ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Карелин Александр Петрович
"Мы традициям старым верны..."

[Регистрация] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Найти] [Построения]
  • Аннотация:
    "В традициях дружбы и добрососедства...". К очередной годовщине ввода войск в Афганистан.


"Мы традициям старым верны..."

"Третьим тостом друзей поминая,

Мы традициям старым верны.

До сих пор из зубов ковыряем

Гниловатое мясо войны"

(Евгений Бунтов,

"Интернациональный долг")

   Предисловие от автора
  
   Более двадцати двух лет прошло с того момента, когда последний советский солдат покинул землю Афганистана, но "афганская" тема не потеряла своей актуальности и сегодня.
   Ещё в далёком от нас 1989 году руководство Министерства обороны СССР приняло решение обобщить опыт 40-й армии, выполнявшей интернациональный долг в Афганистане. Для этой работы в Генеральном штабе была создана группа во главе с генералом армии В.И. Варенниковым. В её состав вошли генерал-лейтенант В.А. Богданов, полковники А.М. Дроздов, Ю.А. Кузьминов, А.С. Лазаренко, Л.В. Лужков, Е.Г. Никитенко, Е.А. Пешков, П.П. Ровный, В.А. Славкин, В.Н. Сумятин, подполковник В.А. Афанасьев. Со временем был написан объемный труд, который регулярно дополнялся и исправлялся. Ниже публикуется статья, в которой использовались некоторые выдержки из данного материала.
   Следует отметить, что ещё во время войны в Афганистане, боевые действия советских войск исследовались, обобщались по видам Вооружённых Сил, родам войск и служб. С учётом этих исследований и подготовлен в конечном итоге этот документ.
  
  

1

   Советско-афганское военное сотрудничество имеет большую историю. Дипломатические отношения между нашими странами были установлены 10 июля 1919 года. В том же году Советская республика безвозмездно передала Афганистану, который подвергся агрессии со стороны Великобритании, миллион рублей золотом, стрелковое оружие, боеприпасы и несколько самолётов.
   В 1924 году советское правительство вновь оказало военную помощь Афганистану, поставив ему стрелковое оружие и самолёты. В военно-учебных заведениях Ташкента прошла подготовку первая группа афганских военнослужащих.
   На регулярной основе советско-афганское военное сотрудничество осуществлялось с 1956 года, после подписания соответствующего соглашения. На Министерство обороны СССР были возложены задачи по подготовке национальных военных кадров на месте и в СССР, а с 1972 года - и по командированию в вооружённые силы Афганистана советских военных консультантов и специалистов (до 100 человек).
   С Апрельской революцией в Афганистане начался новый этап в развитии советско-афганского сотрудничества, в том числе и по военной линии. В мае 1978 года было подписано межправительственное соглашение о военных советниках. Был изменён их статус (вместо консультантов - советники), задачи и численность (количество советников доводилось до 400 человек).
