Помимо выдающихся качеств германцев, решающим обстоятельством было качество германских вождей:
  
   "...Хунно являлся не избираемым от случая к случаю предводителем менявшегося и случайно составленного отряда, но прирожденным вождем природного единства. Он носил такое же название и выполнял во время войны такие же функции, как и римский центурион, но отличался от него так, как природа отличается от искусства".
  
  

0x01 graphic

Римская "черепаха"

Гравюра Вацлава Холлара

  
  
   Политические кризисы, постоянная и быстрая смена императоров ввергли римскую армию в то болезненное состояние, когда стало невозможным ею управлять.
   В условиях политической нестабильности и частой смены императоров стало невозможным восстанавливать дисциплину и укреплять ее:
  
   "Легионы сознавали свое право избирать импе­ратора, ставя при этом свои условия.
  
   Главной задачей римских госу­дарственных деятелей было после каждого потрясения - и, несмотря на него, - поддерживать дисциплину и снова ее восстанавливать.
  
   Это было возможно лишь в том случае, если между отдельными восста­ниями были более или менее длительные промежутки, во время кото­рых сильная рука твердой власти заставляла признавать свой авторитет и с собой считаться.
   Этого постоянно удавалось достигать в течение первых двух столетий. Но теперь наступило такое время, когда толчок следовал за толчком.
   Солдаты потеряли чувство того, что они за­висят от императора, а императоры стали зависеть от солдат."
  
   Даже в тех случаях, когда какому-либо императору, как, например, Константину, удавалось, по-видимому, пол­ностью восстановить единство и авторитет императорской власти, все же это было лишь кажущимся достижением, так как в армии уже не было прежнего фундамента - дисциплины.
   *
  
   Создалась, казалось бы, парадоксальная ситуация, о которой весьма убедительно писал Г. Дельбрюк:
  
   "Обладая большим населением и большим количеством всевозможных достижений культуры, чем во времена Августа, Римская империя стала, однако, слишком слабой для того, чтобы защищать свою цивилизацию, с тех пор как она потеряла свои прекрасно дисциплинированные легионы, свое собственное постоянное войско".
  
   *
  
   Существуют, на наш взгляд несколько обстоятельств, которые побудили римлян обратиться к наемничеству:
  
   во-первых, нежелание самих состоятельных римлян нести воинскую службу (ведь воинская доблесть перестала быть мерилом ценности римских граждан; деньги и богатство стали главенствовать в римском обществе);
   во-вторых, императоры-неримляне старались опираться на своих сограждан;
   в-третьих, содержание войска стало обременительным для римской казны и потому потребовались "дешевые" (наемные) войска;
   в-четвертых, ряд наемных войск (германцы, в частности) показали свою возросшую боеспособность и рассматривались как хорошая альтернатива национальным легионам.
  
   *
   Римлян не научил горький опыт карфагенян, о котором в свое время писал Полибий:
  
   "Какого свойства бывает война, обыкновенно именуемая войною на жизнь и на смерть, и каков бывает ход ее, лучше всего можно понять из тогдашних событий; равным образом из тогдашнего положения карфагенян яснее всего можно видеть, что должны ждать и заблаговременно остерегаться те государства, которые используют наемные войска, в чем состоит и как велика разница между народами смешанными и варварскими, с одной стороны, и народами, воспитанными в законном порядке и государственных учреждениях, с другой".
  
   Анализируя восстание наемников в Карфагене после 1-ой Пунической войны, Полибий сделал такое важное обобщение:
  
  -- "...В душе часто образуются гнилостные болячки, и тогда человек обращается в нечестивейшую кровожадную тварь.
  -- Если таким людям оказывать снисхождение, они принимают это за коварство и хитрость, и по отношению к милостивым становятся еще вероломнее и жесточе.
  -- Если же покарать их, ярость их возрастает, и нет ничего столь отвратительного или ужасного, к чему они не были бы способны, самую разнузданность вменяя себе в заслугу; наконец, они дичают совершенно и теряют свойства человеческой природы.
  -- Источником такого расположения и главнейшею причиною его должно почитать испорченность нравов и дурное воспитание с детства; содействует этому многое, больше наглость и корыстолюбие каждого начальника. Все это имело место в то время в массе наемных солдат, а наибольше в среде начальников".
  
  
  
   Но ведь и римляне сами столкнулись с тем, что германские наемники с самого начала оказались весьма притязательными:
  
   "Ничто не мешало германским воинам, получавшим свое жалованье от императора, на другой же день обратить свое оружие против своих прежних полко­водцев, найдя, что какой-либо пункт их договора не выполнен или что их требования не удовлетворены" (Г. Дельбрюк).
  
   *
   Эта система варварского наемничества, применявшаяся в Римской империи, после того как погибло и исчезло его собственное древне­римское военное дело, привела к переселению народов.
  
   Германцы не столько победили римские легионы, сколько их заменили.
   Вместо факта длительной борьбы между римлянами и германцами мы должны признать факт наличия переходной стадии, которая служила мостом от Римской мировой империи к множеству германских госу­дарств на римской почве (Г. Дельбрюк).
   *
  
   О том, что наемничество - опасное для государства явление, нужно помнить всегда и везде.
  
   Наемничество в "малых дозах" - это подрыв боеспособности армии, в больших "дозах" - реальная угроза национальному суверенитету государства.
  
  

0x01 graphic

СБЫЛАСЬ МЕЧТА ИДИОТА

  
   Одновременно с процессом германизации римских войск шло разрушение боевой ценности римских легионов и превращение их в милицию.
  
