ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Каменев Анатолий Иванович
Всеобщая военная повинность - Высшая стратегия

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения]
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    ЭНЦИКЛОПЕДИЯ РУССКОГО ОФИЦЕРА (из библиотеки профессора Анатолия Каменева)


  
  

ЭНЦИКЛОПЕДИЯ РУССКОГО ОФИЦЕРА

(из библиотеки профессора Анатолия Каменева)

   0x01 graphic
   Сохранить,
   дабы приумножить военную мудрость
  
  
  

0x01 graphic

  

Болотников И. И. является с повинной перед царём Василием Шуйским.

Неизвестный художник

  
   102
   Всеобщая воинская повинность.
   В глубокой древности военная повинность была всеобщей, т.к. в борьбе за существование вынуждены были принимать участие все члены рода, общины или племени. С переходом к оседлому образу жизни и, главным образом, к земельной собственности, эта повинность всюду перелагается, в той или иной форме, на некоторую часть населения, сна­чала временно, а затем и постоянно, посте­пенно получая правовой характер. Немецкий уче­ный Макс Иенс видит в этом явлении осуществление принципа разделения труда и называет эту первоначальную форму военной повинностью cменной (Wechselwehr). Юлий Цезарь в своей De Bello Gallico рассказывает, что у суебов (швабов) мужское население было разделено на 2 очереди или смены, обязанные каждая вести войну в течение года, в то время как другая вела хозяйство. Нечто вроде этой системы существовало и у древних славян, живших между Одером и Эльбой. Здесь несколько поселений со­ставляли одну оборонительную общину - ополье, с правильно организованной сторожевой службой на границе. При этом все мужское население было обязано принимать участие в обороне, по непосредственно навстречу неприятелю выступала только часть населения, в то время как другая укры­валась с имуществом, женами и детьми в заранее подготовленных убежищах (град, город, оборонный бор). Подобная сменная повинность сохранилась до XV в. у гуссит. таборитов, где часть общин по очереди вела войну. По­степенно эта обязанность начала ложится на одну и ту же часть населения. У некоторых народов это явление привело к крайней обособленности военной части населения, выразившейся в кастовых или близких к ним по своему типу организациях; это явление мы встречаем в Японии (самураи), Персии, Китае. Затем видим в истории вид воинская повинность, основанной на землевладении или землепользовании. Эта форма выра­жается двояко: или воинская повинность зависит от размера земельного владения, или же часть населения принимает на себя обязательность выступать на войну, получая за это в пользование землю (феодальная си­стема). Чистой феодальной системы воинской повинности, без соединения с народным ополчением, призываемым в случае крайней опасности, по-видимому, не существовало нигде, ближе всего подходить к этому типу царство Сасанидов в древней Персии, где военная служба составляла почти исклю­чительное право и обязанность земельного дворянства. Осо­бый вид земельной воинской повинности составляет пограничная военная служба. Меровинги поселяли войска, набранные из варваров, на границах франкского королевства и раздавали солдатам земельные участки. Карл В. образовал пограничные провинции (марки), раздавал там земли и за это обязывал население защищать границу. Только в 1873 г. в Австро-Венгрии был отменен просу­ществовавший более 4 столетий институт военно-пограничных областей, жители которых за право пользования землей должны были охранять границу. В героическом периоде греческой истории существовала все­общая воинская повинность; каждый дом выставлял одного воина; никаких освобождений не допускалось и уклонение от воинской службы считалось позором. На войну выступала большая часть населения, а т.к. войны были часты, то с течением вре­мени это привело к крайнему обеднению страны. Поэтому в законах Солона воинская повинность пере­лагается на имущественные классы; крестьяне и поден­щики, не имевшие земельного ценза, освобожда­лись от повинности. Воинская повинность с течением вре­мени приобретает здесь довольно законченную фор­му: в каждой общине велся "каталог", в который вносились разделенные на 42 возраста все граждане, имеющие право и способные но­сить оружие, от 18 до 60 лет; однако, за неимением достаточного числа воинов мало-помалу имущественный ценз понижается, и воинская повинность распро­страняется на всех безземельных, с тем ограничением, что они обязывались выступать на войну лишь в случае неминуемой опасности для государства. В Македонии всеобщая воинская повинность всего более подходит к современным понятиям: каждый гражданин был обязан службою, но получал вооружение и даже жалование (при Фи­липпе) от царя. В Риме, по законам Сервия Туллия, каждый гражданин (т.е. платящий налоги) был обязан военной службой в возрасте 17 - 60 лет. На основании производившейся ка­ждые 5 лет переписи, весь народ делился по земельному имущественному цензу на 5 классов, отбывавших воинскую повинность в различных родах войск. Осво­бождались от военной службы только пролетарии. В возрасте 17 - 45 лет каждый римлянин был обязан участвовать в 16, и не более, чем в 20, походах. Никто не мог выставить свою канди­датуру на занятие какой-либо общественной долж­ности, не отбыв половины положенного числа походов. Аппий Клавдий распространил в 312 г. до Р. X. воинскую повинность на полуграждан (вольноотпущенных), даровав им гражданские права; к этому же времени относится и образование колоний, которые заселились пролетариями, обязавшимися за право владения землей защищать доступы к государству. Воинская повинность, основанная на землевладении, страдает тем существенным недостатком, что отрывает значительную часть населения от полевых работ и при частых войнах ведет к обеднению страны. Поэтому римляне оказались вы­нужденными распространить повинность на более широкие классы населения, а в III в. до Р. X. в основу повинности положили, вместо земельного ценза, имущественный. Постепенно начинает возникать идея вербовочных войск, что окончательно установляется Mapием (107 г. до Р. Х. В эпоху борьбы Рима с германцами снова в Римской империи появляется воинская повинность, основанная на землевладении, но владельцами, а следовательно, обязанными военной службой, являются уже не римляне, а германцы (IV в. по Р. X); но, строго говоря, это следует рассматривать, как плату наемным войскам, какими, несомненно, являлись по отношению к Риму германцы. В Франкской монархии (V в) каждый гражданин был обя­зан военной службой, начиная с 12 лет, и принимал в том присягу. Затем постепенно создалась средневековая феодальная система, в которой воинская повинность, хотя и существует, но приобретает особенный оттенок обязательства военной службой не по отношении к государству, а к своему сеньору. При Карле В. был заведены списки всех свободных граждан, которые были обязаны личной воинской повинностью и содержали себя на свой счет. Т.к. многие свободные граждане были очень бедны, то явилась попытка основать воинскую повинность на земельной собственности, причем семьи, обладавшие недостаточным земельным цензом, были обязаны соединиться в группы и выставлять общего рекрута (807 г). Мало-помалу, вследствие усиления обнищания народа, но имевшего уже средства для снаряжения в поход, воинская повинность превращается в повинность феодальную. Эта система постепенно распро­страняется во всей Зап. Европе, и лишь в XVI в. снова выдвигается идея национальных армий, комплектуемых на принципах всеобщей воинской повинности. Первую попытку в этом направлении мы видим во Флоренции, где Maкиавелли проектировал и приступил к формованию национальной пехоты (1506 г) и кавалерии (1511 г); по его проекту, все флорентийские граждане были обязаны военной службой. Однако, возвращение к власти Медичи в самом начале прекратило этот опыт. В Германии идеи Макиавелли быстро нашли себе отклик, но не вследствие подъема национального самосознания, а за неимением денег на содержание многочисленной наемнической армии. Против этих идей восстало большинство военных начальников, но силою вещей они вынуждены были пойти на уступки и согласится с тем, что­бы рядом с постоянной армией существовало народное ополчение. К концу XVI в. на принципе воинской повинности создается внутренняя оборона многих германских государств, Бранденбурга, Баварии, Саксонии, Пфальца, Бадена и пр.; в Нассауском же княжестве была даже организована военная подготовка населения. Во Франции в XVII в., в эпоху развития аб­солютной монархии, также были попытки использовать народные силы, но уже для ведения внешних войн. Так, Лувуа пытается создать народную милицию, как источник пополнения постоянной армии (1688 г); 2 года спустя он впервые прибегает при наборе в милицию к жеребьевке. Однако, эта система в скором времени превра­тилась в вербовочную, со всеми дурными ее сто­ронами, легшую исключительно на беднейший класс населения, пока Людовик XV не уничтожил милицию "для облегчения народа" (1775 г). Когда в 1789 г. пришлось усиливать армию, Национальное Co6paние почти единогласно отклонило конскрипцию на том основании, что только систе­ма комплектования волонтерами отвечает идее сво­бодной нации. Однако, население не было склонно ответить даже на призыв "отечество в опас­ности" и в 1793 г. был объявлен принудительный набор; на время войны было призвано все мужское население от 18 до 25 лет. После мира в Кампо-Формио эти солдаты массами самовольно вер­нулись домой. Вновь (1793 г) был объявлен закон о призыве всего мужского населения от 20 до 25 лет. Этот закон был близок к все­общей воинской повинности, т.