   В декабре того же года в Москве между СССР и Демократической Республикой Афганистан был заключён договор о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве. Статья этого Договора гласила:
   "Высокие договаривающиеся Стороны, действуя в традициях дружбы и добрососедства, а также Устава ООН, будут консультироваться и с согласия обеих Сторон предпринимать соответствующие меры в целях обеспечения безопасности, независимости и территориальной целостности обеих Сторон".
   В последующем, ссылаясь на этот договор, афганское руководство неоднократно обращалось к Советскому правительству с просьбой ввести войска в их страну. В декабре 1979 года Договор стал основанием для советского руководства при принятии решения на ввод войск в Афганистан.
   Некоторое время назад считалось, что вооружённое сопротивление в Афганистане возникло только после появления в этой стране советских войск. Это не так.
   Приблизительно в те же годы, когда создавалась НДПА (оформлена как партия 1 января 1965 г.), в Афганистане приобрело организационные формы движение исламских фундаменталистов (выступали за возрождение фундаментальных основ ислама, за очищение его от поздних наслоений). В 1968 году они объединились в союз "Мусульманская молодёжь". С самого начала эта организация ставила перед собой задачи борьбы с правящим в стране королевским режимом, который якобы потворствовал модернизации ислама и проникновению в страну коммунистических идей и влияния. Одновременно она предпринимала любые меры по расколу прогрессивных сил, внесению в их ряды разногласий и неприязни.
   В июне 1975 года фундаменталисты попытались свергнуть правительство М. Дауда, начав повстанческие действия в ущелье Панджшер (100 км севернее Кабула) и в ряде провинций страны. Однако правительственные войска сравнительно легко подавили их выступление. "Мусульманская молодёжь" была разгромлена. Многие активные её члены эмигрировали из страны, большей частью в Пакистан.
   В Пакистане фундаменталисты получили полную свободу и вступили в тесное взаимодействие с пакистанскими спецслужбами, которые были заинтересованы в установлении с ними контактов с целью расширения своей агентуры в Афганистане. Администрация Бхутто, а затем Зия-уль-Хака пошла на создание на своей территории сети баз и центров подготовки афганской оппозиции, что превратило фундаменталистов в орудие пакистанских спецслужб, направленное против режима М. Дауда.
   Там же, в Пакистане, лидеры "Мусульманской молодёжи" создали в 1976 году из числа своих уцелевших сторонников новые партии: "Исламскую партию Афганистана" (ИПА) и "Исламское общество Афганистана" (ИОА). Эти партии в последующем и составили передовой отряд и основу афганской контрреволюции.
  
