ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Каменев Анатолий Иванович
"Война - дело серьезное и грозное"...

[Регистрация] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Найти] [Построения]
 Ваша оценка:


ойна - дело серьезное и грозное"...

0x01 graphic

Группа защитников П-Артура.

Русско-японская война 1904-1905 гг.

ВОСПИТАНИЕ БУДУЩИХ ОФИЦЕРОВ

Ф. Гершельман

  
   Современная война при значительно осложнившемся военном деле требует серьезной подготовки офицеров в смысле умственного, физического и нравственного развития, согласно с требованиями военной службы, и основательного военного образования.
   Последнее касается не только старших начальников, которые должны быть всесторонне подготовлены к командованию вверенными им крупными частями, но и более мелких, частных начальников, положение которых при настоящих условиях стало много самостоятельнее прежнего и предъявляет им значительно большие требования.
  
   Достаточное умственное развитие необходимо, чтобы быть в состоянии быстро ориентироваться в положении, в сложной обстановке современной войны, уметь оценить его, понять не только по его частному значению, но и по общему, которое вызывает те или другие меры, цели действий. Это имеет наибольшее значение в кавалерии, даже и младшие офицеры которой, по характеру службы конницы. часто бывают поставлены в самостоятельное положение, требующее от них единоличных решений и правильной оценки окружающего.
  
   Все это заставляет в наши дни поднять образовательный ценз офицеров, путем ответственной постановки курсов в военно-учебных заведениях и разумной постановки теоретических занятия с офицерами в частях.
  
   При всем значении умственного развития и теоретической подготовки надо помнить, однако, что самую важную сторону дела в этом случае составляет все-таки выработка нравственная, т.е. выработка характера военного человека и известных душевных качеств его.
  

В военной подготовке воспитание важнее образования.

  
   Военное дело, по выражению покойного генерала Драгомирова, есть дело "больше волевое, чем умовое"; по словам Наполеона, в военном деле * успеха зависит от условий нравственных и только * от материальных, и эта истина всегда сохранит свою цену. Таково значение нравственного элемента.
  
   А между тем на нравственный склад военного человека не обращают должного внимания.
  
   В училищах мало внимания к выработке характера, а при прохождении службы мало оценки его. Мало того, проявление самостоятельности, твердости воли. инициативы не только не поощряется, но нередко сдерживается, преследуется; люди сильного характера не выдвигаются вперед.
  
   Душевные свойства человека и его характер составляют прирожденные качества, но, однако, они поддаются дальнейшей культуре; их можно развивать в том или другом направлении занятиями, соответственной работою воли. Эта выработка характера и известных душевных качеств, выделение в человеке известных понятий, принципов, руководящих им в жизни и деятельности, должны начинаться смолоду, с возможно раннего возраста, когда еще человек только начинает складываться и пока он еще не воспринял дурных понятий и привычек.
  
   Поэтому семья составляет первую и, может быть, самую важную школу, в которой вкладываются в ребенка первые принципы порядочности, начинает образовываться его характер, развивается сердце, создаются первые привычки, пробуждаются первые понятия.
  
   Затем место семьи заступает школа и среда товарищей, которые продолжают развивать человека и формировать его характер в течение многих лет в том возрасте, когда юноша начинает уже сознательно относиться к окружающему его и к предъявленным ему требованиям. Вот тут-то и должно быть обращено самое серьезное внимание, а эту сторону дела при воспитании военной молодежи.
  
   Тут-то и должны быть заложены в его сознание, в его душу те понятия, инстинкты, словом, те начала, которые важны в специальных военных интересах.
  
   *
  
   Не задаваясь составлением сколько-нибудь полной, законченной обрисовки того режима и тех приемов, которых должны держаться в этом случае военно-учебные заведения, в интересах нравственной выработки военной молодежи, что требует глубокого знания основ воспитания и большого опыта в этом деле, я позволю себе лишь высказать по этому поводу несколько отрывочных мыслей, которые мне приходили на ум, когда я останавливался на этом вопросе.
  
   Военное воспитание настолько специально, что требует самостоятельной выработки.
  
   Кроме того нравственный склад военного человека должен представлять собою такие особенности, которые заставляют желать выработки его смолоду. Поэтому для лучшего решения вопроса военного образования, надо признать полезным существование особых военно-учебных заведений, где бы воспитывалась молодежь с детского возраста и притом учебные заведения с военной обстановкой, т.е. кадетские корпуса, а не военные гимназии, полувоенного направления, бывшие у нас одно время.
  
   Задачу всякой школы составляет умственное, физическое и нравственное развитие молодежи в военных школах всех степеней, кроме общего развития, должно в каждом из этих трех отделов принять во внимание особенности требований военной службы и дать соответственное им развитие, определив для того особые приемы.
  
   Работа школы в последнее время затруднилась современным состоянием общества, которое характеризуется упадком воспитания в семьях, все более и более утрачивающих свой прежний патриархальный склад, и условиями самой жизни, где не внушается в достаточной мере принципы веры, преданности отечеству, уважения и послушания старших, властей, принципы нравственности, словом, те общие начала, на которых строится дальнейшее воспитание.
  
   Все это не может не отразиться и на нравственном складе молодежи.
  

0x01 graphic

На русской батарее в Порт-Артуре

Русско-японская война 1904-1905 гг.

  
  
   К тому же молодежь, поступающая в военно-учебные заведения, и по составу своему уже не та, что была прежде.
  
   Раньше это были дети дворянских семей, что до известной степени обеспечивало уже их первоначальное воспитание и порядочность нравственного склада. Теперь, не говоря уже о том, что дворянские семьи сами значительно упали в нравственном отношении, состав молодежи в военно-учебных заведениях представляется крайне разнохарактерным.
  
   В нем попадаются люди всякого состояния, самого разнообразного прошлого, что, понятно, вносит с собою рознь в склад понятий и характер отношений к делу. Часто вносит понятия своей домашней среды, совершенно не соответствующие интересам военной службы и высокому офицерскому званию. Таким образом, в прежнее время, при значительно меньшей разнице в нравственном складе молодежи, она перерабатывалась в учебных заведениях.
  
   Теперь труднее изгладить впечатление домашней жизни, тем более в короткое пребывание молодого человека в военных училищах.
   Теперь труднее подвести всю эту молодежь под одну мерку.
  