к. освобождались от воинской повинности только женатые и неспособные, но уже в 1800 г. было разрешено заместительство и объявлены льго­ты для привлечения охотников и сверхсрочных. Конскрипция действовала и в эпоху Наполеона. В 1814 г. Людовик XVIII отменил ее и ввел систему пополнения охотни­ками; однако, уже в 1818 г. в дополнение к этой системе вводится воинская повинность (Гувион-С.-Сир). В эту эпоху особенно развивается заместительство: существовали даже агентства, поставлявшие заместителей за известную плату. Дело дошло до того, что заместители составляли 1/3 всей армии. В Крымской войне худшей ока­залась именно эта категория. В 1855 г. заме­стительство было отменено и введен откуп, и на средства, добываемые этим путем, правительство нанимало сверхсрочных. Но в скором времени привлечь на военную службу нельзя было и день­гами, в 1863 г. был восстановлено заместительство и приступлено к сформированию милиции (Guardo mobile) на принципах всеобщей воинской повинности. Война 1870 - 71 гг. с ее ужасными для Франции последствиями не дала осуществить этот проект. Закон 1872 г. отменил заместительство, но оставил много выходов для богатых классов населения, желавших изба­виться от воинской повинности. В 1889 г. был, наконец, возвещен принцип личного выполнения этого долга перед родиной, без всяких льгот. На почве этого закона и дополнения к нему в 1892 г. развился ныне [начло ХХ в.] действующий французский закон о воинской повинности. В Пруссии с 1654 г. начинают вести списки мужского населения, которое обязывается военной службой в эпоху крайней государственной опасности. В 1701 г. объявляется "Положение о местной милиции", попол­няемой по всеобщей воинской повинности, но оно никакого военного значения не имело, и Фридрих-Вильгельм ее отменил. Вместе с тем, однако, он объявил, что каждый подданный, какое бы положение он ни занимал, обязан военной службой, а потому покидающей свою родину без разрешения признается совершившим побег из армии (1713 г). В 1735 г. в Пруссии был введена кантональная организация, заключающаяся в том, что каждому полку был приписан призывной округ; все мужское население округа считалось принадлежащим к составу полка и даже жило по отпущенным билетам, выдававшимся из рот, и носило цвета полка. Эта система дала Фрид­риху-Вильгельму почти неиссякаемый источник комплектования армии, но он сохранил рядом с нею и вербовку. Последняя была окончательно отменена только после уничтожения французами прусской армии в 1806 г., и было принципиально решено, что честь защищать свою родину принадлежит только гражданину. Первоначально, однако, пришлось оставить в силе систему кантонистов, т.к. проект Шарнгорста - со­здать армию с коротким сроком действительной службы и рядом с нею народную милицию, не мог быть осуществлен без нарушения договора 1603 г., по которому Пруссия могла содержать армию только в 42 тыс. чел. В 1813 г. был объявлены положения о ландвере и ополчении. Каждый способный но­сить оружие был обязан в возрасте 17 - 40 лет службой в ландвере. В 1814 г. эта временная норма, вызванная напряженной борьбой с Наполеон, была. превращена в закон о всеобщей воинской повин­ности. Каждый способный носить оружие прусский подданный должен был отслужить: с 20 до 23-летнего возраста в действительной армии; от 23 до 25 лет - в резерве; от 25 до 32 лет - в ланд­вере 1-го призыва и до 39 лет - в ландвере 2-го призыва; ополчение состояло из всего мужского населения от 17 до 49 лет, не состоя­щего в действительной армии или ландвере. В 1837 г. в пехоте в виде опыта срок действительной службы сокращен до 2 лет для того, чтобы увеличить запас этого рода войск. Мобилизация прусской армии в 1859 г. показала значительные дефекты этой системы отбывания воинской повинности, и в 1800 г. военный министр Роон провел следующую систему: под зна­менами - 3 года, в резерве - 4 г., в ландвере - 1-го призыва - 4 г. и 2-го призыва - 5 лет В 1867 г. объявлен новый закон о воинской повинности для Сев.-Герм. союза: под знаменами - 3 г., в резерве - 4, в ландвере 1-го призыва - 5, ландвер 2-го призыва был отменен. При учреждении Германской империи этот закон был распространен на государства Южно-Германского союза, которые незадолго перед тем (1868 г) ввели воинскую повинность и у себя. В Австро-Beнгрии институт воинской повинности сравнительно недавнего происхождения. Идею же этой повинности можно проследить с XVIII в., когда в землях австрийской ко­роны существовало обязательство общин выста­вляют определенное число рекрут; кроме того, при вторжении неприятеля в пределы государства призы­валась на службу милиция. Об особом виде воинской повинности, пограничной службе, было уже сказано ранее. В землях Венгерской короны издавна существовало так наз. Personalinsurection, т.е. обязательство, налагаемое на дворян, прелатов и пр., лично выступать на войну. Кроме того, в Венгрии существовала та же система общинной воинской повинности, как и в Австрии. При Марии-Терезии и Иосифе II в землях австрийской короны, кроме Тироля и Форальберга, была введена система конскрипций, причем в основу был положен принцип всеобщей воинской повинности, рекруты разверстывались по провинциям и общинам на основании переписей; рядом с этим, однако, сохранилась и вер­бовка. Военной службой был и обязаны все граждане от 17 до 40 лет Идея всеобщей воинской повинности не могла быть, однако, осуществлена, т.к. выбор рекрутов был предоставлен местным властям, и, кроме того, допускался ряд изъятий. Принятые на службу оставались на ней без срока. В XIX в. ряд мероприятий постепенно подготовил население к всеобщей воинской повинности, которая была, наконец, введена в 1868 г. Воинская повинность в России. В древней Руси воинской повинности в том смысле, как мы понимаем ее теперь, не было. Земское ополчение сел и городов выступало на войну по постановление веча, т.е. того же народа, а дружина находи­лась в договорных отношениях к князю и ни­какой обязательной служебной повинности не несла. С возвышением (с конца ХIII в) Московского княжества этот характер вооруженной силы начал посте­пенно изменяться. Не допуская существования в государстве договорной службы подданных, московские князя уничтожают право свободного отъезда, и бывшие дружинники, прикрепленные поместной системой к служебному тяглу, становятся государевым служилым сословием, служба которого делается обязательной повинностью. Бояре, дворяне и боярские дети обязывались пожизненной и поголовной службою; но это еще не была постоянная служба; служилые дворяне и боярские дети должны были являются на действительную службу лишь во время войны или в ожидании похода; в мирное время они обыкновенно жили в своих вотчинах и поместьях. Наряду с этими изменениями происходят также изменения и в положении сельского населения. С уничтожением вечевых обычаев посадские и крестьяне становятся под полное начало великого князя и превращаются в даточных (посошных) людей, обязанных являться к выполнению ратной повинности по первому требованию го­сударя. Но повинность их в отличие от повинности служилого класса, не была пожизненной и личной, т.к. ратное тягло, по общему правилу, лежало не на личности, а на определенной тягловой единице - семье, дворе, посаде и т. д. До введении постоянных войск поместные ополчения и ополчения из даточных людей составляли главную боевую силу Московского государства и получили название полков "русского строя". К этим двум категориям вооруженной силы вскоре начали прибавляются разные виды городских paтных людей: стрельцы, пушкари, кузнецы, затинщики, городовые казаки и т. д., ком­плектовавшееся охочими, нетягловыми людьми; они получали за свою службу землю, хлебное и денежное жалованье, а также льготы по торговле и промыслам. В половине XVII ст. наряду с полками русского строя возникают полки "иноземного строя": солдатские пешие, драгунские пеше-конные и рейтарские конные. Эти полки комплектовались, главным образом, охочьими людьми, и лишь впоследствии туда начали набирать боярских детей и даточных людей. Солдаты, рейтары и драгуны в мирное время жили в своих поместьях или на отведенных им землях и обязаны были собираться в указанное время для обучения ратному делу. Московские войска русского и иностранного строя носили, следовательно, характер поселенных войск; при этом дворяне и боярские дети отбывали ратную повинность пожи­зненно и поголовно, даточные люди по мере надоб­ности, остальное население несло военную службу в качестве охочих людей. С созданием при Петре В. постоянного войска характер воинской повинности значительно изменился. Основные начала военной системы, вве­денной Петром, заключались в следующем: 1) воинской повинностью 6ыли обязаны все сословия государства, причем дво­рянство обязывалось