ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Карелин Александр Петрович
Прогулка на вертолете

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 8.97*13  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Потребность войск в вертолетах армейской авиации из года в год возрастала,росло и боевое напряжение на летный состав...


Прогулка на вертолете.

1.

   -Ну, что ты уперся? Я вообще не понимаю, в чем проблема. Работа его, видите ли, держит. Ничего не случится с твоими ранеными. Вернешься и перевяжешь или перевязочная сестра сама справится. Эка невидаль - через трубку промыть рану. Ну, некого мне больше послать! Я сам обычно летал без всяких проблем, но сейчас меня, сраного провизора, поставили над вами, умниками-врачами, руководить. Думаешь легко быть начмедом бригады? Я здесь нужен. Я бы мог и не спрашивать твое согласие, а просто приказать и все! Получишь 2 канистры спирту, привезешь. Между прочим, ваше хирургическое отделение больше всего и выписывает спирт! Это будет простая прогулка на вертолете. Еще и Шиндандт посмотришь.
   Разговор происходил у входа в приемное отделение Кандагарской Отдельной Медроты между капитаном Канюком, начальником медицинского снабжения и ординатором операционно-перевязочного отделения старшим лейтенантом Невским.
   Сам Александр Невский около 4 недель, как приехал по замене из Союза, очень тяжело перенес акклиматизацию - сразу с прохладного Урала "окунулся" в июньскую жару, когда столбик в тени показывал более 50 градусов, а на солнце- все 70!(проводили специально опыт с термометром). Он сменил старшего лейтенанта Володю Бардина, прослужившего, как и его товарищи, 2,5 года. Сменщики других хирургов не спешили, ребята нервничали, т.к. время поджимало - все трое поступали в Военно-Медицинскую Академию, в Ленинграде. В порядке исключения им тоже разрешили убыть до 1 июля. Вот,2 недели назад и уехали с Бардиным капитаны Закожурников и Трегубов, ведущий хирург и начальник отделения. Еще один хирург, старший ординатор Николай Сергеев, был еще в отпуске. Невский остался один с целым отделением хирургических больных. Правда, был еще один хирург, начальник приемного отделения, капитан Васильчиков, но он никогда не появлялся в отделении, мотивируя большой занятостью. Невский "разрывался на части". А сейчас ему предлагалось все бросить и лететь в соседнюю провинцию на центральный медсклад за медикаментами.
   - В общем, ты понял? Берешь сейчас в аптеке все бумаги, рецепты, накладные, собираешься и "дуешь" на аэродром, я распорядился на счет "УАЗика". На все - про все у тебя полчаса. Вертолет уже стоит готовый, с тобой еще полетят из штаба офицеры, еще Военторг и т.д. - капитан явно наслаждался высокой должностью, пусть и временной.
   Это был сухощавый, среднего роста "желчный" человек в возрасте под 40. Короткие, прилизанные волосы, испитое "оплывшее" лицо, бесцветные "рыбьи" глаза, маленький тонкогубый рот (он напоминал Невскому куриную "гузку"). Около месяца Канюк исполнял обязанности начальника медицинской службы бригады (удивительно, кто до этого додумался?). Настоящий начмед погиб во время рейда - пуля снайпера, выпущенная из старинной винтовки "бур", попала прямо в середину лба капитана. Ждали нового начальника, а он все не ехал.
   Проводя свои совещания, Владимир Канюк любил заниматься самоуничижением, постоянно употребляя про себя слова: "неуч", "сраный провизор", "безбашенный офицер", "ничтожество в погонах". Но именно в его "царствование" офицеры-медики подверглись самым тяжелым притеснениям. Он стал требовать участия офицеров-медиков во всех общих построениях Кандагарской бригады (прежний начмед добился от командира бригады послабления: выходили только утром и вечером на всеобщую поверку), теперь число построений достигало 4 и более (перед обедом, после обеда, иногда и перед ужином). Некогда было заниматься больными. Врачи роптали, уже вовсю ненавидя "временщика", который отыгрывался за откровенное пренебрежение к нему в прошлом.
   Командир Медроты демонстративно "лежал" на должности с тех пор, как проводил своих товарищей по службе поступать в Медицинскую Академию (вместе прослужили уже 2,5 года). Его заменщик где-то задерживался. Майор Базарбеков тоже требовал от руководства отпустить его в Союз, как и хирургов. Но его рапорта оставались без ответа. Тогда он объявил "бойкот", целыми днями лежал в своей комнате на кровати, отказывался приходить на совещания. Первые дни командир бригады присылал за "мятежным" руководителем посыльных, но потом махнул на него рукой. Канюк теперь "тянул лямку" и за командира Медроты.
   -Ясен приказ?- Канюк сурово сдвинул белесые бровки.
   - Так точно, товарищ капитан!- Невский преувеличенно громко прокричал, одернув белый халат и став по стойке "смирно", поднеся к белой больничной шапочке руку.- Разрешите выполнять?
   Капитан махнул рукой и, сгорбившись, пошел в стационар.
   Невский взглянул на часы - время поджимало. Побежал сначала в аптеку, потом переоделся в полевую форму, пистолет ПМ сунул в кобуру, достал из-под кровати свой личный автомат Калашникова укороченный (АКСУ). Оружие, как и его предшественники, он хранил в своей комнате вместе со снаряженными магазинами (поговаривали, что скоро всех заставят сдать личное оружие в оружейные комнаты). Бронежилет решил не брать - тяжело, да и жарко очень. Бросил в портфель фляжку с водой, пачку печенья и подходящую книжку - рассказы Чехова (сколько себя помнил, читать любил всегда. Вот и по прибытию в бригаду в первые же дни записался в библиотеку: выбор был очень богатый). Машина у входа уже стояла. Старший лейтенант лишь заскочил в стационар предупредить старшую медсестру. Через пару минут санитарный автомобиль уносил его в аэропорт Кандагара. До Арианы было около 7 км.
  
  
   2.
  
