ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Карцев Александр Иванович
Тайны Афганистана

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 5.57*52  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Воинам Александра Македонского, живущим в Афганистане. И сохранившим для нас секреты и традиции Древней Эллады, посвящается...

  
  От автора
  В августе 1986-го года в Афганистане судьба свела меня с одним необыкновенным человеком. Звали его Шафи. По словам моего руководства, он был "обычным" афганцем, окончившим в свое время Оксфорд и несколько лет проработавшим врачом в Японии и Китае. Позднее Шафи преподавал в Кабульском политехническом институте. Но, главное, он был близким другом своего бывшего студента, Ахмад Шаха Масуда, позднее - главаря крупнейшей группировки моджахедов - Панджшерского Льва. В связи с предстоящим выводом из Афганистана наших войск, вставал вопрос не только о безопасности этого выхода, но и о дальнейшем политическом обустройстве этой страны. Ахмад Шах был не только нашим врагом, но еще - отважным воином и мудрым политиком. Человеком, способным вывести Афганистан из хаоса гражданской войны. Ему решено было помочь... Об этой операции Главного разведывательного управления написан мой роман "Шелковый путь (записки военного разведчика)". Но сейчас я хочу сказать несколько добрых слов о самом Шафи. Учителе, воине и ученом. О человеке, чьи предки жили в Читральской долине. О потомке воинов Александра Македонского.
  Меня всегда удивляла его необыкновенная эрудиция, свободное владение иностранными языками и разносторонность его личности. Когда я узнал историю его племени, многое стало мне более понятным. А знания и традиции Древней Эллады, которые сохранило это племя, стали нашим самым главным афганским трофеем. К сожалению, мы не сразу это осознали.
  
    [Карцев А.И.]
  
  Глава 1
   Ночью снова шел дождь. Холодный, пронизывающий. Брезентовая штормовка от него не спасала. И почти не грела. Всю ночь Сергей проверял посты и секреты. Каждый час докладывал по радиостанции на командный пункт полка обстановку. Но сегодня все было спокойно. Братья-моджахелы попыток отбить горку не предпринимали. И даже обстреливали позиции его разведвзвода как-то лениво. Видно, что-то замышляли?
   После окончания Московского высшего общевойскового командного училища, Сергей почти целый год проходил дополнительную переподготовку, прежде чем был направлен в Афганистан. В Афганистане командовал мотострелковым, а затем - отдельным разведвзводом. Как в песне поется: "Батальонная разведка, мы без дел скучаем редко". Уже около года топтал он Афганскую землю. Скучать от безделья было некогда. А вот поспать толком все никак не получалось. Недосып за последний год у него был ужасный. Словно он превратился в лунатика, ходил на автопилоте. Хорошо еще, что ходил на своих ногах. Ведь для командира разведвзвода год - слишком большой срок. Костлявая с косой любит разведчиков, как никого другого. Очень уж они ей нравятся! Молодые, веселые, глупые. Вы спросите, почему глупые? Да, все очень просто. Потому что все умные идут учиться на юристов или экономистов. И только глупцы идут служить в нашу рабоче-крестьянскую армию. И уж тем более - в войсковую разведку.
   Костлявая любит разведчиков. Вот и предшественник Сергея уже больше месяца лежал в коме в Кабульском госпитале (начальник разведки 1-го мотострелкового батальона Женя Шапко был тяжело ранен 12 мая 1987 г., и умер, не приходя в сознание, 6-го августа 1987 г.). На недавних боевых, кроме Жени, Костлявая забрала с собой и четверых ребят из его разведвзвода. Остальные были тяжело или легко ранены. В строю осталось лишь два разведчика. Перед очередной армейской операцией пришлось срочно набирать новый разведвзвод, проводить занятия по боевому слаживанию и прочим "разведчицким" делам. Все это пришлось делать уже Сергею.
   Как ни странно, у Сергея за этот год не было ни одной царапины! Да, и среди его подчиненных за все время его командования не было ни одного убитого, и даже раненого. Везло ему. До тех пор, пока их полк не попал на армейскую операцию под Алихейль. И пока начальник штаба полка не приказал ему остаться с разведвзводом. И прикрыть отход полка.
   Вообще-то плевая была операция. На протяжении одного месяца нужно было поработать своеобразной прокладкой между духами и афганской пограничной бригадой, которая за спинами наших подразделений за это время должна была оборудовать укрепленный район. И перекрыть афганско-пакистанскую границу в районе древнего Шелкового пути.
   Поначалу казалось, что в этом действительно не было ничего сложного. Но вскоре духи, догадавшись о цели пребывания в районе Алихейля армейской группировки, обрушили на наши подразделения целое море огня: в ход пошла реактивная артиллерия, минометы и горные пушки. И откуда только у них все это взялось?!! Да еще в таком количестве! Ходили слухи, что в этих боях на стороне духов воевали не только "Черные аисты" (пакистанский спецназ, который частенько "работал" на территории Афганистана против советских войск), но и регулярная пакистанская армия. По крайней мере, артиллерия у духов явно была армейская.
   Несколько раз братья-моджахеды ходили в атаки. И однажды даже сбили с позиций разведроту 345-го парашютно-десантного полка (полковой разведроте 180-го мотострелкового полка пришлось помогать десантникам отбить ту горку у духов). В общем, скучать не приходилось. К счастью, все когда-нибудь заканчивается. Подошла к концу и эта операция. Пришло время уходить. Как всегда, кто-то должен был остаться - и прикрыть отход полка.
   Вот тогда-то начальник штаба 180-го мотострелкового полка Герой Советского Союза Руслан Султанович Аушев и вспомнил о новом начальнике разведки 1-го мотострелкового батальона, старшем лейтенанте Карпове Сергее Ивановиче. Вызвал его по радиостанции на командный пункт полка и поставил боевую задачу.
   Было во всем этом что-то киношное - из фильмов про войну, когда командир дружески похлопывает главного героя по плечу, а все остальные смотрят на них молча и торжественно. Даже что-то героическое было. Вот только сам Сергей едва ли соответствовал роли главного героя. В этот момент ему почему-то вспомнился замполит батальона. Вот кто был настоящим героем! На недавнем партсобрании он говорил такие героические слова, что вполне заслужил это право - остаться прикрывать отход полка. И подорвать себя в окружении врагов последней гранатой. Как и подобает настоящему герою. Сергей же был всего лишь солдатом, героем он не был.
   К тому же, задача была поставлена как-то не слишком четко. В принципе, было понятно - где и что нужно делать. Не ясно было лишь, как долго нужно сдерживать братьев-моджахедов? Это навевало грустные мысли - видимо тоже, до последней гранаты или последнего патрона?
   Но, похоже, Руслан Султанович умел читать мысли своих подчиненных? Особенно грустные. Он улыбнулся. Еле заметно, совсем чуть-чуть, уголками губ, и после небольшой паузы произнес волшебное слово: "Полчаса".
   Просто удивительно, что за месяц тяжелейших боев у него еще остались силы на эту улыбку. И на эти "полчаса". После всего пережитого мог бы, и забыть уточнить время. Не забыл!
   Одно единственное это слово дорогого стоило. И эта усталая улыбка начштаба полка. Потому что в корне меняли всю задачу. Тяжеленный груз упал с плеч Сергея. Всего-то и нужно продержаться какие-то жалкие полчаса! Не час, и даже не сорок минут. Всего полчаса! И он бодро, почти радостно, ответил: "Так точно, товарищ подполковник"!
   Полчаса - это было совсем не много. Не самая сложная задача из курса тактической подготовки! Потому что любой второкурсник из любого высшего общевойскового командного училища решит ее за пару секунд. И скажет вам, что для этого на тропе, по которой пойдут духи, нужно будет всего лишь создать плотность огня около десяти-двенадцати выстрелов в минуту на метр фронта. При боевой скорострельности автомата в сто выстрелов в минуту и почти двух боекомплектах, что были у каждого из восемнадцати его разведчиков (минус два снайпера) - патронов должно было хватить.
   Вот только разведчиков его могло не хватить на это время. Молодые они были, необстрелянные. Многие лишь полтора месяца назад прибыли из Союза. И хотя за это время хлебнули они лиха, рисковать их жизнями не хотелось. Да, и обошли бы их за эти полчаса братья моджахеды. И положили бы весь его разведвзвод ни за понюшку табака. Пусть говорят, что нет большей святости, чем положить жизнь свою за друга. Сергей же считал, что намного правильнее, когда живыми остаются не только твои друзья, но и твои разведчики.
   Да, это так - в войне нет и никогда не было никакой романтики. А был лишь тяжелый солдатский труд, кровь и пот. Весь месяц его разведчики занимались выносом раненых с горки на вертолетную площадку, сопровождением "водоносов" до ближайшего родника и обратно, да "приемкой" вертушек с сухим пайком и боеприпасами. Изредка отбивали атаки духов. А так, все больше прятались от духовской артиллерии. Сидели по норам, словно мыши. Да окапывались, словно кроты...
   - Что ж воевать, так воевать! - Подумал Сергей и сам удивился этой мысли. - А все-таки здорово, что начштаба поставил эту задачу именно ему, а не кому-то другому. Потому что...
   Потому что есть в нашей жизни одна очень простая формула: ты должен любить свою работу и гордиться ей. Если же она тебе не нравится - бросай ее к черту! Если, по тем или иным причинам, ты не можешь ее бросить - постарайся полюбить. Вот и сейчас Сергею совсем даже не нравилось то, что предстояло оставаться. Не правильная это была какая-то работа. Неправильная! Ведь не случайно Сергей всегда считал, что героизм одних - это ни что иное, как просчеты других. Потому и не любил работать героем. Но бросить свою работу он не мог - ведь кто-то все равно ее должен был делать. А потому постарался убедить себя в том, насколько она замечательная. Не буду скрывать - получалось это у него не слишком здорово.
   Как известно, существует два вида обороны: позиционная и... В общем, решил Сергей, что бесплатные уроки по позиционной обороне в этом месяце для необразованных духов закончились. Сегодня же он проведет для них последний урок. И покажет им не только Кузькину мать, но и маневренную оборону. К слову сказать, его любимый вид обороны.
   Когда Сергей вернулся с командного пункта, взвод его уже был готов к отходу. Разведчики лежали вдоль тропы, ощетинившись стволами в разные стороны. Ждали его распоряжений. Сергей подошел к своему заместителю сержанту Вите Тарыгину. И приказал ему отводить взвод к бронегруппе. А у кривой сосны, что росла метрах в двухстах (рядом с ней был родник, с которого они брали воду на протяжении всего этого месяца), попросил "поставить" на тропе кружку. Это был старый фокус, но на что-то новое не было времени. Главное, что своих сзади не было. Там могли появиться только духи. Вот для них-то он и попросил поставить этот подарок.
   На молчаливый вопрос своего зама Сергей ответил, что установит парочку растяжек и догонит их. Вместе со взводом приказал отходить и двум своим "ангелам-хранителям" (разведвзвод был разбит на боевые "тройки" - в его тройке был санинструктор взвода Женя Челпанов и разведчик Игорь Цепляев). Это в книжках удобно работать в боевых тройках, да на войне. Сегодня же намечался обычный урок по маневренной обороне - с этим уроком он справится и один. Было бы у ребят побольше опыта, втроем они справились бы еще лучше. Да, где ж его взять, этот опыт?! К сожалению, тому, что он планировал сегодня сделать, своих разведчиков научить он еще не успел.
   Было заметно, что приказ командира совсем даже не понравился его подчиненным. А никто и не обещал, что все его приказы должны нравиться! Приказ ведь не красна девица, чтобы всем нравиться. Но выполнять его все равно было нужно. На этом держится любая армия. И особенно в военное время.
   И снова Сергей поймал себя на мысли, что снимается какое-то кино. Потому что Витя Тарыгин и Женя Челпанов достали из подсумков и оставили ему по два снаряженных магазина. Игорь Цепляев - две гранаты Ф-1. Видимо, насмотрелись каких-то глупых военных фильмов и подумали, что у разведчиков на самом деле есть такая традиция - грузить бедного командира лишними боеприпасами. Разумеется, снаряженные магазины и гранаты были не лишними. В бою они были на вес золота (а нести вниз с горки, по окончании рейда, лишние боеприпасы не многим было в охотку). Сергей кивком поблагодарил своих бойцов и взмахом руки поторопил, чтобы не задерживались. Не задерживались сами, да и его не задерживали - ведь ему еще нужно было многое успеть сделать до появления духов.
   Эх, славно, когда у тебя есть хоть немного свободного времени. Его всегда можно использовать с пользой для дела. Для сна, к примеру. Сергей с легкой грустью подумал о тихом часе. Но еще о том, что за это время можно сделать несколько приятных сюрпризов для друзей. И не только для них.
   На прощание он постарался улыбнуться своим подчиненным так же, как и Руслан Султанович. Почему-то захотелось, чтобы его запомнили улыбающимся. Так, на всякий случай... Но улыбка у него получилась не слишком веселой. Видно совсем разучился он улыбаться в последнее время? В ответ Витя Тарыгин лишь кивнул головой - во всей его фигуре и этом молчаливом кивке было нарисовано явное несогласие с приказом командира. Ничего, Витя. Ничего, дорогой! Я догоню вас. Обязательно догоню.
   Как только разведчики стали отходить, Сергей отвязал из своего рюкзака большой белый спальный мешок. Стоит отметить, что Большой Белый Спальный Мешок - это было нечто! И о нем нужно сказать несколько слов отдельно.
   Когда Сергей собирался в рейд, он попросил одного из своих разведчиков принести из каптерки спальный мешок. Все они были одинаковыми - армейские на вате. Хотя, чисто теоретически, у разведчиков могли быть и трофейные китайские спальники. Китайские были намного легче наших, а значит, удобнее. Так оно и получилось: трофейный китайский спальник ему и принесли. В знак особого уважения. К тому же, спальный мешок был не односпальным, а двуспальным. Видимо его разведчики были уверены, что так полагается: большому кораблю - большую торпеду, а большому красному командиру - большой двухместный спальный мешок. И был этот спальный мешок не просто большим, но, что самое забавное - ослепительно белого цвета. Судя по размерам, вполне возможно, что в комплект к такому спальнику входила и Анка-пулеметчица (дабы красному командиру было не скучно отдыхать в одиночестве долгими афганскими ночами). Да, видно где-то потерялась. Наверное, на каком-нибудь складе. Как обычно - усушка, утруска. В результате, двуспальный мешок добрался до разведчиков уже разукомплектованным - без Анки-пулеметчицы. А жаль!
   Конечно же, нужно было заменить этот шедевр творческой мысли каптера на обычный армейский спальник. Но в суете последних дней сделать это Сергей не успел.
   Плохо представляя, какой климат в тех местах, где предстояло воевать (а старшие командиры подсказать это, как всегда, забыли), Сергей вместо экспериментальной плащ-палатки (одна половина ее представляла собой надувной матрац, а второй можно было накрыться, как одеялом), взял с собой кусок маскировочной сетки. Наивно полагая, что летом маскировочная сеть разведчику нужнее, чем какая-то там плащ-палатка.
   Каким же наивным он был! Оказалось, что под Алихейлем практически ежедневно шли дожди. По ночам было довольно прохладно. А маскировочная сеть, как ни странно, от дождя совершенно не спасала. Да и грела разве что душу, но никак не тело. В общем-то, намучился он за этот месяц со своим спальным мешком, который промокал насквозь. А своим ослепительно белым цветом, среди серых скал, весь месяц смущал неокрепшие души афганских моджахедов разными мало гуманными мыслями.
   Без малейшего сожаления Сергей демонстративно положил его на самом видном месте. "Сюрпрайз", как говорится у нас в Нью-Васюках! И не простой "сюрпрайз", а сюрприз с сюрпризом. Ведь в горах такие спальники просто так не валяются. В одиночку. Под одним сюрпризом, как правило, всегда лежит другой. В виде гранаты на разгрузку или мины. Это любой моджахед знает! Но, как известно, на всякого мудреца довольно простоты. Этим Сергей и хотел воспользоваться. Тем более что духи, с которыми пришлось воевать последний месяц, явно были профессионалами. А потому пара минут, по расчетам Сергея, должна была уйти у них на поиски мины-сюрприза под или где-нибудь рядом со спальником. А может быть и чуть больше, чем две минуты - ведь всем известно, что очень трудно найти темной ночью черную кошку в черной комнате. Особенно когда ее там нет. Сергей был не против этих "лишних" минут.
   Метрах в двадцати дальше по тропе (и в паре метров сбоку) ножом он вырыл небольшую ямку (землю разбросал по сторонам). Под небольшой камень положил на разгрузку гранату Ф-1. К этому времени духи должны были немного "успокоиться" и со свежими силами и эмоциями устремиться в погоню. Разумеется, головной дозор будет внимательно смотреть себе под ноги. Бегущие за ними следом, уже не будут столь внимательны. И среди них обязательно найдется хотя бы один "папуас", который не преминет пнуть ногой этот камень. Ведь "папуасы" есть везде: в любой армии мира. Наверняка найдутся они и среди духов.
   Отойдя еще метров на пятьдесят (опять же, чуть в стороне от тропы), он установил в небольшой седловине осколочную мину направленного действия МОН-50. Наскоро замаскировал ее. С тропы мину было не видно, а для тех, кто окажется (по щучьему велению и по его хотению) в этой промоине, времени на внимательное рассматривание ландшафта уже не будет. Потому что еще метрах в двадцати он начало готовить свою огневую позицию.
   Удобная она была. В густом кустарнике, подходящем практически вплотную к тропе. Конечно же, здесь его тоже могли легко обойти. Так обойти могли везде! Зато с этой огневой позиции вся тропа была видна, как на ладони. К тому же, задерживаться здесь Сергей не собирался. И ждать, когда его обойдут - тоже. Он не был героем, просто решал обычную математическую задачку для начальных классов: из точки А в точку Б вышла группа вооруженных моджахедов. Расстояние от точки А до точки Б было около пятисот метров (он сам определил для себя это расстояние - просто после недавно перенесенного тифа сил бегать на большее расстояние у него не было). Вопросов было два: с какой скоростью должны двигаться братья-моджахеды, чтобы этот путь занял у них не менее получаса? И как заставить их двигаться с такой скоростью? Ответы ему были известны заранее: чем медленнее они будут двигаться, тем лучше. И он знал, как это сделать.
   Сергей улегся поудобнее. Выложил перед собой две гранаты Ф-1. Два магазина к автомату. Для начала этого должно было хватить. Метрах в десяти левее присмотрел себе запасную позицию. Там положил свой РД (рюкзак десантный - кроме двух пустых полутора литровых пластмассовых фляг из-под воды, в нем лежали остатки былой роскоши: стограммовая баночка паштета из горно-летнего сухого пайка, парочка гранат Ф-1, и в хлопчатобумажном мешке - около трехсот автоматных патронов россыпью).
   Все шло по плану. Спальный мешок задержал духов минут на пятнадцать (вай, какими молодцами оказались братья-моджахеды, что не спешили - вообще-то Сергей рассчитывал, что "разборки" со спальным мешком займут у них гораздо меньше времени). Он не видел, что там происходило. Но не трудно было догадаться, что делали душманы. Потому что они воевали всю свою жизнь. И воевать умели.
   Головной дозор заметил его спальник. Старший дозора подал сигнал главным силам об опасности. Те залегли. Дождались "саперов". "Саперы" внимательно проверили все вокруг. И ничего не нашли. Посмеялись над головным дозором. И над каким-то шурави, который убегал от них так быстро, что в панике позабыл даже свой спальный мешок!
   Командир моджахедов приказал продолжить движение. Нужно было торопиться, дабы неверные не смогли далеко оторваться от его аскеров (героев). Головной дозор устремился вперед. За ним поспешили остальные. Как и надеялся Сергей, кто-то их них пнул его камень с сюрпризом. Еще несколько минут ушло у командира моджахедов на эвакуацию раненых и восстановление боевого порядка.
   Раздавшийся глухой взрыв гранаты был для ушей Сергея слаще первой симфонии Сергея Васильевича Рахманинова. Потому что все шло по плану. По его плану. Теперь головной дозор внимательно смотрел себе под ноги. В нескольких метрах за ними "кучковались" главные силы. В бой они уже не рвались. И не наступали на пятки головному дозору. Это было именно то, что Сергею и требовалось.
   Подпустив головной дозор почти в упор, Сергей дал по ним длинную очередь. С такого расстояния промахнуться было невозможно. Еще два магазина он выпустил в сторону идущих следом моджахедов. Чуть ли не сразу кто-то из духов сорвал растяжку его МОН-ки (МОН-50 - противопехотная мина, осколочная, направленного поражения) - это явно не прибавило им энтузиазма в движении вперед!
   Сергей отстреливал примерно по две трети магазина, менял магазин (парочка из них так и остались валяться на его огневой позиции - было не до ни них) - это освобождало его от необходимости передергивать затвор автомата при перезаряжании. А значит, позволяло немного увеличить боевую скорострельность. Конечно же, одного автомата было явно маловато, чтобы сдержать духов. Но немного придержать их - было вполне возможно. Напоследок он бросил в сторону духов две гранаты Ф-1. И со всех ног устремился к запасной позиции. Оттуда нужно было дать еще хотя бы пару очередей - создать видимость "массовки", чтобы духи не подумали, что против них работает только один ненормальный шурави.
   Неожиданно в нескольких шагах от него раздались гортанные голоса моджахедов. Совсем рядом. Как это называется? Кажется, любимая всеми древнекитайскими стратегами Чань-шанская змея? "Когда её ударяют по голове, она бьет хвостом. Когда ударяют по хвосту, она бьет головой. Когда бьют по середине, она ударяет головой и хвостом одновременно".
   Конечно, он прекрасно понимал, что духи не пойдут всей толпой по одной единственной тропе. Где-то пойдут и боковые дозоры. И другие отряды. Но перекрыть все тропы, по которым пойдут духи - он все равно не мог. Похоже, его заметили. И открыли огонь. Но огонь почему-то велся не по нему, а по его запасной позиции. Видимо по ошибке духи приняли его рюкзак за притаившегося шурави?
   Да, огонь велся довольно плотный. Под таким огнем перемещаться на запасную позицию было равноценно самоубийству. Самоубийцей он не был. Хотя без патронов и парочки гранат, что лежали в рюкзаке - еще неизвестно, кем он был на самом деле?
   В результате, свой рюкзак с патронами он потерял. Оставался только лифчик с тремя магазинами, две гранаты Ф-1 в лифчике и еще две - в гранатном подсумке на ремне. Кот наплакал!
   А дальше все пошло уже не по плану. Точнее, не по его плану. Пули свистели со всех сторон. Чтобы немного оторваться от духов, по гранате он бросил вправо и влево, на звук голосов. А затем бежал, словно загнанная лань. Хотя траектория его бега больше напоминала не грациозный и красивый бег лани, а непредсказуемый и хаотичный полет летучей мыши. Возможно, в этом полете и была какая-то логика? Но увидеть ее было не просто. Зато он бежал зигзагами, что мешало духам вести по нему прицельный огонь. Отвечал короткими очередями. И у него была цель - еще метрах в пятидесяти отсюда у него была запланирована очередная остановка.
   Там, за кривой сосной, размещалась еще одна замечательная огневая позиция. Он присмотрел ее еще месяц назад, когда они только выходили на свой очередной рубеж. Тоже славная была позиция. Правда, долго ему ее все равно не удержать. Судя по оставшимся боеприпасам, минуты две. А если судить по голосам духов, что раздавались вокруг - и того меньше... Обкладывали его духи. Словно волка. Со всех сторон.
   Не трудно было догадаться, что огонь они вели на поражение, а не на подавление. Неужели никто не хотел взять его живым? Чтобы взять врага живым - ведь нужно совсем немного времени. И нужно лишь немного его подранить. Но тратить время на него духи, похоже, уже не хотели. Видно, не интересен он им был. Понимали, что это обычный заслон. А потому и старались сбить его поскорее и спешили нагнать главные силы полка, пока те не сели на броню.
   Боковым зрением он успел заметить белую армейскую кружку на тропе. Не забыл Витя установить ее, с теплотой подумал он о своем заместителе. Не забыл!
   Несколько пуль звонким рикошетом ушли от какого-то камня в бескрайнее небо. Буквально в паре шагов от него...
   Почему-то в этот миг Сергей снова вспомнил своего деда. Нет, напрасно в детстве он ненавидел его за то, что тот погиб на войне. Видно, не так уж был и виноват его дед - не всегда на войне получается остаться живым. И невольно подумалось, что сегодня, как и дед, он не только может погибнуть, но еще, чего доброго, будет тоже числиться пропавшим без вести? И никто не узнает, как он принял свой последний бой? И что он не сдался врагу...
   Чья-то автоматная очередь подняла фонтанчики пыли практически у него под ногами...
   И все же он добрался до сосны. Скатился в небольшую промоину. Теперь можно было немного перевести дух, осмотреться. После небольшой пробежки кружилась голова. Эх, жаль, что он не умеет летать, как птица! Бегать и улыбаться у него в последнее время тоже что-то не слишком получалось.
   И жаль, что он не верит в бога. А то бы помолился напоследок. Благо, что минута-другая у него на все про все еще была.
   В эту минуту ему неожиданно вспомнилось, как когда-то в детстве в одном из кинофильмов показали, как умирали викинги. По их убеждениям, они всего лишь уходили к своему богу Одину в вечную Валлхалу, рай для доблестных воинов. В их раю было все подчинено строгому распорядку дня: утром - одевание доспехов, весь день - сражение насмерть, вечером - воскрешение и плотный ужин в кругу друзей. И всю ночь викинги занимались любовью с прекрасными девушками. Все было просто, понятно и приятно. Что еще нужно хорошему воину?! После смерти снова оказаться среди верных друзей, поесть вдоволь и заняться любовью. Помнится, тогда ему еще подумалось: чтобы не опростоволоситься в раю, при жизни настоящему воину нужно не только учиться сражаться, но хорошо кушать перед боем и почаще заниматься любовью. Видимо, викинги так и поступали. А потому не боялись смерти.
   Что скрывать, Сергею понравилось, как они уходили. Он хотел уйти так же, как они.
   На новой огневой позиции он, как всегда, начал обустраиваться более чем обстоятельно. Духи подходили все ближе, уже отчетливо слышались не только их голоса, но в кустарнике, что рос вдоль тропы, мелькали и их фигуры. И все же в спешке последних минут, ему очень хотелось сделать хоть что-то очень медленно. А потому он не спеша выложил перед собой оставшиеся магазины с патронами, последние две гранаты. Посмотрел на часы. С начала его "бегов" прошло двадцать восемь минут. Оставалось продержаться еще две минуты. И лучше всего это было сделать именно тут. Сил бегать где-то еще у него уже не было. Правда, патронов оставалось всего на полминуты боя. Но, ничего он постарается их растянуть на две минуты. Он постарается...
   На тропинке хорошо была видна кружка, оставленная Витей Тарыгиным. Секрет этой кружки был прост. До банальности. Под кружкой была установлена граната Ф-1 с выдернутым кольцом (края кружки удерживали предохранительную чеку). Это был подарок для нового головного дозора. Раньше Сергею уже приходилось оставлять такие сюрпризы. И его всегда удивляла одна и та же последовательность действий головного дозора. Кто-то из них подходил к кружке, поднимал ее, а затем целых четыре секунды смотрел на гранату. Почему все повторялось? Возможно, из тех, кто поднимал такие кружки раньше, в живых никого не оставалось - и не кому было научить других, что делать в данной ситуации?
   Подобный сюрприз был в данном случае очень полезным. Даже если в головном дозоре были те, кто знал, что находится в этой кружке, оставить ее без внимания они все равно не могли - следом шли главные силы, а среди них всегда могла оказаться парочка новых "папуасов". Кружку необходимо было уничтожить (разминировать было нельзя), а для этого остановить главные силы, заставить их немного отойти назад. Ведь с гранатой Ф-1 шутки плохи - как ни крути, а разлет осколков до двухсот метров.
   Но этот дозор вел себя совершенно иначе. Старший приказал своим товарищам отойти назад и залечь. Сам тоже залег за большим валуном и начал прицеливаться в кружку... Что ж, вполне разумное решение. Но почему все думают, что кружка может быть только кружкой? В крайнем случа, кружкой с сюрпризом. И никто не думает, что кружка может еще и стрелять. По крайней мере, не сама кружка, а кто-то, находящийся рядом с ней! Ведь ни для кого не секрет, что наиболее эффективными любые заграждения и препятствия становятся лишь тогда, когда их кто-то прикрывает. Огнем или чем-то еще.
   В общем, этот старший совершил маленькую ошибку, решив, что знает об это кружке все. Это было не так! Да, и вообще стрелять какому-то там духу по кружке своего заместителя Сергей, конечно же, не мог. Казенное имущество, однако! Короткой очередью он снял этого стрелка. И еще несколько очередей выпустил в сторону отошедшего дозора. Туда же бросил гранату...
   Посмотрел на часы. Прошло тридцать две минуты. Все! Теперь можно было уходить. Сергей отстегнул магазин от автомата. В нем оставалось последние пять патронов. Не густо. Совсем не густо!
   Неожиданно сзади послышался какой-то шорох. И одновременно с ним раздалась автоматная очередь. Две пули впились в землю у самой головы Сергея. Третья ударила в спину. Легкий бронежилет, который был на Сергее, не мог остановить автоматную пулю, выпущенную с такого расстояния. От боли перехватило дыхание. Но Сергей нашел в себе силы повернуться навстречу стрелявшему.
   У сосны стоял здоровенный дух в светло-коричневых одеждах. Он улыбался и с интересом смотрел на убитого им шурави. То, что шурави убит, он не сомневался. Просто сам шурави этого еще не знал.
   Да, Сергей этого еще не знал. А потому нашел в себе силы поднять автомат и выпустить в духа длинную очередь. Все пять патронов. До железки. Больше патронов у него не было. Оставалась последняя граната... Но все это было уже не важно! Главное, он смог это сделать - продержаться пол часа. А еще он смог убить того, кто убил его самого!
   И в этот момент в двух шагах от убитого он увидел небольшую расщелину. Странно, почему он не заметил ее раньше? Сергей отложил в сторону ненужный больше автомат, снял бронежилет и пополз в сторону расщелины. Зачем и почему он это делал, ответить он бы не смог. Но силы покидали его, как, впрочем, и сама жизнь. И все дальнейшее он делал, подчиняясь какому-то внутреннему зову, а не законам логики.
   Хотя, нет, какие-то мысли все же присутствовали - ему не хотелось, чтобы его тело досталось врагу. И чтобы оно превратилось в развлечение для моджахедов.
   Рука рефлекторно потрогала гранатный подсумок на ремне. Последняя граната была на месте. На запястье висел "Коготь тигра", небольшой самодельный нож. Это в кино главный герой оставляет последний патрон или последнюю гранату для себя. Но это было не кино. К тому же, Сергей вырос в семье рабочего. С детства привык к бережливости. И даже попав на войну, никогда не забывал, что каждый автоматный патрон стоит столько же, сколько и батон хлеба. А потому, даже находясь в полубессознательном состоянии, решил последнюю гранату использовать против врага. Для этого ее и делали чьи-то руки. Для себя было достаточно и "Когтя тигра", сделанного им самим. Ведь чтобы вскрыть сонную артерию, много сил и ума было не нужно...
   А потому он выдернул чеку у последней гранаты и положил ее под один из камней у входа. И пополз дальше в расщелину, которая вскоре превратилась в небольшую пещеру.. Если духи попытаются его достать, в полумраке расщелины кто-то из них непременно сдвинет этот камень. А после этого преследовать его духи уже не будут - слишком уж они торопятся. Просто забросают его гранатами. Скорее всего, своды этого не выдержат. И каменные глыбы навсегда похоронят его под собой. В данных обстоятельствах такой вариант его тоже устраивал...
   Из пещеры шел легкий запах озона. Этот запах прибавил ему сил. Сначала он просто полз, потом пополз на коленях. Длинная кровавая полоса тянулась за ним следом. Свод пещеры начал подниматься. Под коленями Сергей почувствовал ступени. К своему удивлению он нашел в себе силы подняться на ноги и сделать несколько шагов по ступеням вниз. Откуда-то сверху струился необычный и таинственный свет. И складывалось впечатление, что в этой пещере он был не первым посетителем.
   За небольшим поворотом ему открылось подземное озеро. Сергей, не задумываясь, вошел в воду. Вода была теплой и пахла сероводородом. И почему-то морскими водорослями. Вначале было не глубоко, но вскоре дно ушло из-под ног, и дальше пришлось плыть. Теперь свет шел не только сверху, но и откуда-то снизу, из-под воды. Чувствовалось слабое течение, уносившее его к этому свету. И сил сопротивляться ему уже не было.
   Вода стала постепенно превращаться в туман. В этот момент Сергей увидел своего деда, погибшего подо Ржевом в 1942-м году. Иван Васильевич ничего не говорил. Просто стоял рядом. Но от его присутствия становилось как-то спокойнее на душе. Потом дедушка исчез, а Сергея стал окутывать удивительный свет. И покой...
  