службой поголовно, а все другие сословия должны были поставлять определенное коли­чество даточных людей, получивших с 1705 г. название рекрут; 2) служба была пожизнен­ная; 3) воинская повинность имела характер не личный, а об­щинный. При преемниках Петра эти основ­ные принципы подверглись значительным изменениям. Прежде всего, воинская повинность потеряла характер общеобязательности; от нее были сперва освобо­ждены дворяне, а затем другие классы населения, как-то: купцы, почетные граждане, лица, по­лучившая известное образование, и др., вследствие чего вся тяжесть воинской повинности легла на низшие классы населения. Затем, установленный Петром пожизненный срок службы с 1793 г. начал посте­пенно сокращаться и перед введением всеобщей воинской повинности равнялся 7 г. Остался лишь нетронутым общественный характер отбывания воинской повинности. Сущность этого принципа заключалась в том, что правительство требовало от общества поставки лишь определенного количества рекрут, и уже само общество определяло, кто из его состава должен от­быть воинскую повинность. С установлением этого принципа население само выработало основания для раскладки воинской повинности внутри общества, обра­щая внимание на то, чтобы отбывание повинности возможно менее расстраивало благосостояние семейств. Этот порядок отбывания воинской повинности был узаконен в рекрутском уставе 1831 г. и получить название очередного. Рекрутской повинности, согласно этому уставу, подлежали все сословия, платившая в казну подушный или соответствующую ей подать (мещане, крестьяне казенные, удельные и др); подлежащее отбыванию этой повинности делились в каждый губернии и области на участки, причем каждый участок отбывал повинности по числу лиц мужского пола, занесенных в ревизии. Bсе семейства данного участка вносились в очередные списки по порядку числа состоявших в них работников, которыми считались все способные к труду лица в возрасте 18 - 60 лет; отдельные семейства давали рекрут по очереди, начиная с тех, которые имели наибольшее число рабочих рук; имевшие одного работника вовсе освобождались от по­ставки рекрут; рекруты должен был быть в возрасте 20 - 35 лет. Т.к. очередной порядок оказался сложным, возбуждал на практике много недоразумений и не мог обеспечить армии молодых рекрут, то в 1854 г. для государственных крестьян и мещан был введен болee упрощенный порядок отбывания повинности - жеребьевый. Сущность его заключалась в том, что к отбыванию воинской повинности ежегодно привлека­лись лица, достигшие к 1 января призывного года 20-летнего возраста, причем по семейному положению они подразделялись на 3 разряда: к 1-му относились безземельные одиночки и члены многорабочих семейств, к 2-му - чле­ны семейств, имевших 3 работников, к 3-му - члены семейств с двумя работника­ми; единственные работники в семье от воинской повинности освобождались. К отбыванию воинской повинности призы­вались раньше всего лица, числившиеся в 1-м, затем во 2-м и, наконец, в 3-м разряде; в каждый раз вопрос о том, кому идти на службу решался жребием. Как при очередной, так и при жеребьевой системе, допускалась замена лица, сдаваемого в рекруты, другим лицом; такая замена происходила путем найма заместителя. В виду плохих нравственных качеств частных заместителей, при Николае I частный наем был заменен казенным; правительство само начало нанимать на службу охотников и по числу поступивших выпускало зачетные квитанции; лица, приобретавшие эти квитанции, могли представить их в любой набор для освобождения себя от службы. Так как чи­сло охотников было невелико, то в царствование Александра II было решено привлекать на вторичную службу нижних чинов, увольняемых в бессрочный отпуск; по числу таких сверхсрочнослужащих выпускались выкупные квитанции. С 1872 г. эти квитанции начали вы­пускаться в неограниченном размере, и, таким образом, каждому обязанному военной службою было предоста­влено право избавиться от нее путем денежного выкупа. Неограниченный выпуск выкупных квитанций привел к тому, что вместо замены у нас установился откуп от воинской повинности. Указан­ные выше порядки отбывания воинской повинности сохрани­лись вплоть до 1874 г, когда манифестом 1 янв. у нас была введена всесословная воинская повинность на началах обязательной и личной службы всех граждан госу­дарства. Суть всеобщей воинской повинности. Военная повинность носит название всеобщей, когда выполнение ее возлагается лично на всех граждан мужского пола, достигших определенного возраста. Воинская повинность покоится на одностороннем волепроявлении государства, налагающего эту обязанность на граждан в силу своей суверенной власти, и является противопо­ложностью вербовке, в основе которой лежит добровольное соглашение государства с подданным. Из такого определения всеобщей воинской повинности вытекают следующие положения: 1) Воинская повинность есть обязанность подданных служить в составе организованной вооруженной силы. Это означает, что воинская повинность, как юридическое отношение специального характера, охватывает собою не все виды служения государству, направленного к цели защиты государства, а лишь служению в организованной вооруженной силе, т.е. службу в постоянной армии, в ополчении и во флоте. Государство может призвать подданных для своей защиты и в другой форме; такой призыв повлечет за со­бой известные юридические последствия, но служба, вы­полняемая на основании такого акта, не дает содержания воинской повинности, как она определяется и по­нимается законом. С другой стороны, воинская повинность не охватывает обязанности службы только под ружьем; напротив, содержанием воинской повинности может быть и иного рода служба, и если военнообязанный не способен к службе под ружьем, то на него может быть возложена обязанность несения в составе вооруженных сил какой-либо другой вспомогательной службы. Служба в организованной вооруженной силе протекает обыкновенно неравномерно; наибольшая интенсивная ее часть протекает под знаменами (действительная служба); затем, отслужившие сроки действительной службы перечисляются в запас (резерв), предназначенный для пополнения войск до штатов военного времени; в некоторых государствах военнообязанные из резерва перечисляются еще в войска второй линии (ландвер) и, наконец, все они зачисляются в ополчение, на­значаемое в случае войны в помощь постоянным войскам. В зависимости от состояния военнообязанных в той или другой категории вооруженных сил и изменяется их юридическое положение. Наибольшим ограничениям они подвергаются во время нахождения на действительной службе: здесь они под­чиняются действию военных законов и ограни­чиваются в некоторых публичных и гражданских правах; с перечислением в резерв и ополчение эти ограничения почти совершенно исчезают. 2) Воинская повинность ограничена во времени. Государство не может требовать от подданных службы более срока, определенного законом. Это положение имеет силу только для мирного времени; в военное же время военнообязанные остаются на службе, пока этого будет требовать государственный интерес. Размер повинности определяется возрастом и количеством лет службы; это последнее в разных государствах колеблется в пределах 22 - 28 лет; из них действительной службы 2-4 г., состояния в резерве (запасе) 9 - 15 лет; остальное время - в ополчении. Установление длинных сро­ков всей воинской повинности вызывается необходимостью в случаях чрезвычайной опасности увеличивать соответственно и вооруженные силы. При определении сро­ков действительной службы и времени состояния в запасе государство стремится к такой комбинации этих сроков, чтобы при мобилизации действующая армия по составу и численности была вполне способной к выполнению поставленных ей задач. Этому стремлению, как мы видим, отвечает установление кратких сроков действительной службы, дающее возможность проводить чрез ряды армии всех способных к службе гра­ждан, и соответствующее увеличение времени пребывания в запасе, предоставляющее возможность увеличивать армию при мобилизации в несколько раз. 3) Всеобщая воинская повинность равна для всех граждан, т.е. она должна отбываться всеми военнообязанными на оди­наковых основаниях. От этого принципа равенства в действительности по разным соображениям делаются серьезные отступления, сущность которых заключается: а) в увеличении в военных интересах сроков действительной служ­бы для военнообязанных, поступающих на служ­бу в кавалерию и конную артиллерию (напр., в России и Германии), и для тех военнослужащих, которые по тем или другим причинам фактически не исполняли этой службы (лишение свободы в виде наказания, нахождение в отпуску); б) в сокращении сроков действительной службы в интересах народного образования для учителей народных школ и лиц, получивших известное образование; в) в видоизменении самого характера отбывания воинской повинности, заключающемся или в сокра­щении сроков действительной и общей службы с изменением самого юридического положения военнообязанных (как это, напр., имеет место для вольноопределяющихся), или в зачислении военнообя­занных на весь срок службы прямо в запас или в ополчение, напр., по причинам физическим, в силу особенного семейного положения и т. д.; г) в установлении отбывания воинской повинности на особых основаниях, напр., в России для казачьего населения. 