ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Карцев Александр Иванович
Тайны Афганистана

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 5.41*54  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Воинам Александра Македонского, живущим в Афганистане. И сохранившим для нас секреты и традиции Древней Эллады, посвящается...

  От автора
  
  В Афганистане мне посчастливилось принимать участие в уникальной операции нашего Главного разведывательного управления по подготовке и обеспечению вывода наших войск. Одним из моих контактов был Шафи - по словам моего руководства, 'обычный' афганец, окончивший Оксфорд и несколько лет проработавшим врачом в Японии и Китае. Позднее Шафи преподавал в Кабульском политехническом институте. Но, главное, он был близким другом своего бывшего студента, Ахмад Шаха Масуда, позднее - главаря крупнейшей группировки моджахедов, прозванного афганцами Панджшерским Львом.
  В связи с предстоящим выводом из Афганистана наших войск, вставал вопрос не только о безопасности этого вывода, но и о дальнейшем политическом обустройстве этой страны. Ахмад Шах был не только нашим врагом, но еще - отважным воином и мудрым политиком. Человеком, способным вывести Афганистан из хаоса гражданской войны. Ему решено было помочь... Об этой операции Главного разведывательного управления написан мой роман 'Шелковый путь (записки военного разведчика)'. Но сейчас я хочу сказать несколько добрых слов о самом Шафи. Учителе, воине и ученом. О человеке, чьи предки жили в Читральской долине, а затем переселились на северо-восток Афганистана. О потомке воинов Александра Македонского.
  Меня всегда удивляла его необыкновенная эрудиция, свободное владение иностранными языками, энциклопедичность знаний и разносторонность его личности. Когда я узнал историю его племени, многое стало мне более понятным. А знания и традиции Древней Эллады, которые сохранило это племя, стали нашим самым главным афганским трофеем. К сожалению, мы не сразу это осознали.
  Об этом племени и пойдет мой рассказ.
    [Карцев А.И.]
  
  Глава 1
  
  Ночью снова шел дождь. Холодный, пронизывающий. Брезентовая штормовка от него не спасала. И почти не грела. Всю ночь Сергей проверял посты и секреты. Каждый час докладывал по радиостанции на командный пункт полка обстановку. Но сегодня все было спокойно. Братья-моджахелы попыток отбить горку не предпринимали. И даже обстреливали позиции его разведвзвода как-то лениво. Видно, что-то замышляли?
  После окончания Московского высшего общевойскового командного училища, Сергей почти целый год проходил дополнительную переподготовку, прежде чем был направлен в Афганистан. В Афганистане командовал мотострелковым, а затем - отдельным разведвзводом. Как в песне поется: 'Батальонная разведка, мы без дел скучаем редко'. Уже около года топтал он Афганскую землю. Скучать от безделья было некогда. А вот поспать толком все никак не получалось. Недосып за последний год был ужасный. Словно он превратился в лунатика, ходил на автопилоте. Хорошо еще, что ходил на своих ногах. Ведь для командира разведвзвода год - слишком большой срок. Костлявая с косой любит разведчиков, как никого другого. Очень уж они ей нравятся! Молодые, веселые, глупые. Вы спросите, почему глупые? Да, все очень просто. Потому что все умные идут учиться на юристов или экономистов. И только глупцы идут служить в войсковую разведку.
  Да, Костлявая любит разведчиков. Вот и предшественник Сергея уже больше месяца лежал в коме в Кабульском госпитале (начальник разведки 1-го мотострелкового батальона Женя Шапко был тяжело ранен 12 мая 1987 г., и умер, не приходя в сознание, 6-го августа 1987 г.). На недавних боевых погибло четверо разведчиков. Остальные были тяжело или легко ранены. В строю осталось лишь трое. Перед очередной армейской операцией пришлось срочно набирать новый разведвзвод, проводить занятия по боевому слаживанию и прочим 'разведчицким' делам. Все это пришлось делать уже Сергею.
  Как ни странно, у Сергея за этот год не было ни одной царапины! Да, и среди его подчиненных за все время его командования не было ни одного убитого, и даже раненого. Везло ему. До тех пор, пока их полк не попал на армейскую операцию под Алихейль. И пока начальник штаба полка не приказал ему остаться с разведвзводом, прикрыть отход полка.
  Вообще-то вполне обычная была операция. Хотя и затяжная. На протяжении одного месяца нужно было поработать своеобразной прокладкой между духами и афганской пограничной бригадой, которая за спинами наших подразделений за это время должна была оборудовать укрепленный район. И перекрыть афгано-пакистанскую границу в районе древнего Шелкового пути.
