ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Карелин Александр Петрович
"Говори в пространство. Говори..."

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 9.72*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Афганская война. Рассказывает один из её участников. Не совсем обычный взгляд...


"Говори в пространство. Говори..."

"Даже неуслышанный не сетуй!

Говори в пространство. Говори!"

/А. Ревич/

1

  
   Я - собака. Да, та самая - обыкновенная собака: морда, четыре лапы, хвост. Ещё есть любящее сердце и душа. Вот именно, душа! Некоторые ученые очень убедительно доказывали, что у животных, то есть, таких как я, души быть не может. Как же так? Ведь это неправда! Есть душа, есть и у меня и всех других собак и кошек, и вообще у всего животного мира. Про растения врать не буду. Не знаю. Может быть, есть душа и у них и у камней, и у воды...
   Итак, я собака, точнее кобель. Зовут меня Валдай. Впрочем, я не совсем обычный пес. Я - минно-розыскной пёс. А ещё я был на войне. В Афганистане. Чем закончилась служба? Пуля снайпера нашла меня. И я погиб. Но я заслонил собой своего хозяина, с которым нас связывали долгие месяцы настоящей дружбы. И он остался жить, живёт и сейчас. Я часто вижу его постаревшего и поседевшего. И он вспоминает меня ежегодно. В тот самый день, 8 сентября, который считает своим вторым днём рождения. Мне приятно, что он помнит меня, ведь это позволяет мне жить ещё и ещё. Только помочь ему я никак не могу. Хотя нет, могу. В его снах я предупреждаю его о грозящих опасностях, он прислушивается к моим советам и избегает преждевременной гибели. Пусть бы он жил как можно дольше, тогда и я буду чувствовать себя нужным ему.
   Зачем люди воюют? Зачем убивают и калечат друг друга. К чему эти войны?! Я объявляю проклятие войнам отныне и вовеки!
   У животных всё иначе. Конечно, убийства тоже случаются, но это для того, чтобы жить и питаться, мы вынуждены убивать наших врагов или нашу потенциальную пищу. Среди людей часто можно услышать мнение, мол, в мире животных действуют ужасные отношения... Но что значит "природная жестокость"? Борьба за выживание всегда законна. К тому же мы никогда не убиваем ради развлечения. Порой даже дружим со своими заклятыми врагами. Например, с кошками. Во многих семьях, я знаю, собаки мирно уживаются с кошками. Я знаю одну семью, где под одной крышей проживают собака, кошка и даже крыса. Они спят все вместе, слежавшись в один разноцветный клубок, едят вместе, иногда из одной общей чашки. Честно говоря, крыс я сам как-то не очень жалую. Бр-р-р. Правда, там белая крыса, очень даже симпатичная, с красными глазами. Но я всё же не завидую тому псу Корсару, которому приходится принять эту причуду хозяина. На что только не пойдешь ради дорогого тебе человека, который кормит тебя, гуляет с тобой, которому ты просто обязан тем, что живёшь. Ведь иначе тебя бы просто утопили после рождения.
   Что я помню о своих последних минутах жизни на земле? Я почувствовал удар в голову, увидел яркую вспышку света. Нет, боли не было. Услышал рёв, сначала белый свет, потом всё краснее и краснее в стремительном вихре. Я попытался вздохнуть, но дыхания не было, и я ощутил, что весь вырвался из самого себя и лечу, и лечу, и лечу, подхваченный вихрем. Да, я почувствовал, что улетаю. Мой хозяин держал меня за лапу и плакал. А я улетал, постепенно высвобождаясь из этого тела, быстро остывающего и ставшего вдруг таким беспомощным. Я вылетел быстро, весь как есть, и я знал, что я уже мёртв и что напрасно люди думают, будто умираешь и ничего больше нет, всё. Нет, я плыл по воздуху, подвигаясь и скользя вверх. Я был благодарен хозяину за его любовь, за его искреннее горе, хотел лизнуть его в щёку, как делал много раз, но не получилось. Обмануться в его чувствах ко мне в этот миг было нельзя. Мы это чувствуем очень хорошо. А потом были мои похороны. И даже звучал залп в воздух - солдаты и офицеры, которых я успел узнать и полюбить, прощались со мной.
   А прожил я яркую и насыщенную жизнь, пусть она так рано оборвалась, но я оставил на земле свой след, обо мне помнят. А это главное.
   Понятие прожитых лет у нас с человеком рознятся. Годовалый пёс переживает подростковый возраст, а двухлетний представляет собой сложившуюся 24-летнюю личность. После двух лет время для собак течёт чуть медленнее, однако к пяти-шести годам мы уже достигаем 40-летнего возраста. На пике формы собаки находятся до восьми - десяти лет, затем начинают стареть. К 13 -15 годам время берёт своё, и человеческий питомец достигает почтенного ветеранского возраста, равного 70-75 человеческим годам. Если ваш четвероногий друг-старичок дотянет до двадцати лет, можно смело записывать его в долгожители, так как этот возраст соответствует ста годам, прожитым человеком. Зачем я так подробно остановился на возрасте? Я прожил на земле два года и три месяца. Вот и считайте, сколько мне было по человеческим меркам...
   Что же в моей жизни было? Как сказал один из мудрецов, кажется, это Жан-Жак Руссо: "Я хорошо понимаю, что читателю не очень нужно всё это знать, но мне-то очень нужно рассказать ему об этом". Если вам интересно, то я всё же расскажу. К сожалению, я не умею писать, иначе оставил бы готовую повесть, но я хорошо могу рассказывать, память у меня тоже хорошая. Если у вас есть несколько свободных минут, сядьте поудобнее и слушайте. Слушайте...
  
  
  

2

  
  
   Я появился на свет 5 июня 1984 года, в это время как раз отмечалась знаменательная дата - 60-летие Центральной военной ордена Красной Звезды школы служебного собаководства. Созданная как учебно-опытный питомник, школа вскоре заняла ведущее место в организации службы служебного собаководства, стала основным племенным питомником. Здесь, к примеру, были выведены такие породные группы, как московская сторожевая, чёрный терьер, водолаз.
   Но я к этим породам не имею отношения. Мой отец Вальтер, как и мать Дайна, были восточноевропейскими, или немецкими, овчарками. Значит, и я унаследовал эту породу. Немецкая овчарка в большинстве особей - собака одного хозяина. Я знаю много историй о преданности, присущей нашей породе. Если кто-то из вас решил приобрести собаку, то выбирая её, пусть и не только моей породы, но и любой другой, должен помнить, что собака проживёт с вами очень долго. Вы повзрослеете, выйдете замуж или женитесь, а собака всегда будет рядом с вами. Мало того, она будет самым близким вашим другом. Порой вы не будете её даже замечать - так она впишется в ваше окружение. Она будет частью вас. Вторым я. Иногда вашей совестью. Вашей радостью, ибо преданней существа у вас не будет. Всё это немецкая овчарка.
   Раз уж мне выпала такая возможность быть услышанным, то позвольте ещё несколько слов на эту тему - приобретение собаки. Я перечислю вам просьбы от имени маленького щеночка, которого вы берёте в свой дом.
  
   "Дорогой хозяин (а настоящий хозяин - это тот, кто кормит всех вокруг себя, в первую очередь тех, кто служит ему верой и правдой, а потом только ест сам), я буду жить всего лишь лет десять-пятнадцать. Любая разлука с тобой будет причинять мне страдания. Подумай, прежде, чем ты приобретёшь меня. Старайся дать мне время подумать, чего ты требуешь от меня. Выращивай во мне доверие к себе - я буду жить им. Не сердись на меня долго и не запирай меня в наказание! Ведь у тебя ещё есть работа, служба, развлечения и друзья - у меня же есть только ты. Разговаривай иногда со мной. Хотя я и не смогу полностью понимать все твои слова (а я, например, всё прекрасно понимал. Клянусь, это правда! Иначе как бы я так много узнал о жизни людей), но зато твой голос, обращённый ко мне даёт мне столько радости.
   Помни - я никогда не забуду, как со мной обращаются. Прежде, чем меня ударить, подумай о том, что я мог бы с лёгкостью своими зубами раздавить все кости твоей ладони, но я никогда себе этого не позволю. До того, как ты заметишь, что я стал неохотно выполнять команды, вроде бы уворачиваясь или ленясь, подумай - а может, мне не очень подходит еда, или же я слишком долго был лишён солнца, а вдруг моё сердце уже износилось. Заботься обо мне, когда я состарюсь - ведь и ты когда-то будешь старым. В любом трудном деле старайся быть рядом со мной. Никогда не руководствуйся решениями типа "Я не могу этого видеть" или же "Пусть это произойдёт в моё отсутствие". Рядом с тобой мне всегда будет легче..."
  