   Автомобиль выехал за полосатый шлагбаум КПП, часовой в каске и в бронежилете на голый торс помахал им вслед автоматом, что-то прокричав вслед, слов уже было не разобрать. Водитель прибавил газу. Поднимая тучи мелкой пыли, машина понеслась по асфальтированной дороге. Проехали мимо 5-ти этажных многоквартирных домов на 5-6 подъездов. Оконные рамы в домах отсутствовали - проемы были завешаны разноцветными тряпками, развевающимися на ветру. Напротив каждого подъезда был сооружен деревянный туалет.
   - Что это за чудеса строительства?- спросил Невский у водителя, черноволосого парня с Кавказа.
   - Вы еще не такие чудеса здесь увидите, товарищ старший лейтенант. Дома для "бабаев" построили, а нет ни воды, ни канализации. Удобства все во дворе, сами видели. Потом очень жарко в таких домах, я как-то заходил. Вот "обезьяны" и отказываются там жить, почти пустые дома.
   Вдоль дороги стояли "стайки" афганских ребятишек лет 3-4, почти все были абсолютно голыми. Густое облако пыли от автомобиля накрыло их, но почти никто даже не шелохнулся, 2-3 пацаненка немного пробежали за машиной, что-то прокричав гортанным языком. Скоро все остались позади.
   Машина повернула направо и выехала на прямую шоссейную дорогу. Водитель еще больше вдавил педаль газа. Позади, по обеим сторонам дороги оставался однообразный, почти пустынный пейзаж. Редкие чахлые деревца росли вдоль дороги. От яркого солнца Невский надвинул панаму на глаза.
   Не то, чтобы он боялся летать на вертолете. Ему раньше просто никогда не приходилось подниматься на борт этой "стрекозы". Он вспомнил, как в начале 60-х годов впервые увидел это летающее чудо. Их семья жила тогда в Иркутской области в небольшом рабочем поселке "Красный забойщик", недалеко от Черемхово. Здесь жили в основном шахтеры, добывающие уголь открытым способом из карьеров.
   Небывалые лесные пожары обрушились летом на прилегающий к поселку лес. Его тушили тракторами и бульдозерами, пробивая просеки и выкапывая рвы. Но в самую гущу огня сбрасывали на парашютах пожарных, потом их собирали на опушках леса и вывозили на вертолетах. Один такой вертолет с огнеборцами приземлился на окраине поселка.
   Еще до посадки "вертушки" сотни людей побежали посмотреть на диковинку. Жители поселка плотным кольцом окружили "птичку", больше всего было здесь детворы - еще бы, практически никто никогда не видел вертолет "вживую". Мальчишки во все глаза смотрели на чумазых людей в ярких костюмах, выходящих из "чрева" летающего чуда. Каждому хотелось хотя бы потрогать машину. Летчики сначала отгоняли назойливых пацанов, потом махнули рукой. Невский тоже потрогал теплый, как показалось, живой бок металлической "стрекозы". Все они, и пожарные, и летчики со своей необыкновенной машиной казались ему выходцами с другой планеты.
   Кое-кто из взрослых прихватил с собой бидоны с квасом, с водой, хлеб, овощи. Угощали своих спасителей. Пожар потушили, не дали перекинуться огню на жилые дома.
   Прошло много лет, но Невский всегда испытывал к вертолетчикам безмерное чувство благодарности. И вот теперь ему впервые предстояло подняться на борт уже в качестве пассажира. "Только бы не сдрейфить, не опозориться перед бывалыми людьми",- поймал себе на мысли старший лейтенант.
   Автомобиль промчался мимо здания аэропорта, поражавшего своей архитектурой. Современный дизайн, стекло и бетон, девять огромных "яйцевидных" зданий, примыкающих друг к другу, множество небольших прилегающих зданий. Строили явно европейцы. Около 3-х недель назад, когда Невский только впервые прилетел сюда на самолете, он толком и не рассмотрел, не оценил красоту Арианы.
   Водитель лихо затормозил у стоявшего неподалеку большого вертолета с длинными, "печально" опущенными лопастями. Небольшая группа людей в военной и гражданской одежде разместилась в небольшой тени у вертолета. Невский вылез из кабины, попрощался за руку с водителем, прихватил свой автомат, портфель и направился к вертолету. Старшим в группе оказался подполковник, плотный крепыш со щеточкой усов и полным ртом золотых зубов. Невский представился.
   - А, медицина пожаловала. Садись, места много,- небрежно кивнул офицер.- Ждем боевой вертолет сопровождения.
   Невский присел в тень, осмотрелся. Он вспомнил, что старшим является замкомандира бригады по тылу. Кроме него было еще 2 майора и лейтенант с медицинскими эмблемами. Тут же сидели 2 женщины. Один из майоров с летными петлицами неторопливо рассказывал женщинам:
   - Это десантно-транспортный вертолет МИ-6, он предназначен для десантирования солдат до 40 человек за рейс, а также для перевозки грузов до 12 т внутри грузовой кабины. Может нести груз и на внешней подвеске. Наконец, может быть переоборудован под топливозаправщик. Вооружение вертолета состоит из одного крупнокалиберного пулемета с боекомплектом в 250 патронов.
   - А этого хватит, чтобы нам отбиться?- тонким голосом спросила хрупкая, миловидная девушка в джинсах и белой футболке с тонкими руками-"веточками".
   - Не волнуйтесь, Машенька, отобьемся,- это говорю вам я, майор Кремер Эдуард. - Тем более что нас будет сопровождать транспортно-боевой вертолет МИ-8мт. Он как раз предназначен для уничтожения наземных целей. Вооружения там достаточно, не буду вам забивать головы перечислением. А вы туда и обратно летите?
   - Нет, я только в одну сторону, возвращаюсь в свой Медсанбат, работаю там, в терапии сестрой. Была здесь месяц в командировке в госпитале.
   - Вот вы мне и подскажите, как добраться до одной части, я потом вам назову,- явно оживился красавчик майор.- Я тоже лечу в одну сторону.
   Невский разговорился с лейтенантом. Оказалось, что он, хотя и носит медицинские эмблемы, является ветеринаром Кандагарской бригады, летит за результатами анализов. Он тут же пояснил, что отвечает за здоровье собак-саперов, а, кроме того, проводит анализы всех поступающих мясных туш на предмет выявления опасных заболеваний. Мясо идет в пищу людей и собак тоже.
   - А я думал здесь только тушенка используется,- удивился старший лейтенант.
   Ветеринар снисходительно улыбнулся: " Ты, наверное, только из Союза? Большие начальники "свежатинку" любят на шашлычки пожарить. Я уже 2-й год служу, всякого насмотрелся". Он тут же представился: "Виктор Гавриловский". Невский назвал себя, пожал протянутую руку.
  
  
   3.
   Минут через 20 показалась группа людей в летных комбинезонах и в стальных защитных шлемах. Они, не спеша, подошли к вертолету, поздоровались. Каждый член экипажа был вооружен табельным оружием, состоящим из пистолета ("Чтобы застрелиться",- вспомнил Невский " черную шутку" в ответ на его вопрос о необходимости пистолета для него) и укороченного автомата Калашникова.
   - Поехали!- сказал старший по возрасту, видимо, командир экипажа.- Сопровождение дали, взлетят сразу за нами.
   Он первым вошел в салон, за ним потянулись остальные. Невский почувствовал благоговейный трепет, ступив на борт "большой стрекозы". Его поразили размеры салона. Все расселись на ближайших к кабине летчиков скамейках по обе стороны у иллюминаторов.
   Как ни старался Александр заметить момент взлета - не удалось все равно. Когда в очередной раз взглянул в круглое "окошечко", земля уже стремительно начала удаляться. Шум в салоне не давал спокойно поговорить, поэтому все разговоры смолкли.
   Невский достал из портфеля книжку рассказов Чехова, но никак не мог настроиться на чтение - рой мыслей одолевал его. Вот он и совершил свой первый в жизни полет на вертолете, ничем вроде не выдал своего волнения. Это хорошо! Попытался вспомнить день недели, но не осилил. А число? Вспомнил - 15 июля. Что-то ведь было связано с этой датой по истории страны... Чуть даже не подскочил с места. Ну, конечно! Как мог забыть? В этот день его "великий предок" князь Александр Невский в 1240 году одолел шведов на реке Неве, получил свой знаменитый "титул" - Невский. Было ему тогда всего 20 лет! Впрочем, взрослели тогда рано. Но ведь и современным ребятам бывает меньше этого возраста, когда они пребывают в Афганистан на войну!
   Вдруг старший лейтенант поймал себя на мысли, что уже более 5 минут твердит придуманную молитву (официально советскому человеку не полагалось верить ни в Бога, ни в черта, ни в ангелов и святых, но здесь, в чужой стране, все эти запреты начинали рушиться) к Великому князю: "Господи помоги! Великий князь Александр помоги пройти через это испытание в Афганистане. Помоги, дай силы не сломаться перед трудностями, не уронить свою офицерскую честь и человеческое достоинство!!" Александр даже осмотрелся - не заметили ли его "слабость" окружающие. Но все сидели погруженные в мысли, смотрели на землю внизу, а кое-кто уже и дремал.
   Невский тоже решил попробовать уснуть, но тут совершенно отчетливо вспомнил, что уже приходил к нему на помощь "великий предок". Да-да, это было! Правда, во сне. А был ли это сон?! Случилось это чуть более года назад, в мае. Жена подарила ему на 3-ю годовщину свадьбы серебряное колечко с надписью: "Господи! Спаси и сохрани меня!" Она купила его в небольшой церкви в городе Печора, где Александр служил в хирургическом отделении госпиталя. Носить кольца офицерам было нельзя, но, чтобы не обидеть жену, решил все же одеть его на следующий день. Никто из коллег не обратил на кольцо никакого внимания, может, не заметили даже. Операций в тот день не было. Обычная работа в отделении: осмотр больных, перевязки, запись в историях болезни. Закрутился в работе.
   Вечером, подходя к своему подъезду, вдруг заметил пропажу кольца. Даже остановился, прошиб холодный пот. Потерял! Кольцо было чуть великовато. Надо было одеть на средний палец!! Расстроился очень. Решил пока не говорить супруге. Может, удастся купить такое же. Но не имел понятия, где тут находится церковь.
   Видом своим не показал расстройства. Спать даже лег раньше обычного. В середине ночи, как показалось, открыл глаза. И как раз вовремя. Дверь в спальню осторожно открылась, на пороге стояли 2 человека: седобородый старец в древнем красивом одеянии с не покрытой головой и русский витязь в кольчуге и остроконечном шлеме, с аккуратной бородкой; на плечи его была наброшена красная мантия с широким белым воротником, в правой руке он держал небольшой тонкий меч. Странно, но Александр совершенно не испугался, более того, он почувствовал полное доверие к гостям, в одном из которых с полной уверенностью узнал князя Невского.
   Бородачи спокойно стояли на пороге, рассматривали хирурга и его спящую жену. Наконец, старец произнес, взглянув на князя:
   - Помоги своему далекому потомку, реши его проблему. А я пойду - спешу!
   - Я так и сделаю, Великий Николай Чудотворец!- ответил спокойным тихим голосом витязь.
   Седобородый старец исчез, а князь подошел к кровати, взял молодого человека за руку и повел за собой. Александр хотел попросить разрешения надеть что-нибудь, но заметил уже на себе военную форму. Ничуть не удивился. Они вышли на улицу, незаметно преодолели длинное расстояние до госпиталя, подошли к хирургическому корпусу. Здесь Великий князь отпустил руку и сказал:
   - Войди в свою комнату, где собираются все целители, там и найдешь по свечению то, что потерял.
   Он не сильно подтолкнул старшего лейтенанта в спину, а сам пропал. Оставалось только войти в ординаторскую, как догадался Саша. В комнате был полумрак, но из-под батареи отопления выходил мощный поток света, там и лежало серебряное кольцо. Тут Александр и проснулся. Весь сон пролетел перед глазами. Было еще рано вставать до будильника, но решил срочно идти на работу. Жена спала по-прежнему.
   Выскользнул из подъезда, прошел пешком до остановки автобуса. В госпиталь приехал одним из первых. Но на КПП лечебного учреждения никто не удивился - хирурги появлялись в любое время дня и ночи по срочному вызову. С великим волнением вошел в ординаторскую, прошел к батарее. Она была расположена низко над полом, пришлось даже опуститься на колени. Заглянул под нее, увидел отверстие в полу (дефект доски), затянутое паутиной. Прямо на паутине лежало его кольцо. Это было настоящее чудо!! Осторожно, чтобы не столкнуть в дыру, взял колечко. Руки его тряслись от волнения. Просто так случайно найти было не возможно. Почувствовал, что стал свидетелем необъяснимого, неведомого! Надел на средний палец колечко, поцеловал его.
   Весь рабочий день было приподнятое настроение. Вечером рассказал эту историю жене. Она практически сразу поверила.
   - Это твой Ангел- Хранитель приходил с Николаем Угодником. Как раз сегодня его день- 22 мая (она даже для верности достала "Православный календарь", видимо тоже в церкви купила).
   Невский был потрясен. С тех пор он не расставался с колечком. Правда, носил его теперь в "Удостоверении личности офицера", прикрепив булавкой за подклад кожаной корочки. Сначала хотел положить в партийный билет, но почувствовал, что одно с другим не вяжется. Вот и сейчас, сидя в вертолете, решил проверить. Кольцо было на месте. Бережно убрал документ с таким чудесным колечком. Откинул голову на стену салона. Не заметно для себя, задремал.
  
