ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Каменев Анатолий Иванович
"Высшая правда и христианский идеал были в Императоре"...

[Регистрация] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Найти] [Построения]
 Ваша оценка:


"Высшая правда и христианский идеал были в Императоре"...

0x01 graphic

  

Портрет Николая I.

Художник Джордж Доу.

  
   Мысли Николая I:
  
  -- "Я видел,- вспоминал он позднее,- что или должно мне взять на себя пролить кровь некоторых и спасти почти наверно все, или, пощадив себя, жертвовать решительно государством".
  
   В манифесте от 13 июля 1826 г. по случаю коронации говорилось:
  
  -- "Не от дерзких мечтаний, всегда раздражительных, но свыше усовершаются постепенно отечественные установления, дополняются недостатки, исправляются злоупотребления.
  -- В сем порядке постепенного усовершенствования всякое скромное желание к лучшему, всякая мысль к утверждению силы законов, к расширению истинного просвещения и промышленности, достигая к нам путем законным, для всех отверстым, всегда приняты будут нами с благоволением; ибо мы не имеем, не можем иметь другого желания, как видеть отечество наше на самой высокой степени счастья и славы, Провидением ему предназначенной".
  
  -- По свидетельству И. С. Аксакова, "с величайшим уважением" отзывался о Николае I .
  -- "Государем-рыцарем" именовал его митрополит Анастасий (Грибановский), а К. Н. Леонтьев называл Николая I "великим легитимистом" и "идеальным самодержцем", призванным задержать "всеобщее разложение".
  -- А, по словам В. С. Соловьева, "в императоре Николае Павловиче таилось ясное понимание высшей правды и христианского идеала, поднимавшее его над уровнем не только тогдашнего, но теперешнего общественного сознания".
  

0x01 graphic

  

Николай I в мундире полковника Преображенского полка, 1843 год,

Русский музей.

НАЧАЛО ЦАРСТВОВАНИЯ НИКОЛАЯ I

В.О. Ключевский

   Император Николай I родился в июне 1796 г., следовательно, за несколько месяцев до смерти своей бабушки; он принадлежал вместе с младшим братом Михаилом ко второму поколению сыновей Павла и получил, поэтому иное воспитание, непохожее на то, какое дано было старшим братьям -- Александру и Константину.
  
   Он воспитан был кое-как, совсем не по программе Руссо.
  
   Третий брат готовил себя к очень скромной военной карьере; его не посвящали в вопросы высшей политики, не давали ему участия в серьезных государственных делах.
  
   До 18 лет он даже вовсе не имел определенных служебных занятий; только в этом году его назначили директором инженерного корпуса и дали ему в команду одну гвардейскую бригаду, следовательно, два полка.
  
   Вступление Николая I на престол, как мы знаем, было чистою случайностью.
  
   Но, не имея серьезных занятий, великий князь каждое утро проводил по нескольку часов во дворцовых передних, теряясь в толпе ждавших аудиенции или доклада.
  
   При нем, как при третьем брате, не стеснялись; великий князь мог наблюдать людей в том виде, как они держались в передней, т. е. в удобнейшем для их наблюдения виде. Он здесь узнал отношения, лица, интриги и порядки, так как в той сфере, где он вращался, интриги были синонимом порядка.
  
   Эти мелкие познания очень понадобились ему на престоле; он вступил на престол с очень скромным запасом политических идей, которых так много принес сюда его старший брат. Вот почему он мог заглянуть на существующий порядок с другой стороны, с какой редко удается взглянуть на него монарху.
  
   Александр смотрел на Россию сверху, со своей философской политической высоты, а, как мы знаем, на известной высоте реальные очертания или неправильности жизни исчезают.
  
   Николай имел возможность взглянуть на существующее снизу, оттуда, откуда смотрят на сложный механизм рабочие, не руководствуясь идеями, не строя планов.
  
   Николай поставил себе задачей ничего не переменять, не вводить ничего нового в основаниях, а только поддерживать существующий порядок, восполнять пробелы, чинить обнаружившиеся ветхости помощью практического законодательства и все это делать без всякого участия общества, даже с подавлением общественной самостоятельности, одними правительственными средствами; но он не снял с очереди тех жгучих вопросов, которые были поставлены в прежнее царствование, и, кажется, понимал их жгучесть еще сильнее, чем его предшественник.
  
   Итак, консервативный и бюрократический образ действия -- вот характеристика нового царствования; поддержать существующее помощью чиновников -- еще так можно обозначить этот характер.
  
   В первое время, может быть, под свежим впечатлением недавно пережитых событий новый император был близок к мысли о реформах, но он поставил себе ближайшей задачей предварительно войти в положение дел и принялся усердно изучать самые грязные подробности.
  
   Он сам лично ревизовал ближайшие столичные учреждения: бывало, налетит в какую-нибудь казенную палату, напугает чиновников и уедет, дав всем почувствовать, что он знает не только их дела, но и их проделки.
  