   Итак, стало быть, задача военной школы умственное, физическое и нравственное развитие молодежи, соответствующее интересам службы.
  
   Что касается умственного развития, то оно дается прохождением известного систематического курса наук, которому желательно только дать, возможно, больше практического направления, для развития в военной молодежи смышлености, бойкой сообразительности и больше практического склада ума. В этом направлении в последнее время, кажется, уже кое-что сделано, желательно только дальнейшее усовершенствование дела в смысле постановки преподавания на практическую почву.
  
   Следует воздержаться от излишнего развития, нагромождения курсов и возможно избегать заучивания, зубрежек, который, мало подвигая в деле умственного развития, ведет скорее к притуплению способностей и забивает память, а должно развивать сообразительность, смышленость, заставляя воспитанников вдумываться в вопрос, и самим приходить к известным заключениям, выводам, решениям.
  
   Практический метод преподавания потребует, может быть, большего времени, но его можно получить, выбросив из курсов все лишнее, все устарелое. Такая периодическая переработка курсов необходима. Жизнь идет вперед, история нарастает, соответственно этому должно вносить изменения и в курсы.
  
   Для развития находчивости, быстроты соображения непременным условием является полное отсутствие страха в воспитанниках перед начальством. А затем качества эти можно вызывать искусственными приемами. Всем известен, например, прием Суворова, состоявший в обращении к подчиненным с неожиданными вопросами, на которые он требовал немедленного ответа, преследуя при этом "немогузнаек".
  
   Физическое развитие человека достигается физическими упражнениями. Оно имеет большое значение в военном человеке по тем высоким требованиям, которые предъявляет ему война.
   Военный должен обладать физической силой, выносливостью в работе и возможно меньшею чувствительностью к непогоде, к неблагоприятным климатическим условиям.
  
   (...)
  
   Наконец, третий отдел развития составляет развитие нравственное, выработка характера, принципов и понятий. Это достигается путем воспитания, внушения понятий и режимов самой жизни.
  
   Характер человека является для него побуждающей силой на всем жизненном пути, а потому тот или другой склад характера имеет большое значение.
  
   Характер в человеке развивается на почве природных данных.
  
   Задатки характера присущи человеку со дня рождения, причем некоторые стороны его передаются наследственно. В силу наследственности мы уже рождаемся с известными наклонностями.
  
   Тем не менее, под влиянием внешнего воздействия, он может измениться, и только темперамент человека, т.е. его врожденные наклонности, составляет, разве, более постоянную сторону его характера.
  
   Дальнейшая обработка характера всецело зависит от тех условий, в которых человек живет, а главное воспитывается в молодом возрасте, когда, под первыми впечатлениями молодой жизни, в нем именно и складывается характер.
  
   Человек формируется подражанием поступкам других; ряд постоянных наблюдений над действиями и поступками других постепенно складывает его характер, привычки.
  
   Люди сильные, самостоятельные невольно тянут за собой других.
  
   Характер человека и личная воля проявляется в образе действий его, под влиянием его убеждений, принципов нравственности и разума.
  
   Отсюда проистекает большая связь воли с убеждениями и нравственными принципами человека, а стало быть, и между делом выработки характера и выработкой духовной стороны человека. Между силою характера и прочностью нравственных убеждений должно существовать известное соотношение, так как без этого, слабого характера не хватит для приведения в исполнение того, что подсказывается убеждениями, и обратно, - сильный, энергичный характер может иногда проявить себя несоответственно убеждениями, что называется, зарваться в поступках.
  
   Вот основания, которых нужно держаться при нравственной выработке человека.
  
   Военный человек должен обладать характером сильным, соответствующим твердой воле, быть энергичным, смелым, решительным и вместе с тем спокойным, иметь достаточное самообладание по самому характеру его деятельности.
  
   Твердость характера должна выражаться в решимости, т.е. способности решаться без колебаний и в настойчивости в приведении в исполнение принятого решения, не взирая на встречающиеся затруднения. Твердость характера особенно важна при встрече с неожиданностями, случайностями, которыми окружено военное дело. Для борьбы с ними нужно умение быстро оценивать их, что достигается умом и известным глазомером, выработанным опытом, и решимость без промедления, энергично привести в исполнение вызываемое им противодействие. Совокупность того и другого определяет собою находчивость, присутствие духа и не позволит растеряться при встрече с неожиданностью.
  
   Смелости, отваге принадлежит в военном деле не малое значение.
  
   Смелые решения, конечно, не очертя голову, а основанные все-таки на расчете, на правильной оценке обстановки, ведут к успеху и всегда будут иметь преимущество перед боязливостью, нерешительностью.
   В смелости кроется нравственная сила, влияющая на врага.
  
   Спокойный характер важен для того, чтобы человек, не смущаясь окружающею его, подчас всепотрясающею обстановкой, сохранял бы способность рассуждать и, владея собою, принимать необходимые меры, решения.
  
   Самообладание, другими словами, умение сдерживать в себе инстинктивные побуждения, делает человека независимым от влияния страстей, первых впечатлений, что опять-таки весьма дорого в таком сложном деле, как военное.
  
   Непоколебимо твердый характер, способность решиться и энергично приводить свои решения в исполнение особенно отличают военного человека и требуют со вниманием отнестись к делу выработки характера при военном воспитании.
  

0x01 graphic

Русские наблюдатели у Гайпина следят за японским огнем по ложной цели.

Русско-японская война 1904-1905 гг.

  
   Люди слабого, добродушного характера, нерешительные, не обладающие отвагою, излишне впечатлительные по натуре своей не пригодны для военного дела.
  
   Переходя к оценке духовных качеств военного, должно, прежде всего, признать, что только сильный духом в состоянии бороться с тяжелыми впечатлениями войны, представляющейся областью неимоверных трудов, лишений и опасностей, а потому предъявляющей высокие требования душевным силам.
  
   При выработке духовных качеств, т.е. понятий, нравственных принципов и инстинктов, должно иметь в виду, что духовные качества, ценные в интересах службы, войны, всецело те же общечеловеческие, определяющие собой порядочность его.
  
   Воспитанник, как будущий офицер и наставник нижних чинов, должен глубоко проникнуться идеями чести, правды, нравственности, святого долга, доброго товарищества, беспрекословного повиновения воли начальника, высоким религиозным чувством и горячим патриотизмом.
  