  
   4.
  
   Старший лейтенант увидел себя стоящим на берегу полноводной реки. Рядом на красивом черном жеребце сидел древнерусский воин в полном боевом снаряжении. В правой руке витязь сжимал длинное копье. Конь нетерпеливо "пританцовывал" на месте.
   - Узнаешь меня? - обратился всадник с вопросом.
   Александр хотел в недоумении пожать плечами, но слова сами собой вылетели:
   - Конечно, ты - Великий князь Александр Невский! Я вспомнил, что в этот день ты одержал важную победу. Ты разбил войско шведов под предводительством Биргера на этом самом месте в 1240 году, - он обвел руками вокруг места, где находились с князем.
   - Да, это так. Победа досталась не легко, много русских воинов полегло здесь. Но я, как и они, верил в удачу. Мне помогали святые мученики. Я расскажу тебе об этом:
   " Мы в Новгороде получили известие, что на Неве появились шведы. Они захватили с собой норвежцев и подчинившихся им финнов. Переезд через Балтийское море к устью Невы совершился вполне благополучно. Нева стояла полною в своих зеленых берегах, благодаря весенним дождям, и неприятельский флот гордо вступил в ее воды. Надеясь на многочисленность войска, Биргер рассчитывал, прежде всего, напасть на Ладогу и, ставши здесь твердой ногой, ударить на Новгород. Покорение новгородской земли и обращение русских в латинство было конечною целью похода. Остановившись при устье Ижоры, Биргер послал сказать мне: Выходи против меня, если можешь сопротивляться! Я уже здесь и пленю твою землю!
   Но этот надменный вызов не смутил меня, напротив, я "разгорелся сердцем". Враги идут терзать мою дорогую родину и искоренить веру. Их много, но они - грабители, лишь прикрывающие свою алчность священным знаменем служения Богу. Я сразу отдал необходимые приказания наличным силам быть готовыми к походу, сам помолился в храме Святой Софии. Мое святое одушевление передалось народу и войску. У всех явилась уверенность в торжестве правого дела. Бог не оставит своей помощью наш народ!
   Между тем неприятели, не ожидая близкого отпора, бросили якоря в устье Ижоры и предались отдыху после плавания. О нападении с нашей стороны они, очевидно, менее всего помышляли. Однако, я с войском в этот день памяти святого князя Владимира, просветившего русскую землю святым крещением, явился близ места стоянки неприятелей.
   Я принял все меры предосторожности. По приказу за врагами постоянно наблюдал верный слуга, начальник приморской стражи, названный во крещении Филиппом. Это был человек, со всем усердием принявший христианскую веру. Ему удалось высмотреть все расположение неприятельского войска и вовремя сообщить свои сведения мне. Но он сказал нечто, еще более важное: " Всю ночь провел я без сна, наблюдая за врагами. На восходе солнца я услыхал на воде шум, увидел лодку с гребцами. Посреди лодки стояли светящиеся святые мученики Борис и Глеб, а гребцы были скрыты во мгле. И сказал Борис: " Брат Глеб, вели грести быстрее, да поможем сроднику своему князю Александру Ярославовичу!" Увидев дивное видение и услыхав святых мучеников, я стоял, трепеща в ужасе, пока лодка не скрылась с глаз".
   Радостно забилось мое сердце при этом рассказе. В глубоком умилении, проникаясь уверенностью в Божьей помощи, я велел Филиппу не говорить никому об этом, пока не увидим славы Божьей.
   Это было утром 15 июля. Туман, с восходом солнца, понемногу развеялся, и наступил день яркий и знойный. Враги ничего не подозревали. Их корабли лениво покачивались на волнах, привязанные бичевами к берегу. По всему побережью ярко белели многочисленные шатры, и среди всех высоко подымался златоверхий шатер самого Биргера. Прежде чем враги успели опомниться, мои воины дружным натиском ударили на них. Я бросился на самого Биргера и нанес ему тяжкий удар мечом по лицу. Русская дружина прошла, избивая смятенных неприятелей, через весь стан. Вражеское полчище бросилось к берегу и спешило укрыться на корабли. Однако лучшая часть ополчения успела оправиться от внезапного удара, и в разных концах обширного лагеря закипел упорный бой, продолжавшийся до ночи. Но дело врагов уже было проиграно безвозвратно. Новгородцы овладели боем. На другой день на месте побоища виднелись разорванные шатры и разбросанные трупы врагов".*
   - Вот так мы с Божьей помощью и одолели шведов, а меня отныне нарекли Невским. Ты все понял из рассказа? - Всадник внимательно посмотрел на своего слушателя. - Надейся на помощь Бога, а я тебя не оставлю без догляда, выручу, как потребуется, сегодня, например...
   ...- Санька, просыпайся, уже сейчас будем садиться, - Виктор Гавриловский тряс старшего лейтенанта за плечо.
   Александр ошалело смотрел вокруг, силясь понять, где находится. Что же хотел ему сказать князь?
   - Какой сон мне прервал! На самом важном месте,- пробурчал Невский, недовольно морщась.
   - Поди, с красоткой встречался?- Виктор подмигнул.- Ничего, еще встретишься с ней снова.
   В салоне царило оживление. Вертолет приземлялся на аэродроме.
  
  
   5.
  