   В губернии он разослал доверенных сановников для производства строгой ревизии. Вскрывались ужасающие подробности; обнаруживалось, например, что в Петербурге, в центре, ни одна касса никогда не проверялась; все денежные отчеты составлялись заведомо фальшиво; несколько чиновников с сотнями тысяч пропали без вести. В судебных местах император [нашел] два миллиона дел, по которым в тюрьмах сидело 127 тыс. человек.
  
   Сенатские указы оставлялись без последствий подчиненными учреждениями. Губернаторам назначен был годовой срок для очистки неисполненных дел; император сократил его до трех месяцев, дав неисправным губернаторам положительное и прямое обещание отдать их под суд.
  
   Чтобы поправить действие правительственного механизма, столь расстроенного, составлена была комиссия, известная под именем сенатора Энгеля. Комиссия должна была выработать проект нового судебного устройства. Выработанный проект отличался очень либеральными началами: уничтожалось тайное канцелярское производство, вводилась несменяемость судей и более строгое распределение судебных дел от административных.
  
   Император вполне одобрил эти проекты, но нашел их более рассчитанными на будущее, чем на настоящее, и оставил их без последствий. В этом отношении императора к преобразовательным проектам и выразилось основное начало, которым он руководился; он одобрял все хорошие предложения, которые могли поправить дело, но никогда не решался их осуществить. Итак, поддерживать существующий порядок -- вот программа нового правительства.
  

КОДИФИКАЦИЯ

  
   Для того чтобы существующий порядок действовал правильно, надо было дать учреждениям строгий кодекс.
   Над созданием такого кодекса работали с 1700 г., и дело не удавалось.
  
   Такой кодекс мог быть выработан при указанной программе: если решено поддерживать существующий порядок, то в свод законов должны быть взяты существующие узаконения; новый свод законов должен быть сводом законов действующих, а не кодексом, созданным отвлеченной мыслью.
  
   Эту задачу, прежде всего, и взялся разрешить Николай.
  

0x01 graphic

  

М.М. Сперанский

  
   Для этого он учредил при себе особое отделение Собственной канцелярии (II отделение) и в руководители дела призвал лицо, давно искусившееся в этой работе, знакомого нам М. М. Сперанского.
  
   Сперанский после ссылки был назначен пензенским губернатором, потом генерал-губернатором Сибири, изучил обширную Сибирь и составил проект нового ее устройства, с которым и приехал в Петербург в 1821 г.
  
   Его оставили в Государственном совете, хотя он не пользовался прежним влиянием; Николай решительно признавал его жертвою политических интриг и при этом ссылался на признание своего старшего брата, будто бы когда-то сказавшего ему, что он в долгу у Сперанского, что он тогда не мог сладить с интригой, хотя знал, что обвинение, взводимое на Сперанского, -- клевета.
  
   Сперанский еще в 1811 г. начал каяться в своих широких политических затеях, сознавая всю их преждевременность и непригодность, а теперь он к тому же прошел отличную административную школу, ибо, что можно представить себе лучше для назидания и знакомства с делом, как ссылка и губернаторство.
  
   Сперанскому поручено было составление свода законов.
  
   Вылечившись от затей, Сперанский сохранил трудолюбие своей молодости и теперь в короткое время совершил изумительные дела по программе, ему заданной.
  
   Прежде всего, из разных канцелярий и архивов он стянул к себе все указы, начиная с Уложения 1649 г. и кончая последним указом императора Александра I.
  
   Все эти указы, уставы и регламенты он расположил в хронологическом порядке и напечатал их, дав сборнику заглавие "Полное собрание законов Российской империи". Это сборник 45 громадных томов, каждый из которых не всякий осилит поднять. В этот сборник вошло 30 920 номеров. Сборник, за составление которого Сперанский принялся в 1826 г., издан был в 1830 с приложением рисунков, табели и различных указаний. До сих пор это полное собрание материалов остается основным для истории русского законодательства.
  
   Это полное собрание законов он и положил в основание действующих законов; из различных указаний он брал годные к действию узаконения, облекал их в краткие статьи, применяясь к тексту подлинника, и со ссылками на источник эти статьи расположил в систематическом порядке, сводя их в особые уставы. Так составился "Свод законов Российской империи", изданный в 1833 г. в 15 томах. В большей части своего состава этот памятник доселе остается действующим у нас кодексом.
  
   "Свод законов Российской империи" расположен в систематическом порядке.
  
   В первых трех томах изложены законы "основные и учредительные", т. е. определяющие пределы власти и порядок делопроизводства правительственных учреждений, Государственного совета, Сената, министерств, губернского управления и т.д. В дальнейших пяти томах (в 4, 5, 6, 7, 8-м) изложены законы "государственных сил", т. е. средств, которыми питается государство, законы о государственных повинностях, доходах и имуществе.
   В 9-м томе изложены законы "о состояниях", т. е. о сословиях. В 10-м томе изложены законы гражданские и межевые. В четырех дальнейших (11, 12, 13 и 14-м) -- законы "государственного благоустройства и благочиния", т. е. полицейские, и в последнем (15-м томе) -- законы уголовные.
  