  Глава 2
  
   Темнота. Темнота была какой-то странной. Она была светлой, но все равно была темнотой. А еще было трудно дышать. И очень сильно болела спина. Он попытался рассуждать логически. Если у него что-то болело, это было явным признаком того, что он оказался не в раю, а в каком-то другом месте. Потому что он не помнил, чтобы у викингов в их Валхалле хоть что-то болело. Если его не жарили в кипящем масле, значит, он не был и в аду. Если он не был ни в аду, ни в раю, значит, скорее всего, он еще не умер. Либо все-таки умер и "завис" на какой-то небесной пересылке? Где все было, как у людей, а не как у ангелов или демонов. Хотя вполне могло быть, что именно так выглядел обычный ежегодный образцово-показательный день в раю. Или в аду? Разобраться в этом без ста грамм было чертовски сложно. Ведь никто из нас не знает, как они выглядят на самом деле.
   Думать тоже было трудно. Но, как говорил кто-то из древних: "Я мыслю, значит, существую". Мысли давали шанс на то, что он еще существует.
   По непривычности ощущений Сергей долго не мог понять, что с ним происходит? И где он находится? А потому и не сразу до него дошло, что лежит он на животе. Уткнувшись головой в подушку. От подушки шел очень нежный запах моря и солнца. Следующее открытие его явно порадовало. В том месте, где он оказался, был кто-то еще. И этот кто-то был... девушкой! Сергей услышал очень чистый и красивый голос, который чуть слышно напевал старинную песню о суженом-ряженом. И о его возлюбленной. О солнце и Луне, которые помогали им найти свое счастье. Пела девушка на русском языке. Точнее, на древнеславянском.
   Да, похоже, он все-таки умер. Или же уснул, и видит какой-то странный сон. Потому что голос приблизился. С него сняли какое-то невесомое покрывало, и девушка стала гладить ему спину и втирать какие-то масла. Ни на минуту не прерывая свое пение. Боль, пронзившая его спину в момент пробуждения, стала постепенно куда-то уходить. После спины пришло время рук и ног... Массаж был фантастически приятным. Любой из нас знает, что в жизни такого не бывает. Такое может быть только во сне или в Валхалле.
   Песня была очень длинной, но Сергею она нравилась. К тому же, он почему-то подумал, что если песня закончится, то вместе с ней закончится и его сон. И тогда девушка исчезнет. Ему не хотелось, чтобы она исчезла. Рядом появился еще кто-то. Мужчина. Явно в годах. Разговаривал он на каком-то необычном языке. Тоже на русском. Но это был давно забытый язык Лермонтова и Пушкина, Белинского и Тютчева. В Советском Союзе так УЖЕ давным-давно не говорили. А еще это был язык каких-то инопланетян. С множеством незнакомых и странных слов. В Союзе так ЕЩЕ не говорили...
   Мужчина потрогал его спину. Сказал что-то девушке. Сергей разобрал только последние слова:
   - Рана заживает. Крепкий юноша! Любой другой от такой раны давно бы уже преставился. А этот, в таком состоянии, смог не только найти Путь в нашу Долину, но и преодолеть его в одиночку! На моей памяти такое не удавалось никому! Да, можно повернуть нашего гостя на спину...
   Вдвоем с девушкой они перевернули его. И хотя Сергей был уже в сознании, он не стал открывать глаза. С закрытыми глазами ему было легче... Вскоре мужчина и девушка ушли.
   Глупая мысль мелькнула у Сергея в голове в тот момент: возможно, он все-таки остался жив и сейчас находится в каком-нибудь военном госпитале?
   Чтобы проверить ее, нужно было осмотреться. Сергей приоткрыл один глаз. Лучше бы он этого не делал! Ибо теперь сомнений в том, что он умер, уже не оставалось. Ни малейших! Потому что комната, в которой он оказался, совсем не была похожа на госпитальную палату. Она вообще ни на что не была похожа! И никак не могла находиться на земле. Весь его предыдущий жизненный опыт был тому порукой. Во-первых, он никогда еще раньше не бывал в таких больших комнатах. А во-вторых, он никогда раньше даже и не слышал о таких комнатах.
   Она была большой. Очень большой. Очень светлой. И чем-то была похожа на аквариум. Наверное, потому, что ее стены были сделаны из какого-то необычного материала, напоминающего большие стеклоблоки. А одна стена была прозрачной и представляла собой огромный аквариум, на всю стену. В аквариуме плавали какие-то рыбы - большие и маленькие, но все они были одной породы. Сергей почему-то подумал, что эта рыба - форель. Хотя никогда в жизни ее не видел. Две другие стены были насквозь пронизаны какой-то травой с широкими листьями. В голове мелькнула глупая мысль о ламинарии (морской капусте). Ламинария водилась только в море...
   Но Сергей хорошо помнил, что он был в Афганистане недалеко от Алихейля. До ближайшего моря от Алихейля была, как минимум, тысяча километров. Следующая глупая мысль была почему-то о капитане Немо и его подводной лодке. Да, загадал ему кто-то загадку. Всем загадкам была загадка!
   Возможно, отгадка была за четвертой стеной. Но она была в головах кровати, а Сергей не мог повернуться так, чтобы рассмотреть эту стену. Зато кровать он смог изучить довольно основательно. Она была примерно два с половиной на три метра. И почему-то непривычной овальной формы. На кровати было несколько круглых подушек. Именно от них шел запах морских волн и солнечного ветра. Сам Сергей был укрыт теплым и совершенно невесомым покрывалом.
   Все начинало становиться на свои места. Странная комната, необычная кровать... Видимо, все было очень просто: его похитили обычные инопланетяне. И переправили к себе на летающую тарелку или же на свою планету. Для изучения и проведения различных научных и мало-научных опытов. Та девушка, которая только что делала ему массаж - на самом деле была каким-нибудь уродливым шестируким киборгом. Хотя, вполне возможно, что поверх металлической оболочки у этого киборга могла быть натянута нежнейшая кожа какой-нибудь удивительно красивой девушки. А мужской голос принадлежал какому-нибудь искусственному разуму. Существующему в виде морской медузы. Хотя нет, у этого "разума" явно были руки. Значит, он тоже был киборгом! В какой-нибудь необычной, скользкой и противной оболочке. В общем, вывод напрашивался сам собой - Сергей оказался в роли подопытной мышки у каких-то неведомых космических туристов. Думать о том, что он мог оказаться завтраком для этих туристов, почему-то не хотелось...
   После нескольких неудачных попыток, Сергей смог все же развернуться в сторону четвертой стены. Она была матовой и полупрозрачной. И за ней виднелись какие-то деревья и горы. Рассмотреть их не получалось. Но одно было ясно - версию с подводной лодкой капитана Немо можно было отмести. Он был на земле или точнее, на поверхности земли. Или на поверхности какой-то иной планеты. Значит, все же инопланетяне?! Этого еще не хватало! С легкой грустью Сергей подумал о братьях моджахедах, которые еще совсем недавно гоняли его по горке, как помойного кота. Впервые в жизни он подумал о них с теплотой. Моджахеды были врагами, но они были людьми. С ними можно было воевать, с ними можно было вести переговоры. А, возможно, со временем даже дружить? Кто находился с ним сейчас рядом, было не понятно. И было не понятно, почему они пытались ему помочь? Видимо, хотели приберечь его себе на завтрак? В целости и сохранности. И от мыслей этих становилось грустно. Потому что с теми, для кого ты - всего лишь очередное звено в пищевой цепочке, договариваться о чем бы то ни было - совершенно бессмысленно.
   Ладно, будет день - будет пища. Сергей почему-то подумал, что рано или поздно, но он получит ответы на свои вопросы. Просто не нужно бежать впереди паровоза. Всему свое время! Всему свое время...
   На этой мысли Сергей снова провалился в темноту...
   Проснулся он от того, что кто-то снова делал ему массаж. И массаж снова был чертовски приятным. Кто-то, сидя у него на животе, гладил его грудь и плечи. И при этом пел красивую и очень мелодичную песню о юной принцессе и влюбленном в нее драконе. О шумном рыцаре, который не любил драконов. И, наверное, не очень любил принцессу? И о том, сколько проблем и неприятностей приносят с собой эти рыцари!
   Судя по голосу, это была вчерашняя девушка. У нее была прохладная и очень нежная кожа, а руки ласковыми и сильными одновременно. От нее пахло морем и чем-то еще необычайно приятным. Но и массаж был необычным. Такого ему еще не делали никогда в жизни. Девушка разминала, растирала каждый сантиметр его тела. И при этом у Сергея появлялось глупое ощущение того, что между ним и девушкой появляются какие-то энергетические поля. И посредством этих полей девушка передает ему силы и энергию. Хотя в приличных домах обычно перед таким массажем пациент говорит волшебные слова о том, что "тельце ваше, делайте с ним, что хотите". В этом доме, похоже, волшебных слов не требовалось. Все, что хозяева считали нужным делать, делалось ими по умолчанию. Без всякого на то разрешения со стороны подопытных кроликов!
   Лежать с закрытыми глазами было приятно. И все же желание посмотреть на девушку, хотя бы одним глазком, становилось непреодолимым. Для любого смертного! Но Сергей был воином, настоящим воином - он мог терпеть боль, тяготы и лишения военной службы. И, наверное, даже мог бороться с соблазнами? Наверное, мог... Потому что он продержался целую секунду. И все равно не удержался - ресницы его предательски дрогнули. Делать вид дальше, что он спит - было глупо. Выглядеть глупцом Сергей не хотел. А потому открыл глаза.
   У него на животе сидела фантастически красивая девушка в короткой тунике. У нее были длинные пепельные волосы и сияющие глаза. Большего рассмотреть он не успел, потому что девушка радостно вскрикнула.
   - Проснулся! - И уже через мгновение соскочила с него на пол. Этого мгновения Сергею хватило лишь на то, чтобы заметить ее красивые длинные ноги. И еще несколько деталей ее удивительно изящной фигуры.
   Девушка устремилась к арке, которую Сергей не заметил вчера. Видимо хотела кого-то позвать. Но Сергей оказался проворнее. И пока она не исчезла, успел спросить, как ее зовут? Стоит признаться, что ее имя в это мгновение интересовало его меньше всего. Просто, очень уж не хотелось, чтобы она убегала. И это было первое, что пришло ему на ум.
   - Лана. - Ответила девушка и улыбнулась. - А вас?
   - Сергей.
   - Ой, извините! - Лана вернулась к кровати и набросила на Сергея покрывало. Покрывало подсказало Сергею, что оно было единственным элементом его одежды. Ему стало как-то неловко. Возможно, просыпаться без одежды в комнате незнакомой, красивой девушки и приятно, но Сергею все равно было неловко. И эта "неловкость" подарила ему малюсенький шанс осознать, что он все-таки не спит. Потому что во сне мы все - супергерои. А неловко за все то, что натворили мы во сне, нам бывает только наяву.
   - Извините. - Повторила девушка. - Я сейчас.
   И выбежала из комнаты. Сергей обреченно вздохнул. Оставаться одному ему совсем не хотелось. К счастью, вернулась девушка очень скоро. В сопровождении высокого пожилого мужчины. У него была густая шевелюра, как у льва. И удивительно добрая улыбка. Сергей давно уже не видел таких улыбок. Хорошая была улыбка. От нее сразу же стало спокойнее на душе.
   Мужчина представился.
   - Князь Александр Васильевич. - И, видимо, для лучшего запоминания добавил. - Князь Александр Васильевич Зиновьев. Но вы можете называть меня просто Александром Васильевичем. Или князем.
   Прозвучало это очень естественно. Вот только с княжеским титулом был явный перебор. Хорошо хоть, что мужчина не назвался Чингисханом или Наполеоном. Иначе сомнений в том, что Сергей попал в палату номер шесть, одного из сумасшедших домов, у него уже бы не было.
   Видимо Александр Васильевич это почувствовал. Понимающе улыбнулся и добавил. - Я родился в России еще до Октябрьской революции. Наши титулы упразднены только в Советском Союзе. Во многих других странах они действительны до сих пор. В частности, у нас. А это моя дочь, княжна Лана.
   С Ланой Сергей был уже знаком. Девушка чуть наклонилась в знак приветствия. Но, повинуясь жесту отца, тут же вышла из комнаты. Вскоре она вернулась. На небольшом подносе Лана принесла три чашки с чаем и большую пшеничную лепешку. Видимо, с едой в доме было не богато. Лепешка и чай - совсем не густо для веселой компании из трех человек!
   Лана разломила лепешку на три части. Протянула часть лепешки и одну из чашек Сергею. Выглядело это слишком торжественно для обычного завтрака.
   Глядя на Сергея, Александр Васильевич снова улыбнулся.
   - У нас есть такая традиция - "хлебного братства". Человек, с которым ты разломил хлеб, становится твоим "хлебным братом". А "хлебное" братство ценится у нас дороже кровного. Так что, сударь, прошу вас отведать наш хлеб.
   Наверное, это был очень важный ритуал? И есть лепешку нужно было медленно и торжественно. Но Сергей неожиданно почувствовал, что не ел последние лет сто, а лепешка была такой аппетитной и горячей, что... В общем, свой кусочек Сергей съел с первой космической скоростью и с огромным аппетитом. Но не слишком торжественно. Александр Васильевич смотрел на все происходящее, посмеиваясь в свои густые усы. Он надкусил свой кусочек лепешки, медленно прожевал его и продолжил.
   - Отныне вы стали нашим "хлебным братом". Не удивляйтесь, подобная традиция существовала в древности и во многих афганских племенах. Но с годами она была утрачена. К сожалению, люди слишком легко забывают свои хорошие традиции. И слишком легко приобретают дурные. Даже Русь, когда-то славившаяся своим гостеприимством, уже давным-давно не встречает гостей хлебом-солью. И лишь в преданьях и сказках остались традиции накормить гостя, истопить ему баньку, постелить ему теплую постель. Современная Русь уже не так рада гостям. Особенно из ближнего зарубежья. И если вы попытаетесь перечислить по пунктам, в чем конкретно выражается современное гостеприимство обычной русской семьи по отношению к обычному путнику, встретившемуся им на пути, вы будете сильно удивлены скудности этого "списка". Но не будем о грустном. Возможно, когда-нибудь давно забытые традиции вернутся из небытия. И мы будем радоваться путникам, пришедшим в наш дом, а не бояться их. - Александр Васильевич на мгновение задумался. А потом словно что-то вспомнил и снова улыбнулся. - Да, а теперь можно и позавтракать!
   После этих слов Александр Васильевич помог Сергею подняться с кровати. Вместе с Ланой они надели на Сергея красивую тунику с орнаментом и легкие сандалии (выяснилось, что это была традиционная одежда соплеменников князя; когда было прохладно, они носили поверх туник легкие накидки). А затем, поддерживая его за руки, проводили в соседнюю комнату. Идти было нелегко. От слабости кружилась голова. Но, к удивлению Сергея, он все-таки смог дойти до соседней комнаты.
   Комната, в которую его привели, была столовой. Об этом не трудно было догадаться. Потому что посредине ее размещался огромный овальный стол. Вокруг него - двенадцать массивных кресел, инкрустированных разными породами красного дерева. А на столе располагалось множество блюд, графинов и бокалов из чудесного горного хрусталя. И стол ломился от яств.
   - Кажется, жизнь начинает налаживаться. - Подумал про себя Сергей. Что-что, а поесть он любил. Даже больше, чем поспать.
   На столе стояло несколько видов салатов, сырные тарелки, гусиные паштеты, десерты, фрукты. В графинах - соки и прекрасное виноградное вино. Однако мясных и рыбных блюд Сергей не заметил. Видно, если не считать гусиного паштета, в еде его новые "хлебные" родственники придерживались вегетарианства.
   На всякий случай он решил уточнить это у Ланы, дабы не попасть впросак в какой-нибудь компании. Вопрос этот Лану явно развеселил.
   - Нет, мы не вегетарианцы. Просто мясо едим не очень часто. Крольчатину - лишь пару раз в месяц. Уток и гусей - пару раз в неделю. Говядину, свинину и баранину - в остальные дни. Но только не на завтрак. - И улыбнулась.
   Сергей умел мыслить логически. Было утро. Не трудно было догадаться, что это был завтрак. Потому и мясных блюд на столе не оказалось. Логика, однако. Наука!
   Да, все здесь было не так-то просто. Но зато удивительно вкусно. Никогда в жизни Сергей не ел таких изысканных блюд! Даже дома, у мамы. Мама готовила вкусно, но не так.
   После завтрака Александр Васильевич довольно быстро откланялся и ушел куда-то по своим делам, Лана проводила Сергея в его комнату.
   - Вам нужно немного отдохнуть после завтрака. И нужно набираться сил!
   Но пока она не ушла, Сергей задал ей еще один вопрос. Не то, чтобы он сильно его интересовал. Просто, для поддержания разговора. И чтобы хотя бы еще на мгновение задержать Лану в комнате.
   - А вы замужем?
   Лана улыбнулась.
   - Еще нет. У нас в племени, по местным меркам, довольно поздние браки. Девушки выходят замуж после двадцати трех - двадцати пяти лет. Мы живем долго. Вдвое дольше, чем наши соседи. Наши женщины долго остаются красивыми и могут рожать до преклонного возраста. Поэтому нет необходимости спешить с браками. Тем более, что для брака слишком многому нужно научиться...
   И чтобы Сергей не задавал ей больше глупых вопросов на эту тему, она добавила.
   - Заниматься любовью до брака у нас не принято. Не запрещено, но не принято. Мы считаем, что до этого нам нужно многому научиться: любовным играм, взаимопониманию, эмпатии - все это позднее перейдет в нашу семейную жизнь. И сделает ее более яркой и приятной. Но для этого нужно время. Заниматься любовью до брака допустимо лишь с ранеными и с чужестранцами. У нас маленькое племя и чтобы оно не выродилось, мы должны были сделать подобное исключение для чужеземцев. И у нас нет больниц. Поэтому, чтобы раненые быстрее становились на ноги, и для них тоже сделано исключение. Вы должны понимать, что чужестранцев, которые приходят к нам в гости самовольно, у нас нет и быть не может. К нам нельзя попасть просто так, "без спроса", любому желающему. Для того, чтобы попасть в Долину, нужно разрешение Совета. А его дают лишь в исключительных случаях. Таких, как ваш.
   В чем был исключительный случай у Сергея, он не знал. И не слишком-то хотел знать. Хотя где-то в глубине подсознания он отметил, что Совет дал "добро" на его пребывание в Долине. Возможно, это был действительно исключительный случай. Но в данный момент его больше интересовал совершенно иной вопрос.
   - Но ведь чужестранцы в первые же дни своего пребывания у вас становятся вашими "хлебными" братьями и сестрами. А разве братьям и сестрам можно заниматься любовью друг с другом?
   - "Хлебным" можно.
   "Можно" прозвучало, как "нужно". А по искрящимся глазам Ланы Сергей понял, что не только нужно, но нужно как можно скорее. Однако для этого ему необходимо было поскорее поправиться. После этих слов Сергей уже не сомневался, что теперь он постарается как можно скорее встать на ноги. Ведь он был не только чужестранцем, но еще и раненым чужестранцем. А если верить словам Ланы (не верить ей Сергей, разумеется, не мог) это давало двойные привилегии. И для скорейшего выздоровления у него теперь был такой замечательный стимул! Но "стимул" прикоснулся указательным пальцем к его губам, давая понять, что на ближайшее время вопросов на эту тему достаточно. Затем Лана жестом показала Сергею, что нужно повернуться на живот. И приступила к массажу...
   Однако теперь Сергея не так-то просто было заставить замолчать. Множество вопросов крутилось в его голове. И все они поскорее просились наружу.
   - А куда я попал, Лана? И кто вы такие?
   - Вы попали в Долину Одинов. Нас зовут калашами. Но сами мы называем себя Одинами. А теперь, сударь, будьте любезны немного помолчать. Какой вы болтун, право!- С этим словами Лана нажала на какую-то точку у него на шее и продолжила делать массаж. А он впал в легкую полудрему. И, кажется, снова уснул...
   Проснулся Сергей, когда Лана уже ушла. В комнате стало чуточку свежее. Возможно, наступил вечер.
   - Нет, сейчас полдень. Просто когда на улице наступает полуденный зной, в доме становится чуточку прохладнее. - Раздался голос Александра Васильевича. Сергей повернул голову на звук его голоса. Александр Васильевич сидел рядом с кроватью на небольшом стуле овальной формы. Хотя, если быть более точным, это был не стул, а нечто среднее между табуретом и банкеткой. Похоже, что князь умел читать мысли. Сергей был еще довольно слаб. Но не настолько, чтобы разговаривать во сне. Сергей почему-то снова подумал, что если эти люди умеют читать мысли, то, значит, он все же умер. Или все это ему просто снится.
   Судя по улыбке Александра Васильевича, читать мысли он умел. Но ответить на все вопросы, что крутились в голове у Сергея, не мог даже он. Слишком их было много!
   - Вы, сударь, спрашивали, кто мы? Мы - люди разных национальностей, но все мы - потомки воинов Александра Македонского. Почти все.
   В руках Александра Васильевича, как по волшебству, оказалась какая-то книга. Фамилию автора Сергей прочитать не успел. Только имя - какой-то Александр. Но название книги было написано крупными буквами. Прочитать его не составило особого труда - "Шелковый путь (чуть ниже было написано "Записки военного разведчика")".
   - Что это за книга, Александр Васильевич?
   Александр Васильевич внимательно посмотрел на Сергея. На мгновение задумался.
   - Эту книгу напишет один из ваших соплеменников. Уже очень скоро. Я прочитаю вам, сударь, несколько строк из нее. Те, что посвящены нашему племени. Так вам будет проще понять, кто мы и откуда.
   Напишет... Если книга еще не написана, то что тогда держит в своих руках князь? Да, не напрасно говорят, не задавай глупых вопросов - не получишь глупых ответов. Лучше бы он не задавал свой глупый вопрос, - с легкой досадой на себя подумал Сергей. Потому что после ответа Александра Васильевича вопросов стало еще больше. К счастью, Сергей не успел их задать. Потому что Александр Васильевич открыл одну из страниц книги и начал читать.
   - "В четвертом веке до нашей эры Александр Македонский совершал свой индийский поход. Он мечтал покорить весь мир, но мир остался непокоренным. Войско было измотано многочисленными стычками с местными племенами. Но страшнее всего был тропический ливень, не прекращавшийся почти два месяца. Солдат мучила лихорадка, лошади выбились из сил. Ганг превратился в несбыточную мечту. И даже возвращение на Родину уже казалось нереальным. Воины не роптали, это был открытый бунт. Они угрожали царю. И ему не оставалось ничего другого, как отдать приказ повернуть назад. На месте последней стоянки остались больные и раненые. Обычный маленький подвиг великих людей. Они знали, что погибнут. Здесь ли или в пути, не имело значения. Они не хотели быть обузой своим товарищам. Не хотели, чтобы их товарищи погибли из-за них. Кто-то должен был вернуться. Кто-то должен был рассказать об их последних днях. Самое удивительное, что такие же лагеря и лазареты, оставшиеся на территории Афганистана и Персии, были беспощадно уничтожены местными жителями. Там македонцы были захватчиками и не заслуживали другой участи. Здесь же, на последней стоянке, они были всего лишь людьми. Местные жители не видели в них угрозы, а видели лишь путников, попавших в беду. Именно эта последняя стоянка стала концом великого похода и началом истории сильного и могущественного племени. Которое на многие века осталось на Древнем Шелковом пути"...
   На мгновение Александр Васильевич отвлекся от книги. - Много веков назад наши предки научились узнавать будущее. Немного позднее - путешествовать во времени. Перемещаясь практически как угодно далеко в будущее. Но с прошлым все оказалось не так-то просто. В отличие от того, что написано в книгах и показывают в кино, перемещаться в прошлое мы можем лишь на очень короткие отрезки времени. А потому мы, за редким исключением, практически не можем изменить прошлое, но можем изменить будущее.
   И еще. Наши дети учатся в лучших учебных заведениях самых экономически развитых стран. Кое-кто из них остается там работать. Живущие с ними рядом, считают их своими соплеменниками. Но это не так. Мы - Одины! И навсегда ими останемся. Где бы мы ни были, и что бы ни делали.
   Вы, сударь, должны понимать - мы живем не в затерянном мире. Любой из нас может покинуть эту Долину, попасть во Внешний мир и вернуться обратно. А кое-кто из Внешнего мира может попасть и к нам. Но без приглашения это бывает исключительно редко. - При этих словах князь пристально посмотрел на Сергея. Словно попытался заглянуть в самые потаенные уголки его души.
  
  Глава 3
  
   Да, вопрос с книгой из будущего вроде бы прояснился. Хотя от рассказа князя о том, что Одины могут путешествовать во времени (а, судя по книге, и кое-что прихватывать с собой из будущего в настоящее) все равно попахивало бредом сумасшедшего.
   Вскоре Александр Васильевич сослался на какие-то дела и откланялся. На смену ему пришла Лана. Что говорить, все происходящее вокруг навевало грустные мысли. А потому, как только князь вышел из комнаты, Сергей задал Лане вопрос, который никак не давал ему покоя.
   - Лана, скажите правду, ведь на самом деле я уже умер? Ведь так?
   - Глупый. - Улыбнувшись, ответила Лана. Но больше не сказала ни слова. Как это было понимать - Сергей не знал. Наверное, правду они ему не скажут, подумал он.
   После обеда Лана устроила Сергею экскурсию по дому. Лана сказала, что ему нужно больше двигаться. И что чем быстрее он начнет ходить, тем быстрее пойдет на поправку. Поправка сулила ему множество приятных бонусов. А потому Сергей был не против поправиться поскорее.
   Первым делом он подошел поближе к той стене, которая издалека выглядела как аквариум. Эта стена давно уже не давала ему покоя. Да, это был самый настоящий аквариум. С ракушками и красивыми, разноцветными камушками на дне. С водорослями, за которыми виднелись макеты затонувших кораблей и старинных крепостей с башенками и полуразрушенными крепостными стенами. Рыбки в аквариуме действительно оказались форелью. По дну ползали раки и какие-то необычные полупрозрачные существа. Сергею почему-то показалось, что аквариум не был ограничен стенами его комнаты. А был проточным.
   Лана подтвердила его догадку. По ее словам, часть реки протекала по специальному руслу сквозь стены домов. Часть этой воды использовалась для хозяйственных нужд. По этому рукотворному руслу рыба могла из аквариума попасть обратно в реку. Но недавно форель пришла на нерест. Потому что когда-то давным-давно она появились на свет именно в этом аквариуме. Забавно, оказывается, в отличие от людей, все приличные рыбки предпочитают нереститься в тех же самых местах, где и сами когда-то появились на свет.
   Напротив аквариума стояло несколько кресел. И Сергей догадался, что по вечерам его гостеприимные хозяева любят наблюдать за обитателями аквариума (либо рыбки приплывают в аквариум, чтобы посмотреть очередную передачу из жизни людей). Пожалуй, это было более приятное занятие, чем просмотр телепередач на экране телевизора (стоит отметить, что телевизора в комнате он не заметил).
   В двух словах Лана рассказала, что дом Александра Васильевича состоит из трех уровней. На "нулевом" (цокольном) этаже располагались: небольшой гараж с тремя электромобилями, гончарная мастерская и фотостудия Александра Васильевича, лаборатория Ланиной мамы - Лии, художественная мастерская самой Ланы и несколько подсобных помещений. На первом этаже - столовая, кухня, комнаты для гостей, спальная комната родителей Ланы. На втором - комнаты Ланы, ее сестры Люки (на днях она должна была прийти в гости вместе со своим мужем), детские комнаты, большая музыкальная комната и библиотека. В библиотеке хранилось множество старинных манускриптов и рукописей. Среди книг были и обязательные семейные хроники.
   Вскоре Сергей убедился, что дом был просто неприлично большим. Они переходили из комнаты в комнату. И у него невольно мелькнула мысль о том, как тяжело убирать все эти многочисленные помещения? Он озвучил эту мысль своей спутнице. Лана лишь улыбнулась в ответ. А потом показала Сергею встроенные в стены "пылесосы". Их система оказалась довольно интересной: часть западной и восточной стены здания были сделаны из пористых стеклоблоков. В них действительно росла ламинария (морская капуста). Растения эти "пронизывали" весь дом на всю его высоту - более десяти метров. С восточной стороны сквозь пористые блоки на уровне пола проходили вентиляционные отверстия, с западной - чуть ниже потолка. С восточной стороны (снаружи) они были прикрыты какими-то полупрозрачными экранами. Как сказала Лана, это были фильтры от пыли. Воздух, проходя через эти фильтры и ламинарию, очищался и насыщался йодом. В комнате он нагревался на пару градусов и выходил через ламинарию, что росла с западной стороны. Ежечасно сверху подавалась вода, которая смывала пыль, накопившуюся за это время на листьях ламинарии.
   Если в комнате падала естественная влажность, то листья ламинарии немного "съеживались" и запускали в комнату дополнительный поток свежего воздуха. Так осуществлялась естественная циркуляция воздуха, и очистка помещений от пыли. А ламинария была естественным природным фильтром и ионизатором воздуха. Оказалось, что растет она в местных озерах практически повсеместно. И довольно часто используется для приготовления пищи. Все это было очень занятно. И очень просто.
   По словам Ланы, при строительстве домов Одины использовали стекло вулканического происхождения с различными добавками. В результате получался очень прочный строительный материал: балки длиной около 10 метров, колонны, плиты перекрытий и блоки. Блоки, из которых строились дома, тоже были довольно интересными. Наиболее распространенные цвета - разные оттенки слоновой кости. Но встречались и розовые, и нежно салатового цвета, и небесно-голубые.
   Некоторые были полупрозрачными, но с одной стороны покрыты специальным составом. В результате, с одной стороны они были зеркальными, а с другой - сквозь них было все прекрасно видно. Блоки, установленные с южной стороны дома, были с какой-то необычной "начинкой" - похоже, в них использовалось что-то похожее на фосфор. Они "набирали" свет в течение дня, одновременно его немного "приглушая" - в результате в комнатах было довольно прохладно, и освещение было очень мягким и равномерным - подобный свет не давал тени. Вечером же свет начинал "исходить" от самих стен, постепенно сходя на нет часам к одиннадцати вечера. Без резких включений-выключений организм так же плавно отходил ко сну.
   Плоская односкатная крыша дома была сделана из матового стекла. Через это стекло днем шел солнечный свет, а ночью сквозь эту крышу были видны звезды. Их было необычайно много. Казалось, стоит протянуть руку, и ты непременно дотянешься до одной из них.
   Выяснилось, что Сергей обитал в одной из комнат первого этажа. А потому первый этаж они исследовали в первую очередь. Периодически отдыхая, потому что идти Сергею, действительно, было нелегко. Первое, на что он обратил внимание: в мебели и архитектуре у Одинов преобладали закругления, круглые или овальные формы. Видимо, не любили они острых углов. Ни у предметов, ни в жизни. Второе: полупрозрачные блоки - придавали комнатам дополнительный объем. И делали их еще более светлыми. Но больше всего его удивили ванные комнаты. В них были небольшие бассейны, множество живых цветов, зеркальные стены, но самое главное - в умывальных комнатах не было привычных кранов и иной водозапорной аппаратуры. Вода подавалась автоматически примерно через пару минут секунд на сорок. (Позднее Сергей узнал, как устроена эта "автоматика". И будет приятно удивлен простоте этого механизма, состоящего из обычного мельничного колеса с пустыми и полыми секторами, установленного на одном из акведуков).
   Лана все объяснила.
   - В русских сказках часто упоминают Живую и Мертвую воду. Но Живая и Мертвая вода есть не только в сказках. Любая вода, которая застаивается, превращается в Мертвую воду. Еще быстрее вода становится Мертвой в водопроводных трубах, на которых установлены краны. И даже многократная очистка такой воды не может превратить ее в Живую. Живой воду может сделать только Природа. Да, и то при условии, что человек не будет ей слишком мешать в этом. Мы стараемся не мешать Природе.
   После ванной комнаты Сергей и Лана по широкой лестнице спустились на цокольный этаж. В ближайшей к лестнице комнате располагалась лаборатория Лии, мамы Ланы.
   - А, наш гость?! Добро пожаловать! Вы извините, что я не поднялась к Вам раньше. И не представилась. У вас слишком хорошие доктора, моя помощь им была не нужна, а мешать им я не хотела. Да, и вам гости были ни к чему. Меня зовут Лия. А как зовут вас, я уже знаю. - Мама Ланы оказалась красивой, стройной женщиной лет двадцати пяти. Хотя Сергей уже догадался, что определить точный возраст у Одинов могут только они сами. И, скорее всего, маме Ланы было уже за сорок. Жестом Лия предложила Сергею и Лане присесть в кресла.
   - Здравствуйте, Лия. Очень приятно с вами познакомиться. - Сергей не удержался и, повинуясь какому-то порыву, поцеловал ей руку. По улыбке Ланы он понял, что сделал все правильно. И лишь после этого опустился в кресло.
   Сергей сказал правду - мама Ланы оказалась действительно очень приятным человеком. Однако, Лия была не только очаровательной женщиной, но, кроме всего прочего, талантливым химиком и фармацевтом. И сказав, что не принимала участия в лечении Сергея, она чуточку слукавила. Именно ее лекарства и микстуры спасли его. И помогли князю и Лане так быстро поднять его на ноги.
   На столах и полках в комнате было установлено множество неизвестных Сергею приборов и самого современного оборудования. В пробирках и колбах хранились какие-то химикаты. А еще стояли прямоугольные пакеты молока, кефира и вина. По словам Лии, эти пакеты через несколько лет будут использовать повсеместно. В том числе, и в России. А так же пластиковые пакеты, пластиковые бутылки и банки из какого-то легкого материала, напоминающего алюминий или дюралюминий. Слово "Россия" немного резануло уши Сергея, он привык говорить "в Союзе". Но Лия не обратила на это ни малейшего внимания и продолжила.
   - Вы должны понимать, Сережа, мы живем не только прошлым. Но с большим интересом изучаем и все новое, что дает прогресс и человеческий гений в разных странах мира. Все полезное - берем на вооружение. Все опасное изучаем, пытаемся найти противоядие. Во многих их этих видов упаковки, в различных продуктах, которыми вы будете питаться в ближайшем будущем, я обнаружила микродозы эстрогенов - женских гормонов. Оказывается, во многих странах их добавляют в виде биодобавок в комбикорма для того, чтобы свиньи, коровы, рыба быстрее набирали вес. В погоне за прибылью производители идут на все, совершенно не задумываясь, как эти эстрогены действуют на тех, кто ест рыбу или мясо этих животных. Или пьёт молоко.
   Я не уверена, что это отголоски "холодной" войны. Скорее всего - обычные издержки цивилизации. Или же чья-то непомерная жадность. Как говорится, болезнь роста. Но эти гормоны перевернут всю вашу жизнь. Разумеется, в женских гормонах нет ничего страшного. При одном единственном условии - если они вырабатываются женским организмом. Искусственно же произведенные гормоны уничтожат мужское начало у ваших мужчин. Уже очень скоро в странах Европы резко уменьшится количество нормальных браков. Появятся однополые браки, и резко возрастет количество мужчин нетрадиционной ориентации. Мужчины разучатся брать на себя ответственность и перестанут быть мужчинами.
   Получая эстрогены извне, женские организмы довольно быстро перестанут производить их сами. А это приведет к ряду генетических изменений - женщины начнут раньше стареть, у них начнет появляться излишний вес, нарушится работа щитовидной железы и многое другое. Это как синдром курильщика. Когда курильщик начинает получать никотиновую кислоту из сигарет, организм немедленно прекращает ее вырабатывать сам. Когда курильщик вдруг надумает бросить курить, организм немедленно выскажет ему все, что он о нем думает. И даст понять, что снова вырабатывать никотиновую кислоту он более не намерен. Для того чтобы перебороть свой организм и снова заставить его работать, нужна не дюжинная сила воли и необычайное терпение.
   Так и женский организм не "захочет" вырабатывать эстрогены снова, если есть возможность получить их извне. Даже если эти искусственные эстрогены и будут так разрушительно действовать на женские организмы. Но кто и когда об этом задумывался?!
   Как следствие, Европа, и Россия в том числе, начнут стремительно стареть. Пожилых людей будет становиться все больше и больше, а детей - меньше. Те же дети, что будут появляться на свет, будут нести на себе тяжесть множества тяжелый болезней и патологий, подаренных им их непутевыми родителями.
   Вскоре вас будет окружать слишком много полимеров. Вы знаете о бинарном оружии, но совершенно не задумываетесь о том, как влияют на генетику новые пакеты для молока, пластиковые пакеты, пластиковые бутылки для питьевой воды и алюминиевые банки. Состав их по отдельности может быть безвреден, но по истечении срока хранения продуктов - он вступает в различные, совершенно непредсказуемые реакции. Да, и раньше вступает - потому что контакт этих полимеров с продуктами, на самом деле, не столь безобиден, как пытаются представить их производители.
   Знаете, Сережа, лично мне не совсем понятно, зачем нужно будет хранить 90 дней в пластиковых пакетах то, что вы называете молоком. Если каждое утро молочник и так приносит нам свежие, восхитительно пахнущие, молоко, сметану, масло и сыр.
   В хранении продуктов мы используем понятие Канона перемен. Из прокисшего молока мы уже в домашних условиях получаем простоквашу. А из нее - творог. А во что будет превращаться ваше молоко длительного хранения через 90 дней? В ядовитую, дурно пахнущую жидкость. Задумайтесь как-нибудь на досуге, почему?
   Сергей пожал в ответ плечами. Ему еще не доводилось жить в будущем. И он еще не знал, что такое "молоко длительного хранения". Раньше, еще в школьные годы, родители на все лето отправляли его из города в ссылку в деревню. Там всегда было свежее парное молоко. И хранилось оно в трехлитровых стеклянных банках в кладовке. Сверху (на четверть) в этих банках была сметана. Из этого молока получалась замечательная простокваша и необыкновенно вкусный творог. Видимо, в их деревне тоже жили Одины, раз все делалось по их Канону Перемен?!
   По словам Лии, у Одинов для хранения продуктов используются лишь емкости из керамики, фаянса, фарфора и стекла вулканического происхождения (прочное, небьющееся стекло, аналогичное пуленепробиваемому стеклу - это же стекло использовали Одины и в строительстве, но разные добавки придавали ему разные свойства).
   В каждом доме создаются запасы продовольствия на два года. Но есть и стратегические запасы племени, которые хранятся на ледниках. На протяжении нескольких десятилетий и даже столетий.
   - Если, к примеру, баранину варить на медленном огне, в течение трех суток, а полученный состав залить в фарфоровые кувшины - такая "тушенка" имеет практически неограниченный срок хранения. Если рыбу... Но не буду вас утомлять этими кулинарными подробностями. У нас еще будет время поговорить. А пока, дети, можете продолжить свою экскурсию по дому. Думаю, Сереже будет интересно. - Лия улыбнулась и кивнула головой на прощание.
   По соседству с лабораторией Лии располагалась мастерская Александра Васильевича. Как выяснилось, Александр Васильевич увлекался гончарным искусством и керамикой. И судя по тому, что Сергей увидел в мастерской, в работе с глиной князь был настоящим мастером. Но самого Александра Васильевича в мастерской не было.
   Потому что другой его страстью была фотография. И фотостудия размещалась по соседству. Полупрозрачные стеклянные блоки с западной и восточной стороны давали идеальное освещение для фотосъемки. Не нужны были никакие фотовспышки, зонты и софт-боксы. Естественное движение солнца по небосклону лишь меняло со временем световую схему: утром восточная сторона была основным источником света, западная - заполняющим. После обеда все было наоборот.
   Дальняя часть огромного зала была занята различными интерьерами. Ближняя - имитировала джунгли - с водопадом, ниспадающим по каменистому склону, ручьем и непроходимыми зарослями, в которых летали птицы в ярком оперении. В этих джунглях Александр Васильевич фотографировал какую-то юную девушку в костюме амазонки. Правда, костюм амазонки состоял всего лишь из узенькой набедренной повязки. Но зато лук, колчан со стрелами и красивый длинный нож в ножнах - были самыми настоящими, "амазонскими".
   В руках у князя была фотокамера со смешным и чуточку "блатным" названием Хассельблад. Сергей раньше не видел таких фотокамер. Погруженный в процесс съемки, Александр Васильевич не сразу заметил гостей. И лишь девушка чуть заметно кивнула Сергею и Лане головой в знак приветствия. Она совершенно не смущалась своей наготы. Сергей же не знал, нужно ли смущаться ему - в присутствии Ланы.
   - А-а, дети? - Александр Васильевич наконец-то их заметил. - Проходите. Присаживайтесь.
   И указал рукой на парочку кресел, что стояли неподалеку. Князь продолжал работать, лишь периодически отрываясь от фотокамеры. И рассказывая им о том, чем занимается.
   - Снимать обнаженную натуру довольно сложно. Такие фотографии должны быть не только яркими и красивыми, но в них должна быть необыкновенная энергетика, насыщающая эти фотографии светом и теплом? К счастью, наши женщины удивительно красивые. И они это знают. Поэтому с ними легко работать. Но главное, они никогда не сравнивают себя с другими. Ведь сравнивать себя с другими - глупо. Как писал мой старый добрый друг Роберт Шекли: "Мы не хуже и не лучше других. Мы - разные". А потому сравнивать себя можно только с самим собой вчерашним. Чтобы становиться лучше. И идти вперед.
   К тому же, наши женщины и девушки всю свою жизнь окружены заботой, вниманием и любовью. Они любят и они любимы. А вы, наверное, знаете, что влюбленные девушки - всегда потрясающе красивы. Но только те, кто по-настоящему счастлив - полны совершенства.
   - Александр Васильевич. - Не удержался от немного провокационного вопроса Сергей. - А что вам больше всего нравится фотографировать? Людей, животных или природу? - И при этом выразительно посмотрел на девушку-амазонку.
   Князь улыбнулся своей широкой и ослепительной улыбкой. Он почувствовал скрытую иронию в вопросе. Похоже, иронизировать он любил и сам.
   - Я фотографирую только девушек, Сережа. Только девушек. Так у нас принято. Мужчины фотографируют девушек. Девушки - юношей. А те, кто хочет - животных и природу.
   Князь на мгновение задумался. Жестом показал девушке, что нужно немного изменить позу. Сделал пару кадров, а затем снова повернулся к своим собеседникам.
   - Не секрет, что каждая фотография запечатлевает частичку нашей жизни. В зависимости от выдержки. К примеру, одну шестидесятую долю секунды или одну двухсотую. В результате фотоальбомы превращаются в волшебные шкатулки, в которых собраны секунды жизни людей, давно уже ушедших от нас. И в этих шкатулках они живы.
   - Превращаются в шкатулки? - Сергею понравилось это сравнение.
   - Да, в шкатулки. Или превращаются в чемоданы, в которые можно сложить очень дорогие и важные для тебя вещи. А можно сложить и ненужный хлам. И тащить все это с собой по жизни. Но иногда у этого чемодана отламывается ручка. И тогда возникает известная всем ситуация, когда нести этот чемодан неудобно, а бросить - жалко. Во Внешнем мире слишком много войн, насилия и жестокости. И в ваших фотографиях так много одиночества, горя, невзгод и страданий, что можно просто сойти с ума при виде всего этого. Мы же стараемся наполнять свои "чемоданы" только красивыми, яркими и светлыми людьми, эмоциями и событиями. Которые не только дарят нам надежду, но в первую очередь - силы и стремление идти дальше. А кто может подарить нам силы и стремление идти дальше, как не женщина?! Таким образом, мы забираем с собой в будущее все только самое светлое и доброе. А плохое оставляем в прошлом. И еще. Фотография несет в себе колоссальный терапевтический эффект. Ведь она помогает девушкам осознать их красоту и индивидуальность. Понять, что их индивидуальность - это разнообразие божественного начала, делающего нашу планету более устойчивой и более интересной.
   По поводу устойчивости планеты Сергею почему-то вспомнились слова его бабушки. Когда-то давным-давно она говорила ему о том, что планета, на которой мы живем, плоская. И держится на трех китах: благополучии дома (семьи), интересной работе и друзьях (увлечениях, хобби, творчестве).
   - Да, да, Сережа! Ваша бабушка была абсолютно права. Фотография тоже держится на трех китах: во-первых, это творчество. Подразумевающее талант фотографа и модели. Во-вторых, это ремесло. Любой фотограф знает о "Золотом сечении", диагоналях силы, о наиболее интересных и выигрышных позах моделей. Но есть секреты, о которых никогда не пишут в книгах. Они передаются по наследству, от учителя к ученику. Это достояние рода. А третье - это обычное волшебство. Которое либо есть в фотографии, либо его нет. Если не будет всех ТРЕХ этих составляющих, фотография никогда не затронет душу зрителя по-настоящему.
   Сергей невольно улыбнулся. Занятная мысль мелькнула в его голове - похоже, князь Александр Васильевич и бабушка Сергея учились в одной школе?
   - А у нас в Союзе почему-то не принято фотографировать обнаженных девушек. - С легкой досадой произнес Сергей.
   - Милостивый сударь, это не так уж и плохо. У вас свои традиции, своя система воспитания. Целомудрие ваших девушек - это достояние вашего народа. Беда лишь в том, что народ российский слишком легко бросается в крайности. От пуританства в разврат. И обратно. Иногда за одно поколение. Пройдет совсем немного времени, и ваши девушки будут уверены, что для того чтобы со временем красиво, дорого и стильно одеваться, для начала им придется научиться красиво раздеваться. И они научатся раздеваться с небывалой легкостью. Тогда об их былом воспитании вы будете думать уже с гораздо большим почтением. - В словах князя промелькнула грустная нотка. Словно он вспомнил дореволюционных барышень-гимназисток, свою молодость. И то, что кануло в Лету безвозвратно. - А истина, как обычно, находится где-то посередине. Вот и в данном вопросе многое зависит не только от воспитания ваших барышень, но в первую очередь - от воспитания ваших юношей. От понимания ими, что обнаженное тело - это красота, а не приглашение. И от большей стабильности ваших традиций, разумеется. Древних традиций, а не от тех, что были навязаны вам 2000 лет назад чужестранцами, стремящимися превратить вас в рабов.
   За беседой время летело совершенно незаметно. Князь оказался удивительно интересным собеседником. Но день у Сергея выдался довольно утомительным. С непривычки у него закружилась голова. От слабости. Пришлось срочно откланяться. И вернуться в свою комнату. Осмотр других помещений они решили отложить на потом.
   Вечером Лана снова делала массаж Сергею. А перед сном читала ему трактат известного древнекитайского философа Вэй Лао-Цзы.
   - Земля - это средство обеспечения населения; [укрепленные] города - это средство защитить землю; битва - это средство защитить города. Поэтому, тот, кто следит, чтобы люди пахали землю, не будет голодать; тот, кто следит за обороной земель, не окажется в опасности; тот, кто отдает все силы сражению, не будет окружен. Эти три были основной заботой правителей прошлого, и среди них военные дела были главной.
   Поэтому правители прошлого уделяли внимание пяти военным делам. Когда амбары не полны зерна, воины не выступают. Когда награды и поощрения не щедры, люди не воодушевлены. Когда лучшие воины не отобраны, войска не будут сильны. Когда оружие и снаряжение не подготовлены, сила их будет невелика. Когда награды и наказания несоответствующие, войска не будут им доверять. Если уделять внимание этим пяти, тогда встав [армия] сможет удержать, а, пойдя, взять.
   Государство [настоящего] правителя обогащает народ, государство гегемона обогащает чиновников. Государство, которое лишь выживает, обогащает высоких чиновников, а государство, которое вот-вот погибнет, обогащает лишь свои склады и амбары. Это называется "верх полон, а низ протекает". Когда придет беда, спастись будет невозможно.
   Поэтому я говорю, что если приближать достойных и назначать на посты способных, то [даже] если времена неблагоприятны, обстоятельства будут выгодными. Если сделать законы ясными и быть внимательным, отдавая приказания, то даже без гадания на панцире черепахи или по стеблям тысячелистника удача повернется лицом. Если ценишь успех и прилагаешь усилия, то и без молитвы получишь благословение. Более того, сказано: "сезоны Неба не столь хороши, как выгоды Земли. Выгоды Земли не столь хороши, как гармония между людьми". То, что ценит совершенномудрый - это человеческие усилия, и это все!..
   На слове "все" Сергей неожиданно почувствовал странное движение. Словно в комнате появился какой-то сгусток энергии и начал перемещаться в пространстве. Сергей немного приподнял руку, давая Лане знак, чтобы она не шевелилась. А сам приготовился закрыть ее своим телом от этой неведомой опасности.
   Сгусток энергии оказался большим шотландским вислоухим котом. Он неспешно продефилировал от арки к одному из кресел, что были установлены перед "аквариумной" стеной. Потянулся. Внимательно посмотрел на Лану с Сергеем. А затем медленно заполз на кресло. Улегся поудобнее. И сразу закрыл глаза.
   - А, Люська?!
   Правая бровь кота чуть-чуть приподнялась. Видимо, это движение должно было обозначать на кошачьем языке крайнюю степень возмущения. Потому что Лана сразу же извинилась.
   - Извини, извини. Конечно же, Люсьен!
   Бровь кота вернулась на прежнее место. Похоже, Лана была прощена. На первый раз. И никаких мер административного или дисциплинарного воздействия за ее оплошность к ней сегодня приниматься не будет. По причине всеобщей амнистии, которую кот Люсьен объявил сегодня на всех подвластных ему территориях. Объявил просто так. По доброте душевной. Но мог бы и не объявлять!
   Кот немного приоткрыл глаза. И свысока посмотрел сначала в сторону людей, и лишь потом - в сторону аквариума. Там резвилась форель.
   Но Люсьен был слишком важен, чтобы обращать внимание на какую-то там глупую рыбу! К тому же, был сыт, необычайно добр и весьма невозмутим. Рыба его не интересовала. Просто он был хозяином дома. А значит, мог лежать где угодно и сколько угодно. Даже напротив аквариума.
   Хотя, что скрывать, в этом кресле лежать ему нравилось больше всего. Тем более что сейчас его Лана будет читать ему какую-нибудь интересную историю. На ночь. Как обычно...
   - Хозяин пришел? - Чуть слышно спросил Сергей, кивая на кота.
   - Да, хозяин. - Ответила Лана.
   - А Александр Васильевич-то, наверное, и не знает, кто в доме настоящий хозяин?
   - Знает. Это все знают. - Так же тихо ответила Лана и улыбнулась.
   Люсьен немного приподнял голову и шевельнул ушами. Уж не о нем ли говорят эти двуногие? Его Лана и этот новый человек? Скорее всего, о нем. Ведь больше в комнате не было никого более достойного обсуждения в самых возвышенный и почтительных тонах, чем он. Кот внимательно посмотрел на Лану и еле заметно кивнул головой - можешь начинать.
   Лана заметила этот жест и, словно повинуясь ему, продолжила чтение.
   - Если полководец, командуя тысячей или более человек, выходит из сражения, сдает позиции или покидает поле боя и предает войска, его называют "государственным раз-бойником". Он должен быть казнен, семья его - уничтожена, его имя вычеркнуто из анналов, могилы его предков - вскрыты, а их кости выставлены на площади. Его дети обоих полов должны быть отданы в рабство государству. Если командир ста или более людей выходит из сражения, сдает позиции или покидает поле боя и предает войска, его называют "войсковым разбойником". Он должен быть казнен, его семья - истреблена, а дети обоих полов отданы в рабство государству.
   Пока Лана читала трактат, одна глупая мысль не давала покоя Сергею.
   - Лана, а что, разве ты знаешь язык животных? - При этом Сергей выразительно посмотрел на кота.
   - Конечно. Все Одины знают. Ведь он совсем не сложный. Я научу тебя ему, если захочешь.
  
