ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Каменев Анатолий Иванович
Жить не по лжи

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения]
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "...Мы так безнадежно расчеловечились, что за сегодняшнюю скромную кормушку отдалим все принципы, душу свою, все усилия наших предков, все возможности для потомков - только бы не расстроить своего утлого существования". Информация к размышлению Феофана Затворника, И.Тургенева, И.Ильина, А. Солженицын, Н.Асеева, Н.Заболоцкого и др.


  

ЭНЦИКЛОПЕДИЯ РУССКОГО ОФИЦЕРА

(из библиотеки профессора Анатолия Каменева)

   0x01 graphic
   Сохранить,
   дабы приумножить военную мудрость
   "Бездна неизреченного"...
  
   Мое кредо:
   http://militera.lib.ru/science/kamenev3/index.html
  

Анатолий Каменев

ЖИТЬ НЕ ПО ЛЖИ

   Жизнь, иногда, печальная картина - личность эта день за днем растрачивает имеющиеся резервы и, в конечном счете, деградирует...
  
   В условиях военного училища можно встретить немало случаев, когда развитый, подававший надежды молодой человек, спустя некоторое время начинал сдавать свои позиции и переходил в разряд "середнячков".
   Немало имеется случаев противоположного рода - ничем не примечательный курсант "вдруг" становился хорошо успевающим, а к концу обучения и отличником.
  
   Даваемые по этому поводу объяснения, как правило, "списывают" неудачу первого на неблагоприятное влияние среды: мол, попал в такую среду...
  
   Тогда как понять феномен второго типа курсантов: сначала неприметного, потом хорошего или выдающегося?
  
   Среда-то, ведь, одна и та же!
   И здесь объяснение довольно примитивное: трудолюбие "сработало".
  
   Отчасти, в том, что говорилось, есть доля правды: пример и влияние окружающих, а также трудолюбие, несомненно, играют свою роль.
   Только вот не решающую!
  
   **
  
   Под стилем жизни (образом жизни) принято понимать систему привычных, повторяющихся изо дня в день поступков и действий, которые стали для человека жизнеобразующими, т.е. составляющими основу для удовлетворения основных жизненных потребностей.
  
   Стиль жизни складывается под влиянием воспитания, общей культуры человека, уровня его развития, системы потребностей, а также под влиянием обстоятельств и окружения.
  
   Другими словами, человек выбирает схему своего жизненного поведения, как правило, в силу своего духовного развития, но, отчасти, и под влиянием окружающей среды (общей общественно-политической и экономической ситуации, примера окружающих, соблазна и искушения, действующих как опосредованно, так и непосредственно на духовную составляющую человека).
  
   В условиях воинской деятельности стиль жизни, как правило, подвергается корректировке лишь с внешней стороны, т.е. формы, но, по сути, он остается прежним, т.е. производной от духовности человека.
   Другими словами, не специфика деятельности, не характер задач, не ограничения или свободы определяют стиль жизни человека (они накладывают только свой отпечаток на него), а система духовных ценностей, духовная зрелость определяют канву поступков и поведения человека, т.е. стиль его жизни.
  
   Но не следует недоучитывать и характера влияния внешних обстоятельств (изменения характера деятельности, специфики решаемых задач, изменения статуса человека и т.п.).
  
   Проблема не в том, что меняются обстоятельства, а в том, что в условиях измененной действительности человек теряется, пытается приспособить свой старый стиль жизни к новым условиям, не проявляет нужной гибкости, понимания сложившейся ситуации, в результате чего не только испытывает дискомфорт, но и резко снижает все показатели личного развития.
  
  

Решающим в жизни является духовная составляющая человека.

  
   У первого (поначалу, отличника) она оказалась с изъяном и в условиях определенных трудностей курсантской жизни "мина замедленного действия" сработала и вызвала к жизни апатию, лень, русский "авось" и т.д.
  
   У другого же курсанта (середнячка поначалу, потом - отличника) духовная составляющая оказалась здоровее: надежда на себя, собственные силы в совокупности с желанием стать лучше и трудолюбием дали в конечно итоге свой позитивный результат.
  
   Есть и еще одна типичная ошибка, связанная с переходом к новому стилю жизни - стремление человека оправдать свою собственную незрелость, неразвитость, лень, инфантилизм, привычку жить чужим умом, слабость воли и т.д. ссылками на обстоятельства: "что, мол, я могу сделать, если меня сковывает распорядок дня, служебные задания и т.п.".
  
   Да, действительно, воинский порядок предполагает некоторые ограничения для военнослужащих, но ведь он создает и ряд благоприятных условий для развития личности, а именно: дисциплинирует человека, учит точности и аккуратности, заставляет ценить время и бережно относиться к его использованию.
  
   Гражданская жизнь, наоборот, разнеживает человека, не заставляет смотреть на время, как на капитал бесценный, не всегда обязывает к точности, аккуратности и дисциплинированности.
  
   Если учесть особенность юношеского возраста, незрелость характера, неясность планов, расточительное отношение ко времени, здоровью, силам и средствам, то воинский порядок (правда, верно поставленный) - это благо для человека, и никак не тормоз для его развития.
  
   В связи с изложенным, нам предстоит ответить на следующие вопросы:
  
   -- Какие ограничения для человека несет воинский порядок?
   -- Что и в условиях воинской деятельности не подлежит ограничению?
   -- Как правильно использовать возможности воинского порядка для личного развития?
   -- Какой стиль жизни следует считать более продуктивным и рациональным в условиях обучения в военном училище?
   -- Какие главные препятствия могут встретиться на пути перестройки стиля жизни? как их преодолеть?
  
   Ответив по существу поставленных вопросов, мы уясним все преимущества воинского порядка для развития и совершенствования личности и на основании сделанных выводов и обобщений придем к заключению о необходимости определенного стиля жизни.
  
  

Какие ограничения для нас несет

воинский порядок?

   Обычно думают, что воинский порядок всецело направлено против интересов личности.
   Но это далеко не так.
  
   Конечно, интересы личности в чем-то ущемляются, это верно.
   Но справедливо и то, что воинский порядок больше несет пользы человеку, чем досадных ограничений.
  
   Другими словами, воинский порядок для молодого человека - это благо, которым надо уметь воспользоваться в полной мере в ту пору человеческой жизни, когда вредные инстинкты и стремления не имеют сдержек, свобода оборачивается бедой, а соблазны и искушения ведут к порокам, нарушениям естественного хода жизни, подрывают физическое и духовное здоровье человека.
  