  Поначалу казалось, что в этом действительно не было ничего сложного. Но вскоре духи, догадавшись о цели пребывания в районе Алихейля армейской группировки, обрушили на наши подразделения целое море огня: в ход пошла реактивная артиллерия, минометы и горные пушки. И откуда только у них все это взялось? Да еще в таком количестве! Ходили слухи, что в этих боях на стороне духов воевали не только 'Черные аисты' (пакистанский спецназ, который частенько 'работал' на территории Афганистана против советских войск), но и регулярная пакистанская армия. По крайней мере, артиллерия у духов явно была армейская.
  Несколько раз братья-моджахеды ходили в атаки. И однажды даже сбили с позиций разведроту 345-го парашютно-десантного полка, а полковой разведроте 180-го мотострелкового полка пришлось помогать десантникам отбивать эту горку у духов. В общем, скучать не приходилось. К счастью, все когда-нибудь заканчивается. Подошла к концу и эта операция. Пришло время уходить. Как всегда, кто-то должен был остаться. И прикрыть отход полка.
  Вот тогда-то начальник штаба 180-го мотострелкового полка Герой Советского Союза Руслан Султанович Аушев и вспомнил о новом начальнике разведки 1-го мотострелкового батальона, старшем лейтенанте Сергее Карпове. Вызвал его по радиостанции на командный пункт полка и поставил боевую задачу.
  Было во всем этом что-то киношное - из фильмов про войну, когда командир дружески похлопывает главного героя по плечу, а все остальные смотрят на них молча и торжественно. Даже что-то героическое было. Вот только сам Сергей едва ли соответствовал роли главного героя. В этот момент ему почему-то вспомнился замполит батальона. Вот кто был настоящим героем! На недавнем партсобрании он говорил такие героические слова, что словно предчувствовал возможность такого торжественного момента и заранее просился остаться прикрывать отход полка. И подорвать себя в окружении врагов последней гранатой. Как и подобает настоящему герою. В отличие от замполита, Сергей был всего лишь солдатом, героем он не был.
  К тому же, задача была поставлена как-то не слишком четко. В принципе, все было понятно - где и что нужно делать. Не ясно было лишь, как долго нужно сдерживать братьев-моджахедов? Это навевало грустные мысли - видимо тоже, до последней гранаты или до последнего патрона?
  Похоже, Руслан Султанович умел читать мысли своих подчиненных? Особенно грустные. Он улыбнулся. Еле заметно, совсем чуть-чуть, уголками губ под своими густыми усами, и после небольшой паузы произнес волшебное слово: 'Полчаса'.
  Просто удивительно, что за месяц тяжелых боев у начштаба еще остались силы на эту улыбку. И на эти 'полчаса'. После всего пережитого, мог бы и забыть уточнить время. Не забыл!
  Одно единственное это слово дорогого стоило. И эта усталая улыбка начштаба полка. Потому что они в корне меняли всю задачу. Тяжеленный груз упал с плеч Сергея. Всего-то и нужно продержаться какие-то жалкие полчаса! Не час, и даже не сорок минут. Всего лишь полчаса! И он бодро, почти радостно, ответил: 'Так точно, товарищ подполковник'!
  Полчаса - это было совсем не много. Не самая сложная задача из курса тактической подготовки! Потому что любой второкурсник из любого высшего общевойскового командного училища решит ее за пару секунд. И скажет вам, что для этого на тропе, по которой пойдут духи, и прилегающей территории, нужно будет создать плотность огня около десяти-двенадцати выстрелов в минуту на метр фронта. При боевой скорострельности автомата в сто выстрелов в минуту и почти двух боекомплектах, что были у каждого из восемнадцати его разведчиков (минус два снайпера) - патронов должно было хватить на...
  Нет, немножко все же не хватало! По его расчетам, при таком расходе боеприпасов, патронов хватило бы максимум минут на пятнадцать боя. К тому же, в каждой боевой тройке только двое моги бы вести огонь по противнику. Один - вести прицельный огонь, второй - обеспечивать плотность огня, третий разведчик должен был бы снаряжать магазины для своих товарищей. И готов был прикрыть их огнем, при необходимости, благо что его магазины еще не были израсходованы. При иной организации огня все свои магазины разведчики отстреляли бы за первые две-три минуты боя, а потом бы просто сушили весла.
  И разведчиков его могло банально не хватить на это время. Молодые они были, необстрелянные. Многие меньше месяца назад прибыли из Союза. И хотя на этой операции уже успели хлебнуть лиха, рисковать их жизнями не хотелось. Все-таки первая боевая операция у ребят! Откуда у них боевой опыт?
