ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Карцев Александр Иванович
Сэр Родрик Брэйтуэйт. Ч.1

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 4.72*12  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    31 мая 2007 года в Интерфаксе состоялась встреча бывших воинов-афганцев с бывшим послом Великобритании в СССР (затем в России) сэром Родриком Брэйтуэйтом. Отчёт о ней я представляю Вашему вниманию.


Сэр Родрик Брэйтуэйт

    31-го мая 2007 года в Интерфаксе состоялась встреча бывшего Посла Великобритании в СССР (затем в России) сэра Родрика Брэйтуэйта с бывшими воинами-афганцами. Встреча была организована Юрием Вахтанговичем Беридзе. Присутствовали: Антоненко Виктор Васильевич (бывший командир 860-го ОМСП, Файзабад), Растэм (860-й ОМСП), Гергель Александр Николаевич (860-й ОМСП) и А.К. (180-й МСП, Кабул). Встреча продолжалась два часа сорок минут. Короткий отчёт о ней я представляю вашему вниманию (орфография, по возможности, сохранена).
  
   Сэр Родрик вошёл в комнату в сопровождении Юры Беридзе, седой, привычно улыбающийся. О возрасте можно было только догадываться, угадать - нельзя. Семьдесят пять, восемьдесят пять? Но глаза человека средних лет (если не сказать молодого человека), в них интерес и расположение к собеседнику. Отличное владение русским языком. И аудиторией.
   Юра Беридзе, Саша Гергель, Растэм, сэр Родрик, Виктор Васильевич Антоненко [А.К.]
  
   Вообще атмосфера встречи была удивительно доверительной. Такую атмосферу могут создать только талантливые (профессиональные) разведчики или хорошие друзья. Сэр Родрик всегда был разведчиком (но не шпионом!) ЕЁ ВЕЛИЧЕСТВА (скорее по призванию, чем по должности; человеком, который всю свою жизнь служил и до сих пор служит своей стране) и другом нашей страны (это я слышал от многих своих знакомых и в этом убедился сам).
  
    Сэр Родрик: Во-первых, я очень благодарен за то, что вы все здесь собрались. И за то, что вы (это к Юре Беридзе) всё это организовали. Я не знаю, вам рассказывали, кто я и чем сейчас занимаюсь? Я жил в Москве всего семь лет. (После окончания военной службы в Вене сэр Родрик учился в Кэмбридже (1952-55 гг.) и Оксфорде (1972-73 гг.). Как сотрудник МИДа (Иностранного Офиса), работал в Джакарте, Варшаве, Риме, Брюсселе и Вашингтоне. В Москве работал в 1963-66 гг. и в 1988-92 гг. Автор книг "Москва 1941", "По другую сторону Москвы-реки" и др.). Моя жена тоже очень часто бывала в Москве. Она занимается делами ветеранов. Её хорошая знакомая - русская женщина, замужем за офицером. Однажды мы гуляли с женой по Тверской улице. Это было 22-го июня 2001-го года. Ровно через 60 лет после начала войны. У Исторического музея была выставка. И там висел плакат, на котором стояли люди, которые слушали речь Молотова. И они стояли на том же самом месте, что стояли и мы. Я смотрел на эти лица. И думал: интересно узнать, а кто были эти люди? Это, во-первых. А во-вторых, у нас [в Англии. Прим. авт.] никто не знает о Москве в 1941-м году.
   Начало улицы Горького (ныне Тверской улицы). Люди слушают речь Молотова о начале войны []
  
        Поэтому я написал книгу "Москва 1941". [У нас в России по пальцам можно перечесть авторов, которые провели такую серьёзную работу по сбору и анализу информации об этом периоде войны - книга действительно очень интересная. Прим. авт.]. У меня есть один экземпляр на английском языке. На русском книги уже закончились. Говорят, что перевод на русский был хороший, но на английском всё равно лучше (смеётся, подписывает книгу).
  
      Книга сэра Родрика Брэйтуэйта
      Сейчас я думаю заняться темой афганской войны. Потому что это тоже интересная тема. Тем более, если рассмотреть её с разных точек зрения. Конечно, ввод ваших войск в Афганистан был для нас во времена "холодной" войны настоящим подарком. Особенно для пропаганды. Но у нас есть только две хорошие книги по этой теме, написанные английскими учёными в начале девяностых годов. Остальные книги написаны американцами и пакистанцами (жестом намекает на то, что написаны не очень объективно). Я хотел бы написать свою книгу с точки зрения русских. Я приступил к этой теме в январе, но собрал уже довольно много материала [сэр Родрик уже встречался по этой теме с очень многими военными и политиками. Прим. авт.]. И меня больше интересует, как воевали обычные солдаты, а не как принимались решения политиками.
  