  

2

   Видимо, в рамках данной статьи нет необходимости подробно описывать сложившуюся на конец 1979 года военно-политическую обстановку в Афганистане. Хочется лишь напомнить, что в 70-х годах в стране произошло три военных переворота: в августе 1973 года был свергнут монарх и к власти пришёл М. Дауд; 27 апреля 1978 года (по мусульманскому календарю это месяц саур) власть перешла в руки НДПА, главой государства и премьер-министром стал Н.М. Тараки; в сентябре 1979 года власть узурпировал Х.Амин. Все перечисленные события сопровождались массовым террором в отношении противников нового режима. Х. Амин, как, впрочем, и его предшественники, начал своё правление с избиения лиц, когда-либо выступавших против него и выражавших недовольство его деятельностью.
   Репрессии коснулись и армии, что привело к падению её морального и боевого духа, вызвало массовое дезертирство и даже переход целых подразделений на сторону оппозиции.
   В этих условиях советское руководство не могло пойти на полный разрыв с афганским режимом, так как были серьёзные опасения, что без нашего влияния он повернётся лицом к США, которые после антишахской революции в 1979 году вынуждены были покинуть Иран и искали вблизи южных границ СССР другой район для размещения своих разведывательных центров. Были все основания полагать, что в случае отхода правительства Х. Амина от СССР тогдашняя американская администрация легко и быстро переориентировалась бы от поддержки оппозиции на поддержку руководства ДРА. Это вполне вероятно, так как американцы понимали, что никакой разницы между иранскими и афганскими фундаменталистами практически нет.
   С учётом всего этого было принято решение не отказываться от сотрудничества с Х. Амином и возглавляемым им правительством, советским советникам и специалистам продолжать выполнять свои обязанности в вооружённых силах ДРА, но ни под каким предлогом не принимать участия в репрессивных действиях диктатора против неугодных ему лиц, если для этого будут привлекаться части, в которых находятся наши советники.
   Начиная с апреля 1979 года Н.М. Тараки и Х. Амин неоднократно просили направить в Афганистан советские войска. Это в первую очередь объяснялось нарастанием агрессивности оппозиции, которая уже базировалась на территории Пакистана. До сведения советского руководства эти просьбы доводились через наших представителей в Кабуле: посла, главного военного советника в ДРА, представителя КГБ СССР (так назывался советник при МГБ ДРА). Просьбы высказывались и тем советским руководителям, которые посещали Кабул.
   Всего таких обращений было около двадцати, семь из них Х. Амин направил уже после устранения им Н.М. Тараки. В том, что такие просьбы были, теперь ни у кого нет сомнения.
   Представители СССР в Кабуле также иногда предлагали направить в Афганистан небольшие подразделения наших войск (до двух батальонов) на аэродромы для обеспечения эвакуации советских граждан, если возникнет реальная угроза жизни в условиях эскалации гражданской войны в стране.
   Министерство обороны СССР по процедуре принятия решения на ввод войск в Афганистан какими-либо документами не располагает. Не поступал в Министерство обороны и Указ Президиума Верховного Совета СССР или другой какой-либо правительственный документ, которым бы ставились задачи на ввод войск и определялись цели таких действий. Все указания политического руководства до Министерства обороны доводились через Министра обороны СССР Д.Ф. Устинова только устно. Единственный правительственный документ, касающийся пребывания наших соединений и частей в ДРА, поступил в Министерство обороны спустя почти два месяца после ввода войск. Это было постановление Совета министров СССР от 19 февраля 1980 года, которое определяло порядок финансирования и предоставления льгот личному составу войск, находившихся в Афганистане.
   Комитет Верховного Совета СССР по международным делам в конце декабря 1989 года, проанализировав все имеющиеся материалы по вопросу, относящемуся к вводу войск в Афганистан, назвал тех, кто был ответственен за это решение. Это Л.И. Брежнев, Д.Ф. Устинов, Ю.В. Андропов, А.А. Громыко. Следует отметить, что принимая столь ответственное решение, этот круг лиц исходил из своего представления о жизненно важных для Советского Союза интересах в этом регионе.
   Апрельская революция в Афганистане в 1978 году была совершена при отсутствии революционной ситуации в её классическом виде. Успех революции, в значительной мере обусловленный слабостью правящего даудовского режима, вскружил головы афганским руководителям, в практической деятельности которых сразу же возобладали левацкие тенденции.
   Для советского политического руководства того времени было заманчиво видеть Афганистан таким, каким его представляли Тараки и Амин. Государственный переворот в сентябре 1979 года, приход к власти Амина и устранение, а затем и убийство Тараки заставили советское руководство по иному взглянуть на афганскую проблему.
   В принятии решения на ввод войск в ДРА военные специалисты участия не принимали.
  