   Вот строй законов, в котором каждая статья не представляет ничего нового, а извлечена из изданного закона и только нашла место в общей системе. Таким образом, свод законов составился из 42 тыс. статей; это слишком много законов, чтобы знать их; обилие законов есть главный недостаток свода, и сам Сперанский сознавал это. Дальнейшие узаконения присоединились к своду как дополнение, и теперь таких статей свыше 100 тыс.
  
   Сперанский смотрел на свод законов только как на подготовительную, черновую работу для выработки удобоприменимого кодекса. Трудно представить себе памятник, более выражающий основную мысль царствования: ничего не вводить нового и только чинить и приводить в порядок старое.
  
   Свод законов, сказал я, издан был в 1833 г.; но, кроме того, Сперанский приводил в порядок целый ряд специальных и местных законодательств: так, ему принадлежит свод военных постановлений в 12 томах; свод законов остзейских и западных губерний; свод законов Великого княжества Финляндского. Свод законов и должен был стать руководством для деятельности правительственных учреждений.
  

0x01 graphic

Николай в детстве

  

СОБСТВЕННАЯ КАНЦЕЛЯРИЯ

  
   Легко предвидеть, в каком направлении должен был измениться правительственный порядок.
   Основания правительственного строя остались прежние, но, взявшись руководить громадной империей без всякого участия общества, Николай должен был усложнять механизм центрального управления. Вот почему в его царствование создалось громадное количество либо новых департаментов в старых учреждениях, либо новых канцелярий, комиссий и т. д. Все это время было эпохой необозримого количества комитетов и комиссий, которые создавались для каждого нового государственного вопроса.
   Всего лучше выразилась мысль этих правительственных перемен в создании целого сложного управления.
  
   Сам, руководя важнейшими делами, входя в их рассмотрение, император должен был иметь собственную канцелярию; такая канцелярия и создана была четырьмя отделениями под таким названием -- Собственная его величества канцелярия, существующая и доселе, только не в полном комплекте отделений. Вот перечень этих отделений, который, может быть, понадобится, чтобы увидеть, каким кругом дел хотел непосредственно руководить носитель государственной власти.
  
   Первое отделение подготовляло бумаги для доклада императору и следило за исполнением высочайших повелений; второе отделение образовалось из бывшей комиссии составления законов, занималось кодификацией законов и состояло под управлением Сперанского до смерти его в 1839 г.; третьему отделению поручены были дела высшей полиции под управлением начальника, который был вместе и шефом жандармов (теперь это отделение упразднено); четвертое отделение управляло благотворительными воспитательными заведениями, начало которым положено было императрицей вдовой Марией Федоровной; это -- ведомство императрицы Марии. При Николае существовало даже пятое отделение собственной е. в. канцелярии -- для подготовки нового порядка управления и государственных имуществ, о чем мы скажем после.
  

0x01 graphic

  

ГУБЕРНСКОЕ УПРАВЛЕНИЕ

   Областное управление при Николае I осталось на прежних основаниях, даже в прежнем виде; оно не было усложнено, подобно центральному; подверглось некоторым изменениям только управление сословное, дворянское.
  
   Как мы знаем, дворянству было предоставлено учреждениями 1775 г. решительное господство в местном управлении. При императоре Павле упразднены были некоторые из судебных и губернских учреждений; при Александре было даже несколько расширено участие дворянства в местном управлении; не передавая всех подробностей, укажу, что по учреждениям 1775 г. судебные палаты (уголовная и гражданская, служившие высшей инстанцией для сословных высших учреждений, например губернского магистрата, верхнего земского суда) не имели сословного характера, состояли из членов от короны.
  
   По закону 1780 г. предоставлено было дворянству и купечеству выбирать по два заседателя в обе палаты, которые действовали вместе с председателем и советником от короны. По закону 1831 г. дворянству предоставлено было право выбирать председателей обеих палат. Таким образом, и общий суд, несословный, в губернии отдан был в распоряжение дворянства, но зато было ограничено право участия дворянства в губернском управлении установлением ценза. В губернских учреждениях 1775 г. на дворянских съездах право выбора имел каждый потомственный дворянин или высший штаб-офицерский чин.
  
   Положение 1831 г. точнее определяло участие дворян в съездах и выборах: именно, одни дворяне могли участвовать в съездах с голосом, другие -- без голоса. Право участвовать с голосом имел потомственный дворянин, достигший 21 года, имевший недвижимую собственность в губернии, получивший на действительной службе по крайней мере чин 14-го класса или служивший три года по дворянским выборам, вот главные условия. Не удовлетворявшие им потомственные дворяне участвовали в съездах без голоса.
  