  Глава 4
  
   - Бонжур, мёсьё Серж.
   - Бонжур, мадмуазель Лана.
   - Савабьен (Как дела)?
   - Мэрси, жёвэбьен (Спасибо, хорошо).
   - Пюиж вудёмандэ (Позвольте попросить...)...
   Сергей поймал себя на мысли, что с ним разговаривают на каком-то иностранном языке. Но, что самое удивительное, он не только его понимал, но и отвечал на этом чужом языке. На языке, которого никогда не знал. И знать не мог. Эта мысль разбудила его окончательно. Перед ним стояла Лана.
   - А? Что? Что ты спросила?
   - Еще не успела. Хотела попросить вас, сударь, повернуться на живот. Пришло время Баунти, время массажа. Кстати, доброе утро, Серёжа!
   - Доброе утро! А на каком языке ты со мной только что разговаривала?
   - На французском. А что такое?
   - Да, но я же его не знаю. В школе я учил английский. Позднее - фарси. Но французский не учил никогда. Как я мог отвечать тебе на французском?
   - Ой, ну это просто! Наш мозг знает гораздо больше, чем мы можем даже предположить. Вы еще не успели проснуться, и ваша голова не успела "подсказать" вам, что вы не знаете французского языка. А без этой "подсказки" никто не мешал вашему мозгу использовать свои скрытые резервы и знания, хранящиеся в глубинах подсознания. В том числе, и те знания, о которых вы даже и не подозреваете.
   Не подозреваю?! Ну, с этими умозаключениями Лана явно немного погорячилась, подумал Сергей. После парочки бокалов шампанского у него всегда открывались неведомые ему ранее знания. Особенно в области иностранных языков. После двух бокалов шампанского он легко мог познакомиться с любой красивой девушкой-иностранкой. Пригласить ее на танец, или предложить проводить ее до дома. Или предложить ей что-нибудь еще более романтичное. И сделать это практически на любом языке: португальском, испанском, чукотском или каком-нибудь еще. Это, будучи трезвым, в отношениях с прекрасным полом он был стеснителен сверх меры. Так, оказывается, на то была причина - его голова "подсказывала" ему, что он не знает ни одного иностранного слова! И он сразу же терял дар знакомиться.
   Одно было не понятно: кажется, вчера он никакого шампанского не пил? Так откуда же у него "прорезался" этот французский? Сергей посмотрел на Лану. Она откровенно потешалась над чем-то. Или над кем-то?
   - Вот черт, совсем забыл о том, что Одины умеют читать мысли! - Подумал Сергей. И тут же поймал себя на мысли, что и эту мысль Лана "прочитала". Он невольно стушевался. И чтобы как-то выкрутиться из неловкой ситуации, задал Лане первый, пришедший в голову вопрос.
   - В общем, дело ясное, что дело темное. Я имею в виду свой не проснувшийся мозг. Но почему ты заговорила со мной на французском?
   - У нас так принято - каждый день недели разговаривать друг с другом на новом языке: английском, испанском, китайском, немецком, русском, французском или фарси (другие языки Одины изучали самостоятельно). У каждого дня недели - свой язык. Мы часто путешествуем во Внешнем мире. Многие из нас учились, учатся или будут там учиться. И знание языков, истории этих стран и традиций помогает нам лучше понимать других людей. А когда ты понимаешь других, тебе становится труднее их ненавидеть. И, как правило, пропадает желание с ними воевать. Поэтому, для тренировки, мы говорим на разных языках. Но вы еще не совсем у нас освоились. Поэтому с вами все говорят на русском языке. А я забылась. Извините! - Лана выглядела немного расстроенной.
   - Ничего страшного. - В своем великодушии Сергей был великолепен. Вспомнив вчерашнее поведение Люсьена, он просто не мог быть менее великодушным, чем какой-то там кот. Даже если этот кот и был хозяином дома! И готов был простить Лане все, что угодно: Всемирный потоп, извержение Везувия и даже то, что Лана до сих пор не приступила к массажу.
   Ему нравилось, как она его делала. И поэтому, о массаже он подумал нарочно. Зная, что Лана умеет читать мысли. И что эту мысль она тоже прочтет.
   - Эх, а все же здорово, когда ты можешь общаться с любимой девушкой с помощью телепатии. - Подумал он, сделав мысленно акцент на слове "любимой" и улыбнулся Лане. - Только, чур, давай перейдем с тобой на "ты". Договорились?
   - Договорились. - Ответила Лана. Настроение у нее явно улучшилось. Видимо, она прочитала мысли Сергея правильно. И все его "акценты". Ведь каждой девушке не только приятно, но и очень важно знать, что она любима и желанна. Каждый день и каждую минуту. Наверное, и Сергею было важно, чтобы Лана делала ему массаж с хорошим настроением, а не в расстроенных чувствах? Хотя не думаю, что он был настолько меркантилен. Просто ему нравилось, как улыбается Лана. Неожиданно он поймал себя на мысли, что действительно влюбился в эту девушку раз и навсегда. В ее улыбку, в ее губы, ее глаза, в каждую клеточку ее прекрасного тела. Возможно, в этот момент на его лице появилась та самая глупая улыбка по-настоящему влюбленного человека. Ему стало неловко, что Лана ее увидит. И когда его любимая девушка жестом приказала ему перевернуться на живот, эту команду Сергей выполнил с превеликим удовольствием. Исключительно в целях конспирации. И чтобы Лана, "прочитав" эту мысль, не зазналась окончательно.
   После завтрака Лана и Александр Васильевич впервые вывели Сергея на улицу. Утро было солнечным и немного прохладным. От этой свежести и солнца, от присутствия рядом любимой девушки, Сергею захотелось петь и танцевать. К счастью, он нашел в себе силы воздержаться от того и от другого. Стоит отметить, что пел Сергей, мягко говоря, не очень. А плясал и того хуже. Даже ходить еще у него получалось с большим трудом. Но в данный момент это было совсем не важно!
   К сожалению, Лана вскоре сослалась на какие-то дела и оставила Сергея на попечении Александра Васильевича.
   С внешней стороны дом кота Люсьена (а так же проживающих в нем людей) выглядел еще более внушительным. Но не громоздким. Напротив, за счет формы и стен из стекла, он казался очень воздушным и "легким". И чем-то напоминал подкову, как невольное пожелание счастья и удачи не только жителям дома, но и всем окружающим.
   Дом представлял собой "П"-образную постройку (с немного закругленными углами) примерно тридцать на тридцать шесть метров и двенадцать сантиметров. Северной стороной он примыкал к склону горы, на него с каждого этажа был свой отдельный выход. И напротив каждого выхода была своя небольшая беседка. Но они спустились вниз, и прошли на "южную" сторону дома. Южная сторона (отсутствующая часть "дома-овала") была закрыта небольшим садом. В саду на невысоких, в рост человека, деревьях росли груши, яблоки (к удивлению Сергея, на некоторых яблонях росли одновременно яблоки разных сортов - видимо, кто-то из домашних увлекался прививкой и выведением новых сортов), абрикосы, мандарины и лимоны. Вдоль дорожек росла айва и чайные кустарники. Другие сорта деревьев и кустарников были Сергею незнакомы. За садом располагался внутренний дворик. Из него в фотостудию Александра Васильевича был проход. Птицы, зайцы и косули, которые обитали в саду, по этому проходу легко могли попадать туда и обратно. Князь частенько их подкармливал. И за это они охотно ему позировали. При необходимости.
   В глубине дворика была беседка, увитая плющом. Неподалеку - цветники, небольшой фонтан и бассейн. Перед входом в беседку стояли очень красивые мраморные скульптуры юноши и девушки.
   В этой беседке они и решили остановиться. Сергею показалось, что он где-то уже видел подобные скульптуры. Когда-то давным-давно, еще в школе, в каком-то учебнике по истории.
   - Это?.. - Не успел он спросить Александра Васильевича.
   - Это Аполлон и Афродита. Видите ли, сударь, мы - язычники. А Аполлон и Афродита - наши верховные божества.
   - Странно. Александр Васильевич, ваша Афродита почему-то очень похожа на девушку, которую вы вчера фотографировали.
   - А вы внимательны, сударь! - С улыбкой произнес князь. - Но в этом нет ничего странного. В каждой девушке есть частичка Афродиты - богини любви и красоты. Хотя не скрою, прообразом данной скульптуры сэру Родрику послужила очаровательная Энни. Да, да! Вчерашняя фотомодель. И золовка нашей старшей дочери.
   - Золовка?
   - Золовка - это сестра мужа. На днях к нам в гости придет старшая сестра Ланы - Люка. И ее муж Гюнтер. Они давно уже хотят с вами познакомиться. Так что Энни - младшая сестра Гюнтера.
   - А кто такой сэр Родрик?
   - Сэр Родрик во Внешнем мире был известным дипломатом, послом. В настоящее время он - талантливейший скульптор. Один из лучших, которые когда-то творили не только в нашем племени, но и во Внешнем мире. Многие его скульптуры украшают нашу Долину и дома Одинов. А еще он - историк и ученый. Помимо этого сэр Родрик обучает Проводников, отвечающих за Тоннели Времени. Думаю, Сережа, вам приходилось слышать о Тоннелях Времени и Лабиринтах Пространства?
   Разумеется, Сергей много чего слышал в своей двадцати трехлетней жизни. Об инопланетянах, маленьких зеленых человечках и параллельных мирах. О ведьмах и черных, черных комнатах. Об этом часто беседовали бабушки на скамейке перед домом его родителей. Но сам во всем этом он ни черта не разбирался! Александр Васильевич понял все правильно.
   - Хорошо, сударь, я расскажу вам об этом. Но как-нибудь в другой раз.
   - Александр Васильевич, я всегда думал, что язычники - это те, кто молится разным цветочкам, кустикам, деревьям или солнцу. В общем, довольно примитивные, первобытные люди.
   - Это от недостатка информации. И от привычки одних делать вид, что они лучше и умнее других. Поэтому на протяжении многих веков истинную информацию о нас стараются всячески исказить, принизить или просто утаить. Ведь каждая из ныне существующих религий пытается доказать, что только она самая правильная религия в мире.
   На самом деле бог - один. Просто кому-то проще понимать его через посредников-пророков. Кому-то проще общаться напрямую. И на самом деле, существует только одна раса, одна национальность - Житель планеты Земля. Все остальное от лукавого.
   А потому мы никому ничего не доказываем. Хотя язычество - самая древняя религия в мире. А Аполлон и Афродита - не только одни из самых древних богов, но и одни из самых прекрасных. Сохраняя языческие корни веры своих предков, мы смогли гармонично и очень творчески присоединять к ним все лучшее, что есть в других религиях. Как бы кощунственно, с вашей точки зрения, это не звучало, но великие Будда, Иисус Христос и Магомед занимают в нашей системе многобожия место равных среди многих. Такой подход к вопросам веры освобождает нас от клейма вероотступников (коим непременно заклеймили бы любого человека, перешедшего из христианства в ислам, или из ислама, к примеру, в буддизм). Но позволяет нам значительно расширить границы мироздания. К тому же, стоит отметить, что за всю историю своего существования, мы никогда не пытались насильно обратить кого-либо в свою веру. А потому никогда не организовывали ни крестовых походов, ни священного джихада. Считая, что солнца, неба, земли и богов хватит для всех. Что нужно просто жить, любить и творить. И верить в лучшее. А убивать других ради этого вовсе не обязательно. Вы, сударь, скажете, что все это проявление трусости и малодушия? Не спешите с выводами. Наши предки были прославленными воинами Александра Македонского. И воевать умели, как никто другой. Но за многие века своего пребывания на неспокойном Шелковом пути, мы научились использовать "невоенные" способы разрешения конфликтов. А редкие ситуации, когда без оружия было не обойтись, всегда разрешали "малой" кровью. Ибо считали и считаем самым большим достоянием племени не пустые идеи, богатство и землю, а своих соплеменников...
   Александр Васильевич замолчал и посмотрел вокруг. Из беседки открывался замечательный вид на Долину. Ущелье, в котором она располагалась, было необычайно большим. И тянулось оно с востока на запад. Восточная сторона ущелья начиналась с отвесной скалы. Казалось, что какие-то великаны перекрыли вход в эту долину огромными валунами до самых небес. Западная часть ущелья терялась в легкой дымке. А потому визуально определить протяженность Долины не представлялось возможным. Где-то вдали сияли снежные вершины гор.
   Если смотреть на ущелье с востока на запад, дома в основном располагались справа, вдоль северного склона. Таким образом, они были защищены от холодного северного ветра. На самом склоне были размещены панели солнечных батарей. У каждого дома росло множество фруктовых и цитрусовых деревьев. В нескольких метрах южнее протекала быстрая горная река (часть воды по системе акведуков от нее отводилась к домам). Начиналась река с водопада на восточной стороне ущелья. Водопад крутил турбину небольшой электростанции. Практически через каждые сто метров через реку были перекинуты мосты. В реке водилась форель. Но, по словам князя, ловить ее в реке было запрещено (разрешалось только в озере).
   Вдоль реки был разбит необыкновенной красоты парк. Даже от дома Александра Васильевича было видно, что в парке бегали белки и зайцы, грациозно прогуливались косули и олени. Чуть дальше, в небольших, но очень живописных озерах (к ним отводилась вода из реки, и они были явно рукотворными) плавали утки, гуси, белые и черные лебеди. Рядом со скамейками на берегах озер стояли небольшие ящики с кормом для птиц - любой желающий мог покормить их. Через весь парк проходила пешеходная тропинка. Вдоль парка - дорожка для велосипедистов и любителей роликов (оказалось, что такие тоже водились среди Одинов).
   Чуть дальше виднелось футбольное поле, теннисные корты, несколько волейбольных площадок и спортивные площадки, предназначение которых Сергею было не ведомо. Но на всех них кто-то занимался. И на футбольном поле две команды увлеченно и страстно гоняли футбольный мяч.
   За рекой пролегала широкая современная автострада. Хотя Александр Васильевич и называл ее просто Дорогой (вскоре Сергею представилась возможность изучить ее более основательно). Дорога была похожа на ковер из какого-то необычного материала, напоминающего по текстуре мелкую наждачную бумагу. Это тоже было стекло вулканического происхождения, но уже немного с другими добавками (с чем-то, типа фосфора). В результате дорога была практически вечной. Она не "изнашивалась" и не разрушалась на протяжении столетий. И примерно, до полуночи ее покрытие и разметка светились за счет "фосфорного" наполнения.
   Четыре полосы движения в каждую сторону, разделенные широким газоном. На дороге не было ни светофоров, ни гаишников, ни знаков ограничения скорости движения. Зато были пешеходные мостики над дорогой, дорожные развязки на разных уровнях. А так же очень удобные и уютные зоны отдыха через каждые пять километров.
   Вдоль дороги, по специально выделенной полосе, небольшие электрокары перевозили прицепы с различными грузами. И сначала Сергей долго не мог понять, какими же мощными должны были быть эти электрокары, чтобы перевозить такие тяжелые прицепы? Но вскоре заметил, что дорога имела небольшой уклон, и тяжелые грузы всегда везлись сверху вниз. И лишь пустые прицепы поднимались в горку. Ничего не скажешь, подумал он, Одины научились использовать рельеф с максимальной пользой для себя. Лошади, коровы, которые паслись на лугах, поднимались туда своим ходом. Так что завозить навоз на поля тоже не было никакой необходимости. А урожай спускался с полей вниз практически без особых усилий.
   Он поделился своим наблюдением с Александром Васильевичем. На что тот ответил с некой ноткой гордости в голосе.
   - Да, это так. Нам посчастливилось испокон веков строить свои дома там, где удобно жить. А не там, где нам для этого выделяли землю.
   Не трудно было заметить, что дорога была явно шире, чем нужно было для всех этих транспортных средств. По словам Александра Васильевича, удивляться здесь было нечему. Как и все остальное, что строили Одины, дорога была построена "на вырост".
   Пока Сергей сидел в беседке, он успел обратить внимание на то, как много Одинов каталось на велосипедах. Но в парке они явно предпочитали пешие прогулки. Сама же Дорога произвела на Сергея неизгладимое впечатление. Никогда раньше ему не приходилось видеть ничего подобного.
   - Знаете, Сережа. - Подал голос Александр Васильевич. - У людей практически всегда есть выбор. Но не всегда есть решимость и сила воли, чтобы сделать правильный выбор. Можно строить скоростные дороги вне населенных пунктов с развязками на разных уровнях, без светофоров и дорожных полицейских. Но с обязательными разделительными полосами между дорогами встречного направления, полноценными зонами отдыха через каждые пять километров. По таким дорогам можно будет ездить быстро, комфортно и безопасно. А можно строить дороги через населенные пункты, и давить своих сограждан. А потом, ссылаясь на большую смертность на дорогах - всячески ограничивать скорость движения, повсеместно устанавливать светофоры или видеокамеры. Под каждым кустом сажать дорожных полицейских, которые будут заниматься поборами и выписыванием штрафов. Движение по таким дорогам превратится в настоящую муку. В душах обычных граждан поселится ненависть к "соловьям-разбойникам" с полосатыми жезлами. Зато мошны дорожных полицейских будут полны. Штрафы превратятся в самоцель или срытую форму государственного рэкета. Но при этом ни один из государственных чиновников или дорожных полицейских не будет нести практически никакой ответственности за состояние дороги и реальную безопасность движения. Никого из них не будут сажать в тюрьмы или отправлять на каторгу за гибель пешеходов или водителей на том участке дороги, за который они отвечают. А ведь их бездеятельность в организации надземных или подземных переходов, выведении скоростных дорог за границы населенных пунктов, качественный ремонт дорог - не что иное, как соучастие в убийстве. За это должны наказывать не на бумаге. И даже свою численность дорожные полицейские будут определять сами, а не реальные потребности общества. К слову сказать, Сережа, очень скоро численность полицейских в вашей стране будет больше численности Вооруженных Сил. Словно ваши правители будут больше бояться своего собственного народа, чем врага извне. А численность частных охранников будет такой, словно ваши чиновники и богатеи, пользующиеся их услугами, будут больше бояться самого государства, чем разбойников.
   За дорогой виднелась небольшая роща. С западной стороны ее стояли беседки. Рядом с ними лежали какие-то продолговатые ящики.
   Сергей не знал, что ответить князю по поводу дорог, а потому постарался перевести разговор в другое русло. - Александр Васильевич, а что это такое?
   - Это одна из наших священных рощ. - Ответил князь. - Читральская долина, в которой первоначально осело наше племя, была небольшой. За первые годы, когда от болезней и ран умирало слишком много наших соплеменников, наши предки заметили, что кладбища стали подходить к их домам все ближе и ближе. Забирая пахотные земли и жизненное пространство. Казалось, что мертвые стали вытеснять живых. Надгробья стали превращаться в памятники тщеславия - словно началось состязание: кто установит своим умершим родственникам или друзьям памятник больше и дороже. По нашим былым европейским традициям, на местах захоронений своих павших товарищей, наши предки стали возводить не только склепы, но и небольшие пантеоны. Которые стоили значительно дороже, чем было у умерших при жизни. К тому же, складывалось впечатление, что могильные плиты и камни, которые укладывались над могилами, были не только данью памяти. Но в первую очередь, гарантией того, что души умерших не смогут вернуться обратно в этот мир. Словно наши предки боялись своих умерших. Этот страх начинал убивать живых.
   И тогда наши предки обратили внимание на традицию местных племен - сжигать умерших. А затем развеивать их прах над ручьями и реками, которые по верованиям индусов впадают в Ганг. Где души умерших встречаются со своими друзьями и близкими. И находят покой.
   С тех пор мы тоже стали сжигать своих умерших. Развеивать их прах над ручьями и реками. И в какой-то момент вдруг почувствовали, что души умерших больше не покидают нас, а находятся где-то рядом. Поддерживают нас в трудные минуты. Подсказывают правильные решения, помогают нам.
   Вскоре у нас появились первые священные рощи. В память о каждом умершем, его родные и близкие высаживали в них с южной стороны новые деревья. Так рощи постепенно разрастались и превращались в заповедные леса, в которых запрещено охотиться, собирать грибы и ягоды (они были кормом для птиц и зверей, живущих в этих лесах).
   Чтобы души умерших не блуждали в потемках, и в дань прошлым традициям, для них в священных рощах стали оставлять открытые гробы. Как некое подобие гостиниц. А неподалеку от них (на северной стороне рощи) устанавливали беседки - для тех, кто придет к духам умерших в гости. Испросить совета, поговорить или просто помянуть их.
   - Получается, что все ваши леса - это "священные рощи"? - Не удержался от вопроса Сергей.
   - Не совсем так. В древности в Афганистане существовал интересный обычай: в честь рождения сына сажать деревья. Которые годы спустя, уже после его свадьбы, использовались при строительстве дома для его новой семьи. У нас при строительстве домов используются балки и плиты перекрытий из стекла вулканического происхождения. Но этот обычай мы тоже взяли на вооружение. Правда, у нас деревья высаживаются по любому случаю. Ели кто-то умер или родился, женился или вернулся из дальних странствий. Платаны, сосны, кедры и обычные русские березки.
   - Березки? Я всегда был уверен, что березы растут только в России.
   - Не только, Сережа. Не только. Да, стоит отметить, что о наших деревьях мы можем многое рассказать: кто и когда их посадил. И по какому поводу. Потому что все они живые. И у каждого дерева в Долине есть своя история. Так что священных рощ у нас не слишком много. Мы научились жить долго и теперь у нас редко умирают. Но зато у нас много обычных лесов, высаженных по более приятным поводам, чем смерть ближних. Эти леса полны дичи, грибов и ягод. И в них разрешены охота и лесной промысел.
   -- У вас прям таки какой-то заповедник. Столько всего!
   -- Не заповедник. Скорее, некое хранилище семенного фонда. Было время, когда во Внешнем мире вы были творцами. Ваши генетики выводили новые сорта растений и бережно хранили то, что было выращено до них. Сейчас у вас наступает эпоха потребления. Вы живете на запасах, сделанных вашим предками. И лишь выдумываете, как с меньшими затратами сделать больше "корма". И больше на этом заработать. Сами же практически ничего не производите. При этом хозяйствуете так, что пожары и лесные вредители уничтожают в вашей стране огромные лесные массивы. Но кроме как на словах, вы же даже не пытаетесь их восстановить или спасти. Семенной фонд культурных растений бездарно разбазаривается и просто утрачивается. При таком подходе, рано или поздно, но у вас не останется ничего. Поэтому мы и вынуждены превратить нашу Долину в своеобразное хранилище. И именно поэтому, путешествуя по свету, мы всегда привозим с собой семена растений, которые растут в разных уголках нашей планеты. Чтобы сохранить их для наших потомков. И для человечества в целом.
   - Интересно. И очень необычно. Но я не о семенном фонде. А о священных рощах. Наверное, в таких рощах гораздо легче беседовать с душами умерших, чем на кладбище?
   - Вы правы, Сережа. Маленький парадокс: мы в честь своих богов и в память об умерших сажаем деревья. Вы - убиваете тех, кто верит в других богов. Мы строим красивые дома для своих соплеменников, и живем в раю. Вы же строите роскошные храмы для своих богов, но сами живете в духовной нищете, одиночестве и страданиях. Слишком часто воюете, слишком рано умираете. Вы живете на трупах и ходите по костям. Это и есть ваша цивилизация? Русь была очень сильной, когда ваш патриарх Сергий Радонежский ходил по Руси пешком. Жил среди людей и ради людей. Когда в селах строились церкви-"однодневки". За один день, всем миром. А потому сельские церкви были подобны домам сельских жителей. В них всегда можно было прийти за советом и помощью. Настоятелями назначали, как правило, местных жителей. Умудренных опытом, пользующихся среди селян непререкаемым авторитетом и уважением. К ним, в первую очередь, шли за житейским советом, а уже потом за божественными заповедями. Ваши новые патриархи вскоре будут ездить на лимузинах. Жить в мире с теми, кто разворует вашу страну. Сидеть с ними за одними столами, и лишь для проформы, чуточку критиковать их безмерную жадность. Ведь этим бандитам и грабителям, чиновникам-взяточникам и продажным политикам по негласным канонам ваших новых патриархов для успокоения совести и отпущения грехов будет достаточно лишь изобразить некое раскаяние и сделать небольшой денежный взнос на нужды церкви. И можно будет спокойно грабить, воровать и брать мзду дальше. Это "знание", что от всего можно откупиться, превратит для них церковь в некий филиал налоговой инспекции. У тех же, истинных верующих, кто все это видит - подорвет веру и поселит сомнение в их душах. Но самое страшное - ваши женщины потеряют веру в своих мужчин, которые безропотно все это сносят, и начнут рожать от иноверцев. И их дети уже не будут христианами. - Александр Васильевич произнес последние слова с болью в голосе. - Церкви будут поражать своими размерами, богатством и великолепием. Однако, они будут не только поражать, но и подавлять людей. В них поселится Золотой Телец. И в них уже не будет бога. Во времена Сергия Радонежского не было ни радио, ни телевидения, но его тихий голос был слышен во всех углах Руси. А кто слушает ваших новых патриархов? И кто их слышит? После революции большевики отнимали церкви и открывали в них клубы, дома пионеров и библиотеки. Пройдет совсем немного лет, и ваши церковники начнут выбрасывать эти клубы, кружки творчества и библиотеки на улицу. И тогда бог окончательно покинет вашу страну. Но не будем о грустном. Сережа, хочу обратить ваше внимание вот на этот склон.
   Сергей оглянулся назад, куда показал ему князь, и замер в удивлении. Слева от дома Александра Васильевича на склоне горы он увидел несколько подъемников. На ближнем была большая платформа, которая по достаточно крутому склону спускалась вниз. В качестве противовеса наверх поднималась пустая платформа, соединенная с груженой обычным металлическим тросом. На глазах у Сергея на одну из платформ по системе катков самоходом спускались плиты перекрытий.
   На другой подъемник (точнее, наверное, было бы назвать его "спускником") так же "самоходом" по системе катков и управляемому желобу, грузились блоки, примерно 50х50х100 см. На третий -балки и различные колонны. Рядом располагался пассажирский подъемник. Он состоял из нескольких подвесных кабинок, соединенных с большим колесом, наподобие мельничного. Колесо приводилось в движение течением реки. Этот подъемник позволял Одинам подниматься к пещерам, в которых на ледниках хранились их продукты. В том числе, стратегические запасы племени длительного хранения.
   Чуть выше, где склон был покрыт снегом, располагалась настоящая горнолыжная трасса. На трассе были видны лыжники и сноубордисты.
   - Здорово придумано!
   - Да, но это придумали не мы. Это придумал Архимед. Вы когда-то все это тоже знали. Просто забыли. - Ответил князь.
   Мысли о Дороге все никак не отпускали Сергея. И он снова обернулся в ее сторону. За дорогой на полях небольшие комбайны заканчивали уборку урожая. По отсутствию характерных звуков и выхлопных газов, Сергей догадался, что у многих из них был электрический привод. Некоторые же работали на биотопливе (в нескольких местах вдоль дороги Сергей заметил поля рапса).
   - В этом году, наверное, будет хороший урожай?
   - Хороший. Как всегда. - Ответил князь. - И его, как всегда, хватит. И останется.
   - А что вы будете делать с излишками?
   - Так у нас заведено: когда урожай слишком большой, часть его передается нашим соплеменникам в Читрал. Но никогда не продается. И мы никогда не покупаем продовольствие у соседей. Ибо уверены, что труд и любовь, с которыми выращивается наш урожай, заряжают его доброй энергией. И передают на генетическом уровне память и знания племени. А это то, что нужно хранить как зеницу ока!
   С этим трудно было поспорить. Сергей согласно кивнул головой и снова перевел свой взгляд на Долину. Справа от дороги и чуть дальше было большое озеро (примерно три километра в ширину и около полутора километра в длину). Вокруг озера располагалось множество различных построек, стилизованных под замки, дворцы и архитектурные памятники разных стран и разных эпох. Разумеется, среди этих построек повсюду виднелись и беседки, которые встречались в Долине на каждом шагу.
   Но одно здание на берегу озера явно выделялось своими размерами, формой и каким-то особым изяществом. Сергей решил, что нужно будет непременно поинтересоваться у Александра Васильевича, что это за дворец? И кому он принадлежит?
   Справа и слева от озера виднелись другие дома, поля, виноградники, пастбища со стадами коров, табунами лошадей и отарами овец. Слева от озера, за полями, темнел густой лес. А сразу за озером размещалась большая, абсолютно ровная площадка. Очень похожая на аэродром или космодром.
   В этот момент Сергей почему-то подумал, что где-то в ближайшем ангаре у Одинов вполне могла быть припаркована и парочка космических кораблей или летающих тарелок. Что ж, от Одинов можно было ожидать чего угодно.
  