  Да, и обошли бы их за эти полчаса братья моджахеды. И положили бы весь его разведвзвод ни за понюшку табака. Пусть говорят, что нет большей святости, чем положить жизнь свою за друга, Сергей же считал, что намного правильнее, когда живыми остаются не только твои друзья, но и твои разведчики.
  Увы, это так - в войне на передовой нет и никогда не было никакой романтики. А был лишь тяжелый солдатский труд, кровь и пот. Весь месяц его разведчики занимались выносом раненых с горки на вертолетную площадку, сопровождением 'водоносов' до ближайшего родника и обратно, да 'приемкой' вертушек с сухим пайком и боеприпасами. Изредка отбивали атаки духов. А так, все больше прятались от духовской артиллерии. Сидели по норам, словно мыши. Да окапывались, словно кроты. В скальном грунте копали окопы ножами и палками-копалками (брать в рейды саперные лопатки разведчики частенько ленились). И оборудовали из камней СПС-ы (стрелково-пулеметные сооружения).
  - Что ж воевать, так воевать! - Подумал Сергей и сам удивился этой мысли. - А все-таки здорово, что начштаба поставил эту задачу именно ему, а не кому-то другому. Потому что...
  Потому что есть в нашей жизни одна очень простая формула: ты должен любить свою работу и гордиться ею. Если же она тебе не нравится - бросай ее к черту! Если, по тем или иным причинам, ты не можешь ее бросить - постарайся полюбить. Вот и сейчас Сергею совсем даже не нравилось то, что предстояло оставаться. Не правильная это была какая-то работа. Неправильная. Ведь не случайно Сергей всегда считал, что героизм одних - это ни что иное, как просчеты других. Потому и не любил работать героем. Но бросить свою работу он не мог - ведь кто-то все равно ее должен был делать. А потому постарался убедить себя в том, насколько она замечательная и героическая. Не буду скрывать - получалось это у него не слишком здорово.
  Как известно, существует два вида обороны: позиционная и... В общем, решил Сергей, что бесплатные уроки по позиционной обороне в этом месяце для необразованных духов закончились. Сегодня же он проведет для них последний урок. И покажет им не только Кузькину мать, но и самую настоящую маневренную оборону. К слову сказать, его любимый вид обороны.
  Когда Сергей вернулся с командного пункта, взвод его уже был готов к отходу. Разведчики лежали вдоль тропы, ощетинившись стволами в разные стороны. Ждали его распоряжений. Сергей подошел к своему заместителю сержанту Вите Тарыгину. И приказал ему отводить взвод к бронегруппе. Как обычно, перекатом. А у кривой сосны, что росла метрах в двухстах (рядом с ней был родник, с которого они брали воду на протяжении всего этого месяца), попросил 'поставить' на тропе кружку. Это был старый фокус, но на что-то новое не было времени. Главное, что своих сзади не было. Там могли появиться только духи. Вот для них-то он и попросил поставить этот подарок.
  На молчаливый вопрос своего зама Сергей ответил, что установит парочку растяжек и догонит их. Вместе со взводом приказал отходить и двум своим 'ангелам-хранителям' (разведвзвод был разбит на боевые 'тройки' - в его тройке был санинструктор взвода Женя Челпанов и разведчик Игорь Цепляев).
  Это в книжках удобно работать в боевых тройках, да на войне. Сегодня же намечался обычный урок по маневренной обороне - с этим уроком он справится и один. Конечно, было бы у ребят побольше опыта, втроем они справились бы еще лучше. Да, где ж его взять, этот опыт?! К сожалению, тому, что он планировал сегодня сделать, своих разведчиков научить он еще не успел.
  Было заметно, что приказ командира совсем даже не понравился его подчиненным. А никто и не обещал, что все его приказы должны нравиться! Приказ ведь не красна девица, чтобы всем нравиться. Но выполнять его все равно было нужно. На этом держится любая армия. И особенно в военное время.
  И снова Сергей поймал себя на мысли, что снимается какое-то кино. Потому что Витя Тарыгин и Женя Челпанов достали из подсумков и оставили ему по два снаряженных магазина. Игорь Цепляев - две гранаты Ф-1. Видимо, насмотрелись каких-то глупых военных фильмов и подумали, что у разведчиков есть такая традиция - грузить бедного командира лишними боеприпасами. Разумеется, снаряженные магазины и гранаты были совсем даже не лишними. В бою они были на вес золота, а вот нести их вниз с горки, по окончании рейда, видно, не многим было в охотку. Сергей кивком поблагодарил своих враз обленившихся бойцов, которым было лень нести вниз эти боеприпасы, и взмахом руки поторопил, чтобы не задерживались. Не задерживались сами, да и его не задерживали - ведь ему еще нужно было многое успеть сделать до появления духов.