   В этой ситуации как благо следует рассматривать воинский порядок, который помогает сдерживать следующие негативные проявления.
   Это:
  
   -- Наши дурные склонности и черты характера (к примеру, такие, как эгоизм, себялюбие, черствость и т.п.)
   -- Гражданские привычки (необязательность, инфантильность, неясность гражданской позиции, слабо развитое чувство долга и ответственности и др.).
   -- Нежелательные контакты и связи с определенным кругом лиц.
   -- Разъедающие душу соблазны и искушения.
   -- Неуместные физические потребности.
   -- Бесполезные траты времени.

"И один - в поле воин",

или "один - в поле не воин"?!..

   Хотя и есть суждение о том, что "и один - в поле воин", более верной является народная мудрость, гласящая, что "один - в поле не воин".
  
   Другими словами, только совместные и слаженные действия на поле боя могут обеспечить победу над врагом. Следовательно, в интересах военного дела необходимо такое единение людей, при котором военнослужащие служебные и боевые интересы ставили во главу угла, а личные - отводили на задний план.
  
   Самоотречение, являющееся следствием преданности общественному делу, является существенным и главным элементом способности воина и, наоборот, эгоизм, тщеславие и честолюбие извращает его.
  
   В условиях гражданской жизни питательной основой эгоизма, как правило, выступает неумеренная любовь родителей, стремящихся удовлетворить любую прихоть своего ребенка.
   Вокруг такого маленького "деспота" все в доме вращается, все приносится ему в жертву. В такой среде развиваются капризы, преобладает "хочу" и отходит в тень понятие обязанности, долга, ответственности и т.п.
  
   Девиз эгоиста:
   "Я - цель, все остальное - средство",
   пробуждает ненасытное желание подчинять всех окружающих своим прихотям, желаниям.
  

0x01 graphic

Портрет писателя Ивана Сергеевича Тургенева. 1879.

Художник И.Е.Репин

  
   По мысли И.Тургенева, есть три разряда эгоистов:
  
   -- эгоисты, которые сами живут и жить дают другим;
   -- эгоисты, которые сами живут, и не дают жить другим;
   -- наконец, эгоисты, которые и сами не живут и другим не дают.
  
   Эгоист, попавший в воинскую среду, где личные прихоти волей-неволей приходится прятать от окружающих, чувствует дискомфорт: перед ним не только перестают заискивать и ублажать прихоти, но ставят в ряд со всеми остальными: относятся наравне со всеми, требуют одинаково и т.д.
  
   Человек недалекого ума и плохого воспитания, как правило, пытается спустя некоторое время компенсировать потери внимания окружающих. Это может выражаться в разных способах самоутверждения, причудах, поступках с целью привлечь внимание к собственной персоне и т.п. Вся энергия этого человека тратится во вред ему самому и окружающим.
  
   Подпитывая болезненное самолюбие, он растравливает в себе язву в душе, недовольством и разного рода выходками обнаруживает мелочность своей натуры и этим вызывает реакцию отторжения со стороны товарищей и командиров и, в конечном итоге, оказывается в изоляции.
  
   По-другому происходит в том случае, когда человек, признав наличие в своем характере эгоистических черт, начинает понимать, что такие черты характера для него вредны: они отталкивают от него товарищей, вызывают разного рода душевные муки (от печали до озлобления).
  
   Он начинает понимать, что эгоизм - это душевная болезнь, которую нужно лечить.
  
   Нормальное человеческое общение - это соприкосновение множества интересов и потребностей вступающих в контакт людей, которые удовлетворяются не в ущерб всем остальным, а в той мере, насколько это возможно в условиях коллективной жизни и в интересах решения общих задач.
  
   При этом вполне естественным является тот факт, что некоторые личные интересы могут входить в противоречие как с интересами отдельных лиц, входящих в круг общения, так и с общеколлективными интересами. Следовательно, нет никакой трагедии в том, что иногда приходится жертвовать личными интересами в пользу интересов друзей, товарищей и коллектива в целом.
  
   Правда, признать такую жертву обоснованной можно лишь в том случае, если данная жертва способствует благу других людей или общей пользе.
  
   И, с другой стороны, необоснованной и даже вредной следует признать ту жертву личным интересам, которая прямо или косвенно вредит коренным интересам самого человека, близких, коллег и общему благу.
  
   Следовательно, одним из высших качеств личности следует признать способность человека сознательно жертвовать своими интересами во благо ближних и общего благого дела.
   *
   Воинский порядок помогает нам излечиться от дурных гражданских привычек и болезней молодости: неблагодарности, необязательности, неумения сдерживать слово, инфантильности, неясности гражданской позиции, слабо развитого чувство долга и ответственности и др.
  
   "Все обязаны мне, а я - никому и ничем не обязан", - пожалуй, эта формула вызревает и формируется в незрелом сознании как вследствие эгоистического отношения к миру, так и под влиянием соответствующей потребительской (антинациональной) идеологии.
  
   "Бери от жизни все!" - девиз этой идеологии.
   "Пока ты молодой, не упусти свой шанс - пользуйся всеми благами жизни", - еще одни постулат этой идеологии.
  
   Взять все и не дать взамен ничего - верх мечтаний незрелого потребителя благ жизни.
  
   Поэт Н.Асеев написал такие строки:
  
   От скольких людей я завишу:
   от тех, кто посеял зерно,
   от тех, кто чинил мою крышу,
   кто вставил мне стекла в окно,
   кто сшил искроил мне одежду,
   кто прочно стачал сапоги,
   кто в сердце вселил мне надежду,
   что нас не осилят враги...
  
   В этом коротком стихотворении показана лишь малая часть того, что связывает человека с огромным миром, в котором он живет.
  
   Любой, рожденный на земле человек, до конца своей жизни остается в долгу перед родителями, родными, близкими и друзьями, своим родом (нацией; отчизной), государством, человечеством и Высшим Разумом.
  
   Эта ответственность многогранна и не может никогда быть прервана без ущерба для духовного здоровья как самого человека, так и всего человеческого сообщества (большого и малого).
  
   К сожалению, гражданское общество (в лице семьи, школы, общественных институтов, органов власти, средств массовой информации) не способствует такому пониманию подрастающими поколениями своей ответственности и долга перед всеми теми, кому надо отдавать должное за то, что человек живет, трудится, пользуется благами цивилизации и т.п.
  
  
   Мы с детства не научены с благодарностью относиться к тем людям, которые нас окружают.
  
   Надо научиться, хотя бы с опозданием на 10-15 лет, быть благодарными тем людям, с которыми мы вступаем в контакт, Отчизне, государству.
  
   Нам следует излечиться от потребительского подхода к жизни, черствой неблагодарности, охаивания своей Отчизны, осмеяния власти и т.д.
  
   Зрелого человека от потребителя и прожигателя жизни отличает то, что он ясно понимает сложившуюся ситуацию, он никогда не забывает о благодарности и признательности; он не злобствует, когда видит болезни общества, не насмехается над собственной нацией.
  