   В основе нравственных качеств лежит религиозность, очевидно необходимая для всякого. Для военного человека она имеет значение в том смысле, что вера, укрепляя в благонравии, вселяет сверх того уверенность в заступничестве Бога и дает большую покорность судьбе и более спокойное отношение к смерти.
  
   В общем религиозность побуждает к самоотвержению и самообладанию.
  
   Русская армия всегда сохраняла в себе теплое религиозное чувство и с уважением относилась к священным обрядам, что и давало ей ту несокрушимую нравственную силу, которая вела к победе; а потому питомцы военно-учебных заведений, готовясь стать в ряды армии офицерами, должны воспитать и поддержать в себе эти чувства и остерегаться от непочтительного отношения к религии, церкви и тем религиозным обрядам и формам, которые традиционны, привычны и священны в глазах русского народа.
  
   Непочтительное отношение даже к этой внешней, обрядной стороне религии оскорбляет сердце русского солдата и истинно русского человека.
  
   Преданность Престолу и Отечеству или патриотизм является уже отчасти продуктом религиозности. Любовь и уважение к родине приводят к подъему патриотизма, вызывают национальную гордость. Для человека, исполненного чувством патриотизма, одно сознание принадлежности к нации служит источником нравственной силы и нравственно обязывает его служить честно на пользу родине, ради святой для него славы ее, до готовности жертвовать собой ради ее интересов.
  
   Твердость в вере и горячая преданность Престолу и Отечеству значительно облегчают перенесение трудов и лишений военной жизни.
   Понятие о чести, сознание долга, порядочность, правдивость, прямота в отношениях, чувство товарищества, все эти общие требования, предъявляемые каждому, бесспорно потребны и военному, как качества, определяющие собой общую порядочность, т.е. благородство поступков и внешнюю скромность. Качества эти соответствуют высокому достоинству офицера и потребностям службы чести.
  
   В общем, офицер должен проявить полное благородство, как идею, выражающую собой сочетание всех понятий порядочности человека, проявляющееся во всей деятельности и в поступках его в самых разнообразных видах, и, удерживающую человека вообще в границах умеренности. Это благородство соответствует характеру военной службы.
  
   Все эти качества должны быть настолько сильно упрочены в офицере, чтобы, обладая ими, он чувствовал собственное достоинство и имел свой poin d'honneur.
  
   Бесспорно, что те же принципы нужны и в частной жизни.
  
   Человек без принципов не выдержит никакого направления нигде.
  
   Значит, внедрение их есть задача общего воспитания.
  
   Но в интересах военного воспитания некоторые из этих общих оснований, начал воспитания должны получить особое развитие или несколько иную своеобразную окраску; да кроме того, их еще и не достаточно; нужна еще добавочная нравственная выработка.
  
   Что касается последней, то в основу военного воспитания должно быть положено сознание дисциплины, выражающееся в безусловном повиновении своим начальникам и установленным порядкам.
  
   Строгая дисциплина сама по себе вызывает мужество, доходящее до самопожертвования, необходимое военному человеку.
  
   В связи с воинской дисциплиною нужна еще и нравственная дисциплина, при помощи которой развивается привычка к послушанию и вырабатывается сознание долга. Нравственная дисциплина, способность прислушиваться к указаниям совести, ведет к самообладанию, умеряет характер человека, управляет им, сдерживает его.
  
   При военном воспитании важно развивать способность до некоторой степени идеализировать вещи, вдохновлять идею дела, чтобы самоотверженно служить ей, чтобы идея была выше всех материальных выгод. На войне во имя идеи жертвуют жизнью, т.е. всем самым дорогим человеку.
  
   В военной молодежи следует при всяком случае поддерживать воинский дух, чувство воинской чести, уважение к военному званию, чувство принадлежности к единой воинской семье, уважение и привязанность к своей части, своему мундиру, иначе, - чувство общности ( esprit de corps), чувство товарищества. Все это необходимо для достижения внутреннего единства каждой военной семьи, внутренней органической связи в ней, которая служит залогом успеха военного дела, основанием ему.
  
   Вот те особые нравственные качества, которые требуются интересами службы сверх общих.
  
   Кроме того, некоторые стороны нравственного развития, как сказано выше, должны получить в военном воспитании более сильное развитие и несколько иную, своеобразную окраску. Так например, сознание долга, проявление которого обусловливается совестью и силою воли, очевидно необходимо каждому порядочному человеку, оно двигает людей в их деяниях; только твердо сознающий свой долг, ради его, выполнит свое предназначение добросовестно.
  
   Но в той ли мере сознание долга требуется в мирной, обычной жизни, в силу одного этого сознания, должен, не щадя жизни, идти навстречу опасности, не теряя самообладания, спокойствия, способности рассуждать, да еще и увлекая своим примером, своей отвагою других. Все это требует далеко не заурядного характера, а характер в этом случае и есть в сущности проявление глубокого сознания своего долга, при всяких обстоятельствах.
  
   Сознание долга есть сила, укрепляющая твердость человека, придающая ему мужественность.
  
   Стало быть, в военном воспитании чувство долга должно быть выработано особенно полно.
  
   Патриотизм, т.е. уважение родины, преданность интересам ее, забота об общественном благе родины важен в каждом гражданине, но в военном человеке патриотизм должен дать высшее проявление его, доходящее до героизма, т.е. до готовности каждую минуту принести себя в жертву за общее благо, за родину. Высокий патриотизм побуждает людей к добросовестному и мужественному исполнению своих обязанностей.
  
   Послушание власти или сознание необходимости подчиняться известным порядкам, требованиям, важное и в гражданской жизни в интересах поддержания общественного порядка , получает в военном воспитании преобладающее значение, в виду важности воинской дисциплины, требующей беспрекословного подчинения начальству. Содействием тому служит чувство уважения к старшим.
  

0x01 graphic

Бросание пироксилиновых бомб на японские позиции.

Русско-японская война 1904-1905 гг.

  
   Если остановиться на самых обыкновенных человеческих качествах, определяющих в своей совокупности индивидуальную природу человека и, казалось, одинаково необходимых каждому, то и те должны представлять собою несколько особую окраску в человеке военном.
  
   И здесь при воспитании, надо внимательно оценив значение каждого из них, особенно налегать на развитие полезных и возможно устранять, искоренять вредные.
  