  Эх, славно, когда у тебя есть хоть немного свободного времени. Его всегда можно использовать с пользой для дела. Для сна, к примеру. Сергей с легкой грустью подумал о тихом часе. Но еще о том, что за это время можно сделать несколько приятных сюрпризов для друзей. И не только для них.
  На прощание он постарался улыбнуться своим подчиненным так же, как и Руслан Султанович. Почему-то захотелось, чтобы его запомнили улыбающимся. Так, на всякий случай... Но улыбка у него получилась не слишком веселой. Видно совсем разучился он улыбаться в последнее время? В ответ Витя Тарыгин лишь кивнул головой - во всей его фигуре и этом молчаливом кивке было нарисовано явное несогласие с приказом командира. Ничего, Витя. Ничего, дорогой! Я догоню вас. Обязательно догоню.
  Как только разведчики стали отходить, Сергей отвязал из своего рюкзака большой белый спальный мешок. Стоит отметить, что Большой Белый Спальный Мешок - это было нечто! И о нем нужно сказать несколько слов отдельно.
  Когда Сергей собирался в рейд, он попросил одного из своих разведчиков принести из каптерки спальный мешок. Все они были одинаковыми - армейские на вате. Хотя, чисто теоретически, у разведчиков могли быть и трофейные китайские спальники. Китайские были намного легче наших, а значит, удобнее. Так оно и получилось: трофейный китайский спальник ему и принесли. В знак особого уважения. К тому же, спальный мешок был не односпальным, а двуспальным. Видимо его разведчики были уверены, что так полагается: большому кораблю - большую торпеду. А большому красному командиру - большой двухместный спальный мешок. И был этот спальный мешок не просто большим, но, что самое забавное - ослепительно белого цвета. Судя по размерам, вполне возможно, что раньше в комплект к такому спальнику входила и Анка-пулеметчица (дабы красному командиру было не скучно отдыхать в одиночестве долгими афганскими ночами под звездным афганским небом). Да, видно где-то потерялась? Наверное, на каком-нибудь складе. Как обычно - усушка, утруска. В результате, двуспальный мешок добрался до разведчиков уже разукомплектованным - без Анки-пулеметчицы. А жаль! Ну, да что поделаешь?!
  Конечно же, нужно было заменить этот шедевр творческой мысли каптера на обычный армейский спальник. Но в суете последних дней сделать это Сергей не успел.
  Плохо представляя, какой климат в тех местах, где предстояло воевать. Старшие командиры подсказать это, как всегда, забыли. Ибо задачи ставили только по этапам - от задачи к задаче и передвигались подразделения. А сам район предстоящих боевых действий до последнего момента держался в секрете. Поэтому Сергей, вместо экспериментальной плащ-палатки (одна половина ее представляла собой надувной матрац, а второй можно было накрыться, как одеялом), взял с собой кусок маскировочной сетки. Наивно полагая, что летом маскировочная сеть разведчику гораздо нужнее, чем какая-то там плащ-палатка.
  Каким же наивным он был! Оказалось, что под Алихейлем практически ежедневно шли дожди. По ночам было довольно прохладно. А маскировочная сеть, как ни странно, от дождя совершенно не спасала. Да и грела разве что душу, но никак не тело. В общем-то, намучился он за этот месяц со своим спальным мешком, который промокал насквозь. А своим ослепительно белым цветом, среди серых скал, весь месяц смущал неокрепшие души афганских моджахедов разными мало гуманными мыслями.
  Без малейшего сожаления Сергей демонстративно положил его на самом видном месте. 'Сюрпрайз', как говорится у нас в Нью-Васюках! И не простой 'сюрпрайз', а сюрприз с сюрпризом. Ведь в горах такие спальники просто так не валяются. В одиночку. Под одним сюрпризом, как правило, всегда лежит другой. В виде гранаты на разгрузку или мины. Это любой моджахед знает! Но, как известно, на всякого мудреца довольно простоты. Этим Сергей и хотел воспользоваться. Тем более что духи, с которыми пришлось воевать последний месяц, явно были профессионалами. А потому пара минут, по расчетам Сергея, должна была уйти у них на поиски мины-сюрприза под или где-нибудь рядом со спальником. А может быть и чуть больше, чем две минуты - ведь всем известно, что очень трудно найти темной ночью черную кошку в черной комнате. Особенно когда ее там нет. Сергей был не против этих 'лишних' минут.