   Притом и право голоса было двоякое: одни дворяне подавали голос во всех делах, обсуждавшихся в собрании, другие во всех, кроме выборов; право участвовать во всех делах и в выборах предоставлено было потомственным дворянам, которые имели в губернии не менее 100 душ крестьян или не менее 3 тыс. десятин удобной, хотя и незаселенной, земли. Голос во всех делах, кроме выбора, принадлежал потомственным дворянам, которые имели в губернии менее 100 душ или 3 тыс. десятин земли. Один разряд дворян имел непосредственное право голоса, другой -- посредственный голос через уполномоченных; именно мелкие участки складывались в одно, так чтобы их совокупность составляла нормальный участок в 100 душ, и выбирали одного уполномоченного на дворянский съезд.
  
   Законом 1837 г. усложнено было устройство земской полиции, как известно, руководимой дворянством. Исправник, начальник уездной полиции, действовал по-прежнему, но каждый уезд разделен на станы, и во главе стана поставлен был становой; становой -- коронный чиновник, который назначается губернским управлением только по рекомендации дворянского собрания. Принимая во внимание все перемены, внесенные в губернское управление, следует сказать, что влияние дворянства на местное управление не было усилено; расширено было участие, но вместе и ослаблено введением цензов и сочетанием выборных должностей с коронными. До сих пор дворянство было руководящим классом в местном управлении; со времени издания законов 1831 и 1837 гг. дворянство стало вспомогательным средством коронной администрации, полицейским орудием правительства.
  
   Вот и все важные перемены, какие были внесены в центральное и губернское управление. Легко заметить, что этими переменами нарушено было равновесие между тем и другим; центральное управление было страшно расширено, и в нем получила необыкновенное развитие канцелярия; местное управление осталось в прежней форме. Если мы представим усиленную деятельность, какая внесена была императором в учреждения, то нам понятен будет главный недостаток управления.
  
   Все дела велись канцелярским порядком, через бумагу; размноженные центральные учреждения ежегодно выбрасывали в канцелярии, палаты десятки, сотни тысяч бумаг, по которым эти палаты и канцелярии должны были чинить исполнение.
  
   Этот непрерывный бумажный поток, лившийся из центра в губернии, наводнял местные учреждения, отнимал у них всякую возможность обсуждать дела; все торопились очищать их: не исполнить дело, а "очистить" бумагу -- вот что стало задачей местной администрации; все цели общественного порядка, который охранялся администрацией, все свелись к опрятному содержанию писаного листа бумаги; общество и его интересы отодвинулись перед чиновником далеко на задний план.
  
   Все управление представляло громадный и не совсем правильный механизм, который без устали работал, но который был гораздо шире, тяжелее наверху, чем внизу, так что нижние части и колеса подвергались опасности треснуть от слишком усиленной деятельности в верхних. Чем больше развивался такой механизм, тем менее оставалось у руководителей его возможности следить за действием его частей.
  
   Никакой механизм не мог усмотреть за работой всех колес, за их ломкой и своевременной починкой. Таким образом, руководство делами уходило с центра вниз; каждый министр мог только, посмотрев на всю эту громадную машину государственного порядка, махнуть рукой и предоставить все воле случая; настоящими двигателями этого порядка стали низшие чиновники, которые очищали бумаги.
  
   Этот недостаток и выражен был самим наблюдательным императором, который сказал раз, что Россией правит не император, а столоначальники. Такой вид представляло здание бюрократизма, как оно было поставлено в это царствование, т. е. как оно было тогда завершено.
  

0x01 graphic

  

Николай I перед строем лейб-гвардии Саперного батальона

во дворе Зимнего дворца 14 декабря 1825 г.

.

  

РОСТ БЮРОКРАТИИ

  
   Достиг ли этот бюрократический механизм государственной цели лучше, чем прежде, на это дает простой ответ одна цифра.
  
   В начале царствования император пришел в ужас, узнав, что только по ведомству юстиции во всех служебных местах им произведено 2800 тыс. дел. В 1842 г. министр юстиции представил государю отчет, в котором значилось, что во всех служебных местах империи не очищено еще 33 млн дел, которые изложены по меньшей мере на 33 млн писаных листов. Вот каких результатов достигло бюрократическое здание, завершенное в это царствование.
  
   Накопление бумаг, однако, вовсе не улучшило исправности и отчетности учреждений. Под покровом канцелярской тайны совершались дела, которые даже теперь кажутся чистыми сказками.
  
   В конце 20-х годов и в начале 30-х производилось одно громадное дело о некоем откупщике; это дело вели 15 для того назначенных секретарей, не считая писцов; дело разрасталось до ужасающих размеров, до нескольких сотен тысяч листов. Один экстракт дела, приготовленный для доклада, изложен был на 15 тыс. листов. Велено было, наконец, эти бумаги собрать и препроводить из Московского департамента в Петербург; наняли несколько десятков подвод и, нагрузив дело, отправили его в Петербург, но оно все до последнего листа пропало без вести, так что никакой исправник, никакой становой не могли ничего сделать, несмотря на строжайший приказ Сената; пропали листы, подводы и извозчики.
  