   Начало тому было положено Септимием Севером (193 - 211 гг.), который перевел легионеров на систему самообслуживания.
   *
   Видимо, были два обстоятельства, к тому приведшие:
  
      -- во-первых, хозяйственная катастрофа, которая вовлекла в свой водоворот римское военное дело и поглотила его;
      -- во-вторых, преднамеренная политика императоров-неримлян, пытающихся подорвать природную силу римлян и создать свою, неримскую военную силу.
   *
  
   Касательно первой причины можно указать на то, что много благородного металла (золота и серебра) ушло из Рима в варварские страны, в особенности в Германию, в качестве жалованья, но потери его не были возмещены.
  
   Не имея возможности платить жалованье солдатам и обеспечивать войска всем необходимым, правительство прибегло к практике натуральных поставок и натуральных расчетов, а также ввело послабления для легионеров: разрешение жить на частных квартирах, вне лагеря, обзаводиться семьями и вести натуральное хозяйство. С этого времени боевая подготовка стала как бы факультативной, а хозяйственные занятия приобрели статус основных.
  
   *

0x01 graphic

  
   Вторая причина - преднамеренная политика императоров-неримлян - вполне очевидна: тот же Септимий Север, вступивший на престол в каче­стве вождя провинций, восставших против господства италиков, приказал умертвить всех римских центурионов. Безусловно, он искал опору своей власти не в римлянах, а в своих согражданах.
   *
  
   Результатом такой политики было то, что боевая ценность римских легионов резко снизилась, в то время, как легионы варварские, прежде бывшие вспомогательными в римском войске, стали главенствующими: эта боевая ценность не пострадала ни от па­дения авторитета верховного полководца, ни от новых хозяйствен­ных условий.
  
   Римский центурион превратился в чиновника, а римский народ был лишен той "военной организаций, которая из рекрут формировала сол­дат, создавая высокую ценность древних легионов".
  
  

0x01 graphic

  
   Последствия такой политики и военной практики были не в пользу, а во вред Риму:
  
   "...Боевой перевес перешел не только на сторону неприятеля, но даже внутри самой император­ской армии перешел, на сторону варварских вспомогательных войск; и это выражалось тем сильнее, чем больше усиливали свою искон­ную боевую ценность варвары благодаря прохождению римской службы и снабжению римским предохранительным и боевым вооружением".
  
   "Лучшую часть армии составляли теперь не легионы, но вар­вары, а, следовательно, германцы, и этот поток со все возраставшей быстротой затоплял римское военное дело. В тех гражданских междоусобных войнах, которые теперь вели между собой рим­ские императоры, тот из них имел наибольшие шансы на победу, на захват престола и на спасение собственной жизни, кто имей возможность повести в бой наибольшее количество варваров" (Г. Дельбрюк).
  
   "Одновременно с римской дисциплиной исчез и тот своеобразный римский тип сражения, который состоял в искусном соединении ме­тания дротика с применением в бою меча и который возможен лишь при наличии очень хорошо обученных войск".
  
  

0x01 graphic

  

"Аскольдова могила". 1846. Акварель

Художник Т. Г. Шевченко.

  
   Касательно германцев, которые фактически выступили могильщиками Римской империи, можно сказать следующее: характер и особенности этого народа предопределили судьбу Рима:
  
   "Этот народ был настолько воинственен и настолько пропитан боевыми ин­стинктами - стремлением и страстью к войне, что не только являлся неисчерпаемым источником для вербовки, но и готов был, - подобно тому, как он раньше выступал в поход против своих соседей, - драться теперь под любыми; чужими знаменами и ради любых целей.
   Германцы вступили в эпоху переселения народов не потому, что прежние области были уже недостаточны, как это думали раньше, для все возраставшего народонаселения, но потому, что они были бан­дами воинов, жадно стремившихся к деньгам, добыче, приключениям и к должностям" .
  
   "Решающим моментом во всемирно-историческом мас­штабе было то обстоятельство, что германские племена были содру­жествами воинов, которые шли на войну, стремясь к наемной плате, к добыче и к господству. Они пришли в Римскую империю не для того, чтобы найти здесь землю, стать крестьянами и жить здесь в ка­честве крестьян, - ведь часто они оставляли свою родину пустынной позади себя, - а ради ратных подвигов, которые они хотели совер­шить". (Г. Дельбрюк).
  
   *
  
   Другими словами, просчет римлян состоял не только в том, что они изменили национальным принципам комплектования войск и не в том, что они открыли для себя наемников.
  
   Самый грубый просчет заключался римлян в другом:
   они крупно ошиблись в военно-политических амбициях германцев: для них мало было военной добычи и новой территорий, - им нужны были все завоевания Рима.
  
   И они их получили...
  

0x01 graphic

  

Восход луны, 1884.

Польский художник-реалист Станислав Стефан Зигмунд Масловский (1853 - 1926)

  
   Литература:
  
   Дельбрюк Г. История военного искусства в рамках политической истории. Том второй. - М., 1937.
   Полибий.
   Макиавелли Н. Государь. Рассуждения о первой декаде Тита Ливия. О военном искусстве. - М.: Мысль, 1996.
   Монтескье Ш. Избр. произв. - М.: Госполитиздат, 1955.
   Герцберг Г.Ф. История Рима. Пер. М.А. Антоновича. - Киев-Харьков, б. г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2012