   Если вы решили себе взять щенка моей породы, то ещё ряд советов уже от меня, Валдая, лично. У щенков не должно быть следующих пороков: длинной шерсти - очёсы в области ушей, светлых глаз, искривления конечностей, короткой челюсти. Хороший щенок (каким был, например, я) должен иметь тёмные глаза, разноглазие считается пороком. У месячных щенков глаза сохраняют голубоватость, которая затем проходит. Корпус должен быть длинным, но не квадратным, а спина - ровной, костяк должен быть крепким, а лапы - крупными. Морда не должна быть острой, а лоб излишне широким. Весь вид должен производить впечатление высокопородности. Следует обратить внимание на то, чтобы на хвосте не было шишек и изломов. Немецкая овчарка очень весёлая собака, хорошо привязывается к хозяину и требует дружеского контакта. Готовность угадывать желания хозяина у неё в крови. А ещё мы способны научиться понимать шутки. Да-да, это тоже говорит о том, что мы умны и имеем душу...
   Итак, я впервые увидел свет в настоящем собачьем городе, в котором жили и учились полторы тысячи собак. Здесь сохранялся племенной фонд служебного собаководства СССР. В нашем роддоме было всё стерильно и очень строго, например крохотного новорожденного можно снимать на фото только через окно. В этой собачьей больнице я со своими братьями и сёстрами набирался сил несколько недель. Потом мы пошли "в школу". После курса общей дрессировки комиссия решала, какая военная специальность каждому псу больше подходит. Раз в полгода отсюда в войска отправляются 500 солдат-кинологов с собаками, которые освоили различные военные специальности. Собачья служба начинается здесь, в уникальном питомнике "Красная звезда" (много позже наша школа была переименована в 470-й методико-кинологический центр Минобороны РФ, этот центр существует и по сей день).
   Не могу ни остановиться чуть подробнее на истории нашей школы. Большую и важную службу несли мои соплеменники в годы Великой Отечественной войны. Почти 70 тысяч ездовых и связных, минно-розыскных и танко-подрывных, караульных и диверсионных собак помогали нашим воинам. Они доставили более 200 тысяч донесений, вывезли с поля боя почти миллион раненых, перевезли на передний край более миллиона тонн грузов, обнаружили около четырёх миллионов мин, уничтожили 300 танков.
   Успехи школы по праву связаны с именем бывшего её начальника генерал-майора Медведева. Один из первых её выпускников, Григорий Пантелеймонович в 1935 году возглавил школу и был её бессменным руководителем до 1970 года. К моменту моего рождения Медведев был на заслуженном отдыхе, но не отошёл от дела, которому посвятил жизнь, так что и я видел этого легендарного человека.
   Много хороших отзывов слышал я и об инструкторе племенного питомника, моём учителе, Николае Ивановиче Бортникове. Он трудится в школе с 1937 года. Об этом человеке в нашей школе ходили легенды. Ветерана признавали даже совсем необученные собаки. Помню, шли мы с ним мимо вольеров. У каждого была прибита табличка с указанием породы, клички, возраста собаки. Едва мы появились во дворе, как тишина буквально взорвалась лаем. Бесновались разъярённые псы, дрожала железная сетка. Здесь не до шуток. На одном из вольеров табличка: "Восточноевропейская овчарка Вальтер". В отличие от других пёс сидел спокойно.
   -Этот - самый злобный, - сказал для меня Николай Иванович.- Молчит потому, что цену себе знает. А ещё, Валдай, это твой отец.
   Так я впервые нос к носу встретился со своим родителем.
   В подтверждение Бортников резко вскинул руку. Раздался громоподобный лай, Вальтер бросился на сетку.
   -Вот такими и должны быть собаки караульной службы, - сказал Николай Иванович и повёл меня дальше, добавив, - но у тебя, Валдай, будет другая профессия. Ты будешь минно-розыскной собакой...
  
  
  
  
   Моё первое отступление. Необязательная информация
  
  
   Собака - одно из любимых домашних животных. Маленькие и большие, длинношёрстные и гладкошёрстные, охотничьи и сторожевые - все мы являемся друзьями людей. Но когда-то дело обстояло не так - собаки были дикими, свободными животными, которые жили сами по себе.
   Так на каком же периоде развития человечества произошло "одомашнивание" собаки? Учёные склонны предполагать, что произошло это не менее 14000 лет назад. Такой вывод был сделан, основываясь на археологическую находку челюсти домашней собаки в одной из пещер Ирака.
   До сих пор учёными ведутся споры относительно того, произошли ли все породы собак от одного предка или же являются результатом скрещивания. Большинство учёных склоняются к тому мнению, что у всех собак был единый предок - волк; современные же породы - результат искусственного отбора.
   Изучением останков древних собак учёные занимаются с 1862 года, в тот период в Швейцарии были найдены черепа животных, относящиеся к неолитическому периоду. Та собака была названа "торфяной" (реже можно встретить название "свайная"). Затем останки "торфяной" собаки находят: в Европе (в том числе и на Ладожском озере), в Египте. В те далёкие времена существовала только одна порода собак.
   Начиная с бронзового века, то есть приблизительно с 4500 тысячелетия до нашей эры, выделяются уже пять основных типов собак. Это мастиффы, грейхаунды (они же борзые), волкообразные собаки, охотничьи пойнтероподобные и пастушьи собаки.
   Надо сказать, что люди всей планеты любили собак, приучали их. А в Древнем Египте нас не только любили, но и обожествляли, преклонялись перед нами. На изображениях в гробницах нередко можно увидеть фараонову собаку. Бог и покровитель умерших Анубис изображался с головой этого животного.
   Интересным фактом является то, что со смертью собаки в египетском доме объявлялся траур. Труп животного мумифицировался, а хозяин дома в знак траура и скорби сбривал себе волосы.
   Таким образом, можно сказать, что даже на ранних этапах своего развития человек уже умел ценить лучшие собачьи качества - верность и преданность, возможно, только ещё не в полном объёме.
   В Древней Греции и Риме собаки стали играть гораздо более значительную роль, нежели чем на более ранних этапах истории. Старый пёс Аргус в "Одиссее" Гомера единственный, кто узнаёт вернувшегося после долгих странствий хозяина. В истории литературы - это первый случай упоминания о собачьей верности.
   Особым почётом в те времена пользовались боевые псы. Они были весьма грозным оружием в армии Александра Македонского. Также в те времена крайне ценились борзые и гончие. В честь последних даже было названо открытое Актеоном созвездие - созвездие Гончих псов.
   В Риме боевые собаки выступали в роли гладиаторов, соперничая в одиночку с очень серьёзными противниками - львами, слонами, медведями, быками. Такие сильные зрелищные животные как борцовские собаки не могли не вызывать чувства любви и гордости у их хозяев. Но там же в Риме зародилась и любовь к миниатюрным собачкам. Это были декоративные мелиты, предки нынешних болонок. Увлечение матрон собачками было настолько велико, что императоры неоднократно осуждали это увлечение, говоря, что оно препятствует благородным дамам уделять внимание детям. Правда, и мужчины не уступали женщинам в любви к собакам. Стоит вспомнить хотя бы знаменитое изречение Юлия Цезаря: "Чем больше я узнаю людей, тем больше мне нравятся собаки".
   Уже в 1 веке до нашей эры появился трактат о собаках. Он был включён в энциклопедическое сочинение Марка Теренция Варрона "О сельском хозяйстве". В нём автор описывал различные породы собак, как правильно выбрать щенка, каким кормом кормить животное и так далее.
   Собаки были настолько любимы и уважаемы людьми, что древние греки и римляне нередко украшали изображением этих животных монеты. Найденные современными учёными монеты с гравюрой собаки датируются 6 - 7 веками до нашей эры. А собаке, спасшей Коринф (древнейший полис), был даже воздвигнут памятник.
   Трогательная находка была сделана учёными, раскапывающими засыпанные пеплом Помпеи. Огромный пёс прикрывал собой тело младенца, а надпись на серебряном ошейнике животного гласила, что собака дважды спасла жизнь своего хозяина. Вот такая собачья преданность!
   Особенно сильно в Европе и России ценились охотничьи породы собак. Для их выращивания создавались специальные питомники, цены на таких собак могли доходить до умопомрачительных отметок. Нередко в России за приглянувшуюся породистую борзую барин мог отдать целую деревню!
   В России первое изображение гончей относится к 11 веку. Оно было найдено в Софийском соборе в Киеве. Но кроме замечательных борзых и гончих наша страна могла гордиться ещё одной породой собак - меделянами. Меделяны - это огромные псы, использовавшиеся для охоты на медведей. Правда, эти животные исчезли уже к 19 веку.
   Пёс был вечным спутником благородных рыцарей и сам считался существом не менее благородным. Вообще же историю взаимоотношений людей и нас, собак, легко можно проследить по памятникам мировой литературы. К примеру, такое качество собак как преданность описано в Ирландских сагах, в саге об Олафе Тригвессоне и легенде об огромном псе короля Артура Кавале в частности.
   Собаки тёмного, чаще чёрного окраса, так же как и чёрные кошки, не были любимы обществом. В сознании людей того времени они ассоциировались с чем-то мистическим, потустороннем, с тёмными силами, с дьявольским началом. Недаром в "Фаусте" Гёте Мефистофель является в образе чёрного пуделя.
   В русском фольклоре собака всегда являлась персонажем положительным. Нередко ей приписывались качества спасителя дома и очага. Часто собачья верность сравнивалась с верностью супруги, причём зачастую не в пользу последней.
   По всему видно, собак на Руси любили, порой ставя их качества выше женских. Но откуда же тогда пошло ругательство "собака"? Учёные-лингвисты предполагают, что слово это приобрело негативный оттенок в силу былой политической обстановки. Не следует забывать, что слово "собака" было заимствовано из татарского языка. Но в любом случае, как бы там ни было, а животных этих любили всегда как в Европе, так и на Руси!
   Собаки всегда были и остаются не только друзьями человека, но и его помощниками. Испокон веков эти животные помогали человеку в самых различных ситуациях. Известны собаки-сторожа, собаки-охотники, собаки-носильщики... С развитием общества собаки приобретали новые профессии. Появлялись собаки-полицейские, собаки-пограничники, таможенные собаки, собаки-сапёры и так далее. Таким образом, человек стремится, как можно более продуктивно использовать природные данные собак: отличное чутьё и острый нюх.
   Надо признать, далеко не каждая собака способна служить в милиции/полиции и на границе. Для таких ответственных постов отбирают только самых умных животных.
   Основные породы, которым отдают предпочтение в милиции/полиции - это немецкая овчарка, золотистые ретриверы, лабрадор-ретриверы, реже на службу принимают ротвейлеров, доберманов и спаниелей. Служебные породы, такие как доберманы, ротвейлеры, немецкие овчарки, работают там, где необходимо произвести быстрое задержание преступника. Также из этих пород выходят отличные "сыщики" и одорологи - то есть различители запахов. Можно привести простой пример работы этих животных. Допустим, на месте преступления был найден клок волос или пятно крови. Естественно, эксперты изымают этот материал. Позже, когда подозреваемый будет задержан, собака легко может распознать преступника по запаху. И для таких животных абсолютно не важно, насколько долгий срок прошёл с момента совершения преступления до задержания преступника. Они обладают настолько острым нюхом, что способны идентифицировать малейшие обонятельные нюансы.
   Собаки охотничьих пород, например, курцхаары, спаниели и лабрадоры тоже используются для поисков, но только в тех случаях, когда при задержании не нужна агрессия. Это могут быть поиски заблудившихся в лесу людей, поиски под завалами, а также поиски наркотиков.
   Короче говоря, лучшие качества собак на службе можно описывать долго, ясно одно: собака - друг и незаменимый помощник человека!
  