3

   Окончательное решение на ввод советских войск было принято Л.И. Брежневым, как Председателем Верховного Совета СССР, Верховным Главнокомандующим, Председателем Совета Обороны СССР, 12 декабря 1979 года, однако уже с 10 декабря Д.Ф. Устинов начал отдавать Генеральному штабу распоряжения на создание группировки войск (очевидно, он был уверен, что другого решения Л.И. Брежнев не примет).
   Возникла потребность в координации деятельности представителей всех советских ведомств в Афганистане, войск 40-й армии, советнических аппаратов. Правительством СССР такой координатор определён не был. Для того чтобы в какой-то мере восполнить этот пробел, Министерство обороны СССР вынуждено было почти постоянно держать в Кабуле свою Оперативную группу.
   13 декабря была сформирована Оперативная группа Министерства обороны СССР во главе с первым заместителем начальника Генерального штаба генералом армии С.Ф. Ахромеевым. Позднее её возглавил первый заместитель Министра обороны Маршал Советского Союза С.Л. Соколов. 14 декабря Оперативная группа приступила к работе в Туркестанском военном округе.
   Общая директива на отмобилизование и привидение в готовность не отдавалась. Войска приводились в готовность отдельными распоряжениями после получения соответствующих устных указаний Д.Ф. Устинова. Всего за три недели (до 31 декабря) было отдано более тридцати таких распоряжений. Тыловые и ремонтные части и органы развёртываемой 40-й армии отмобилизовывались в последнюю очередь (некоторые уже в ходе начавшегося ввода войск).
   Всего было развёрнуто и доукомплектовано до полного штата около 100 соединений, частей и учреждений. На их укомплектование было призвано из запаса более 50 тысяч офицеров, сержантов и солдат. Для Туркестанского и Среднеазиатского военных округов это было самое крупное мобилизационное развёртывание за последнее время.
   24 декабря Министр обороны СССР Маршал Советского Союза Д.Ф. Устинов провёл совещание с руководящим составом, на котором присутствовали заместители министра, главнокомандующие Сухопутными войсками, ВВС и войсками ПВО, командующий ВДВ, некоторые начальники главных и центральных управлений. На совещании Министр обороны объявил о принятом решении ввести войска в Афганистан. Надежды на то, что этого всё-таки не произойдёт (на что рассчитывали генералы и офицеры Генерального штаба) окончательно развеялись.
   В тот же день Министр обороны СССР подписал директиву на ввод наших войск. В ней говорилось: "Принято решение о вводе некоторых контингентов советских войск, дислоцированных в южных районах страны, на территорию Демократической Республики Афганистан в целях оказания интернациональной помощи дружественному афганскому народу, а также создания благоприятных условий для воспрещения возможных антиафганских акций со стороны сопредельных государств". Задача для командиров всех степеней, прямо скажем, весьма неопределённая.
   Участие советских войск в боевых действиях на территории ДРА директивой не предусматривалось, так как политическим руководством боевые задачи перед Министерством обороны поставлены не были. Более того, не был определён порядок применения оружия даже в интересах самообороны. Имелось в виду, что советские войска станут гарнизонами и возьмут под охрану объекты, высвободив тем самым афганские части для активных действий против оппозиции, а также против возможного внешнего противника.
   Время перехода государственной границы Министром обороны было установлено 15.00 московского времени (16.30 кабульского) 25 декабря. В распоряжении командиров всех степеней для организации марша оставалось меньше суток.
  