4) Воинская повинность есть повинность общеобя­зательная, т.е. должна отбывается всеми гражда­нами, способными к отбыванию этой повинности физически и духовно. Отступления от этого принципа наблюдаются: а) в направлении исключения известной категорий граждан от исполнения воинской повинности и б) в направлении фактического освобождения от этой повинности. Исключаются от исполнения воинской повинности граждане, обладающее известными физическими и духовными недостатками, а также нрав­ственно опороченные; они не могут поступать на военную службу и добровольно. Освобождение от воинской повинности возможно лишь при наличности точно определенных законом условий; оно допускается по политическим соображениям для известных групп населения и в силу известного социального положения, напр., для членов царствующих домов. 5) Воинская повинность есть по­винность личная; она не допускает замены военнообязанного другим лицом, ни посредством денежного выкупа, ни посредством найма охотников; отступления от этого начала в настоящее время весьма несущественны и иногда допу­скаются в самых незначительных размерах в пределах семьи. 6) Воинская повинность есть повинность подданическая; она покоится на принадлежности к государству и соответствует подданническому праву на защиту; воинской повинностью могут быть, следовательно, обязаны лишь под­данные государства; иностранцы с разрешения вер­ховной власти могут быть принимаемы на военную службу, но военнообязанными они не признаются. Условия воинской повинности. Обязанность выполнения гражданами воинской повинности возникает лишь при наличности известных условий; к числу их от­носятся: А) Достижение известного возраста. Достижение определенного возраста является фактом, на котором основывается право государства требовать от граждан совершения действий, ведущих к возникновению военно-служебного отношения. Этот возраст в настоящее время определяется в пределах 20 - 21 г. Установление сравни­тельно раннего призывного возраста обусловливается, во-первых, стремление государства к возможно скорейшему разрешению для военнообязанных вопроса о принятии или непринятии их на службу, что для этих последних является чрезвычайно важным вопросом в смысле устройства их имущественных и семейных дел; во-вторых, желанием, целях экономических и нравственных, уменьшить число военнообязанных, поступающих на службу женатыми, и, в-третьих, стремлением иметь в составе вооруженных сил возможно большее количество молодых элементов, способных к перенесению тягостей военной службы. Кроме нормирования призывного возраста, современные законодательства устанавливают еще пониженные нормы для поступающих на службу вольноопределяющи­мися. Б) Физическая годность. Армия требует людей сильных и здоровых. Принятие в ряды армии больных и слабых противоречит не только интересам армии, но и населения; потеряв силы и здоровье от непосиль­ной работы на службе, они могут сделаться тяжелым бременем и для самого общества. Лица, физически совершенно не годные к выполнению воинской повинности, от нее совершенно освобождаются; военнообязанные, неспособные по физическим недостаткам служить в строю, зачисляются на службу нестроевую или перечисляются прямо в ополчение; иногда физически неокрепшим больным дается отсрочка. Вопрос о физической год­ности новобранцев является в настоящее время больным местом почти всех европейских государств, т.к. понижение физической годности военнообязанных с каждым годом возрастает. С целью обеспечить прилив в армии вполне годных в физическом отношении элементов стремятся, во-первых, расширить круг лиц, среди которых выбираются новобранцы, путем сокращения льгот и привлечения к отбыванию повинности ча­стей населения, до сих пор не отбывавших этой повинности, и, во-вторых, принимаются меры к поднятию уровня физического развития населения и к предварительной подготовки его к отбыванию воинской повинности путем организации школьных батальонов, гимнастических, стрелковых и др. спортивных обществ. В) Нрав­ственное достоинство. Воинская повинность признается обязанностью почетной, а потому участие в этой повинности лиц, опороченных по суду, не допускается, как подрывающее нравственное достоинство повин­ности. Недопущение к отбыванию воинской повинности нрав­ственно опороченных не есть освобождение их от этой повинности, а позор, исключение от исполнения этой почетной обязанности. В зависимости от степени опороченности, опороченные элементы населения или вовсе исключаются из числа лиц, обязанных воинской повинностью, или отбывают эту повинность на особых основаниях, или же отбыва­ют ее на общих с остальными гражданами условиях. Льготы и изъятия из воинской повинности на основании Устава 1874 г. Устав 1874 г., в отступление от принципов общеобязательности и равенства в отбывании воинской повинности, допускает, однако, в интересах населения ряд льгот и изъятий, сущ­ность которых сводится к следующему: 1) совершенное освобождение от воинской повинности дается: А) по причинам физическими, - лицам, вследствие физических недостатков и болезненного расстройства, совершен­но неспособным к военной службе, за исключением умышленных членовредителей, зачисляемых во всяком случае на службу по причинам политическим и бытовым - населению Туркестанского края и некоторых отдаленных округов Сибири, а затем инородческого населения Астраханской и Архангельской губерний, Тургайской и Уральской областей и всех губерний и областей Сибири; для мусульман, же населения Терекской и Кубанской областей и Закавказья отбывание воинской повинности заменено особым денежным сбором; Б) по роду занятий - священнослужителям всех христианских исповеданий; православным псаломщикам, окончившись курс в духовных академиях или семинариях; настоятелям и наставникам общин старообрядцев и сектантов, утвержденных правительством в должностях. 2) Освобождаются от воинской повинности в мирное время: А) по роду занятий - врачи, ветери­нары и фармацевты; преподаватели и штатные воспитатели всех правительственных и других учебных заведений, поименованных в особых списках, и некоторые другие, они зачисляются прямо в запас армии на 18 лет; Б) по семейному положению - без­условно освобождаются и зачисляются в рат­ники ополчения 2-го разряда лица, пользующиеся льготой 1-го разряда по семейному положению, т.е. единственный сын в семье и единственный способный к труду член семьи; лица, пользующиеся льготою по семейному положению 2 и 3 разряда, подвергаются жребию наравне с остальными призывными, но принима­ются на службу лишь в случае недобора новобранцев, причем, сперва зачисляются на службу по порядку вынутых номеров льгот­ные 3-го, а потом 2-го разряда; не принятые на службу зачисляются в ратники ополчения 1-го разряда; по семейному положению льгота 2-го разряда пре­доставляется единственному способному к труду сыну при отце, способном к труду, и при братьях, к труду не способных, а льгота 3-го разряда - лицу, непосредственно следующему по воз­расту за братом, находящимся по призыву на действительной службе или умершим на ней; способ­ными к труду считаются имеющие 18 - 55 лет, за исключением: совершенно не имеющих возможности работать вследствие увечья или болезного расстройства, сосланных, находящихся в безвестной отлучке более 3 лет, находящихся по при­зыву на действительной службе нижними чинами; по физическим причинам зачисляются в ратники ополчения 2-го разряда лица, которые по телесным недостаткам неспособны к действительной службе, но оказыва­ются по наружному виду способными вообще но­сить оружие. 3) Отсрочка призыва. Сущность этого отклонения от принципа равенства отбывания воинской повинности заключается в том, что лица призывного возраста в действительности поступают на службу не в том году, когда призываются к жребию, а позже; по причинам физическим она дается до 2 лет лицам, недостаточно возмужалым, не оправившимся после недавно перенесенных болезней и одержимым болезнями, не освобождающими совершенно от службы; по имущественному положению она дается до 2 лет лицам, управляющим лично собственным недвижимым имуществом или принадлежащими им торговыми, фабричными и промышленными заведениями; от 3 - 6 лет отсрочки даются переселенцам; в интересах народного образова­ния отсрочка дается от 22 до 28-летнего возраста воспитанникам учебных заведений 1 и 2-го разряда в зависимости от значения этих заведений и объема курса. 4) Сокращенные сроки службы устано­влены в интересах народного образования при отбывании воинской повинности по жребию: а) для окончивших курс учебных заведений 1-го разряда и 6-классов гимназий и соответствующих им учебных заведений срок действительной службы установлен для них 2 г., в зап. - 16 лет; б) для окончивших курс учебных заведений 2-го разряда, учителей начальных училищ, и некоторых других - 3 г. действительной службы и 15 лет в запасе и в) для вольноопределяющихся 1-го разр. - 1 г. действительной службы, 2-го разр. - 2 г.; состоящих в запасе - 12 лет 5) На особых основаниях воинская повинность отбывают казаки Империи. (ВЭ).
  