   Глава 5
  
   Чтобы как-то поддержать разговор, Сергей задал князю вопрос, который давно уже не давал ему покоя.
   - Александр Васильевич, а расскажите о вашем племени. Если честно, то раньше об Одинах и калашах ничего не слышал. Разве что автомат Калашникова некоторые наши несознательные товарищи изредка называют "калашом". Но ведь это же, не повод думать, что Михаил Тимофеевич Калашников - ваш соплеменник?
   - Не повод, Сережа. Не повод. Хотя, не скрою, фамилия "Калашников" связана не только с калашным рядом. Что же касается калашей и Одинов, я уже говорил вам, мы не инопланетяне. Когда-то давным-давно со своим вождем Александром Македонским мы пришли на эти земли из Европы. И остались здесь на долгие века. Но дорога обратно для нас всегда была открыта. Как и весь мир. Вы бы сильно удивились, узнав, как много представителей нашего племени жило раньше и живет сейчас среди вас. Но за последние двадцать четыре века никто из нас не становился великими правителями, известными военачальниками или прославленными героями. Нам это было не нужно и не интересно. Да, мы дали миру многих замечательных художников, скульпторов, архитекторов и ученых. Дали шанс миру стать лучше и светлее. По понятным причинам, я не могу назвать вам их имен. Разве что два имени - Леонардо да Винчи и Алвар Аалто. Но в качестве подсказки скажу, что в именах или фамилиях наших соплеменников, как правило, присутствует буква "Р". Как некий секретный знак для "узнавания" своих.
   - Подождите, Александр Васильевич! Вы говорили, что первоначально ваше племя осело в Читральской долине. Но мой наставник Шафи, тоже родом из тех мест. Он...
   Сергей знал, что Шафи родился где-то неподалеку от Читрала. Читрал. Читральская долина...
   - Сережа, а вы никогда не пытались соединить это вместе?
   - Нет, как-то не подумал.
   - Неужели, сударь, вы до сих пор полагаете, что случайно попали к нам в Долину? Да, у вас действительно немного необычный случай. Но он предопределен многими факторами. И один из них - ваш наставник Шафи.
   Сергей недоуменно пожал в ответ плечами. Если честно, об этом он еще не думал. Для дум у него хватало и другой информации. К тому же, Сергей всегда считал, что если часто думать, то это может понравиться. И тогда ты будешь думать всегда. А для других дел у тебя просто не останется времени. Но ведь это же не правильно?! Ведь в жизни есть и более приятные занятия, чем думать думы.
   - Ваш наставник просил нас "присмотреть" за вами, когда вы будете воевать в наших местах. И подстраховать, в самом крайнем случае. Когда в этом возникла необходимость, мы пришли к вам на помощь.
   - Да, но в имени Шафи нет буквы "Р". Получается, что он не калаш?
   - Шафи больше, чем калаш. Он - Один! Но настоящее имя у него, разумеется, другое.
   Насчет настоящего имени наставника у Сергея давно уже были некоторые сомнения. В той организации, в которой Сергей работал, настоящие имена были большой редкостью. В донесениях Шафи проходил под псевдонимом "Кази" ("судья" на фарси). Но никто не мешал Шафи кроме одного псевдонима использовать второй или третий. Так что удивляться здесь было нечему.
   Но после этих слов история Одинов неожиданно приобрела не просто познавательный, а по-настоящему "личностной" характер. Ведь все, что связано с Шафи, было необычайно интересно Сергею. Он уселся поудобнее, и приготовился внимательно слушать своего собеседника.
   Вот что рассказал Александр Васильевич о своих соплеменниках (чтобы вам было проще, я опущу в рассказе князя слова "милостивый сударь", "мой юный друг" и прочие анахронизмы).
   На месте последней стоянки войска Александра Македонского остались, надломленные физически и морально, воины. Остались больные и раненые. Часть обоза и маркитантки, сопровождавшие войско. Они смогли совершить свой маленький подвиг, отказавшись вернуться на Родину. Чтобы не быть обузой всему войску и дать своим товарищам хотя бы крошечный шанс пробиться сквозь враждебное окружение. И это был обычный маленький подвиг настоящих великих воинов.
   Но со временем оказалось, что остаться в окружении врагов было не самым трудным. Самым трудным было выжить, встать на ноги и стать не только великими воинами, но и великим народом!
   В этом импровизированном лагере-лазарете не было ни врачей, ни лекарств. Надеяться можно было только на самих себя. А лечиться - лишь народными средствами. Поэтому бывшие воины из поколения в поколение бережно собирали и хранили различные оздоровительные методики. Со временем они разработали свою оздоровительную систему Тай До и открыли чудодейственное воздействие семейного массажа (обычный лечебный массаж был известен им и ранее). Это открытие кардинально изменило всю дальнейшую историю этих людей. Бывшие воины великого военачальника постепенно сами стали превращаться в великий народ. Сначала они были известны в Читральской долине как калаши или кафиры (неверные). А сама Читральская долина получила название Нуристан (Земля Света). Хотя местные племена чаще называли ее Кафиристаном (Землей Неверных). Позднее из этой долины вышли Одины.
   Привыкшие к армейскому порядку, бывшие воины старательно поддерживали традиционный образ жизни в своем лагере. Это был их привычный мир. И этот мир давал им надежду выжить. Но со временем они стали наводить порядок и вокруг себя. В первую очередь, организовав безопасное прохождение торговых караванов через Читральскую долину. А позднее и на большей части всего Древнего Шелкового пути. На протяжении почти двадцати четырех веков, за десятую часть провозимых товаров, они обеспечивали не только безопасность караванов, но в первую очередь стабильность на этих землях и незыблемость "правил игры". Это всегда давало большой и, что самое важное, постоянный доход племени.
   Вокруг обитало много воинствующих племен и просто шаек грабителей, которые постоянно грабили караваны. Пришлось "объяснить" и тем, и другим, что пока Шелковый путь жив, пока по нему идут грузы и товары, в прибыли будут все. А если постоянно грабить торговцев и путников, то рано или поздно, Путь умрет. И тогда плохо будет всем. Объяснять это пришлось силой убеждения, а иногда и силой оружия.
   Прошло несколько лет. Постепенно племя становилось на ноги. И чем дальше, тем больше было у многих желание вернуться на Родину. Вернуться к своим родным и близким. К отчему дому и могилам своих предков.
   За индийский поход воинам полагалось вознаграждение. Это было поводом напомнить Императору о себе. И о том, что его воины живы и готовы служить ему дальше. С одним из торговых караванов калаши отправили в дальнюю дорогу нескольких воинов. Обратно те вернулись только через два года. Вести, которые они привезли, оказались неутешительными. Их великий Император скончался. А сокровища, которые должны были послужить сохранению Империи, растворились в алчных мошнах диадохов (бывших военачальников Александра). При этом диадохи практически не прятались, хотя многие из них и разъехались по всему свету. Они построили себе шикарные дворцы. Сами, их жены и дети купались в роскоши. Тогда, как семьи обычных воинов, хлеборобов и горожан оказались в нищете. А сама империя оказалась на грани гибели.
   Когда калаши узнали все это, гнев их был столь велик, что они хотели покарать этих негодяев. Но, видно за долгие годы сражений и несколько лет жизни в Читральской долине многие растеряли Дух воинов. А потому сил и желания что-то изменить у них не нашлось. Но, неожиданно для всех, эти силы нашлись у их детей и внуков. Молодежь создала тайный отряд мстителей - Легион "А" (Александра). Сначала они обучались по системе японских ниндзя, затем разработали свою собственную систему подготовки, значительно превосходящую по эффективности все известные на сегодняшний день системы (многое из этой системы использовал в ХI-ХII веках "Старец Горы" Хасан ибн Саббах при подготовке своих ассасинов-хашшашинов. Прим. авт.).
   Легионеры стали уезжать в разные страны. Они находили и беспощадно уничтожали не только тех, кто был причастен к краже императорской казны и развалу Империи, но и их жен, и даже детей (со временем жен и детей стали продавать в рабство). Легионеры считали, что безмерная алчность - это зараза, более страшная и опасная, чем чума. И ее необходимо выкорчевывать с корнями, иначе все человечество будет поставлено на грань вымирания.
   Легионеры свободно ездили по всему миру. Но желания вернуться на родину предков не было больше и у них. Их охота продолжалась около двух веков. Но она не могла продолжаться вечно. Потому что в ходе ее стало погибать слишком много невинных людей. В том числе, и самих легионеров. Ощутимых же результатов не было. Человечество не становилось лучше и добрее. Пролитая кровь одних, заставляла проливать кровь других. И тогда старейшины настояли на прекращении этой охоты. Было решено отказаться от мести. Понимая, что она портит карму хорошим людям. Грабители были и так обречены. Богатство приносило им сиюминутную радость. А потом крепкими сетями их начинали опутывать пороки. Приходили разочарование, пустота и страх. Со временем их мир становился подобным аду. И он безудержно катился в бездну.
   И тогда калаши обратили внимание на эту Долину. Сделав еще одно великое открытие, что только созидательный труд может подарить счастье, благополучие и светлое будущее. Стремление же к мести и жадность - путь в никуда.
   Стоит отметить, что калаши присмотрели эту Долину еще во втором веке до нашей эры. Земли эти испокон веков формально принадлежали тем, кого спустя многие годы будут называть кабульскими эмирами. Хотя фактически не принадлежали никому, ибо были настолько дикими и труднопроходимыми, что никогда и никого не прельщали. За многие, многие века в этой Долине так и не прижился ни один путник, ни одно племя. Но разведчики, которых наши предки активно посылали во все стороны света, смогли разглядеть красоту и скрытый потенциал этой Долины. И, в тайне от всех, наши соплеменники стали обживать ее, обустраиваться и разрабатывать пахотные земли более двух тысяч лет назад.
   Окончательное переселение в Долину состоялось в 1895 году, когда кабульский эмир Абдурахман решил обратить наших предков в истинную, как он считал, веру. В ислам. К счастью, наши предки смогли узнать о его планах заранее. К тому времени большая часть калашей уже жила в Долине. Но еще очень много наших соплеменников оставалось под Читралом.
   Поэтому старейшины собрали всех оставшихся в Читральской долине на общий сход. Рассказали о том, что планируют сделать в ближайшее время. В тот же день калаши стали собирать с собой все самое ценное. Стали готовиться к дальнему походу. Правда, кое-кто решил остаться - старики, которые посчитали, что им уже поздно кого бы то ни было бояться. И поздно менять богов. А еще остались те, кто был слаб или сломлен духом. Кто посчитал, что Абдурахман не сделает им ничего плохого.
   Наши предки прошли практически встречным маршем, но чуть севернее войска Абдурахмана. Попутно захватив его обозы с припасами и оружием. А так же перерезав дороги, по которым к нему могла подойти подмога. Придя в Читральскую долину и найдя лишь брошенные жилища, нескольких древних стариков и немногих калашей среднего возраста с потухшими глазами, Абдурахман поначалу решил огнем и мечом наказать тех, кто провел его, как мальчишку. Тем более, что его войско, не получив добычи и не достигнув поставленных целей, открыто роптало. Нужно было устроить хотя бы несколько показательных казней среди этих безбожников-калашей. Но, похоже, безбожники не боялись ни пыток, ни самой смерти. К тому же, где-то рядом находилось их племя - сильное и могущественное. А потому воевать с калашами Абдурахман так и не решился. Поход закончился ничем. Если не считать, конечно, того, что в назидание другим желающим обратить их в какую-нибудь очередную "истинную" веру, наши предки захватили часть земель самого Абдурахмана - на северо-востоке Афганистана. Включая эту самую Долину и несколько других. На долгие века других желающих открыто воевать с нами, так и не нашлось.
   Как я уже рассказывал, вначале, еще под Читралом, от ран и болезней умирало много наших соплеменников. Наши предки тратили большую часть своих средств на пантеоны и памятники. Но со временем они пришли к мысли, что тратить богатство нужно на благополучие живых, на образование своих детей и безопасность Долины.
   Они взяли на вооружение учение Сунь-цзы об умении направлять усилия противника в нужном им русле. И перестали преследовать оставшихся в живых потомков диодохов. Понимая, что украденные ими сокровища - прокляты. И это проклятье распространяется не только на членов их семей, но даже и на те страны, которые дают приют этим ворам. Потому что украденные деньги никогда не пойдут во благо. Ведь на украденное единожды всегда найдутся все новые и новые воры.
   Не буду скрывать, поначалу наши предки активно вмешивались в жизнь других стран. Всячески расширяя пропасть между богатыми правителями и их нищими подданными. Подтачивая равновесие. Ибо когда его нет, у любой страны нет будущего. А значит, и в будущем от этой страны не будет исходить никаких угроз нашей Долине. Они поддержали новые веры, которые обещали верующим рай после смерти, но при жизни реально обрекали их жить в нищете, голоде и холоде.
   Но вскоре заметили, что во всем этом не было никакой необходимости. Потому что многие страны сами себя уничтожали. Словно разгоняли поезд, который и так на всех парах летел к пропасти.
   Потом наступило время, когда мы пытались поделиться накопленными знаниями с теми, кто живет во Внешнем мире. Помочь им найти правильный Путь развития. Эти времена известны сейчас, как Эпоха Просвещения (VII-VIII века), но наши знания оказались не востребованы. Ведь даже для самых лучших семян Знаний нужна плодородная почва. Люди во Внешнем мире были не готовы к этому.
   Вы и сами, Сережа, со временем это поймете. Когда попытаетесь поделиться со своими соплеменниками тем, что узнали у нас. У вас ничего не получится. Одни вам не поверят, а с другими вы и сами не захотите делиться своими знаниями.
   Вот поэтому отныне мы не вмешиваемся в дела Внешнего мира. Без особой на то необходимости. Хотя у нас в управлении и находятся колоссальные финансовые средства, способные в любое время обрушить экономику любой страны и вывести наш мир из-под удара. К счастью, мы знаем будущее. И чтобы наша Долина не пострадала, можем в любой момент направить усилия тех, кто нам угрожает в более безопасное для нас русло. И уничтожить все то, что может угрожать Долине и ее жителям еще в зародыше. И вдали от своих рубежей.
   - Кстати, Сережа, если вы ничего не знаете о Тоннелях Времени и Лабиринтах Пространства, то, конечно же, вы слышали о Параллельных мирах? Ведь у вас, если не ошибаюсь, высшее образование? - Князь посмотрел на Сергея с таинственной улыбкой.
   - Еще бы! Об этом у нас любой мальчишка знает! Для этого высшее образование вовсе ни к чему! - Не замедлил с ответом Сергей. Разумеется, как и любому другому мальчишке, в детстве ему приходилось слышать не только о черных, черных комнатах, но и о черных дырах. Правда, старушки, что судачили на эту тему на скамейке у его подъезда, чаще использовали это понятие, говоря о семейном бюджете, а не о бескрайних просторах космоса. Но это было не так уж и важно. Слышал он от друзей и о Параллельных мирах, и прочей чертовщине. К счастью, Александр Васильевич не стал уточнять у Сергея, что тот знает о Параллельных мирах. Иначе мог бы случиться небольшой конфуз. Потому что ничего конкретного рассказать о Параллельных мирах Сергей, конечно же, не мог. А вы бы смогли? Вот то-то же и оно!
   - Я спросил это не случайно, Сережа. Дело в том, что много веков назад наши предки открыли Лабиринты Пространства и Тоннели Времени. И благодаря этому смогли сделать самое главное - скрыть Долину от нескромных взглядов посторонних. С тех пор тот, кто попадает в Долину без приглашения, оказывается в Параллельном мире. И видит лишь голые скалы, дикую природу и суровый климат. Они могут остаться в этой Долине и жить в этом Параллельном мире. Не мешая нам и даже не подозревая о нашем существовании.
   Для них Долина выглядит так же, как и 2000 лет назад - совершенно непроходимой, негостеприимной, непригодной для проживания. Дикие склоны, отсутствие дорог и плодородной почвы. В этом и заключался самый большой секрет Долины. И желающих "осесть" в такой долине почему-то не находится.
   Да, много веков назад мы смогли рассмотреть красоту этих мест. То, что вы сейчас видите вокруг себя - это не только дары Природы. Многое сделали наши руки, трудолюбие и настойчивость. И вера в себя.
   Думаю, вам будут интересно узнать, что в далекой древности нашим верховным богом был Зевс (Аполлон и Афродита, как и многие другие, были лишь богами "второго уровня"). Наши предки стоически принимали испытания, которые он посылал на их головы. Пытаясь внушить себе и окружающим, что Бог не посылает людям испытаний, которые им не по силам. Но со временем наши предки стали задумываться над тем, что у самого Зевса множество подручных. Но даже все вместе они все никак не могут навести порядок на Земле. Как, впрочем, и верховные божества во многих других религиях. Не означает ли это, что и человек должен справляться с испытаниями, выпадающими ему, не в одиночку?
   И тогда пришло понимание того, что человек создан не былинкой, а частичкой чего-то большого и очень важного. Частичкой семьи, рода, всего человечества. Что со многими испытаниями ему гораздо легче справиться, если рядом с ним будут его родные и близкие, его друзья и единомышленники. И что, если бог есть, то он учит нас именно этому - быть едиными, помогать друг другу и жить в мире. Единой семьей.
   А потому вскоре наши предки "забыли" Зевса. Сделав упор на семейные ценности, и признав своими верховными божествами Аполлона и Афродиту. Стоит отметить, что на головы калашей, оставшихся в Читральской долине и надеющихся на помощь Зевса, испытания и трудности продолжали и продолжают сыпаться, как из рога изобилия. Сначала их насильно стали обращать в ислам. Затем местные племена стали вытеснять их с насиженных мест в высокогорные районы. Туда, где практически невозможно заниматься ни животноводством, ни выращивать даже самые неприхотливые растения. Калаши стоически переносили (и до сих пор переносят) тяготы и лишения, ожидая, что за их многолетнюю преданность когда-то их бог смилостивится и наконец-то отблагодарит их. Но, похоже, что у Зевса постоянно находятся какие-то более важные дела, чем вспоминать о каком-то там племени.
   Наша же вера перевернула все наше существование. Потому что это была вера, в первую очередь, в самих себя. Ведь частичка наших богов есть в каждом из нас. Потому что Аполлон и Афродита - такие же, как мы. Только лучше. А потому и мы стремимся быть похожими на них. Стремимся стать лучше.
   Во многих религиях утверждается, что если ты будешь жить по канонам данной религии, то после смерти ты попадешь в рай. Возможно, что попадешь. А может быть, и нет... Это уж как получится. При этом вожди этих народов и их священники купаются в роскоши. Их дворцы и храмы подавляют своими размерами и великолепием, а дома обычных жителей - ужасной нищетой. У нас же богам всегда посвящались священные рощи. А большие и красивые дома - были у каждого. И все потому, что мы уверены - если трудиться, творить и жить по заветам предков, ты окажешься в раю уже сейчас. При жизни. А не потом.
   Есть еще одна особенность современных религий - все они разъединяют людей. Вместо того, чтобы хотя бы попытаться объединить людей разной веры и разных убеждений. А ведь Бог один. Просто разговаривает с нами он на разных языках. На языке птиц или трав, на языке Солнца и различных священных писаний. Но он ОДИН!
   Что еще добавить? Наши соплеменники, отказавшиеся переселиться в Долину и оставшиеся в Читрале, со временем превратились в клоунов, лишь изображающих то, что когда-то давным-давно называлось калашами. Они живут в нищете, на подаяния ЮНЕСКО и устраивают шоу для приезжих туристов. Многие забыли веру предков, и приняли ислам.
   Переселившись в Долину, мы не порвали с ними связей. Мы всячески помогаем и поддерживаем их. Но сами стали называться Одинами. С одной стороны в память об одном из наших богов Одине. А с другой стороны, подчеркивая свое единство, единство прошлого и будущего. Мы - единый народ. В боях, походах и невзгодах для нас самое страшное - потерять кого либо из наших соплеменников. Потому что наши люди - наше самое большое богатство. И в нашем единстве - наша сила и наше будущее.
   Хотя, стоит отметить, что в нашей Долине жили и живут не только "чистокровные" Одины. Но и те, кого Проводники посчитали достойными жить среди нас. Так Долина, словно Ноев Ковчег, собирала и собирает внутри себя лучших из лучших.
   - Вы, сударь, наверное, заметили, что у нас, не только необыкновенно красивые дома, но и очень дорогие. Дорогие не только по себестоимости строительства, но в первую очередь - по огромному количеству настоящих произведений искусства, истинных шедевров живописи, скульптуры и разных дорогих безделушек, которые во множестве хранятся в наших домах? Все это сделано и собрано руками наших предков и передается по наследству. От отца к сыну...
   Да, Сергей это заметил. Сначала ему было не понятно, откуда у его новых друзей были средства на это строительство. Ведь как он понял из рассказа Александра Васильевича, изначально в этой Долине не было ничего - ни плодородной земли, ни драгоценных кладов - одни лишь камни. Сам он родился и вырос в Советском Союзе - стране с неисчислимыми природными богатствами. Его предки были тружениками, из поколения в поколение работали на своей земле. Но сам Сергей жил в крошечной однокомнатной квартире. У многих его товарищей не было и этого.
   Хотя страна его и постоянно с кем-то воевала. На этих войнах гибли его родные и близкие. Но добычи с этих войн никто не привозил. И было не совсем понятно - зачем тогда они воевали?
   Почему от дедов и прадедов у многих не оставалось абсолютно ничего? Даже у Сергея - лишь две медали от одного его прадеда - "За Усердие" и еще какая-то юбилейная медаль. Да несколько похоронок и извещение о том, что один его дед пропал без вести. Ни красивых, просторных домов, ни памятных вещей.
   В чем тогда был смысл всех этих бесконечных войн, если после них подавляющее большинство соплеменников Сергея жило хуже? В том, чтобы те, кто развязал эти войны, купались в роскоши?! Здесь было над чем подумать.
   - Видите ли, Сережа, за последние двадцать четыре века мы ни разу не воевали с теми, кто был богаче нас. Понимая, что наше богатство и наши враги находятся не во внешнем мире, а внутри каждого из нас. Когда нет войн, нет зависти, а есть труд и творчество - появляются такие дома. Разумеется, это возможно лишь при мудрых старейшинах. Ведь, как известно, рыба гниет с головы...
   - Но чистят ее с хвоста. - С грустью в голосе добавил Сергей.
   - Вот именно. Но при "гнилой" голове таких домов у простых людей не будет никогда. У нас испокон веков не было ни чиновников, ни священников. Мы никогда не строили правительственные здания, различные учреждения, тюрьмы и храмы - за исключением Джештаков (храмов Аполлона и Афродиты). Но мы всегда строили дома для молодоженов. Из поколения в поколение. И мы всегда были тружениками. И очень редко - воинами.
   У вас же в одной только Москве проживает десятая часть населения всей России. Этот город постепенно превращается в огромный флюс, который будет все расти и расти. Пока однажды не лопнет. При этом практически никто из москвичей не выращивает хлеб, коров или овец. За редким исключением, не производит ничего, кроме различных отчетов, распоряжений и никому не нужных бумаг. В лучшем случае они перерабатывают то, что произвели другие. Очень скоро вы превратитесь в нацию тунеядцев. Огромное количество частных охранников у ваших олигархов и богатеев, охраняющие их недвижимость и их самих. Бесконечная армия чиновников, прокуроров, юристов и финансистов. Если прибавить к этому жителей других крупных городов, работающих клерками, а не хлеборобами, то басня о мужике, кормившем трех генералов, покажется лишь жалким подобием того, что будет происходить в вашей стране.
   По нашим расчетам в экономически развитых странах без ущерба для развития страны лишь десятая часть трудоспособного населения может работать в непроизводственной сфере: служить в армии или полиции, работать чиновниками, учителями или врачами.
   - А как же Америка? У них чиновничий аппарат тоже не слишком мал, большая армия, большое количество клерков?
   - Да, США - сильная и экономически развитая страна, с крепким сельским хозяйством и мощной промышленностью. Но и эта страна закладывает в свое развитие такие проблемы, которые рано или поздно нанесут ей непоправимый ущерб. Чего только стоит одно их увлечение печатанием денег?! Когда деньги превращаются в товар, это явный признак серьезных проблем для любого общества.
   Но я подчеркну, когда в стране начинает непомерно расти аппарат чиновников, численность армии или полиции, какими бы благими намерениями ваших вождей это не было вызвано - это явный признак грядущих бед.
   Однако, самое страшное, на мой взгляд, что произойдет в вашей стране - это то, что ваш народ перестанет быть творцом. Ремесла станут чем-то экзотическим. Творчество - уделом избранных. А ведь творчество - это душа любого народа. Без ремесел любой народ умирает.
   В трудные времена ваши правители будут рассказывать народу сказки о всемирном экономическом кризисе. В это же время ваши олигархи в несколько раз увеличат свои состояния.
   Ваши новые вожди развалят промышленность и сельское хозяйство. И очень скоро ваша страна превратится в Страну Чудес. Когда на полях не будет ни коров, ни свиней. А молокозаводы будут производить "свежее" молоко, мясокомбинаты - мясо. Наверное, их будут привозить с Марса? Не иначе!
   Затем будет разрушено образование и наука. То, что называлось советской научной школой и что ценилось во всем мире, будет заменено на платные ВУЗы, торгующие дипломами и выпускающие неучей. Не потому что ваши студенты начнут вдруг плохо учиться, а потому что никому не нужно будет их учить на должном уровне.
   Начнется стирание исторической памяти. Словно не было никогда великих побед русского народа. Не было Куликовской битвы, а была междоусобная стычка полупьяных русских князей. Ваши режиссеры будут снимать фильмы, в которых русский народ будет показываться бессловесным стадом. А обществу будет навязываться мысль, что оно ничего не могло изменить раньше, ничего не сможет изменить и сейчас.
   В этих фильмах Москву в 1941 году отстоят не сибирские дивизии и московское ополчение, а уголовники и штрафники. Причем эти режиссеры будут всячески поддерживаться вашими новыми вождями. В наше время в приличных домах подобным нечистоплотным господам указали бы на порог. А у вас их будут избирать на самые высокие посты.
   Или нынешняя афганская война? У вас будут ветераны Великой Отечественной войны. Их окружат заботой и вниманием. И будут ветераны второго сорта - ветераны боевых действий. Они не будут нужны никому. Участники боевых действий с выслугой в армии более двадцати пяти лет будут получать пенсии меньше обычных москвичей, даже если эти самые москвичи и не проработали ни одного дня в своей жизни. Спросите почему? А разве вам самому не понятно?
   Вас разучат гордиться своей историей. И ваше служение Отечеству будет восприниматься окружающими, как обычная глупость и недальновидность. В чести будут стяжательство, мздоимство и продажность. Не на словах, разумеется, на деле. Такие наступят на Руси времена.
   И причина здесь не в том, что у вас плохие правители. А в том, что вы позволяете им быть такими. В их полной безнаказанности. Хотя безнаказанность эта мнимая. А вера ваших вождей, что, разрушив свою страну, они станут желанными гостями в других странах - обычная глупость тех, кто не учит историю.
   И еще! Помните? В 1224-м году татары подошли к границам Руси. Между татаро-монголами и русичами оставались лишь племена половцев и хазар. Эти племена испокон веков грабили русские селения, уводили в полон женщин и детей. Но перед новой угрозой их вожаки приехали к киевскому князю с просьбой забыть старые "обиды" и выступить с ними совместно против нового, неведомого врага. Татарские послы, приехавшие позднее, попросили киевского князя Мстислава Мстиславовича не вступаться за половцев. И дали слово не вторгаться в его земли. Но князь к тому времени уже принял решение, и приказал своим дружинникам удавить татарских послов. К вечеру их трупы были вывешены на главном торгу.
   16 июня того же года состоялось известное сражение на реке Калке. Русичи выступили в защиту своих соседей. Половцы, разумеется, их предали и бежали. В результате, русское войско было разбито. Пленных русичей связали, положили на землю, сверху настелили доски и на этом помосте, под стоны умирающих под помостом воинов, татары устроили пир.
   После этого, в первые годы Нашествия на Русь татаро-монголы не брали русичей в полон, а уничтожали их, как бешенных собак. Беспощадно жгли их деревни, села и города. Потому что ни в каких других землях послов не убивали.
   Увы, вы не учитесь даже на своих ошибках. Ваши правители и впредь будут выдавать безвозвратные кредиты и помогать зарубежным странам, вместо того, чтобы помогать своему народу. И развивать экономику своей собственной страны. При этом кредиты эти никто и не подумает возвращать. При возникшей в будущем в России системе откатов и полнейшей безнаказанности высших чиновников, эти деньги будут откровенно разворовываться.
   Все это будет похоже на некий эксперимент. Словно они будут говорить сами себе: а давайте-ка, чтобы наши людишки не задавали нам "лишних" вопросов, еще немного перекроем им кислород. Еще живы? А давайте-ка еще закрутим гайки. Не сгинули? А давайте-ка примем такие законы...
   Благодаря усилиям ваших политиков, история России превратится в обычную продажную барышню. Она легко будет переписываться в угоду новым политическим элитам. И это при том, что вся ваша история и так написана с точки зрения московских летописцев. Если бы за ее основу взяли тверские или рязанские летописи, поверьте, ваша история выглядела бы совершенно иначе. Но об этом вам лучше поговорить с нашим соседом, сэром Родриком. Он в таких вопросах разбирается лучше. Скажу лишь одно, если со временем вы научитесь оценивать людей по делам, а не по их словам, вы сможете избежать множества ошибок. Вот только сможете ли вы этому научиться?
   - Не скрою, мы предпочитаем работать с летописями и первоисточниками, собранными из разных стран и разных сторон различных конфликтов. А не опираемся в своих исследованиях на так называемые "открытия" современных историков. Это позволяет нам составить более объективную картину окружающего нас мира. Ведь, как говорила ваша бабушка: "Одна точка зрения в нашей мифологии была только у Циклопа. У человека их должно быть, как минимум две". При этом она протирала тряпочкой свои очки и добавляла: "Две очень зорких точки зрения".
   - А откуда вы знаете, Александр Васильевич, что говорила моя бабушка?
   Князь лукаво улыбнулся в ответ.
   - Знаю, Сережа. Знаю. И еще. Я хочу показать вам, Сережа, одно из Постановлений Совета Министров СССР от 1947-го года. За подписью Иосифа Виссарионовича Сталина. Как по мановению волшебной палочки князь достал из внутреннего кармана туники пожелтевший листок и начал неспешно его читать.
  
  СОВЕТ МИНИСТРОВ СССР
  ПОСТАНОВЛЕНИЕ N 2542
  От 15 июля 1947 г, Москва, КРЕМЛЬ
  Об улучшении жилищных условий писателей
   В целях улучшения жилищных условий писателей и создания благоприятных условий для творческой работы Совет Министров СССР ПОСТАНОВЛЯЕТ:
   1. Установить, что занимаемая писателями жилая площадь, в случае ее освобождения, передается в распоряжение Правления Союза писателей СССР в г. Москве, Правления республиканских Союзов писателей - в республиках, и местных отделений Союза - в краях и областях.
   2. Обязать Министерство государственной безопасности СССР (тов. Абакумова), Министерство внутренних дел СССР (т. Круглова), министерство иностранных дел СССР (т. Малик), и все организации, занимающие жилую площадь в домах Союза советских писателей СССР для своих учреждений или для своих сотрудников, к 1 мая 1948 года освободить эту площадь и передать ее Правлению Союза писателей СССР.
   3. Обязать Мосгорисполком (т. Селиванова) в 1947 и 1948 гг. предоставить жилую площадь для переселения проживающих в домах Союза советских писателей СССР лиц, не имеющих связи с Союзом советских писателей, за исключением инвалидов и их семей, и семей погибших воинов.
   4. Обязать Мосгорисполком (т. Селиванова) выделить Союзу советских писателей СССР в 1947-1948 гг. 25 квартир ежегодно, начиная с 1949 г., выделять по 10 квартир для писателей.
   5. Обязать Советы Министров союзных и автономных республик, а так же краевые, областные и городские исполкомы предоставлять писателям жилую площадь наравне с учеными в первую очередь.
   6. Осуществить в 1948 году в Москве строительство 2-х секций дома N 17-19 по Лаврушинскому переулку. Строительство секций дома возложить на Мосгорисполком. Предложить Госплану СССР (т. Ковалеву) и Министерству финансов (т. Звереву) учесть в плане на 1948 год финансовое обеспечение строительства. Предложить Ленинградскому, Кивевскому и Минскому Горисполкомам провести аналогично мероприятия для писателей.
   7. Построить для писателей 100 дач. Строительство возложить на Министерство строительства военных и военно-морских предприятий (т. Дыгай). Госплану СССР (т. Ковалеву) и Министерству строительства военных и военно-морских предприятий (т. Дыгай) представить к 1 августа 1947 года в Совет Министров СССР предложения о мероприятиях по обеспечению строительства дач писателям.
   8. Обязать Мособлисполком (т. Бурыличева) отвести Союзу советских писателей СССР земельные участки для дач размером по 0,5 гектара на одну дачу.
  
  Председатель Совета Министров Союза ССР И. Сталин
  Управляющий Делами Совета Министров СССР - Я. Чадаев
  
   - Обратите внимание, Сережа, это Постановление вышло лишь два года спустя после тяжелейшей войны. Когда вся страна была в ужасной разрухе. Но Сталин был уверен, что, поддержав все лучшее, что есть в народе - его Веру в светлое будущее - можно будет восстановить страну. А кто сможет это сделать лучше, чем советские писатели?!
   И пункт пятый - "наравне с учеными". В то трудное время науку тоже всячески поддерживали и развивали. Понимая, что без нее у страны нет будущего.
   А теперь скажите, что будущие ваши власти будут делать для поддержки писателей и ученых? НИЧЕГО! А для поддержки обычных учителей, врачей, ветеранов труда и боевых действий, для тех, кто работает на полях и заводах? Не на словах, а для каждого в частности? НИЧЕГО! Из ваших Законов совершенно незаметно исчезнет статья о выделении земельных наделов под строительство домов для ветеранов боевых действий и ветеранов труда. Вам предложат покупать ее за свой счет, но забудут дать на это деньги. А землю эту растащат воры-чиновники, продажные политики, скупят зарубежные банки и фирмы. Землю, за которую проливали кровь ваши отцы и деды, ваши политики-иуды распродадут за тридцать серебрянников.
   Но зато ваши новые вожди буду поливать грязью Сталина. Скромно умалчивая его роль в индустриализации страны и в победе Советского народа в Великой отечественной войне. При этом сами не сделают абсолютно ничего полезного для страны, не победят ни в одной, даже самой маленькой, войне. Стоит отметить, что оба сына Сталина воевали на фронте. А где будут жить дети ваших будущих вождей и высокопоставленных чиновников? Кто из них будет воевать в Афганистане и других горячих точках? По странному стечению обстоятельств они будут жить в Лондоне и Париже, Нью-Йорке и Ницце. Будут купаться в роскоши. И будут поливать грязью страну, у которой они украли будущее. Хотя, вполне возможно, что их самих и капиталы их родителей там будут просто держать, как заложников, воротилы мирового бизнеса? Как держали в заложниках татаро-монгольские захватчики детей русских князей? Дабы их отцы были посговорчивее и делали все, что им скажут? Может быть, пришло время срочно проводить спецоперации по освобождению этих отпрысков и капиталов их родителей? И возвращению их на Родину? Быть может, тогда их родители наконец-то начнут работать не на чужеземного дядю, а на свою страну?
   И еще. В деревнях на Руси традиционно делались запасы на два года - если следующий год, к примеру, будет не урожайный, чтобы можно было дотянуть до последующего урожая. А вы, Сережа, задумывались над тем, что будет, если, к примеру, все супермаркеты и магазины в ваших городах закроют на несколько дней? По каким-нибудь совершенно законным техническим причинам? Для кого-то будет крайне необходима такая зависимость людей от магазинов. И кому-то будет крайне выгодно лишить ваш народ веры в стабильное и светлое будущее?
   - Сергей пожал в ответ плечами. Откуда ему было знать, что произойдет в будущем, когда закроются неведомые ему супермаркеты?
   Князь понимающе улыбнулся. И через мгновение продолжил.
   - Возможно, для вас будет новостью, но у нас нет товарно-денежных отношений. Преобладает натуральный обмен. Нет пенсий. Но зато у нас большие семьи. И настоящим вкладом в будущее являются наши дети, внуки и правнуки. Для которых нет ничего приятнее и почетнее, чем окружить вниманием и заботой своих замечательных прабабушек и прадедушек. Что еще? Традиционно десятая часть собранного урожая идет про запас. Вы уже видели, Сережа, наши подвесные дороги. Они ведут к пещерам. В этих пещерах находятся ледники. Там хранится текущий запас продовольствия - на пятьдесят лет. И стратегический - на более долгий срок. Часть продовольствия идет тем, кто учит наших детей различным наукам и ремеслам. И тем, кто уже не может обеспечить себя сам.
   - Занятно. В детстве отец учил меня, что когда ты заработаешь деньги, десятую часть их ты должен потратить на своих друзей. На тех, кто помог тебе эти деньги заработать. Купить на них подарки и отвезти их в детский дом или в военный госпиталь. Правда, он никогда не подавал нищим.
   - Ваш отец, Сережа, учил вас правильным вещам. Делиться нужно обязательно. И, в первую очередь с теми, кто в этом нуждается. У нас по этому поводу есть такая поговорка: "Когда ты встретишь на своем пути голодного, ты можешь дать ему кусок хлеба. Но будет лучше, если кроме хлеба, ты поможешь ему сделать удочку. И еще лучше, если рядом будет река". Так что подавать нужно не только кусок хлеба, а в первую очередь помогать человеку встать на ноги. И дать ему возможность прокормить самому себя. Подавать же милостыню нищим - это давать деньги уличным бандитам, которые кормятся с этого, довольно прибыльного бизнеса. А, если не секрет, чему еще учил вас батюшка?
   - Он говорил, что моя зарплата - это эквивалент моей полезности обществу.
   - Вот как?! Вынужден огорчить вас, Сережа. Согласно этой формуле, всю свою жизнь вы будете заниматься совершенно бесполезными для общества делами. Четверть века отдадите армии, двенадцать лет будете преподавать в институте. Но обществу все это будет совершенно не нужно. Другие времена, другие будут нужны герои. И другие специальности.
   - А еще он говорил, что лучше бы я был пастухом, чем офицером.
   - Как бы дико это не звучало, но ваш батюшка был прав и в этом. Ошиблись вы с выбором профессии, Сережа. Ошиблись. Хотя, если серьезно, думаю, что ваш батюшка шутил по этому поводу. Это новым властям будут не нужны профессиональные военные, грамотные врачи и талантливые учителя. Но они всегда будут нужны России. Шутил ваш батюшка. Но, если бы вы только знали, сколько в этой шутке горькой правды! И как целенаправленно и успешно будут уничтожать профессионалов в вашей стране ваши новые правители!
   Ох, не радостно будет вам подводить итоги прожитой жизни, Сережа. Не радостно.
   Напоследок хочу добавить, что пожилые люди живут у нас вполне полноценной жизнью. Как в самой Долине, так и во Внешнем мире. Они занимаются творчеством, много путешествуют. К слову сказать, сама Долина необычайно интересна с точки зрения археологии, истории и природоведения.
   После ста лет, если умирает муж или жена, оставшиеся могут стать Проводниками (во Внешнем мире они выглядят лет на шестьдесят-семьдесят). Переход во Внешний мир является для них неким служебным заданием - ибо во Внешнем мире испокон веков были тяжелейшие условия существования. Там очень быстро стареют, получают различные травмы и даже умирают. Но кто-то должен выполнять и эту работу. Ведь помимо своих основных функций, Проводники собирают во Внешнем мире информацию о возможных угрозах нашей Долине. Сопровождают Одинов во Внешний мир и обратно.
   Я обещал рассказать вам о Тоннелях Времени и Лабиринтах Пространства. Вход в них есть практически в любой стране мира. За Тоннели Времени и Лабиринты Пространства отвечают наши Проводники. Как правило, во Внешнем мире выглядят они, как вполне обычные старики. И, как следствие, любые, довольно одинокие и незаметные старики, вполне могут оказаться Проводниками в нашу Долину.
   Я не буду рассказывать вам о том, как их опознать. Это тайна, которую открыть я не в праве. Но одно могу сказать точно - если внимательно относиться к старикам, живущим рядом, помогать им - это не гарантирует, что они непременно проведут вас в нашу Долину. Ибо не все старики являются Проводниками. Но за каждым - долгая и интересная жизнь, опыт и знания, которыми они могут щедро поделиться с теми, кто умеет слушать. Потому что и во Внешнем мире есть то, чему стоит поучиться.
   Наша молодежь поначалу тоже стремилась во Внешний мир. Их, словно магнитом, притягивало к себе все новое. Многие учились там и учатся сейчас, некоторые работали и работают. Но со временем все начинают понимать, что долго находиться во Внешнем мире они не могут. Словно там отравленная атмосфера. И люди. А потому стремятся как можно быстрее вернуться обратно.
   Обучение и воспитание наших подростков ведется по трем основным направлениям: это общеобразовательная подготовка (в том числе, изучение ремесел), обучение массажу и воинским искусствам (включающее в себя оздоровительную систему Одинов - Тай До; об этой оздоровительной системе можно почитать в моей сказке "Дракон по имени Яна". Прим. авт.). При этом девочек учат наравне с мальчиками. И не только военному делу, но и кулинарному искусству. Мы считаем, что научить воевать гораздо проще, чем научить готовить вкусную и полезную пищу. Наставниками у наших детей являются те, кому исполнилось семьдесят лет. При условии, что они не только сами являются признанными экспертами в данных направлениях, но и их дети достигли больших успехов в науке, творчестве и ремеслах.
   Продолжают обучение наши дети в самых престижных учебных заведениях развитых стран мира...
   Сергей почувствовал, что беседа их подходит к концу. А потому задал последний вопрос.
   - Александр Васильевич, а что за украшение висит у вас на тунике? - Сергей давно уже приметил, что такое же украшение носили и Лана, и супруга князя - Лия. Лана - на шее. Лия - как декоративный элемент одежды. Это был небольшой круг из светлого металла, около двух с половиной сантиметров в диаметре (скорее всего, это был дюйм). В центре круга располагался стилизованный трилистник. Но спросить, что это такое, у Сергея все никак не получалось.
   - Это Круг. Круг, который символизирует Равновесие - как основу всех основ. У каждого из лепестков трилистника свой тайный смысл. Первый означает Знания, делающие мир лучше (уважение к опыту старших и открытие новых горизонтов). Второй - Труд, приносящий радость. Третий - Любовь, как источник Творческой энергии. - Князь невольно прикоснулся к своему Кругу. В движении его было что-то очень трогательное и нежное.
   И Сергей невольно поймал себя на мысли, что от идей этого Круга явно веяло трудами старика Конфуция. С его культом учености, уважения к старшим, стремлением к гармонии физического и умственного труда. Но трудно было сказать: Одины взяли за основу учение Конфуция, или Конфуций позаимствовал его у Одинов?
   Вечером того же дня Лана снова читала Сергею какой-то древний трактат. На этот раз об Александре Македонском и последних днях его Империи.
   "В феврале 323 г. да н.э. Александр остановился в Вавилоне, где стал планировать новые завоевательные войны. За пять дней до начала похода против арабов Александр заболел. После десяти дней жестокой лихорадки 10 июня 323 г. до н.э. Александр Великий скончался в Вавилоне в возрасте 32 лет, не дожив чуть более месяца до 33-летия и не оставив распоряжений о наследниках.
   Согласно легенде, Александр перед смертью передал царское кольцо с печатью военачальнику Пердикке, который должен был стать регентом при беременной царице Роксане (предполагалось, что она вскоре родит законного наследника, интересы которого до совершеннолетия будет защищать Пердикка). Через месяц после смерти Александра Роксана родила сына, названного в честь отца Александром. Однако, верховную власть регента Пердикки вскоре стали оспаривать другие военачальники (диадо?хи), желавшие стать самостоятельными правителями в своих сатрапиях.
   Империя Александра фактически перестала существовать уже в 321 г.до н.э. после гибели Пердикки в столкновении со своими бывшими соратниками. Эллинистический мир вступил в полосу войн диадохов, закончившуюся со смертью последних "наследников" в 281 г. до н.э. Все члены семьи Александра и близкие к нему люди стали жертвами борьбы за власть. Были убиты сводный брат Александра Арридей, который некоторое время был царём-марионеткой под именем Филиппа III; мать Александра Олимпиада; сестра Александра Клеопатра. Сын Александра от Роксаны, Александр IV, был убит в 14-летнем возрасте вместе с матерью; тогда же убили и Геракла, сына Александра от наложницы Барсины.
   Империя Александра немедленно после его смерти была разделена между диадохами (его военачальниками) на множество государств. Все эти государства впоследствии были завоеваны Римом".
  