  
  
  
  

3

   Практическая дрессировка нас, собак, - лишь одна из составных частей многообразной работы инструкторов и вожатых. Занимаются они и политической, тактической, огневой подготовкой, изучают Уставы Вооружённых Сил СССР. В числе специальных дисциплин - теоретические основы техники дрессировки, военное собаководство.
   Вся служба у капитана Максима Наворок была связана с собаками. Здесь, в нашей школе, он - один из лучших и опытнейших офицеров, оказывал интернациональную помощь афганскому народу, был ранен, награждён орденом Красной Звезды. Надо обладать большой проницательностью, опытом, чтобы за короткий срок подобрать и составить служебные "пары" - молодых солдат и малообученных собак. Эти пары составляются с учётом характеров, как самих вожатых, так и их подопечных. Всё здесь взаимосвязано. Верен подбор - тогда достигается взаимопонимание, абсолютное послушание нас, собак. В этом случае мы готовы выполнить любой приказ вожатого, уберечь его от опасности. Знаю, что капитан помнит это по себе: его овчарка Тайга предупредила офицера о снайпере-душмане.
   Из истории Великой Отечественной мне стали известны множественные случаи, когда собаки заслоняли собой человека. Я очень горжусь этими своими соплеменниками. Уже на своей войне в тяжелую минуту испытаний я поступил точно так же. Другой пример. Не бросила собака Мирта и тяжелораненого танкиста в горящем танке. Было доподлинно установлено, что она могла выскочить через нижний люк, но осталась с бойцом...
   В конце 1984-го меня закрепили для обучения и воспитания за молодым солдатом. Виталий Окунь, так его звали. Помню, он в минуты отдыха рассказывал мне о своих мечтах. А мечтал Виталий о службе в воздушно-десантных войсках. Готовился к ней. Увлекался ещё в ВУЗе кроссовой подготовкой, стал разрядником по самбо. Но в военкомате предложили поехать в Центральную военную школу младших специалистов караульной службы, учиться на сапёра, овладеть этим непростым искусством дрессировки минно-розыскной собаки. Огорчён поначалу был. Но, подумав, согласился.
   Позже, когда мы уже подружились, Виталий любил повторять, что рад встречи именно со мной, Валдаем. Знал он и раньше, что собака - животное умное, хорошо привязывается к человеку. Читал об этом в книгах, видел в кинофильмах, но чтобы настолько быть способным, как я, Валдай, даже не предполагал. А мне были приятны такие слова, я старался ещё больше угадывать любые желания моего хозяина. Легко было со мной работать. Я был очень послушным, понимал своего вожатого с полуслова, с готовностью выполнял его приказы. У меня были замечательные родители, и они наделили меня необыкновенными природными данными. Ну, разве что я только не говорил. О чём Виталий всегда жалел, заглядывая мне в глаза и обнимая меня. Я был на седьмом небе от счастья. Вместе мы учились различать мины, преодолевать заграждения и препятствия, ползать по-пластунски. Успехи и промахи мы делили пополам.
   Постепенно Окунь рассказал мне всё о своей доармейской жизни. Виталий родился и вырос в Свердловской области, из хорошего крестьянского рода. Славилась его семья трудолюбием, жили всегда по совести. И все-то три сына выросли у Екатерины Александровны и Николая Павловича людьми настоящими. Старший Иван - в областном центре Свердловске, врач-хирург, средний сын Виктор в Киеве служит прапорщиком. Не подвёл и младший - Виталий, выполняет отцовский наказ: "Отслужи, сынок, в армии для Родины своей. Служи по чести".
   Любил Виталик в детстве прижаться к тяжёлым рукам отца, сельского механизатора, огрубелым от постоянного общения с металлом и смазкой. Сколько помнит себя, старался ему помогать. И после окончания средней школы остался в совхозе комбайнёром. Только год спустя поступил на зооинженерный факультет Свердловского сельскохозяйственного института. После окончания ВУЗа до призыва в армию успел молодой специалист несколько месяцев проработать главным зоотехником хозяйства...
   Мы проводили вместе с Виталием большую часть времени из многих суток нашей жизни в школе. Не только вместе учились, но и отдыхали. Много раз он брал меня с собой в кино. Конечно, больше всего мне нравились фильмы о нас, собаках. Хорошо запомнился мне, например, фильм "Ко мне, Мухтар!" Вот это собака! Я вообще с большим уважением отношусь к ищейкам. Из пояснений Виталия я знал, что прообразом этого пса послужил знаменитый Султан из уголовного розыска. Он вернул государству украденные ценности на общую сумму 14 миллионов рублей (в деньгах до 1961 года). На "ура" прошёл просмотр телевизора с фильмом "Четыре танкиста и собака", я даже позавидовал этому псу - он был на войне... Буквально разинув пасть смотрел я и картину о шотландской колли по кличке Лесси, признаюсь, был даже влюблен в неё. А фильм о Джульбарсе - собаке на границе; я боялся пропустить хоть один кадр этого незабываемого зрелища. Позже я ещё вернусь к другому Джульбарсу.
   Любил я слушать книги, которые мне читал мой вожатый. Специально для меня он выбрал, например, повесть Джека Лондона "Белый Клык". Там много рассказывалось о волках, наших дальних предках. Я запомнил книгу почти наизусть, а чтобы вы не думали, что я лгу, процитирую несколько строк:
   "Белый Клык никогда ещё не видел собак (он родился от волка и собаки, жил в стае), но сразу почувствовал, что они немногим отличаются от его собственной породы. Учуяв волчонка и его мать, собаки сейчас же доказали, как незначительна эта разница. Началась свалка. Весь, ощетинившись, Белый Клык рычал и огрызался на окружившие его со всех сторон разверстые собачьи пасти; собаки повалили волчонка, но он не переставал кусать и рвать их за ноги и за брюхо, чувствуя в то же время, как собачьи зубы впиваются ему в тело. Поднялся оглушительный лай. Волчонок слышал рычание своей матери, рванувшейся ему на подмогу, слышал крики людей, удары палок и визг собак, которым доставались эти удары.
   Через несколько секунд волчонок снова был на ногах. Он увидел, что люди отгоняют собак палками и камнями, защищая, спасая его от свирепых клыков этих существ, которые всё же чем-то отличались от волчьей породы..."
  