   Все, что сопутствовало нашей гражданской жизни и стало препятствием на военной стезе, должно уйти в прошлое.
  
   Так, следует окончательно повзрослеть, т.е. избавиться от инфантилизма, детского и незрелого отношения к жизни, самому себе и окружающим.
  
   Следует поднять на более высокую ступень нашу самостоятельность, перестать надеяться на помощь со стороны и обрести уверенность в своих силах.
  
   Но есть и то гражданское обретение, от чего ни в коем случае не следует отказываться.
  
   Это - чувство собственного достоинства, жажда познания, неисчерпаемая энергия и многое другое, что должно сопутствовать человеку всю жизнь.
   *
   Воинская среда требует пересмотра своих прежних отношений, а также соблюдение некоторых ограничений, которые вредны или ущербны для военнослужащего.
  
   В самом общем виде вопрос стоит так: все связи и отношения, которые подрывают или дискредитируют звание человека военного, а также те из них, которые могут нанести ущерб боевой готовности, использованы во вред Вооруженным Силам или же лично курсанту, должны быть немедленно прекращены.
  
   К примеру, если до поступления в военно-учебное заведение вы поддерживали контакты с приятелями, которые занимались сомнительными делами или вели паразитический (праздный) образ жизни, не отличались разборчивостью в своих контактах и связях, то интересы воинского звания требуют такие контакты порвать.
  
   Вообще, полезно прислушаться к мысли, отраженной в Библии, которая гласит следующее:
  
   Блажен муж, который не ходит на
   совет нечестивых и не стоит на пути
   грешных, и не сидит в собрании
   развратителей ...
  
   И будет он как дерево, посаженное
   при потоках вод, которое приносит
   плод свой, и лист которого не вянет;
   и во всем, что он ни делает, успеет.
   (Пс. 1- 1,3)
  
   Думается, нет особой необходимости детализировать изложенное: каждый, обладающий здравым смыслом, в состоянии определить "чистоту" своих связей и отношений и сделать вывод на будущее, с кем не следует вступать в контакты, какие места, прежде посещаемые, сейчас надо обходить стороной, каких людей и какие речи не следует слушать.
   *

0x01 graphic

"Искушение Христа".

Художник Хуан де Фландес, XVI век

  

Человек на протяжении всей своей жизни подвергается разного рода соблазнов.

  
   К примеру, мечтой многих молодых людей является обретение "по щучьему велению" богатства и достатка.
  
   Расслоение нашего общества на богатых и бедных, обилие товаров и услуг, предлагаемых рынком, назойливая реклама пробуждает в нашей душе желание иметь то, что имеют другие.
  
   Причем, многие такое желание связывают именно со "щучьим велением", т.е. случаем, везением, спонсорством, нежданной находкой или щедрым подарком судьбы, но никак не с личными усилиями добиться процветания.
  
   Огромное количество фильмов, книг пропагандируют шикарную жизнь и вызывают недоумение в незрелом сознании: "почему они живут хорошо, а я - плохо?".
  
   При этом мало кто себя спрашивает о том, как зарабатывалось то или иное благополучие, что стоит за этой шикарной жизнью и во что она на самом деле обходится.
  
   Другими словами, налицо явное искушение.
  
   Искушение, согласно толкования В.Даля, это - соблазн, прельщение, завлечение лукавством, стремление совратить с пути блага и истины.
  
   В лексиконе духовной литературы словом "искушение" обозначаются два понятия:
  
   -- Во-первых, искушением называются все тяжелые, неприятные для души переживания, приходящие к человеку извне, по Божьему попустительству - в наказание или исправление в вере, и так далее. Сюда будут относиться болезни, материальная нужда, обиды и неприятности от людей, и тому подобное.
   -- Во-вторых, называется состояние души, когда ей непосредственно темной силой или через слова людей навязываются мысли, а сердцу чувства или пожелания, нарушающие душевный мир или влекущие к нарушению Божественных заповедей, требований совести и разума.
  
   Искушение есть испытание, в котором раскрываются истинные свойства души человека - хорошие и плохие.
  
   Искушение имеет свой механизм: ему предшествует и помысел, который может развиться в "мысленное наслаждение грехом", затем наступает желание греховное и, наконец, происходит греховное действие.
  
   Следует обратить внимание на то, куда направлены силы искусителей (сознательных или же действующих неосознанно).
  
   Они стараются:
  
   -- Стараются разрушить в нас любовь и уважение к родным и близким.
   -- Низводят любовь к женщине до простого плотского удовольствия.
   -- Провоцируют в нас низменные инстинкты (агрессивность, злобность, расчетливость, коварство и подлость).
   -- Пытаются поставить человека в физическую зависимость от алкоголя, наркотиков и т.п.
   -- Стремятся поколебать нашу веру в будущее и возможности русского народа, разрушить чувство патриотизма и уважения к отечественной истории, достижениями предков.
   -- Подорвать веру человека в самого себя, во власть.
   -- Навязать народу чуждые его национальным интересам путь развития, образцы для подражания, негодные экономические и духовные стандарты.
   -- Сбить с толку народ в целом, отдельные его социальные группы, посеять неверие в историческую перспективу, побудить к антиобщественным действиям и т.п.
  
   Нам представляется целесообразным показать на примере фашистской пропаганды, с помощью каких приемов осуществляется оболванивание людей.
  
   Эти приемы в своей книге "Политическая пропаганда" излагает французский ученый Ж. Доменака.
  
   Прежде всего, в основе оболванивания лежат следующие правила:
  
   -- 1.Правило упрощения. Суть его в том, чтобы посредством коротких, но выразительных лозунгов, сформировать в сознании людей определенные установки. К примеру: "Один народ, один рейх, один фюрер".
   -- 2.Правило преувеличения и извращения. Суть в том, что пресса подчеркивает любую ей выгодную информацию и придает ей большее значение, чем она имеет на самом деле (по-русски это означает "сделать из мухи слона").
   -- 3.Правило оркестровки. Назойливы повторения раздражают, поэтому одна и та же мысль преподносится по-разному, со своими оттенками для разных аудиторий.
   -- 4.Правило переливания. Суть: всякая пропаганда начинается с уже известных мифов.
   -- 5.Правило единодушия и заражения. Большинство людей отожествляет себя с другими и пытается не очень-то отличаться от массы. "Единодушие" создается искусственно и этим заражает массу.
  