   Так, например, самолюбие.
   Качество это выражается в желании стать выше других, быть лучше их даже с примесью доли честолюбия, т.е. жажды славы, высоко благородно само по себе, причем только степень пользы его определяется целью, к которой оно направлено и, конечно, только в личных интересах, не в ущерб другим.
  
   Самолюбие есть один из сильнейших двигателей в достижении поставленной цели, побуждающий иногда человека на самые рискованные предприятия, а потому ему принадлежит не малое значение в военном деле, по природе требующем сильных средств воздействия на натуру человека. Вот причина, почему развитие самолюбия особенно дорого в военном человеке.
  
   Чувство товарищества, выражающееся в сознании принадлежности к одной товарищеской семье, в уважении, благорасположении и привязанности к товарищам, в непопустительстве, при каком бы то ни было случае, выдать товарища, напротив того, в готовности всегда помочь ему, выручить из беды. Жалоба на товарища, не вызванная необходимостью, неприлична, противна духу товарищества, а потому нетерпима в среде военнослужащих.
  
   Это благородное чувство опять ценно в каждом человеке, но в военном по характеру ремесла, товарищество должно доводить до таких крайних пределов, в которых оно неприменимо в частной жизни.
  
   В последнем дружба есть только предпочтение, которое мы даем известному лицу, выражается в обоюдной привязанности, внимании, помощи услугах, доверии и не больше. В военном деле же товарищество имеет более широкие пределы, оно доходит до самопожертвования собою для других. Выручка товарищей, доведенная до пожертвования собой ради ее, есть священный долг всякого военного, долг, который находит себе применение в бою постоянно. При этом жертвовать собою доводится не только за друзей своих, в смысле близких, любимых людей, а за людей своей части, своей армии, словом, за всех своих, во имя одной идеи войны и родины. Такое понятие дружбы и такая сила ее встречается только в военной практике и требует особой выработки ее.
  
   Скромность привычек, неприхотливость и умеренность, имеющие общую ценность, тоже в военной службе приобретают особую важность.
   Первые два свойства нужны, во-первых, для того, чтобы человек не гнался за какими-либо материальными расчетами, которые нарушают в нем нравственную устойчивость, столь ценную в военной службе; во-вторых, они убегают от разных привычек баловства, столь несовместимых с военной службой, представляющей иногда весьма суровые условия жизни, с которыми избалованный человек не справится.
  
   Умеренность сводится к умению владеть собой в том смысле, чтобы довольствоваться малым. Она устраняет возможность корыстного отношения и убегает от других пороков.
  
   ____________
  
   Перехожу теперь к приемам воспитания.
  
   Характер человека, круг понятий его, душевные качества и привычки складываются путем жизни на каждом шагу ее под влиянием обыденных, часто мелких обстоятельств.
  
   Каждый случай на пути повседневной жизни, каждый поступок, каждая мысль и чувство вносят свое влияние в дело образования характера, склада понятий, привычек. После того понятно, что условия жизни, род занятий, влияние окружающей среды, все это сильно отражается на деле нравственной выработки человека.
  
   Поэтому задача воспитания требует от руководящих им самого внимательного отношений ко всем частностям обычной жизни воспитанников. Они, с одной стороны. обнаруживают ему природу каждого из них, его наклонности, с другой - укажут на необходимые меры воздействия.
  
   Изучать натуру воспитанников нужно для того, чтобы применяться к ней в приложении мер воздействия. Меры эти должны соответствовать натуре каждого, так как в зависимости от индивидуальных свойств на одного можно повлиять ласкою, на другого - действие на самолюбие, а на третьего - только более сильными репрессиями, - угрозой, наконец, взысканием.
  
   Воспитательное направление дается известным режимом жизни, установленным в учебном заведении, и отношениями к воспитанникам со стороны старших, влиянием на них.
  
   Общий режим, склад жизни военно-учебных заведений, в смысле направления, и характер ее должен быть такой, который развивал бы в воспитанниках желательные стороны характера и наклонностей, и привычек.
  
   На этом основании по внешнему складу жизни, она должна подходить к военному складу, установленному в частях войск, и внутренний порядок определялся бы, насколько возможно, уставом внутренней службы.
   (...)
  
   Способ воздействия воспитателя на душу и волю воспитанников выражается в личном примере и в известных приемах воспитания.
  
   Личному примеру принадлежит в этом случае большое значение, так как молодежь, особенно детского возраста при свойственной ей наблюдательности, чуткости, впечатлительности и склонности к подражанию, очень податлива влиянию примера.
  
   Поэтому воспитатель должен очень строго относиться к себе в исполнении службы, в своих поступках, разговорах высказывать сознательное отношение к своему долгу и избегать всякой распущенности, помня, что и он постоянно притягивает к себе внимание воспитанников и если, по своим служебным качествам и нравственному складу, не достоин быть образцом подражания, то он не только не может иметь хорошего нравственного влияния на воспитанников, но будет приносить явный вред делу.
  
   (...)
  
   Интересы воспитания требуют полной близости воспитателей к воспитанникам, а потому ограничиться одними строго дисциплинарными отношениями было бы крайне ошибочно.
  
   Близость эта нисколько не противоречит дисциплине, не мешает ей, и должна выражаться в сердечном, участливом отношении к воспитанникам, в собеседовании с ними. Она должна вызывать уважение и доверие младших к старшим и сгладить всякое чувство страха перед начальником.
  
   Ничего нет хуже этого страха, запуганности, так как при них устраняется возможность воспитательного влияния, а кроме того они заставляют младшего теряться и убивают в нем способность разумной деятельности, инициативу, решительность, столь важные в военном деле.
  
   В этих соображениях, будучи требовательным и строгим по службе, в исполнении долга, но только без мелочной придирчивости, можно обращаться с воспитанниками мягко, держать себя с ними просто, обходительно, но без фамильярности, чтобы воспитанники не боялись своего начальника, а скорее боялись бы своим проступком причинить ему огорчение, неприятность и из уважения к себе боялись бы ответственности.
  
   Отношения должны быть исполнены справедливости, беспристрастия, прямоты, при полном отсутствии фальши; всякое требование должно быть поставлено внушительно, излагаться твердо, определенно, дабы уже одной формой его вселить сознание о безусловной необходимости его исполнить.
  

0x01 graphic

Погребение пехотинца.

Русско-японская война 1904-1905 гг.