0x01 graphic

  

Вылазка из Плевны. Декабрь 1877 г.

Картина неизвестного художника опубликованная в английском иллюстрированном журнале The Illustrated London News в феврале 1878 г.

  
   103
   Всесокрушимое упорство.
   В деятельности Скобелева мы встречается с развитием всесокрушающего упорства в достижении поставленной войскам цели, раз они начали свою деятельность в известном направлении. Особенно рельефно это выказалось при штурме Плевны, 30-го августа. Мы видели, что, ведя бой за обладание намеченными им редутами, он истощил все силы своего отряда на взятие их и взял их только благодаря обаянию своей личности. Но это взятие редутов оказалось только первым актом боя. Турки, как известно, не могли помириться с потерею этих редутов и начали производить ожесточенные контратаки одну за другой, все усиливая и усиливая свои силы и настойчивость. У Скобелева, мы знаем, не оставалось ни одной свежей части и он начал чуть ли не поодиночке собирать в тылу отставших, залегших и самовольно вышедших из строя людей, приводить их в порядок, формируя небольшие сборные команды, и с помощью этих людей в течение целых суток вел самый ожесточенный бой. Из этого видно, какое из ряда вон выходящее упорство было вызвано начальником отряда, и нельзя не сказать, что он решился отказаться от поставленной войскам своим цели действительно лишь тогда, когда решительно все средства к продолжению борьбы были окончательно истощены. Столь же широкое развитие упорства и настойчивости мы видели и во время перехода через Балканы, когда войска день и ночь, почти без отдыха, разрабатывали в снегу дорогу. В Ахал-теке же никакая удача врага не могла заставить наши войска отказаться от предположенных действий. Войска кончали и делали свое дело как будто ничего и не было, так что на деле следов удачи не оставалось. Вслед за невыгодным для нас боевым столкновением всегда следовала отместка врагу за выказанную им дерзость, и в таких размерах и обстановке, что инициатива сейчас снова оказывалась в наших руках. Таким образом, каждое проявление со стороны показать нам свою силу в нападениях вызывало открытое и сугубое проявление на деле нашей силы. Эти меры, как мы видели, привели в конце концов к тому, что заставили противника совсем отказаться от активных начинаний и ограничиться пассивным выжиданием нападений с нашей стороны, готовясь лишь к обороне от них. (С. Гершельман. Нравственный элемент в руках М.Д. Скобелева. - Гродно, 1902).
  

0x01 graphic

Морской бой. Пленение фрегатом "Владимиром" турецкого парохода "Перваз-Бахри". 1858 год.