   Американский институт пропаганды, прилежный ученик и последователь учителя из Германии, приводит следующие приемы, которые помогают добиться необходимого внушения:
  
   -- 1)Присвоение кличек, или "наклеивание ярлыков".
   -- 2)"Блестящая неопределенность" , или "наведение румян".
   -- 3)"Перенос", т.е. прием перенесения авторитета одного человека на другого.
   -- 4)"Свидетельство", или ссылка на авторитет.
   -- 5)"Свои ребята", прием создания ложной близости.
   -- 6)"Подтасовка карт", т.е. обычная ложь.
   -- 7)"Вместе со всеми", т.е. побуждение не быть "белой" вороной.
  

0x01 graphic

  
  
   Духовные пастыри России учат нас стойко переносить искушения, помня о том, что враг искушает нас иногда через злых людей:
  
   -- через гордецов - унижением и презрением;
   -- через изуверов - неверием, вольномыслием и кощунством над святыней веры;
   -- через зверонравных повелителей - тиранством и мучением;
   -- посредством чревоугодников - прельщением к лакомству, объедению и опьянению (тут, впрочем, имеет поползновение плоть наша);
   -- через распутных - склонением к разврату или потере целомудрия;
   -- через татей - похищением нашей собственности;
   -- опечаливает нас через ненавистников;
   -- чрез жестокосердных лишает нас пищи, одежды, жилища;
   -- через всех и все земное (по попущению Божьему) он действует на род человеческий к его озлоблению и привлечению на свою сторону, употребляя для этого разные обольщения и тесноту.
  
   Феофан Затворник (в миру Георгий Васильевич Говоров; 10 января 1815 -- 6 января 1894) -- епископ Православной Российской Церкви; богослов, публицист-проповедник.
  -- В I859 году хиротонисан во епископа Тамбовского и Шацкого.
  -- В I866 году уволен по прошению на покой в Успенскую Вышенскую пустынь Тамбовской епархии.
  -- С I872 года - в затворе. Его учение посвящено умственной милитве. Наиболее значимые труды: "Письма о христианской жизни", "Добротолюбие" (перевод) и многие другие.
  -- Прославлен в лике святителей.
  
   Н.Заболоцкий оставил для нас прекрасные строки:
  
   Не позволяй душе лениться!
   Чтоб в ступе воду не толочь
   Душа обязана трудиться
   И день и ночь, и день и ночь!
   Гони ее от дома к дому,
   Тащи с этапа на этап,
   По пустырю, по бурелому,
   Через сугроб, через ухаб!
   Не разрешай ей спать в постели
   При свете утренней звезды,
   Держи лентяйку в черное теле
   И не снимай с нее узды!
   Коль дать ей вздумаешь поблажку,
   Освобождая от работ,
   Она последнюю рубашку,
   С тебя без жалости сорвет.
   А ты хватай ее за плечи,
   Учи и мучай дотемна,
   Чтоб жить с тобой по-человечьи
   Училась заново она.
   Она рабыня и царица
   Она работница и дочь,
   Она обязана трудиться
   И день и ночь, и день и ночь!
  
   Труд над нашей душой - это, прежде всего, напряженное внимание к ней, постоянный самоанализ своего состояния, своих поступков, слов, мыслей, взглядов, выявление искушений и оценка всего происходящего в душе.
  
   Покой тела вреден для души.
   Во время покоя, или после покоя, мы подвергаемся большим искушениям, за данный себе лишний покой.

0x01 graphic

"Аэндорская волшебница вызывает тень пророка Самуила"

Художник Д. Мартынов.

  

Откровения А.Солженицына, весьма

полезные каждому на настоящее и будущее

   ...Мы так безнадежно расчеловечились, что за сегодняшнюю скромную кормушку отдалим все принципы, душу свою, все усилия наших предков, все возможности для потомков - только бы не расстроить своего утлого существования.
  
   Не осталось у нас ни твердости, ни гордости, ни сердечного жара.
  
   Мы даже всеобщей атомной смерти не боимся (может в щелочку спрячемся), - мы только боимся шагов гражданского мужества! Нам только не оторваться от стада, не сделать шага в одиночку - и вдруг не оказаться без белых батонов, без газовой колонки, без московской прописки.
  
   Уж как долбили нам на политкружках, так в нас и вросло, удобно жить, на весь век хорошо: среда, социальные условия, из которых не выскочишь, бытие определяет сознание, мы-то при чем? мы ничего не можем.
  
   А мы можем - все! - но сам себе лжем, чтобы себя успокоить.
  
   Никакие не "они" во всем виноваты - мы сами, только мы!
  
   Возразят: но ведь действительно ничего не придумаешь!
   Нам закляпили рты, нас не слушают, не спрашивают.
  
   Как же заставить их послушать нас?
   Переубедить их - невозможно.
  
   Естественно было бы их переизбрать! - но перевыборов не бывает в нашей стране. ...
  
   Все же другие роковые пути, за последний век опробованные в горькой истории, - тем более не для нас, и вправду - не надо!
   Теперь, когда все топоры своего дорубились, когда все посеянное взошло, - видно нам, как заблудились, как зачадились те молодые, самонадеянные, кто думал террором, кровавым восстанием и гражданской войной сделать страну справедливой и счастливой.
  
   Нет, спасибо, отцы просвещения!
   Теперь-то мы знаем, что гнусность методов распложается в гнусность результатов.
  
   Наши руки - да будут чистыми!
  
   Так круг замкнулся?
   И выхода - действительно нет?
   И остается нам только бездейственно ждать: вдруг случится что-нибудь само?..
  
   Но никогда оно от нас не отлипнет само, если все мы дни будем его признавать, прославлять и упрочать, если не оттолкнем хотя б от самой его чувствительной точки.
  
   Когда насилие врывается в мирную людскую жизнь - его лицо пылает от самоуверенности, оно так и на флаге несет, и кричит: "Я - Насилие! Разойдись, расступись - раздавлю!"
  
   Но насилие быстро стареет, немного лет - оно уже не уверено в себе, и чтобы держаться, чтобы выглядеть прилично, - непременно вызывает себе в союзники Ложь.
  
   Ибо: насилию нечем прикрыться, кроме лжи, а ложь может держаться только насилием.
  
   И не каждый день, не на каждое плечо кладет насилие свою тяжелую лапу: оно требует от нас только покорности лжи, ежедневного участия во лжи - и в этом вся верноподданность.
  
   И здесь лежит пренебрегаемый нами, самый простой, самый доступный ключ к нашему освобождению: личное неучастие во лжи!
  
   Пусть ложь все покрыла, пусть ложь всем владеет, но в самом малом упремся: пусть владеет не через меня!
  
   И это - прорез во мнимом кольце нашего бездействия! - самый легкий для нас и самый разрушительный для лжи. Ибо когда люди отшатываются от лжи - она просто перестает существовать. Как зараза, она может существовать только на людях.
  