  Глава 6
  
   Уже давным-давно Сергей научился видеть сны "по заказу". Когда не мог решить какую-нибудь сложную задачу, он просто "забирал" ее с собой в свой сон. И во сне находил правильное решение. Вот и в этот раз он взял с собой в свой сон Лану. Не то, чтобы перед ним стояла какая-то слишком уж сложная задача. Просто ему очень хотелось, чтобы она была рядом. И она была рядом с ним всю ночь. И только под утро ему приснилась какая-то ерунда. Приснилось объединение "Химволокно" в Клину, на котором он работал в летние каникулы после 9-го класса (за полтора летних месяца он смог заработать себе на новые ботинки и на катушечный магнитофон; а рабочие из его смены подарили ему тогда письменный набор, состоящий из чернильной и шариковой ручек - на добрую память). В небольшом подмосковном городке это было градообразующее предприятие. Половина города работала на производстве капрона, парашютного шелка, лески и еще чего-то секретного. Словно огромный монстр, это объединение поглощало в свои проходные огромные массы народа. Круглосуточно в три смены. Но во сне Сергея проходные были открыты нараспашку. Редкие путники проходили через них. Вокруг царила разруха и запустение. Повсюду висели объявления "Сдается в аренду", таблички с надписями "Сауна круглосуточно" и "Изготовление тротуарной плитки". Бредовый какой-то сон приснился. Бессмысленный.
   Сергей уже мог подниматься с кровати самостоятельно. Рана на спине быстро заживала, но старая травма позвоночника - все еще давала о себе знать. Как-то так получалось, что по утрам с ним постоянно кто-то находился - то Александр Васильевич, то Лана. И они всегда помогали ему подняться с кровати. Сегодня он решил это сделать сам. Ведь должен же настоящий мужчина хоть что-то делать в этой жизни сам, без помощи стариков и женщин.
   Когда Сергей встал с кровати, он обнаружил, что пол под его ногами теплый. Странно, почему он раньше не замечал этого?! Хотя это было настолько приятно и естественно, что в принципе было понятно, почему он раньше не обращал на это внимание - так уж мы устроены, мы быстрее замечаем и запоминаем плохое, чем хорошее. Да, иногда полезно некоторое время побыть одному, подумал Сергей. Тогда ты начинаешь замечать не только красивую девушку, что находится с тобой рядом. Но и кое-что еще.
   А еще он вспомнил слова своего наставника Шафи о том, что по утрам очень важно уметь "разрывать" привычный ритм: "Ты можешь очень торопиться на работу, опаздывать, не успевать. Но постарайся в этой суете и спешке хоть что-то сделать не спеша. Неспешно побриться, увидеть в чашке чая отражение чего-то интересного. Или просто остановись на мгновение. И посмотри вокруг. И тогда твой день будет гораздо интереснее. И ты заметишь то, мимо чего обычно проносишься на бегу. А это что-то может быть очень важным в твоей жизни. Самым важным!"
   - Ты уже встал? - Раздался голос Ланы. - Вот молодчина! Как себя чувствуешь?
   - Нормально, Лан. Слушай, а пол теплый.
   - А каким же ему быть?
   - Да, и впрямь - каким ему быть?!
   Оказалось, что в Долине бьют термальные источники. Температура воды в них около семидесяти градусов - не слишком комфортная для использования. Поэтому ее пропускают через все дома в качестве отопления, для нагрева полов и частично используют в хозяйственных целях, как обычную горячую воду. Прошедшая через дома Одинов вода поступает в Джештак. Где используется в различных видах бань и купальнях.
   Сергей уже неоднократно слышал об этом Джештаке. Но смутно представлял, что это такое? А потому после завтрака он попросил Лану устроить ему еще одну маленькую экскурсию.
   Джештак был храмом Аполлона и Афродиты. Но никогда еще раньше не приходилось Сергею посещать такие храмы. Потому что храм этот состоял из множества бассейнов, купален, бань и саун на первом ярусе. В правом крыле дворца располагался современный медицинский центр и различные лаборатории. В левом - большой спортивный зал с пятидесятиметровым бассейном. На втором ярусе размещались зоны отдыха, танцевальные площадки и театральные сцены, на которых по вечерам и в праздники выступали музыканты, поэты и актеры. Там же располагались многочисленные классы, в которых юные Одины изучали общеобразовательные науки, учились ремеслам, массажу и музыке.
   Повсюду были установлены скульптуры Аполлона и Афродиты. Посещали Джештак Одины всеми семьями. И не трудно было догадаться, что это было их излюбленное место. Ходили по храму в легких накидках. Но плавали без одежд и купальников. По этой причине вначале Сергею было довольно не комфортно. Не привык Сергей плавать в чем мать родила среди незнакомых людей. Но вскоре он перестал обращать на это внимание.
   Немного поплавав в одной из купален вместе с Сергеем, Лана повела его на экскурсию в медицинский центр.
   Высокий стройный юноша лет семнадцати в тунике терракотового цвета встретил их у входа. Звали его Артуро, он был внуком сэра Родрика, учился в Кэмбридже, но во время каникул проходил в центре практику санитаром. По словам Ланы,его родители были учеными. И работали где-то в Австралии. Артуро показал им операционные, несколько лечебных и физиотерапевтических кабинетов. А затем проводил в палаты к больным.
   Везде была стерильная чистота. Оборудование центра было явно позаимствовано из будущего. Но Сергей почему-то подумал, что позаимствовано из будущего Одинов, а не из Внешнего мира.
   Палаты были очень просторными и светлыми. Состояли из нескольких комнат. С большим количеством зелени и цветов. И больше напоминали традиционные дома Одинов со стенами-аквариумами, чем лечебные заведения. Палаты были рассчитаны на двух человек. Но, по словам Артуро на сегодняшний день в центре находилось всего трое больных. Поэтому они лежали по одному человеку в палате. Что, по его мнению, было не совсем правильно. Потому что, когда пациенты лежат с кем-то рядом - они быстрее становятся на ноги.
   В первой палате лежала девушка лет восемнадцати. У нее была ампутирована рука после железнодорожной катастрофы.
   - А разве у вас есть железная дорога? - Искренне удивился Сергей.
   - Ну, что вы! Конечно же, нет! - Улыбнулся Артуро. - Хотя даже если бы она и была, у нас в Долине практически невозможно попасть в катастрофу. И даже в дорожно-транспортное происшествие. Ведь это всего лишь вопрос организации и безопасности движения. А он решен у нас давным-давно. Наши пациенты, как правило, получают свои травмы и болезни во Внешнем мире. У нас они только лечатся.
   Молодые люди поздоровались с девушкой. Она кивнула им в ответ. Все ее внимание было сосредоточено на небольшом пушистом котенке, бегающем у нее по кровати и пытающемся поймать солнечного зайчика, который отражался от блестящей поверхности какого-то аппарата. Сергей мысленно назвал его аппаратом Илизарова.
   Тем более что он действительно чем-то был на него похож. Аппарат представлял собой тончайшие металлические нити и "кольца" со "спицами", проходящими через костные и мышечные ткани, оставшиеся от ампутированной руки. Все это было помещено в прозрачную капсулу с питательным раствором. И, судя, по проводам и небольшим приборам, подсоединенным к капсуле, в раствор постоянно подавались какие-то электромагнитные импульсы.
   Кроме костей аппарат растягивал и наращивал нервные окончания и мышечные ткани. Какой-то молодой человек постоянно что-то контролировал и регулировал в этом аппарате. Одновременно с этим, еще несколько человек, словно в детском конструкторе, добавляли и вживляли в нужных местах хрящевую ткань, связки и сухожилия. Формируя таким образом новую руку.
   Насколько Сергей помнил, аппарат, разработанный хирургом Гавриилом Абрамовичем Илизаровым, позволял "вытягивать" кости со скоростью порядка одного миллиметра в день. Артуро сказал, что аппарат, который использовали Одины, в сутки "наращивал до сантиметра костной и мышечной ткани. И добавил, что, по его мнению, это очень медленно. Но, с другой стороны, не все то, что делается быстро - хорошо. А так "новая" рука практически ничем не будет отличаться от старой - разве что она будет полностью идентична неповрежденной руке. В природе так не бывает, но пациенты на это обычно не обращают внимания. Главное, что уже через месяц у этой девушки будет новая рука.
   А вообще-то, лишь наращивание и формирование связок, сухожилий и хрящевой ткани были довольно тонкой работой. Вытягивание нервных окончаний, мышечных и костных тканей, по словам Артуро, было совсем не сложным. Хотя придание конечных форм этим тканям так же требовало довольно виртуозной работы.
   Молодежь решила не мешать врачам и направилась во вторую палату.
   Во второй палате находился молодой человек с компрессионным переломом позвоночника. Он лежал на животе, а девушка, которую несколько дней назад фотографировал в своей студии князь Александр Васильевич, делала ему массаж. Она кивнула головой Сергею с Ланой, как старым знакомым. И одарила Артуро той самой необыкновенной улыбкой, которой обычно обмениваются влюбленные пары.
   - П-с-с. - Произнесла она, адресуя эти звуки и свою очаровательную улыбку Артуро.
   - П-с-с. - Произнес он в ответ и тоже улыбнулся.
   Прозвучало это не просто, как приветствие, а как некий пароль.
   - Привет, Энни!
   - Привет, Лана! Здравствуйте, Сережа!
   Продолжая делать массаж, Энни рассказала, что пациента зовут Эриком. Но между собой друзья называют его Грюндиком. За то, что он прекрасно играет практически на всех известных музыкальных инструментах. И добавила, что массаж, который она делает, позволит ему быстрее подняться на ноги.
   - Вы тут все просто помешаны на этом массаже. - С улыбкой произнес Сергей.
   - Есть немного. - Согласился с ним Артуро. И посмотрел на Энни с такой теплотой и нежностью, что она даже немного смутилась.
   - Ничего вы не понимаете! Если пациент после травмы позвоночника начнет усиленно разрабатывать те мышцы, которые у него и так работают - к примеру, мышцы рук, то мозг воспримет это, как некую команду - что руки пациенту нужны, а ноги - нет. Раз он ими больше не пользуется. И тогда к ним моментально прекратится подача крови, лимфатической жидкости и кислорода. Ноги начнут усыхать и отмирать прямо на глазах. Чтобы этого не произошло, с первых же дней травмы мы начинаем активно разрабатывать "временно неработающие" мышцы массажем, пассивными движениями и различными физиотерапевтическими процедурами. Чтобы мозг не давал разных "неправильных" команд. При этом раз эти мышцы тоже работают, то и нервные окончания начинают прокладывать себе все новые "магистрали". Взамен поврежденным. Вот так!
   С помощью Артуро Энни перевернула пациента на спину. Помогла ему надеть тунику и опуститься на пол. Молодой человек оказался юношей лет тринадцати. Довольно бледный, но с хорошо развитой мускулатурой. А главное, в его глазах было столько жизни и уверенности в выздоровлении, что всем сразу становилось ясно: его проблемы с позвоночником - всего лишь дело времени.
   На полу в палате тем временем полным ходом шла война. Металлические воины, сантиметров в пятнадцать высотой, в синих доспехах воевали с белыми воинами. У каждого из них был миниатюрный арбалет, стреляющий метров на пять небольшими деревянными стрелами. Часть "синих" воинов располагалась в крепости, часть - в лесу и в горах. Белых воинов было гораздо больше. И они шли на приступ крепости. Небольшой резерв их готовился отразить нападение воинов, скрывающихся в лесу и в горах. Лана возглавила этот резерв. Артуро - "лесных" воинов. Энни - "горцев". Сергею достались воины, защищающие крепость, а Эрику - те, что шли на штурм крепости.
   Правила игры были довольно простыми. Каждый воин имел право на один выстрел по противнику. А после этого мог переместиться на один круг в любую сторону (тут Сергей заметил, что весь пол комнаты был покрыт небольшими кружками на расстоянии тридцати сантиметров друг от друга). "Прицеливать" и перемещать каждого воина приходилось вручную. Но залп они делали одновременно по сигналу с пульта дистанционного управления, который был у каждого игрока. Перезарядка арбалетов производилась автоматически. После десяти залпов, запас стрел у воинов заканчивался, и нужно было пополнять его теми стрелами, что валялись повсюду. И заряжать их уже вручную.
   Усвоив правила, они полчаса с упоением играли в солдатиков. Забыв о том, что уже взрослые, они снова погрузились в мир детства и в мир игр.
   - Я попала. - Радостно кричала Лана, поразившая стрелой какого-то командира "синих".
   - А как мои воины ловко обошли твой резерв! - Пытался перекричать ее Артуро.
   - Но зато мои горцы нанесли "белым" самый большой урон. - Энни просто светилась от восторга.
   - А я смог взять крепость! - Эрик был доволен не меньше. После всех этих перемещений по полу он выглядел немного уставшим. Но очень счастливым.
   Сергей молчал и таинственно улыбался. Его воины оставили крепость и лихой фланговой атакой наголову разбили воинов Эрика, пытающихся захватить крепость. Но на это никто не обращал внимания. Это была игра. И в ней не было проигравших!
   Вскоре в палату пришел пожилой Один, наставник Эрика. Впереди у Эрика были школьные уроки. А вечером - занятия живописью и чтение. По словам Энни, занятия живописью и чтение были не менее важны, чем школьные предметы и лечебные процедуры. Ведь на протяжении всего дня Эрик усиленно занимался лечением. А по вечерам он оставался наедине с самим собой. И со своими сомнениями, которые могли перечеркнуть весь положительный эффект от лечения. Живопись же и древние трактаты позволяли ему настроиться на более позитивный лад. И не оставляли времени для сомнений в благоприятном исходе лечения.
   Ребята решили не мешать Эрику. Попрощались с ним и его наставником. И откланялись.
   Энни пошла в какой-то процедурный кабинет. Артуро решил проводить ее.
   - А что такое П-с-с? - Не удержался Сергей от вопроса, когда ребята их покинули.
   - П-с-с? - Переспросила его Лана. - "П-с-с" - это сокращенное название "Парка ста стран". Ты, наверное, видел, у озера - множество зданий. Они являются точной, но немного уменьшенной, копией тех зданий и сооружений, которые реально существуют во Внешнем мире. Зато внутри, в интерьерах, обстановке и прочих мелочах в них все повторено с поразительной точностью. И они позволяют молодым людям лучше подготовиться к поездкам в те страны, в которых им предстоит учиться или работать. Это и есть "Парк ста стран". А в устах молодежи его название звучит, как пароль и одновременно приглашение на встречу в парке - "П-с-с".
   - Забавно! Получается, что за нашими спинами Артуро пригласил Энни на свидание?
   - Да, Артуро и Энни - пара. Ты заметил у Артуро на тунике ленточку оливкового цвета? По нашим обычаям это значит, что они могут встречаться, изучать друг на друге основы массажа и кое-что еще. - На последних словах Лана загадочно улыбнулась.
   - Лан, а что будет с той девушкой, когда ей восстановят ампутированную руку? Как она сможет вернуться во Внешний мир? И как все сможет объяснить. Ведь ей же никто не поверит!
   - А она уже не вернется во Внешний мир. Дабы там не возникало лишних вопросов, после таких операций Одины навсегда остаются в Долине.
   - А если у нее остались там близкие люди? Наверное, тяжело знать о том, что ты больше никогда их не увидишь? Даже если этот Внешний мир и не приспособлен для жизни, но там ведь тоже могут быть те, кто тебе по-настоящему дорог.
   - Ты прав. Но таковы правила!
   - Да, правила не всегда бывают гуманны. Но, с другой стороны, хорошо, что вы отслеживаете судьбы своих соплеменников во Внешнем мире. И помогаете им при необходимости.
   - Нет, Сережа. Не отслеживаем. Если бы у нас возникло желание отслеживать будущее каждого Одина, пришлось бы создать огромный штат клерков. Что-то наподобие Министерства Наблюдателей. И половина племени вынуждена была бы контролировать другую половину. К тому же, нашим старейшинам дано знать будущее. Вполне возможно, что у многих из нас возник бы соблазн изменить его. Кто-то может сказать, что это очень здорово, когда каждый знает свое будущее. И может корректировать его в нужном себе русле. Увы, человечество это уже проходило неоднократно, когда благими намерениями выстилало себе дорогу в ад. Поэтому будущее знают только наши старейшины. Но будущее человечества, а не каждого человека в отдельности. Мы отслеживаем только те процессы, которые могут угрожать нашей Долине. Не более того! Будущее же наших соплеменников находится в их руках. И поэтому живут они практически так же, как и обычные люди. В том числе, и во Внешнем мире. Они так же ошибаются, так же попадают в аварии и так же гибнут. Как и обычные люди. Возможно, только не так часто. И только попав в беду, они могут обратиться за помощью к Проводникам.
   Да, мы стараемся помогать нашим соплеменникам, попавшим в беду. И после несчастных случаев Проводники стремятся, как можно скорее переместить их в Долину. А уже здесь мы их лечим, "ставим на ноги". Хотя успеть получается не всегда. Но мы не контролируем их каждый шаг ни в Долине, ни во Внешнем мире. И никогда не будем этого делать.
   В отличие от вас. Ведь уже через несколько лет во всем мире станут необычайно популярны сотовые телефоны. Это будет очень удобно. Можно будет позвонить своим близким в любое время и практически из любого места. Сотовая связь подарит свободу. И навяжет рабство. Люди станут рабами "сотовых трубок". Попробуй не подними ее, и не ответь на звонок, потом твои близкие будут несколько дней упрекать тебя во всех мыслимых и немыслимых грехах: "А почему ты не поднял трубку? У тебя же был телефон!". И уже не будет возможности просто насладиться одиночеством, спокойно отдохнуть.
   Но зато станет очень удобно всех контролировать: через мобильные разговоры и Интернет. По ключевым словам спецслужбами будет вестись запись разговоров и контроль электронной переписки. И это будет сделать гораздо проще, чем раньше было прослушивать проводные телефоны или вскрывать конверты с письмами. Станет очень удобно определять местоположение того, у кого есть сотовая трубка или переносной компьютер. На основе полученных сведений, под предлогом борьбы с терроризмом и укрепления демократии, можно будет вламываться в любые дома, обыскивать любые помещения без понятых. А тех, кто не откроет дверь, объявлять террористами и убивать без суда и следствия.
   Даже выключенные телевизоры и компьютеры будут передавать в специальные центры изображение того, что происходит в комнате. И люди начнут сходить с ума от постоянного тотального контроля их личной жизни и невозможности хотя бы на мгновение побыть наедине с собой.
   Мы никогда не пойдем по этому пути!
   За разговором Лана с Сергеем подошли к следующей палате. Лана сказала, что в ней лежит женщина лет тридцати. И у нее рак груди. Правда, когда они вошли в палату, то обнаружили пустую кровать. И двух девушек, сидящих за большим лабораторным столом. Они рассматривали что-то в электронные микроскопы, проводили какие-то исследования и записывали результаты. Рядом на стеллаже стояло несколько клеток с мышами. В прозрачных стеклянных контейнерах лежали какие-то сушеные травы и цветы.
   Одна из девушек, увидев гостей, вскочила из-за стола и бросилась обнимать Лану. Радостно осматривая ее и любуясь. Изредка девушка бросала взгляды и на Сергея. Потом сделала полшага назад и слегка наклонившись, представилась.
   - Я - Люка. Старшая сестра - этой юной и очаровательной девушки! Думаю, она уже рассказывала вам обо мне?! И надеюсь, что только хорошее?
   - Не-е-ет! Не рассказывала! - Радостно произнесла Лана. - Ты - сюрприз!
   "Сюрприз" работал в центре старшим микробиологом. И разрабатывал лекарства для лечения ВИЧ, онкологических и других тяжелых заболеваний. А девушка, которая сидела с нею рядом, была ее пациенткой. По словам Люки, лечение - это совместная работа врача и пациента. Если даже кто-то один из них будет работать "спустя рукава", процесс лечения может затянуться. Поэтому в разработке новых лекарств и новых методик лечения пациенты у Одинов всегда принимали самое активное и плодотворное участие.
   Сергей уже догадался и сам, что онкологические заболевания, как и многие другие, приходили в Долину из Внешнего мира. И к их появлению Одины предпочитали готовиться заранее. Поэтому изучали эпидемии и болезни Внешнего мира, еще до того, как они придут в Долину. И заранее разрабатывали необходимые для лечения лекарства и вакцины. А потому для пациентов их активное участие в лечебном процессе являлось еще и дополнительным стимулом - вылечиться не только самим, но и разработать механизмы защиты для своих соплеменников.
   - Да, для нас перемещения во Внешний мир смертельно опасны. - Подтвердила его догадку Люка. - Несмотря на нашу сильную иммунную систему и "чистую генетику". Но все равно, Внешний мир слишком агрессивен даже для нас.
   - А что такое "чистая генетика"? - Не удержался от вопроса Сергей.
   - Видите ли, Сережа, уже доказано, что травмы, болезни и ранения передаются по наследству. На генетическом уровне. За столько лет непрерывных войн и революций, эпидемий и болезней жители Внешнего мира накопили такое количество генетических проблем для своих детей и внуков, что нести это бремя им становится не по силам.
   Глупо скрывать, уже сейчас среди вас практически нет здоровых людей. Есть лишь очень короткий отрезок жизни, когда некоторые из вас считают себя условно здоровыми. Вопрос лишь в том, насколько их заблуждения соответствуют реальному состоянию их организма.
   В отличие от вас, за двадцать четыре века пребывания на Шелковом пути, мы ни разу ни с кем не воевали. У нас нет болезней современного общества: алкоголизма, наркомании, аллергии, онкологических, простудных и других заболеваний. Мы НЕ БОЛЕЕМ до глубокой старости! Практически до самой смерти. И умираем не от болезней, а потому что приходит срок. Вы едва ли можете представить, что это значит - не болеть совсем. На протяжении всей своей жизни. И вы едва ли сможете понять, насколько мы отличаемся от вас генетически. И что такое двадцать четыре века без войн. У нас даже дети умеют определять болезни разных органов по теплоотдаче (воспалительные процессы, как правило, сопровождаются повышением температуры), визуально или по цвету ауры. Вы даже представить не можете, насколько у нас лучше зрение, слух, память, обоняние и интуиция. Мы знаем нескольких языков, включая язык птиц и животных. Умеем читать мысли и передавать их на расстояние. Когда-то все эти навыки были и у вас. Но вы так легкомысленно их растеряли!
   - Да, как-то не верится, что люди могут жить без болезней... - Задумчиво произнес Сергей.
   - Скажите, а вы, когда воевали, часто болели гриппом или простудой? - Спросила его Люка
   Да, это действительно было так - за год службы в Афганистане Сергей ни разу не болел простудными заболеваниями (тиф и малярия - не в счет), как впрочем, и многие другие его товарищи. Возможно, на войне, в условиях сильнейшего стресса, организм мобилизует свои скрытые иммунные резервы - и люди действительно реже болеют? А, может быть, все гораздо проще - на войне на такие "мелочи", как простуда - просто не обращают внимания?
   Он не успел ответить, как Люка продолжила свой рассказ.
   - Болезнь довольно часто бывает уделом бездельников. Сильные духом люди обычно находят занятия поинтереснее. Так же, как и те, кто занят делом - болеют гораздо реже. Не даром ведь чукотские оленеводы считают, что болезни и беды чаще заглядывают в те яранги, где для них всегда открыт полог. Когда же к вашим генетическим проблемам приплюсовываются экологические проблемы, нестабильное общество и отсутствие уверенности в завтрашнем дне - сама болезнь становится привычной формой существования для многих ваших соплеменников. Ибо другой жизни они просто не знают.
   А что касается "чистой генетики", в центре мы проводим довольно много исследований. В том числе, и на подопытных мышках. Некоторые результаты наших наблюдений выходят за рамки наших исследований. Но бывают очень занятными.
   В частности, мы давно уже приметили такой факт: что если из клетки, в которой проживает мышиная семья (и самка беременна) убрать самца, а вместо него посадить другого - у самки вскоре произойдет выкидыш. Словно сама природа подаст ей "сигнал" - раз предыдущий самец "пропал", значит, он был "генетическим браком" - его поймала кошка, он попался в мышеловку либо не смог найти дорогу обратно. По этой причине необходимо как можно скорее избавиться от его генетического "продолжения" (потомства), чтобы скорее обзавестись потомством от нового, "правильного" самца.
   Когда в прошлом веке наши предки уходили от "просветителей" Абдурахмана, женщины и их мужья разговаривали со своими еще не рожденными детьми. Рассказывали им о том, какие трудности предстоит перенести в ближайшем будущем их племени. И о том, что рождение их в данный момент не желательно. В результате у женщин на первых месяцах беременности плод просто "рассасывался" (вы в это не сможете даже поверить!), на более поздних сроках происходили выкидыши. Достигнув Долины, наши женщины очень быстро забеременели снова. И родили крепких и здоровых детей.
   Для ваших женщин подобное просто невозможно. Но зато у вас в ходу частые аборты, убивающие возможность рожать в будущем. При родах у вас все чаще и чаще используется кесарево сечение. Но ведь всем известно, что за время выхода плода из утробы матери, он испытывает большие физические перегрузки, которые включают его адаптационный механизм. Кесарево сечение лишает плод этой защиты. И ребенок изначально рождается "открытым" для разных болезней, бед и несчастий.
   - Но это еще не все! Вы, Сережа, задумывались, что произойдет с вашей страной, когда "продовольственная безопасность" ее будет окончательно разрушена? Ведь уничтожив свое сельское хозяйство, вы будете вынуждены питаться импортными продуктами. Неужели вы и впрямь думаете, что их производители будут заинтересованы в сильной и процветающей России? Боже, как же вы наивны! В этих продуктах и в их упаковке будут не только эстрогены - женские ферменты. Думаю, Лия вам уже рассказывала о них. Разумеется, все это не случайно. Ибо это вопросы геополитики и "освобождения" земель от "ненужного населения". И один из наиболее эффективных способов это сделать - феминизация населения. Уничтожение мужского начала у мужчин. Все больше и больше будет появляться у вас геев и одиноких людей. И все меньше будет рождаться здоровых детей у "коренного" населения. Избыток эстрогенов у женщин приведет к тому, что они начнут утрачивать чувственность. При том уровне экологии, что будет у вас, при "странном" желании девушек сделать карьеру и долгих годах изучения ими совершенно не нужных им знаний - Закон отмирания функций за ненадобностью начнет действовать с удручающей скоростью. Ваши девушки перестанут получать божественную энергию в процессе ежедневных занятий любовью. И будут получать лишь сотую часть того наслаждения, которое могли бы получать. Они будут превращаться в роботов, одиноких и несчастных, мечтающих о любви и принцах, но катастрофически быстро стареющих и не находящих в себе силы, чтобы хотя бы попытаться хоть что-то изменить в своей жизни.
   При этом молодых людей годных к строевой службе, но не "отмазавшихся" или не "откосивших" от нее, они будут воспринимать, как генетический брак. Непрерывные войны выбьют самых лучших, самых смелых, самых совестливых. Останутся "приспособленцы". Девушки будут рожать детей от них. От тех самых "правильных мышек-самцов", которые всегда будут "уцелевать" при всех режимах и властях. Не потому, что они смелее, сильнее и умнее. А потому, что хитрее. Когда их девушек будут насиловать бандиты, они даже не попытаются их защитить - ведь это может быть себе дороже. В лучшем случае предложат им чуточку потерпеть. С такими "самцами" вскоре некому будет защищать и страну.
   Ваши дома завалены лекарствами и становятся все больше и больше похожими на больничные палаты. Словно уже запущена программа самоликвидации человека - вы уничтожаете сами себя. И уже не замечаете, как на смену привычным заболеваниям приходят совершенно экзотические - такие как СПИД, птичий грипп, спонтанное рассасывание костей. И многое другое.
   Вскоре вы узнаете, что такое электромагнитный смог. На словах ваши политики будут ратовать за здоровый образ жизни, на деле навязывая "ненужному" на их взгляд населению физическую немощь. В то время как США будут помешаны на аэробике, Китай - на У-шу. В странах, которые растут и развиваются, все больше и больше внимания будет уделяться рождению здоровых детей, реальному долголетию и укреплению здоровья. У вас - разговорам. И по-настоящему здоровый образ жизни будет доступен только богатым и очень богатым господам.
   Разговоры о повышении продолжительности жизни станут активно использоваться вашими нечистоплотными политиками. Которые будут заявлять, что в стране за последний год она возросла еще на год-два-три-двадцать-тридцать-сто лет. Хотя реальные данные исследований будут говорить совершенно об обратном. Но кто ж их проверит?! И будут скромно умалчивать о том, что повышение рождаемости в стране достигается за счет некоренного населения. Что болезни все больше и больше молодеют. А смертельно больным людям даже лишний год такой "жизни", поверьте, уже будет не в радость.
   У вас будут принимать Программы по повышению рождаемости. За рождение детей будут платить! Не за рождение и ВОСПИТАНИЕ умных, честных, талантливых, образованных и здоровых детей. А просто за рождение! И это станет кормушкой для деклассированных элементов - рожай больше! А воспитывать - пусть государство воспитывает. И перевоспитывает. И лечит.
   И не важно, что дети у них рождаются с кучей врожденных патологий и наследственных болезней. Раз государство платит - пусть получит! И пусть само разгребает то, что получило.
   - Уже очень скоро вашим правителям станет выгодно уменьшение численности населения (разумеется, на словах оно будет всячески скрывать это). Ибо вскоре вашей страной будут править не здравый смысл и мудрые правители, а лишь интересы корпораций. Которым будет выгодно больное общество - им легче управлять. И это не вопрос хороших или плохих вождей. Просто они будут поставлены или куплены различными корпорациями. И будут верой и правдой служить только им. А не своему народу.
   Общество будет подсажено на лекарства и биодобавки. С телеэкранов и страниц модных журналов ему будет всячески внушаться, что без этих лекарств люди не смогут быть не только здоровыми, но даже красивыми и счастливыми. Ваши ученые забудут, умышленно или по незнанию, что излечивают не только лекарства, но в первую очередь - ПРИРОДА. И начнут убивать саму природу.
   Борьба с излишним весом и фармакология превратятся в многомиллиардный бизнес. В котором любой вылечившийся пациент будет восприниматься, как потерянный клиент. А значит, лечить будет ВЫГОДНО. А вот вылечивать - НЕТ. Люди с переменным успехом будут бороться со своими проблемами. Но не с причинами, их вызывающими.
   - Люка, ты совершенно утомила нашего гостя своими рассказами! - Подала голос Лана. - И ты совсем забыла, что Сережа - не Один. Ему не ведомо будущее. А то, о чем ты рассказываешь, еще не наступило! Ведь так, Сереж?
   Сергей неопределенно пожал плечами. Вообще-то рассказ о мышках ему показался довольно интересным. Но фантазии о будущем его страны - слишком уж мрачными. И даже чем-то неприятными. Поэтому он постарался мягко перевести разговор в другое русло.
   - А что, разве можно вылечить больных раком? Неужели для этого уже есть лекарства?
   - У нас не бывает неизлечимых больных. И с онкологическими заболеваниями мы научились справляться уже довольно давно. - С нескрываемым чувством гордости произнесла Люка. - Основные лекарства мы получаем из трав и водорослей. Они нужны нам для пробуждения скрытого потенциала человеческого организма. Потому что в самых тяжелых случаях человек может вылечить себя сам - ему нужно только помочь в этом!
   Ваши ученые сделали упор на операционное вмешательство и фармакологию. Возможно, потому что не могут найти необходимые растения в природе. И в этом нет их вины!
   Ведь даже животные, которые живут испокон веков среди людей, перенимают не только их привычки, но и их болезни. У кошек и собак появляются ожирение, камни в почках, кариес. Так и растения, которые растут неподалеку от жилищ людей, впитывают в себя не только плохую экологию, но и карму больных людей. Такие растения уже не могут никого спасти. К счастью, наша Планета еще пытается нам помочь. И на ней еще есть довольно много укромных уголков, в которых растут растения, способные вылечить практически любые заболевания.
   - Так что пока мы живы, у нас есть шанс и есть надежда. - С улыбкой произнесла Люка. - Просто мне, чисто по-женски, искренне жаль ваших девушек. Жаль, что их "женский век" слишком краток. К сожалению, в молодости они совершенно не задумываются об этом. Они думают, что всегда будут юными и красивыми. Но это не так. Ваши ужасные мегаполисы, плохая экология, тесные одежды, болезни, неуверенность в будущем, ваш традиционный образ жизни даже самых красивых женщин к сорока годам превращают в древних старух. Это ужасно! А они даже не пытаются хоть что-то изменить в этом. Либо пытаются, когда изменить что-то становится уже слишком поздно.
   - Люк, ты же сама знаешь, наши девушки испокон веков посвящали и посвящают себя творчеству и любви. - Снова присоединилась к разговору Лана. - Как впрочем, и мужчины. А работа для нас всегда была лишь формой активного, творческого отдыха. Во Внешнем мире люди живут иначе.
   - Да, иначе. - Произнес Сергей. И почему-то невольно вспомнил своих разведчиков, которые вынуждены были рисковать своими жизнями, терпеть неимоверные тяготы и лишения непонятно ради чего. Вместо того, чтобы жить в уютных домах, красивых городах и деревнях. Любить своих очаровательных жен, воспитывать своих замечательных детей. Работать, жить и творить. - Я только не пойму одного. Почему?
   - Все очень просто, Сережа. - Ответила ему Люка. - У нас нет супербогатых людей. Но нет и бедняков. Мы все богаты - материально и духовно. Когда каждый по мере своих сил и способностей приносит пользу племени - племя становится богатым и сильным. И не только в материальном плане. Тогда появляется возможность посвятить свою жизнь любви и творчеству.
   Когда труд приносит удовольствие, он перестает быть утомительной обязанностью. Ведь еще Карел Чапек писал, что если ты будешь заниматься любимым делом, тебе ни одного дня в жизни не придется ходить на работу. Подразумевая, что тебе ни одного дня в жизни не придется заниматься нелюбимым делом. Мы занимаемся любимым делом. Вот так!
  
   Глава 7
  
   - Лан, у вас такие все талантливые... - С легкой грустью в голосе произнес Сергей, когда они вышли из Джештака. - Неужели среди Одинов нет обычных людей, которые просто выращивают хлеб, но при этом по вечерам не рисуют картины и не занимаются в свободное время микробиологией?
   - Сережа, а это и есть нормальные люди. Люди, а не роботы, делающие с утра до вечера монотонную и бессмысленную работу в офисе. Наши боги создали нас по своему образу и подобию. Создали творцами и разносторонне развитыми личностями. Как, впрочем, и других людей. Но многие об этом просто забыли. Забыли о том, что они способны на гораздо большее, чем думают. И вместо того, чтобы стремиться к совершенству, каждый день становиться лучше, чем были вчера, многие предпочитают тратить свою жизнь на пустое. Ведь везде, и во Внешнем мире тоже, люди рождаются гениальными. Но своей ленью, нерешительностью и неуверенностью в своих силах убивают эту гениальность. Мы же даем ей возможность расти и развиваться.
   - Лан, знаешь, давно хотел спросить тебя о ...
   Лана привычно продолжила его вопрос. - "... о том, как мы занимаемся любовью"? Какой ты, право, любопытный! Знаешь, рассказывать очень долго. Я тебе лучше покажу. Ладно?
   - Ладно. - Ответил немного опешивший Сергей. Он все никак не мог привыкнуть к тому, что Одины умеют читать мысли. И явно не ожидал услышать такое предложение. Хотя, что скрывать, мечтал об этом все последние дни.
   Когда они вернулись домой, Лана первым делом повела его в душ. Правда, на всякий случай, сразу предупредила его о том, что сегодня у него довольно пассивная роль - ученика и зрителя. Он может ее касаться, может говорить ей разные ласковые и нежные слова. Но не более того! Потому что совместный душ у Одинов - это не повод для приставания. А всего лишь начало любовных игр. Сегодня они просто играют.
   Игра была более чем приятной. Они тщательно намыливали другу друга мыльной пенкой на основе трав и морских минералов (от пенки исходил ярко выраженный запах ментола, и она обладала необычайно сильным освежающим эффектом). Долго и старательно терли друг друга мочалками из водорослей. Лана обратила внимание Сергея на то, что партнер должен "правильно пройти" мочалкой по спине вдоль позвоночного столба (якобы самому это сделать невозможно). По ее словам, в этом движении скрыт не только сильный массажный эффект, но в нем много и совершенно мистических составляющих - и после такого душа человек испытывает необыкновенную легкость и ощущение полета.
   - Какой же ты чумазый. - С совершенно серьезным видом произнесла Лана. - Просто хрюндель какой-то. Настоящий хрюндель! Давно уже надо было тебя помыть!
   - Ну, во-первых, я уже мылся в этом месяце. Или в том, не помню точно. А во-вторых... Знаете, сударыня, если человека постоянно называть "хрюнделем", он рано или поздно захрюкает. - Сергей постарался произнести эти слова с таким же серьезным видом, как и она. Но это у него не слишком получилось. Наслаждение от всего происходящего просто сквозило в каждом его слове.
   - Да, захрюкает. - Согласилась Лана. - От удовольствия. Но это не страшно!
   После душа молодые люди пошли в... столовую. Это было более чем неожиданно. Все-таки у Одинов все было не как у людей! Сергей почему-то думал, что они задержатся в душе. Или же переберутся в спальную. Хотя стол в столовой тоже вполне мог ...
   - Не торопись! - Произнесла Лана. - Я же сказала, что душ - это не повод для приставаний. А всего лишь ПРЕЛЮДИЯ. Вы во Внешнем мире уделяете ей слишком мало внимания.
   - Да, но ты сказала, что покажешь, как Одины занимаются любовью! Ты обещала! - С наигранным возмущением произнес Сергей.
   - Ну, обещала, обещала. - Передразнила его Лана. - Я тебе лучше расскажу, что они делают дальше.
   - Интересно, а кому от этого будет лучше? - Озадаченно переспросил ее Сергей.
   - Всем. - С видом самой серьезной в мире учительницы начальных классов, только что окончившей педагогический институт, произнесла девушка. - И тебе тоже.
   В голосе ее прозвучали нотки обещания. И Сергей понял, что это тоже игра - продолжение прелюдии. А когда ты догадываешься, что девушка тебя любит, а не просто "динамит", такая игра становится необыкновенно приятной. Потому что в любой игре очень важно не только знать ее правила. Но и то, что в конце игры тебя ждет самый приятный в мире приз!
   За обеденным столом в этот день они были вдвоем. Александр Васильевич и Лия уехали по делам в соседнюю Долину. И Лана продолжила свой рассказ.
   В нашем племени, как и во многих других племенах, есть будни. И есть праздники. В будни после совместного душа, муж традиционно делает массаж своей любимой жене. Затем жена делает массаж своему любимому мужу. Незаметно массаж превращается в любовные игры. А там и до занятий любовью уже рукой подать.
   При этом мы твердо убеждены, что в процессе занятий любовью вырабатывается "тонкая" (божественная) ЭНЕРГИЯ, КОТОРУЮ НЕОБХОДИМО РЕАЛИЗОВЫВАТЬ В ТВОРЧЕСТВЕ (Сергей вспомнил, что Люка, сестра Ланы, тоже что-то говорила им о творчестве и божественной энергии).
   Другими словами, после "этого" супруга шла готовить ужин в "мужниной" тунике (по словам Ланы, и во Внешнем мире, многие девушки любят после "этого" щеголять в рубашках своих возлюбленных). Мы считаем, что духи-защитники мужа, таким образом, получают возможность распространить свой протекторат на тех, кто ему дорог. Хотя, скорее всего, на самом деле все гораздо проще - вместе с потом мужа, впитавшимся в рубаху, супруга получает микродозы веществ, стимулирующих ее иммунную систему.
   Пока жена готовит ужин, муж занимается каллиграфией, резьбой по дереву или кости, рисует картины, кует в небольшой домашней кузнице какие-нибудь забавные безделушки, делает ювелирные украшения. Не трудно догадаться, что благодаря своей любимой богине и покровительству той самой "тонкой" энергии, ужин у жены получается гораздо вкуснее, а поделки мужа превращаются в настоящие шедевры. Наверное, ты и сам замечал, как важно уметь не только разрушать, но созидать и творить. И тем более, делать все это с ЛЮБОВЬЮ.
   Не открою большой тайны, если скажу, что у нас мужья довольно часто готовят ужин сами, а жены тем временем могут рисовать, что-то вырезать, заниматься ковкой. В этом нет ничего предрассудительного. Ведь многие блюда мужья готовят гораздо лучше жен. К тому же, все это - некая разновидность любовных игр. А мы убеждены, что без подобных игр наш мир был бы слишком скучен, сер и однообразен...
   После ужина и небольшого перерыва супруги снова занимаются любовью?! И в этом причудливо проявляется широко распространенное в нашем племени понятие "Ни тен" (в переводе с японского - "Два неба"). Мы полагаем, что "второй раз" символизирует "иной" путь. И тоже расширяет наши возможности и ощущения.
   Все это называется у нас "буднями". Выходные и праздничные дни наши соплеменники посвящают походам с детьми в любимые места, ходят в гости к друзья. Посещают Джештак и Парк Ста Стран. Дарят друг другу подарки - свои творения или привезенные из Внешнего мира: картины известных мастеров, ювелирные украшения, красивые вещи и милые безделушки. Мы уверены, что если не делать этого, не видеть в глазах любимых восхищения и восторга - значит, обкрадывать самих себя. Лишая чего-то очень важного и бесценного в жизни.
   В эти дни в наших домах множество цветов, горят свечи и ароматические палочки. Это дни, когда мы сами становимся чем-то похожими на богов. Потому что посвящаем это время друг другу...
   - Лан, но ведь невозможно заниматься любовью практически ежедневно. - Прервал ее Сергей. - Да еще по несколько раз в день! Ведь с возрастом физические возможности в этом плане заметно снижаются.
   - Кто это сказал? Какие глупости! Дышать же на протяжении всей своей жизни человек не устает! Почему же он должен уставать от занятий любовью? Все это лишь вопросы семейных традиций, здорового образа жизни и тренировок. Просто во Внешнем мире ваши девушки слишком рано сталкиваются с инфекционными заболеваниями, простудами и другими болезнями, которые, в прямом смысле, убивают их чувственность и лишают их возможности наслаждаться в полной мере общением со своими возлюбленными. Подсознание день за днем накапливает информацию о различных заболеваниях, сопутствующих занятиям любовью. В результате, ваши девушки больше мечтают любви, чем реально занимаются ею. Наши же мужчины и женщины занимаются любовью до глубокой старости. Хотя, количество и сами занятия любовью не является для нас самоцелью. У нас есть одно простое правило - нужно стремиться дарить радость и наслаждение своим любимым. И быть творцами всегда и во всем: в ремеслах, в искусстве и в любви. И если, по тем или иным обстоятельствам, у наших мужчин возникают временные сложности в занятиях любовью, то на помощь им приходит русская классическая литература.
   - Литература? - Недоуменно переспросил Сергей.
   - Да, литература. И великий русский язык. В крайнем случае, любой иностранный. Ведь еще в прошлом веке великий русский летчик-ас Пушкин неоднократно подчеркивал особое значение великого и могучего русского языка. Многие почитатели его таланта слишком примитивно и однобоко воспринимали и воспринимают его слова. И совершенно напрасно - ведь летчик-ас Пушкин был не только любимцем всех женщин, но и настоящим гением. Не важно, что летать на самолетах он не умел. В том не было его вины, что самолеты изобрели намного позднее, чем он погиб на дуэли. Но все равно, он был настоящим гением (хотя, объективности ради, стоит отметить, что, будучи настоящим гением, из пистолета стрелял он не слишком метко. Прим. авт.).
   Зная это, любящие люди всегда найдут способ доставить друг другу радость и наслаждение. Ведь, как говорил наш друг Гораций: "Нет ничего невозможного для людей". Пока они владеют своим языком, и руки у них растут из того места, из которого должны расти. И пока они любят друг друга.
   - А почему ты называешь Пушкина летчиком? Ведь он же был поэтом, а не летчиком.
   - Но он же - АС Пушкин. - С улыбкой ответила Лана. - А "асами" называют только летчиков. Причем лучших из лучших!
   После обеда Лана проводила Сергея в его комнату. И там показала ему несколько упражнений из Тантра-йоги и специальной гимнастики Одинов. Это было лишь крохотной частью наследия их древних массажных методик. Но после выполнения этих упражнений Сергею стало понятно, что тренированный человек в любом возрасте может заниматься любовью не столько раз, сколько сможет. А столько, сколько захочет.
   - Эти упражнения тоже являются в некотором роде Прелюдией. Люди из внешнего мира обычно недооценивают ее значение. И совершенно напрасно. Ведь зачастую ожидание праздника дарит человеку гораздо больше приятных и ярких эмоций, чем сам праздник. Особенно, когда он знает, что праздник неминуем, как очередное Всемирное наводнение. - С лукавой улыбкой произнесла Лана.
   Постепенно все стало становиться на свои места. Ведь когда Лана рассказывала Сергею о том, что у Одинов не принято занимаются любовью до брака, она забыла уточнить, что до брака им было разрешено. А разрешено им было постигать друг на друге не только секреты массажа, но и познавать друг друга. А так же заниматься любовными играми. Причем диапазон этих любовных игр был таков, что на их фоне индийская Камасутра просто "отдыхала". Все эти любовные игры со временем "уходили" во взрослую, семейную жизнь. Делая ее более разносторонней, более приятной и более здоровой. Во всех смыслах.
   - Лан, а что, у вас в племени не бывает разводов?
   - Нет. - Сладко потянувшись, ответила Лана. - Не бывает.
   - Это что, такая дань традициям племени или какие-нибудь языческие заморочки? Типа, разведешься - тебя забьют до смерти бамбуковыми палками?
   - Нет, все гораздо проще. Тех, кто умеет делать массаж Одинов, практически невозможно забыть, разлюбить или бросить. Поэтому у нас и не разводятся.
   Еще в первые дни своего пребывания у Одинов, Сергей обратил внимание на то, что когда Александр Васильевич уходил из дома (пусть даже на очень короткий срок!), его супруга Лия прощалась с ним, словно он уходил навсегда. И всегда очень долго целовала его на прощание.
   Или, может быть, только Сергею эти поцелуи казались такими затяжными? Поэтому он не удержался и спросил об этом Лану.
   - Да, это так. - Ответила ему девушка. - Даже если мы уходим на минуту, мы прощаемся, словно расстаемся на век. Потому что знаем одну великую тайну - мы не будем жить вечно. И в любой момент наша жизненная нить может прерваться. Мы стараемся говорить самые важные слова, пока те, кому они адресованы, находятся рядом с нами. Делать самые важные дела, не откладывая их на завтра. И любить, пока наши любимые живы, а не только когда потеряем их.
   Что же касается поцелуев, по словам Ланы, давным-давно Одинами было замечено, что мужья, которых по утрам целовали жены, жили в среднем на пять лет больше, чем те, кого не целовали. Жены жили больше примерно на семь лет. Таким образом, у Одинов поцелуи были не просто привычным ритуалом, а некой скрытой формой пожелания долголетия своим соплеменникам, любимым и близким.
   Имитация же поцелуев, принятая в европейских странах, воспринимается ими не иначе, как пожелание скорейшей кончины. Ведь, когда в поцелуях скрыто столько лицемерия, ненависти и зависти, то они сами становятся подобными яду.
   Однако, стоит отметить, что за все эти дни Сергей ни разу не заметил, чтобы среди Одинов мужчины желали долголетия другим мужчинам подобным образом. Как и девушки - другим девушкам. Лана все объяснила.
   - Как говорят у вас, мы стараемся не делать неоплаченных телодвижений. Наиболее эффективно поцелуи продлевают жизнь разнополых людей. Укрепляют их иммунную систему, защищают от болезней и огорчений. А заниматься показухой у нас как-то не принято.
   Ближе к вечеру молодые люди вышли из дома. И направились в парк Ста Стран. На танцевальной площадке у озера каждую пятницу устраивались танцы (зимой - в Джештаке).
   Оказалось, что сегодня была именно пятница. Если честно, Сергей давно уже потерял счет дням и совершенно не представлял, какой день недели был сегодня. Возможно, для подобной "забывчивости" у него была вполне уважительная причина. Это Робинзон Крузо старательно отмечал дни и года, проведенные на необитаемом острове. А Сергей оказался в раю. Время здесь не имело ни малейшего значения. Единственное, он обратил внимание, что ежедневно Одины разговаривали на разных языках. Сегодня утром Лана разбудила его на русском языке. И поэтому он сделал вполне разумный вывод, что по пятницам Одины разговаривают на его родном языке.
   Танцевальная площадка оказалась довольно интересной. Она размещалась под огромным прозрачным куполом. Слева находилось несколько беседок, в которых отдыхали Одины. Справа располагалась эстрада, оформленная в стиле Барокко (с колоннами, Атлантами и Кариатидами). На ней играл небольшой оркестр. Многие из музыкантов были им уже знакомы. В юной скрипачке Сергей с удивлением узнал Энни. Рядом с ней на мандолине играл Артуро. Было заметно, что на свою возлюбленную он смотрел с плохо скрываемыми обожанием и любовью.
   Неподалеку от них, в удобном металлическом кресле, с гитарой в руках сидел Эрик, по прозвищу "Грюндик" (не трудно было догадаться, что кресло это было самоходное с электрическим приводом и небольшим джойстиком управления, встроенным в одну из его ручек). Даже предположить, что человек, с такой травмой позвоночника может находиться где-то за пределами медицинского центра, Сергей, разумеется, не мог. Но факт остается фактом - перед ними действительно был Эрик собственной персоной! И играл он на гитаре просто бесподобно! Никогда раньше Сергею не приходилось видеть и даже слышать, чтобы кто-то так виртуозно играл на этом музыкальном инструменте. Видно, не случайно получил Эрик такое музыкальное прозвище - "Грюндик" - в честь довольно популярных в те годы немецких магнитофонов!
   Эрик был одет в специальный костюм, чем-то отдаленно напоминающий костюм Робокопа из одноименного кинофильма. Костюм этот позволял Эрику двигаться, вставать, садиться. Точнее он делал все это сам, по электромагнитным импульсам, которые излучал мозг Эрика. Но мышцы Эрика вспоминали все эти движения и быстрее восстанавливались.
   На танцполе в венском вальсе кружилось несколько красивых и грациозных пар. По словам Ланы, согласно древним традициям, танцы были обязательны для всех Одинов. Но как показалось Сергею, "обязанность" эта воспринималось всеми собравшимися, не только, как нечто полезное, но и очень приятное.
   Танцевать он еще не мог. Тем более, вальс. Как впрочем, и танго, и румбу, и многие другие современные танцы. Хотя ему и очень хотелось потанцевать с Ланой. Но, к великому его сожалению, в военном училище он неплохо научился воевать, стрелять практически из всех видов стрелкового оружия, водить боевую технику. А вот танцевать толком - не научился! И потому вместо того, чтобы танцевать с Ланной, ему пришлось лишь любоваться тем, как танцуют другие. На танцполе явно выделялась одна пара - Люка и высокий, стройный молодой человек.
   - Это Гюнтер, муж Люки. Завтра они собираются придти к нам в гости. - Шепнула Сергею Лана.
   - Здорово они танцуют! Красиво и очень профессионально!
   - Да, это так. В прошлом году Люка и Гюнтер стали чемпионами Германии по танцам. Это позволяет им под видом гастролей много путешествовать и довольно часто приезжать к нам в Долину. Они славные! Кстати, по вечерам они дают уроки всем желающим. Когда ты немного окрепнешь, мы обязательно возьмем у них несколько уроков. И обязательно с тобой потанцуем. Ты не против?
   - Разумеется, нет. Потанцуем. Обязательно потанцуем! - Ответил ей Сергей. И невольно поймал себя на мысли, что Лана тоже славная. Потому что не только умеет читать его мысли, но делает их более светлыми и радостными. Да, она славная! Необыкновенная и самая чудесная на свете. И он ее очень любит!
   После танцев и вечернего массажа Сергей набрался решимости и чуть слышно, на ушко, спросил Лану. - Скажи, а можно тебя поцеловать? - И после небольшой паузы, с наигранным равнодушием, которое должно было замаскировать его крайнюю степень волнения, добавил. - Так, исключительно в целях укрепления здоровья и как пожелание долголетия заморскому гостю. То есть ничего личного. Абсолютно!
   - Ты слишком много говоришь! - Так же, наигранно и сокрушенно кивая головой, произнесла в ответ Лана. - Разумеется, можно.
   - А почему раньше было нельзя? А сегодня можно.
   - Можно было и раньше. Просто раньше ты не спрашивал. К тому же, разве об этом спрашивают? - Искренне удивилась девушка. И первая поцеловала немного растерявшегося Сергея.
   Боже, каким же сладким был этот поцелуй! От него у Сергея закружилась голова. Да, надо было спросить раньше! Сергей поймал себя на мысли, что в такой ситуации всегда лучше спросить и получить по хитрой рыжей физиономии. Чем не спросить, но и никогда не познать такого наслаждения. Не случайно говорят, что нет ничего страшнее, чем нереализованные возможности. И это по-настоящему ужасно, когда не реализуются ТАКИЕ возможности.
   А еще он подумал, что ему нравится, как целуется Лана. Очень нравится. Следом в его голове мелькнула другая очень интересная мысль: вполне возможно, что Лана умеет не только классно целоваться, делать замечательный массаж, но и...
   - Спокойной ночи, фантазер! - Прервала цепочку его рассуждений Лана. Поцеловала его в губы и спрыгнула с кровати. В разрезе туники задорно мелькнули ее длинные стройные ноги. У стенного проема она обернулась и послала ему нежный и очень страстный воздушный поцелуй.
   - До завтра, любимый!
   - До завтра, любимая!
   - Неспортивно! - Подумал Сергей, как только Лана вышла из комнаты. - А где обещанные исключения из традиций для иностранцев и раненых воинов?
   Подумал и улыбнулся. С этой улыбкой и поцелуем на губах он и уснул.
  