  Метрах в двадцати дальше по тропе (и в паре метров сбоку) ножом он вырыл небольшую ямку (землю разбросал по сторонам). Под небольшой камень положил на разгрузку гранату Ф-1. К этому времени духи должны были немного 'успокоиться' и со свежими силами и эмоциями устремиться в погоню. Разумеется, головной дозор будет внимательно смотреть себе под ноги. Бегущие за ними следом, уже не будут столь внимательны. И среди них обязательно найдется хотя бы один 'папуас', который не преминет пнуть ногой этот камень. Ведь 'папуасы' есть везде: в любой армии мира. Наверняка найдутся они и среди духов.
  Отойдя еще метров на пятьдесят (опять же, чуть в стороне от тропы), установил в небольшой седловине осколочную мину направленного действия МОН-50. Наскоро замаскировал ее. С тропы мину было не видно, а для тех, кто окажется (по щучьему велению и по его хотению) в этой промоине, времени на внимательное рассматривание ландшафта уже не будет. Потому что еще метрах в двадцати он начало готовить свою огневую позицию.
  Удобная она была. В густом кустарнике, подходящем практически вплотную к тропе. Конечно же, здесь его тоже могли легко обойти. Так обойти могли везде! Зато с этой огневой позиции вся тропа была видна, как на ладони. К тому же, задерживаться здесь Сергей не собирался. И ждать, когда его обойдут - тоже. Он не был героем, просто решал обычную математическую задачку для начальных классов: из точки А в точку Б вышла группа вооруженных моджахедов. Расстояние от точки А до точки Б было около пятисот метров (он сам определил для себя это расстояние - просто после недавно перенесенного тифа сил бегать на большее расстояние у него не было). Вопросов было два: с какой скоростью должны двигаться братья-моджахеды, чтобы этот путь занял у них не менее получаса? И как заставить их двигаться с такой скоростью? Ответы ему были известны заранее: чем медленнее они будут двигаться, тем лучше. И он знал, как это сделать.
  Сергей улегся поудобнее. Выложил перед собой две гранаты Ф-1. Два магазина к автомату. Для начала этого должно было хватить. Метрах в десяти левее присмотрел себе запасную позицию. Там положил свой РД (рюкзак десантный - кроме двух пустых полутора литровых пластмассовых фляг из-под воды, в нем лежали остатки былой роскоши: стограммовая баночка паштета из горно-летнего сухого пайка, парочка гранат Ф-1, и в хлопчатобумажном мешке - около трехсот автоматных патронов россыпью).
  Все шло по плану. Спальный мешок задержал духов минут на пятнадцать (вай, какими молодцами оказались братья-моджахеды, что не спешили - вообще-то Сергей рассчитывал, что 'разборки' со спальным мешком займут у них гораздо меньше времени). Он не видел, что там происходило. Но не трудно было догадаться, что делали душманы. Потому что они воевали всю свою жизнь. И воевать умели.
  Головной дозор заметил его спальник. Старший дозора подал сигнал главным силам об опасности. Те залегли. Дождались 'саперов'. 'Саперы' внимательно проверили все вокруг. И ничего не нашли. Посмеялись над головным дозором. И над каким-то шурави, который убегал от них так быстро, что в панике позабыл даже свой спальный мешок!
  Командир моджахедов приказал продолжить движение. Нужно было торопиться, дабы неверные не смогли далеко оторваться от его аскеров (героев). Головной дозор устремился вперед. За ним поспешили остальные. Как и надеялся Сергей, кто-то их них пнул его камень с сюрпризом. Еще несколько минут ушло у командира моджахедов на эвакуацию раненых и восстановление боевого порядка.
  Раздавшийся глухой взрыв гранаты был для ушей Сергея слаще первой симфонии Сергея Васильевича Рахманинова. Потому что все шло по плану. По его плану. Теперь головной дозор внимательно смотрел себе под ноги. В нескольких метрах за ними 'кучковались' главные силы. В бой они уже не рвались. И не наступали на пятки головному дозору. Это было именно то, что Сергею и требовалось.
  Подпустив головной дозор почти в упор, Сергей дал по ним длинную очередь. С такого расстояния промахнуться было невозможно. Еще два магазина он выпустил в сторону идущих следом моджахедов. Чуть ли не сразу кто-то из духов сорвал растяжку его МОН-ки (МОН-50 - противопехотная мина, осколочная, направленного поражения). И это явно не прибавило им энтузиазма в движении вперед!