   Не призываемся, не созрели мы идти на площади и громогласить правду, высказывать вслух, что думаем, - не надо, это страшно. Но хоть откажемся говорить то, чего не думаем!
  
   Вот это и есть наш путь, самый легкий и доступный, при нашей проросшей ограниченной трусости, гораздо легче (страшно выговорить) гражданского неповиновения по Ганди.
  
   Наш путь: ни в чем не поддерживать лжи сознательно!
  
   Осознав, где граница лжи (для каждого она еще по-разному видна), - отступиться от этой гангренной границы! Не подклеивать мертвых косточек и чешуек Идеологии, не сшивать гнилого тряпья - и мы поражены будем, как быстро и беспомощно ложь отпадет, и чему надлежит быть голым - то явится миру голым.
  
   Итак, через робость нашу пусть каждый выберет: остается ли он сознательным слугою лжи (о, разумеется, не по склонности, но для прокормления семьи, для воспитания детей в духе лжи!), или пришла ему пора отряхнуться честным человеком, достойным уважения и детей своих и современников.
  
   И с этого дня он:
  
   -- -впредь не подпишет, не напечатает никаким способом ни единой фразы, искривляющей, по его мнению, правду;
   -- -такой фразы ни в частной беседе, ни многолюдно не выскажет, ни от себя, ни по шпаргалке, ни в роли агитатора, учителя, воспитателя, ни по театральной роли;
   -- -живописно, скульптурно, фотографически, технически, музыкально не изобразит, не сопроводит, не протранслирует ни одной ложной мысли, ни одного искажения истины, которое различает;
   -- -не приведет ни устно, ни письменно ни одной "руководящей" цитаты из угождения, для страховки, для успеха своей работы, если цитируемой мысли не разделяет полностью или она не относится точно сюда;
   -- -не даст принудить себя идти на демонстрацию или митинг, если это против его желания и воли; не возьмет в руки, не поднимет транспаранта, лозунга, которого не разделяет полностью;
   -- -не поднимет голосующей руки за предложение, которому не сочувствует искренне; не проголосует ни явно, ни тайно за лицо, которое считает недостойным или сомнительным;
   -- -не даст загнать себя на собрание, где ожидается принудительное, искаженное обсуждение вопроса;
   -- -тотчас покинет заседание, собрание, лекцию, спектакль, киносеанс, как только услышит от оратора ложь, идеологический вздор или беззастенчивую пропаганду;
   -- -не подпишется и не купит в рознице ту газету или журнал. где информация искажается, первосущные факты скрываются.
  
   Мы перечислили, разумеется, не все возможные и необходимые уклонения ото лжи. Но тот, кто станет очищаться, - взором очищенным различит и другие случаи.
  
   Да, на первых порах выйдет не равно.
   Кому-то на время лишиться работы.
   Молодым, желающим жить по правде, это очень осложнит их молодую жизнь при начале: ведь и отвечаемые уроки набиты ложью, надо выбирать.
  
   Но и ни для кого, кто хочет быть честным, здесь не осталось лазейки: никакой день никому из нас даже в самых безопасных технических науках не обминуть хоть одного из названных шагов - в сторону правды или в сторону лжи; в сторону духовной независимости или духовного лакейства.
  
   И тот, у кого не достанет смелости даже в защиту своей души, - пусть не гордится своими передовыми взглядами, не кичится, что он академик или народный артист, заслуженный деятель или генерал, - так пусть и скажет себе: я - быдло и трус, мне лишь бы сытно и тепло.
  
   Даже этот путь - самый умеренный изо всех путей сопротивления - для засидевшихся нас будет нелегок. Но насколько же легче самосожжения или даже голодовки: пламя не охватит твоего туловища, глаза не лопнут от жара, и черный хлеб с чистой водой всегда найдется для твоей семьи. ...
  
   Итак: не первым вступить тебе на этот путь, а - присоединиться!
   Тем легче и тем короче окажется всем этот путь, чем дружнее, чем гуще мы на него вступим!
  
   Будут нас тысячи - и не управятся ни с кем ничего поделать.
   Станут нас десятки тысяч - и мы не узнаем нашей страны!
  
   Если же мы струсим, то довольно жаловаться, что кто-то нам не дает дышать - это мы сами себе не даем! ...
  

А. Солженицын.

Жить не по лжи. // Комсомольская правда. - 1990 .- 1 сентября.

  

0x01 graphic

Что нам может помочь в изменении

стиля нашей жизни?

(мудрые мысли русского патриота И.Ильина

о терпении)

   *
   У каждого из нас бывает иногда чувство, что его силы приходят к концу, что он "больше не может": "жизнь так тягостна, так унизительная и ужасна, что переносить ее дальше нельзя..."
  
   Но время идет; оно приносит нам новые тяготы и новые опасности, и сами не знаем потом, как мы смогли пережить и перенести все это.
  
   Иллюзия "невозможности" рассеивается или приближается к событиям, душа черпает откуда-то новые силы, и мы живем дальше.
  
   Это понятно: наш взор близорук, и поле нашего зрения невелико: мы сами не обозреваем тех сил, которые нам даны, и недооцениваем их.
  
   Мы не знаем, что мы гораздо сильнее, чем это нам кажется; что у нас есть дивный источник, которого мы не бережем; дивная способность, которую мы не укрепляем, - великая сила личной и национальной жизни, без которой не возникла бы и не удержалась бы никакая культура...
  
   Я разумею - духовное терпение.
  
   Что сталось бы с нами, людьми, и прежде всего и больше всего - с нами, русскими людьми, если бы не духовное терпение?
   Как справились бы мы с нашей жизнью и с нашими страданиями?
   Стоит только окинуть взглядом историю России за тысячу лет, и сам собою встает вопрос: как мог русский народ справиться с этими несчастиями, с этими лишениями, опасностями, болезнями, с этими испытаниями, войнами и унижениями?
  
   Сколь велика была его выносливость, его упорство, его верность и преданность - его великое искусство не падать духом, стоять до конца, строить на развалинах и возрождаться из пепла...
  
   И если мы, поздние потомки великих русских "стоятелей" и "терпеливцев", утратили это искусство, то мы должны найти его вновь и восстановить в себе, иначе ни России, ни русской культуры больше не бывать.
  
   Все время, пока длится жизнь, она несет нам свое "да" и свое "нет" - силу и бессилие, здоровье и болезнь, успех и неуспех, радость и горе, наслаждение и отвращение.
  
   И вот мы должны как можно раньше научиться спокойно принимать "отказы" жизни, бодро смотреть в глаза надвигающему "нет" и приветливо встречать неприветливую "изнанку" земного бытия.
  
   Пусть приближается низина жизни, пусть грозит нежеланное, неудобное, отвратительное или страшное; мы не должны помышлять о бегстве или проклинать судьбу; напротив того, надо думать о том, как одолеть беду и как победить врага.
  