   Меня очень поражает обида солдат, которые служили в Афганистане... Когда вышел последний солдат с Громовым, их не встретил ни один политик.
  
   Виктор Васильевич Антоненко: Там был Варенников, был первый секретарь Сухардарьинского обкома партии.
  
   Сэр Родрик: Варенников - солдат (военный), первый секретарь - местное руководство. Я имею в виду, что не было политиков. И нынешнее отношение к ветеранам... И ещё. У меня сейчас источники - афганцы-водители лондонского такси. Меня очень удивляет, с какой теплотой они вспоминают шурави.
  
   Виктор Васильевич Антоненко: Сэр Родрик, мы хотим подарить вам книгу, написанную солдатом нашего полка Глебом Бобровым (достаёт книгу "Солдатская сага"). Глеб служил в нашем полку в 1983-85-х годах. Сейчас живёт на Украине. Недавно его прихватил инфаркт.
    Сэр Родрик: Пусть поскорее выздоравливает.
  
   Саша Гергель: Он уже выписался из больницы. Пошел на поправку.
  
   [Дорогой Глеб Леонидович, выздоравливай поскорее! Пришлось твоему бывшему командиру полка вместо тебя подписывать твою книгу на память о вашем полку. Не порядок! Прим. авт.].
   Антоненко В.В. подписывает сэру Родрику книгу Глеба Боброва
  
   Виктор Васильевич Антоненко: Конечно, как и всякая художественная книга, она имеет определённый художественный вымысел. Так что рассматривать всё нужно как 50 на 50.
  
   Сэр Родрик: Как узнать, где пятьдесят процентов правды?
  
   Юра Беридзе: Этого никто не знает. Даже сам автор.
  
   Виктор Васильевич Антоненко: Да, но зато это видение этих событий рядовым солдатом. Настоящим солдатом.
   Саша Гергель и Растэм рассказывают о своей службе [А.К,]
  
   Сэр Родрик: В настоящий момент я читаю "Третий тост" Проханова и "Знак зверя" Олега Ермакова. Мне кажется, это написано правдоподобно?
  
   Саша Гергель: Сэр Родрик, если вы хотите узнать мнение солдата, то почитайте на сайте Артофвар Виталия Кривенко "Экипаж машины боевой". Там вы увидите взгляд солдата.
  
    А.К.: И там же почитайте книги Николая Прокудина. Сейчас это известный питерский писатель, а тогда Николай сам два года провел в рейдовом батальоне...
  
   Виктор Васильевич Антоненко: Я начинал службу в Кандагаре, затем попал в Файзабад. Что меня больше всего удивило в Афганистане - это честность торговых сделок. За все годы моей службы со случаями нападения духов на "бурбухайки" (машины - торговые лавки) я ни разу не сталкивался [помнится, Исмад в одноимённой моей повести потерял свой глаз при таком нападении - возможно, просто разные районы? Прим. авт.]. Водитель "бурбухайки" собирал заказы на товары у дуканщиков. Поездка за товаром могла затянуться на целый год. Но случаев, чтобы этот водитель не привёз товар, не было. Хотя обмануть покупателя, конечно, могут. Ну, так это же торговля. Если посещаете торговые ряды с местным руководством, то обязательно большие скидки. [Интересно, а у нас сейчас не так? Хотя, может быть, немного в более скрытой форме. Прим. авт.]. Меня мои подчинённые перед отъездом в отпуск или по замене часто просили пройтись с ними этой причине по дуканным (торговым) рядам [не помню, чтобы в нашем полку, кто-нибудь просил командира полка об этом. Хотя, что я могу об этом знать? Прим. авт.]. Характерный случай. В Файзабаде вхожу я к губернатору. Прошу сделать для меня экскурсию в обычный дом обычного горожанина. В первый попавшийся дом, который укажу сам. С выбором немного ошибся. Дом оказался очень бедный. Жили в доме старик со старухой. Во дворе бегают четыре или пять кур. Вскоре накрыли стол. В плов положили всех кур. ВСЕХ! Есть их, конечно, было трудно. Очень старые [да и плохо проварившиеся, видимо. Прим. авт.]. На следующий день мы их, конечно же, отблагодарили. Привезли бочку солярки, консервы, несколько мешков муки [откуда дровишки? Прим. авт.].
  