   Столь развитой правительственный механизм требовал множество рабочих рук. Царствование Николая I было временем развития чиновничества, знати, табели о рангах. К сожалению, мы не имеем точных статистических данных, чтобы судить о размножении чиновничества; можно только понять, чего стоило казне содержание этого административного рабочего люда.
  
   Сверх окладов, за особые заслуги, чиновникам раздавали из казенных земель аренды обыкновенно на 12 лет, как делается и доселе. До 1844 г. аренд выдавалось ежегодно разным чиновникам [на] 30 тыс. [руб.]; определяя поземельный доход по 4%, мы найдем, что арендная сумма равнялась 750 млн руб. (это только добавочное вознаграждение чиновникам). Кроме того, чиновникам раздавали за заслуги в собственность незаселенные, но доходные казенные земли и угодья; до 1844 г. таких земель было роздано свыше миллиона десятин. Вот что стоило государству содержание той администрации, которая умела терять дела, изложенные на нескольких сотнях тысяч листов.
  

0x01 graphic

  

Восстание на Сенатской площади 14 (26) декабря 1825 года

  
  

КРЕСТЬЯНСКИЙ ВОПРОС

  
   Я заметил, что новое правительство, действуя в консервативном духе и бюрократическими средствами, не сняло с очереди поставленных вопросов внутреннего устройства.
  
   Новый император с начала царствования имел смелость приступить и к крестьянскому вопросу; но он разрешил вести его тайно от общества, чисто бюрократическими средствами.
  
   В начале царствования, под влиянием движения 14 декабря, в крестьянском населении распространились слухи о скором освобождении.
  
   Чтобы прекратить их, новый император издал манифест, в котором прямо заявил, что в положении крепостных крестьян не будет сделано никакой перемены, но при этом секретно было внушено через губернаторов помещикам, чтобы они соблюдали "законное и христианское обращение" с крестьянами. Мысль об освобождении крестьян занимала императора в первые годы царствования, и он внимательно высматривал людей, которые бы могли совершить это важное дело.
  
   Присутствие этой мысли у императора обнаруживалось не раз; так, в 1834 г., беседуя с Киселевым, император указал на большие картоны, стоявшие у него в кабинете; он прибавил, что в этих картонах с начала царствования он собрал все бумаги, касающиеся процесса, "какой, -- говорил Николай, -- я хочу вести против рабства, когда наступит время, чтобы освободить крестьян по всей империи".
  
   Для разработки этого вопроса в продолжение царствования составлялось несколько секретных или весьма секретных комитетов; они обсуждали тяжелое дело; просматривая положение не только крепостных, но и всех крестьян, вырабатывали проекты, большая часть которых оставалась неосуществленной.
  
   Нет надобности передавать деятельность этих секретных или весьма секретных комитетов; достаточно только сказать, что в 1826 г. составлен был первый секретный комитет для выработки нового положения "об устройстве всех состояний людей".
  
   Я сказал, что император сначала не чужд был некоторой мысли о реформе; комитет этот вырабатывал проект устройства сословий; вопрос о крепостных крестьянах возбужден был запиской Сперанского, который теперь яснее смотрел на дело, чем в 1808-1809 гг. Проект этот был уже приготовлен для подписи, но предварительно был отослан в Варшаву к наместнику, великому князю Константину, который вооружился против него, наделал много замечаний и тем остановил его распространение. Комитеты эти, впрочем, оставили следы своей деятельности в законодательстве по крепостному вопросу.
  
   Чтобы понять эти следы, надобно представить себе в главных чертах состав русского общества того времени. Возьмем данные VIII ревизии, произведенной в 1836 г.; по этим данным, оказалось, что в Европейской России без Царства Польского и без Финляндии, но с Сибирью народонаселение простиралось до 52 млн.
  
   Сельское население по-прежнему решительно преобладало численностью над остальными классами, именно в составе его считалось до 25 млн крепостных крестьян, принадлежавших или дворянам, или некоторым благотворительным и учебным заведениям, или частным фабрикам и заводам (по закону Петра 1721 г.). Крестьян государственных с удельными считалось миллионов 17 или 18; последних, по VIII ревизии, было слишком 1 млн. душ обоего пола.
  
   Все цифры, которые я излагаю, означают души настоящие, а не ревизские, т. е. души обоего пола. На все остальные классы, следовательно, приходилось миллионов 9-10, считая здесь и военных; духовенства в том числе считалось 272 тыс. Трудно определить количество городского населения, состоявшего из купцов, фабрикантов, мещан и ремесленников; купцов трех гильдий считалось около 128 тыс.
  