   Глава 8
  
   Вот уже несколько дней Сергей жил среди Одинов. Но никаких "бонусов", о которых рассказывала Лана, полагающихся чужестранцам и раненым воинам, все не получал. Закрадывалось ощущение, что относительно этих "бонусов" кто-то вполне успешно вешал ему лапшу на уши. Да, похоже, дурят в племени маленьких! Ох, дурят! Возможно, что и не все Одины разом, но Лана - точно!
   А потому, когда следующим утром девушка вошла в комнату, Сергей демонстративно тяжело вздохнул. И после короткой паузы попросил, чтобы на досуге Лана научила его массажу. Будучи в душе не только Добрым Драконом, но и Хитрым Лисом, он давно уже догадался, что это - кратчайший и самый приятный путь к телу Ланы. А то все вокруг только и твердят, что человек должен учиться любви и массажу всю свою сознательную жизнь. Должен учиться любовным ласкам и эмпатии. А сами не учат!
   - Да, тебе еще многому предстоит научиться. - Подтвердила его мысли Лана. И понимающе улыбнулась. Похоже, ей и самой уже не терпелось поскорее приступить к его обучению.
   - Вот, вот. Все только и делают, что говорят. А никто не учит! - Повторил вслух свои мысли Сергей.
   - Учат, учат! - Передразнила его девушка. - Тем более что научиться делать массаж совсем не сложно. Со временем он станет неотъемлемой частью твоей жизни. Не случайно говорят: посеешь привычку, пожнешь характер. Мы же считаем, что если прививать себе хорошие привычки, то можно не только улучшить свой характер, но сделать более интересной и всю свою жизнь.
   По словам Ланы, в семьях Одинов массаж делался ежедневно (точнее, "ежевечерне"). Муж - жене, жена - мужу. По этой причине инфаркты, инсульты, целлюлит у женщин, простатит у мужчин (и многие, многие другие болезни Внешнего мира) Одинам были неведомы (так же, как "звуковая гимнастика" по утрам - акцентированное произнесение звуков "о", "у", "и", "ы" и регулярное пение - давали Одинам надежную защиту от простудных заболеваний).
   Сергей и сам уже приметил, что на семейном массаже Одины не только "съели собаку", но и были основательно "зациклены". И он уже догадался, что массажу у Одинов учили, начиная с подросткового возраста. А учились ему всю жизнь.
   Юноши обучались массажу на девушках, девушки - юношах. Пары разбивались на основе личных симпатий. Обучение массажу начиналось лет с тринадцати-пятнадцати. После того, как юноши получали ленточки красного цвета (в тот момент Сергей не очень понял, где и за что выдавали эти ленточки. Прим. авт.). Массаж проводился на основе обмена энергией и "Канона перемен": мышцы, которые напряжены необходимо было расслабить, расслабленные мышцы - привести в тонус. Единственное отличие от общепринятых форм массажа - Одины проводили этот цикл за сеанс дважды.
   А еще Лана сказала, что мышцы не любят однообразной нагрузки. Не любят постоянной нагрузки, непрерывного труда без перерывов и отдыха. Но еще страшнее для них - длительная лень и безделье. Лишь чередование нагрузки и отдыха, согласно Канону перемен, дарят мышцам не только силы, но и долголетие.
   Свой рассказ Лана сопровождала массажем. Многое в нем начинало становиться более понятным Сергею. А идея "Канона перемен" и философия Ни Тэн ("нет одного верного Пути") из абстрактных истин приобретали вполне конкретные формы поглаживаний, разминаний и растираний мышц.
   За рассказом время, отпущенное на массаж, пролетело совершенно незаметно. В конце его Лана шутливо подергала Сергея за бороду.
   - А вообще-то вам, сударь, давно уже пора побриться. Ходите, как пугало!
   Нет, насчет "пугала" она, конечно же, погорячилась! Хотя за те дни, что Сергей провел у Одинов, он действительно не брился ни разу. В результате, борода у него выросла до вполне приличных размеров. Что скрывать, такой большой бороды у него не было еще никогда в жизни. И Сергей уже начинал втайне гордиться не только ее размером, но и окладистой формой - такие бороды были у купцов в фильмах о дореволюционных временах или у былинных героев. В своей тунике с бородой он представлял себя каким-то "киношным" персонажем: Садко или Ильей Муромцем. Хотя, по правде говоря, по весу он больше тянул на Алешу Поповича. А если быть более точным, то после недавно перенесенного тифа, "тянул" только на его половину. Правда, неведомо было: на большую половину? Или лучшую?
   К тому же, как заметил Сергей, никто из Одинов не носил бород. Так что его борода была своеобразным отличительным знаком. По крайней мере, так ему казалось. А после рассказа Ланы о том, что чужестранцам в племени полагаются некоторые довольно приятные привилегии, Сергей посчитал, что борода будет являться для девушки неким напоминанием об этом. Но, как бы ему не нравилась его борода, раз Лана попросила его побриться, отказать ей он, разумеется, не мог.
   К удивлению Сергея, вместо бритвенного станка Лана принесла ему небольшую фарфоровую баночку, плотно закрытую крышкой. В баночке был крем ярко-голубого цвета. С характерным запахом ментола и каких-то трав. Лана объяснила, как он "работает".
   Крем наносился на кожу. Нужно было минут пять походить с ним, затем смыть его водой. Вместе с кремом "смывалась" и борода. Через неделю такого "бритья" борода практически прекращала расти. Если кремом прекращали пользоваться - борода начинала расти снова. Как понял Сергей из рассказа Ланы, бритье бород было каким-то образом связано с исполнением мужчинами их супружеского долга и любовными играми. По этой веской причине Одины и не носили бород.
   За одним небольшим исключением: лишь после столетнего юбилея мужчинам разрешалось носить бороды (язык не поворачивается назвать их стариками, и хотя выглядели они лет на шестьдесят, молодым людям из Внешнего мира во многом они могли дать фору). Этих мужчин называли - "белобородыми". И многие из них были Проводниками (хотя истины ради, стоит отметить, что у Одинов Проводниками были не только пожилые мужчины, но и пожилые женщины).
   Перед завтраком Сергей с Ланной спустились во внутренний дворик. Лана каждое утро собирала там различные травы и срывала несколько листьев с чайных кустов. В этот раз она предложила составить ей компанию и Сергею.
   Сергей давно уже обратил внимание на то, что Одины любят добавлять в чай различные травы. Среди них, из знакомых Сергею, были мята, мелиса, зверобой и чабрец. Но многие были ему неизвестны. Как правило, в чай добавлялись и небольшие кусочки мандариновых или лимонных корок - лимоны и мандарины росли повсеместно.
   Эти ингредиенты всегда были свежесобранными. А потому чай был необычайно ароматным. И еще Сергей заметил, что Лана собирает только "верхние" побеги трав и чайных кустарников. По словам девушки, эти "верхние побеги" и только что раскрывшиеся листья видели рассвет солнца, но не видели его заката. В них - жизнь и свежие силы, но нет смерти. И только такой чай можно предлагать друзьям...
   Все оставшееся до обеда время Лана учила Сергея массажу. На первом занятии они изучали самый главный и самый приятный прием массажа - поглаживание. Теоретическая часть занятия была не слишком длинной. Лана объяснила, что движения эти должны быть очень мягкими и ласковыми. И должны быть максимально наполнены любовью и нежностью. А после этого произнесла:
   - А теперь, господин Массажист, тельце ваше. Приступайте!
   Сергей был хорошим учеником. А потому, как и требовала его прекрасная наставница, постарался максимально наполнить все свои движения любовью и нежностью. Сделать свои движения необыкновенно мягкими и ласковыми. Возможно, для первого раза получилось это у него не слишком правильно. Но зато необычайно приятно. И не только для него самого. После массажа Лана удивленно и очень внимательно посмотрела на него. Словно увидела в нем что-то необычное.
   - Неплохо для первого раза. Очень даже неплохо. Тебя уже кто-то учил массажу Одинов?
   - Да, Лан, мой наставник Шафи показывал мне кое-что. - Ответил Сергей.
   - Похоже, из тебя может получиться толк. - Задумчиво произнесла девушка. - Нужно будет заняться твоим обучением. Потенциал у тебя хороший.
   - То так, шановни пани. - Произнес Сергей на странной смеси русского и польского языков. - И потенциал у меня хороший. И заняться моим обучением необходимо. А еще я очень люблю тебя.
   И неожиданно для самого себя поцеловал девушку в губы. В это мгновение ему почему-то вспомнился отрывок фразы, услышанной им на днях: "...и делать все с любовью"...
   В обед Сергей в очередной раз подивился красоте оформления блюд, стоявших на столе. Никогда раньше не думал он, что сервировка стола может быть настоящим искусством. Но это было так. И Одины уделяли большое внимание не только цветовой гамме столовых приборов и посуды, но так же размерам и цвету ингредиентов, используемых для приготовления пищи. Блюд на столе было не слишком много - ели Одины всегда в меру и никогда не переедали - но еда их всегда была очень разнообразной. Довольно часто в меню присутствовали какие-нибудь супы или каши. Мясо, птица, рыба в их рационе были практически ежедневно. Но было заметно, что овощам и фруктам Одины все же уделяли большее предпочтение.
   Рядом на циновке неспешно обедал кот Люсьен. Рацион его тоже был не самым скудным. И судя по всему, Великий Кошачий Пост у него закончился еще в прошлой жизни. Или же в Долине Одинов Пост не начинался у котов никогда. Потому что Люська с удовольствием ел творог и сметану. Клубничный йогурт и фруктовый лед.
   И тоже не сложно было заметить, что говядине он предпочитал рыбу. А рыбе - птицу. Птице - молоко. Но больше всего кот уважал - оливки, фаршированные анчоусом и сладкую кукурузу. И, разумеется, вафли. Хотя, почему "разумеется", Сергей не знал. Просто пришла такая мысль при виде обедающего рядом кота. Вообще-то, никогда раньше Сергей не слышал, чтобы кому-то из котов нравились вафли и фруктовый лед. Так и в Долине Одинов он никогда раньше не бывал! А потому Сергей продолжал с интересом наблюдать за Люсьеном. И не переставал удивляться. Ведь в отличие от всех котов, которых Сергей встречал в своей жизни, Люська явно был котом инопланетным!
   Потому что самым изысканным лакомством у Люсьена были даже не вафли и фруктовый лед, а ложечка овсяной каши, оставленная для него Ланой в ее тарелке. И в конце завтрака или обеда он всегда вальяжно запрыгивал на стол. Подходил к тарелке Ланы и проверял, не забыла ли она оставить ему этот десерт?
   Хотя вполне возможно, что весь аристократизм Люсьена был явно им преувеличен. На самом деле Люська был вполне обычным котом. Таким же, как и все остальные коты. По крайней мере, рацион его, за исключением вафель, практически ничем не отличался от того, что едят любые другие коты. Во всем мире.
   Но было еще одно блюдо, страсть к которому явно отличала Люсьена от множества других котов. Но это была - т-с-с - тайна! Хотя если вы никому о ней не скажете, то только вам одному (На ушко! По секрету!) я расскажу, что настоящей страстью Люсьена были обычные свежие огурцы. Очищенные от кожицы и порезанные на дольки Ланой.
   Об этой маленькой слабости Люсьена в доме все знали. Но за порогом дома для всех окрестных котов и кошек это было самой настоящей тайной. И наличие этой тайны придавало Люсьену в их глазах ореол особой значимости и загадочности. Хотя, если быть до конца объективным, Люсьен был не только, самых что ни на есть благородных кровей. Он был настоящим аристократом и по жизни. В самом хорошем понимании этого слова.
   Когда рядом с ним находилась его подружка, он ел в последнюю очередь. Дабы все самое вкусное и самое желанное доставалось ей. А когда у них появлялось потомство, он окружал эти маленькие, шумные и неугомонные комочки такой заботой, вниманием и лаской, что многим из нас этому можно было только поучиться. Когда же котята немного подрастали - учил их всему тому, что знал сам. Так что Люсьен был далеко не так-то прост, как казался на первый взгляд! Даже для инопланетного кота!
   После обеда молодые люди вышли немного прогуляться. На несколько минут они заглянули в Джештак. Как понял Сергей, сегодня был какой-то особый день перед Учао (Праздником Урожая), когда ученики разных ремесленных мастерских представляли на суд наставников и других Одинов свои работы. Лучшие из них отбирались для подарков молодоженам (стоит отметить, что в тот момент Сергей еще не знал, о каких молодоженах шла речь). Подобный отбор проводился ежемесячно, но сегодня демонстрировались лучшие из лучших творений.
   Лана и Сергей прошли в небольшую мастерскую, где изготавливалось стекло и фарфоровая посуда. Было немного непривычно видеть тонкие, изящные и почти невесомые бокалы, которые не бились, упав на каменный пол. И посуду, которая была настоящим произведением искусства. Пожилой наставник, руководивший работой мастерской, кивнул им головой в знак приветствия и жестом указал на кресла, в которых уже сидели какие-то люди. В это время несколько его учеников выставляли на большом овальном столе, сделанные ими, бокалы для шампанского.
   Пришло время оценить их работу. Экзамен оказался довольно забавным. Наставник принес из соседней комнаты две бутылки шампанского "TAITTINGER" и разлил их по бокалам (на одной из бутылок Сергей успел прочитать два слова: BRUT и RESERVE - последнее слово невольно напомнило ему о 197-м ОТБРОСЕ - так, в шутку, они с друзьями называли по первым буквам свой 197-й отдельный батальон резерва офицерского состава, в котором проходили переподготовку перед отправкой в Афганистан - и от этого воспоминания стало тепло на душе). Затем наставник присел на стул рядом со своими учениками и зрителями. И принялся наблюдать. По словам Ланы, самые изысканные вина делались в Долине Одинов, но шампанское для подобных тестов Одины всегда привозили из Внешнего мира. Для чистоты эксперимента. И лучшими были те бокалы, которые не только выглядели наиболее изысканно и изящно, но и в которых процесс выделения газов был самым продолжительным. Прошло несколько минут, прежде чем были найдены победители.
   Эти два бокала с шампанским были предложены Лане и Сергею, как почетным гостям. После того, как они выпили шампанское, наставник своей рукой выгравировал на ножках бокалов имена учеников, которые их изготовили. Еще четыре бокала были предложены другим зрителям (на них гравировка имен их создателей не наносилась, но вместе с двумя бокалами-победителями они входили в подарочный комплект). Шампанское из остальных бокалов было вылито на небольшую клумбу, что располагалась в центре комнаты - это вино посвящалось Духам Земли. А сами бокалы, под веселые возгласы собравшихся, были разбиты. Оказалось, что при некотором усилии они все-таки бьются! Получилось это не сразу. Но так было нужно - потому что посуда бьется на счастье, а пить вино из "плохой" посуды - считалось дурной приметой.
   Нужно было видеть в этот момент глаза учеников, чьи бокалы победили в конкурсе! Сколько в них было неподдельной радости от этой маленькой, но такой важной победы над собой.
   Ученикам, чьи бокалы были "забракованы", предстояло их переделать. И представить на суд строгого жюри уже в следующем месяце. В этом не было ничего необычного. Ведь путь к мастерству долог и тернист. Но терпение, труд и стремление к совершенству дарили ученикам надежду со временем стать великими мастерами.
   После Джештака Сергей с Ланной решили прогуляться до ближайшего леса. После полутора лет службы в Афганистане Сергей просто физически тосковал по среднерусским лесам, соснам и березам. И ему очень хотелось хотя бы на минутку очутиться под сенью деревьев, вдохнуть их запах, услышать шелест листьев и пенье птиц. Лана все прекрасно понимала, а потому не возражала против этой экскурсии.
   Недалеко от опушки леса им встретились две девушки с арбалетами. Они поздоровались. Выяснилось, что девушки шли на охоту. А охотились Одины только с арбалетами или луками. Сергею это было не совсем понятно - ведь ту же утку гораздо проще подстрелить из охотничьего ружья, заряженного дробью, чем из арбалета. Сам он предпочитал охотиться с использованием стопятнадцати миллиметровой пушки танка Т-62. А стрелам предпочитал снаряды ОШ-6 с убойными элементами. Но, видно, Одины не искали легких путей в жизни. Либо просто давали дичи чуть больше шансов остаться живой. Хотя в доме у Александра Васильевича, среди коллекции старинного оружия, Сергей заметил современные винтовки с оптическими и ночными прицелами, автоматы и пулеметы (некоторые образцы оружия были явно из далекого будущего). А среди других забавных игрушек - радиоуправляемые детонаторы и еще кое-что по мелочи, необходимое для проведения взрывных работ. Не трудно было догадаться, что где-то у Одинов имелись запасы взрывчатки и боеприпасов. Так, на всякий случай. Ибо случаи в нашей жизни бывают всякие. Но на охоте все это богатство Одины не использовали.
   Одна из девушек попросила Лану помочь ей и ее молодому человеку в проектировании какого-то дома. Только сейчас Сергей узнал, что Лана по образованию была архитектором (и тут же отругал себя за то, что так мало знал о своей любимой девушке). И что разрабатывала она не только проекты домов, но и интерьеры. И даже придумала несколько довольно оригинальных предметов мебели, которые украшали жилища Одинов. Скоро должен был состояться Учао. Сергей уже второй раз за день услышал название этого Праздника Урожая. Но так и не понял, почему к этому празднику нужно было так срочно уточнять какие-то детали в проектах каких-то новых домов.
   Пока они разговаривали, мимо них постоянно пролетали какие-то диковинные птицы. Повсюду бегали зайцы и косули. Но юные амазонки не обращали на них не малейшего внимания.
   Лана ответила на невысказанный вопрос Сергея.
   - Да, ты догадался правильно - они идут охотиться на уток. Зайцы и косули для девочек слишком легкая добыча.
   Когда девушки распрощались с ними, Сергей задал Лане еще один вопрос.
   - Девочек? Лан, а как вы определяете возраст незнакомых вам Одинов? Хотя бы приблизительно?
   - Это очень просто. Наши юноши и девушки примерно до шестнадцати лет выглядят на свой биологический возраст. После шестнадцати и до двадцати пяти лет, когда они начинают активно изучать и делать друг другу массаж, их биологические часы начинают постепенно замедляться. В результате после двадцати пяти лет и примерно до сорока они выглядят лет на 20-25. После сорока, каждые три года жизни "прибавляют" их внешности один год. В результате, наши шестидесятилетние мужчины и женщины выглядят не старше, чем на 30-35 лет.
   Пока Лана посвящала Сергея в эти "возрастные" тонкости, мимо них неспешно продефилировал кот Люсьен. Судя по его довольной физиономии и тому, как он старательно делал вид, будто бы абсолютно никого не узнает - можно было догадаться, что Люська возвращается с романтического свидания. И, вполне возможно, что свидание у него было даже не одно. Что с него возьмешь?! Это люди думают, что они пришли в этот мир для работы. Коты же прекрасно знают, что они созданы для ласки и людской о них заботы. И для любви, разумеется.
   В лесу повсюду росли грибы и ягоды. Но одно растение привлекло внимание Сергея больше всего. Лана сказала, что это "обычный канадский орех". Внешне орехи были похожи на желуди, разве что были значительно крупнее. Да и скорлупа у них была точно такой же, как и у желудей. Но на вкус это были настоящие грецкие орехи! Сергей невольно подумал, что было бы здорово посадить такие орехи где-нибудь в Подмосковье. Ведь Подмосковье располагалось практически на той же широте, что и Канада. И орехи должны были прекрасно прижиться, и давать неплохой урожай. Тем более, что, по словам Ланы, они были крайне неприхотливы.
   Благодаря неустанным заботам князя и Ланы, Сергей полным ходом шел на поправку. И все же передвигаться ему было еще довольно трудно. Быстро уставал. И поэтому они с Ланой часто и подолгу останавливались в беседках, которые встречались им повсюду.
   И хотя Сергей называл их "беседками", стоит отметить, что беседками эти постройки можно было назвать с очень большим допущением. Да, с внешней стороны они немного походили, на некие полуоткрытые комнаты, увитые плющом и виноградной лозой по периметру стен. Но внутри больше напоминали древнегреческие покои. Потому что были отделаны мрамором, горным хрусталем, лазуритом и различными драгоценными и полудрагоценными камнями. Кроме небольшого чайного столика (на котором традиционно стояла закрытая ваза с печеньем, стеклянные кувшины с различными соками и посуда), в углу было оборудовано место для занятий массажем - большая циновка из водорослей примерно три на три метра с множеством подушек самых разных размеров. В противоположном углу "беседки" располагался небольшой бассейн с миниатюрным водопадом, используемым при необходимости, как обычный душ.
   Как-то однажды, возвращаясь домой вдоль реки, они увидели занимательную картину. По дорожке, взявшись за руки, прогуливалась пожилая супружеская пара. Рядом с ними неспешно шла маленькая белокурая девочка, лет пяти. А вокруг нее бегала большая шотландская овчарка. Это было так трогательно, что Сергей невольно засмотрелся на эту семейную идиллию.
   - Ой, это Брейтвейты: сэр Родрик и Джиллиан. - Радостно произнесла Лана. - Тебе непременно нужно с ними познакомиться!
   Сергей уже неоднократно слышал о них от князя Александра Васильевича, но видел Брейтвейтов впервые. Как он понял, они были англичанами. Сэр Родрик в прошлом служил дипломатом, а в настоящее время увлекался историей. Вел летописи и был прекрасным скульптором. Джиллиан ухаживала за виноградниками и была лучшим в Долине виноделом. И занималась чем-то еще. Чем, Сергей точно не знал.
   Когда они подошли поближе, Сергей поздоровался. И представился своим новым знакомым. А затем поинтересовался, кто эта очаровательная леди, сопровождающая сэра Родрика и Джиллиан в их романтическом путешествии? Их внучка или правнучка?
   Сэр Родрик улыбнулся и с нескрываемой гордостью в голосе произнес:
   - Леди Клэр - наша дочь. Младшая. - А после небольшой паузы, предваряя восхищенный вздох Сергея, добавил. - Не удивляйтесь. Для тех, кто живет полноценной жизнью, возраст и время не имеют значения.
   Девочка улыбнулась Сергею, чуть согнула свои изящные ножки в коленях и сделала легкий кивок головой.
   - Кажется, это называется книксеном? - Невольно подумал Сергей. - И откуда он только знал такие слова?!!
   По улыбке Ланы он догадался, что именно она мысленно подсказала ему это слово. В то же мгновение, между Сергеем и девочкой ненавязчиво нарисовалась физиономия шотландской овчарки.
   - А это наша Умка. - Представил ее сэр Родрик.
   Овчарка неторопливо приблизилась к Сергею. Принюхалась. Было заметно, что при всем ее дружелюбии, она внимательно рассматривала нового человека. Не представляет ли он какой угрозы ее друзьям Родрику и Джил? Но самое главное - ее хозяйке Клэр? Было заметно, что, оценив его на предмет отсутствия оружия, клыков и хвоста, Умка сделала какие-то важные для себя выводы. И лишь после этого присела рядом и протянула Сергею лапу. Сергей немного наклонился и аккуратно пожал ее.
   Тем временем Лана незаметно подкралась к овчарке сзади и с удовольствием потрепала ее за уши. Гордая и недоступная Умка смешно закрутила головой и хвостом. Было заметно, что ласка Ланы ей приятна. Но выглядела овчарка при этом довольно сконфуженно. Такое поведение Ланы было явным нарушением общепринятой собачьей этики и дипломатического церемониала. Это было не правильно. Хотя и приятно. Приятно, но совсем-совсем не правильно! Хвост Умки снова предательски завилял. И Умке пришлось отвести глаза в сторону. Так, на всякий случай - ей не хотелось, чтобы кто-то из посторонних догадался, что ей это приятно. Уже через мгновение Умка справилась со своими эмоциями. Она с благодарностью и одновременно с легким укором посмотрела на Лану. И побежала дальше играть с Клэр.
   - Ох, уж эти девушки. Какие же они неправильные. И все же, как же с ними приятно! - На прощание подумала Умка. В это мгновение ей вдруг показалось, что ее новый знакомый, по прозвищу Сергей, прочитал эту ее мысль. Потому что он улыбнулся и понимающе подмигнул Умке. Странно. Умка знала, что все ее друзья умеют не только читать мысли, но и передавать их на расстоянии. Однако все они были Одинами. Этот же новый человек на них был совсем не похож. Он даже известного всем собачьего языка не знал! Даже парочки "гавов" не мог толком связать. Странный он какой-то! Запах от него исходил непривычный. Пахло от него оружием и смертью. Страшный это запах! Но это ничего. Главное, что на лапы он не наступает. А запах... Что запах?! Запах со временем выветрится!
   Из дальнейшей беседы Сергей узнал, что Джиллиан была не только лучшим в Долине виноделом. И что у нее были не только лучшие в Долине виноградники. Но по образованию Джиллиан была археологом. А потому, помимо виноградников, она постоянно пропадала в карстовых пещерах - там, под небольшим слоем известняка, прекрасно сохранилось множество скелетов мамонтов, саблезубых тигров и других доисторических животных. Иногда она выезжала во Внешний мир, где собирала материалы для своей книги по древнегреческой керамике. Но еще Джиллиан отвечала за геологические изыскания. Ее вотчиной были и полезные ископаемые. Медь, железо, соль - практически валялись под ногами. В этом не было ничего удивительного - за всю историю человечества в Долине никогда не велась добыча природных ископаемых в промышленных объемах. К тому же, Одины использовали только те природные ископаемые, которые могли вернуть земле обратно.
   - А разве вы не используете для своих нужд нефть и газ? - Искренне удивился Сергей.
   - Разумеется, нет. Мы - не хозяева Земли и не грабители, а всего лишь гости. И если берем что-то для своих нужд, то должны вернуть обратно. Нефть и газ мы оставляем своим потомкам. Но искренне надеемся, что и они смогут рачительно использовать все то, что дает нам природа. И эти полезные ископаемые им тоже не понадобятся. Потому что, как и нам, им вполне будет достаточно энергии воды, ветра и солнца.
   Помимо виноградников Джиллиан разводила и розы. Оказывается, на розах и винограде были одинаковые вредители. Но на розах они проявлялись чуть быстрее. И это давало время, необходимое для спасения виноградников. Сергей поймал себя на мысли: как умудряется успевать делать так много эта хрупкая, миниатюрная женщина.
   Джиллиан улыбнулась в ответ. Было заметно, что она всячески старалась не читать мысли Сергея, считая это нарушением каких-то неписанных правил. Но эта его мысль была ей приятна.
   - Это всего лишь вопросы организации рабочего дня. И понимание того, что лучший отдых - это всего лишь смена сферы деятельности. Когда же твоя деятельность полна творчества, она не забирает твою энергию, а наоборот придает тебе сил и дарит стремление двигаться дальше. - При этом Джиллиан с такой любовью и нежностью посмотрела на своего супруга, что Сергей невольно подумал, что силы на столь многое Джиллиан придают не только смена сфер деятельности и творчество. Но еще - безграничная любовь ее мужа и обычное семейное счастье.
   - А давно вы женаты? - Поинтересовался Сергей у сэра Родрика.
   - Нет, не очень. Шестьдесят два года четыре месяца и три дня. - С улыбкой ответил сэр Родрик. Джиллиан посмотрела на супруга и тоже улыбнулась.
   - Так долго! И вы до сих пор не наскучили друг другу!
   - Молодой человек, у нас в племени всегда были "классические" семьи - муж, жена, дети, внуки. Никогда не было гаремов и многоженства. Мы всегда считали, что настоящее счастье - это жить, изменяться и даже стареть рядом с любимым человеком. Вы даже не представляете, какое это счастье! И по-настоящему любящие люди, никогда не могут наскучить друг другу.
   Тем временем Умка негромко, но довольно настойчиво подала голос. Пролаяв три раза. Три "гава" означали, что леди Клэр пора идти на занятия по сольфеджио. Это было самой длинной фразой, которую обычно использовала в разговоре Умка. Потому что еще крошечным щенком ее родители приучили ее к тому, что лаять много и без толку могут только те глупые псы, которые не понимают, что рано или поздно их перестанут слушать. И перестанут обращать внимание на их лай.
   А еще, что нет нужды лаять громко. Потому что тихие "гавы" слышны ничуть не хуже. Для тех, кто умеет слушать.
   Умка была необычной собакой. В доме Родрика ее окружало множество самых разных часов: электронных, механических с боем, с музыкой. Электронные часы были Умке не понятны. Зато в часах со стрелками она разбиралась очень даже не плохо. Маленькая стрелка, большая стрелка - ведь с этим любая шотландская овчарка разберется! А на улице часами для нее были практически любые предметы. Точнее их тени. И Умка точно знала, что когда тень от этого платана коснется реки, им непременно нужно идти на занятия по сольфеджио.
   - Какие же люди иногда бывают странные. - Подумала Умка. - Совершенно не следят за временем и не понимают элементарных вещей!
   Просто любая мало-мальски образованная овчарка, знающая основы этикета и дипломатического церемониала, подскажет вам, что опаздывать на занятия по сольфеджио крайне неприлично. Это все равно, что приходить в гости к Джил на кухню до того, как она приготовит Умке еду. Потому что по дипломатическому церемониалу приходить на кухню любая овчарка может лишь в интервал времени: от "назначенного" плюс десять минут. Ведь, если ты придешь раньше, хозяйка испытает неловкость за такого невоспитанного пса. Который своим преждевременным приходом невольно дал ей понять, что она не успевает к назначенному времени. Кому понравятся такие намёки?! Ей, Умке, тоже бы не понравились!
   А еще, по наблюдениям Умки, последние минуты не только перед ее приходом, но и приходом людей, для Джил всегда самые драгоценные. Хозяйка действительно может немного не успевать. А потому она всегда почувствует искреннюю признательность к тому, кто подарит ей парочку лишних минут. И за это "понимание" она всегда побалует Умку чем-нибудь необычайно вкусным!
   Поэтому приходить раньше - нельзя ни в коем случае! Но и приходить позже, чем на десять минут - так же крайне невоспитанно. Потому что через десять минут блюда, которые приготовила для тебя хозяйка, начнут остывать - и это тоже вызовет у нее не самые приятные эмоции.
   Приходить нужно в ПРАВИЛЬНОЕ время! Это вам любая шотландская овчарка подтвердит. Гав, а не иначе!
  