   К тому же афганцы непревзойдённые строители из "рваного" камня. Сидит мастер наверху стены (метра два) и командует, какой камень ему подать. И выходит ровная, ровная стена. Очень дорогая древесина. Продается на вес. Есть такая традиция. Когда в семье рождается мальчик, отец высаживает у дома двадцать или двадцать четыре, не помню точно, тополей. Растут они быстро. Вообще-то земля в Афгане необычная. Казалось бы, глина глиной. А подведи воду, воткни в землю палку и она прорастёт. Когда сыну исполняется двадцать лет, отец срубает эти деревья. И они идут на изготовление двери, рам и стропил дома для сына. [Видимо, у нас в Баграме рождались только девочки. Не помню, чтобы кто-то там занимался озеленением. Или просто не замечал. Прим. авт.].
  
   В Кандагаре мы пытались приобщить местных жителей к цивилизации. Построили несколько четырёх-пятиэтажных домов. Сделали туалеты, лоджии, балконы, провели воду. А они сделали на балконах клети и стали поднимать туда своих баранов. Да, сараи сделать им рядом с домами мы не догадались...
  
   Договорные зоны и договорные отряды. В них были свои школы и свои больницы. Почему-то было очень много врачей-французов [привет Франции и его очаровательным жительницам. Прим. авт.]. Никаких бумаг не подписывалось, все договорённости устные. Клубок афганских проблем гораздо глубже, чем мы думаем. Ведь там есть ещё и третья сила - Белуджистан. В самом начале, в районе Кандагара, белуджей кто-то привлёк на нашу сторону. Их договорные отряды нам помогали особенно хорошо...
  
   Разведчикам в полку приходилось работать нелегко. Засадно-поисковые действия чаще давали лучшие результаты, если опирались не на сведения агентурной разведки (информация часто запаздывала), а на обычное "просчитывание" предстоящих действий душманов. К тому же полк всегда был на виду. Со всех сторон глаза. Стоило даже просто сымитировать выход десяти-пятнадцати человек из полка, смотришь, какие-то дымы, сигналы в горах. Хорошие результаты были, как правило, случайными. Пример. Один солдатик на сторожевой заставе мучился с больными зубами. До полка четырнадцать километров. Погода нелётная. Вертушки прилететь не могут. Сутки терпел. На вторые пошёл в полк [так просто, взял и пошёл? Прим. авт.]. Мне доложили. Я сразу же отправил ему навстречу разведроту [??? А сразу отправить, как только заболели зубы? Прим. авт.]. Через несколько минут командир разведроты докладывает: "Вижу духов. Человек шестьдесят. Идут без охранения". Я его спрашиваю: "Успеешь закрепиться? Начинаю тебе помогать" Тот отвечает: "Успею". В общем-то дали тогда духам жару. Стали позднее разбираться с пленными. Те говорят, мы были уверены, что ваши разведчики ходят только ночью. Да, фактор неожиданности.
  
   Очень большой боевой вес приходилось носить нашим бойцам в горы. Снаряжение, оружие, продовольствие, воду. Возможно, сейчас над этим можно было бы немного и подумать. Духам было проще. У них хорошая иммунная система, могли пить воду из любой лужи. [По моим наблюдениям, инфекционными болезнями болели афганцы ничуть не меньше наших солдат. Средняя продолжительность жизни, в том числе и поэтому, была небольшой. Но, как говорят, в драке волос не жалеют. Поэтому воевали они даже больными. Да, и в отличие от наших солдат афганцы часто не имели возможности подлечиться в каком-нибудь госпитале. Учёт заболевших у духов не вёлся. Вот и сложилось у нас мнение, что болеют они гораздо реже. Хотя, с другой стороны, при оказании хотя бы небольшой медицинской помощи, огнестрельные ранения заживали у них гораздо быстрее, чем у наших солдат. Так что, думается мне, иммунная система действительно была у них покрепче. Прим. авт.].
  
   Знание местности. Частенько приходилось брать координаты у артиллеристов. Хороших крупномасштабных карт не было. А если и были, то очень часто устаревшие. Очень часто плутали. Особенно в горах. [Если не ошибаюсь, у меня тогда была карта 1983 года. Хорошая карта. "Сотка". Но снимки со спутника - в то время аэрофотосъёмка - всё равно были куда подробнее и удобнее. Точнее говоря, совсем не были лишними. Да и "свежие" пятидесятитысячные карты иногда тоже могли пригодиться. Они мне действительно не попадались. Прим. авт.].
  