   Невский последним вышел на твердую землю. Он до сих пор не мог опомниться ото сна, который запомнился до мельчайших подробностей. Что же это такое было?
   Майор Кремер замешкался у вертолета, укладывая свой рюкзак. Наконец, он крикнул в сторону уходящей группы:
   - Додул Маша! Подожди!- он побежал догонять тоненькую медсестру, обещавшую помочь в розыске его части.
   Невский тоже прибавил шагу, догнал Витю Гавриловского.
   - Как мне до медицинского склада гарнизона, в\чпп 48085 добраться, не подскажешь?
   - Мы все вместе, наверное, поедем, надо в 5 гвардейскую мотострелковую дивизию добраться. Там все рядом расположено.
   Вскоре небольшая группа распалась: медсестра Додул и майор - летчик почти сразу уселись в санитарный УАЗ, который быстро укатил в составе 2 других машин и БТР. Невский с новым приятелем присели в тени, съели пачку печенья, запив ее водой. Вернулся подполковник. Почти сразу за ним подъехал БТР. Золотозубый подполковник, черноусый майор - связист, толстощекая и курносая работница Военторга, а затем лейтенант-ветеринар и старший лейтенант-хирург друг за другом влезли в нутро бронированного транспортера. Выпустив клуб темного дыма, БТР стремительно помчался в военный городок.
   Невский забыл заметить по часам время, но доехали, как ему показалось, довольно быстро. Водитель "бронированного коня" высадил всех недалеко от здания штаба.
   - Внимание!- произнес замкомандира бригады по тылу, отряхивая с себя дорожную пыль.- Встречаемся здесь через 2 часа.- Он указал на несколько лавочек в курилке.- Прошу не опаздывать.
   Подполковник с женщиной двинулись в сторону штаба, майор пошел в другом направлении, а Невский выслушал объяснения Гавриловского. По его словам выходило, что до медицинского склада рукой подать. Сам он поспешил в ветеринарную лабораторию.
   Действительно, двигаясь в указанном направлении, скоро подошел к длинному приземистому деревянному зданию. Табличка на дверях подтвердила - здесь и находится медицинский склад гарнизона (он снабжал всем необходимым медицинским оборудованием, медикаментами все воинские части гарнизонов Кандагара и Шиндандта). Спросив 2-3 человек, узнал необходимую дверь. Постучав, вошел. Представился. Огромный, лысый старший прапорщик пил чай, намазывая на хлеб толстый слой сливочного масла из металлической банки.
   - Кубяк Артур,- представился великан, протянув руку для пожатия.- Чай будешь?
   Невский помотал головой.
   -Давай свои бумаги, - Артур вытер руки носовым платком, отодвинул продукты в сторону. Углубился в изучение рецептов, заявок, накладных. Периодически кивал головой, подтверждая наличие.
   - А вот этого нет, этого тоже - на днях из Союза привезут.- Он назвал ряд медикаментов.- Ладно, пошли, выдам, что есть.
   Невский поправил за спиной автомат, поднял с пола портфель и последовал за аптекарем в смежное помещение.
   - Побудь пока здесь,- указал Кубяк на стул, сам углубился в свои стеллажи. Минут через 20 он принес пакет с лекарствами.- Есть куда сложить?
   - Да, в портфель.
   - Проверяй.
   Невский стал перекладывать во вместительный портфель пачки лекарств: сердечные, дыхательные аналептики, средства для наркоза, обезболивающие, а также упакованные в плотную бумагу, перевязанные крест-накрест бечевкой и заклеенные бумажкой с круглой печатью наркотики в ампулах и в таблетках. Вроде все самое необходимое было на месте, не хватало второстепенных лекарств. Последними хозяин кабинета принес 2 десятилитровые канистры со спиртом, крышка и горловина которых также были перевязаны бечевкой, концы приклеены бумагой с печатью.
   - Это от искушения,- коротко хохотнув, сказал Кубяк, указывая на печати на канистрах.
   - Я уже понял,- усмехнулся Невский, расписываясь в книгах получения. Он глянул на раздувшийся портфель, на канистры. Многовато получается. Но делать нечего, надо тащить до штаба.
   Попрощался за руку с Артуром, вышел на улицу. Яркое солнце "полыхнуло" по глазам, пришлось зажмуриться. После прохлады склада (где работали кондиционеры) показалось особенно жарко. Делая остановки через каждые 50-60 м, Невский дотащил поклажу до курилки у штаба. Там он нашел майора-связиста с незнакомым капитаном. Они весело смеялись, покуривая в свое удовольствие.
   - Все получил?- бросил взгляд на канистры связист.- Никак спирт медицинский? Вот гады, запаковали, что и не отольешь!- он притворно вздохнул.- Садись, доктор, послушай анекдоты, артиллерист "заливает".
   - Да, я только вчера из отпуска вернулся. Житуха в Союзе что надо! Никто не палит из пушек. Не стреляет, первые дни не мог и заснуть с непривычки. А, вот еще вспомнил, слушайте. - Он сам долго не мог успокоиться от смеха, вновь пропуская шутку через себя. Наконец, успокоился и серьезно начал: " Открыли в Москве потрясающий огромный магазин по западным образцам. Зашел в него мужчина-интеллигент, встречает его улыбающийся продавец и интересуется, что бы тот хотел приобрести? Мужчина говорит:
   - Перчатки.
   -Пожалуйста, в пятый отдел.
   Пошел в указанный отдел, его спрашивают - перчатки нужны летние или зимние?
   -Зимние.
   -Тогда пройдите в 17 отдел.
   Пошел туда, просит перчатки, его спрашивают - перчатки нужны кожаные или матерчатые?
   -Кожаные.
   -Тогда вам в 103 отдел надо. Но перчатки вам нужны под это пальто? Тогда лучше брать не кожаные, а шерстяные, однако...
   Тут в магазин врывается мужик, в руках у него вырванный с корнем унитаз, он подбегает к прилавку и кричит:
   - Вот такой у меня унитаз, а зад вы мой еще вчера измеряли, дайте мне, наконец, туалетную бумагу!"
   Офицеры прыснули смехом одновременно, причем, рассказчик смеялся громче всех.
   - Да, ну, ладно, хорошо с вами, но мне пора! - отсмеявшись, проговорил артиллерист.- Служба завет.
   Он пожал на прощание руки и быстро удалился по делам.
   - Ты не обедал еще?- обратился связист к Невскому. Тот подтвердил.- Иди в офицерскую столовую, я только оттуда. Вон она,- указал на здание неподалеку.- Оставляй свою поклажу, я покараулю. Я свои полевые радиостанции уже погрузил на машину. Там сейчас подполковник грузится с Военторгом.
   Невский благодарно кивнул, ставя под лавочку канистры и портфель. Пошел в столовую, вдруг ощутив сильный голод.
  
  
   6.
  