   Сначала это бывает трудно и страшно, особенно в детстве.
   Как тяжела ребенку первая утрата...
   Как томительны первые лишения...
   И первая боль нам кажется "незаслуженной", и первое наказание - чрезмерно суровым...
   Как легко детской душе заболеть завистью, ненавистью, ожесточением или чувством собственного ничтожества...
  
   Но все эти жизненные ущербы необходимы и полезны для воспитания характера.
  
   0x01 graphic
  
   -- Бруно Джордано (1548-1600)-итальянский философ-пантеист и поэт
   -- Был осуждён католической церковью как еретик и приговорён светскими судебными властями Рима к смертной казни через сожжение.
   -- В 1889 году, спустя почти три столетия, на месте казни Джордано Бруно был воздвигнут памятник в его честь.
  
   Нам надо научиться выносить их, не сдаваясь, и привыкнуть к этому.
   Нам надо одолеть себя в малодушии и не предаваться растерянности.
  
   Надо воспитать в себе жизненного строителя: спокойно предвидеть наступление "неприятеля" и твердо встречать его с уверенностью в собственной победе, ибо победа без этой уверенности невозможна.
  
   Искусство духовной победы состоит в том, чтобы извлекать из борьбы с лишениями и опасностями все новую и новую силу духа.
  
   Испытание посылается нам именно для творческого преодоления, для очищения, для углубления, закаления и укрепления. И если счастье может избаловать и изнежить человека так, что он станет слабее самого себя, то несчастье является школой терпения и научает человека быть сильнее себя самого.
  
   Жизнь человеческая покоится вообще на управлении самим собою и на самовоспитании; искусство жить есть искусство воспитывать самого себя к Божественному.
  
   Нет такого безрадостного тупика в жизни, который нельзя было бы проломить молитвою, терпением или юмором.
  
   Что бы ни пришлось человеку переносить - головную боль, голод или страх, одиночество или тоску, - он не должен пугаться спозаранку, ибо застращенная душа теряет власть над собою.
  
   Страх возникает от воображения опасности или гибели, а храбрость есть власть над своей фантазией. Не надо предвосхищать возможное зло и осуществлять его в воображении; кто это делает, тот заранее готовит в своей жизни место для него, помогает ему и обессиливает себя. Он заранее застращивает и разочаровывает свое терпение и становится его предметом.
  
   Терпение есть своего рода доверие к себе и своим силам.
  
   Оно есть душевная неустрашимость, спокойствие, присутствие духа.
   Оно есть способность достойно и спокойно предвидеть возможное зло жизни и, не преувеличивая его, крепить свою собственную силу: "пусть наступит неизбежное, я готов считаться и бороться с ним, и выдержки у меня хватит..."
  
   Мы не должны бояться за свое терпение и пугать его этим, а малодушное словечко "я не выдержу" - совсем не должно появляться в нашей душе. Терпение требует от нас доверия к себе и усиливает вдвое и второе...
  
   Кто начинает внимательно рассматривать свое терпение, тот пресекает его непосредственную и нерегламентную работу: он наблюдает за ним, подвергает его сомнению и обессиливает его этим.
   А как только терпение прекращается. так уже обнаруживается нетерпеливость: нежелание нести, бороться и страдать, отказ, протест, бессилие и отчаяние. А когда душу охватывает отчаяние, тогда человек готов на все и способен на все, от мелкого, умирительного компромисса до последней низости; дело его кончено, и сам он погиб...
  
   И что же тогда?
   Как быть и что делать?
  
   Тогда лучше дать отчаянию свободно изливаться в слезах, рыданиях и жалобах; надо высказаться перед кем-нибудь, открыть свое сердце верному другу...
  
   Или еще лучше: надо излить свое отчаяние, свое бессилие, а может быть, и свое унижение в словах предельной искренности перед Отцом, ведающим все сокровенное, и просить у Него силы от Его Силы и утешения от Утешителя...
  
   Тогда поток отчаяния иссякнет, душа очистится, страдание осмыслится, и душа почувствует снова благодатную готовность терпеть до конца и до победы.
  
   Но лучше бы не доводить себя до таких падений и срывов.
  
   Надо укреплять свое терпение, чтобы оно не истощалось.
   Для этого у человека есть два способа, два пути: юмор в обращении к себе и молитва - в обращении к Богу.
  
   Юмор есть улыбка земной мудрости при виде стенающей твари.
   Земная мудрость меряет тварную жизнь мерою духа и видит ее ничтожество, ее претензию, ее слепоту, ее комизм. Эта улыбка должна родиться из самого страдания, она должна проснуться в тварном сознании - и тогда она дает истинное облегчение. Тогда и само терпение улыбается вместе с духом и с тварью - и вся душа человека объединится и укрепится для победы.
  
   Молитва имеет способность увести человека из страданий, возвести его к Тому, Кто послал ему испытания и призвал его к терпению.
  
   Тогда терпение участвует в молитве; оно восходит к своему духовному первоисточнику и постигает его высший смысл. Нигде нет столько благостного терпения, как у Бога, терпящего за всех и наши заблуждения; и нигде нет такого сострадания к нашему страданию, как там, в небесах.
  
   Мир человеческий не одинок в своем страдании, ибо Бог страдает с ним и о нем. И потому, когда наше терпение заканчивает свою молитву, то оно чувствует себя как бы напившись из божественного источника. Тогда оно постигает свою истинную силу и знает, что ему предстоит победа.
  
   Тогда постигается нам смысл страдания и терпения.
   Мы должны не только принять и вынести посланное нам страдание, но и преодолеть его, т.е. добиться того, чтобы наш дух перестал зависеть от него; мало того, мы должны научиться мудрости у нашего страдания - мудрости естественной и мудрости духовной, оно должно пробудить в нас новые источники жизни и любви; оно должно осветить нам по-новому смысл жизни.
  
   Терпение совсем не есть "пассивная слабость" или "тупая покорность", как думают иные люди: напротив - оно есть напряженная активность духа.
  
   И чем больше оно прикрепляется к смыслу побеждаемого страдания, тем сильнее становится его творческая активность, тем вернее наступает его победа.
  
   Терпение есть не только искусство ждать и страдать; оно есть, кроме того, вера в победу; более того - оно есть сама победа, одоление слабости, лишения и страдания; победа над длительностью, над сроками, над временем; победа человека над своей тварностью и над всякими "жизненными обстоятельствами".
  
   Терпение есть поистине "лествица совершенства"...
  
  
  
   0x01 graphic
  
   Информация к размышлению
  
  

Анатолий Каменев

О размежевании военного и гражданского образования

(Или, О недопустимости развития духа штатских в сынах Марса...)