   Выбор маршрута в горах. Нашёл баранью тропу - иди по ней. Самый легкий путь [как правило, очень часто совпадает с линией водораздела. Прим. авт.] и его обычно не минируют [Хуай Су, огромный тебе привет. И большущее спасибо. Ты научил меня этому когда-то давным-давно. Насчёт минирования, я бы немного поспорил с этим утверждением. Прим. авт.].
  
   Площадное бомбометание. На мой взгляд [Антоненко], эффективнее было проводить точечные удары. Одно орудие (танк). Расход боеприпасов ниже, эффективность больше. [Никто не будет с этим спорить. Все знают, что война - слишком дорогая штука. Каждый выстрел из автомата, не попавший в цель - деньги на ветер. В то время - улетевший батон хлеба. Нам говорили, что по тем временам цены были сопоставимы. Представьте, сколько денег улетело в жерло афганской войны? Патроны, снаряды, бомбы, оружие, боевая техника, горючее, продовольствие, обмундирование, медикаменты, денежное довольствие. Не удивительно, что полки наших магазинов к середине восьмидесятых опустели. Да, и всё остальное становится более понятным. Прим. авт.]. Тем более, по какой-нибудь небольшой банде.
  
   Юра Беридзе: Ещё древние врачи говорили: подобное лечи подобным. Этот принцип применим и в войне. Против банды не стоит выставлять штатную дивизию. Гораздо лучше с ней справится отряд спецназа, адаптированный к тактике и местности...
  
   Виктор Васильевич Антоненко: Пример по тактике. В Бахараке нанесли мы БШУ. Через пару месяцев встретился я с бывшим духом (они тогда быстро переходили с одной стороны на другую). Тот рассказывает: "Смотрим, прилетело два вертолёта. Обстреляли крепость [по словам Антоненко, после этого он, как командир полка, получил приказ от вышестоящего командира, провести досмотр результатов работы вертолётчиков и выслал роту. Прим. авт.]. Мы смотрим, шурави поехали в её сторону на БМП. Мы стали отходить. Зачем нам связываться с вашими БМП? На соседних высотках стали оставлять небольшие группы по пять-семь человек (снайпер, гранатомётчик, пулемётчик и автоматчики). Вы вышли к горной речке. И на косогоре вдруг непонятно почему остановились. Ну, мы и открыли огонь"...
   Тогда полк наш был на БМП-1. Офицеры все со знаками различия, с группой управления, руками махали. Снайперам было раздолье. Тридцать два человека легли ни за что, ни про что.
  
   Минирование. Авиабомбы и танковые снаряды в качестве фугасов зарывали очень глубоко. Сапёры найти их не могли. А когда появлялась колонна, какой-нибудь мальчишка пробегал рядом с дорогой, подсоединял батарейку...
  
   Юра Беридзе: Афганистан стал полигоном для испытания новейших систем вооружения...
     
   Далее около часа все восторженно рассказывали о совочках, ведёрках и других игрушках, которыми мальчишки обычно хвастаются перед своими двухгодовалыми сверстниками в песочнице. Если продолжение этой беседы будет вам интересно, я продолжу этот рассказ. Через неделю.
  
   А на прощание остановлюсь ещё на одном моменте. Извините, что я так много цитирую Виктора Васильевича Антоненко, но он действительно рассказывал очень много интересного. По крайней мере, лично для меня. Очень светлая голова и прекрасная память, хотя война у него была совсем другой, чем у меня, что и не удивительно: Виктор Васильевич начинал свою службу в Афганистане с должности КОМАНДИРА ПОЛКА!
  
   Виктор Васильевич Антоненко: В полку было сорок четыре женщины. Медсёстры, лаборантки станции водоочистки, официантки, повара, заведующие столовой, продавцы магазинов. У нас не было запасов крови. Когда полк возвращался с боевых, если были раненые, то эти женщины иногда отдавали им свою кровь. Это было на самом деле. Удивительные у нас были женщины! Достойные самых лучших слов.
  
   [Сразу же вспомнился роман Андрея Дышева "Походно-полевая жена". Классная книга! Огромный привет её автору. Прим. авт.].  
  
   Продолжение следует...

Оценка: 4.72*12  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2015