Художник Алексей Петрович Боголюбов

  
   104
   Высочайший Указ об основании школы математических и навигацких наук. 14 января 1701 года.
   Великий Государь, Царь и Великий Князь Петр Алексеевич, всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержец, ревнуя древлебывшим Грекоправославным Пресветлосамодержавннейшим Монархом, премудро управляющим во всяком усмотрении Государствие Самодержавия своего и иным в Европе ныне содержащихся и премудро тщательно управляемых государствий Пресветлодержавнейшим Монархом же и Речи Посполитыя управителем, указал, Именным Своим Великого Государя повелением, в Государстве Богохранимым Своея Державы Всероссийского Самодержавия, на славу Всеслвного Имени Всемудрейшего Бога и Своего Богосодержимого храбропремудрейшего царствования, во избаву же и пользу Православного Христианства, быть Математических и Навигацких, то есть мореходно хитростно наук учению. Во учителях же тех наук быть Английския земли урожденным: Математической - Андрею Данилову сыну Фархварсону, Навигацкой - Степану Гвыну, да Рыцарю Грызу; и ведать те науки всяким в снабдении управлением во Оружейной палате Боярину Федору Алексеевичу Головину с товарищи, и тех наук ко учению усмотря избирать добровольно хотящих, иных же паче и сопринуждением; и учинить неимущим во прокормление поденной корм усмотря арифметике или геометрии; ежели кто сыщется отчасти искусным, по пяти алтын в день, а иным же по гривне и меньше, рассмотрев коегожды искуства учения; а для тех наук определить дом в Кадашеве мастерские палаты, называемые большой полотянной, и об очистке того двора послать в мастерскую палату Постельничему Гавриле Ивановичу Головину Свой Великого Государя Указ, и, взяв тот двор и усмотрев всякие нужды в нем потребны, строить из доходов от оружейныя палаты. Подлинный указ за скрепою думного дьяка Автомона Иванова. (Веселаго Ф. Очерк истории Морского кадетского корпуса с приложением списка воспитанников за 100 лет. - СП б., 1852).
  
   0x01 graphic
  

Ночное нападение на 44-пушечный фрегат "Флора" с 5 на 6 ноября 1853 года 1857 год.