  Глава 9
  
   Попрощавшись с молодыми людьми и поцеловав мужа на прощание, Джиллиан повела Клэр на уроки музыки. Умка пошла их провожать. Но Сергей, Лана и сэр Родрик не долго были одни. Вскоре к ним присоединилась одна из тех девушек-амазонок, что просила Лану помочь ей с проектированием какого-то дома. Понятно, что такие вопросы на ходу не решаются. Поэтому нашим героям нужно было найти место, где можно было бы продолжить беседу в более удобной обстановке. Взгляд Сергея уткнулся в одну из многочисленных беседок, расположенных неподалеку. Они направились в ее сторону. Но приблизившись к ней, они обнаружили, что над входом в беседку висела небольшая ленточка оливкового цвета. Лана, произнесла лишь одно слово: "Сиеста". И загадочно улыбнулась.
   Видимо, эта ленточка что-то значила, раз всей нашей дружной компании пришлось искать другую беседку, над входом в которую ничего не висело.
   Сергей с сэром Родриком устроились на скамейке у входа. Девушки - на циновках рядом с небольшим бассейном. Лана что-то объясняла своей собеседнице, при этом активно жестикулируя. И изредка что-то рисуя своим изящным пальчиком на мраморном полу. Время от времени она бросала нежные взгляды на Сергея. Словно пыталась его приободрить. Или поддержать. Несомненно, она догадывалась, что разговор с сэром Родриком будет не простым.
   Тем временем Родрик показал Сергею на яблоню, растущую неподалеку.
   - Видите, Сережа, на дереве - здоровые ветки. Они тянутся вверх, к солнцу. Но не слишком прямолинейно. И обратите внимание, насколько все уравновешено в их жизни! Ветви, растущие с южной стороны, уравновешены ветвями, растущими с северной стороны. Когда придет время, они подарят нам прекрасные плоды. А вот те, которые называются "волчками". Они растут вертикально. И, как правило, не плодоносят. На ветвях, растущих под прямым углом к стволу, тоже возможны плоды. Но при первом же сильном снегопаде эти ветви сломаются под тяжестью снега.
   Эволюционный путь человечества подобен этому дереву. И не факт, что человечество будет развиваться и совершенствоваться вечно, подобно здоровым ветвям. Вполне возможно, что какие-то из этих ветвей станут "волчками", а какие-то просто погибнут. Но куда страшнее - когда в дереве заводятся жуки-короеды и другие вредители. Тогда может погибнуть не одно дерево, а весь сад. К счастью, у нас больные ветки удаляют садовники. А у вас, хоть кто-нибудь занимается этим? Кто-нибудь задумывается о том, что вся наша жизнь подобна этому саду. И если не удалять в нем сорняки, не поддерживать доброе, то едва ли получится жить в добром мире. И всем нам нужно учиться тому, как жить в мире и согласии.
   Хотя вы и так слишком много учитесь - десять лет в школе, пять лет в институте. Но чему вы учитесь? И насколько вам нужны эти знания в жизни? Делают ли эти знания вас счастливее, лучше и талантливее? Вы учитесь учиться, учитесь убивать, но не учитесь любить. Не учитесь творить, не учитесь жить долго и счастливо.
   Задумывались ли вы когда-нибудь над вопросом: в каком направлении развивается ваша Цивилизация? Если вместо радости творчества у вас жажда наживы, если живете вы вдвое меньше нас? Так часто болеете, так часто одиноки и несчастливы? Вы не понимаете ценности и неповторимости жизни. И уже скоро ваши соплеменники будут больше получать за смерть, чем зарабатывать при жизни. Когда страховые и прочие выплаты за разбившихся в самолетах, утонувших в кораблях, погибших при наводнениях или пожарах, станут больше, чем люди могли бы заработать за много, много лет - произойдет страшное. Вы начнете измерять ценность человеческой жизни рублем. И жить лучше лишь после пожара или наводнения, после гибели ваших родных или близких. И тогда появляются шахиды. И не только в исламе, но и в других религиях, тоже. И, хотя называться они будут по-разному, сути вопроса это не меняет. Смерть станет притягательнее жизни.
   С каждым днем вы все дальше и дальше будете уходить от главных жизненных ценностей. Но при этом будете мечтать о том, что вашим детям и внукам доведется жить лучше вас. А ведь для того, чтобы ваши дети и внуки жили лучше, нужно уже сегодня закладывать фундамент их благополучия: укреплять семейные узы, передавать им здоровую генетику и открывать им радость творчества. Не завтра, в каких-нибудь дальних странах, а здесь и сейчас. И для этого нужно просто остановится. И сменить вектор своего движения? Пока еще не поздно.
   Знаю, сегодня вы уверены, что ваша Родина - Советский Союз - лучшая страна в мире. Что через несколько лет все ваши сограждане будут жить чуть ли не в раю. И что афганская война - последняя война в мире. Вы уверены, что беспрекословно, точно и в срок, выполняя приказы своего командования, честно исполняя свой воинский долг, вы служите благу своей страны. Потому что так же честно служили стране и народу ваши отцы и деды.
   Увы, пока вы будете защищать свою страну, кучка воров под лозунгами смены политического курса и так называемой приватизации, провернут "Аферу Века" - украдут заводы и фабрики, землю, страну и ее будущее! То, что строили, что защищали ваши отцы и деды, они превратят в свою частную собственность. Эти воры займут высшие посты в руководстве вашей страны и заставят ваших соотечественников батрачить на них. Под прикрытием красивых слов о свободе и равенстве, сделают целый народ рабами ипотек и различных кредитов, своей прислугой и холопами.
   В тот момент, когда сэр Родрик произнес эти слова, Сергей поймал себя на мысли, что как бы хорошо Одины не говорили на разных языках, все же языки эти были им не родные. Да, сэр Родрик говорил практически без акцента, но слова, которые он использовал в разговоре и само построение фраз все же выдавали в нем иностранца. Хотя, и князь Александр Васильевич в разговоре воспринимался Сергеем, как иностранец или человек с другой планеты. Потому что в Союзе так давно уже не говорили. Слишком уж литературный язык был у князя. Слишком.
   - Обычный язык. - Продолжил его мысль сэр Родрик. - Но мой язык кажется вам, молодой человек, непривычным не потому, что я - иностранец. А потому, что так будут говорить вскоре в вашей стране. И я специально говорю с вами на этом новом диалекте, чтобы вы поняли, насколько сильно изменится ваша страна.
   Знаю, сейчас вы мне не поверите. Но пройдет не так уж много времени, как вместо партийных руководителей, у вас появится новая каста - каста чиновников. Каста неприкасаемых. Высокооплачиваемые, ничего не производящие, кроме бумаг, инструкций и директив. И реально ни за что не отвечающие. Разворовывая миллиарды народных денег, они будут оформлять украденное на своих жен, детей и доверенных людей. Они будут выводить свои активы за рубеж - и с них Россия не будет получать даже налогов. А если попадутся, то получат перевод на другую должность. А самое страшное, что будет их ожидать - это условный срок. Копеечный штраф за кражу десятков или даже сотен украденных миллионов. Но, скорее, они просто будут "вынуждены" уехать за рубеж. Где у них давным-давно куплена недвижимость, куда переведены их несметные состояния. И будут там совершенно спокойно купаться в роскоши, презирая страну, которую они обокрали. И народ, который даже не попытался помешать им это сделать.
   - Сэр Родрик, вы так часто говорите слово "чиновник". У нас это слово не слишком распространено. У нас есть секретари райкомов, горкомов и обкомов партии. Есть председатели Советов народных депутатов. Но чиновниками их никто не называет.
   Сергей невольно вспомнил родителей своего одноклассника Андрея Пименова. Мама Андрея - Антонина Артемовна, была первым секретарем горкома партии в Клину. Отец, Владимир Иванович - директором крупного и очень сильного совхоза. Жили они в точно такой же квартире, что и родители Сергея, простые рабочие. В одном с ними подъезде, двумя этажами ниже. Не было у родителей Андрея ни богатства, ни роскошной машины, ни шикарного дома - разве что книг в их домашней библиотеке было чуть больше, чем у Сергея дома. И была ответственность за свой участок работы: у Владимира Ивановича - за удои, поголовье скота, урожай зерновых и корнеплодов. У Антонины Артемовны - за многочисленные заводы и комбинаты города и района, выполнение ими планов, за социальные вопросы, строительство новых домов и школ, детских садов и пионерских лагерей. Хватало этих вопросов. А потому вставали они ни свет, ни заря. И спать ложились уже далеко за полночь. И никто не называл их чиновниками. Обидное это какое-то слово, презрительное и холодное. Ни у кого не поворачивался язык назвать их этим словом.
   Сэр Родрик явно "прочитал" мысли Сергея, а потому не стал дожидаться его вопросов.
   - Скоро многое изменится в вашей стране, Сережа. И не только названия, но и сама суть руководителей различных уровней. Появятся мэры и губернаторы, чиновники и смотрящие. Но самое страшное, что все они будут воспринимать города и области, в которых работают - как свою личную собственность. Свою, своих родственников и близких. Они превратят свои рабочие места в свою личную "кормушку".
   Конечно, периодически их будут снимать с должностей, отправлять в отставку, переводить на другие должности. Но это будет всего лишь "показухой". Ибо за такую "работу" в приличных государствах чиновников обычно сажают в тюрьму. А в некоторых странах - расстреливают.
   Не буду скрывать, вскоре вашу страну захлестнет такая волна коррупции и чиновничьего беспредела, что и присниться не может в самом кошмарном сне. Разумеется, борьба с коррупцией будет объявлена в вашей стране государственной задачей. Но при этом миллиарды долларов будут совершенно беспрепятственно выводиться за рубеж.
   - Вот скажите, Сережа, что произошло бы, если в ходе боев вы, к примеру, потеряли свой котелок или автомат?
   - Котелок или автомат? Это просто! Есть "Закон о материальной ответственности военнослужащих". В случае утраты котелка я должен возместить его стоимость в трех или пятикратном размере. Если честно, не помню точно "кратность" в случае утраты вещевого имущества. Но начальник вещевой службы полка при необходимости быстро мне это напомнит. А вот при утрате оружия, помню точно, я должен возместить его стоимость в десятикратном размере.
   - Видите, как забавно получается. В "рабоче-крестьянской" армии все просто и понятно. Но что мешает сделать так, чтобы Закон был одинаков для всех? Ведь при желании коррупцию победить не так уж и сложно, как будут говорить вам ваши вожди. Достаточно лишь ввести общие правила "игры" для всех - не только для военнослужащих, но и для госслужащих. Для бедных и богатых. Украл на тысячу рублей - получи принудительные работы на некий срок, дабы за это время вернуть украденное (плюс оплатить твое содержание под стражей и некий штраф). Украл в тысячу раз больше - получи срок в тысячу раз больше! А взял взятку - оплати пятикратный штраф от суммы взятки. И отработай пару лет на исправительных работах.
   Было бы желание, а принять подобные законы совсем не сложно. Но вашим власть имущим это не только не нужно, но и опасно - ведь они сами первые в стране коррупционеры. И таких Законов они не примут никогда. Такие Законы может принять только народ, уставший от их бесконечной лжи, поборов и продажности своих политиков. И если вы не сможете этого сделать, то просто потеряете свою страну.
   Я не шучу! Возьмите, к примеру, то, что будет называться у вас приватизацией. Это ни что иное, как государственное преступление совершенное группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере. И за такие преступления наказание должно быть строгим и неотвратимым. И для этого наказания не может быть срока давности. Ведь, если воруют слишком много и безнаказанно, а государство даже не пытается защитить простых тружеников, когда "нахлебников" становится слишком много - тогда теряется сам смысл в труде. И теряется вера в само государство.
   Чиновников-казнокрадов, разумеется, не нужно расстреливать. Просто отправлять на народные стройки Дальнего Востока или Крайнего Севера. Конфисковать их имущество. Плюс штрафы, допустим, в пятикратном размере (относительно нанесенного ущерба). Которые должны выплачивать не только они. Если они сами не смогут, то оплачивать эти штрафы должны их дети и внуки.
   Потому что фраза: "Сын за отца не отвечает" - звучит довольно кощунственно: для сына чиновника, чей папа украл миллионы, а его ребенок купается в роскоши где-то за границей. И для ребенка, чей отец украл мешок картошки и получил реальный срок. А у его сына нет денег, чтобы купить себе кусок хлеба.
   Вы даже представить не можете, что произойдет, когда к власти в стране начнут приходить дети этих самых олигархов и чиновников? Те, кто будет думать, что их финансовое благополучие абсолютно законно. Кто будет считать своих соплеменников быдлом. Кто будет УВЕРЕН, что это быдло ОБЯЗАНО на них работать. Вы прекрасно знаете, когда такое бывало на Руси? И к чему все это приводило?
   Стоит отметить, что слово "чиновник" станет у вас синонимом слова "взяточник". Но ведь чиновники - это обычные управленцы. Без них не может обойтись ни одно современное государство. И не секрет, что среди них тоже немало честных и порядочных людей, добросовестно делающих свою работу. Когда придут эти времена, задумайтесь, Сережа, почему вашим правителям будет выгодно повесить на них ярлык взяточников и казнокрадов? Ответ на этот вопрос слишком прост. Помните, кто обычно кричит на площади громче всех: "Держи вора?!"
   Вот то-то и оно! К тому же, это будут лишь мелкие сошки, "стрелочники", от которых во все времена избавляются без малейшей жалости. Чтобы изобразить борьбу "за чистоту рядов". И отвлечь внимание от главных вопросов.
   А ведь главными, самыми "неудобными" и самыми опасными для ваших правителей станут вопросы: кто разворовал государственную собственность в процессе так называемой приватизации? Почему они ничего не сделали для защиты государственной собственности? И как вернуть украденное народу?
   Для того, чтобы не отвечать на эти вопросы, ваши правители будут использовать информационные технологии (ведь даже отвлечение внимания, когда избыточная вторичная информация отвлекает от самых главных вопросов и проблем - вещь довольно эффективная). Они будут раз за разом развязывать все новые и новые войны, взрывать ваши дома и сеять национальную и религиозную рознь. Ваши олигархи будут богатеть, а вам будут рассказывать "сказки" о всемирном экономическом кризисе. И предлагать еще немного потерпеть, пока он не закончится. При таких вождях и таком правительстве кризис у вас не закончится никогда.
   Чтобы удержаться у власти, ваши правители пойдут на любые преступления, террор и тиранию. Под самыми демократическими и патриотическими лозунгами, разумеется. Прикрываясь словами о внешнем или внутреннем враге. И, как обычно, о "руке Запада".
   Уже очень скоро они развяжут кровопролитную войну на Северном Кавказе. Сначала наживутся на войне, на продаже оружия и предательстве своих войск. А затем на восстановлении разрушенного.
   По словам ваших солдат, для них самым страшным будет видеть не ужасы войны, не предательство ваших политиков, а то, как с каждым годом у бандитов будут появляться все более и более дорогие особняки. В то же время, в селах и деревнях, где живут родные ваших солдат, с каждым годом будет все больше и больше вдов, сирот и нищеты.
   На Кавказ будут "закачивать" колоссальные средства. Якобы для восстановления разрушенного хозяйства. Вместо того, чтобы восстанавливать центральные регионы России. В то время, как коренные народы этих регионов, Крайнего Севера, Сибири и Дальнего Востока будут просто вымирать от неустроенности, разрухи и нищеты. На смену им будут приходить другие народы, даже не говорящие на русском языке.
   Да, это так. Как бы странно это не звучало, но после этих войн на Северном Кавказе, лучше будут жить только бандиты и ваши правители. Простой же народ на Кавказе и в России будет жить с каждым годом все хуже и хуже. И вся страна будет платить дань одной маленькой кавказской республике. Будет много разговоров о необходимости создания там новых рабочих мест. Но почему-то, чем больше будет закачиваться туда денег, тем меньше будет желания у местных жителей занимать эти рабочие места. Да и зачем, если и так платят?! Пример этот будет более чем заразителен для других.
   По странному стечению обстоятельств более 99-ти процентов жителей этой республики будут единодушно голосовать за вашего президента. В отличие от коренного населения центральной России. И не трудно будет догадаться, чей это президент и в чьих интересах он работает?
   Думаю, Сережа, вы будете сильно удивлены, узнав, что уже через четыре года после сегодняшнего дня, Советский Союз будет уничтожен. Огромная империя, подточенная изнутри жадностью ваших правителей, просто развалится на куски.
   Для меня, как историка, не совсем понятно, как за несколько дней, без всяких войн и внешней агрессии, разрушится ваша империя - Советский Союз. И никто не встанет на его защиту. Возможно, причина этого очень проста. Вы слишком много воевали. Эти непрерывные войны выбили генофонд нации: самых здоровых, самых смелых, самых совестливых. Тех, кто мог бы защитить свою страну. Под руководством талантливых и мудрых вождей.
   Думаю, вы уже и сами, Сережа, догадались, что у нас нет вождей. А есть лишь совет старейшин. Нет чиновников, но есть традиции, подаренные нам нашими предками. У вас же с каждым годом будет появляться все больше и больше чиновников и священников. Которые сами не будут ни пахать, ни сеять. Но будут сидеть на вашей шее, и при этом будут еще и учить, как вам жить. Вы придумаете множество законов. Но почти ежедневно будете менять их в угоду сиюминутному. Назначать тех, кто будет следить за их исполнением. И карать тех, кто не будет их исполнять. Вы будете придумывать все новые и новые законы, вместо того чтобы чтить и соблюдать заветы своих отцов. По вашим законам за какую-нибудь незначительную кражу будут сажать на длительные сроки. А за кражу миллионов - давать условный срок. Без конфискации имущества, разумеется. Но жить вы будете не по законам, а по понятиям.
   И те, кто украдет у народа его собственность, будут говорить, что об этой краже нужно, как можно скорее, забыть. И больше не воровать. Жить честно. Работать (на них). И будет всем счастье. Это будет одна из самых изощренных в мире краж. Потому что украдут они у вас не только будущее, но и самих вас превратят в своих рабов. При этом будут говорить, что не нужно "раскачивать лодку", нужно жить и дальше, как живем. Повсюду будут вещать о свободе, но в чем будет заключаться эта свобода? В том, что вы будете кормить целую орду чиновников, священников и олигархов? А сами будете находиться в ипотечном рабстве. И работать на чужого "дядю": на чужой земле и на чужих предприятиях?
   К слову сказать, у вас появится не только тьма чиновников и священников, но и представителей различных партий, общественных организаций и движений. Прибавьте к этому армию, полицию, спецслужбы, частных охранников - тех, кто тоже ничего не выращивает, и не производит.
   Они выйдут из народа, но своих близких, тех, кто выращивает хлеб и работает на производстве, будут считать людьми недалекими. Людьми "второго" сорта. Ибо их близкие, рабочие и хлеборобы будут жить в нищете. Детей рабочих и хлеборобов будут "забривать" в армию и в полицию. И они будут служить, воевать и проливать свою кровь уже не за Родину, а за чьи-то сугубо меркантильные идеи и чью-то частную собственность. А дети чиновников и олигархов тем временем будут купаться в роскоши на каких-нибудь тропических островах или в зарубежных странах. И у них почему-то не будет абсолютно никаких "священных долгов и почетных обязанностей" ни по отношению к России, ни по отношению к ее народу.
   17 сентября 1941 года Военный Совет Ленинградского фронта издал приказ "Стоять насмерть! Ни шагу назад!": "...объявить всему командному, политическому и рядовому составу, обороняющему данный рубеж, что за оставление без письменного приказа Военного совета фронта и армии указанного рубежа все командиры, политработники и бойцы подлежат немедленному расстрелу".
   В 1941-м году этот приказ был настоящей трагедией - ведь за невыполнение его могли расстрелять ВСЁ подразделение. Как во времена Чингисхана. В современной же России подобный приказ с призывом защищать до последней капли крови особняки на Рублевке или иную собственность ваших олигархов - будет всего лишь фарсом.
   В стародавние времена князья самолично участвовали в военных походах, вели в сражения свои дружины. В Великую отечественную войну сыновья Сталина воевали на фронте. А где будут воевать дети Ваших олигархов, если придет время защищать Россию? Ваши нынешние правители будут лишь принимать решение о развязывании войны. Но сами будут сидеть в своих кабинетах. А погибать за них и их безумные идеи будут другие.
   И потому все меньше и меньше будет в вашей стране "панфиловцев", сражающихся до последней капли крови за Москву. Все больше будет "Кутузовых", желающих сдать ее врагу.
   Так ваша власть разрушит не только основы государства, но поставит под угрозу само существование государства. Кто тогда будет защищать Россию? Полиция?
   - Милиция. - Поправил Сергей сэра Родрика. - Полиция на Западе. У нас - милиция. Хотя когда-то она была и у нас. При царе, да при фашистах.
   Родрик лишь грустно улыбнулся. Но снова почему-то повторил: "Полицию". Наверное, по ошибке? А затем продолжил.
   - Армия и полиция будут использоваться не для борьбы с внешним или внутренним врагом, с преступностью и коррупцией, а для борьбы с инакомыслием. Несогласие народа с воровской политикой ваших вождей будет называться ими терроризмом. А так называемых "террористов" будут убивать практически на улицах, без суда и следствия. При этом численность полиции будет превышать численность армии. Словно правители ваши будут больше бояться своего народа, чем внешнего врага. И основными атрибутами вашей демократии станут резиновые дубинки и "роботы-полицейские"...
   - Резиновые дубинки? - Задумчиво повторил за сэром Родриком Сергей. В фильмах про американских или английских полицейских он, кажется, видел нечто подобное. Но представить участкового милиционера с резиновой дубинкой у него как-то не получалось. Поэтому он и не удержался от вопроса - А что такое резиновая дубинка?
   - Резиновая дубинка - это изобретение демократии, которым ваши новые господа будут прививать к себе "любовь" народа.
   Они же начнут сдавать в аренду землю, которую сами украли у настоящих владельцев. Их ипотека превратится для народа в изощренную форму кабалы и рабства. Вы будете строить для своих чиновников парламентские городки, правительственные здания и различные учреждения. Вместо того, чтобы строить большие и красивые дома для своих соплеменников. Пройдет несколько лет, прежде чем после рождения двух детей у вас начнут давать землю под строительство домов. Но почему не давать ее до рождения детей? Почему ваши дети должны рождаться на пустырях, а не в больших и красивых домах?
   Повторюсь, самым удивительным будет полная безответственность ваших чиновников самого высокого ранга за свои решения, за свою работу и за свои ошибки. Они не будут отвечать абсолютно ни за что! В том числе, за бездарное и неэффективное использование бюджетных средств. Отвечать рублем или своей свободой.
   Они начнут строить мост и "потемкинские" деревни на острове Русский за миллиарды рублей. Для того, чтобы провести там один-единственный саммит. Чтобы потом, якобы, передать все построенное под университетский городок. При этом ваши вожди почему-то скромно будут умалчивать, что учиться в этих университетах будут китайские дети, а не русские. И не по причине войны, а из-за обычных демографических процессов, вызванных бездарной политикой этих самых вождей.
   А почему бы не провести подобный саммит где-нибудь "в российской глубинке"? Не построить этот университетский городок в Брянской или Рязанской области? Неужели во всей России больше не на что потратить эти колоссальные средства? На подъем сельского хозяйства или промышленности. На строительство домов для молодоженов или молодых специалистов.
   Вместо этого ваши вожди решат "переселить" правительство из Москвы в область, а саму область превратят в часть Москвы. "Похоронят" миллиарды долларов на строительстве олимпийских объектов в Сочи. Начнут запускать на Марс и другие планеты спутники, которые даже не смогут взлететь с земли, придумают разные нацпроекты. Разбазаривая и разворовывая при этом народные деньги, вместо того, чтобы реально закладывать фундамент процветания и развития страны. Чтобы наконец-то повернуться от абстрактных идей и проектов к конкретным людям, к их нуждам и чаяниям.
   Огромные средства из бюджета страны будут вкладываться в образование, науку, сельское хозяйство и оборонную промышленность. Но когда у власти будут воры - большая часть этих средств будет разворована. Оставшаяся - потрачена не по назначению.
   Я просто диву даюсь, какие колоссальные средства буду вкладываться вами в нано-технологии. Но когда руководить этими исследованиями будут люди слишком далекие от науки, результаты их работы окажутся столь ничтожными, что их не будет видно даже под микроскопом. Если в былые годы у вас говорили, что любая кухарка может управлять государством, то вскоре у вас будут считать, что достаточно быть успешным менеджером, чтобы руководить любым направлением в науке, экономике или промышленности. Но это далеко не так. К тому же, когда на руководящие посты люди будут назначаться по принципу личной преданности, а не по их профессиональным качествам - для страны это рано или поздно, но обернется настоящей катастрофой.
   Вам будут говорить много красивых слов о том, как хорошо становится жить в вашей стране, о росте благополучия ваших сограждан и увеличении средней продолжительности жизни. Но, как известно, сколько раз не произноси слово "халва", во рту от этого слаще не будет. Ведь от "лукавого" будут эти цифры: увеличение рождаемости будет происходить за счет некоренного населения, увеличение продолжительности жизни - одновременно с катастрофическим "омоложением" хронических и тяжелых заболеваний. Да, возможно, когда-нибудь ваши сограждане и будут жить чуть дольше. Но при таких заболеваниях разве это можно будет назвать полноценной жизнью?! Хотя, лично мне кажется, что все, что будут делать ваши правители, имеет одну единственную цель - уменьшение "поголовья" вашего коренного населения. Для чего им это нужно - вот вопрос!
   Ведь не случайно, средняя продолжительности жизни мужчин в вашем роду будет около сорока лет. А не шестьдесят, как будут кричать на каждом углу ваши политики. За ближайшие двадцать лет прервутся мужские линии четырех близких вам родов. И не только у вас! На самом деле, хорошо в вашей стране будет жить только ворам, продажным политикам и чиновникам-коррупционерам. Простым людям, тем, кто честно работает и служит, будет плохо.
   Поймите, Сережа, реальное ухудшение качества жизни - не просто пустые слова. На деле это означает, что ваши родители умрут на несколько лет раньше. А ваши дети на несколько лет раньше заболеют самыми тяжелыми болезнями. Если они у вас, конечно, будут.
   Когда к власти в стране придут воры и жулики, своими действиями и бездействием они не на словах, а вполне реально будут убивать ваших родных и близких. Будут убивать ваше будущее и светлое будущее вашей страны. Чтобы люди не задавали им "лишних" вопросов, они начнут уничтожать образование, манипулировать общественным сознанием, уничтожать историческую память своего народа. В результате, некоторое время они смогут жить спокойно. Однако, разрушив устои страны, они выиграют лишь одно сражение. Но проиграют всю войну. К сожалению, вместе с ними проиграет и страна, и народ. Потому что властвовать так безответственно, наверное, можно. Некоторое время. Но построить сильную и процветающую страну - нет.
   После окончания "Холодной войны" и развала Советского Союза ваша страна приступит к сокращению армии. Более похожему, правда, на ее уничтожение. Самые боеспособные части пойдут "под нож". Под видом сокращения различных видов вооружения, начнется разоружение армии. Но почему-то, в одностороннем порядке. И это будет похоже не на жест доброй воли, а на обычную капитуляцию.
   Но даже уничтожение и утилизация боеприпасов у вас будут проводиться более чем своеобразно. Вместо их переработки, начнется странная череда "случайных" пожаров на складах боеприпасов. Которые будут происходить с завидной регулярностью. А ведь подобные пожары - все равно, что бомбардировка своей территории. Знаете ли вы, Сережа, что в тех местах, где во время Великой отечественной войны шли самые ожесточенные бои, до сих пор ничего не растет. Будет желание, съездите как-нибудь на Малую землю. Убедитесь в моих словах сами. Там растут лишь бурьян, да сорняки. А вы будете всю Россию превращать в безжизненную пустыню.
   Но пожары на складах боеприпасов - это лишь цветочки. Ягодки - впереди!
   Более страшными окажутся поразительные по размерам и регулярности лесные пожары. Пройдет не так уж много времени, и эти "случайные" пожары, нанесут планете такой ущерб, что в какой-то момент природа просто устанет терпеть людские "шалости". И тогда произойдет такое, что на фоне этого смерчи, землетрясения, цунами и пожары покажутся вам лишь детскими шалостями матушки-природы. Человечество окажется больше не нужным природе. И тогда на смену привычным видам, придут крысоволки, зайцеантилопы, крысотигры и медвепуты.
   На смену красному флагу, под которым ваши отцы и деды спасли мир от фашистской чумы, вернется царский флаг. Под которым Русь столько лет находилась под игом крепостного права. И который ваши прадеды сбросили в 1917 году. Думаете, возвращение этого флага случайно? Увы, нет. Снова появятся опричники, полицейские и новые господа. Которым не нужен будет свободный народ, а нужны будут лишь прислуга, рабы и холопы.
   Гербом в вашей стране станет птица о двух головах. Но такая птица никогда не взлетит. А если и взлетит, то не улетит далеко. Появление такого герба-мутанта - далеко не случайно. Потому что и у вас начнут происходить различные мутации. Сначала к власти придут "оборотни" - партийные и оборотни в погонах. Затем - мутанты.
   На экраны будут выходить фильмы о добрых оборотнях и вампирах, которые спасают мир и все человечество. Да, главные герои тоже "немного едят человечину" и пьют человеческую кровь. Но так, разве что самую малость. А вообще-то они очень страдают от этого, и всячески хотят избавиться от этой дурной привычки. И пытаются заменять живую человеческую кровь в своем рационе на морковный сок. Не трудно догадаться, что такие фильмы будут снимать сами вампиры или их прихвостни.
   Вернувшись домой, Сережа, вы узнаете от своих соотечественников, что были не воином-интернационалистом, а оккупантом. И только тем и занимались, что убивали здесь стариков, женщин и детей. Словно не было среди моджахедов обычных бандитов, которые грабили и убивали своих соотечественников. Не было наемников на их стороне. Не было этого месяца на пакистанской границе. Что Ограниченный контингент советских войск в Афганистане выполнял не обычные миротворческие задачи, а "преступные планы преступного руководства".
   Со временем вы и сами начнете сомневаться в том, что вы здесь делали?..
   Когда сэр Рорик произнес эти слова, Сергей неожиданно вспомнил душманов, с которыми ему приходилось встречаться. При всем желании, никак не тянули эти бородатые здоровяки на бабушек и дедушек. И, уж тем более, на женщин и детей. И на вооружении у них были не только кремневые ружья, но и самые современные пусковые установки реактивной артиллерии, переносные зенитно-ракетные комплексы "Блоупайп" и "Стингеры". Что скрывать, были среди них не только борцы за веру, но и обычные бандиты, которые грабили и убивали своих же.
   Да, трудно было представить, что в каком-то там будущем соплеменники будут называть его убийцей и оккупантом. Сама мысль об этом казалась ему кощунственной. Сергей тяжело вздохнул. Но сэр Родрик и не пытался его успокоить. После короткой паузы, он продолжил свой рассказ.
   - Еще через десять лет вы, Сережа, получите медаль "20 лет окончания войны в Афганистане" от непонятной, негосударственной организации. На удостоверении не будет подписи ни одного официального лица. Государство даже здесь постарается "откреститься" от вашей войны. Как говорится, у вас - своя свадьба. У нас - своя.
   Это и понятно. Заниматься реальными проблемами ветеранов - занятие довольно хлопотное. А вот изображать на словах эту заботу гораздо проще. Как говорят у вас на Руси, языком молоть - не мешки ворочать.
   Даже среди ваших нынешних товарищей пройдет раскол. Будут среди них те, для кого афганская война навсегда останется частичкой юности, тяжелой, но светлой. Тем временем, когда слова "однополчане", "армейский друг", "братишка" были не просто словами. И будут те, кто "приватизирует" даже память об этой войне. И кого со временем вы будете называть "самыми ветеранистыми ветеранами". Те, кто сначала разделит вас на разные "союзики" и "братства". А потом будет ежегодно украшать свои пиджаки все новыми и новыми побрякушками, обесценивая боевые ордена и медали. Это будут медали "За штурм центрального кабульского желдорвокзала", "За освобождение кандагарского морского порта", "За суперзаслуги". Чего только не придумает их тщеславие! Но эти награды будут "иудушкиными". Ибо будут платой за раскол ветеранского движения, за то, что они позволят разделить ветеранов разных войн на ветеранов разного "сорта". За молчаливое согласие при "исчезновении" из законов статей о бесплатном выделении земельных участков ветеранам военной службы и ветеранам боевых действий. За предательство своих товарищей и самих себя.
   Понятно, что стоить эти "награды" будут копейки. Понятно, что не все будут награждать ими самих себя. Но, может быть, эти копейки нужнее родителям погибших ребят? Может быть, не стоит принимать такие награды, а иногда от них можно и отказаться? Одно дело, когда эти награды заслужены в бою. Или это юбилейные награды для всех. И другое дело - когда для себя любимого и для своего тщеславия. Крысятничество это. И даже я, гражданский человек, понимаю это.
   Формально, разумеется, все будет сделано очень красиво - предприятия, земля и недвижимость будут продаваться через аукционы. Вот только у ветеранов не будет ни денег, ни малейших шансов в них победить. В отличие от тех, кто имел доступ к "государственному пирогу" и беззастенчиво "прикарманил" его. Или в отличие от иностранных компаний, которые за бесценок будут скупать предприятия, недвижимость и землю.
   С удивительной настойчивостью ваши правители будут брать из прошлого все самое плохое. И "забывать" о том, что за верную службу Отечеству воинов всегда награждали земельными наделами.
   Десять лет уйдет у вас, Сережа, на хождения по различным кабинетам, на переписку с чиновниками самого высокого уровня. Вы будете пытаться вернуть в законодательство эту "пропавшую" статью. Вместо того, чтобы все это время заниматься реальным делом - строительством Дома. И во всей вашей огромной стране не найдется ни одного губернатора, мэра или политика, который поддержит вас в этом деле. Не говоря уж о президенте, из администрации которого придет ответ, что делами ветеранов и участников боевых действий они не занимаются. Хотя на словах они, конечно же, будут денно и нощно, без сна и отдыха решать проблемы ветеранов.
   Всю оставшуюся жизнь вы будете жалеть об этих, потраченных впустую, годах. Ведь, как поется в одной известной песне Аллы Пугачевой: "Несвоевременность - вечная драма". В старости Дом будет уже не так важен. Он нужен, чтобы в нем звучали голоса детей. А не для того, чтобы встречать в нем старость.
   Парадокс, но красивые, дорогие дома, которых будет немало построено в России, даже если они и будут построены на честно заработанные деньги, будут восприниматься большинством населения, как дома воров, коррупционеров и жуликов. И это будут "замки на песке". Потому что не будет для вашего народа ничего более приятного, чем при очередной смуте, в очередной раз "разрушить их до основания". И лозунг "грабь награбленное" снова будет казаться чем-то "робин-гудовским" и справедливым. Вот только Робин Гудов будет все меньше и меньше. А мир неминуемо будет катиться в бездну хаоса.
   Ведь вы и сами прекрасно знаете эти простые истины: что природа не терпит пустоты. И что вода, которая стоит - загнивает. Так и русский народ не может долго находиться без дела. Он либо строит так, как никто в мире не может строить. Либо все разрушает. Ваша страна скоро вновь окажется на перепутье. Точнее даже не на перепутье, а перед пропастью. И либо она начнет строить дома для своих солдат, своих учителей, врачей и инженеров. И в результате построит мост через эту пропасть. Либо начнется очередной русский бунт: бессмысленный и беспощадный.
   Те, кто уезжает с наворованным за рубеж надеются, что смогут там пережить трудные времена. Они не понимают, что современный мир стал слишком маленьким. Его стало слишком просто разрушить. И то, что начнется в России, пройдет смерчем по многим другим странам. Не дай бог никому дожить до этого!
   Есть еще одна сторона у этой медали. Уезжая в Лондон или Нью-Йорк, они везут с собой дурную карму. В результате, в этих странах начинаются кризисы и беспорядки. Причина здесь довольно проста - нужно быть более разборчивыми с теми, кого пускаешь в свой дом.
   Задумывались ли вы когда-нибудь, почему так созвучны слова "Отечество" и "Отчество"? А ведь Отечество - это, по сути, большой дом, построенный вашими отцами и дедами. Нужно знать, как он построен и как устроен. И нужно знать, кого вы в него пускаете?
   Да, вся страна, по сути - это большой дом. Если год из года не вкладывать деньги в ремонт кровли и коммуникаций, если ремонт будут делать не профессионалы, а болтуны - дом постепенно начнет разрушаться. Пока не рухнет окончательно. Похоронив под своими стенами своих жильцов.
   И строить большой, красивый дом нужно всем миром. Однако ваши правители будут старательно раскалывать ваше общество, вместо того, чтобы хотя бы попытаться его объединить.
   Даже в вопросах веры, вместо того, чтобы подарить людям надежду, они будут проводить иезуитскую политику. Одной рукой щедро раздавая земли и деньги под строительство новых храмов. Другой - разрушая сами устои Веры.
   - Вы не любите христианство, сэр Родрик? - Не удержался Сергей от вопроса.
   - Нет, Сережа, дело не в том: люблю я христианство или нет. Просто, обслуживая и прислуживая воровской власти, ваша церковь вскоре и сама превратится в некое Акционерное общество. В котором во главу угла будет поставлен золотой телец, а не сама Вера. Где забудут о том, что бог - для людей, а не наоборот. Но зато у вас появятся "православные активисты" и борцы за "истинную" веру, с негласного согласия ваших священников, беспощадно унижающие и уничтожающие тех, кто им не нравится. Кто выглядит иначе, чем они, кто одевается иначе, кто думает иначе. Их "тонкие и ранимые души" могут быть "оскорблены" любой мелочью. А потому практически любой человек в любое время и в любом месте может пострадать от их "праведного гнева". И никто не сможет быть в безопасности от них и от того, что сегодня или завтра они посчитают "оскорбительным для их веры". При этом их вполне будут устраивать дорогие иномарки у священников и нищета прихожан, коррупция властей и продажность политиков. В результате, красивыми словами и благими намерениями этих "активистов" будет выстлана дорога в ад. Для истинных верующих, коих всегда было немало на Руси, это станет настоящей трагедией.
   - И что, надежды на спасение у нас уже нет?
   - Ну, что вы, Сережа?! Надежда есть всегда. Вопрос лишь в том, сможете ли вы превратить свою надежду в реальное спасение?
   Возможно, вам известно, что, по словам Нострадамуса, спасение мира произойдет благодаря возникновению новой религии. Это будет "секта философов, презирающих смерть, почести и богатства". Я тоже думаю, что ни одна из ныне существующих религий не даст миру шанса на выживание. А только их объединение на условиях равенства и взаимоуважения подарят нам шанс на сохранение человечества на планете Земля.
   - Наверное, вы правы, сэр Родрик. - Задумчиво произнес Сергей. - Если верующие в этой новой религии будут отправлять свои религиозные ритуалы не в церквях и мечетях, а на строительных площадках. Если будут возводить не храмы для своих богов, а дома для молодоженов - тогда у человечества появится шанс на лучшее будущее. Такая религия действительно сможет объединить нас всех. И если вместо строительства новых административных зданий, колоссальных финансовых затрат на разные абстрактные идеи, наше правительство начнет делать хоть что-то реальное для простых тружеников, тогда мы сможем уцелеть. И сможем подарить нашим детям надежду.
   - Да, Сережа, возможно, когда-то так и будет. Но до этого еще не скоро. А пока же вас будут стравливать друг с другом, как слепых котят. Снова в ходу будет принцип "Разделяй и властвуй". И это будет продолжаться до тех пор, пока вы сами не уничтожите друг друга.
   И для этого не нужны будут войны. Если в вашей стране все будет продаваться и покупаться, то можно предположить, что, допустим, за 1 миллион долларов можно будет купить место депутата Государственной Думе. Тогда почему бы не купить "нужного" президента за 1 миллиард долларов? А нужного чиновника - гораздо дешевле. Тогда зачем воевать? Ведь эти депутаты и чиновники с молчаливого согласия президента продадут Россию в розницу или оптом. Продадут землю, заводы, людей, страну.
   И это будет продолжаться до тех пор, пока вы так и не поймете, что ваши враги находятся не в Америке и не в других странах. Ваши самые страшные враги - ваши вожди, которые боятся вас и ненавидят. Которые своими экспериментами, реформами и некомпетентностью нанесут вашей стране ущерб, сопоставимый с гитлеровской агрессией. А, возможно, и превышающий ее.
   Да, для передела мира не понадобится третья мировая война. Вы сами сойдете на нет. Пока не научитесь выбирать себе достойных правителей, выбирать головой, а не ушами. До тех пор Эпоха мошенников у вас не закончится.
   Не буду скрывать: через десять лет, после большой смуты, ваша молодежь начнет создавать комитеты и группы. Станет модным охотиться за чиновниками и их семьями, отслеживать их счета в интернете. Снимать с них денежные средства, и под видом благотворительных организаций переводить их на счета детских домов, больниц и школ.
   В России появятся БАРСы, "Чистильщики" и другие продолжатели дела Легиона "А". Они создадут специальную компьютерную базу данных на всех чиновников-взяточников, продажных политиков, их родных и близких. На их счета в зарубежных банках и недвижимость, разбросанную по всему миру. Интернациональные по составу группы хакеров начнут настоящую кибер-охоту на этих нелюдей.
   Сейчас вам трудно поверить, но вскоре в России появится около миллиона беспризорников. Как после Гражданской или Великой отечественной войны. Несовершеннолетние, практически неподсудные. Для них, руководимых невидимыми кукловодами, охота на коррупционеров и продажных политиков станет самой популярной игрой.
   Да, для тех, кто не учит уроки истории, она их повторяет. Правда, уже с более жесткими исходными данными. Ведь мы, Одины, все это когда-то проходили. Но мы смогли остановиться, а сможете ли остановиться вы? Не будет ли слишком поздно?
   Сможете ли вы снова научиться жить в мире и строить церкви-однодневки. Строить дома всем миром и помогать друг другу. Или нет?
   Знаете, Сережа, одна моя знакомая как-то сказала, что дело настоящих мужчин - любить своих женщин, строить дома, воспитывать своих сыновей и сажать деревья. А если воевать, то только ради защиты всего этого: своих любимых, своего дома, деревьев, посаженных своими руками и руками своих предков.
   Думаю, вам известна аксиома британского военного историка Лиддел Гарта. Согласно которой, цель всякой войны - сделать послевоенный мир лучше хотя бы для одной воюющей стороны. Вывод из этой аксиомы очень прост: если после войны вы стали жить хуже, значит, вы проиграли. Что бы вам не говорили ваши вожди.
   Я уверен, что единственная война, в которой каждому из нас стоит участвовать - это война с собственной ленью. Потому что, победив лень, мы сможем посвятить себя творчеству, созиданию, любви. Сможете построить большой и красивый дом, в котором будет раздаваться детский смех. Подарить радость и счастье своим близким, сделать лучше их и свою жизнь - только такая война имеет смысл. А любые военные победы не стоят и ломанного гроша, если за ними не будет этого большого и созидательного труда над собой. Уже в мирной жизни. А будут лишь "почивание на лаврах" и воспоминания. Самые важные ваши победы не на войне! Вы должны понимать это, Сережа. Но, к сожалению, в ближайшие годы страну вашу ждут трудные времена и совсем другие войны...
   - А вы не можете ошибаться в своих прогнозах, сэр Родрик? - С болью в голосе спросил Сергей своего собеседника.
   В ответ сэр Родрик лишь печально улыбнулся.
   - Но ведь это невозможно. Все, что вы рассказали - НЕ-ВОЗ-МОЖ-НО.
   И снова сэр Родрик ничего не ответил. Но в его грустной улыбке промелькнуло что неуловимо печальное. Такое, что может промелькнуть только в улыбке человека, знающего будущее.
   Через мгновение сэр Родрик поднялся со скамейки.
   - Извините, Сережа. На этом я вынужден откланяться. Меня ждут мои домашние. - И протянул руку на прощание.
   Сергей тоже встал. Пожал протянутую руку. Рука Родрика оказалась на удивление сильной. И это была рука друга. Вместе с сэром Родриком ушла и амазонка. На прощание она долго благодарила Лану и радостно улыбалась. Похоже, рекомендации Ланы и ее советы оказались более чем полезными.
   Оставшись с Ланой наедине, Сергей спросил у неё, что такое Сиеста? Не то, чтобы ему это было слишком интересно. Просто засело какое-то слово в мозгу и не давало покоя.
   - Сиеста? - Переспросила его девушка.
   - Ну, да! Когда мы увидели ленточку над входом в беседку, ты произнесла это слово?
   - Сиеста - это послеобеденный отдых, являющийся общей традицией для некоторых стран, с жарким климатом. У нас же Сиеста - это время для послеобеденных ласк и любовных игр. Те, у кого есть подобные ленточки, имеют на это право.
   - Право? - Удивился Сергей.
   - Да, право. Скоро ты все узнаешь. - Ответила ему Лана.
  