   Обед не занял и 30 минут. Как и Кандагаре, девушки-официантки обслуживали быстро, разнося стандартный обед: горячие щи, каша гречневая с "красной рыбой"- килька в томатном соусе ("Мировой закусон!"- вспомнилась фраза Аркадия Райкина), компот из сухофруктов. Температура в столовой была "запредельная", так что, выходя на улицу, почувствовал почти прохладу.
   На лавочке уже сидели его два попутчика - вернулся лейтенант.
   - Получил свои анализы? - Обратился к Гавриловскому Невский.- Нет ни ящура, ни бешенства коров?
   - Все нормально, можно жить дальше. Слушай, а пошли, сходим в магазин, я тут по дороге его видел. У меня, правда, с собой мало чеков, но что-нибудь купим. Николай Иванович, вы не желаете прогуляться?- обратился к связисту, майору Нечепа.
   - Идите, ребята. У меня и чеков с собой нет. Да и вещи доктора надо охранять,- с улыбкой показал на портфель и канистры.
   - Ладно, мы быстро,- кивнул Виктор, увлекая Невского за собой.
   Около сотни чеков Всесоюзного Объединения "Внешпосылторг" (деньги, имеющие хождение в военных гарнизонах Афганистана) у старшего лейтенанта было. Правда, сам он до сих пор не получал денежного содержания из-за дурацкой ошибки в документе. В финчасти по прибытию ему выдали расчетную книжку с фамилией не Невский, а Невских. Александр даже не сразу заметил описку, хотел даже осторожно исправить, но хватило ума не соваться. На следующий день вновь явился к начфину. Тот пришел в ужас, долго сокрушался, обещал "оторвать голову" писарю. Он объяснил, что потребуется новую книжку из Москвы запрашивать, писать объяснительные, уйдет уйма времени, теперь не раньше конца августа сможет вручить новый документ. Огорошенный, Невский поведал о своем прошлом желании исправить самому ошибку. Майор усмехнулся и пояснил, что тогда бы он не получал деньги еще около полугода, замучался бы писать рапорта. Проще получить новое "Удостоверение личности офицера" с новой фамилией для него, чем другой финансовый документ. На том и расстались. Самое обидное было, что он пока не сможет отправлять деньги своей семье по денежному аттестату. Все офицеры в Афганистане получали по два оклада: один в рублях шел на сберкнижку, часть этих денег и перечислялась семье (обычно на выбор писали: 50/50 или семье 60/40 себе - как хотел Невский), второй оклад выплачивался в чеках. Эти чеки можно было совершенно не тратить - ведь проживание, питание, баня и т.д. и т.п. все было бесплатно (прямо, коммунизм в чистом виде). Узнав о его проблеме, уезжающие хирурги выделили из своих запасов по несколько десятков чеков. С ними сейчас и пошел Невский впервые в магазин.
   Поразило обилие товаров. Глаза разбегались. Магнитолы, магнитофоны, украшения, одежда, посуда, даже ковры. Товары со всего мира. Всевозможные продукты питания. Книги. Они сразу и привлекли внимание Александра. Сколько помнил, они с женой всегда и везде покупали книги. Правда, выбор в городах и гарнизонах, где приходилось служить, был не большой. Но они упорно собирали свою семейную библиотеку. Здесь изобилие хороших книг просто сразило. Для начала Невский купил 2 книги в мягкой обложке из серии "Классики и современники": рассказы Куприна А.И. и рассказы Бунина И.А. Цены приятно порадовали своей скромностью. Виктор тоже купил книгу Юлиана Семенова. Потом они купили несколько пачек воздушного печенья и по 2 банки голландского лимонада "Сиси". Покупки сложили в красочные пластиковые пакеты.
   На выходе из магазина кто-то окликнул старшего лейтенанта:
   - Сашка Невский!
   Он оглянулся. Стройная молодая женщина в джинсах и в яркой светлой футболке буквально бросилась к нему из другого конца магазина. Длинные каштановые волосы, широкая белоснежная улыбка, доброжелательный взгляд больших зеленых глаз. Всем своим видом она излучала жизнелюбие и оптимизм.
   - Наташа! Наталья Корюшкина!- сразу вспомнил Александр девушку, с которой вместе учился в медицинском институте первые четыре года.
   - Узнал! Узнал, чертяка! А я тебя не сразу признала. Изменился. Повзрослел, возмужал. Усы даже отпустил. Как ты здесь оказался?- Наташка прямо светилась от радости.
   - Я-то, положим, стал военным врачом и оказался в Афгане по долгу службы, а вот как ты, сугубо гражданский человек, здесь очутилась?- искренне удивлялся встрече Невский.
   Он объяснил Виктору, который топтался рядом, что встретил "одногруппницу" по учебе. Тот вежливо кивнул. Потом сказал, что пойдет в курилку, и откланялся молодым людям.
   Они вышли вслед, присели на лавочке рядом с входом.
   Наталья рассказала, что работала после окончания института хирургом ("Так мы коллеги!" - пояснил Невский). Ее вызвали в Военкомат ("все-таки я лейтенант запаса") и предложили ("как бессемейной") поехать на стажировку по военной травме в воюющую страну, а потом, возможно, перейти на работу в военный госпиталь. Пока командировка на 3 месяца, а там будет видно. Конечно, она согласилась. Здесь Наталья уже 2-й месяц в в\ч 94131( 704 военный госпиталь).
   - Знаешь, кого я здесь встретила в госпитале, она в терапии врачом работает, тоже 3 месяца стажировка, но раньше меня на месяц приехала - Тоню Булгакову (она теперь Талалаева). Училась в параллельной группе.
   Невский вспомнил и эту девушку. Кивнул. Они вспоминали годы студенчества, то и дело, перебивая друг друга возгласами: "А помнишь!" Было о чем поговорить. Наташка была "свой рубаха-парень", очень компанейская, простая и веселая. У них была своя тесная компания ребят и девчонок: катались на коньках и на лыжах, ездили в походы и на турбазы, ходили на концерты и в кино. А еще она, как и Невский, очень любила цитировать фразы из разных фильмов. Иногда они по несколько часов испытывали друг друга на знание любимых лент. "Заразили" этой игрой многих в своей компании. Стоило кому-нибудь произнести фразу, как другой должен был продолжить другой фразой из этого же фильма. В конечном итоге, они почти всегда оставались единственными не выбывшими.
   - А помнишь, как мы соревновались на кинофильмах?- спросила его Наталья. - Ты не потерял квалификацию? Сейчас проверю.- Она задумалась на мгновение. Затем произнесла:
   - Бабу-ягу со стороны брать не будем. Воспитаем в своем коллективе.
   Александр не надолго задумался, потом произнес:
   -Есть ли жизнь на Марсе, нет ли жизни на Марсе - это науке неизвестно, наука еще пока не в курсе дела.
   - Точно, молодец! Это "Карнавальная ночь", 1956 года фильм Рязанова. Теперь ты давай загадывай.
   Невский тоже почти сразу процитировал:
   - Бывалый ты человек, боец Бричкина. Толково устроилась и крякаешь хорошо.
   - После споем с тобой, Лизавета, - радостно улыбаясь, ответила сразу же Корюшкина.
   - Правильно! Это "А зори здесь тихие", 1972года фильм Ростоцкого.
   Они еще долго испытывали друг друга. Никто не хотел сдаваться. Между "состязаниями" Невский напомнил, что они не виделись с 1976 года, когда он решил стать военным и перевелся после 4-го курса Свердловского мединститута на Военно-Медицинский Факультет в Томск. Рассказал о своей семье, о дочке, что остались его ждать на Южном Урале. Время летело не заметно. Вдруг их радостные разговоры прервал подбежавший Гавриловский:
   - Извините, молодые люди, но "труба зовет". Подполковник "рвет и мечет" - ехать пора!
   - А ты разве не здесь служишь?- явно огорчилась Наташа.
   - Нет, я ведь в Кандагаре сейчас, около месяца, как приехал по замене из Союза. Я напишу тебе на госпиталь письмо. Пока! Будь счастлива и желаю удачно выйти замуж.
   Они неуклюже чмокнули друг друга на прощанье. Невский побежал догонять Виктора. Обернулся. Помахал рукой. Наташа стояла на месте, прижав руки к груди.
  
  
   7.
  
   Все были уже в сборе. Автомобиль "УРАЛ" с крытым кузовом был почти весь заполнен ящиками, коробками, бочками. Три солдата-грузчика сидели в кузове. БТР стоял тут же. Невский быстро переложил свои покупки в портфель. Подполковник распорядился всем садиться в транспортер, а сам занял место в кабине автомобиля. Майор Нечепа, лейтенант Гавриловский, старший лейтенант Невский со своими канистрами и портфелем влезли внутрь, последней забралась "пышечка" из Военторга.
   " Кажется, "золотозубый" назвал ее Вера Желтушкина",- вспомнил Невский имя дамы.
   До аэропорта доехали в один момент, тем более что Александр всю дорогу "прокручивал" в голове весь разговор с Наташей. Да, это было чудо - встретить здесь, в далекой стране, знакомую.
   Бронетранспортер высадил всех у знакомого большого вертолета. Неподалеку стоял и второй вертолет сопровождения. Солдаты переносили из кузова автомобиля грузы в салон МИ-6.
   Вскоре к вертолету подошел седой капитан с тремя высокими, крепкими, загоревшими до черноты солдатами (сержант и двое рядовых). Он попросил подполковника подбросить его "орлов" из разведроты в Кандагар.
   - Ребята надежные, проверены в бою. Старший - сержант Туров Егор, рядовые Кипнис Геннадий и Толстогузов Алексей.- Солдаты по очереди протягивали свои документы. Подполковник придирчиво их изучал.
   - Вот их командировочные документы,- капитан подал бумаги. - Ну, как, договорились?
   Подполковник неопределенно качнул головой, потом сказал:
   - Надо еще с командиром экипажа согласовать. А они помогут грузы в вертолет забросить?
   - Без вопросов,- закивал капитан, улыбаясь.- Так, хлопцы, переходите в подчинение к подполковнику. Сейчас занимаетесь погрузкой. А мне пора. Извините, служба.- Он пожал руку старшему офицеру, коротко козырнул остальным и быстро ушел.
   С появлением разведчиков работа пошла веселее. Офицеры тоже взялись носить ящики и коробки. Подполковник в салоне руководил правильностью укладки и закреплением грузов. Спустя 30-40 минут "УРАЛ" опустел. Он тут же укатил, увозя распаренных грузчиков. Невский внес в салон свой ценный груз - канистры и портфель с медикаментами. Офицеры, солдаты и единственная дама уселись в небольшой тени от вертолета. Пот заливал глаза, вся форма взмокла от работы на жаре. Хоть бы какой-нибудь ветерок. Но воздух не шевелился.
   Пришел один из членов экипажа - бортовой техник. Объяснил, что вылет пока задерживают по погодным условиям. Все с изумлением посмотрели на него. Техник пояснил, что в зоне полета разыгрывается песчаная буря.
   Невский уже успел познакомиться с этим явлением природы. В считанные минуты небо затягивается черными тучами, гремит гром, но на землю не падает ни одной капли дождя - вся влага испаряется еще до земли. Потом налетает сильный ветер, "афганец", как прозвали его воины-интернационалисты. Сплошная стена пыли до небес двигается со скоростью курьерского поезда. Становится темно, как ночью. Важно вовремя укрыться, закрыть нос и рот платком, иначе можно и задохнуться. Чаще всего буря пролетает быстро, а песок потом находят еще долго во всех помещениях и щелях. Спасения от него нет нигде. Всю открытую пищу можно сразу выбрасывать, т.к. песок будет хрустеть на зубах. После такой бури срочно пришлось проводить генеральную чистку в операционной, хотя, казалось, все окна были плотно закрыты.
   Потянулись томительные минуты ожидания. Офицеры коротали время, рассказывая анекдоты. Невский прислушивался в пол-уха, решил все-таки почитать рассказы Чехова (зря, что ли брал с собой). Он потягивал из баночки еще прохладный лимонад.
   - Верочка, а что ты для нас везешь в магазин? Может, прямо сейчас и начнешь торговать?- Гавриловский подсел к полной, "дородной" даме.
   - У тебя, лейтенант, таких денег не наберется, чтобы купить это, - отрезала Желтушкина, отодвигаясь в сторону.
   -Да, ладно! Мы вон с доктором сбросимся, еще ребята добавят,- подмигнул Виктор разведчикам.
   Те лишь улыбались. Их можно было принять за родных братьев, не знай их фамилии Невский. Все плечистые, высокие, со спокойной уверенностью на лицах. Эти внимательные глаза за короткую жизнь повидали уже не мало.
   Между тем техник начал рассказывать о своих полетах. За неполный год многое изменилось. Катотиков Владимир, так назвался рассказчик, еще застал полеты на предельно малых высотах. С увеличением количества оружия у противника эти высоты стали не безопасны, и количество боевых повреждений вертолетов резко возросло. Были вынуждены перейти на рабочие высоты порядка 500-700 м. Это несколько снизило попадание пуль и снарядов в вертолеты. Однако уязвимость "стрекоз" продолжает оставаться высокой.
   - Самое хреновое,- продолжал невозмутимый рассказ Владимир,- это появление на вооружении душманов ПЗРК (переносной зенитно-ракетный комплекс) "Стрела-2". Теперь, говорят, придется все чаще забираться на большие высоты, вплоть до 1500 м над рельефом местности.
   - А что делается для повышения безопасности полетов?- сглотнув комок в горле, спросил подполковник.
   - Для защиты вертолетов у нас широко используются экранно-выхлопные устройства, которые устанавливаются в соплах двигателей и рассеивают тепловой поток выхлопных газов. Также на вертолетах устанавливают инфракрасные помеховые патроны, которые отстреливаются с заданными интервалами в местах возможного нахождения средств ПВО противника и таким образом "уводят" самонаводящиеся ракеты в сторону от цели, - как на лекции перед студентами проговорил техник. Было видно, что ему нравится наблюдать за вытянувшимися лицами офицеров. Он взглянул на побледневшее лицо Веры и успокоил:
   - Не боись! Все будет "вери велл". У нас отличный экипаж, попадали в разные переделки. Но, как видите, я жив и здоров.
   Молчание надолго поселилось у вертолета. Все обдумывали услышанное. Прошло уже не менее часа, а вылет все не давали. К соседнему вертолету подошла группа, человек в десять, в полном вооружении. Они тоже разместились в ожидании у винтокрылой машины.
   Наконец, спустя еще минут 20, пришли остальные члены экипажа. Добро на вылет было получено.
  