   1. Горячие головы в правительстве принялись унифицировать все, чтобы, подмяв под себя, не только продиктовать свою волю, но и извлечь пользу лично для себя. Наиболее ретивые чиновники добрались до военного образования и фактически гражданские лица из министерства, отчасти поставили под контроль и военное образование.
   2.Госстандарт, ставший обязательным для всех высших учебных заведений, в том числе, военных, диктует содержание, т.е. направленность высшего военного образования. Не парадокс ли?
  
   3.Попробуем дать объективные ответы на следующие вопросы: может ли гражданское лицо серьезно разбираться в военном деле? можно ли без вреда теснить военную часть обучения, заменяя ее "гражданской"? что важнее - настоящая образованность в одном деле или полуобразованность в двух? На каждый из поставленных вопросов можно дать только отрицательный ответ.
  
   4.Но вот на практике получается странная картина, когда сугубо гражданское министерство начинает диктовать свою волю военному образованию. Многопредметность, которая становится неизбежной при попытке совместить задачи гражданского и военного образования, начинает душить военное образование, заставляет вводить в программу обучения карликовые курсы обучения (дабы не уклониться от Госстандарта).
  
   5.Полуобразованность губит живой любознательный дух учащихся, приучает к поверхностности, рождает верхоглядство и необоснованную самонадеянность.
  
   6. Результатом полуобразованности является особый тип личности, о котором И.А. Ильин высказался так: "Он не имеет законченного образования, но наслушался и начитался достаточно, чтобы импонировать другим "умствен­ною словесностью". В сущности, он не знает и не имеет ничего, но отнюдь не знает, где кончается его знание и умение. ... Духа он не ведает; над религией посмеивается; в совесть не верит; чест­ность есть для него "понятие относительное".
  
   7. Приходится с горечью констатировать, что слова И.А. Ильина в полной мере соответствуют положению дел как в гражданской, так и в военной школе.
  
   8.Раньше (со времен Петра Великого и фактически до периода перестройки Горбачева) гражданской школе было чему поучиться у школы военной. Сегодня же военной школе предлагают учиться у гражданской. Спрашивается: чему же? может быть постановке учебного процесса? или учебной дисциплине? а может быть ответственности педагогов? или качеству обучения и воспитания? или чему-то еще?!
  
   9.Пагубно всего более то, что вместе с гражданскими предметами в военно-учебные заведения пришли гражданские преподаватели, волей-неволей насаждающие "штатский дух в сынах Марса"...
  
   10. "Штатские" военные - это карикатура на воина. Бывали времена, когда человек в форме офицера мог делать все, что угодно (писать стихи, танцевать, декламировать и т.п.), но не знал и не понимал военного дела, не имел воинского духа и военной закалки. Ему нравилось носить военную форму, получать знаки уважения, блистать на балах, но он сразу же скисал, как только начинало пахнуть порохом и окончательно терялся в боевой обстановке.
  
   11. Сейчас хотят возродить былое - развить штатский (не военный) дух в будущих офицерах. Кому это нужно???
  
   12. Ясно одно: России, ее народу нужны не "паркетные шаркуны", а боевые офицеры. Нельзя мириться с тем, что уже в стенах военно-учебных заведений ведется наступление на основы военной профессии - военное, боевое образование офицеров.
  
   13. Нужно, пока не поздно, военному образованию размежеваться с гражданским высшим образованием. У военного образования своя, большая и ответственная задача. Времени для ее реализации не так-то много.
  
   14.Заметим: решение о размежевании - дело власти, а не военного министерства (почему, однако, военное министерство не ратует за это размежевание?).
  
   Примем же к исполнению призыв боевого русского офицера:
  
   "Сохрани нас Бог оказаться гасильниками любви к военному делу!" (А. Дмитриевский).
  
  
  
  

А.Дмитриевский

Развитие духа штатских в сынах Марса.-

Военный сборник. - 1914.- N 7, с.109-115

  
   Некоторые публицисты инстинктивно почувствовали что-то несоответствующее воинскому духу, втирающееся в среду армии; почувствовали, что многое в ней заполняется штатским духом.
   "Штатские в армии!" -крикнули они и с испугом стали описывать этих штатских в армии по их внешнему виду, главным образом по мелким, не стоящим внимания, особенностям, например, по мелочным отступлениям от формы одежды.
   В горячности, они упустили из виду, что воин становится штатским не только потому, что его сюртук короче или длиннее на вершок - подобные заключения вызывают лишь улыбку у читателя и последний уже не сможет серьезно отнестись к сообщению о "штатских" в армии.
   Когда приходится читать справедливые жалобы на то, что некоторые из невоенных позволяют себе подражать в форме и даже в цвете материала (хаки) одежды, - все-таки становится грустно и больно: будто ныне военного от штатского кроме формы, материала и цвета одежды, ничем другим не отличить...
   Пожалуй, даже желательно, чтобы военная форма была образцом для подражания и предметом желания юношества. И такой симптом, что студенты и другие переходят с белых кителей на "хаки"... клонит дело к тому.
  
   А между тем вопрос о "штатском духе в армии" - чрезвычайно серьезный, и есть более крупные его черты. Прежде всего, надо бояться, чтобы мы сами, затем весь наш строй, наш уклад жизни неминуемо не превращали бы нас в штатских, а если не совсем в штатских, то во всяком случае в чиновников по военному ведомству.
  
   Начиная с введения общеобязательной воинской повинности, все дальнейшие мероприятия и реформы клонились и клонятся как бы к полному уничтожению, так сказать кастовых или сословных отличий воинства. Это имеет свою невыгодную сторону. Ныне уже военного сословия абсолютно не существует, то, что мы называем войском, на самом деле лишь временно вооружаемая часть народа, преимущественно из сословия земледельческого, промышленного, торгового, - во главе которого поставлены инструкторы -вожди на известный срок (вернее даже учителя ), вследствие ограничения сроков службы солдат, сверхсрочнослужащих нижних чинов и офицеров.
  
   Хотя близорукие проповедники и говорят о наступившем времени уравнения в правах и о полном сглаживании сословных различий, но жизнь говорит совершенно обратное: мы видим сословие купеческое, земледельческое (аграрии), промышленное, ученое, духовное и др. типично различающимися одно от другого; мы видим даже, что число сословий или каст увеличилось; например, адвокаты и вообще судейские составили совершенно особую касту. Однако только военное сословие или военная каста как бы расстроилась, исчезла, растворилась во всех других кастах...
  