  
   Для поддержания дисциплины надо строго придерживаться закона и подавать личный пример. При таком отношении к делу начальник заслужит доверие воспитанников, вызовет с их стороны любовь, привязанность к себе при должном уважении, как к начальнику.
   Военное воспитание, также как и воспитание молодежи вообще, не может обойтись без взысканий. Условия военной службы и значение в ней дисциплины может быть вызовут в большем числе и более сурового характера, но нельзя злоупотреблять ими.
  
   К тому же не в суровости взыскания и сила.
  
   Строгость вовсе не выражается в одних взысканиях и в силе их. Злоупотребление взысканиями и излишняя строгость в обыкновенных случаях может только притупить их влияние, озлобить воспитанников и отшатнуть их от воспитателя, нарушить желательную привязанность к нему.
  
   Наконец, одна кара, т.е. частые взыскания за проступки, без других мер воздействия на нравственную сторону молодежи, не соответствует задаче воспитания. Можно быть чрезвычайно требовательным, мало прибегая к взысканиям.
  
   Хороший начальник, заслуживающий уважения и привязанности подчиненных, часто нравственно влияет на них, не прибегая к взысканиям. Кроме взысканий есть и другие средства воздействия на воспитанника. Выбор между ними подходящего, как уже сказано, в каждом случае будет зависеть от индивидуальных качеств и недостатков воспитанника. На них можно действовать словом, причем одного пристыдить, другому пригрозить, над третьим посмеяться, с четвертого, когда нужно, взыскать.
  
   Давление на самолюбие есть сильный рычаг для поднятия нравственного уровня молодежи; этим приемом должно широко пользоваться и им можно многое сделать.
  
   (...)
  
   Следует избегать шаблонных взысканий, так как это роняет их цену. Таким образом, взыскания должны накладываться с разбором и с тщательной оценкою поступка. (...)
  
   Неблагородные, низкие поступки должны быть наказуемы без пощады, тем более, что развитие чувства чести, порядочности, благородства, есть коренная задача воспитания.
  
   Если неуместную строгость надо признать вредною, то в то же время и слабость, излишняя доброта воспитателя опасны, так как это только вызывает упущения, обезличивает власть начальника, подрывает нравственное влияние его на подчиненных и в этом смысле безусловно вредно.
   (...)
  
   Указать все приемы для нравственной выработки молодежи, для вкоренения в ней всех этих духовных качеств, факторов, нет возможности, многие из них, как основные, общеизвестны, другие подсказываются сами собой при случае, а затем их надо искать, создавать, приводить в систему; все это дело уже личной находчивости и умений каждого исполнителя, и каждый воспитатель должен составить себе известную программу, масштаб действий, которыми и руководиться. Попробую дать несколько общих руководящих указаний для того.
  
   Поддержать религиозное чувство одним обязательным и частым вождением в церковь нельзя... А потому, рядом с этим необходимо развивать последнее путем собеседования священника с воспитанниками, объяснения им дела, внушения правильных понятий о нем и этим укреплять религиозность, набожность.
  
   (...)
   Патриотизм развивается путем близкого знакомства с прошлым своего отечества, с народным укладом, его ростом, его сказаниями, былинами, обычаями, привычками, путем уважения к памяти великих людей своей родины.
  
   (...)
   Воинский дух, чувство воинской чести и уважение воинского звания - все это поддерживается ознакомлением с прежними боевыми подвигами, былой славой своей армии, а также и чужих армий, путем тех же бесед и чтений.
  
   (...)
   В деле нравственной выработки, кроме воздействия начальствующих лиц, имеет не малое влияние товарищеской среды, главным образом в смысле развития принципов порядочности и товарищества. В случае предосудительного поведения кого-либо из воспитанников, другие обязаны употреблять все свое нравственное влияние для отстранения своего товарища от такого поведения. Это долг товарищества; кроме того этим поддерживается честь училища и круга товарищей.
  
   (...)
   Если в обществе воспитанников будут преобладать идеи правды и справедливости, стремление к честному и добросовестному исполнению своих обязанностей, идеи нравственности и чести, как личной, так и корпоративной , товарищеской, то и отдельные лица невольно должны будут проникнуться теми же убеждениями.
   (...)
   Изложенное заставляет признать, что дело воспитания требует добросовестного и строгого отношения к нему воспитателей, к умению последних пользоваться своим положением и предоставленными правами.
  
  
   Ясно после этого, какую большую роль в деле военного воспитания играет подходящий подбор состава воспитателей. Это должны быть люди прежде всего военные и должны отвечать этому понятию по своему знакомству с военным бытом, нравственному складу и понятиям.
  
   В сущности это должны быть лучшие строевые офицеры.
  
   Конечно, педагогическая деятельность требует опыта и поэтому казалось бы следует дорожить офицерами, имеющими его. Но, с другой стороны, продолжительное пребывание на учебной службе вырождает педагогов в своеобразны тип, они теряют должную свежесть, отвыкают от войска и их потребностей и поэтому желательно освежение личного состава учебной службы, желательно, чтобы она не представляла из себя тихого убежища для офицеров, не склонных к строевой службе, на которой они могут спокойно доживать свой век.
  
   (...)
  
   Только человек высоких нравственных правил, устойчивый в них, сильной воли, позволяющей ему настойчиво преследовать поставленную себе цель, и сдерживать себя, доброго сердца, глубоко и всесторонне знающий службу, имеющий основательное образование, как общее, так и военное, в состоянии проявить должный авторитет перед воспитанниками, пользоваться нравственным влиянием на них, управлять их душой, служить на их глазах личным примером, пользоваться уважением, доверием и любовью воспитанников, - все это необходимые спутники успеха воспитательного дела.
  
   Достойный воспитатель всегда сумеет выработать достойных людей из своих воспитанников.
  
   Несоответствующих своему положению воспитателей допускать нельзя и обнаруживших себя такими надо удалять без всякого снисхождения, кто не годен, тот не годен.
  
   Снисходительность в этом случае не может быть терпима - война дело серьезное, грозное, а стало быть и вся подготовка к ней серьезна, а тем более подготовка будущих офицеров как руководителей дела.
  

Ф.Гершельман.

Воспитание будущих офицеров. -

Военный сборник.-1914.- N12.- с. 27-42.

  
  
  
   0x01 graphic
  
   Русско-японская война 1904-1905 гг. Допрос пленных японцев.
  