   Если вы представите себе по этим цифрам, как расчислено было общество, вы увидите, какой странный вид оно представляло. Высшие сословия -- гильдейские граждане, гильдейские купцы, духовенство -- представляли в численном отношении маленькие неровности, чуть заметные нарывы на народном теле; между тем только эти неровности маленькие и пользовались полнотою гражданских прав; масса сельского населения была стеснена в этих правах, так что на деле было мало разницы между казенными или вольными крестьянами. Так как всюду господствовал крепостной принцип, то и казенные крестьяне относились к дворянским исправникам или коронным чиновникам -- становым -- почти так же, как крепостные крестьяне к своему господину.
  
   Теперь представим, что все это сельское население в большей части своих дел ведалось особой своей администрацией или землевладельцами, или чиновниками земской полиции и что общие правительственные учреждения ведали свободными, только высшим сословием.
  
   Какой социальный материал был у описанного сложного правительственного механизма, чем собственно правили эти бюрократические учреждения -- Государственный совет, министерства и т.д.?
  
   Они правили ничтожной кучкой народа, может быть миллионом с небольшим душ; вся остальная масса ведалась своими особыми властями, и дело ее не доходило до общих учреждений.
   Один администратор того времени, принявши в расчет численное неравенство между свободными и несвободными людьми, рассчитал, что так как правительственные учреждения ведают только вполне свободными людьми, то Русское государство по количеству свободных людей в 45 раз меньше Франции.
  
  
   О Николае I cм. далее...
  
  

0x01 graphic

Вид Звенигородского Савино Сторожевского монастыря.

Гравюра 1843 г.

  

РУССКИЕ В ПОСЛОВИЦАХ И ПОГОВОРКАХ

Иван Снегирев

  
   Замечаемая в житье-бытье в нравах простота в старину и даже в новейшие времена у русских, особливо между простолюдинами, смежена с добротою, умеренностью, но неразлучна также и с грубостью, под обликом коей иногда являются нам добродетели и мнения народные, выражаемые пословицами.
  
   При удалении себя от прихотей и причуд роскоши опростание сердца от лукавства и крамольных страстей, чистота совести и нравов есть истая русская простота, прекрасная и под серым кафтаном, любезная и под соломенною кровлею убогой хижины, нередко достойной сожития ангелов, по пословице:
  
   "Где просто, там ангелов со сто, а где хитро, там ни одного".
   "В простоте сердца,- как говаривал Платон,- Бог опочивает".
  
   Простота принимается в смысле чистоты - половины спасения,- которая, по пословице, человека к Богу приводит. Та и другая, водворяя в сердце покой, а в семье совет и любовь, наделяли благоденствием и долговечностью, потому что:
  
   Кто живет просто, тот проживет лет со сто.
  
   Простота в смысле оплошности хуже воровства; однако ж и на всякого мудреца живет довольно простоты.
  
   При сангвинически-холерическом темпераменте с примесью меланхолического, какой замечается у большей части русских, они имеют немало потребностей, и те умерены и без причуд; малым довольны в житье-бытье своем, так что, по их же слову, для счастия нужно только:
  
   Хлеба с душу (ибо душа всему мера), денег с нужу, платья с ношу;
   они любили жить в тесноте,
   да не в обиде,
   иметь избу не красну углами, да красну пирогами.
  
   По старинному поверью:
  
   Кто малым доволен, тот у Бога не забыт,
  
   почему в народе ведется молитвенный приговор:
  
   Напитай, Господи, душу малым куском!
  
   Умеренность в пище и простота в жилище соответствовали бережливости в одежде русских: прочной, покойной, нероскошной, единообразной и приличной климату.
  
   Они любили так носить, чтобы
   износу не было и чтобы из дедовского кафтана оставалось и внуку;
   не стыдясь починивать свое платье, оправдываясь тем, что царь-государь и городы платит, то есть починяет.
  
   О лишней трате на одежду говаривали:
  
   На брюхе шелк, а в брюхе щелк,- то есть щегольство ведет к голоду.
  
   Бережливость у них почиталась хозяйственною добродетелью, которая до веку кормит трудовыми деньгами.
  
   Хотя маленькая добычка, говорит русский народ, да большая бережь, потому что бережно - так недолжно.
  
   Сия добродетель основывалась на предусмотрительности, с какою берегли белую денежку, доставляемую черною работою, на черный день, то есть на нужду, на голод, на беду, родящую деньги, ибо по старинному расчету, денежка рубль бережет, а рубль голову стережет.
  
   Любимою поговоркой великого хозяина в нашем отечестве Петра I была:
  
   Кто не бережет копейки, тот сам не стоит рубля.
  
   Условием же прочности и твердости приобретений поставлялась добросовестность с уверенностью, что одна трудовая, праведная денежка до веку живет, а неправедная прибыль -огонь; или: Иной продает с барышом, да ходит нагишом.
  