  Сергей отстреливал примерно по две трети магазина, менял магазин (парочка из них так и остались валяться на его огневой позиции - было не до ни них) - это освобождало его от необходимости передергивать затвор автомата при перезаряжании. А значит, позволяло немного увеличить боевую скорострельность. Конечно же, одного автомата было явно маловато, чтобы сдержать духов. Но немного придержать их - было вполне возможно. Напоследок он бросил в сторону духов две гранаты Ф-1. И со всех ног устремился к запасной позиции. Оттуда нужно было дать еще хотя бы пару очередей - создать видимость 'массовки', чтобы духи не подумали, что против них работает только один ненормальный шурави.
  Неожиданно в нескольких шагах от него раздались гортанные голоса моджахедов. Совсем рядом. Как это называется? Кажется, любимая всеми древнекитайскими стратегами Чань-шанская змея? 'Когда её ударяют по голове, она бьет хвостом. Когда ударяют по хвосту, она бьет головой. Когда бьют по середине, она ударяет головой и хвостом одновременно'.
  Конечно, он прекрасно понимал, что духи не пойдут всей толпой по одной единственной тропе. Где-то пойдут и боковые дозоры. И другие отряды. Но перекрыть все тропы, по которым пойдут духи - он все равно не мог. Похоже, его заметили. И открыли огонь. Но огонь почему-то велся не по нему, а по его запасной позиции. Видимо по ошибке духи приняли его рюкзак за притаившегося шурави?
  Да, огонь велся довольно плотный. Под таким огнем перемещаться на запасную позицию было равноценно самоубийству. Самоубийцей он не был. Хотя без патронов и парочки гранат, что лежали в рюкзаке - еще неизвестно, кем он был на самом деле?
  В результате, свой рюкзак с патронами он потерял. Оставался только лифчик с тремя магазинами, две гранаты Ф-1 в лифчике и еще две - в гранатном подсумке на ремне. Кот наплакал!
  А дальше все пошло уже не по плану. Точнее, не по его плану. Пули свистели со всех сторон. Чтобы немного оторваться от духов, по гранате он бросил вправо и влево, на звук голосов. А затем бежал, словно загнанная лань. Хотя траектория его бега больше напоминала не грациозный и красивый бег лани, а непредсказуемый и хаотичный полет летучей мыши. Возможно, в этом полете и была какая-то логика? Но увидеть ее было не просто. Особенно ему самому. К счастью, он умудрился не сбить дыхание и не запаниковать. Зато он бежал зигзагами, что мешало духам вести по нему прицельный огонь. Отвечал короткими очередями. И у него была цель - метрах в пятидесяти отсюда у него была запланирована очередная остановка.
  Там, за кривой сосной, размещалась еще одна замечательная огневая позиция. Он присмотрел ее еще месяц назад, когда они только выходили на свой очередной рубеж. Славная была позиция. Правда, долго ему ее все равно не удержать. Судя по оставшимся боеприпасам, минуты две. А если судить по голосам духов, что раздавались вокруг - и того меньше... Обкладывали его духи. Словно волка. Со всех сторон.
  Не трудно было догадаться, что огонь они вели на поражение, а не на подавление. Неужели никто не хотел взять его живым? Чтобы взять врага живым - ведь нужно совсем немного времени. И нужно лишь немного его подранить. Но тратить время на него духи, похоже, уже не хотели. Видно, не интересен он им был. Понимали, что это обычный заслон. А потому и старались сбить его поскорее и спешили нагнать главные силы полка, пока те не сели на броню.
  Боковым зрением он успел заметить белую армейскую кружку на тропе. Не забыл Витя установить ее, с теплотой подумал он о своем заместителе. Не забыл!
  Несколько пуль звонким рикошетом ушли от какого-то камня в бескрайнее небо. Буквально в паре шагов от него...
  Почему-то в этот миг Сергей снова вспомнил своего деда. Нет, напрасно в детстве он ненавидел его за то, что тот погиб на войне. Видно, не так уж был и виноват его дед - не всегда на войне получается остаться живым. И невольно подумалось, что сегодня, как и дед, он не только может погибнуть, но еще, чего доброго, будет тоже числиться пропавшим без вести? И никто не узнает, как он принял свой последний бой? И что он не сдался врагу.
  Чья-то автоматная очередь подняла фонтанчики пыли практически у него под ногами. Еще одна очередь прошла над головой.
  И все же он добрался до сосны. Скатился в небольшую промоину. Теперь можно было немного перевести дух, осмотреться. После небольшой пробежки кружилась голова. Эх, жаль, что он не умеет летать, как птица! Бегать и улыбаться у него в последнее время тоже что-то не слишком получалось.