  

Старая, но и умная литература

  
  -- Главнокомандующий Манчжурской армией ген.-адъют. А. Н. Куропаткин. -- М., Сытин, 1904. -- 48 С.
  -- Гриппенберг О. Ф. (в кн. "Военная энциклопедия", под ред. В. Ф. Новицкого, А. В. ф.-Шварца и др. 1911--1915. -- т. VIII, С. 496--497). Биография.
  -- Житков К. Вице-адмирал Степан Осипович Мака­ров. Сост. К. Г. Житков. -- СП б., 1913. -- 43 С.; 1 портр.
  -- Каульбарс А. В. (в кн. "Военная энциклопедия", под ред. В. Ф. Новицкого, А. В. ф.-Шварца и др. -- Пг., Сытин 1911--1915. -- т. XII, С. 460). Биография.
  -- Кондратенко Р. М. (В кн. "Военная энциклопедия", под ред. полк. В. Ф. Новицкого, А. В. ф.-Шварца и др. -- Пг., Сытин 1911--1915. -- т. XIII, С. 101--105). Биография.
  -- Куропаткин А. Н. (в кн. "Военная энциклопедия", под ред. полк. В. Ф. Новицкого, А. В. ф.-Шварца и др. -- Пг., Сытин 1911--1915. -- т. XIV, С. 410--416). Биография.
  -- Линевич Н. А. (в кн. "Военная энциклопедия", под ред. В. Ф. Новицкого, А. В. ф.-Шварца и др. -- Пг., Сытин 1911--1915. -- т. XIV, С. 627--633). Биография.
  -- Любинский А. И. Русская армия и ген. Куропаткин, как полководец. Из опыта русско-японской войны. - Киев, 1909. -- 132 С. с илл.
  -- Макаров Степан Осипович (в кн. "Военная энцикло­педия", под ред. В. Ф. Новицкого, А. В. ф.-Шварца и др. -- Пг., Сытин 1911--1915 г, т. XV, С. 117 и илл.). Биография.
  -- Миткевич В. и Дубенский Д. Роман Исидорович Кондратенко. Жизнь и боевая деятельность.--Системати­ческое описание осады и обороны Порт-Артура. - СП б., 97 С.
  -- Семенов В. Адмирал Степан Осипович Макаров. - СП б. М., Вольф, 1913. -- 37 С. (фронт.) портр.
  -- Стессель А. Моим врагам (Отповедь ген. Стесселя). -- СП б., изд. Е. К., б. г. -- 32.С. На обл. перед загл.: В. П. Руадзе. Предисл. подписано: В. Руадзе.
  -- Теттау фон, барон. Куропаткин и его помощники. Поучения и выводы из русско-японской войны, сост. бар. фон-Теттау состоявшим во время войны при русской-- ар­мии. С нем. пер. М. Грулев ч. 1 и 2. -- СП б., Березовский 1913--1914. 2 т. (Русско-японская война в наблюдениях и суждениях иностранцев вып. 30 и 31). Ч. 1. От Геок-Тепе до Ляояна, 1913. -- 372 С. Ч. 2. От Ляояна до Мукдена, 1914. -- 380 С.
  -- Куроки (в кн. "Военная энциклопедия", под ред. В. Ф. Новицкого, А. В. ф.-Шварца и др. -- Пг., Сытин 1911--1915. т. XIV, С. 409--410). Биография.
  -- Ноги, Маррзуке, Китен (в кн. "Военная энциклопе­дия", под ред. В. Ф. Новицкого, А. В. ф.-Шварца и др. -- Пг., Сытин 1911--1915. -- т. XVIII, С. 38). Биография.
  -- Нодзу (в кн. "Военная энциклопедия", под ред. В. Ф. Новицкого, А. В. ф.-Шварца и др. -- Пг., Сытин 1911--1915. -- т. XVIII, С. 39). Биография.
  -- Оку, бар. (в кн. "Военная энциклопедия", под ред. В. Ф. Новицкого, А. В. ф.-Шварца и др. -- Пг., Сытин 1911--1915. -- т. XVIII, С. 116--117). Биография.
  -- Ойяма (в кн. "Военная энциклопедия", под ред. --В. Ф. Новицкого, А. В. ф.-Шварца и --др. -- Пг., Сытин. 1911--1915. -- т. XVIII, С. 109). Биография.
  -- Мирный В. А. Боевой дневник героя унтер--офицера 9--го Восточно-сибирского стрелкового полка из русско-японской войны 1904--1905 гг. Д. Шепеля, участника войны. Составил и обработал капитан Мирный. М., штаб 1-го лейб-гренадерского Екатеринославского полка, 1912. --. 108 С. с илл.; 12 л. илл.
  -- Наши герои на Дальнем Востоке. Примеры их доблестных подвигов, вып. 1--3. -- СП б., 1904. 3 т. [Вып. 1. Священнослужители и моряки, 47 С.; Вып. 2. Герои Порт-Артура, 40 С.; Вып. 3. Герои Манчжурской армии, 98 С.].
  -- Памятка о русских героях (бой под Чемульпо). -- Асхабад, Федоров 1904. -- 14 С. с илл.; 1 л. илл.
  -- Русско-японская война и наши герои. -- М., Конова­лова, 1904. -- 111 С. с илл., портр.
  -- Участники русско-японской войны. Редакторы-изда­тели М. Бархатов и В. Функе. -- СП б., 1909. -- 1 т. (История русско-японской войны, т: VI. -- СП б., 1907.)
  -- Фок А. Капитан фон-Шварц в Киньчжоуском бою. -- СП б., 1910. -- 55 С.
  -- Бардонно. Поучительный разбор главнейших боев первого периода войны. Из книжки подполк. франц. службы Бардонно. От Ялу до Ляояна. -- СП б., Березовский 1909. -- 35 С. (Русско-японская война в наблюдениях и суждениях иностранцев вып. 31.)
  -- Русско-японская война. Сост. англ. ген. штабом. Донесения английских офицеров состоявших при японской действующей армии. Пер. с англ. под ред. Кривенко т. I--II. -- СП б., Имп. воен. академия, 1913. 2 т. [Т. I. Действия 1-й японской армии от высадок в Корее до боя на Ялу включительно; Т. II. Действия 2-й японской армии от сосредоточе­ния у Чанлипо до боя у Дашичао включительно].
