ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Каменев Анатолий Иванович
Заговор верхов

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Властолюбие - великое зло, начало вероломства и подлости


А.И. Каменев

ЗАГОВОР ВЕРХОВ

Ельцин, Яковлев, Шеварднадзе...

  
   Безусловно, ведущей политической фигурой того времени стал Б.Н. Ельцин.
   Он понимал, что власть Горбачева настолько ослабела, что настало время активно готовиться к смене власти.
   Обычно в этих случаях прибегают к приему очернений и обвинений.
   Так сделал и Ельцин.
   В многочисленных интервью он не устает повторять: "Я предупреждал в 1987 году, что у Горбачева есть в характере стремление к абсолютизации личной власти. Он все это уже сделал и подвел страну к диктатуре, красиво называя это президентским правлением".
   *
   Конечно, человек умный и внимательный не мог поверить в эту чушь.
   Горбачев, если бы хотел навести порядок сильной рукой, давно бы сделал это. Но в 1991 году Горбачев утратил почти все бразды правления. Он перестал контролировать обстановку. Ему не на кого было опереться.
   От него стали отпочковываться былые соратники, почувствовавшие закат горбачевской поры.
   Прежде всего, это были А. Яковлев, идеолог чудовищного социального эксперимента и идейный вдохновитель оппозиции, и Э. Шеварднадзе, творец международных "инициатив", подорвавших международные позиции и авторитет СССР в мире.
   *
   Яковлев, действуя осторожно до конца 1990 года, в начале 91-го стал действовать открыто против КПСС.
   Как тут не сказать о "засланном казачке"?
   Трудно, не имея проверенных данных, сделать вывод о том, что же на самом деле сподвигло А. Яковлева к предательству КПСС. То ли это была собственная инициатива "прозревшего" коммуниста, то ли он воспользовался подсказкой какого-то западного "друга" (ведь не даром он  в 1958-1959 стажировался в Колумбийском университете США).
  
   См.: http://www.emc.komi.com/03/28/008.htm
  
   Сейчас это не особенно важно. Пусть это останется на совести этого человека. Ясно другое: он поступил по-предательски. Находясь долгое время у самой вершины партийной власти этот человек, если был истинно честным, не мог не заметить ни пагубных последствий культа личности Сталина, ни волюнтаризма Хрущева, ни зазнайства Брежнева, ни амбициозности Горбачева. Но был ли он на самом деле человеком честным? Я, лично, сомневаюсь в его честности и порядочности.
   Отвечая на критику в свой адрес со стороны генерала Макашева, он с негодованием восклицал: "Вымойте руки перед тем, как начнете листать мои военные страницы". Стал бы он так возмущаться, если бы не военные, а настоящие страницы его партийные биографии кто-либо сумел пролистать и изучить?
   На партийные верхи взбирались лишь пронырливые и угодливые, а не честные и порядочные. Право быть наверху надо было заслужить преданностью и почитанием старших, а не честным служением делу.
   Таких, как Яковлев и Шеварднадзе не надо записываться в святые, им место в чистилище, а не в раю.
   *
   В середине 91-го в стране неожиданно заявило о себе новое движение, получившее название "Движение демократических реформ", которую возглавили бывший министр иностранных дел СССР Э. Шеварднадзе, бывший член политбюро А. Яковлев и др. По замыслу "праотцев", движение-партия должна вобрать в себя все желающие объединиться некоммунистические партии и даже "реформаторское крыло КПСС" в "поддержку Президента СССР".
   Кто были эти люди?
   Почти 38% - бывшие члены ЦК КПСС, все 100% - из компартии, 50% - из исполнительной власти самого высокого уровня (КЗ. 6.7. 91 г.)
   Это уже было похоже на заговор "верхов".
   *

Ельцин - знамя, массы - "пушечное мясо"