  И жаль, что он не верит ни в каких богов. А то бы помолился напоследок. Благо, что минута-другая у него на все про все еще была. Хотя нет, не жаль. Дурацкая привычка у него была - верить в своих друзей и товарищей, а не в чьи-то сказки.
  Хотя в эту минуту ему неожиданно вспомнилось, как когда-то в детстве в одном из кинофильмов он увидел, как умирали древние викинги. По их убеждениям, они всего лишь уходили к своему богу Одину в вечную Валлхалу, рай для доблестных воинов. В их раю было все подчинено строгому распорядку дня: утром - одевание доспехов, весь день - сражение насмерть, вечером - воскрешение и плотный ужин в кругу друзей. И всю ночь викинги занимались любовью с прекрасными девушками. Все было просто, понятно и приятно.
  Что еще нужно хорошему воину?! После смерти снова оказаться среди верных друзей, поесть вдоволь и заняться любовью. Помнится, тогда ему еще подумалось: чтобы не опростоволоситься в раю, при жизни настоящему воину нужно не только учиться сражаться, но хорошо кушать перед боем и почаще заниматься любовью. Видимо, викинги так и поступали? А потому не боялись смерти.
  Что скрывать, Сергею понравилось, как они уходили. Он хотел уйти так же, как они.
  На новой огневой позиции он, как всегда, начал обустраиваться более чем обстоятельно. Духи подходили все ближе, уже отчетливо слышались не только их голоса, но в кустарнике, что рос вдоль тропы, мелькали и их фигуры. И все же в спешке последних минут, ему очень хотелось сделать хоть что-то очень, очень медленно. А потому он не спеша выложил перед собой оставшиеся магазины с патронами, последние две гранаты. Посмотрел на часы. С начала его 'бегов' прошло двадцать восемь минут. Оставалось продержаться еще две минуты. И лучше всего это было сделать именно тут. Сил бегать где-то еще у него уже не было. Правда, патронов оставалось всего на полминуты боя. Но, ничего он постарается их растянуть на целых две минуты. Он постарается...
  На тропинке хорошо была видна кружка, оставленная Витей Тарыгиным. Секрет этой кружки был прост. До банальности. Под кружкой была установлена граната Ф-1 с выдернутым кольцом (края кружки удерживали предохранительную чеку). Это был подарок для нового головного дозора. Раньше Сергею уже приходилось оставлять такие сюрпризы. И его всегда удивляла одна и та же последовательность действий головного дозора. Кто-то из них подходил к кружке, поднимал ее, а затем целых четыре секунды смотрел на гранату. Почему все повторялось? Возможно, из тех, кто поднимал такие кружки раньше, в живых никого не оставалось - и не кому было научить других, что делать в данной ситуации?
  Подобный сюрприз был в данном случае очень полезным. Даже если среди духов были те, кто знал, что находится в этой кружке, оставить ее без внимания они все равно не могли - следом шли главные силы, а среди них всегда могла оказаться парочка новых 'папуасов'. Кружку необходимо было уничтожить (разминировать было нельзя), а для этого остановить главные силы, заставить их немного отойти назад. Ведь с гранатой Ф-1 шутки плохи - как ни крути, а разлет осколков до двухсот метров.
  Но этот дозор вел себя совершенно иначе. Старший приказал своим товарищам отойти назад и залечь. Сам тоже залег за большим валуном и начал прицеливаться в кружку... Что ж, вполне разумное решение. Но почему все думают, что кружка может быть только кружкой? В крайнем случае, кружкой с сюрпризом. И никто не думает, что кружка может еще и стрелять в ответ. По крайней мере, не сама кружка, а кто-то, находящийся рядом с ней! Ведь ни для кого не секрет, что наиболее эффективными любые заграждения и препятствия становятся лишь тогда, когда их кто-то прикрывает. Огнем или чем-то еще.
  В общем, этот старший совершил маленькую ошибку, решив, что знает об это кружке все. Это было не так! Да, и вообще стрелять какому-то там духу по кружке своего заместителя Сергей, конечно же, не мог. Казенное имущество, однако! Короткой очередью в два патрона он снял этого стрелка. И еще несколько очередей выпустил в сторону дозора. Туда же бросил гранату...
  Рефлекторно посмотрел на часы. Прошло тридцать две минуты. Все! Теперь можно было уходить. Сергей отстегнул магазин от автомата. В нем оставалось последние пять патронов. Не густо. Совсем не густо!