Художник Алексей Петрович Боголюбов

  
   105
   ВЫСШАЯ СТРАТЕГИЯ.
   Метод главнокомандующего включает приобретение сердец храбрецов, награды и жалованье отличившимся и воодушевление войск своей волей. Поэтому, если у него те же предпочтения, что и у войск, нет ничего, чего бы он не достиг. Если у него та же ненависть, что и у войск, нет никого, кого бы он не сверг. Управление государством и обеспечение безопасности семьи - [это вопрос] приобретения людей. Потеря государ­ства и уничтожение семьи - [это вопрос] потери людей. Все люди хотят исполнения желания. В "Военных речах" сказано: "Мягкое управляет твердым, слабое управляет сильным". Мягкое - это добродетель. Твердое - это разбойник. Слабое - это то, чему помогут люди. Сильное - это то, чем возмутятся. У мягкого есть случаи, когда оно устанавливает­ся; у твердого есть случаи, когда оно применяется; у слабого есть случаи, когда оно используется; у сильного есть случаи, когда оно прирастает. Сочетай эти четыре и управ­ляй ими соответственно. Пока ни начало, ни конец не стали очевидными, никто не в состоянии познать их. Небо и Земля одухотворены и просвещены, они изменяют и преобразуют мириад вещей. Его изменения и движение не должны быть постоянны. Он должен изменяться и преобра­жаться в соответствии с врагом. Он не предшествует делам; когда враг движется, он не­медленно движется за ним. Поэтому он может формулировать неистощимые стратегии и методы управления, поддерживать и завершать устрашающую силу Неба, приносить спокойствие и порядок на восемь направлений, собирать и усмирять Девять варваров. Такой стратег - учитель для императора или подлинного правителя. Поэтому я утверждаю, что каждый жаждет силы, но немногие способны сохранить непостижимое. Если кто-либо может сохранить непостижимое, он может защитить свою жизнь. Совершенномудрый сохраняет его, чтобы откликаться на малейшее изменение дел. Если он освободит его, оно распространится в пределах четырех морей. Если он соберет его, оно не наполнит и чаши. Он живет в нем, но без жилища. Он охраняет его, но без городских стен. Он прячет его в своей груди, и вражеские государства подчиняются. В "Военных речах" сказано: "Если кто-либо может быть мягким и твердым, его госу­дарство будет процветать день ото дня! Если кто-либо может быть слабым и сильным, его государство будет все более и более значительным! Если - только мягким и только слабым, его государство неизбежно придет в упадок! Если - только твердым и только силь­ным, его государство неизбежно будет уничтожено!" Дао управления государством заключается в опоре на достойных и на народ. Если доверять достойным, как если бы они были твоим желудком и сердцем, и использовать людей, как если бы они были твоими четырьмя конечностями, все замыслы будут завер­шены. Если твои действия продолжают друг друга так же естественно, как четыре конеч­ности, или как суставы костей согласуются друг с другом, то это - Дао Неба, естествен­ное. В этом искусстве нет пустот. Сущность армии и государства лежит в изучении умов людей и выполнении ста обя­занностей правления. Дай мир тем, кто в опасности. Дай счастье тем, кто в страхе. Верни тех, кто восстал. Будь снисходителен к тем, у кого горе. Расследуй [жалобы] тех, кто просит о помиловании. Возвышай низших. Подавляй сильных. Уничтожай врага. Обогащай жадных. Используй тщеславных. Прячь боязливых. Привлекай стратегов. Расследуй клеветников. Упрекай нарушителей. Уничтожай непослушных. Сдерживай страстных. Понижай надменных. Призывай тех, кто изъявил покорность. Даруй жизнь тем, кто покорился. Освободи сдав­шихся. Если защищаешь стратегическую позицию, защищай ее. Если получаешь опасное ущелье, закрой его. Если берешь трудную местность, установи лагерь [чтобы удерживать ее]. Если охраняешь город, отсеки его [чтобы дать в удел полководцу]. Если захватываешь землю, раздели ее [в награду командирам]. Если захватываешь богатства, распредели их [среди своих войск]. Когда враг двигается, наблюдай за ним; когда приближается, готовься. Если враг силен, будь почтительным [чтобы сделать его самонадеянным]. Если враг хорошо отдохнул, оставь его. Если враг наносит оскорбление, подожди [пока его ци придет в упадок]. Если враг вспыльчивый, успокой его. Если враг восстал, будь к нему справедлив. Если враг искренен, веди его [чтобы он покинул порочного правителя]. Соотносись [с врагом], чтобы начать действовать и подавить его. Опирайся на страте­гическую силу [ши], чтобы уничтожить его. Распространяй ложные речи и заставь его ошибиться. Расставь сеть, чтобы поймать его. Когда добиваешься чего-то, не удерживай [для себя]. Если занимаешь землю, не воз­двигай постоянной обороны. Если захватываешь [город], не [оставайся в нем] долго. Если возводишь [нового правителя], не забирай государственные алтари. Поэтому, когда дей­ствуешь, те, кто получает от этого выгоду - это командиры. Как можно узнать, в чем подлинная выгода? Они становятся удельными князьями, сам становишься императо­ром. Сделай так, чтобы города готовились защищать себя, а командиры находились на своих местах. В течение веков правители проявляли почтение к предкам через церемонии, но не­многим удавалось общаться с людьми так, как должно с ними общаться. Те, кто почитает своих предков, сохраняют надлежащие семейные связи, но те, кто обращается с людьми так, как должно с ними обращаться, становятся правителями. Обращаться с людьми так, как должно, значит уделять внимание сельскому хозяйству и шелководству и не беспоко­ить людей во время полевых работ. Это означает установление минимальных налогов и повинностей, нерастрачивание их имущества. Если установишь незначительные трудо­вые повинности, если не будешь перетруждать людей, тогда государство будет процветать, а семьи будут довольны. Только затем нужно отбирать чиновников, чтобы управ­лять и наблюдать за ними. Те, кто называются "командирами" - это люди характера и доблести. Поэтому сказа­но: "Привлеки людей характера и доблести, и государство врага будет, разорено". Эти доблестные люди - ствол государства. Простой народ - крона государства. Если есть ствол, а крона сильна, дела правления будут совершаться, не вызывая негодования. Суть использования армии состоит в уважении к нормам благопристойности [ли] и щедрости вознаграждении. Когда следуют нормам благопристойности, можно привлечь мудрых чиновников. Когда вознаграждения щедрые, командиры, исполненные долга, бу­дут легко относиться к смерти. Поэтому, когда, раздавая вознаграждения достойным, не скупятся на расходы, а, награждая способных, не медлят, тогда силы подчиненных будут объединены, а силы врага уменьшатся [ибо способные покинут его]. Путь использования людей состоит в том, чтобы награждать их рангами и щедро даровать им богатства, ибо тогда чиновники придут по своему желанию. Встречай их согласно нормам благопристойности, воодушевляй их справедливостью, и тогда они будут отдавать жизнь [за государство]. Те, кто возглавляет армию, должны делить пристрастия и позиции с командирами и солдатами и встречать вместе с ними безопасность и угрозу, ибо тогда на врага можно напасть. Тогда армия добьется полной победы, а враг будет полностью уничтожен. В древности, когда выдающиеся полководцы командовали армиями, был случай, когда пол­ководцу поднесли бочонок сладкого вина. Он вылил его в реку и пил вместе с командира­ми и солдатами из ее вод. Бочонок вина не может придать сладкий вкус водам реки, но командиры трех армий были воодушевлены на сражение и смерть, ибо сладость и вкус дошли до каждого. В "Военных речах" сказано: "Пока колодцы для армии не выкопаны полностью, пол­ководец не упоминает о жажде. Пока лагерь не охраняется, полководец не говорит об усталости. Пока кухонные печи армии не зажжены, полководец не говорит о голоде. Зимой он не надевает меховую шубу, летом он не пользуется веером, а в дождь не рас­крывает зонт". Это называется должной формой поведения полководца. Он вместе с ними, когда безопасно, он един с ними при опасности. Поэтому его войска можно смешать, но нельзя разделить. Они могут быть использованы, но не могут устать. Своими благодеяниями он непрерывно собирает их вместе, а его замыслы объе­диняют их. Поэтому сказано: если постоянно совершать благодеяния, с одним можно взять десять тысяч. В "Военных речах" сказано: "Основа устрашающей силы полководца - это его ко­манды и приказы. Основа полной победы в битве - это военное управление. Причина, по которой командиры легко относятся к битве - это использование приказаний". По­этому полководец никогда не отменяет приказов. Награды и наказания должны быть такими же несомненными, как Небо и Земля, ибо тогда полководец может использовать людей. Когда командиры и солдаты следуют приказам, армия может пересечь границу. Тот, кто объединяет армию и держит в руках ее стратегическую мощь [ши], является полководцем. Те, кто осуществляет завоевания и уничтожает врага, называются войском. Поэтому растерянный полководец не может быть использован для сохранения армии, а восставшие войска не могут быть использованы для нападения на врага. Если такой пол­ководец атакует город, его невозможно взять, а если такая армия осаждает город, он непадет. Если оба безуспешны, тогда сила командиров будет истощена. Если она истощена, полководец останется один, а войска восстанут. Если они попытаются занять оборону, они не будут в безопасности, если они вступят в битву, они повернутся и побегут. Они называются "старой армией". Когда войска "старые", тогда устрашающая сила полководца отсутствует. Когда у пол­ководца отсутствует устрашающая сила, тогда командиры и войска презирают наказания, армия теряет "пятерки". Когда армия теряет "пятерки", командиры и солдаты бегут со своих позиции. Когда они бегут, противник не дремлет. Когда противник не дремлет, армия неизбежно погибнет. В "Военных речах" сказано: "Образцовый полководец, руководит армией, управляет людьми так, как он хотел бы, чтобы относились к нему. Он распространяет свою доброту и увеличивает благодеяния, и сила его командиров обновляется с каждым днем, В сражении они подобны поднявшемуся ветру; их атака подобна освобождению перегороженной реки". Поэтому нашу армию можно увидеть, но ей невозможно противостоять, ей можно подчиняться, но ее нельзя покорить. Если лично поведешь своих людей, они станут самыми храбрыми в Поднебесной. В "Военных речах" сказано: "Армия использует награды в качестве своей внешней формы и наказания в