   Старая русская пословица свидетельствует, что гром не грянет, мужик не перекрестится.
  
   Екатерина II, по опыту признав русский народ особенным в мире, сказала, что он одарен догадкою, которая, по его пословице, лучше разума.
  
   С этою догадкой он переимчив и до всего сам дойдет и на что не взглянет, того не сделает; но эта переимчивость подражательности близка к легкомысленности в некоторых классах народа, при коей он от одного берега отстанет, а к другому не пристанет.
  
   Хитрость русских в торговых делах, особливо с иноземцами, издавна известна, как и пословица:
   Товар лицом продать.
  
   Петрей, согласно с другими иностранными путешественниками в Россию, говорит, что "русские в торговле хитры и мене весьма обманчивы, изворотливы и хитры; запрашивают более, нежели сколько стоит товар".
  
   Слова Петрея подтверждаются пословицами:
  
   Запрос в карман не лезет.
   Не покоря, ничего не купишь, а не похваля, ничего не продашь.
  
  
  

ВОЕННО-ИСТОРИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ-СПРАВОЧНИК

  
   0x01 graphic
  
   ПАВЕЛ I (1754-1801) - российский император с 1796, сын Петра III и Екатерины II. Будучи поклонником императора Пруссии Фридриха ввел в армии и государстве воен­но-полицейский режим. Убит заговорщиками-дворянами, пред­положительно с одобрения сына, будущего императора Александра I. Став императором, Павел, коpоновал останки Петра III императорской короной и похоронил Петра III и Екатерину II в один день и с одинаковыми почестями. Первым правительственным актом большой важности был акт об изменении престолонаследия, установленного Петром I в 1722 году. По новому указу ("Учреждение об императорской фамилии" от 1797 г.) престол должен был переходить по праву "естественному", то есть от отца к старшему сыну. Обрушив свои реформы на армию, Павел хотел подвести войска под прусский образец. При дворе был открыт "тактический класс", где военные советники нового государя -Каннибах, Штейнвер, Линденер -на ломанном русском языке учили генералитет новому строю. За сущую безделицы генералы и офицеры исключались со службы, сажались в крепость, ссылались в Сибирь. Отправляясь на развод, они брали с собой несколько сот рублей на случай, если их отправят в ссылку. Страх сделался главным двигателем службы, особенно в столице. Многолетние боевые заслуги оказывались ничем ввиду какой-нибудь несоблюденной формальности. Павел унизил фельдмаршалов, производя в это высшее звание с десяток заурядных лиц. Он ослабил и значение генеральского звания, предоставив его нескольким юнцам. При Павле с военной службы были удалены 7 фельдмаршалов, более 300 генералов и свыше 2 тысяч офицеров. Вся политика нового императора была направлена на уничтожение всего того, что было сделано его матерью. Почти все указы Павла, предполагавшие искоренение беспорядков в делах, лишь нарушали прежнюю стройность системы, созданной при Екатерине II. Павел говорил: "В России велик только тот, с кем я говорю, и только пока я с ним говорю". Мысль об удалении с престола Павла первоначально возникла у вице-канцлера Н.П. Панина. К заговору привлекли великих князей Александра Павловича и Константина Павловича. Осенью 1800 года возник заговоp пpотив императора, в котоpом участвовали приближенные Павла и гвардейские офицеры. В ночь с 11 на 12 марта 1801 года заговорщики проникли в Михайловский замок, где жил император, и убили его. Непосредственно в убийстве Павла участвовали адъютант Преображенского полка Аргамаков и Николай Зубов (зять А.В. Суворова .
  
   Павсаний - спартанец, назначенный после преждевременной смерти отца Клеомброта (480 г. до Р. X.) регентом по малолетству Плейстарха, сына Леонида; его часто неверно называют царем. В 479 г. он выступил против персов. После того как на Истме с ним соединились остальные пелопоннесцы, а при Элевсине афиняне, он расположил у подошвы Кифе-рона свое войско. После долгих передвижений дело дошло до сражения при Платеях, в котором Мардо-ний пал, а персидское войско было уничтожено. По­сле раздела добычи и после заключения между греками.защитительного и наступательного союза он направился против Фив и принудил их выдать виновников в союзе с персами для наказания. В следующем году он выступил во главе эллинского союзного флота, чтобы совершенно изгнать персов, покорил Кипр и Византию после долгой осады и сделал последнюю своей столицей. Здесь он перенял персидскую роскошь и образ жизни и не заботился о войне. Своим слишком над­менным поведением и презрением греческих обычаев он возбудил против себя ненависть, вследствие чего союзники сделались более расположенными к афин­ской гегемонии. Через плен­ных персов (Гонгила, эретрийского изгнанника), по­том через Артабаза он завел сношения с Ксерксом и разъезжал по Фракии как восточный сатрап, как вдруг был отозван в Спарту, чтобы дать ответ но поводу различных жалоб на него. На обратном пути он при­вез в Спарту останки Леонида. Присужденный к штрафу и отстраненный от командования, он вступил в сношения с персами, но был разоблачен. Он бежал в храм Афины, но спартанцы, обложив храм камнями, уморили его голодом (467).
  