  
   8.
  
  
   На этот раз момент взлета Невский уловил. Вертолет плавно взмыл в воздух, развернулся и начал набирать высоту, перемещаясь по курсу. В иллюминатор было видно второй вертолет, он летел на той же высоте чуть сбоку. Вскоре начался отстрел этих самых инфракрасных помеховых патронов. Красивое зрелище! Вертолеты будто бы салютовали друг другу. Насмотревшись на вид из окошечек, пассажиры успокоились, кто-то уже и дремал. Смотреть особенно было не на что: горные вершины, участки пустынь. Очень редко можно было разглядеть зеленые "лоскутки", особенно вдоль немногих рек.
   Бортовой техник Катотиков вышел в салон, проверил крепление грузов. Показал большой палец. Прокричал сквозь шум двигателя: "Все нормально! Летим другим маршрутом - севернее Кандагара продолжается пыльная буря, будем облетать по большой кривой, подойдем с юга". Он снова показал большой палец и скрылся в кабине.
   Невский достал книжку, незаметно зачитался, изредка посмеиваясь над рассказами автора. Техник вскоре опять вышел, уселся на свободное место, изредка бросал взгляд в круглое окно. Подполковник и работница Военторга что-то оживленно обсуждали, стараясь говорить прямо в ухо друг друга. Ребята-разведчики спали, привалившись к стенкам грузового салона.
   Прошло примерно 40 минут. Сначала старший лейтенант обратил внимание на посторонний звук - показалось, что кто-то бьет железной палкой по металлическим решеткам ограды. Такой же звук раздался с соседнего вертолета. Наконец, до Невского дошло - это стреляют из крупнокалиберного пулемета, причем, соседний МИ-8 стрелял по наземной цели. Александр приник к иллюминатору, силясь разглядеть что-нибудь внизу. Пролетали над горной грядой красно-бурых безжизненных скал. На одной из вершин слабо пульсировал огонек. "Стреляют по нашим вертолетам!" - обожгла мысль. Он осторожно потряс за плечо спавшего рядом Гавриловского. Тот мгновенно все понял. Приложил палец к губам, чтобы раньше времени не напугать женщину в салоне. Бортовой техник мгновенно скрылся в кабине. Вскоре начал стрелять и их вертолет. Добавился новый звук: "ИИ-АА, ИИ-АА". Казалось, будто кричит гигантский осел - это боевой вертолет сопровождения начал выпускать НУРСы (неуправляемые реактивные снаряды). Бой с противником разгорался не шуточный.
   Все пассажиры салона уже проснулись, были в курсе происходящего. Вера крепко обхватила сидящего рядом подполковника, он пытался вырваться из ее объятий, но тщетно. Сквозь звук стрельбы и рев двигателя в салоне явственно появился протяжный вой - это кричала Желтушкина, обводя всех безумным взглядом.
   Невский насчитал внизу уже три пульсирующих точки. Противник явно был настроен на победу. Несколько коробок с грузом покатились по полу - видимо их плохо закрепили. Одно из деревянных креплений переломилось пополам, возникла угроза обрушения всего стеллажа. Разведчики подскочили как раз вовремя. Они перетянули веревки крепления, удержав груз на месте.
   В салон вновь выбежал бортовой техник, оставив дверь в кабину открытой. Он направился к грузу. В этот момент что-то застучало по днищу вертолета, а Катотиков упал, как подкошенный. Его громкий крик заставил даже замолчать женщину. На штанине быстро расползалось красное пятно. Владимир катался по полу от боли.
   "Его ранили"- сообразил Невский, бросаясь к технику. Почти одновременно подскочил и Виктор. Вдвоем они удержали кричащего раненого.
   - Давай в кабину за аптечкой,- крикнул Александр, пытаясь зажать кровоточащую рану, но кровь вырывалась толчками.
   Гавриловский рванул в кабину, через пару минут вернулся с другим летчиком. Тот осмотрел товарища, передал аптечку офицерам, прокричав: "Ребята, помогите Володьке!"- снова убежал в кабину. Невский быстро наложил жгут выше места ранения, кровь перестала пульсировать. Поставил из шприц-тюбика обезболивающее. Наркотик промедол подействовал быстро, раненый перестал кричать. Теперь можно было осмотреть рану. Разрезал ножом из аптечки штанину. Рана была ужасной: сквозное ранение крупнокалиберной пулей раздробило обе кости левой голени, из раны торчали костные отломки, выходное отверстие было примерно 5 на 7 см. Невский поспешно закрыл зияющее отверстие стерильной салфеткой, крепко перебинтовал ногу бинтом. Теперь надо было подумать об иммобилизации шиной.
   Между тем с вертолетом творилось что-то неладное. Он начал крутиться вокруг своей оси, усиливая панику в салоне. Женщина уже уселась к подполковнику на колени, крепко обхватив его за шею, он с отчаянным лицом пытался столкнуть ее в сторону. Крик Веры уже перешел в отчаянный визг - так кричат смертельно раненые поросята.
   Виктор принес два подходящих деревянных отломка от крепления, Невский пытался наложить импровизированную шину на ногу раненого, но крутящийся вертолет никак не давал это сделать. Уже и майор Нечепа бросился помогать, поняв правильно намерения офицеров. Разведчики по-прежнему сдерживали своими телами разваливающиеся стеллажи с грузом.
   Вертолет начал терять высоту, но еще не падал камнем вниз. Экипаж делал невероятные усилия, чтобы предотвратить катастрофу. Удалось немного выровнять машину в воздухе, она полетела уже боком, потом зигзагами. Из зоны обстрела уже вырвались, стрельба пулемета прекратилась, стало чуть тише. Вертолет сопровождения еще выпустил несколько залпов НУРС, потом и он прекратил стрелять. А для МИ-6 земля неуклонно приближалась.
   Невский с двумя помощниками все-таки наложил шину на ногу, закрепил ее бинтами.
   Вбежал один из летчиков, прокричал:
   - Пуля пробила главный редуктор. Идем на вынужденную жесткую посадку, берегите головы!- так же стремительно исчез.
   Что есть силы Невский одной рукой уцепился за металлическую лавочку, а другой удерживал раненого, который впал в забытье. Так же поступил и Гавриловский. А клубок из женщины и подполковника в этот момент покатился по полу. Остальные в салоне также ухватились за подходящие части вертолета.
   Внезапно стало тихо. Двигатель "стрельнул" пару раз и затих. Почти сразу чудовищный удар о землю опрокинул всех в салоне. Люди покатились, сталкиваясь друг о друга, о стены винтокрылой машины, многие ящики с грузом также разлетелись по салону, травмируя людей. "Стрекоза" пропахала по земле несколько метров и уткнулась носом, слегка запрокинув хвост, в песчаный холм. Он и спас вертолет от опрокидывания. В последний момент Невский все-таки ударился головой об острый край скамейки, рассадив кожу на лбу. Кровь мгновенно залила глаза. Пришлось зажимать рану носовым платком. Люди в салоне начали шевелиться, поднимать головы. К счастью все были живы. Начался взаимный осмотр. Подполковник от удара потерял свои 4 передних золотых зуба. Теперь он растерянно ползал на коленях, пытаясь найти пропажу. Вера трясла ушибленную руку, тихонько поскуливая. Нечепа, видимо, сломал левую руку в лучезапястном суставе: она быстро начала опухать. Виктор сильно ударился грудью и болезненно кашлял. Ребята из разведки, похоже, отделались легкими ушибами. Раненый был без сознания, но шина на ноге удержалась, так что болевого шока быть не должно.
   Из кабины выбирались летчики. Приходилось подниматься вверх из-за наклона машины. Все там были в порядке, если не считать ушибов. Командир приказал всем срочно покинуть борт. Он открыл дверь вертолета. Помог вынести раненого, потом помог выйти смертельно бледной женщине. Один за другим выпрыгнули все остальные на твердую землю. Ноги Невского подкашивались. Сильно болела ушибленная голова. Остальные пострадавшие испытывали не меньшие страдания.
   Гавриловский, сдерживая кашель, перевязал расшибленную голову Невского, тот в свою очередь, наложил тугую повязку на левую руку майора, повесил ее на перевязи из бинта на шею. Раненый пришел в себя, его напоили из фляжки. Все проверили свое личное оружие. Пора было разобраться в обстановке.
  