качестве своей сущности". Когда награды и наказания ясны, устра­шающая сила полководца осуществлена. Когда приобретены нужные чиновники, коман­диры и войска покорны. Когда те, которые облечены [ответственностью], являются дос­тойными, вражеские государства будут в ужасе. В "Военных речах" сказано: "Куда бы ни шли достойные, перед ними нет врагов". Поэтому к командирам нужно относиться почтительно, но нельзя относиться надменно. Полководец может быть доволен, но не может быть обеспокоен. Замыслы могут быть различными, но не могут подвергаться сомнению. Когда командиры надменны, их подчи­ненные не будут покорны. Когда полководец обеспокоен, его подчиненные и войска не будут доверять друг другу. Когда замыслы подвергаются сомнению, враг будет уверен в себе. Если попытаться начать атаку при таких условиях, возникнет беспорядок. Полководец - это судьба государства. Если он может управлять армией и добиться победы, государство будет в безопасности и покое. В "Военных речах" сказано: "Полководец способен быть чистым; способен быть ти­хим; способен быть спокойным; способен быть управляемым: способен воспринимать критику; способен судить в споре; способен привлечь и использовать людей; способен выбрать и принять совет; способен знать обычаи государства; способен нанести на карту горы и реки; способен распознать ущелья и трудности; способен управлять военной властью". Поэтому сказано, что мудрость гуманных и достойных, мысли и расчеты совершенномудрых и просвещенных, слова носильщиков в лесу, споры при дворе, дела восхожде­ния и упадка - все это то, о чем обязан слышать полководец. Если полководец может думать о своих командирах, как о своей жажде, его расчетам будут следовать. Если он подавляет советы, храбрые уйдут от него. Если расчетам не следуют, стратеги восстанут. Если к добру и злу относятся одинаково, доблестные коман­диры потеряют терпение. Если полководец опирается только на себя, его подчиненные будут уклоняться от ответственности. Если он хвастается, у его помощников будет мало достижений. Если он верит клевете, он потеряет сердца людей. Если он жаден, предательство не будет иметь препятствий. Если он увлекается женщинами, войска и командиры станут распущенными. Если полководец совершает одну из этих ошибок, войска не будут подчиняться. Если две ошибки, в армии будет беспорядок; если три, подчиненные поки­нут его; если четыре, несчастье распространится на все государство! В "Военных речах" сказано: "Для замыслов полководца необходима секретность. Для командиров и войск необходимо единство. Для нападения на врага необходима быстро­та". Когда замыслы полководца секретны, попытки предательства рассеиваются. Когда командиры и войска объединены, тогда сердце армии едино. Когда нападение на против­ника быстрое, у него не будет времени подготовиться. Когда у армии есть эти три, ее расчеты сорвать невозможно. Если о замыслах командования становится известно, армия не может проявить стра­тегическую мощь [ши]. Если внешние шпионы следят за внутренними делами, несчастье, которое обрушится на армию, нельзя контролировать. Если богатство проникает в ла­герь, собирается тьма злодеев. Если у полководца есть эти три, армия неизбежно будет разбита. Если полководец не обдумывает тщательно направление своих действий, стратеги покинут его. Если полководец лишен мужества, командиры и войска будут в страхе. Если полководец опрометчиво ведет армию, она не будет устрашать. Если он обращает свой гнев [на невиновных], вся армия будет испугана. Как сказано в "Военных речах": "Обду­мывание и мужество-это то, что ценит полководец; движение и гнев-это то. что использует полководец". Эти четыре - очевидные правила для полководца. В "Военных речах" сказано: "Если у армии недостаточно запасов, командиры не при­дут. Если в армии нет [щедрых] наград, командиры не пойдут в битву [с должным вооду­шевлением]". В "Военных речах" сказано: "За вкусной наживкой обязательно будет мертвая рыба. За щедрыми наградами обязательно будут мужественные командиры". Поэтому, нормы благопристойности - это то, к чему повернутся командиры, а награды это то, за что они будут умирать. Если призовешь их тем, что их привлекает, и покажешь то, за что они будут умирать, тогда те, которых ты ищешь, придут. Но если обращаешься с ними уважительно, а после сожалеешь об этом, они не останутся с тобой. Если награждаешь их, а после сожалеешь об этом, тогда командиры не будут подчиняться твоим командам. Если не­устанно используешь благопристойность и награды, командиры будут соревноваться друг с другом за право умереть. В "Военных речах" сказано: "Государство, собирающееся собрать армию, в первую очередь делает благодеяния обильными. Государство, собирающееся напасть и захва­тить другое, в первую очередь заботится о народе". Покорение многих с помощью не­многих - это [вопрос] благодеяний. Покорение сильных с помощью слабых - это [воп­рос] людей. Поэтому хороший полководец, заботясь о командирах, относится к ним не иначе, чем к самому себе. Тогда, он может направлять три армии, как если бы у них был один разум, и тогда победа будет полной. В "Военных речах" сказано: "Ключ к ведению войны - прежде изучить положение врага. Посмотреть в его амбары и арсеналы, оценить запасы продовольствия, опреде­лить силу и слабость, отыскать его естественные преимущества, увидеть его пустоты и трещины". Поэтому, если у государства нет армии в походе, а оно перевозит зерно, оно страдает от пустоты. Если люди идут на отчаянный риск, они бедны. Если они перевозят провизию на тысячу ли, у командиров будет голодный вид. Если они должны собрать дрова и траву, прежде, чем смогут поесть, у армии не хватает еды, чтобы пройти одну ночь. Поэтому, если кто-либо перевозит провизию за тысячу ли, у него не было урожая один год; за две тысячи ли - у него не было урожая два года; за три тысячи ли - у него не было урожая три года. Это называется "пустым государ­ством". Когда государство пусто, народ разорен. Когда народ разорен, население и чинов­ники отдалены. Когда враг нападает извне, люди воруют изнутри. Это называется "време­нем краха". В "Военных речах" сказано: "Когда деяния правителя необычайно жестоки, его подчи­ненные будут спешить принять суровые меры. Когда налоги обременительны, повинно­сти многочисленны, штрафы и наказания бесконечны, а люди вредят и крадут друг у друга, это называется "погибшим государством". В "Военных речах" сказано: "Когда втайне жадные [проявляют] внешнюю неподкуп­ность; уклончивые и похваляющиеся достигают славы; чиновники воруют у государства, чтобы подкупать и приманивать, вызывая смятение чинов; а люди приукрашивают себя и напускают подходящее выражение лица, чтобы получить высокий пост, это называется "началом воровства". В "Военных речах" сказано: "Когда государственные чиновники образуют группы и клики, каждый выдвигая тех, кто ему знаком; государство призывает и назначает злых и развращенных, вредя и преследуя гуманных и достойных; чиновники поворачиваются спиной к государству и радеют лишь о себе, а люди одного звания им разгорожены, это называется "источником беспорядка". В "Военных речах" сказано: "Когда сильные кланы собирают злых, люди безымянные в почете, и нет никого, кто не был бы потрясен их величием; когда эта практика распрос­траняется и переплетается с притворной добродетелью - выражающейся в благодеяниях народу - и они вырывают власть у именитых; когда они вредят тем, кто ниже их, а в государстве шум и клевета, и при этом министры покрывают себя и молчат, это называ­ется "порождением беспорядка в корнях". В "Военных речах" сказано: "Поколение за поколением они действуют предательски, покушаясь и разворовывая местные ведомства. В выдвижении и уходе от дел они ищут лишь удобства для себя, они подделывают и искажают документы, тем самым создавая опасность для правителя. Такие называются "предателями государства". В "Военных речах" сказано: "Когда чиновников много, а населения мало; нет различия между почитаемыми и низшими; сильные и слабые вредят друг другу; никто не следует запретам и не придерживается законов, тогда воздействие этого распространяется и на правителя, и государство узнает несчастье". В "Военных речах" сказано: "Когда правитель относится к хорошим, как к хорошим, но не выдвигает их, ненавидит злых, но не смещает их; когда достойные спрятаны и скрыты, а недостойные занимают посты, государству будет нанесен вред". В "Военных речах" сказано: "Когда ветви [родственники правителя] и листья [могуще­ственные фамилии] сильны и многочисленны, образуют группы и занимают большие должности так, что низшие и средние вредят почитаемым; со временем становятся все влиятельнее, а правитель не может сместить их, государство будет поражено этим". В "Военных речах" сказано: "Когда лживые министры занимают высшие посты, вся армия будет шумной и вздорной. Опираясь на свое влияние, они услащают любимцев и действуют так, что это возмущает войска. В выдвижении и смещении нет никакого осно­вания, злых не отстраняют, а люди ищут выгоду всеми возможными способами. Они присваивают себе право назначения, а при выдвижении и смещении хвастаются своими заслугами. Они клевещут и чернят исполненных великой добродетели и несправедливо обвиняют достойных. Они обращаются одинаково и с хорошими, и с плохими. Они прибирают к рукам и затягивают дела правления, так, что приказы и правила не исполня­ются. Они назначают грубых чиновников, изменяя путь древних и извращая сложившее­ся. Когда правитель использует таких безнравственных, он обязательно столкнется с бед­ствиями и несчастьями". В "Военных речах" сказано: "Когда злые, но мужественные превозносят друг друга, они затемняют мудрость правителя. Когда критика и похвала возникают одновременно, они останавливают мудрость правителя. Когда каждый хвалит тех, к кому он благоволит, правитель теряет верных ему". Поэтому, если правитель рассматривает необычные слова, он найдет их начала. Если он встречает ученых и достойных, злые, но мужественные уйдут. Если правитель назначает [добродетельных] людей - поживших и искушенных, можно хорошо управлять мириадом дел. Если он уваживает отшельников и удалившихся от дел ученых, чиновники будут выполнять свои обязанности. Если его замыслы простираются до носильщиков хвороста, успехи будут предсказуемы. Если он не утрачивает людских сердец, его добродетель бу­дет процветать. (Хуан Ши-гун).
  

 Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2012