  Неожиданно сзади послышался какой-то шорох. И одновременно с ним раздалась автоматная очередь. Две пули впились в землю у самой головы Сергея. Третья ударила в спину. Легкий бронежилет, который был на Сергее, не мог остановить автоматную пулю, выпущенную с такого расстояния. От боли перехватило дыхание. Но Сергей нашел в себе силы повернуться навстречу стрелявшему.
  У сосны стоял здоровенный дух в светло-коричневых одеждах. Он улыбался и с интересом смотрел на убитого им шурави. То, что шурави убит, он почему-то не сомневался. Просто сам шурави этого еще не знал. И наблюдать за этим глупым, уже убитым шурави, было забавно.
  Да, Сергей этого еще не знал. А потому нашел в себе силы поднять автомат и выпустить в духа длинную очередь. Все пять патронов. До железки. Больше патронов у него не было. Оставалась последняя граната. Но все это было уже не важно! Главное, он смог это сделать - продержаться пол часа. А еще он смог убить того, кто убил его самого!
  И в этот момент в двух шагах от убитого он увидел небольшую расщелину. Странно, почему он не заметил ее раньше? Сергей отложил в сторону ненужный больше автомат, снял бронежилет (казалось, что именно из-за него так больно!) и пополз в сторону расщелины. Зачем и почему он это делал, ответить он бы не смог. Но силы покидали его, как, впрочем, и сама жизнь. И все дальнейшее он делал, подчиняясь какому-то внутреннему зову, а не законам логики.
  Хотя, нет, какие-то мысли все же присутствовали - ему не хотелось, чтобы его тело досталось врагу. И чтобы оно превратилось в развлечение для моджахедов.
  Рука рефлекторно потрогала гранатный подсумок на ремне. Последняя граната была на месте. На запястье висел 'Коготь тигра', небольшой самодельный нож. Это в кино главный герой оставляет последний патрон или последнюю гранату для себя. Но это было не кино. К тому же, Сергей вырос в семье рабочего. С детства привык к бережливости. И даже попав на войну, никогда не забывал, что каждый автоматный патрон стоит столько же, сколько и батон хлеба. А потому, даже находясь в полубессознательном состоянии, решил последнюю гранату использовать против врага. Для этого ее и делали чьи-то руки. Для себя было достаточно и 'Когтя тигра', сделанного им самим. Ведь чтобы вскрыть сонную артерию, много сил и ума было не нужно.
  А потому он выдернул чеку у последней гранаты и положил ее под один из камней у входа. И пополз дальше в расщелину, которая вскоре превратилась в небольшую пещеру. Если духи попытаются его достать, в полумраке расщелины кто-то из них непременно сдвинет этот камень. А после этого преследовать его духи уже не будут - слишком уж они торопятся. Просто забросают пещеру гранатами. Скорее всего, своды этого не выдержат. И каменные глыбы навсегда похоронят его под собой. В данных обстоятельствах такой вариант его тоже устраивал.
  Из пещеры шел легкий запах озона. Этот запах прибавил ему сил. Сначала он просто полз, потом пополз на коленях. Длинная кровавая полоса тянулась за ним следом. Свод пещеры начал подниматься. Под коленями Сергей почувствовал ступени. К своему удивлению он нашел в себе силы подняться на ноги и сделать несколько шагов по ступеням вниз. Откуда-то сверху струился необычный и таинственный свет. Судя по ступеням, не трудно было догадаться, что в этой пещере он был не первым посетителем.
  За небольшим поворотом ему открылось подземное озеро. Сергей, не задумываясь, вошел в воду. Вода была теплой и пахла сероводородом. И почему-то морскими водорослями. Вначале было не глубоко, но вскоре дно ушло из-под ног, и дальше пришлось плыть. Теперь свет шел не только сверху, но и откуда-то снизу, из-под воды. Чувствовалось слабое течение, уносившее его к этому свету. И сил сопротивляться ему уже не было.
  Вода стала постепенно превращаться в туман. В этот момент Сергей увидел своего деда, погибшего подо Ржевом в 1942-м году. Иван Васильевич ничего не говорил. Просто стоял рядом. Но от его присутствия становилось как-то спокойнее на душе. Потом дедушка исчез, а Сергея стал окутывать удивительный свет. И покой.
  Умирать оказалось совсем не страшно. Наверное, это здорово - умирать молодым?
  
  Остальные главы романа удалены по просьбе издательства. Заказать полную версию романа в электронном виде можно, отправив заявку на kartsevbooks@bk.ru 309 стр., 300 руб.

Оценка: 5.41*54  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018