  -- Грулев М. В штабах и на полях Дальнего Востока. Воспоминания офицера генерального штаба и командира полка о русско-японской войне, т. I--II. -- СП б., Березовский 1908--1909. 2 т. [Т. I. До Ляояна, 379 С.; Т. II. От Ляояна до конца войны, 443 С.]
  -- Дружинин К. Русско-японская война 1904--1905 гг. Операции и бой под Бенсиху. Сражение при Шахэ-Бенсиху. -- СП б., 1909. -- т. I, 190 С.; 2 л. карт.
  -- Иммануэль, майор. Русско-японская война в военном и политическом отношении. Пер. с нем. К. Адариди вып. 1--4. -- СП б., Березовский 1906. 4 т. [Вып. 1. От начала войны до сражения у Киньчжоу, 107 С.; 8 л. карт и схем.; Вып. 2. Бой при Вафангоу. Битвы у Ляояна и на Шахэ, 87 С.; 8 л. схем.; Вып. 3. Осада Порт-Артура. Морской бой 28 июля (10 августа) 1904 г., 98 С.; 6 л. схем.; Вып. 4. Набег на Инкоу, Сандэпу, Мукден. Цусима. Конец войны, 112 С.; 9 л. схем.].
  -- Кинай М. Русско-японская война. Официальные до­несения японских главнокомандующих сухопутными и морскими силами. Собр. М. Кинай. С англ. пер. М. Грулев т. 1--П. -- СП б., Березовский 1908--1909. 2 т. [Т. I. Объявление войны. Действия на море 8/11--31/Х 1904 г. Овладение Порт-Артуром; Т. II. Действия на море 22/1У--15/У--1905 г. Дей­ствия на сухопутном театре. Корея. Шахэ. Карафуто].
  -- Комаров полк. Военная история. Русско-японская война от начала до Ляояна включительно. Лекции генштаба полк. Комарова 1908--1909 уч. год. -- СП б., 1909. -- 167 С., литогр. изд. 2 т.
  -- Краснов П. Н. Год войны. 14 месяцев на войне. Очерки русско-японской войны с февраля 1904 г. по ап­рель 1905 г., т. I--II. -- СП б., 1905--1911. 2 т.[Т. I. На реке Ялу, Тюренчен. В конных отрядах генералов Ренненкампфа и Мищенко. Вафангоу. Кайджоо. Дашичао. Оставление Инкоу. Ляоянское сражение. 1995. 575 С. с илл.; Т. II. В Мукдене. Сражение на реке Шахэ. Зима на позициях. Работа конницы. Мукдёнское сражение. От­ступление к Телину. На Сыпингайской позиции. Тыл армии. Заключение. 1911. -- 261 С. с илл. 307а. Лунин Б. В. Донские казаки в русско-японской войне 1904--1905 гг. Ростов н/Д., Ростовское областное книгоиздательство, 1939. -- 111 С.]
  -- Новицкий В. Ф. От Шахэ к Мукдену (от наступления к обороне). Критико--историческое исследование зимнего периода Манчжурской кампании 1904--1905 гг. -- СП б., 1912. -- 623 С. с план.; 1 черт.[Картографические приложения N 1--17; 171 л. карт. ]
  -- Первый период русско-японской войны. От начала военных действий до боя под Вафангоу 1 июня. -- СП б., 1910. -- 637 С. (Русско-японская война. Работа военно-исторической комиссии, т. II, ч. 1.)
  -- Русско-японская война. Сост. англ. историческим отделением Совета Государственной обороны, изд. англ. генштабом, вып. 1--3. -- СП б., Березовский 1908--1912. 3 т.[Вып. 1. До боя на р. Ялу включительно. Пер. под--полк. бар. Винекен, 1908. -- 168 С.; 5 л. карт.; Вып. 2. От боя на Ялу до Ляояна. Пер. подполк. ген. штаба бар. Винекен. -- СП б., 1909. -- 269 С. с карт.; Вып. 3. Ляоян. Пер. Ю. Лазаревич 1912. -- 202 С.; Вып. 3. Карты и планы, 2 С.; 8 л. карт, план.].
  -- Русско-японская война в сообщениях Николаевской академии генерального штаба, под ред. проф. И. Баиова, ч. 1-2. -- СП б., 1906--1907. 2 т.[Ч. 1. Подготовка к войне, в широком смысле, вою­ющих сторон перед войной и обстановка перед сра­жением под Тюренченом. Бои под Тюренченом и Ва­фангоу. Военные действия в горах Южной Манчжурии летом 1904 г. Ляоянская операция. Операция на р. Шахэ; действия западного отряда ген. Бильдерлинга. Операции на Шахэ; действия восточного отряда ген. Штакельберга; Ч. 2. Набег на Инкоу 26 декабря 1904 г.--4 января 1905 г. Сандэпу. Стратегический и тактический очерк наступления 2-й армии в январе 1905 г. Действия кон­ного отряда ген. Мищенко в январском наступлении 2-й армии. Мукденская операция с 7 по 28 февраля 1905 г. Порт-Артур. Полевая война в общих чертах. Оборона крепости к моменту осады. Действия войск во второй половине июля и августе 1904 г. Осада Порт-Артура вообще и в инженерном отношении в частности].
  -- Сборник систематических сообщений по истории русско-японской войны, сделанных в Виленском военном собрании, ч. 1-2. Вильна, Виленск. отд. О-ва ревнителей военных знаний, 1908. 2 т.
  -- Теттау. Восемнадцать месяцев в Манчжурии с рус­скими войсками. Пер. с нем. ген. штаба полк. Грулева, ч. 1-2. -- СП б., Березовский 1907--1908. 2 т.
  -- Цабель С. А. Ляоян--Мукден--Телин (Краткое описание и планы укрепленных позиций). -- СП б.,1907. - 17 С. 1 л. план.[Отд. оттиск из "Инженерного журнала", 1907. -- N 6--7].
  