  
  
   Моё второе отступление
  
  
   Джульбарс - собака сапёр. Это моя любимая история о лохматом герое. Я очень хотел быть на него похожим. В чём-то это мне удалось...
   Великая Отечественная война полна историческими событиями и своими героями. Одним из таких необычных героев был Джульбарс, дворняга, который служил в составе 14-й штурмовой инженерно-сапёрной бригады. Благодаря прирождённому чутью и специальным тренировкам способный пёс вскоре стал настоящим асом минно-розыскной службы.
   Дворцы над Дунаем, замки Праги, соборы Вены. Эти и другие уникальные памятники архитектуры дожили до наших дней благодаря феноменальному чутью Джульбарса. Документальным подтверждением тому служит справка, в которой сообщается, что с сентября 1944-го по август 1945 года, принимая участие в разминировании на территории Румынии, Чехословакии, Венгрии и Австрии, служебная собака по кличке Джульбарс обнаружила 468 мин и более 150 снарядов. Отменное чутьё неутомимого пса отмечали и сапёры, разминировавшие могилу Тараса Шевченко в Каневе и Владимирский собор в Киеве.
   21 марта 1945 года за успешное выполнение боевого задания Джульбарс был награждён медалью "За боевые заслуги". Джульбарс единственный пёс, удостоенный такой награды.
   Под конец войны Джульбарс был ранен и не смог самостоятельно участвовать в Параде Победы в Москве. Генерал-майор Григорий Медведев доложил об этом командовавшему парадом Маршалу Константину Константиновичу Рокоссовскому, который поставил в известность Сталина. Иосиф Виссарионович приказал нести этого пса по Красной площади на своей шинели. ("Пусть эту собаку пронесут на руках по Красной площади на моей шинели!")
   Успел Джульбарс и в кино сыграть - фильм по произведению Джека Лондона "Белый Клык"...
  
  
  

4

   Учёба в школе подходила к концу. Ранней весной, в солнечный день на полигоне шли обычные занятия. Заместитель начальника школы подполковник Крылов указал на нас с Виталием Окунем и сказал стоявшему рядом незнакомому майору:
   - Последние дни службы здесь у сержанта Окунь со своим подопечным. Талантливый инструктор, а уж его собака - просто клад. Такого результата здесь ещё не добивался никто на моей памяти. Кажется, стоит ему только глазом повести в сторону, как его овчарка Валдай моментально угадывает мысли хозяина. Давай, Виталий, покажи класс.
   Сержант Окунь приказал мне: "Ищи!" - и я сразу рванулся на всю длину поводка.
   Я работал "челноком". На ходу принюхивался и вновь уверенно бежал вперёд. Потом замер и сел. Это место мой вожатый обозначил красным флажком. И так мы делали почти десяток раз. Для меня запах тротила - главный на этом поле. Работа простая. Нашёл мину, лёг рядом, вожатый ставит флажок. Если я лёг у мины, то теперь меня не может отвлечь даже стрельба из автомата или близкие разрывы. Пока я был совсем молодым, то постепенно приучался к запахам взрывчатых веществ. Вместе с учебной миной всегда закладывали моё любимое собачье лакомство. Помню, как говорил обучающий нас с Виталием офицер: "Для собаки это игра, поиск лакомства. Ведь собаку при поиске мины поощряют именно лакомством. Для неё опасности не существует. Настоящие мины и фугасы у вас будут после учёбы, когда отправитесь по воинским частям". Вот в чём секрет моей успешной работы - люблю кусочек сахара получать.
   -Ну, вот и всё, - удовлетворённо сказал Окунь и воткнул последний флажок.
   Честно говоря, незнакомый майор засомневался в точности моей работы, мол, может быть собака их "разыгрывает"?
   Несколько минут спустя офицеры разглядывали отрытые из земли и снега металлические предметы, обозначающие мины. Их было, как и в задании, девять штук.
   -Что ещё умеет ваша собака?
   Майор с удовольствием разглядывал нас с вожатым.
   -Всё! - коротко ответил Окунь.
   Кто достаточно хорошо знаком с собаками, не удивится подобной категоричности.
   Когда возвращались с полигона, Виталий спустил меня с поводка, бросил: "Домой!" И я повёл офицеров знакомой мне тропой...
   Между тем жизнь в школе шла своим чередом. Видел я частенько молодую поросль собак - восточноевропейских, как я, кавказских, среднеазиатских, южнорусских овчарок, чёрных терьеров, ротвейлеров, золотистых ретриверов, эрдельтерьеров. Чему обучатся эти щенки, будет зависеть и от их хозяев, и от преподавателей-офицеров. Ясно одно: у молодого воина и его собаки отныне общая судьба.
   Мы идём с моим вожатым в один из последних дней по учебным полям. Повсюду работа. В окошке домика появляется "автоматчик". Замелькали огоньки, донёсся треск коротких очередей. К огневой точке рванулся пёс - ризеншнауцер. Скорость и реакция даже меня поражают. Не зря его зовут "чёрной молнией". "Автоматчик" обезоружен, с поднятыми руками он выходит из дома.
   Совершенствуют своё минно-розыскное искусство собаки, мои коллеги. Опасная всё же это работа. Ошибаться нельзя. На другом участке полигона собаки-санитары оказывают помощь "раненому", вывозят его с поля боя...
   Когда мы вернулись к вольерам, то увидели, что в одном из них собака не пускает к себе хозяина. Виталий прочитал кличку на табличке - Алмаз.
   -В чём дело,- подошёл к вольеру многоопытный Бортников.
   -Обидел я его, - сокрушённо произнёс молодой солдат. - Грубым словом обидел.
   Николай Иванович решительно открыл дверь. Странное дело - ощетинившийся, злобный пёс покорно лёг у его ног.
   -Точная кличка у этой собаки, хорошо знает себе цену, чистая душой, как этот камень прозрачный, - проговорил Бортников, поглаживая собаку по голове. - Только от тебя, солдат, зависит, станет ли она тебе другом: сфальшивишь раз-другой, незаслуженно ударишь или обидишь - пиши пропало. Слушаться, может, и будет, но верной никогда не станет.
   И добавил:
   -Заходи смелее, мирить вас буду.
   Мы с моим вожатым переглянулись, пошли дальше. За эту пару можно было уже не волноваться...
   Экзамен выпускной мы сдавали вместе. Отличная получилась у нас служебная пара. Я показал, на что способен. Лучше других набрал по всем параметрам такое количество баллов, что удивились даже опытные собаководы.
   Таким я был и там, в Афганистане. Надёжным, верным помощником в работе и преданным другом. Сколько лет прошло, но увидит Виталий на улице овчарку, охватит его волнение, сильно застучит вдруг сердце - так похожа эта собака на меня, его Валдая...
   В Подмосковье ещё лежал местами снег, но уже апрельские дни стояли погожие, вовсю пахло весной. А там, в Кабуле, куда мы прилетели, встретил нестерпимый сорокаградусный зной. Назначение Окунь получил в инженерно-сапёрное подразделение. И сразу потянулись боевые будни и учёба вперемежку.
  
  
  
   Моё третье отступление
  
   Сегодня в Афганистане ищут мины и фугасы талибов служебные собаки армии США и их союзников. Пока не удалось создать газоанализатор или миноискатель, который бы мог заменить обоняние четвероногого сапёра. Мы, собаки, ведь различаем запахи на молекулярном уровне.
   Когда-то в СССР милицейских псов натаскивали на работу по СП - отечественная разработка усилителя запаха. Коврики, пропитанные им, бросали в сельских, районных магазинах на ночь. В случае взлома преступник, ничего не подозревая и не чувствуя запаха, наступал на него. Собака могла идти по следу такого преступника в сельских условиях спустя три-четыре дня, а в городских - через сути. Смена обуви и одежды не всегда помогала: запах впитывался в кожу, волосы, под ногти. Если были подозреваемые, достаточно было построить их перед собакой, обученной на СП. Она могла учуять запах и через неделю.
   Интерпол всегда широко использовал последние научные достижения. И кинологию полицейские службы западных стран не отделяют от истинной науки.
   Еще в 1971 году Пентагон выделил своим учёным один миллиард долларов для выведения суперсобаки. Больше ни в печати, ни в специальной литературе сообщений на эту тему не было. Вот и я не знаю - увенчались ли эти исследования успехом.
   Некоторые собаки обладают уникальным чутьём. Доберман может идти по следу велосипедиста спустя 10-12 часов. Но в мире живой природы это не предел. Самец бабочки-капустницы улавливает запах самки за десять километров. Медоносные насекомые - пчёлы, осы, шмели - чётко дифференцируют сотни запахов растений, совершая полёты то на гречишное поле, за много километров, то к цветущим липам.
   Свиньи используются во Франции для поиска подземных грибов-трюфелей. Таможенная служба давно пользуется обученными свиньями, чтобы не допускать провоза наркотиков. Оказывается, чувствительность к запаху наркотиков у хрюшек выше, чем у нас, собак...
  