  

4

   В 15.00 25 декабря 1979года на кабульском направлении начала переправу по понтонному мосту, наведённому в тот же день через реку Амударья, и марш на Кабул мотострелковая дивизия, развёрнутая в Термезе. В это же время границу пересекли самолёты военно-транспортной авиации с личным составом и боевой техникой воздушно-десантной дивизии, которая посадочным способом десантировалась на аэродром города Кабул.
   К середине дня 27 декабря в Кабул и Баграм были переброшены основные силы воздушно-десантной дивизии и отдельного парашютно-десантного полка. К этому же времени в Кабул вошли передовые части мотострелковой дивизии, совершавшие марш своим ходом. Прибывшие советские части усилили охрану важнейших административных объектов (ЦК НДПА, Совета Министров, Министерство обороны, внутренних дел, безопасности и др.), а также аэродромов, радио, телевидения.
   В ночь на 28 декабря в Афганистан вошла ещё одна мотострелковая дивизия, ранее развёрнутая в Кушке. К середине января 1980 года ввод основных сил 40-й армии практически был завершён. На территории ДРА были полностью сосредоточены три дивизии, бригада и два отдельных полка. В первой половине 1980 года эта группировка была усилена ещё дивизией и двумя отдельными полками. Общая численность советских войск достигла 81,8 тыс. человек (в том числе в боевых частях Сухопутных войск и ВВС - 61,8 тыс.).
   В последующие годы (до 1986 г. включительно) боевой состав советских войск уточнялся, проводилось переформирование некоторых частей с целью повышения их боевых возможностей. В результате окончательный состав Ограниченного контингента советских войск в Афганистане (ОКСВА) стал следующим: дивизий - 4, бригад - 5, отдельных полков - 4, отдельных батальонов - 6, авиационных полков - 4, вертолётных полков - 3, тыловые, медицинские, ремонтные, строительные, квартирно-эксплуатационные и другие части и учреждения.
   Максимальная численность советских войск в Афганистане была в 1985 году 108,8 тыс. человек (106 тыс. военнослужащих), в том числе в боевых войсках - 73 тыс. человек.
   Ввод советских войск на территорию ДРА первоначально был воспринят афганским населением, особенно бедняками, доброжелательно. Люди охотно шли на контакты с нами, проявляя интерес к жизни в Советском Союзе. Зажиточные же слои населения к войскам относились настороженно, в контакты не вступали. Имели место и отдельные враждебные проявления.
   Введённые в Афганистан войска по согласованию с правительством этой страны совместно с афганскими соединениями и частями выполняли самые разнообразные задачи. Они охраняли все основные автомобильные дороги, обеспечивали проводку автомобильных колонн с разнообразными грузами (военными и народнохозяйственными) в интересах ОКСВА, вооружённых сил ДРА, министерств и ведомств республики, непосредственно для населения Афганистана. Были взяты под охрану многие объекты советско-афганского экономического сотрудничества, на которых жили и работали наши специалисты. Советские войска обеспечивали охрану и бесперебойное функционирование девяти аэродромов, в том числе международного в Кабуле. Путём размещения советских гарнизонов поддерживались органы государственной власти в 21 провинциальном и во многих уездных и волостных центрах, и оказывалось содействие в их укреплении.
   Важнейшей задачей войск было ведение совместно с афганскими частями и подразделениями боевых действий различного масштаба по разгрому наиболее опасных, агрессивных отрядов и групп вооружённой оппозиции, а также борьбы с караванами, доставлявшими оружие и боеприпасы в ДРА из Пакистана и Ирана.
   Весь период пребывания советских войск в Афганистане можно условно разделить на четыре этапа по приоритетному выполнению тех или иных задач.
   1-й - декабрь 1979 - февраль 1980 г.
   Ввод советских войск в Афганистан, размещение их по гарнизонам, организация охраны пунктов дислокации и различных объектов.
   2-й - март 1980 - апрель 1985 г.
   Ведение активных боевых действий, в том числе широкомасштабных, совместно с афганскими соединениями и частями. Работа по реорганизации и укреплению вооружённых сил ДРА.
   3-й - апрель 1985 - январь 1987 г.
   Переход от активных действий преимущественно к поддержке афганских войск советской авиацией, артиллерией и сапёрными подразделениями. Применение мотострелковых, воздушно-десантных и танковых подразделений ОКСВА главным образом в качестве резервов и для повышения морально-боевой устойчивости афганских войск. Подразделения спецназначения продолжали вести борьбу по пресечению доставки оружия и боеприпасов из-за рубежа. Оказание помощи в развитии вооружённых сил ДРА. Частичный вывод советских войск на Родину.
   4-й - январь 1987 - февраль 1989 г.
   Участие советских войск в проведении афганским руководством политики национального примирения. Активная деятельность по укреплению режима. Завершение становления вооружённых сил ДРА. Продолжающаяся поддержка боевой деятельности афганских войск. Подготовка советских войск к выводу и полный их вывод.
  
  