  
   Но бунт верхов ничто без лидера и массы. Лидер - знамя, а масса - пробивная сила.
   *
   Ельцин годился в управляемые лидеры (иначе их называют марионетками).
   *
   Обратимся к характеристикам этой личности, собранной нами из различных источников.
   Радиостанция "Немецкая волна" 17 апреля сообщала: "В Страсбурге председатель группы депутатов-социалистов Европарламента Жан-Пьер Кот сказал, что Борис Ельцин воспринимается на Западе, как симпатичный, но способный на крайности человек, как демагог и безответственный политик" (КЗ 19.4.91 г.).
   Г. Старовойтова, одна из сторонниц Ельцина, признавала: "Ельцин познал уже вкус демократии, более того, он (как и многие из нас) заложник своей популярности". "Я вижу сейчас, какое безумное поклонение Ельцину. Меня это пугает" (КЗ.3.8.91 г.)
   Видимо, она была свидетельницей событий, которые имели место на митинге на Манежной площади (июнь 91-го), когда из динамиков раздавался истошный крик: "Борис наш царь! Да здравствует Борис!"
   *
   Примечательно и то, что буквально за два месяца до августовских событий 91-го, 20 июня 1991 г. в США состоялась встреча президента Буша-старшего с Ельциным, о которой корр. "Уолл-стрит джорнэл" писал: "Наконец, президент Буш официально встретится с ведущим антикоммунистом Советского Союза..."
   Это, видимо, была последняя консультация перед решающими событиями августа 91-го года.
   *

Мои впечатления о Ельцине

  
   Мои личные впечатления о Ельцине сложились в 1989-1990 годах и они были основаны на личном восприятии этого человека, прежде всего, во время митингов в Лужниках.
   Вначале, как человек неординарный, Ельцин произвел впечатление человека борющегося за справедливость. Его популистские акции, типа проезда на работу в трамвае или троллейбусе, хождения в магазины и разносы продавцов у пустых прилавков, яркие выступления на последних съездах и пленумах ЦК КПСС вызывали уважение.
   *
   Но потом последовали разного рода события, которые вызывали недоумения.
   То, вдруг, Ельцин падает с моста в реку. Оппозиция сразу же поднимает вой вокруг "покушения", а сам Ельцин почему-то смущенно замалчивает обстоятельства своего падения в реку.
   Затем Ельцин едет читать лекции в Америку и по центральному телевидению транслируются фрагменты его выступлений, где видно, что Ельцин явно не в себе: речь его заторможена, логика неясна, а координация движений нарушена. Вновь на сторону Ельцина становятся мощные силы, обвиняя центральные СМИ в технических искажениях записи.
   *
   В этой ситуации противостояния Ельцина власти трудно было разобраться до тех пор, пока я не увидел его "вживую" на митингах в Лужниках.
   *
   Лишь непосредственное наблюдение могло прояснить ситуацию. Митинговая пора того времени давала возможность это сделать.
   *
   Основные митинги оппозиционных сил происходили в районе Лужников. Там, на месте конечных остановок общественного транспорта очень часто собирались большие толпы людей, чтобы без купюр и цензуры выслушать выступления оппонентов Горбачева.
   Железнодорожная насыпь, которая шла вдоль Лужников, была как бы трибуной, с которой можно было обозревать выступающих и пришедших на митинг.
   *
   Поначалу я шел на митинг как сочувствующий Ельцину и разделяющий ряд его взглядов. Мне многое не нравилось в сложившейся ситуации и хотелось самому разобраться в том, что происходит.
   Среди митингующих, конечно, было много разного люда. Одни приходили туда для того, чтобы сбыть свою печатную продукцию. Это была литература самого разного толка и всех политических оттенков. Другие приходили для того, чтобы просто посмотреть действие, как своеобразную постановку. Третьи хотели разобраться в сути. В числе третьих был и я.
   *
   С самого начала моего знакомства с митингующим Ельциным для меня стал проявляться совсем не правдолюбец и защитник справедливости, а эгоистическая, амбициозная личность.
   Постоянное "якание", желание показать себя в качестве непримиримого борца, неприкрытая нескромность стали проявляться при первом же знакомстве.
   *
   Его речь на митингах отличалась от тех, которые были им произнесены по бумажке на общественных и партийных форумах: там - логичные и умные; здесь, на митингах - спутанные и малосодержательные. Ничего кроме обещаний и лозунгов, нападок на Горбачева в этих выступлениях не было.
   Чувствовалось, что выступает человек, радеющий не за общее дело, а обиженный и злобный чиновник, которого отлучили от власти и который не хочет мирится с тем, что его низвергли с высоты положения.
   *
   С поры митингов в Лужниках мне стало понятно, что ставка на Ельцина, как на достойного политического лидера, не может быть правильной.
   Я перестал доверять Ельцину как политику и государственному мужу, еще не зная, насколько аморален и ничтожен он как человек. Это выяснилось позже...
  
   Продолжение следует...
  

 Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2015