  
  

5

   В Афганистане моему вожатому Виталию с первых дней пришлось буквально на ходу изучать вражескую технику, с которой не встречались в школе, на практике разгадывать хитрости душманских минёров. Сколько же их разных существовало, как они именовались, взрывоопасных предметов, которыми были напичканы каменистая земля, дороги. Мины натяжного действия, выпрыгивающие - американские, самонакачивающиеся, в пластиковом корпусе, с пневматическим натяжным взрывателем - "итальянки". Эти были особенно опасны: они могли сами сосчитать предусмотренное число нажатий, а затем сработать. А самодельные фугасы, снабжённые взрывателями двойного и тройного действия? Любое неосторожное прикосновение, лёгкий удар по корпусу, и следовал взрыв.
   Появилась и ещё одна особенность, которая нередко затрудняла работу сапёров. Мы, минно-розыскные собаки, даже наша опытнейшая овчарка Варяг, да и я в том числе, при перепадах температуры, в сильную жару не могли работать, теряли нюх, не чувствовали запаха взрывчатки. И тогда Окунь применял щуп и миноискатель, старательно "прослушивал" всякий подозрительный клочок каменистой земли или дороги. На каждом шагу подстерегала опасность. Ведь сапёр ошибается только раз.
   В дни особо большой жары нас оставляли на месте постоянной дислокации. Я не находил себе места, ждал своего вожатого, скучал. По возвращении он всегда находил время, чтобы зайти ко мне в вольер, угостить кусочком сыра, которого я так любил, а ещё он непременно рассказывал мне о своей работе.
   Во время боевых выходов полка сапёров распределяли по одному на взвод. По тропам шли в установленном порядке: впереди сапёр со щупом и миноискателем, за ним пулемётчик, который прикрывает сапёра, потом командир, радист, взвод. Замыкал колонну пулемётчик.
   Ситуации на каждой тропе были разные. В Афганистане Виталий впервые столкнулся с тем, что примерно 30 процентов мин были с неизвлекаемостью, то есть не подлежали обезвреживанию. С таким секретом попадались отечественные и итальянские мины. Причём нельзя по внешнему виду определить - обычная она или нет. Поэтому, чтобы не рисковать, взрывные устройства уничтожали на месте. Только в том случае, когда взрыв мог разрушить дорогу и сделать её непроходимой, мины обезвреживали классически: вывёртывался взрыватель и убирался запал.
   Тропы обычно запоминались не количеством обнаруженных мин, а своей протяжённостью и труднодоступностью. Однажды они поднимались в течение суток. Виталий работал по привычной методике "человек-автомат" (без перерывов и отдыха). Почувствовал - занемела рука, подумал: от усталости. Пришли на место, оказалось, лямка тяжёлого рюкзака что-то передавила в плече и нарушила кровообращение. Рука не слушалась и не реагировала на огонь и уколы иголкой. Санинструктор начал делать массаж. Разрабатывал Виталий руку больше суток: вертел, крутил, массировал. Постепенно "кормилица" стала оживать и к "закату" - сигналу спускаться - пришла в норму. Мой вожатый тогда с гордостью продемонстрировал мне полноценность руки - оттрепал меня за уши, доставив большую радость.
   Другая тропа оказалась напичкана маленьким пусковыми минами-лепестками. Лежат пластмассовые серые листочки, среди камней их сразу и не разглядишь. Качнёшь ногой - взрывается. Это кассетные мины. Высеивают их на местности выстрелом - по одной не ставят. Причём, эти взрывные устройства советского образца, но стояли на вооружении и у душманов. У каждой - самоликвидатор. Через определённое время мина сама себя взрывает и этот взрыв опасен не более, чем новогодняя хлопушка. Даже если на ладонь положить "лепесток", ничего, кроме небольшого ожога не будет. Коварна мина-лепесток своим направленным взрывом. Как люди говорят, не дай Бог, наступить на эту невзрачную "малышку" - лишаешься, если не ноги, так ступни. Надо сказать, что душманы всё чаще использовали эту тактику - не убивать, а выводить из строя ранениями. Убитый, он не торопится, может и подождать конца боя. А раненого бойца постараются вынести с поля боя в безопасное место. Вместе с раненым из боя сразу выключаются как минимум три бойца: санинструктор и двое солдат, которые несут раненого.
   Часто в этой тактике боевиками использовались пластиковые "Элси". Вес мины всего 90 граммов и взрывчатого вещества - 9 граммов. Но её направленный взрыв - кумулятивная струя за счёт специфической формы - более опасен, чем у "лепестка" - вырывает части тела.
   При продвижении по трассам воинских колонн сапёры обычно работали с нами, собаками. Были у меня случаи, которыми особенно гордился. Однажды ночью я взял большой фугас. Душманы его закопали на полтора метра в глубину вместе с ящиком тротила, причём всё это было завёрнуто в целлофан, полито водой и керосином, чтобы уничтожить запах взрывчатки. Но меня не проведёшь. Я почуял опасную посылку, сел на дорогу, а потом начал копать. Сапёры проверили место щупами - ничего, рельеф грунта не нарушен, но я не успокоился. Тогда мой вожатый мне поверил, начал всё проверять более внимательно. Оказалось, что душманы сделали подкоп под дорогу. Тогда сапёры вытащили 32 кг тротила. Большой взрыв был бы, если не я.
   Потом мне Виталий дал много угощения, всё хвалил меня. Он как-то видел подрыв танка на подобном "подарке": башня метров на 150 отлетела. Собирать некого было. Мину и в тот раз поставили таким образом, что обычная картина военной дороги не была нарушена. Как правило, на дорогах обычно валялось много гильз. Этим-то обстоятельством и воспользовались враги. К двум гильзам, лежащим друг от друга на расстоянии танковых гусениц, были выведены проводки от электрозамыкателя. На "резиновую" технику такая система не срабатывала, ждала, пока гусеницы танка замкнут смертоносный круг...
   Был и другой пример моего триумфа. Двигается в рейде бронегруппа, перед ней идем мы с моим вожатым и ещё с двумя сапёрами. Я почувствовал противопехотную мину, сел рядом. Сапёры давай потихоньку к ней подбираться, а танкист говорит: "Да бросьте, ребята, сейчас я её гусеницами танка перееду - и всё". Сержант Окунь, мой вожатый, засомневался: что-то слишком уверенно, мол, сидит Валдай. Он любил повторять, что сапёр, в хорошем смысле, должен быть разумным трусом: ничего не делать на авось. "Авось" - это 80% того, что тебя в "цинке" домой отправят. Начинает Виталий раскапывать, а под обыкновенной противопехотной миной оказалась противотанковая, под ней ящик с тротилом, а под ним 250-килограммовая бомба... Тот танкист вместе со всем экипажем после этого случая меня месяц кормили тушёнкой.
  
  
   Моё четвёртое отступление
  
   В Интерполе принят новый метод поиска преступника - забор воздуха с места преступления для выборки собаками среди подозреваемых. За короткий период пребывания в помещении, на открытой местности с земляной почвой преступник всё равно оставляет запаховые следы. Молекулы запаха оседают на земле, стенах, ткани. Специальным вакуумным шприцем с этих мест, особенно если есть и видимые следы-отпечатки, воздух засасывается в герметический контейнер. В присутствии понятых, объяснив подозреваемым ситуацию, собаке дают занюхать консервант воздуха с места преступления, и она безошибочно находит человека с идентичным запахом, ведь запах столь же индивидуален и неповторим, как и отпечатки пальцев, дактилоузор.
   При нахождении на месте преступления вещи, возможно, оставленной преступником, задача кинолога значительно упрощается. Спичка, волос, ниточка ткани с одежды, помещённые в герметичную упаковку, сохраняют запах разыскиваемого несколько месяцев.
   Запах несёт в своём составе огромную информацию о личности человека. Даже психическое состояние влияет на запах. В гневе человек добавляет к своим выделениям адреналин, в страхе - другие химические и гормональные вещества.
   Здоровье человека, его питание, цвет кожи, злоупотребление определёнными медикаментами, наркотиками - обо всём этом может рассказать запах.
   К сожалению, проект электронного носа, который всё равно будет значительно уступать носу животных, невозможно пока реализовать технически. Даже, когда он будет всё же завершён, размер установки превысит пятиэтажное здание. Ничего себе носик! А теперь посмотрите на нос любой собаки... Улавливаете разницу?!
   Почему обычные цепные собаки редко нападают на пьяных? Пьяные не выделяют запах страха. Если же человек не боится, пёс, по своей собачьей логике, не считает его опасным. Именно поэтому многие псы кидаются на совершенно вроде бы нейтральных прохожих, которые на самом деле тщательно стараются скрыть подсознательный страх перед собакой. А мы, собаки, мыслим прямолинейно: боится, значит, задумал что-то плохое...
  