5

  
   В последние два периода пребывания ОКСВА афганское руководство не раз просило привлекать советские войска к боевым действиям. В связи с этими просьбами частям и подразделениям 40-й армии приходилось участвовать в разгроме особо опасных и агрессивных группировок противника, с которыми самостоятельно афганские войска справиться не могли. Боевые действия в эти периоды характеризовались сильной напряжённостью, значительным привлечением сил и средств, охватом больших территорий в одной операции.
   Ввод советских войск в Афганистан не привёл к спаду вооружённого сопротивления оппозиции правящему в стране режиму, на что определённо надеялось руководство СССР. Появление в стране наших войск стало новым пропагандистским козырем в руках фундаменталистов. "В страну вошли чужие с оружием. Теперь исламу угрожает не только собственное безбожное правительство, но и неверные - чужеземцы" - такие заявления оказывали сильное воздействие на фанатично настроенное религиозное население, и первоначально дружелюбное отношение к советским войскам сменилось недоброжелательностью.
   Главным объединяющим идеологическим и политическим лозунгом фундаменталистов стал призыв к "священной войне с иностранными оккупантами - империалистическими колонизаторами". Он нашёл определённое понимание у значительной части афганского населения, чему способствовали серьёзные ошибки руководства этой страны и умелая пропаганда оппозиции, направленная на придание лозунгу патриотического, религиозного и в известном смысле социально-классового звучания.
   После ввода советских войск в Афганистан с начала 1980 года администрация США, а вслед за ней и руководство Египта, Саудовской Аравии, некоторых государств Персидского залива, Ирана и КНР открыто заявили о своей поддержке и практической помощи афганской оппозиции. Фактически помощь оппозиции оказывалась и раньше, но она осуществлялась скрытно и ограниченно. С января же 1980 года это стало делаться открыто.
   На первом этапе пребывания в Афганистане советские войска, находясь в гарнизонах, не принимали участия в боевых действиях, однако обстрелам со стороны оппозиции подвергались. Даже не принимая участия в боях, наши подразделения несли потери и вынуждены были вести ответный огонь.
   Определённая часть афганских военнослужащих, главным образом офицеров, считала, что в условиях, когда в стране находятся советские войска, вся ответственность за судьбу революции должна лежать на Советском Союзе. Такие настроения выражал и Б. Кармаль, который с самого начала просил руководство Оперативной группы Министерства обороны СССР (с 3 января находившейся в Кабуле) о привлечении наших войск к активным боевым действиям, поскольку он не надеялся на свою армию.
   В конце концов, просьбы афганского руководства опять возымели действие. Командованию советских войск в Афганистане было приказано начать боевые действия совместно с афганскими частями. С марта 1980 года такие действия были начаты операцией в пограничной с Пакистаном провинции Кунар.
   После того, как стало ясно, что советские войска остаются в Афганистане на неопределённый срок, Министерством обороны СССР было принято решение заменить всех призванных военнообязанных запаса кадровыми офицерами, сержантами и солдатами срочной службы.
   Вся боевая деятельность ОКСВА и афганских войск строилась на основе ежемесячных планов, утверждаемых Министром обороны СССР. Их разработка осуществлялась командующим войсками ТуркВО совместно с главным военным советником (ГВС) под общим руководством Оперативной группы Министерства обороны СССР в Кабуле. В основу планов ложилась оценка обстановки в стране и отдельных её районах, пожелания Председателя Ревсовета ДРА (позже президента Республики Афганистан) и афганского военного командования.
   Утверждение ежемесячных планов в Москве существенно не меняло характер и содержание работы штаба армии и аппарата ГВС по планированию и организации боевых действий. Однако это в определённой мере ограничивало самостоятельность и инициативу командования армии. Кроме того, утверждение планов в Москве давало повод руководству ДРА сваливать на нас ответственность за неудачи самостоятельной боевой деятельности афганских войск, что неоднократно официально и неофициально высказывал Б. Кармаль.
  
  