  Глава 10
  
   Когда молодые люди вернулись с прогулки, дома их поджидали не только Александр Васильевич с Лией, но и Люка с Гюнтером. Гюнтер недавно вернулся из Америки, где занимался разработкой компьютеров и компьютерных программ.
   Что такое компьютер, Сергей уже знал. Полгода назад на дивизионной операции под Баграмом ему с разведвзводом довелось прикрывать батарею реактивных установок "Ураган". На одной из машин управления была установлена электронно-вычислительная машина (или компьютер, по-современному). Она была довольно компактной - даже одного КАМАЗа было достаточно для ее перевозки. По словам Гюнтера, компьютеры, которые он разрабатывал, мог перенести и один человек. Верилось в это с трудом. Просто Сергей еще ни разу в жизни не встречал людей, которые могли бы на руках переносить грузы в несколько тонн. Ведь по его прикидкам, весила электронно-вычислительная машина у артиллеристов тонны две-три, не меньше.
   Да, и относительно компьютерных программ Сергей был в курсе. Ему уже приходилось видеть перфокарты, на которых электронно-вычислительная машина "выбивала" в рядах нулей и единичек прямоугольные дырочки. Скорее всего, это и были те самые программы, над которыми работал Гюнтер? Но уточнять Сергей не стал.
   Вскоре в семье у Гюнтера ожидалось пополнение. Люка была на четвертом месяце беременности. Оказалось, что у Одинов за полгода до рождения ребенка было принято "отправлять" будущего папу в "декретный" отпуск. Его "отзывали" из Внешнего мира, не брали в дальние походы и опасные экспедиции. Потому что на это время в обязанностях будущего отца было помогать жене по хозяйству. По вечерам рассказывать будущему ребенку сказки, легенды и обычаи своего племени. Говорить ему о том, что его очень ждут. И надеются, что Он (Она) будет хорошим помощником для своих родителей. Будет талантливым, послушным и трудолюбивым. Потому что, если ребенок не будет знать, что он приходит в этот мир, для того чтобы быть помощником своим родителям, он сможет стать для них просто тираном.
   Разумеется, благодаря этому ребенок рождался более здоровым (все эти месяцы мама не переживала, где пропадает ее супруг - он был рядом), более талантливым (попробуйте почитать своим детям сказки с интонацией или даже на разные голоса - и вы заметите, как меняются в лучшую сторону ваши дети), более послушным (еще до рождения он слышал голос своего отца, а не рассказы мамы о том, что его папа был космонавтом, улетел в космос за полгода до его рождения и забыл вернуться). Но самое главное - он рождался Человеком, который помогал своим родителям, чтил своих предков и старался сделать мир вокруг себя чище и добрее.
   Кроме компьютеров, Гюнтер увлекался изготовлением ювелирных украшений. И делал потрясающе красивые вещи. Но, как выяснилось из разговора, он не был чистокровным Одином. С его отцом - Отто Карловичем Шменкелем, стройным и подтянутым мужчиной лет пятидесяти (на самом деле ему было под семьдесят), заядлым пчеловодом и садоводом, Лана познакомила Сергея еще несколько дней назад. Правда, тогда она забыла уточнить, что в молодости Отто Карлович был унтер-офицером Абвера. И попал в Долину лишь по воле Случая.
   С приходом к власти в Германии нацистов, в Читральскую долину зачастили эмиссары Гитлера и Гиммлера. Откуда они узнали о калашах и Одинах, было неведомо? Но они настойчиво искали Проводников и способы попасть из Читрала в Долину Одинов. Многие считали и считают до сих пор, что нацистов интересовали лишь проблемы расовой чистоты. На самом деле, у этих поездок было много идеологических, эзотерических и даже мистических составляющих. И одна очень прозаическая цель. Как и многих других правителей, Гитлера интересовали вопросы долголетия и секреты Одинов.
   По личному распоряжению Гитлера в 1943-м году в составе разведгруппы Отто Карлович был выброшен в район Читрала. Несколько раз своим мужеством и отвагой унтер-офицер Шменкель спасал разведгруппу в самых безвыходных ситуациях - местные племена встречали их не слишком гостеприимно. Но именно он отказался выполнить приказ командира разведгруппы, расстрелять Проводника, который завел их в непроходимые дебри.
   Проводника этого нашли в Германии. Выследило его гестапо. Видимо, кто-то проболтался о необыкновенном племени потомков воинов Александра Македонского. И о человеке, который знает, как попасть в это племя. Абверовцы смогли "увести" этого Проводника из-под самого носа у гестаповцев. Это было их маленькой, но приятной победой над конкурирующей организацией. Но абверовцы не знали, что для того, чтобы попасть в Долину Одинов одного Проводника было недостаточно. Непременно нужен был второй (ведь один Проводник отвечал за Тоннели Времени, а второй - за Лабиринты Пространства). А потому тот Проводник не мог провести их в Долину из Германии (хотя, при наличии второго Проводника сделать это было совсем не трудно, ведь Лабиринты Пространства и Тоннели Времени, ведущие в Долину Одинов, есть в любой стране). Предположив, что из Читральской долины попасть в Долину Одинов будет гораздо проще, Абвер направил в Индостан одну из своих разведгрупп. Но и здесь их экспедиция не увенчалась успехом (позднее сюда было выброшено еще несколько разведгрупп, но результат был тот же). Командир группы все никак не мог взять в толк, что даже если бы Проводник согласился и захотел провести их в Долину - один он все равно не смог бы этого сделать. Но Проводник и не хотел этого. Не хотел чтобы разрушили его мир и мир его соплеменников, будущее его детей и внуков. Оказывается, угрозы и пытки не всегда всесильны. Отто Карлович смог это понять (или, скорее, почувствовать). И попытался переубедить своего командира, но командир оказался непреклонен. Он назвал Отто предателем и приказал своим подчиненным расстрелять унтер-офицера Шменкеля вместе с Проводником. Лишь чудом Отто остался жив. Тяжело раненного его подобрали и выходили Одины.
   Стоит сказать, что за все последующие годы ни эмиссары Гитлера, ни разведгруппы Абвера так и не смогли попасть в Долину Одинов. Но в Абвере работали настоящие профессионалы. По крайней мере, в части аналитики. Из разрозненных кусочков информации, отрывочных слухов и легенд, полученных в соседних племенах, абверовцы смогли узнать о Долине довольно многое. И это многое позднее было использовано в послевоенной Германии при строительстве дорог, домов, Термал Паласов (во многом аналогичных Джештакам). В воспитании детей и семейном укладе.
   В результате сложилась довольно парадоксальная ситуация: нацисты проиграли войну. А немцы, которые смогли воспользоваться знаниями Одинов, выиграли. Советский Союз войну выиграл. А советский народ, в конце концов, ее проиграл. Ибо прошло совсем немного лет, как немцы, сделав упор на семейные ценности и благополучие своих сограждан, восстановили свою страну. Сделали ее преуспевающей и богатой. А Советский Союз, продолжая гнаться за абстрактными целями и идеями, погряз в гонке вооружений, подорвал окончательно основы своей экономики и распался на удельные княжества.
   Что же касается Гюнтера, то сейчас он работал в Джештаке. Среди множества лабораторий, в которых Сергей и Лана просто не успели побывать, располагался его компьютерный центр. Одины знали, что за компьютерами - большое будущее. И прекрасно понимали, что те, кто первым разработает и внедрит компьютерные технологии и программы, смогут овладеть не только несметными богатствами, но и получат мощные рычаги влияния на умы и сознание миллионов.
   Ведь компьютеры уведут людей из реального мира в мир иллюзий. И вскоре люди разучатся ухаживать за своими любимыми, дарить им живые цветы, а не виртуальные подарки. Перестанут любоваться звездами и радоваться свежести утренней росы. Разучатся жить и любить. Несмотря на большое количество "интернет-друзей", на самом деле будут ужасно одиноки. Несчастливы. И легко управляемы.
   Свои разработки в области компьютеров и компьютерных программ Одины со временем передадут американцам. И вскоре Америка станет монополистом в этой области. Она будет получать колоссальные средства (сопоставимые, а затем и превышающие те, что будут получать иные страны, продающие свое сырье, нефть, газ и будущее) за продажу этих программ, компьютерных технологий, интернета и доменных имен. Весь мир будет поделен на "воров", использующих нелицензионное программное обеспечение, и на "рабов", ежегодно выплачивающих дань за лицензионные программы. Интернет станет собственностью США. Но немногие в мире будут задумываться над простым вопросом: кому они платят за пользование этой информационной сетью. Да, да - именно ей - так "горячо любимой" ими Америке!
   Такой вот щедрый подарок сделают Одины американцам. Но те, кто знает историю, помнит и известную фразу: "Бойтесь данайцев, дары приносящих". Ибо есть подарки, которые не всегда идут на пользу тем, кто не умеет ими правильно пользоваться.
   Потому что, когда за разработку сайтов можно будет получить миллионы, а за выращивание хлеба - гроши, тогда любое государство будет поставлено на грань разрушения. И не каждое государство сможет вернуться к истокам, и использовать новые знания во благо своим гражданам и своему будущему...
   А пока Гюнтер, не покладая рук, работал над этими новыми технологиями. Уже очень скоро Гюнтер войдет в десятку лучших программистов не только Америки, но и всего мира. А много лет спустя, после этой встречи, он разработает компьютерную программу, которая решит многие финансовые проблемы Америки. Но навсегда лишит ее имперских замашек.
   Все это будет в будущем. А сегодня Гюнтер и Люка пришли в гости к Сергею с Ланой по совершенно иной причине. Очень веской причине.
   Начинался Учао - праздник Урожая. На уборку урожая Одины съезжались со всего мира. И в эти дни Долина была наполнена людьми, музыкой и смехом. Через несколько дней после уборки урожая наступало время Олимпийских игр. В играх принимали участие практически все Одины, от мала до велика. Кто-то в командных играх, кто-то в единоборствах. Гюнтер с Люкой пришли официально, от имени Совета старейшин, пригласить Сергея участвовать в Олимпиаде.
   Это было что-то новенькое. Сергей мог ожидать от Одинов чего угодно. Но самое простое, что предки Одинов когда-то стояли у истоков Олимпийских игр, а Одины могли сохранить традиции своих предков - как-то не пришло ему в голову.
   Из рассказа Гюнтера Сергей узнал, что Игры состоят из семи частей. В первой части, состоящей преимущественно из различных видов единоборств, принимали участие исключительно женатые (или замужние) Одины. Этот была некая форма демонстрации их индивидуальных достижений и возможностей. Вторую часть Игр Сергей мысленно назвал "дошкольной". Третью - "ремесленной". Четвертую - "массажной". Пятую - "особой". Шестую - "свадебной". Седьмую - "строительной".
   Так как племя на протяжении многих веков проживало на Шелковом пути, то главными призами за победу были шелковые ленточки. Для "победителей-женатиков" они были желтого (оранжевого - для замужних девушек) цвета. Эти ленточки украшали одежду. Но, как понял Сергей, не давали никаких, особых привилегий. Зато остальные части Олимпиады имели особый смысл и значение для Одинов. И ленточки, которые получали в них победители - дорогого стоили!
   В "школьной" части Олимпиады принимали участие дети шести-восьми лет. В отличие от первой части, где проводились только единоборства, основу всех последующих частей Олимпиады составляли командные игры. Так юным Одинам с раннего детства прививался дух Команды, дух взаимопомощи и настоящей дружбы. Все эстафеты оценивались по последнему результату, все состязания - по самому слабому участнику. И потому в каждом состязании больше ценились не рекорды, а готовность помочь друг другу и реальная взаимовыручка. Победители "школьной" части (мальчики и девочки) награждались ленточками белого цвета. Это символизировало "чистый лист" их взрослой жизни, на который теперь можно было записать множество хороших и добрых дел. Одновременно с этим, белая ленточка была своеобразным допуском к обучению в школе.
   "Проигравшим" оставалось надеяться на то, что они смогут победить в следующих Играх. И если они будут учиться прилежно и старательно, то сдав экстерном необходимые экзамены, смогут "догнать" своих друзей - победителей предыдущих Игр. И уже дальше учиться с ними вместе.
   В "ремесленной" части принимали участие дети девяти-двенадцати лет. Победители получали ленточки серого (девочки - голубого) цвета. И "допуск" к изучению различных ремесел.
   В "массажной" части участвовали юноши и девушки тринадцати-пятнадцати лет. Победители награждались ленточками красного (девушки - синего) цвета. После этого они имели право приступить к изучению основ массажа.
   Стоит отметить, что обучение массажу считалось у Одинов одним из важнейших направлений в обучении подростков. Под руководством опытных наставников юноши и девушки изучали теорию семейного и лечебного массажа. А затем переходили к практическим занятиям. Обучаемые, на основе личных симпатий, "разбивались" на пары. Мальчики делали массаж девочкам, девочки - мальчикам. Это было не только интересно, но и очень приятно. А потому многие стремились приступить к этим занятиям как можно раньше. И это был своеобразный стимул - никому из подростков не хотелось выглядеть последними неудачниками: когда все твои друзья и сверстники уже гладят друг друга, а ты все еще тренируешься и готовишься к очередным Олимпийским играм. На которых сможешь в очередной раз попытать удачу - заслужить право учиться.
   "Особая" часть проводилась для молодых людей шестнадцати-девятнадцати лет. Победители получали ленточки оливкового (девушки - розового) цвета. И эти ленточки являлись "официальным разрешением" на индивидуальные занятия массажем. Индивидуальные занятия подразумевали изучение подростками "особой" части массажа - любовных ласк и различных игр, которые считались обязательными для подготовки к "взрослой" семейной жизни (повторюсь: у Одинов были довольно поздние по афганским меркам браки, и до брака не принято было заниматься любовью). Если повесить такие ленточки над входом в беседку, она становилась неким табу - запретом войти в эту беседку любому постороннему. И в этом табу не было исключений ни для кого, в том числе, и для родителей подростков (так Сергей узнал, почему в прошлый раз они с Ланой и сэром Родриком не вошли в беседку, над входом в которую висела ленточка оливкового цвета).
   В "свадебной" части принимали участие Одины от двадцати лет и старше. Победители-мужчины награждались ленточками терракотового цвета (девушки - фиолетового). И получали право жениться. Как правило, будущие молодожены принимали участие в Играх в составе одной команды. Это позволяло им избежать такого неловкого момента, когда в Играх побеждал, к примеру, только жених. Но будущим молодоженам не приходилось ждать следующей Олимпиады, на которой должна была победить еще и невеста.
   По окончании Игр спортсмены вместе со зрителями возводили большие и красивые дома для будущих молодоженов. Раз в двенадцать лет неподалеку от старых поселений возникали новые. И в каждом новом поселении возводился Джештак. Проекты своих домов будущие молодожены готовили заранее, еще до Игр (в их разработке и принимала участие Лана). Все дома были примерно одного размера - в три яруса (три этажа - цокольный, первый и второй), общей площадью около 600 квадратных метров. Но различались планировкой, отделкой и архитектурными формами. В результате в Долине не было двух одинаковых домов. И каждый был по-своему интересен и красив. И, разумеется, был сделан с любовью.
   По словам Гюнтера, в следующее воскресенье состоится официальное открытие Олимпиады и жеребьевка и все участники Игр будут разделены на команды (в каждой возрастной категории). Затем будет разбит новый парк в честь Аполлона и Афродиты. Оставшиеся же до Олимпиады дни Гюнтер будет помогать Сергею в тренировках.
   - Чур, и я буду ему помогать. - Радостно произнесла Лана.
   - Ну, разумеется. - Ответил ей Гюнтер.
   О предстоящих Играх Сергей слышал уже и раньше, но он был уверен, что если и примет в них участие, то только в качестве зрителя. Увы, оказалось, что в Играх принимали участие абсолютно все. А потому нужно было срочно приходить в форму. И хороший тренер был здесь совсем не лишним. Тем более, что Сергей смутно представлял, в каких соревнованиях ему предстояло участвовать.
   Тренировки начались на следующее утро. Начались они, разумеется, с бега. И тут проявилась первая проблема. В Афганистане бег как-то не практиковался. Ни местными жителями, ни военнослужащими Ограниченного контингента Советских войск. Здесь больше ходили. И отсутствие "беговой практики" или же недавно перенесенный тиф сыграли с Сергеем злую шутку - оказалось, что за этот год он реально разучился бегать. После первой же тренировки он убедился в этом. Для полного восстановления необходимо было время, но его уже не оставалось.
   Одины же, в отличие от коренных афганцев, не только прекрасно бегали, но и очень любили этот вид спорта. И было понятно, что в этой дисциплине победить их у Сергея не было ни единого шанса. Оставалась надежда на Счастливый Случай, что в ходе жеребьевки ему достанется "не беговой" отрезок эстафеты. А потому Гюнтер сосредоточился на других элементах состязаний. Бег же остался, как обычный общеукрепляющий элемент подготовки.
   Первое упражнение было довольно простым. На деревьях, на высоте чуть большей, чем полтора метра, вывешивалось пять кругов диаметром примерно в двадцать сантиметров. Круги эти были изготовлены из довольно плотного материала, чем-то напоминающего картон. В них нужно было попасть небольшими плоскими камнями с шести-семи шагов. Камни эти лежали под ногами. Упражнение выполнялось на время. Каждый камень брался по очереди. И метался практически с уровня земли. Если в начале тренировок в мишени нужно было просто попадать, то позднее это упражнение немного усложнялось - друг за другом вывешивалось по три мишени, и каждым камнем нужно было пробить их все. В общем-то, ничего особо сложного в этом состязании не было: пять "тройных" мишеней и пять камней. "Не пробитые" мишени приносили спортсмену штрафные очки.
   Сергей невольно вспомнил свое любимое упражнение из военного троеборья (ВТ-2) - метание гранаты на точность. Там нужно было просто попасть пятнадцатью гранатами Ф-1 (без запала) в круг метрового диаметра, расположенный на удалении в 40 метров. И уложиться в 6 минут. Но упражнение у Одинов было гораздо интереснее. Потому что прежде, чем попасть на рубеж метания камней, нужно было преодолеть своеобразную полосу препятствий. Под обстрелом войлочных мячей, которые Гюнтер метал с умопомрачительной скоростью. Да, Сергей не мог бегать на длинные дистанции, но на короткие и на полосу препятствий его кое-как хватало. А вот попасть в него войлочным мячом было совсем не просто. Сергей словно превращался в падающий кленовый лист, который казался совершенно открытым. Но через мгновение поворачивался боком и практически исчезал из поля зрения. Гюнтер лишь удивленно присвистывал при этом.
   После обеда Гюнтер обучал Сергея фехтованию, преодолению полосы препятствий и различным видам единоборств. Лана учила стрельбе из лука и проводила тренировки по плаванию.
   Однажды на тренировку пришел Александр Васильевич. Пока Сергей отрабатывал технику стрельбы из лука, князь подсказывал ему, как выбрать наиболее устойчивую и удобную позу для стрельбы. И как стрелять по движущимся целям.
   - Знаете, Сережа. - Неожиданно произнес Александр Васильевич. - Человеку важно чувствовать себя победителем. И нужны ступени роста, к которым он мог бы стремиться. И которые помогали бы ему становиться лучше. Но победы, которые легко даются, не всегда ценятся. Лишь те, что даются кропотливым трудом и старанием - являются наиболее ценными. Особенно если это победы над самим собой.
   - Да, кстати, а в каком чине, Сережа, вы служили в Красной армии?
   - В Советской Армии, Александр Васильевич. Служу. Звание - старший лейтенант. Должность - начальник разведки батальона, командир отдельного разведвзвода. - Сергей тщательно прицелился в мишень.
   - Это офицерский чин. Значит, по нашим меркам, вы - тоже дворянин.
   - У нас давно уже нет дворян, Александр Васильевич. А если и есть, то нынче дворяне - это те, кто служит в Москве. При дворе. Там, где даже шутов и скоморохов награждают чаще, чем боевых офицеров. - С грустной улыбкой ответил Сергей и выстрелил. Стрела попала в самый край мишени. Но это ничуть не смутило Сергея - ведь он не был волшебником. Он только учился!
   - Не плохо для начала! Хороший выстрел, Сережа. Но не забывайте о встречном ветре! - Произнес князь. - На самом деле, те, о ком вы говорите - всего лишь дворовые. Настоящие дворяне - это те, кто не жалея живота своего, служит не только царю, но и Отечеству. И своему народу. Мы в свое время забыли об этом... За что и заплатили слишком большую цену. Давно я не был в России. Потому о дедах вас, сударь, не спрашиваю. А кем были ваши прадеды?
   - По отцовской линии - не знаю. По материнской линии - Данила Лаврович Паршин. Воевал в русско-японскую войну и в первую мировую...
   Князь на мгновение задумался.
   - Данила Лаврович Паршин? А в русско-японскую не во втором ли Верхнеудинском полку служил ваш прадедушка?
   Сергей искренне удивился. Он мог ожидать от Александра Васильевича чего угодно. Но такого!
   - Да, во втором Верхнеудинском полку Забайкальского казачьего войска. - После короткой паузы ответил он. - Добровольцем. Участвовал в непрерывных стычках с неприятелем от Ляояньских боев и до конца войны. Получил чин хорунжего. Был награжден орденами Святой Анны четвертой степени и Станислава третьей степени.
   - Помню его. Да, да! Не удивляйтесь! В одном полку мы с ним служили. - В глазах князя промелькнули веселые искорки. - Можно даже сказать, дружны были с вашим прадедом. С ним, да с сотником Петром Николаевичем Врангелем. Хотя, вам Петр Николаевич больше известен, как барон Врангель. Молодые мы тогда были. И не было еще тогда среди нас ни красных, ни белых. А были русские офицеры. Вы, Сережа, должны знать, что ваш прадед был человеком чести и редкой отваги. Но солдат своих всегда берег. А на войне это дорогого стоит.
   И помню, как однажды ваш прадед произнес занятные слова. Он сказал, что, по его мнению, те, кто живет в городах выше третьего этажа, теряет корни, связывающие его с матушкой-землей. Тот, кто не сажает в палисаднике георгины - не умеет радоваться восходу солнца. И его закату. Таких он называл НЕЖИТЯМИ. До сих пор помню эти слова.
   - Да, Сережа, ваши предки были воинами - Произнес Александр Васильевич. - Хорошими воинами. В вас течет их кровь. Прислушайтесь к ее зову. Почувствуйте, что ваши предки стоят рядом с вами - и с их помощью у вас все получится...
   В последние дни перед Олимпиадой Долина преобразилась. Появилось множество спортивных площадок. Были размечены различные маршруты и дистанции, оборудованы места для зрителей. Вся Долина была украшена разноцветными шелковыми ленточками. В воскресенье, как и говорилГюнтер, состоялось открытие Олимпийских игр. Сэр Родрик произнес торжественную речь. После этого все участники Игр посадили по дереву в новой роще, посвященной Аполлону и Афродите.
   Затем состоялась жеребьевка. Слова Александра Васильевича оказались пророческими. И то ли Сергею помогли его предки, то ли обычное везение, но из большого бронзового сосуда они с Ланой вытащили красный шар с цифрой 69. Это означало, что им с Ланой "выпало" представлять свою команду (команду "Красных") в плавании (нужно было переплыть озеро). В шестой день или в день "свадебной" части Игр. И это давало Сергею шанс не опозориться перед Одинами. Как ни странно, но в отличие от бега, плавать Сергей не разучился. Спасибо за это родному спортвзводу! Да и с Ланой мало кто мог сравниться в этом виде состязаний.
   С учетом того, что в Олимпиаде участвовали практически все Одины, то зрителями были те, кому предстояло выступать в последующие дни. Судьями состязаний были "белобородые" - те Одины, кому уже исполнилось сто лет.
   Первые дни Игр не особенно запомнились. Вначале состязались женатые Одины и их супруги. Это были веселые состязания, в которых преобладали единоборства. Но были, разумеется, и различные эстафеты, в которых семейные пары должны были показать, что они круче всех.
   Из состязаний первого дня у него больше всего отложились в памяти стрельбы из лука и арбалета. Метание диска, соревнования по фехтованию и рукопашному бою. Но больше всего ему запомнилось, как в рукопашной схватке победил незнакомый юноша. Который смог ловкой подсечкой и болевым приемом уложить на лопатки какого-то здоровяка. Сергей представил себя на месте этого юноши. И невольно подумал, как здорово бы ему пришлось попотеть, чтобы справиться с таким гигантом. "Потеть" ему пришлось бы довольно долго. А вот если этот здоровяк попал бы по нему одним из своих огромных кулаков, то потеть, скорее всего, не пришлось совсем. Ибо, как известно, мертвые не потеют.
   В одном из видов состязаний Сергей с удивлением узнал некую разновидность триатлона. Участникам Игр нужно было переплыть озеро (примерно полтора километра, в классическом триатлоне - 4,5-4,8 км.), затем пробежать марафон (42 км. 195 м.). И победить в скачках на осликах (длина дистанции была около километра; в классическом триатлоне вместо осликов был, разумеется, велосипед и 180 км. дистанции). Ослики были непослушные - и потому скачки эти были необычайно смешными.
   Во вторник прошла "дошкольная" часть Игр. В этот день дети Одинов в спортивных состязаниях завоевывали право учиться в школе. Для зрителей это был самый важный и интересный день Игр. И нужно было видеть, с каким азартом и страстью болели зрители за каждого участника Олимпиады. Как я уже упоминал, в этот день и все последующие дни единоборств больше не было, а были только командные игры и комплексные эстафеты. Но в этот день Сергею было не до них. Потому что в субботу ему самому предстояло защищать честь своей команды. И волновался он совсем не по-детски!
   Правда, в пятницу они с Ланой все же пришли "поболеть" за Эрика, по прозвищу Грюндик. Юноша участвовал в соревнованиях по стрельбе из арбалета. Он стрелял прямо со своего замечательного кресла. И показал лучший результат Игр этого года. Молодые люди были очень рады за него!
   И наконец-то наступила суббота!
   Сергею пришлось участвовать в предпоследнем этапе в одной из эстафет. Его задача была не самой сложной: нужно было всего лишь переплыть озеро (полтора километра). В этом виде Сергей мог побороться за победу. Ведь еще пару лет назад он был чемпионом Московского военного округа по военно-прикладному плаванию.
   Сергей стоял на берегу озера среди других участников заплыва. Он заметно волновался. И ждал, когда закончит преодоление импровизированной полосы препятствий юноша с красной эстафетной ленточкой на голове, член его команды. Когда юноша подбежал к нему, Сергей уже успокоился. И даже чуть медленнее, чем было возможно, повесил ленточку себе на голову. Сделал три шага, и сильно оттолкнувшись от берега, нырнул в воду.
   Стоит отметить, что его "неспешность" в надевании ленточки не была глупым позерством. Просто на тренировках Сергей обратил внимание на то, что надетая впопыхах ленточка часто соскальзывает с головы в момент нырка. Или во время самого заплыва. Пока с ней разберешься, пока ее найдешь или даже просто поправишь - потеряешь бесценные секунды. Поэтому и постарался закрепить ее на голове понадежнее.
   Да, и старт с короткого разбега позволял ему сэкономить пару секунд. Просто у берега было довольно мелко, многие предпочитали сделать несколько шагов туда, где было немного глубже. Сергей же научился стартовать так, что "проскальзывал" над отмелью. Это было довольно рискованно. Но, как известно всем курсантам-кремлевцам, кто не рискует, тот не сидит на МГГ (Московская гарнизонная гаупвахта).
   На этот раз все прошло гладко - Сергей не пропахал своим животом дно озера. И со всей возможной скоростью устремился к противоположному берегу. С учетом того, что партнер по команде Сергея опередил участников других команд на несколько секунд, это давало маленький шанс на победу. Но рядом с Сергеем, словно пароход, молотил руками какой-то юноша. С каждым гребком он заметно сокращал разрыв, что был между ними. И было заметно, что усталости этот юноша просто не ведал. К тому же, не трудно было догадаться, что он уверен в своих силах. И в том, что все равно догонит Сергея. И перегонит его. А потому юноша никуда особенно и не спешил.
   Сергей даже не пытался бороться с ним. Он легко уступил юноше пальму первенства. Неспешно пристроился к нему в кильватер. А метров за пятьдесят до берега резко ускорился и опередил своего соперника буквально на пару метров. Спурт (ускорение пред финишем) Сергея был настолько стремительным, что его соперник, абсолютно уверенный в своей победе, даже не успел на него отреагировать. И догнать Сергея.
   Сергей из последних сил выбрался на берег. И передал эстафетную ленточку Лане. Прыжок Ланы в воду был стремительным и грациозным. Сергей сидел на берегу и любовался ее красивыми и отточенными движениями. Разрыв между нею и ее преследователями увеличивался с каждой минутой. И Сергей знал, что догнать ее уже никто не сможет. Это была Победа!
   Но сил подняться у Сергея не было. Он продолжал сидеть на берегу и глупо улыбаться. Счастливый от того, что не подвел своих товарищей. И от того, что его команда победила. К Сергею подходили какие-то Одины, одобрительно похлопывали его по плечу. Потом к нему подошел молодой человек, проигравший ему заплыв. Сил у юноши было явно в избытке, а вот тактической хитрости не хватило. Он и сам это понял. А потому с благодарностью пожал руку Сергею - поблагодарил его за преподанный урок.
   Так, совершенно неожиданно для Сергея, его команда победила. Как и остальные его товарищи по команде, Сергей получил ленточку терракотового цвета. Лана же получила ленточку фиолетового цвета. Глаза ее сияли от счастья. Теперь, по меркам племен, они стали взрослыми. И могли жениться.
   А потому они были вынуждены срочно заняться проектированием своего будущего дома. Хотя проект этот давно уже был у Сергея в мечтах. Но, с учетом того, что будущий дом своими размерами значительно превосходил то, о чем мечтал Сергей, нашлось в проекте место и для предложений Ланы. И для того, что испокон веков использовали в своих домах Одины.
   Прошел месяц после Олимпиады. Дома для будущих молодоженов были построены. Вскоре состоялось новоселье и в их новом доме. На новоселье гости принесли множество подарков: картины, посуду, утварь, сделанную своими руками, кувшины с вином, круги сыра. Гюнтер подарил Лане необычайной красоты ожерелье из горного хрусталя и алмазов. Не обошлось, разумеется, и без нескольких скульптур любимых Одинами богов.
   После праздничного застолья сэр Родрик отвел Сергея и Лану в сторону.
   - Вы всегда должны помнить, что мужчина и женщина - это целый мир. Они могут подарить друг другу рай, но могут и превратить свою жизнь в настоящий ад. И только от вас самих теперь зависит, где вы проведете свои годы: в раю или в аду. Всегда помните об этом!
   Все последние дни Сергей подолгу гулял с Ланой по своему новому дому. Ему все никак не верилось, что у него наконец-то появился свой дом. И что рядом с ним такая удивительная и необыкновенная девушка.
   После завершения строительства домов Одины играли свадьбы. Сергей уже мечтал, как поведет Лану под венец. Но на следующий день после новоселья, к нему подошел Александр Васильевич. И сказал Сергею, что пришло время возвращаться во Внешний мир. И его свадьба откладывалась на неопределенный срок.
   Что говорить, Сергей и сам уже предчувствовал свое скорое возвращение во Внешний мир. И он не ошибся. Как бы горько не было это осознавать. Пришло время прощаться.
   Наступило последнее утро его пребывания у Одинов. Оно было чудесным. Сергей открыл глаза и улыбнулся. Ведь утро было не просто чудесным - оно было восхитительным. Рядом спала Лана. Кот Люсьен, забыв о своих благородных манерах, сладко раскинулся у них в ногах. В совершенно неприличной позе. И что-то мурлыкал себе под нос.
   Разумеется, Люська мог бы провести эту ночь и в каком-нибудь ином, более романтичном месте. Ведь совсем рядом, в соседнем доме, жила одна довольно симпатичная рыжая кошка, явно в него влюбленная. А через два дома жила трехцветная. Рыже-бело-коричневая. И она была не только влюблена в Люсьена, но и очень любила доказывать это на деле. Что говорить, славная она кошка! Неугомонная фантазерка и шалунья!
   Но сегодня Люсьен просто валялся в ногах у Ланы и Сергея. Купался в волнах необыкновенно светлой и яркой энергии, что исходила от них. И ему было необычайно хорошо.
   Ну и пусть этот Сергей такой неотесанный и необразованный. Пусть он не знает прекрасного и мелодичного языка котов. А по словам соседской Умки, не может даже связать и двух самых простых "гавов". Это прародителям котов в свое время пришлось изучать язык людей. И "подстраивать" свои голосовые связки под детские голоса. Потому что прародители котов заметили, что на крик плачущего ребенка люди реагируют гораздо быстрее, чем на любые другие звуки.
   Точно так же и прародители собак изучали язык и поведение людей. Чтобы со временем было проще ими управлять. Люди, они не такие. Они более ленивые и совершенно не любознательные. По крайней мере, об этом Люсьену часто рассказывали другие коты и собаки, что приходили в Долину из Внешнего мира. Ведь, в отличие от людей, котам и собакам для этого Проводники были не нужны.
   К тому же, кошки и собаки во всем мире прекрасно понимают друг друга. Люди же настолько умные, что, придумав множество языков, так и не научились понимать друг друга.
   Да, Сергей был очень похож на тех ленивых и нелюбопытных людей из Внешнего мира. И еще от него пахло войной и кровью. Люсьену не нравился этот запах. Он не знал, как пахнет война, но почему-то думал, что именно так. И все же, несмотря на все эти недостатки Сергея, Люсьен успел к нему немного привыкнуть. Его любила Лана. А значит, со временем мог полюбить и Люсьен. Хотя почему со временем?! Что скрывать, Люсьену уже начинал нравиться этот человек.
   В это мгновение Сергей невольно поймал себя на мысли, что он знает, о чем мурлыкал про себя Люська. Это было так странно! Сергей удивленно посмотрел вокруг. Ему очень хотелось поделиться с кем-то этой новостью. Но Лана спала так сладко, что он просто не решился нарушить ее покой. Решив, что непременно расскажет ей об этом, когда она проснется.
   Как-то раньше Лана рассказывала, что изучала массаж вместе с Гюнтером. У Люки тогда был другой партнер - когда он уехал учиться в Лондон, его сбила там машина. Одины могли узнавать будущее. Но, похоже, даже они не были в силах изменить его так часто, как хотелось бы.
   Когда Лана проснулась, Сергей задал ей немного странный вопрос.
   - Ты знаешь, что Гюнтер тебя до сих пор любит?
   - Знаю. - Как-то буднично ответила Лана.
   - А ты его?
   - Я люблю тебя. Любила, и всегда буду любить тебя и только тебя. И я буду ждать тебя. Сэр Родрик не прав. Не только для тех, кто молод душой и телом, но и для тех, кто любит по-настоящему - время не имеет значения. К тому же, ты забыл - мы живем не в затерянном мире. Он открыт для влюбленных. Я буду приезжать к тебе. Довольно часто. - При этом Лана улыбнулась лукавой улыбкой счастливой и влюбленной девушки и крепко поцеловала его.
   Ровно в полдень Лана проводила Сергея к озеру. В том месте, где река впадала в озеро, их уже ждали те, кто был им дорог. И кому были дороги они.
   Из озера не вытекали никакие реки. Зато оно питало своими водами множество подземных озер и рек. Так подземный и надземный миры причудливо сливались воедино, дополняя друг друга. По одному из таких подземных озер Сергей и попал в Долину Одинов.
   Сергея проводили до тайной пещеры. Провожали его сэр Родрик, Джиллиан и леди Клэр, князь Александр Васильевич и Лия, Гюнтер и Люка, Лана, Эрик по прозвищу Грюндик, Артуро и Энни. И множество неизвестных Сергею Одинов.
   Перед входом в пещеру Лана повесила Сергею на шею небольшую бечевку с японской или китайской монеткой. У монеты было отверстие посередине.
   - Это пропуск для проводников. - Сказал она. - Когда придет твое время, они проводят тебя в Долину. А я буду тебя ждать...
   Поцелуй ее был долгим и незабываемым. К Сергею подошел Александр Васильевич.
   - Однажды вы вернетесь к нам, Сережа. Обязательно вернетесь. Но сейчас у вас есть своя задача, есть обязательства перед своим народом. - Произнес на прощание Александр Васильевич.
   Сергей догадывался, что не получит ответа на свой вопрос. И все равно задал его.
   - Какие обязательства, Александр Васильевич?
   - Со временем вы все узнаете. Но вы ведь не господь бог, а всего лишь обычный армейский поручик...
   - Старший лейтенант. - Поправил князя Сергей.
   - Да, да! Старший лейтенант... Один человек может сделать не слишком многое для своего народа. Вы построите один единственный дом. Но это будет дом будущего, построенный по образу и подобию нашего Джештака. И этот дом будет жизненно важен для ваших соплеменников. Ибо он будет построен ВСЕМ МИРОМ. И он подарит вашему народу Надежду. От глобальных идей и проектов строительства воздушных замков на песке, он позволит повернуться к реальным людям, их заботам и проблемам. Этот Дом поможет заложить краеугольный камень в будущее вашей страны. Если, конечно, вам хватит на это сил и жизни, чтобы его построить. И если ваши соплеменники смогут осознать важность этого Дома. Для всех и для каждого.
   На прощание князь Александр Васильевич заставил Сергея выучить какой-то странный пароль. Это была какая-то абракадабра из точек, черточек и латинских букв, но Сергей все же их запомнил - http://kartsev.eu
   По словам Александра Васильевича, по этому паролю друзья и единомышленники Сергея смогут найти его. Где бы он не находился и чтобы не делал.
   - Александр Васильевич, вы же знаете будущее. Скажите, что будет с Россией.
   - Сережа, вы будете очень удивлены, узнав, что будущее России зависит не только от ваших политиков и вождей. Но и от простых людей. Таких, как вы. И от того, сможете ли вы выполнить предначертанное. Вы и те, кто будет рядом с вами. Именно от вас зависит будущее вашей страны.
   А пока я открою вам одну тайну - мы не будем жить вечно. Каждый прожитый нами день - это миниатюра всей нашей жизни. Как вы проживете день сегодняшний - такой будет и вся ваша жизнь. Живите так, чтобы каждым днем и каждым своим шагом приближаться к поставленной цели. Чтобы земля, за которую проливали кровь ваши предки, с каждым днем становилась краше и лучше. Чтобы ваши соплеменники жили в больших и красивых жомах, жили в мире и благополучии. Чтобы ваши дети и внуки не стыдились того, что они живут в России. И всегда гордились своей страной.
   К Сергею подходили знакомые и незнакомые Одины. Он чувствовал тепло и свет, исходящие от их рукопожатий. На прощание Сергей обнялся с сэром Родриком. Поблагодарил за помощь в тренировках Гюнтера. Пожелал скорейшего выздоровления Эрику. А Артуро и Энни - победы в следующих Олимпийских играх. Поцеловал руку Лие. И по-дружески обнял Джилиан. Церемониально поклонился леди Клэр. И подарил ей небольшого дракончика, которого вырезал пару дней назад из небольшого кусочка платана.
   Кот Люсьен и Умка тоже пришли попрощаться с Сергеем. Люська потерся на прощание об ногу и дал себя погладить. Умка протянул на прощание лапу. Это было явным проявлением не только их признания, но и нечто большее...
   Сергей вошел в воду. Поплыл навстречу свету, что струился из глубины пещеры. Постепенно Сергея снова начал окутывать необычный туман. Затем этот туман сменился светом...
   Пришел в себя Сергей уже на огневой позиции у кривой сосны. Надел свой бронежилет, что лежал рядом. Проверил магазин к автомату. В нем было лишь пять патронов. Улыбнувшись чему-то своему, Сергей неожиданно перекатился на спину и выпустил длинную очередь в сторону сосны. В здоровенного духа, в глазах которого застыло удивление. И понимание простой вещи, что он не просто ранен. Он убит.
   Конечно же, здорово, что Одины знали будущее. Но еще лучше было то, что они могли перемещаться в прошлое. Хотя, по их словам, и совсем на чуть-чуть, с удовлетворением подумал Сергей. Это "чуть-чуть" дорогого стоило. И, видно, он чем-то был очень важен для Одинов, раз они спасли его от неминуемой гибели. Или его жизнь была важна еще для кого-то?
   Сергей подполз к убитому. Достал у него из лифчика два полных магазина. Забрал его автомат. Немного повернул его и проверил магазин, который был присоединен к автомату. В отверстии магазина виднелся тридцатый патрон. Это было довольно необычным. Магазин у убитого моджахеда был не только полным, но еще один патрон у него был в патроннике. Так делал и сам Сергей: он никогда не достреливал магазин "до железки". А отстреляв примерно две трети, менял его. В результате и у него в патроннике всегда был один патрон, и полный магазин. Это экономило время, которое другие тратили на перезаряжание автомата. Сергей снова посмотрел на убитого, но уже не только с удивлением, но и с явным уважением. И приготовился к бою.
   Да, теперь можно было жить! Почти целую минуту! Ведь согласно Наставлению по стрелковому делу для автомата Калашникова, его боевая скорострельность была 100 выстрелов в минуту. И еще пара минут была у Сергея до того, как духи поднимутся в атаку.
   В том, что они не замедлят это сделать, Сергей ничуть не сомневался. Больно уж достал он их за последние полчаса. К тому же, их главарь уже давным-давно догадался, что шурави был один. Один единственный шурави, который полчаса водил его за нос. И с которым пора было кончать...
   Это в кино, когда гибель главного героя кажется неизбежной, в последнюю минуту вдруг появляются наши солдаты. Бегут навстречу врагу, ведя огонь сходу. И спасают главного героя. При этом никто из наших солдат не погибает. Все остаются живы и здоровы. Все счастливы и все смеются. В жизни так не бывает.
   Он был один. Один на целом свете. А потому духи и не мудрствовали особо. Они просто обошли его с флангов, а потом так же просто поднялись атакующей цепью с трех сторон, подковой. Одному человеку сложно вести огонь по такой цепи. Зато для наступающих он оказывается открытым, как на ладони. И им остается лишь обеспечить плотность огня в 15-20 выстрелов в минуту на один единственный метр его позиции. Чтобы заставить его замолчать. Навсегда.
   Когда духи пошли в атаку, никто не поднялся им навстречу. Даже Сергей не успел открыть огонь (берег патроны и хотел подпустить их поближе). Но в это мгновение поверх головы Сергея на моджахедов обрушился целый шквал огня - весь его разведвзвод открыл огонь из всех своих пятнадцати автоматов и двух снайперских винтовок. С расстояния не более ста метров. Никуда они не ушли. Не выполнили его приказ. Его разведчики решили прикрыть своего командира. И прикрыли. В самую трудную минуту. Духов словно по мановению волшебной палочки сдуло с тропы. Теперь можно было уходить.
   - Вот ведь оболтусы! - С теплотой подумал Сергей о своих подчиненных. Не поддались на "киношный" порыв, не побежали в атаку. А сработали, как и полагается профессионалам. Ведь грамотное использование огня и маневра - было уделом настоящих профессионалов. Этому он всегда их и учил - быть профессионалами. И, похоже, учил неплохо...
  
   К обеду разведвзвод спустился к бронегруппе. Ущелье здорово изменилось за последние две недели. Неподалеку виднелись сгоревшие бронетранспортер и бензовоз. И автоматные гильзы вокруг. Воронка от управляемого фугаса. И покореженный остов КАМАЗа рядом.
   Механики-водители и наводчики-операторы БМП бежали навстречу. Чумазые и счастливые. Как все-таки здорово возвращаться! Если все сложится удачно, завтра к вечеру будем в Гардезе, подумал Сергей. Еще через пару дней - в Кабуле.
   Да, "завоевались" они что-то. Послезавтра отцу исполняется пятьдесят лет, круглая дата. А Сергей не успел даже отправить ему письмо с поздравлением. Просто не предполагал, что операция может затянуться на целый месяц. Да, еще письмо будет идти домой не меньше недели. И еще неизвестно, когда получится его отправить. Сергей безнадежно опаздывал.
   - Батя, наверное, сильно обидится? - Подумал он. - И правильно сделает. Нужно было предусмотреть, что могу задержаться на боевых. Хотя заранее и не поздравляют, но придумать что-то было можно. Теперь придется ставить в письме дату неделями двумя раньше. И валить все на плохую работу нашей славной полевой почты. Простите ребята! Нет в том вашей вины, что я такой разгильдяй! Хотя отец все поймет, как надо. Он ведь и сам был солдатом.
   Главное, что отвоевались! Это так здорово! Рядом с командно-штабной машиной стоял Руслан Султанович Аушев. Было видно, как старательно он считал спускавшихся по склону "полосатых" (разведчиков). И видно было, как просиял, когда сосчитал, что все.
   Одна вещь беспокоила Сергея. Чей-то пристальный и недобрый взгляд. Всю дорогу с последней огневой позиции у кривой сосны Сергей чувствовал его спиной. Пора было к этому привыкнуть. Здесь за нашими военнослужащими постоянно наблюдают. Из-за каждого куста, из-за каждого камня. И не всегда это взгляды друзей. Чаще совсем наоборот. Но этот взгляд был по-настоящему неприятен. Сергей не удержался, повернулся в сторону гор. И не успел. Мир взорвался мириадами звезд. Ослепительными, непонятными. И сразу же погас. Звука выстрела Сергей уже не услышал...
  
  Эпилог
  
   Пуля снайпера попала в легкий бронежилет. Он был слишком легким, чтобы остановить пулю. Но Сергей немного сместился с линии огня. А бронежилет чуть-чуть изменил направление её движения (от этого чуть-чуть в жизни иногда зависит очень многое). В результате пуля прошла в нескольких сантиметрах от сердца, разорвала широчайшую мышцу спины над правым легким и улетела. Сергей не помнил, как его эвакуировали на вертолете. Как самолетом переправили в Союз. Несколько дней он был без сознания. И очнулся только в Москве, в госпитале Бурденко. В реанимационном отделении.
   Палата была большой, просто огромной. Заходили врачи, что-то обсуждали, спорили. Он не понимал, о чем они говорили. И не старался их понять. Сергей чувствовал, что рядом есть кто-то еще. Наверное, другие раненые. Он слышал их разговоры, чувствовал их движения. Но ему это было безразлично. Слабость. Он практически не чувствовал своего тела. Не чувствовал, как ему ставили капельницы и делали уколы. Только очень сильно болело сердце.
   Одна мысль не давала ему покоя: а была ли эта встреча с Одинами? Не привиделась ли его воспаленному воображению, не померещилась ли? Рука невольно поднялась к шее. На шее, на небольшой бечевке висела японская или китайская монетка с отверстием посередине.
   Нет, не привиделось. Теперь он знал, что не умрет. Потому что у него было Предназначение, о котором ему рассказали Одины. И была очень важная цель в его жизни. Возможно, ради которой его разведчики и не бросили его одного. А, рискуя своими жизнями, пришли к нему на помощь в самую трудную минуту.
   Неожиданно палата преобразилась. Стены ее стали излучать необыкновенное сияние. И это сияние шло не от окна. Сергей повернул голову в сторону двери. В дверном проеме стояла Лана. В белом халате и с пакетом каких-то фруктов она выглядела такой домашней и милой, что Сергей невольно улыбнулся. А Лана улыбнулась ему в ответ...
  
   Послесловие.
  
   После Афганистана я получил предписание прибыть для прохождения дальнейшей службы в Алма-Ату (Краснознаменный Среднеазиатский военный округ). Там планировалось подготовить небольшую группу офицеров-разведчиков к очередной зарубежной командировке. Я попал в состав этой группы. Но вместо подготовки, первые две недели, писал отчеты о своей работе в Афганистане. В том числе, и о том, что касалось этого необычного племени.
   В это время началось сокращение наших Вооруженных Сил, развал Советского Союза. И командировку нашу отменили. Все ребята, с которыми я проходил переподготовку, уволились из армии. Я остался. Вскоре меня вызвали в Москву, где предложили продолжить службу в моем родном училище. Сначала командиром курсантского взвода. А через полгода меня назначили командиром курсантской роты.
   В 1990-м году наши курсанты проходили стажировку в Вест-Пойнте, военной академии США. Американские кадеты стажировались у нас. В том же году, я познакомился с начальником штаба Сухопутных войск армии США генералом Карлом Вуоно. Он предложил мне должность преподавателя в Вест-Пойнте. А чтобы я не сомневался в том, что приглашение это не случайно, продемонстрировал мне американский перевод моего отчета о моей афганской командировке. Как мой отчет попал к американцам, для меня до сих пор остается загадкой?
   У меня было не слишком много времени, чтобы прочитать то, что я написал двумя годами ранее. Но один абзац я хорошо запомнил. Видимо, моя фраза о том, где проживает это племя, показалось американскому переводчику слишком длинной, и он немного ее подсократил. В результате, фраза о том, что часть племени 'живет в Читральской долине в Пакистане, а большая часть - на северо-востоке Афганистана (после "проповеднического" похода кабульского эмира Абдуррахман-хана в 1895 году переселение из Читрала было особенно массовым)', в этом документе выглядела более лаконично: 'Читрал. Пакистан'.
   Это было забавно! Небольшая неточность в переводе, в корне изменила содержание всего моего отчета. Ведь в Читральской долине жили лишь "тени" воинов Александра Македонского. Давно уже забывшие и утратившие знания и традиции Древней Эллады. И не в Читральскую долину забрасывались в сороковые годы прошлого столетия разведгруппы Абвера. Потому что не театрализованные "представления", которые устраивают калаши в Читральской долине, интересовали Гитлера и Гиммлера. А куда более важные вопросы.
   Да, разведчики Абвера так и не смогли попасть в Долину Одинов, но из разных источников, слухов и рассказов, собранных в соседних племенах, они смогли узнать много интересного (что-что, а аналитики в Абвере, похоже, были настоящими профессионалами). Если когда-нибудь будете в Германии, в 150 километрах южнее Франкфурта-на-Майне, есть небольшой городок Бад-Вильдбад (Bad Wildbad). Обязательно побывайте в местном Термал Паласе. Там нет скульптур Аполлона и Афродиты, нет ремесленных мастерских и учебных классов, но сходство с Джештаком Одинов просто поразительное. И это не случайно! Как и многие традиции, и обычаи местных жителей.
   Во время Великой Отечественной войны в Бад-Вильдбаде располагался санаторий для раненых офицеров Люфтваффе. Методики лечения, которые использовались там, тоже поразительным образом напоминают оздоровительные методики Одинов. И это тоже не случайно... Говорят, что история не терпит сослагательного наклонения. Но, думается, что, если немцы так бережно сохраняют эти знания, то истинный расцвет Германии еще впереди.
   Да, я не стал говорить генералу Карлу Вуоно об этой ошибке переводчика. Подумал, что, наверное, Одинам эта ошибка гораздо полезнее, чем знание иностранцами их точных координат. Ведь, вполне возможно, что именно нам они хотели оставить и передать свои знания? А не немцам или американцам? Ведь именно кровью советских разведчиков, кровью наших солдат и офицеров было заплачено за эти знания.
   И я отказался от предложения Карла Вуоно стать преподавателем в Вест-Пойнте. Потому что был уверен, что знания Одинов, их традиции и обычаи - наш самый главный афганский трофей. И самый важный урок афганской войны! Что если от абстрактных идей и проектов мы повернемся к нуждам и чаяниям нашего народа, вместо правительственных учреждений начнем строить дома для молодоженов, развивать науку, ремесла и творчество - мы сможем построить сильную и процветающую страну. В которой народ будет жить в больших и красивых домах, жить в мире и благополучии. Как достоин жить народ-труженик, народ-творец и народ-созидатель.
   Увы, тем, кто сейчас пришел к власти в нашей стране, все это оказалось не нужно. У них совершенно иные интересы и цели. И знания, которые я собирал в Долине Одинов, в разных странах и на разных континентах, по увеличению продолжительности жизни, по обучению и воспитанию подростков, по проектировке домов и поселений будущего и многому-многому другому современной России оказались не нужны.
   Друзья часто упрекали меня в том, что я не согласился на предложение американского генерала. Говорили, что, если бы я поехал, то за несколько лет заработал бы на свой дом. И исполнил бы свою мечту - построил бы в России культурно-образовательный центр по образу и подобию Джештака Одинов. Или хотя бы просто Дом писателя, в котором обучал бы всех желающих тому, чему сам научился у Одинов. А еще говорили, что такое предложение бывает только раз в жизни...
   Забавно, но в 1994-м году я снова получил такое предложение. И снова на него не согласился. Тогда я еще думал, что наследие Одинов - это наше национальное достояние. И оно должно принадлежать России. Теперь я понимаю, что ошибался. Эти знания должны принадлежать всем. Чтобы мы прекратили разрушать наш мир и нашу планету. И чтобы все мы жили в мире и процветании, в творчестве и созидании.
   Удивительно, но когда я приступил к работе над этим романом, то вскоре получил письмо из библиотеки Гарварда с просьбой прислать им эту книгу. На мой ответ, что книга еще не издана, мне написали, чтобы я прислал хотя бы рукопись. Я ответил, что рукопись еще не написана. "Тогда пришлите хотя бы то, что написано. Нам это интересно!"
   Да, сейчас наши отношения с американцами переживают не самые лучшие времена. И сотрудничество библиотеки Гарварда с российским писателем идет немного вразрез с официальным отношением американских властей к нашей стране. Но мне очень приятно, что по материалам моих книг в США уже несколько лет ведутся конкурсы по проектировке домов и поселений будущего, разрабатываются программы по увеличению продолжительности жизни для научных сотрудников и другие интересные программы. Что хоть кому-то это оказалось нужным!
   Жаль, что пока речь не идет о совместных проектах в этой области. Жаль, что у нас в России это никому не интересно. Но я убежден, что работы над этими проектами гораздо важнее, чем конфронтация друг с другом. Ведь наши отцы и деды в годы Второй Мировой войны смогли забыть о разногласиях и воевали вместе плечом к плечу. И вместе победили! И мы сможем победить наши разногласия и вместе сделать наш мир чуть лучше и добрее. Вместе начнем строить дома и поселения будущего, вместе творить и созидать. И жить долго и счастливо! Американцы и немцы, итальянцы и русские, украинцы и французы, жители разных стран и континентов. Потому что наша Планета - наш общий Дом! Воевать мы все уже научились. Осталось научиться жить в мире, в творчестве и созидании. Давайте, попробуем!
  
   Карцев Александр Иванович, член Союза писателей России, http://kartsev.eu
  
  

Оценка: 5.57*52  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018