  
   9.
  
   Благодаря мастерству летчиков, машина смогла перевалить через гористую цепь и дотянула до пустынной местности, упав где-то на территории пустыни Регистан. Вертолет уткнулся в один из немногочисленных холмов. А в основном, это была ровная, покрытая щебнем и песком безжизненная местность. Жар пустыни ощутился сразу - было впечатление, что сидишь перед открытой дверцей пышущей огнем печью. Люди растерянно оглядывались по сторонам, пытаясь осознать произошедшее. Высоко в небе парил второй вертолет. Они не одиноки, их спасут - такие мысли, видимо, родились в головах многих. Пострадавшие разом заговорили, загалдели, кто-то смеялся истерически. Пережитый стресс в полете "выходил" из людей. Стоя на твердой земле, начали ощущать безопасность.
   Летчики занялись осмотром своей "раненой птички". Разведчики отправились осматривать окрестности. Невский вновь занялся раненым. Кровотечения не было, но долго жгут на такой жаре нельзя оставлять на ноге - требовалась срочная операция. Он написал на листочке время, когда наложил жгут (прошло примерно 20 минут, а казалось, минула целая вечность), всунул бумажку за край жгута. Итак, у них есть чуть больше часа, чтобы переправить пострадавшего врачам, иначе придется потом ампутировать ногу.
   - А почему нас не подберет второй вертолет?- громко, ни к кому не обращаясь, спросила Вера. Она уже пришла в себя, глаза больше не выражали смертельный ужас.
   - Этот вертолет - гарантия нашей безопасности, он должен хорошенько разобраться в обстановке, вызвать помощь, а потом, там все места заняты, мы туда никак не поместимся. А что с грузом делать, бросать?- ответил за всех майор Нечепа, "укачивая" пострадавшую руку.
   Вернулись разведчики Туров и Кипнис, лица у них были сосредоточенные. Они что-то негромко доложили подполковнику, который никак не мог успокоиться из-за потери зубов. Тот изменился в лице, потом прокричал:
   - А почему я все должен решать? Кроме меня еще есть офицеры! У меня в вертолете груз ценный, я о нем должен беспокоиться.- Он тут же залез в салон для осмотра ящиков и коробок.
   Туров в недоумении пожал плечами, потом подошел с товарищем к сидящих рядом с раненым Нечепе, Гавриловскому и Невскому.
   - Товарищ майор! Мы обнаружили на расстоянии около 1-1,5 км от нас большой караван, они двигаются в нашу сторону. Я оставил наблюдателя. Какие будут указания? Вы старший по званию после подполковника, летчиков я пока не считаю - они занимаются вертолетом. Думаю, стоит нам приготовиться к обороне.
   Нечепа сразу преобразился. Забыв о больной руке, он распорядился всем занять оборону. Послал Кипниса предупредить летчиков, а сам с Туровым поспешил к наблюдателю Толстогузову. Невский и Гавриловский, подхватив автоматы, двинулись следом. Александр лишь поручил Вере заботиться о раненом.
   Они прошли метров 50, поднялись на небольшой пригорок. Оказалось, что вертолет упал на небольшой "пятачок" - возвышающееся плато среди низины. Им открылся вид далеко вокруг. Действительно, большой караван верблюдов двигался по пустыни, оставляя длинный след пыли. Офицеры залегли небольшой цепью, наблюдая со своего небольшого возвышения. Позиция была выигрышная.
   Между тем караван начал сбиваться в кучу. Забегали человеческие фигурки. Потом явственно образовалась цепочка людей, двинувшихся в их сторону. Стало ясно, что их падение заметили, а это явно караван с оружием, идущий из Пакистана. Такие караваны, как правило, хорошо охраняются. Вот боевики и двинулись за легкой добычей. Об этом негромко сообщил Нечепа.
   Офицеры передернули затворы автоматов, по два магазина с патронами было у каждого (магазины были соединены друг с другом изолентой - это изобретение широко внедрилось в Афганистане, в бою проще было перезарядить).
   Вернулся Кипнис с одним летчиком, капитаном Горбатых Кириллом (так представился офицер), голубоглазом блондине. Он сообщил, что удалось починить рацию, связаться с вертолетом МИ-8. Те уже запросили помощь, скоро здесь будет пара боевых вертолетов МИ-24, а пока он сам их будет защищать от боевиков. Есть, правда, опасение, что в караване окажутся ПЗРК, но это маловероятно. Затем их вертолет сопровождения высадит на ближайшем блокпосте свою команду на борту и вернется за ними. Так что им остается продержаться не долго.
   Невский переместился за камень побольше, оказавшись ближе к Егору Турову. Он забыл, какова дальность стрельбы из своего короткоствольного автомата (у всех офицеров, включая вертолетчика, были АКСУ, лишь разведчики были вооружены автоматами АК-74, с длинным стволом), спросил об этом у Егора. Тот сразу оживился. Начал рассказывать, как на экзамене, любовно поглаживая свое оружие с присоединенным подствольным гранатометом. Выяснилось, что у его "Калашникова" начальная скорость пули 900 м\с, патрон 5,45х39 мм, прицельная дальность 1000 м, темп стрельбы 60 выстрелов в минуту, длина автомата с примкнутым штыком и откинутым прикладом 1089 мм. Оружие офицеров "похуже": под тот же патрон, начальная скорость пули 840 м\с, прицельная дальность до 500 м, длина автомата со сложенным прикладом 586мм.
   Наступающая цепочка быстро приближалась, вот и фонтанчики пыли стали возникать перед позицией обороняющихся.
   " Это стреляют по нам! Они хотят нас убить!?"- эта мысль забилась в голове Невского. Ладони мгновенно стали влажными.
   - Подпустим поближе. Стрелять по моей команде!- прокричал майор.
   Невский выбрал цель прямо перед собой: чернобородый в развевающейся накидке и темной чалме. Он передвигался перебежками, залегая и стреляя из автомата.
   Опыт стрельбы Невский имел большой - несколько лет еще в школе посещал стрелковую секцию, правда, стреляли из спортивных малокалиберных винтовок и пистолетов, даже получил разряд по стрельбе. Став офицером, несколько раз стрелял из пистолета Макарова. Но из автомата пока не приходилось.
   -Пли! - как выстрел, раздалась команда.
   Короткими очередями разведчики и офицеры начали стрелять. Несколько наступающих упали, в том числе и "цель" Невского. В пылу боя он даже не успел подумать, что, возможно, лишил жизни человека.
   Цепь залегла, отстреливаясь. Тут в бой вступил вертолет. С высоты его полета ударили пулеметы, полетели НУРСы. Взрывы снарядов возникали прямо в гуще неприятеля. Куски окровавленных тел разлетались над пустыней. Вертолет пронесся над противником, стал разворачиваться на второй заход. Он очень вовремя выпустил инфракрасные помеховые патроны, потому что со стороны каравана был произведен пуск ракеты "Стрела-2". Вертолет совершил умелый маневр, и ракета ушла в сторону.
   Офицеры радостно закричали. Наступающие начали отбегать назад к оставленному каравану. А вскоре в небе показались два МИ-24, они сразу начали стрелять и посылать ракеты по каравану. Грохот стоял невероятный. Все вскочили в полный рост, стреляли и кричали от возбуждения. Они победили. Они все живы. Помощь уже близка. Боевые вертолеты на разных высотах кружили над полем боя, изредка постреливая. Никто не заметил, как исчез их вертолет сопровождения.
   Разгоряченные боем люди расселись в кружок, закурили, все еще переживая "охотничий азарт". Для Невского и Гавриловского это был первый реальный бой. Вскоре всякая стрельба прекратилась. Наступила поразительная тишина. Все смотрели, как остатки каравана поспешно уходят в сторону. Вертолеты не стали их добивать. Сейчас важнее было вывести людей и грузы. Оставив наблюдателем Геннадия Кипниса, все вернулись к своему вертолету. Подполковник, пряча глаза, поздравил всех с победой. Желтушкина сидела с раненым, держа его за руку - он непрерывно стонал - действие наркотика заканчивалось.
  