   Павсаний - убийца Филиппа Македонского, один из его телохранителей. Во время бегства был пойман и распят на кресте.
  
   0x01 graphic
  
   Падение Римской империи. В западной части империи не прекращалась борьба за императорский трон, хотя большее значение имели не императоры, а находившиеся на римской службе "варварские" вожди. В 445 г. Рим был разграблен вандалами, которые унесли боль­шую добычу и увели множество пленных, в числе которых была императрица Евдокия. В 475 г. римский патриций Орест воз­вел на престол сына своего Ромула Августула и от его имени управлял государством. Но против него восстали "варварские" наемники, во главе которых стоял скир Одоакр. В 476 г. Орест был убит, Ромул Августул -- лишен власти, знаки же импера­торского достоинства Одоакр отослал в Константинополь. Это событие принято считать концом Западной Римской империи. Пример Рима обнаруживает и ярко проявляет ту закономерность, которая гласит: великую цивилизацию невозможно завоевать извне до тех пор, пока она не разрушит себя изнутри. Главные причины упадка Рима заключались в измельчании вождей, духовной порче народа, угасании морали, мелочной классовой борьбе, бюрократическом де­спотизме, удушающих налогах, истребительных войнах.
  
   0x01 graphic
  
   ПАЖЕСКИЙ КОРПУС осн. в С.-Петербурге в 1759 для обучения придворных пажей. С 1802 привилегир. средний военного-уч. заведение типа кадетского корпуса для детей высш. дворянской знати. Готовил преим. для службы в гвардии. Закрыт после Октябрьской рев-ции.
  
   Пакет Фельдта -- переносное противопехотное препятствие, применявшееся в большим количестве в первую мировую войну 1914 -- 18 гг. на нашем фронте и представлявшее собой металлический каркас в виде рамы из толстой проволоки с намотанной на нее колючей проволокой. Один пакет давал препятствие шириной около 1,0 м. длиной около 10 м и высотой 1,0 м и весил около 41 кг. Концы металлических стоек рамы втыкались непосредственно в землю. Назван по имени изобретателя русского военного
  
   Память. Благодеяния записывай на меди, а обиды -- на воде (Св.Исид. Пелус).
  
   Панегирик, речь изысканного содер­жания, произносимая с блестящей дикцией, по всем правилам риторического искусства, в торжественном собрании, рассчитанная на то, чтобы по­нравиться множеству слушателей. Предмет такой речи имел отношение к празднику или к празднующему народу; в речи прославлялись дея­ния и стремления народа, чтобы этим возбудить в нем патриотизм и соревнование. Впоследствии такие речи относились и к частным лицам, почему они получили характер похвального слова.
  
   ПАНИКА. В ней играет большое значение то обстоятельство, что человек, после долгого напряжения умственных сил и воли за время боя, находящийся в периоде апатии, неожиданно охватывается чувством внезапной опасности, и то чувство страха, которое долго и искусственно в нем заглушалось, теперь сразу поднимается по закону компенсации на необычайную высоту.
  
   0x01 graphic
  
   ПАНИН Никита Иванович (1718-83), граф, рос. гос. деятель и дипломат, поч. ч. Петерб. АН (1776) Брат П. И. Панина. С 1747 посланник в Дании, Швеции. Участник дворцового переворота 1762. Воспитатель Павла I. В 1763-81 руководил Коллегией иностр. дел. Автор конституц. проектов.
  
   ПАНИН Петр Иванович (1721-89), граф, рус. ген.-аншеф (1762). Брат Н. И. Панина. Участник Семилетней и рус.-тур. 1768-74 войн. С июля 1774 командовал карательными войсками в борьбе против армий Е. И. Пугачева. Штрихи к портрету: "В декабре 1772 года скончался боевой соратник Панина фельдмаршал П.С. Салтыков, командовавший русской армией в войне с Пруссией. В последние годы он находился в опале у Екатерины, и власти не сделали каких-либо распоряжений относительно похорон, хотя у гроба фельдмаршала, по существующим правилам воинского этикета, обязан был стоять караул из офицеров гвардии. Лишь генерал Панин в полной форме и со всеми регалиями приехал в Марфино, чтобы отдать последние почести полководцу. Тогда-то и прогремели на всю Россию слова Панина: "До тех пор стоять буду на часах, пока не пришлют почетного караула для смены"; "Обладая прямым характером, Панин высказывал свое мнение, не взирая на авторитеты. Однажды во время заседания Сената он заспорил с генерал-прокурором А. Вяземским, который заявил: "Вы забываете, что я, по изречению Петра Великого, есть око государево". - "Нет, - ответил Петр Иванович, - вы не око, а бельмо государево".
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2012