  
  
  

6

  
  
   Незаметно пролетел год нашего пребывания в Афганистане. Почти непрерывно шла боевая работа по проводке колонн по начинённым минами шоссе, где нередко в камнях таились и обстреливали сапёров душманы. И с каждым днём росло мастерство моего вожатого, сержанта Виталия Окуня, совершенствовал своё искусство и я, его верный помощник. Всё больше становилось на нашем счету километров разминированных дорог, десятков, а потом и сотен обезвреженных мин и фугасов.
   У нас, собак сапёров, особый статус. Каждый из нас - это половина дела. К сожалению, на жаре любая, даже самая хорошая собака, не работает больше 40-50 минут. Очень многим мы спасли жизнь. Говорю это без излишней скромности. Дело в том, что итальянские мины пластиковые, а состоявшие на вооружении в то время средства обнаружения мин не позволяли обнаружить пластик - реагировали только на металл. Мины определяли только мы, собаки. Правда, иногда сапёры могли их обнаруживать по вторичным признакам. Но большую часть мин всё-таки находили минно-розыскные четвероногие.
   В начале июня Виталий поздравил меня с днём рождения. Мне было приятно, что он помнит мой особенный день. Я получил много лакомства, а ещё он подарил мне мячик от большого тенниса. Я был просто счастлив. Ещё бы, у Викинга, моего частого напарника по работе, была такая игрушка, а у меня нет. Мы часто с того праздничного дня по вечерам играли с моим вожатым, я бегал за этим подарком, неизменно находя его, как бы далеко не забрасывал Виталий...
   В середине лета мы выехали в одну из южных жарких провинций Афганистана. Южная ночь словно чёрным покрывалом прикрыла землю. Лишь на звёздном небе светлой бахромой окаймлены тёмные силуэты гор. Сапёры отдыхали после очередного трудного дня. Они пели песню: "Я до основания разминирую многострадальный шар земной..." Как рассказал один из офицеров, эта песня родилась в Алжире. Более двадцати лет назад. Тогда советские воины по просьбе правительства только что освободившегося от колониального ига Алжира оказывали помощь в разминировании территории страны. Тяжкое наследие оставили колонизаторы: так называемые "полосы смерти", начинённые миллионами мин, тянулись по алжиро-тунисской границе на 800-900 километров и по алжиро-марокканской - на 1.200 км. Многое тогда пришлось пережить нашим воинам, но интернациональный долг они выполнили, и домой вернулись с новой песней, рождённой, видимо, у костра - в пустыне или горах.
   Сейчас эту песню пели в горах Афганистана наши сапёры, которые занимаются тем же - помогают этому народу уберечься "от смерти, спрятанной душманами в кормилице-земле". Есть теперь в песне и такие слова.
   ...Грусть давила на сердце Виталия Окунь, я это хорошо чувствовал. День прошедший выдался тяжёлым: проверили на мины большой участок дороги, а жара стояла несносная, под 60 градусов; земля - горячая, как раскалённая сковорода; снаряжение у сапёра - бронежилет, каска, автомат, миноискатель - тоже горячее; и - постоянное напряжение!- в любое мгновение сапёрный щуп может замкнуть контакт, мина взорвётся - в лицо ударит огненный смерч.
   Первыми не выдержали мы, собаки минно-розыскной службы Тайшет, Азия и я, Валдай. Ещё некоторое время работала многоопытная овчарка Сардар, обжигая лапы, ложилась на грунт, чтобы ей было легче, скулила, но всё равно продолжала искать. Но спустя полчаса и этот пёс не смог работать. Да, действительно, на раскалённой гальке мы обжигаем подушечки лап и перестаём работать. Пробовали нам ребята обуть "сапожки" - но все мы не терпели их, срывали, так как это только мешало работе.
   Без нас сапёры, конечно, быстрее измотались: прощупывали землю медленно - шаг за шагом, километр за километром, а мин не было. Это тоже опасно, когда мин нет: чувство осторожности притупляется - жди, сапёр, беды. Порой стоит сделать поспешный шаг в сторону и ... При подрывах на противопехотных минах человек, как правило, остаётся жив, но ранения получает тяжёлые - лишается порой руки и ноги, иногда - и глаз. Сапёры приспосабливаются - удлиняют щупы, мастерят на касках предохранительные щитки. Говорят, помогает.
   Далеко в горах горят душманские огни, образующие треугольник. Группа сапёров находится точно в центре его - говорят, таким способом разведка душманов обозначает местонахождение противника. Вдали постреливают из автоматов - видно, солдаты из боевого охранения. А у нас, в походном лагере, прямо "домашняя идиллия": сапёры готовят ужин - любители блинчики пекут, другие наскоро консервы разогревают. Непременно, угостят и нас, своих верных помощников.
   Мой вожатый Виталий Окунь чаще работал с тройкой своих товарищей. Младший сержант Сергей Пробер из Подмосковья. На груди - медаль "За отвагу". Учился Серёжа в Московском авиационно-технологическом институте, в армии стал старшим вожатым собаки минно-розыскной службы. Его собаку зовут Азия, сознаюсь честно, что мне она очень нравится, вроде бы и я ей симпатичен. После возвращения в часть попрошу Виталия переговорить с Сергеем о нашей судьбе.
   Азия - специалист "широкого профиля". Обучена работать на комплекс запахов - металла, взрывчатого вещества, свежевырытой земли, человека. На прошлой боевой операции Азия обнаружила три душманских склада - медикаментов, радиоаппаратуры, боеприпасов.
   Рядовой Матвей Бесхлебный и ефрейтор Кирилл Пиянзин - тоже боевые побратимы Виталия Окуня. Матвей в Костроме работал поваром и теперь при случае балует друзей и нас с Азией то сибирскими пельменями, то узбекским пловом. А как он умеет готовить курицу! Даже слюнки потекли при воспоминании о такой вкуснятине. Наши ребята никогда не начнут есть, пока не покормят нас, собак. Разве можно подводить их после этого.
   Кирилл родом из Новосибирска, он сапёр, как говорят люди, от Бога. Боевая группа. На их счету великое множество обезвреженных взрывоопасных предметов на хлебных делянках, горных тропинках, подступах к родникам, школам и жилым домам. Не берусь сказать, сколько жизней детей, женщин, стариков, воинов спасли они.
   У костра течет неторопливый разговор.
   "Сапёру что нужно? - спрашивает Сергей, поглаживая Азию, и отвечает сам: - Железные нервы - раз, адское терпение - два. Терпения не всегда хватает, когда сапёр долго работает с напряжением, а мины не попадаются, - приходит успокоение, что их здесь вообще нет. А когда мин, наоборот, много, да ещё разных конструкций - от суперсовременных до чуть ли не адамовых времён...- нервы надо зажать в кулак".
   Что, правда, то, правда - в Афганистане мины используют широко. Чтобы парализовать жизнь, душманы минируют всё, что могут заминировать, - дороги и хлебные поля, автобусы и кинотеатры. В учебном городке сапёров хранятся образцы обезвреженных мин: пластиковые итальянские, металлические английские, шведские бескорпусные, мощные фугасы и противопехотные "попрыгуньи", а также мины, сработанные под игрушки - "подарки" афганским детям из Пакистана, США и других государств. Какой только смертоносной дряни не приходится мне и другим собакам находить, а солдатам извлекать из афганской земли! Каждая обезвреженная мина - это спасённая человеческая жизнь, трактор, машина.
   Но каждая мина - это и смертельный поединок тех, кто борется за жизнь, с теми, кто обрекает народ на страдания. В горячих боевых условиях наши сапёры вступают в борьбу с инженерной мыслью, рожденной в тиши заокеанских лабораторий.
   К каким только уловкам не прибегают враги! Во-первых, мины устанавливают так, чтобы их нельзя было обнаружить. Ни визуально, ни миноискателем - мина пластиковая; ни сапёрным щупом - устанавливается на большой глубине, даже нам, собакам, не всегда удаётся её отыскать. Их не берут тралы: сорок машин пройдёт по ней, а сорок первая подорвётся. Но обнаружить мину ещё не всё - частенько душманы устанавливают мины "на неизвлекаемость". Стоит наехать на валяющуюся, на дороге палку, тряпку, оторванный каблук от башмака - взрыв; зацепишься антенной за ветви деревьев - взрыв. Одним словом, не спеши, сапёр, сделать шаг, осмотрись!
   " Да, наш род войск особый, - словно подводя итог беседы, сказал Виталий Окунь, почёсывая меня за ухом, - хоть автомат всегда у нас под рукой, не он наше главное оружие. Интуиция, миноискатель, щуп - вот чем воюем. Вернее, работаем. А ещё у нас есть наши лохматые помощники. Без них бы нам совсем было тяжко. Все мы делаем очень важную и гуманную работу. А дел здесь ещё многим хватит".
   Виталий помолчал, а потом, улыбнувшись, произнёс:
   -А что, Серёга, давай поженим моего Валдая и твою Азию. Они явно не ровно дышат друг к другу.
   -Я не против. Голосую двумя руками. Вернёмся на базу, "засылай сватов"...
   На следующий день работа продолжилась. Солнце в зените. Всё живое укрылось в тени. И только по забытому людьми полю со щупами в руках вслед за нами, собаками, медленно передвигаются сапёры. Идут, рискуя жизнью, чтобы очистить землю от смертоносной начинки. Чтобы люди могли вернуться сюда, заставить землю вновь родить хлеб. А жара - несносная (всё те же 60 градусов, как было вчера и два дня назад, будет и завтра), земля - горячая, и - напряжение! Нельзя допустить, чтобы эта земля вспучилась огненным смерчем.
   ... В этот день пулевое ранение в грудь получила собака Джета. Её отправили на вертолёте для лечения, но даже если она выживет, с работой ей придётся расстаться. Собака после ранения - уже не сапёр: нюх пропадает. А ещё на мине подорвалась и погибла молодая овчарка Мицар, она только месяц назад приехала из Союза. Нет на земле ни единого человека, который слышал бы, что умирает собака. Собака умирает молча ...
  