   Это вполне понятно, так как сословие или каста образуется и скрепляется пожизненным в них пребыванием, а еще лучше - наследственною преемственностью. Только тогда и возможно вполне проникнуться свойственными данному сословию или касте понятиями, воззрениями, обычаями, всей ее жизнью. Отсюда вполне понятно, что временное, да еще подневольное - не по собственному выбору, а в силу необходимости, - пребывание на военной службе, не может создать благоприятных условий для выделения военных в особое сословие или касту.
  
   На самом деле мы видим гораздо худшее: благодаря перевесу начала так называемой гражданственности над военным началом, благодаря ускорению "штатских" взглядов, пацифизма и проч., - нарождаются условия, делающие неисполнимым посвящение всего себя военной службе.
  
   В то время, как в любой профессии, в каком угодно деле человек имеет право и может рассчитывать до конца своей жизни посвятить себя привычному, ставшему ему дорогим, делу, труду, - в военном деле в силу насущной потребности освежения, омоложения состава, ему это не позволяется и вопреки смыслу самой жизни, он обязан бросить то единственное, чем он жил, что составляло смысл его жизни и уйти, в большинстве случаев раньше того времени, когда он почувствовал ослабление своих духовных сил.
  
   И вот, воин-офицер стал видеть, что он, прежде всего, гражданин и чтобы поэтому... не может отдать всей своей жизни, всей своей души и сил одному военному делу.
  
   Не только обязательная, но и добровольная военная служба ограничена, что многие переводят на шутку и мысль: "не растрачивай на службу всех своих сил и способностей; так как не вся твоя жизнь может быть отдана военной службе; выбери для души другое дело; на военной же службе отбудь свои года, постарайся урвать побольше и получше кусок благополучия, почестей и затем... на свободе займись другим делом. Но помни, отдать всю свою душу, жизнь до конца дней твоих, или до упадка сил - тебе не позволено"...
  
   Даже ядру армии - кадру инструкторов воспрещено всюду в армиях пожизненное посвящение себя военной службе до того времени, когда он почувствует сам, что уже не может справиться со своим делом, хотя и на основании необходимости -омолодить армию.
   А сверхсрочным, ценность которых возрастает с числом прослуженных лет до самой старости, - тем не менее ежегодно лишь разрешается наняться еще на один год, но не больше в общей сложности, чем на пятнадцать лет, а затем... выученных, приученных к военной службе, может быть искренно ее полюбивших (несмотря на запрещение), отдают другому делу, а берут других, чтобы... дать и другим заработок и приобрести помоложе.
   В этом последнем (чтобы дать заработок) главным образом и заключается штатский взгляд, усвоенный сверхсрочными.
  
   Военная служба ныне - боюсь сказать - для многих уже не призвание, а только средство к жизни, средство к достижению относительного благосостояния и положения в обществе.
  
   Современный идеал военного часто абсолютно ничем не отличается от идеала штатского - чиновника-гражданина: обзаведение семьей, 20-е число, "тихое и мирное житие", развлечение и удовольствие, очередные, по старшинству повышения и награды, мечты об окончании 35-ти лет и отдых или занятие на другом поприще, а то и об общественной деятельности и... "мирной, безболезненной кончине", дома, на постели...
  
   Во времена войны - воин полагал для себя благополучием жизнь на войне, а дома лечение ран и немощей, нажитых на войне. Ныне - иные воины не меньше, если даже не больше штатских, лепечут о том, что война есть необходимое зло, мировое и (пожалуй, про себя ) их личное несчастье.
   (...)
   А потому военный, чтобы иметь успех у дам и в обществе, должен отличаться от штатского только блеском формы, а во всем остальном - должен стараться если не превзойти, то не уступать штатским всякого рода; он должен поэтому знать литературу, искусства, историю того и другого и их деятелей живых и мертвых (двигателей же военной и общей истории - "фи, разве это действительно история народов?"), должен восторгаться учеными и философами, бичующими войну и ее представителей.
  
   И вот военный ныне может поддержать разговор: с дамами - об искусстве, театре, литературе, с докторами - о медицине, с философами - о философии, с купцами - о торговле, с земледельцами и помещиками -о разнопольном хозяйстве... и единственно в чем он не мог бы поддержать разговора -это по военному делу, смущаясь иногда в простейших определениях и н будучи в состоянии отстоять вернейших, почти бесспорных военных взглядов и идей.
  
   Воин, как воин, перестал интересовать дам и общество.
   Теперь уже - "душка-штатский", а не военный и воин сдался и усвоил штатские взгляды. И на службу вошли добрые штатские порядки: точное, регулярное отбывание часов под контролем семи нянек; отчеты, экзамены, контроль всех семи нянек - беспрерывно и без конца всему и всем...
  
   Отчеты о всех занятиях, всякого рода статистики и... ежедневно, спешно доставление сведений дивизионным интендантом, отрывающим от строя миллионом запросов... (...)
   Чрезвычайно характерно увлечение штатскими порядками и учреждениями сказалось в увеличении войсковых комиссий... (...)
   Особенно рельефно замечается превращение военных в штатских это -во все более и более развивающейся чувствительности и нервозности.
  
   Сдерживаться, не давать свободы своей чувствительности, в особенности не выказывать ее наружу, закалить свои нервы - совсем не по душе иному современному военному со штатскими взглядами. Напротив какой-то военный публицист-педагог, захлебываясь от восторга, описывает, как красиво было, когда кадеты, расчувствовавшись от рассказанного им исторического факта, все расплакались...
   (...)
  
   И все этим трогаются; никому и в голову не приходит, что при воспитании военных надо добиваться не слез, которые всецело надо оставить для женской половины, а порывов хвататься за оружие, порывов к борьбе со злом и врагами Царя и Отечества, стремления защитить слабых и к развитию чувства негодования при малейшем унижении своей родины... (...)
  
   Зависть друг к другу, интриги, подкапывание под товарищей, взаимное ужасное недоверие и поэтому стремление в чем-нибудь поймать, явное недоброжелательство, особенно к товарищам-кандидатам на повышение или награду нагло открытое стремление отбить жену товарища, вообще полное неуважение к семейной собственности товарища, могло ли иметь место в среде числящихся наследниками рыцарей, если бы не пагубное влияние полонивших сынов Марса штатских понятий, этики мелкого чиновничества.
   (...)
   Много, много штатского духа набрались сыны Марса!

   Но чувствуется возрождение.
   Начинают приниматься меры к развитию воинственности, самообладания, невлезания в дело младшего, заметно инстинктивное стремление отдалиться от тлетворного штатского влияния...
  
  
   Марс - др.-италийское божество, первонач. бог полей и урожая, затем бог войны. Считался отцом Ромула и Рема - основателей Рима. Соответствует греч. Аресу.
  
   Не по Суворовски, который твердил: солдат любит учение, чтобы оно не продолжалось долго и - с толком.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2015