  
   10.
  
  
   Вертолет вернулся довольно скоро. Он аккуратно опустился рядом со своим "сородичем", завис на небольшой высоте. Из открытой двери выпрыгнули лейтенант и два солдата в бронежилетах и полном боевом вооружении - они останутся охранять поврежденную винтокрылую машину. Туда поспешно погрузили раненого, переложив его на носилки. Солдаты помогли забраться в салон женщине, потом влезли подполковник, майор, старший лейтенант и лейтенант. Последними на борт впрыгнули разведчики. Невский хотел захватить канистры со спиртом, но даже и портфель запретили брать. Как объяснили летчики, остающиеся со своей разбитой машиной, все будет переправлено следующими рейсами, позже пусть приходит и забирает. Главное - спасти людей.
   Салон МИ-8 показался сравнительно небольшим, особенно после большого вертолета. Все расселись у иллюминаторов, раненый лежал на носилках на полу. Время поджимало - его быстро надо оперировать. Машина дернулась, подпрыгнула и стремительно начала набирать высоту. Их сопровождал теперь боевой вертолет Ми-24, второй остался дежурить в небе. Путь пролегал прямо над пустыней, ветер гнал по земле пыль, клубки колючек - вечных странниц на земле.
   Невский постарался собраться с мыслями. Так много событий за один день! Если так и дальше пойдет служба в Афгане, то будет что вспомнить на старости лет. "Если останусь в живых",- сама собой сложилась мысль в голове. "Человек не просто смертен, но смертен внезапно",- вспомнилась мысль кого-то из писателей. Да, они могли разбиться на вертолете, могли их убить душманы в этом бою. Но все обошлось, значит, есть у каждого свой Ангел-хранитель. Будем и дальше надеяться на помощь...
   ...Вертолет приземлился рядом со зданием аэропорта. Тут же подъехал санитарный автомобиль, раненого перенесли в машину, она быстро умчалась. Благо госпиталь находился рядом - рукой подать. Все вышли на свежий воздух. Небо казалось особенно голубым, солнце - особенно ярким. Жизнь продолжается!!
   Подполковник, стыдливо прикрывая ладошкой потерю зубов, распорядился никуда не расходиться, а сам стремительно ушел. Все сели прямо тут у вертолета. Страшная усталость навалилась на людей. Хотелось уснуть сейчас и здесь, на жарком солнце. Но день стремительно догорал, наступал вечер.
   БТР-60 вырулил прямо из ниоткуда. На броне сидел подполковник, спустив ноги в люк. Он распорядился всем залезать внутрь. В салоне бронированной машины многие сразу задремали. Даже не заметили, как оказались в расположении Кандагарской бригады. У штаба БТР всех высадил. Зампотылу бригады объявил, что завтра после построения бригады, т.е. часов в 8 утра, БТР отвезет всех, у кого остались грузы на вертолете в аэропорт.
   - Ждать никого не будем,- сурово объявил он. Сухо попрощался со всеми и ушел вместе с Верой.
   Офицеры обнялись на прощание с каждым из разведчиков (они здорово выручили сегодня). Ребята смущенно отмахивались от похвал. Козырнув, они ушли в свою разведроту. Невский попрощался с Виктором Гавриловским - тот не оставил в вертолете ничего, а с Нечепой сговорились встретиться утром. Офицеры разошлись в разные стороны.
   Начало уже темнеть, когда Невский с окровавленной повязкой на голове, смертельно уставший, явился на доклад к капитану Канюку. Тот долго выпучивал свои глаза, стараясь понять смысл слов - он уже много "залил за воротник", ничего не соображал. Потом попросил завтра все доложить утром. Невский вышел за дверь.
   Дежурная медсестра сняла ему промокшую кровью повязку. Долго охала-ахала, смазывая йодом подсохшую рану, залепила ее полоской лейкопластыря. Спустя несколько минут Невский уже спал в своей комнате.
  
  
   11.
  
   Рано утром в комнату вбежал взбешенный Канюк. Он требовал срочно передать ему 2 канистры со спиртом и лекарства, включая наркотики. Невский спокойным тихим голосом рассказал о вчерашнем происшествии. Капитан долго ругался, плевался, бегая по комнате, разбудив других ребят.
   - Ничего нельзя никому поручить! Просто сборище идиотов, а не врачи! Простое задание не смог выполнить!!- он пнул ногой дверь и выбежал в коридор.
   Володя Амурский-анестезиолог и Саша Тамару - начальник аптеки, попросили объяснить, что произошло. Вчера они не могли добиться от него ни слова. Пришлось рассказать вкратце.
   - Ну, и дела!- смогли они выдавить из себя в заключение.
   В 8 часов Невский был уже у штаба. Крепко пожали руки с Нечепой. Рука у него болела уже меньше, но все же стоило сделать рентген в госпитале. На том и порешили. Пришел подполковник со своей неизменной спутницей Желтушкиной. Он кивнул офицерам, Вера даже не удостоила их взглядом.
   На БТР быстро доехали до городка вертолетчиков. Подполковник убежал, долго выяснял судьбу груза. Вернулся, молча влез на броню, поехали на летное поле. Остановились у одного из больших МИ-6. Вылезли. Группа летчиков и техников работала у машины. В салоне Невский сразу нашел свой портфель, с волнением открыл. Все наркотики и лекарства были на месте, книги тоже. Не хватало пачек с печеньем. Он даже улыбнулся с облегчением. Нашлась и канистра со спиртом, печать была на месте. Вторую канистру найти так и не удалось. На все расспросы летчики недоуменно пожимали плечами. Грузились уже вечером. Могли и не заметить впопыхах. Поврежденный вертолет пришлось взорвать. Невский доложил подполковнику о недостаче. Тот раздраженно оборвал, что это мелочи по сравнению с его потерями. Какими, он не стал уточнять. "Впишешь в акт списания, я буду составлять",- буркнул он. Нечепа все свои радиостанции нашел в целости и сохранности. Работница Военторга требовала создать комиссию по инвентаризации груза.
   Невский спросил у летчиков о состоянии здоровья Катотикова.
   -Володьки? - переспросил невысокий офицер.- Все хорошо, вовремя доставили, ногу врачи сохранили. Все будет нормально, обещали, - он широко улыбнулся.
   Александр понял, что делать ему здесь больше нечего. Он подхватил свой портфель, канистру и забрался в БТР. Чуть позже к нему присоединился Нечепа. Подполковник разрешил отвезти их в бригаду, они с Желтушкиной пока остаются.
   Заехали в госпиталь. Здесь сделали рентген Николаю Ивановичу, к счастью, перелом не подтвердился - был сильный ушиб и растяжение связок. Бронированный транспортер повез их домой.
   Невский вспомнил надпись на памятнике погибшим летчикам (он прогуливался по территории, пока ждал майора):
   Слава Вам, Храбрые! Слава, Бесстрашные!
   Вечную славу поет Вам народ...
   Доблестно Жившие, смерть Сокрушившие,
   Память о Вас НИКОГДА НЕ УМРЕТ!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 8.97*13  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018