  
  
   Моё пятое отступление
  
   Хочется поговорить об отношении к собакам в современном цивилизованном обществе. В уголовном кодексе ряда стран есть статья - издевательство над животными влечёт за собой наказание сроком до пяти лет тюрьмы (Польша, например) плюс большой штраф в пользу владельца животного. Собаку можно застраховать от грабежа, несчастного случая, болезни. Есть ещё особый вид страховки - на всё, что собака может сделать дурного: если она покусает кого-то, ущерб будет выплачивать страховое агентство.
   Провоз собак в наморднике разрешён во всех видах транспорта множества стран: метро, трамвай, такси, пароход. Стоимость "собачьего" билета составляет полцены от стоимости человеческого. Налог на собаку - одна двадцатая часть среднемесячного заработка в год. В большинстве гостиниц можно останавливаться с собакой. В ресторанах ей можно заказать обед: сырое мясо, суп без приправ; официант всё принесёт в специальных мисочках и поставит перед псом.
   Одна из стран Центральной Европы. Международная выставка собак. Может, нагляднее всего отношение к собакам прослеживается в кафе. Согласитесь, для наших российских "Минуток", "Бистро", "Макдональдс", "Мак Пик" свернувшийся на столе пёс, пусть даже такой кроха, как йоркширтерьер, - дело невообразимое. Утомилась собачка, что ж тут особенного?
   И пока хозяева решают, что бы им выпить: пиво или лимонад, сухое вино или кофе, уставший йоркшир немного отдохнёт. А неподалеку чинно восседают на стульях по бокам от хозяйки два миттеля. Соседи по столу - молодая пара "из сочувствующих" - кормят их жареными колбасками.
   Подошёл новый поезд к вокзалу, из вагонов вышли собаки: кому положено - в намордниках, а мелочь - при намордниках.
   Семенил миниатюрный немецкий шпиц с блестящей шоколадной шерстью. И этому килограммовому животному тоже полагается намордник - изящный бежевый напёрсток болтался для порядка, пристёгнутый к ошейнику. И всем сомневающимся сразу становилось ясно: у приличной собаки воспитанные хозяева. Выставка проходила в июле. Бассейн с фонтаном в те раскалённые дни был переполнен счастливыми голыми детьми и не менее счастливыми собаками.
   Европейская северная страна. Интервью с кинологом. "Скажите, у вас часто сажают в тюрьму за издевательство над собаками?" - "Очень редко. У нас общепринято, что тот, кто обидел собаку, - это уже не человек. Ему никто руки не подаст". - "Где в вашей столице можно выгулять собаку?" - "Да везде можно. Конечно, я сам никогда не позволяю своей собаке делать дела на асфальте или детской площадке. Как на меня будут смотреть в таком случае? Как на невоспитанного человека. А на газонах - пожалуйста, ведь я плачу налог..."
  
  
  

7

  
  
   Дороги Афганистана... Петляющие среди скал, по долинам рек и ущелий, взлетающие на головокружительную высоту, уж очень непривычны они для тех, кто родился где-нибудь на Урале или в средней полосе России.
   Но не только физико-географические особенности делают эти дороги отличными от тех, по которым привыкли ездить люди или ходили мы, собаки. Транспортная магистраль в Афганистане - это зачастую огненный рубеж, преодолеть который под силу только мужественным, смелым и умелым. Конечно, таких людей в составе Ограниченного контингента наших войск достаточно. Но и среди них есть те, кто идёт впереди. Кто должен быть всегда готовым идти впереди.
   Марш, как известно, начинается с инженерной разведки маршрута. Разведка может вестись с воздуха на вертолётах, но мин и фугасов так не разглядишь. Остаётся одно - работать на земле. Отвести беду, очистить путь от смертоносной начинки - такова главная задача тех, кто идёт впереди наших колонн.
   Трудно сказать, сколько раз за время службы в Афганистане выполняли мы с моим вожатым Виталием Окунем эту трудную и опасную работу, которая стала даже казаться обычной. Срок службы моего сержанта подходил к концу, осталось около двух месяцев. Он уже готовил себе замену - всё чаще со мной работал Кирилл Пиянзин, я тоже стал привыкать к своему новому вожатому.
   Обычным было и то последнее задание: сопровождать колонну афганских машин, гружённых продовольствием, медикаментами, школьными принадлежностями. Путь её лежал в жаркий Кандагар. Душманские банды чувствовали себя там очень вольготно. Район Кандагара с зелёным языком виноградной долины - здесь особенно были активны засевшие по кишлакам мятежники. Не лучше обстояло дело и в треугольнике пустыни Регистан у пакистанской границы - именно в этом месте была усиленная инфильтрация банд.
   Узкая лента шоссе петляла среди голых коричневых гор, круто спускаясь к очередному перевалу. За ним открывалось обширное, залитое обжигающими даже в начале сентября лучами солнца, пыльное щебенистое плато. И как только колонна машин вышла на него, с окружающих склонов ударили длинные пулемётные очереди. Били, правда, неточно.
   Сапёрный расчёт Окуня, как всегда, шёл впереди, далеко оторвавшись от колонны. Виталий сразу скомандовал своим ребятам: "Ложись!" Махнул рукой - отползайте, мол, к валунам, лежащим у края дороги. Прикрыться от пуль, которые свистели над головами, можно было только там. Распределил секторы обстрела. Прежде всего, следовало подавить пулемёты. Вскоре умолк один, а затем и второй, но душманы продолжали поливать огнём группу сапёров и ближайшие машины колонны. Сапёрам всё чаще и чаще приходилось менять позиции.
   Тут Виталий сильно вздрогнул - почувствовал резкий, будто хлыстом, удар от ноги до плеча. Пуля прополосовала тело, разбила рацию. Окунь еле смог сдёрнуть её. Попробовал пошевелить ногой - боль тотчас заявила о себе, даже вскрикнул.
   Я в этот момент тихо лежал неподалёку. Конечно, я сразу почувствовал, что мой друг в беде. А ещё какая-то неведомая сила подняла меня и бросила прямо к раненому сержанту. Я лёг впереди его головы, стараясь прикрыть своего вожатого, и принялся лизать лицо. Я очень хотел помочь Виталию, но не знал, как. Ещё одного выстрела снайпера не услышал ни я, ни он. Я просто встрепенулся и уронил голову на передние лапы. Всё это произошло так быстро и неожиданно, что Окунь не сразу понял, что и эта пуля предназначалась именно ему, а не мне.
   Я улетал, а к раненому подполз младший сержант Сергей Пробер. Он перетянул ногу Виталия жгутом, сделал перевязку.
   -Ладно, - сказал ему Окунь, - давай немедля к колонне. Пусть поспешат с подкреплением.
   Не хотел Сергей оставлять одного раненого, но тот повторил приказание. А бой продолжался, обстрел стал сильнее - наседали душманы. Отвечали им сапёры коротким прицельным огнём: патроны надо было беречь.
   Виталий приготовил гранаты. Одну за пазуху положил, другую возле себя. Но всё кончилось благополучно. Вовремя подоспел отряд боевого охранения колонны, ударил душманам во фланг. И душманы были отброшены.
   Меня похоронили тогда у дороги на месте боя. Похоронили с почестями, как боевого товарища. Виталий попросил положить на могилу мою любимую игрушку - мячик для большого тенниса. Его самого на носилках погрузили в краснозвёздный вертолёт.
   В батальон сержант Окунь больше не вернулся. Ранение оказалось серьёзным. Внимание, искусство врачей, нежные заботливые руки медсестёр в госпиталях Кандагара, Кабула и Ташкента вернули сержанту жизнь. Спасли всё-таки Виталию ногу. Именно за личное мужество и отвагу, проявленные в последнем бою, за умелое руководство подчинёнными был сержант Виталий Окунь награждён вторым орденом Красной Звезды. Награду вручали прямо в госпитале. Но только четыре месяца спустя стал он, наконец, подниматься с койки. В дни вынужденного безделья всё чаще задумывался он о родном крае, о родителях. А ещё он всегда вспоминал меня. Каждое утро, проснувшись, первым делом здоровался со мной. Однажды он получил письмо от своих боевых друзей, почитал его для меня. Там была радостная новость - Азия, моя дорогая и единственная Азия, стала мамой. Щенки "получились" удачными, а это бывает только от вязок с кобелями высочайшего класса (так было в письме, клянусь), чем я очень гордился. Жаль, что смогли оставить только одну "девочку" - не позволяли условия выращивать всех щеночков. Она получила кличку Лайзи (ваЛдАЙ плюс аЗИя).
   ... В конце июля Виталий и Сергей сдержали свой договор: вечером меня привели в вольер Азии и оставили на ночь. Как только я увидел эту красивую собаку, то внутри что-то даже оборвалось. Я был как пёс бродячий: хоть колбасу, хоть сахар ему покажи, он в своё счастье не верит... Это была незабываемая ночь. Позднее я ещё несколько раз ночевал в вольере моей подруги, а её приводили иногда ко мне.
   Днём была изматывающая и трудная работа, я буквально "валился с лап", но приходила ночь - все тягости забывались, молодость не знает усталости, а любовь для неё - отдых...
   Конечно, я знал о рождении щенков и без прочитанного мне письма, я и дальше сам отслеживал судьбу Азии и Лайзи. Но мне было приятно знать, что Виталий помнит меня, делится своими новостями.
   В январе 1988 года при обстреле военного городка реактивными снарядами от осколка погибла моя Азия. И мы с ней воссоединились. Не расстаемся и по сей день. А наша дочь Лайзи вернулась в Союз вместе с выводимыми войсками в 1989. За время пребывания в Афганистане она стала опытной и любимой всеми минно-розыскной собакой. Говорят, она унаследовала талант от своих матери и отца. Лайзи продолжила службу и в условиях мирной жизни, больше она не была на войне. У неё появилось несколько щенков, наших внуков. А вот им пришлось опять оказаться на войнах: Чечня, Таджикистан, Сербия. Не остались без минно-розыскной работы и наши многочисленные правнуки и правнучки. Жизнь моего рода продолжается!
   Вот, пожалуй, и вся моя история. Что вам ещё рассказать? О Виталии немного добавлю. Вернулся на родной Урал Виталий искалеченным, но нашёл в себе силы, волю - сумел справиться с недугом, снова равным стал в строй бойцов.
   ...Вот что, казалось бы, человеку надо: в общем-то, довольно спокойная должность старшего инженера-программиста в информационно-вычислительном центре областного центра, к тому же связанном с сельским хозяйством. Правда, пришлось основательно потрудиться, чтобы по-настоящему освоить новую для себя специальность. В институте по ней приобрёл лишь азы. Неплохая зарплата плюс прогрессивка. Уважение сослуживцев. И для души, как говорится, есть общественное дело - председатель районного совета воинов-интернационалистов.
   Но нет, он идёт дальше. Почти не задумываясь, соглашается, когда предложили хлопотную должность председателя райкома ДОСААФ (позже переименовано в РОСТО). С меньшим окладом. Но зато работа с людьми, с молодёжью. А это для него главное. Вообще-то, я очень горжусь своим вожатым. Для меня он так и остался близким другом...
  