  

0x01 graphic

Выступление русского войска во главе с Иваном Грозным в поход на Казань. (Миниатюра из списка "Казанской истории")

ПОУЧЕНИЯ СТАРЦЕВ

  
  
  -- Старец Порфирий говорил: "Когда придет и вселится на всем пространстве нашей души Христос, тогда уходят все проблемы, все заблуждения, все затруднения. Уходит тогда и грех".
  
  -- Богослову, который утверждал, что христианин должен быть деятельным человеком, старец Иоиль сказал: "Ох, несчастный! Ты не оставляешь кипучую деятельность, чтобы посмотреть на твое собственное развитие? Мы все в кипучей деятельности и оставляем свои души, которые становятся запущенными полями. Тщательным возделыванием очисти свою душу от страстей, и то, что принесешь своему ближнему, принесешь не от своей пустоты, а от своей полноты".
  
  -- Духовный подвиг должен совершаться с усердием. Старец Анфим говорил: "Усердие и нерадение - это два сильных средства. Одно нас соединяет с Богом, а другое разлучает. Усердие - это раскаленное железо. Нерадение - это холодное железо, которое, как бы ни стучал по нему молотобоец, нельзя размягчить и что-нибудь из него сделать, в то время, как раскаленное железо очень пластично".
  
  -- Старец Паисий особенно подчеркивал роль совести в духовной жизни. В частности говорил: "Совесть - это первый закон Божий, который Он начертал глубоко в сердцах первозданных людей, и с тех пор, каждый из нас, когда рождается, перенимает его от своих родителей. Кто утончил свою совесть ежедневным поучением самого себя, чувствует уже самого себя чужим сему миру, и мирские удивляются его деликатному поведению. Но когда люди не обучают свою совесть, то нет им пользы ни от духовных поучений, ни от советов старцев, и заповеди Божии они не могут сохранить, ибо становятся бесчувственными".
  
  -- Самопознание делает человека мудрым. Старец Иосиф говорил: "Через самопознание христианин становится мудрее других людей. Одновременно он приходит в смирение и приемлет благодать от Бога".
  
  -- Старец Евсевий в конце своей жизни говорил обступившим его духовным чадам: "Для меня сейчас жизнь - это большая тяжесть. Если я еще живу, то ни для чего другого, как только для лучшего познания самого себя. Прежде я думал, что знаю себя хорошо, но дела меня убеждают в том, что хорошенько самого себя я еще не познал".
  
  -- Через познание самого себя человек приходит в чувство своей греховности и понимает великие благодеяния Божии. Тогда, как говорил старец Паисий, "сердце разрывается, каким бы гранитным оно ни было, и настоящие слезы текут сами, и человек не нудит самого себя ни к молитве, ни к слезам. Ибо смирение с совестию все время буравят сердце и открывают источники слез, и рука Божия постоянно ласкает Свое усердное чадо".
  
  -- Старец Порфирий говорил своему духовному чаду: "Следи особенно за демоном уныния. Не пренебрегай им. Когда он овладевает душой, тогда усыпляет и парализует ее. Это великий демон, он входит в человека вместе с толпой других демонов".
  
  -- Причина неудачи человека в достижении своей духовной цели есть нерадение. Старец Иосиф говорил: "Нерадение покушается на нас. Оно похоже на бездождие, от которого ничего не растет. Оно всем приносит ущерб: препятствует тем, кто хочет подвизаться духовным подвигом; останавливает уже преуспевших; не знающих нерадения заставляет себя узнать и прельщенным им препятствует возвратиться".
  
  -- Величайшая опасность для подвижника - отчаяние. Об этом старец Паисий говорил: "Да не отчаиваются находящиеся в миру, когда они пленены многими страстями и естество их непослушно и стремительно катится вниз по склону. Но да возымеют они надежду на всемогущество Божие и да повернут они руль своей сильной машины на путь Божий, на подъем, и очень быстро они обгонят те тихоходные машины, которые едут по пути Божию уже много лет". И в другой раз добавил: "Мы не должны отчаиваться, когда подвизаемся, на не видим никакого преуспеяния, только один, казалось бы, напрасный и равный нулю труд. Но труд всех людей равен нулю, у кого этот труд больше, у кого меньше. Христос, видя малое старание, в соответствии с ним прибавляет в начале единичку, и так мы получаем цену своему нулевому труду, и видим небольшое преуспеяние. Поэтому не должно отчаиваться, но уповать на Бога".
  
  -- Старец Филофей на вопрос, почему люди не становятся святыми, говорил: "Причина в нас самих. Во-первых в нашей склонности ко злу; во - вторых, в нашем нерадении и лени; в-третьих, в малой или даже отсутствующей любви к Богу и к небесному; в-четвертых, в нашей вседушной любви к мамоне (богатству) и в нашем устремлении и привязанности к дольнему и материальному.
  
  

0x01 graphic

Прощание Гектора с Андромахой

ВЕЛИКИЕ МЫСЛИ

(Афоризмы древней Греции)

  
  -- Пробным камнем испытывают золото, а золотом испытывается человек.
  -- Не позволяй твоему языку опережать твою мысль.
  -- Сдерживай язык, особенно в застолье.
  -- Не злословь о ближнем, чтобы не услышать такого, чему сам не порадуешься.
  -- Не грозись: это дело бабье.
  -- За порукой -- расплата.
  -- Самому умному философу трудно отвечать на глупые вопросы.
  -- К друзьям спеши проворнее в несчастье, чем в счастье.
  -- Чужой беде не смейся.
  -- Истрачивая деньги на ненужное, ты мало будешь иметь их на необходимое.
  -- Хорошо начальствовать учись на своем доме.
  -- Лучше избирай наказание, нежели гнусную корысть, ибо первое огорчит на один раз, а второе навсегда.
  -- Избегай постыдного.
  -- О мертвых следует говорить или хорошо, или ничего.
  

Хилон (VI в. до н. э.) -- один из семи мудрецов Древней Греции

  -- Одна ласточка весны не делает.
  -- Истинное сокровище для людей -- умение трудиться.
  -- Для людей работа является наслаждением.
  -- Если человек берется за два дела, прямо противоположных друг другу, -- одно из них непременно не удастся ему.
  -- Благодарность -- признак благородства души.
  -- Старайтесь присоединить к красоте прочные качества.
  -- Велико ли, мало ли зло, его не надо делать.
  -- Истинный друг познается в несчастье.
  -- Не заводи знакомства с теми, кто новых друзей предпочитает старым. Знай: как изменили нам, своим испытанным товарищам, так изменят и новым.
  -- Когда посетит тебя горе, взгляни вокруг и утешься: есть люди, доля которых еще тяжелее твоей.

Эзоп (VI в. до н. э.)

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@rambler.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2011