  
  
   Моё шестое отступление, заключительное
  
   Если вы решили-таки завести собаку и уже определились, какого размера и лохматости она будет, какие функции выполнять, то дам вам ряд советов.
   Когда лучше брать щенка - весной или осенью? В том и другом случае есть свои "за" и "против". Весной щенок будет лучше питаться. Пока он подрастёт, покажется зелень, и с ним можно будет дольше гулять. Такой щенок, более вероятно, вырастет здоровым. Собака, рожающая осенью, как правило, хорошо упитана и даст вашему щенку хорошее, полноценное молоко. Гулять со щенком долго нельзя, но прогулки должны быть частыми, потому что перед вами будет стоять та же задача, что и весной - приучить малыша проситься на улицу.
   Практически никто из желающих связать свою жизнь с собакой не задумывается над таким, на первый взгляд простым вопросом, как характер собаки и её темперамент. Это представляется чем-то неуместным и даже несерьёзным. Действительно, ну какой такой характер - ведь это всего-навсего собака. Бегает, тявкает. Играет с палочкой, что ещё? В действительности же всё гораздо сложнее.
   Прочная дружба возможна только при совпадении интересов и темпераментов. Поэтому внимательно присмотритесь к собакам разных пород, а главное - заранее побольше узнайте об их привычках и характере. Очень важно, чтобы порода собаки соответствовала вашему образу и стилю жизни, привычкам, характеру, возрасту, силам, интересам и возможностям, чтобы ваш союз был как можно более гармоничен. Довольно точным может быть разговор с владельцами - не теми, кто продаёт щенков, а с теми, кто просто держит собаку приглянувшейся вам породы.
   Если вы выращиваете служебную собаку и занимаетесь её дрессировкой и тренировкой, то должны умело использовать поощрения, при этом надо соблюдать ряд правил. Лакомство должно храниться в специальной сумочке и даваться собаке в установленном порядке. Ни в коем случае нельзя хранить лакомство в полиэтиленовом пакете (шуршание пакета - сигнал для собаки о том, что хозяин достаёт лакомство и будет подана какая-либо команда).
   Лакомство даётся дрессировщиком собаке в конце правильно выполненного действия. Если собака выполнила требуемое действие неточно или неправильно, то лакомство не даётся. Дача лакомства должна активизировать и стимулировать действие собаки, сочетаясь с произнесением команды "хорошо" и поглаживанием.
   Нельзя давать лакомство в качестве корма и без причины, а также часто и большими порциями. Активное состояние собаки поддерживается лакомством, если занятие по дрессировке проводится до кормления или через четыре часа после него. Для сытой собаки лакомство применять нецелесообразно.
   Лакомство должно доставаться из сумочки незаметно для собаки непосредственно перед подачей команды. Поощрение всегда производится на уровне головы собаки (по команде "лежать", "стоять", "сидеть", чтобы животное не смогло сменить положения).
   Во время аппортировки, выборки вещи следует соблюдать "чистоту запаха": поощрять собаку только той рукой, которая не имела соприкосновения с искомым предметом (если бросок предмета производится правой рукой, то поощрение - левой)...
  
  
  
  
   Послесловие от автора
  
  
   В России существует много проблем. Они разные. Но есть проблема, которая коснулась наших четвероногих помощников - собак. К примеру, до сих пор не ясно, нужны ли российской армии четвероногие бойцы. Судьба крупнейшего в Европе и единственного в стране 470-го военного медико-кинологического центра висит, что называется, на волоске. В рамках реформы и сокращения Вооружённых Сил в Министерстве обороны решают, вписываются ли служебные собаки в новый облик российской армии. Рассматриваются разные предложения - от радикального сокращения до ликвидации.
   Военная реформа и сокращение армии, видимо, всё-таки назрели. Вполне понятно стремление Минобороны оставить в армии только боевые части и максимально сократить вспомогательные службы. Но если под сокращение случайно попадут подобные уникальные центры, вряд ли это пойдёт на пользу обороноспособности армии. Не будет кинологов в армии, их станет меньше и в других силовых структурах. Многие выпускники центра работают и в других ведомствах: МВД, ФСБ, МЧС...
  
  
  
  
   Использованные материалы:
  
  
   - Исмагилова С. "Биология", энциклопедия, М. 1993г.;
   - Палмер Д. "Породы собак", М. 2000г.;
   -Сенашенко Е. "Собака - зеркало хозяина", М. 2001г.;
   - Ананьева Е., Володихин Д. "Домашние питомцы", энциклопедия, М. 2004г.;
   -Федосимов Д. "Дрессировка собаки", М. 2009г.;
   -Студеникин П. "Горячая земля", газета "Правда", август 1985г.;
   - Акишин А. "Позиция", газета "Советский патриот", декабрь 1987г.
  
  
   ***
  

Оценка: 9.72*6  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018