6

   Одной из важнейших обязанностей советских войск в Афганистане была охрана так называемых режимных зон и коммуникаций. Режимные зоны были созданы решением руководства ДРА вокруг аэродромов, электростанций, гарнизонов советских и афганских войск, а также вокруг важных административных центров в целях обеспечения безопасности и общественного порядка, предупреждения и пресечения враждебной деятельности сил оппозиции.
   В этих зонах был установлен особый порядок жизни и деятельности населения. Поддержание порядка в них возлагалось на органы МВД, МГБ ДРА и на афганские части.
   Однако главная роль в охране режимных зон и особенно коммуникаций принадлежала советским войскам, которые выполняли эту задачу, выставляя постоянные сторожевые заставы. Всего силами армии было создано 862 сторожевые заставы, на которых несли службу 20,2 тыс. человек. Заставы оборудовались для длительного проживания и несения службы. Для их сооружения использовались различные постройки (вернее, их развалины). Каждая подготавливалась к круговой обороне. Многие создавались на голом месте с использованием подручных материалов. Здесь проявлялась широкая инициатива и выдумка командиров застав и всего личного состава.
   Подразделения, несущие службу на сторожевых заставах, менялись, как правило, через шесть месяцев.
   Охрана и оборона объектов советско-афганского экономического сотрудничества (их было около 20) нашими подразделениями организовывалась в соответствии с распоряжением Совета Министров СССР. Их охрана осуществлялась в общей системе режимных зон, а также выставлением специальных сторожевых постов и караулов. Большинство объектов имело двойную охрану: внутреннюю и внешнюю, с привлечением подразделений советских и афганских войск.
   Ответственность за организацию охраны и обороны аэродромов возлагалась на начальников советских гарнизонов. Она организовывалась по трём рубежам: на дальних подступах сторожевыми заставами, входящими в систему охраны режимных зон; по периметру аэродрома (также сторожевыми заставами); внутренняя охрана аэродромных объектов (караулами). Всего для охраны десяти аэродромов было создано 140 сторожевых застав. Кроме того, 224 заставы выполняли двойную задачу: стояли на дорогах, проходящих через режимные зоны аэродромов, и входили как в систему охраны дорог, так и в систему охраны режимных зон.
   Советские военные городки охранялись по тому же принципу, что и аэродромы (в системе охраны режимных зон, собственными сторожевыми заставами и постами по периметру и караулами, охранявшими конкретные объекты).
   Одной из важнейших и сложнейших задач советских войск в Афганистане была проводка автомобильных колонн с запасами материальных средств. По основным дорогам, на которых были размещены наши постоянные сторожевые заставы, движение автомобильных колонн осуществлялось без войскового прикрытия, только с собственной постоянной охраной.
   Проводка же колонн по тем дорогам, где не было сторожевых застав, рассматривалось как специфические боевые действия и заранее тщательно готовилось. Выделялись боевые подразделения советских и афганских войск, артиллерия и авиация. Боевые подразделения блокировали определённые участки дорог и пропускали по ним автотранспорт.
   В зависимости от протяжённости маршрута, конкретных условий местности, обстановки, количества выделенных на операцию боевых подразделений блокированию подвергался участок на 1-2 суточных перехода или вся дорога целиком. В первом случае блокирующие подразделения, пропустив транспорт с материальными средствами, перемещались на новый участок во время отдыха транспортной колонны. Так, перекатами, они доводили колонну до цели. Если протяжённость маршрута была небольшой, а выделенных сил достаточно, осуществлялись блокирование сразу всей дороги и её охрана до полного завершения транспортной операции.
   Охранные задачи, которые выполнялись в Афганистане нашими войсками, для командиров всех степеней, от командира взвода до командарма включительно, были новыми. Ни знаний, ни опыта таких действий накоплено не было, поскольку в процессе подготовки офицеров и подразделений Советской Армии выполнение таких функций не предусматривалось и не предусматривается. Рекомендаций уставов и наставлений по этим вопросам не было (за исключением сторожевой службы и службы полевых караулов, что не могло быть в полной мере использовано в Афганистане). Командирам всех степеней пришлось на практике, методом проб и ошибок, постигать искусство организации и выполнения охранных задач.
   Наши командиры были новичками в организации и ведении боевых действий по проводке транспортных колонн с материальными средствами через территорию, контролируемую отрядами противника. Этот вид боевой деятельности в Афганистане также осваивался командирами, штабами и подразделениями непосредственно на практике.
  

7

   Как уже отмечалось, с марта 1980 года советские войска приступили к активным боевым действиям против наиболее опасных отрядов вооружённой афганской оппозиции. Причин, почему мы вступили в боевые действия, много. Главная заключалась в слабости афганской армии и непрестанных просьбах руководства ДРА, в первую очередь Б. Кармаля, оказывать непосредственную военную помощь.
   Почти все боевые действия советские войска вели совместно с афганскими частями армии, МВД или МГБ. Условно их можно подразделить на плановые (т.е. предусмотренные утверждённым Министром обороны СССР ежемесячным планом) и неплановые. Плановые боевые действия, как правило, были широкомасштабными, т.е. охватывали значительные районы страны, были относительно продолжительными по времени, в них участвовало большое количество войск. Неплановые боевые действия в основном были значительно скромнее по всем показателям.
   Боевые действия (операции) планировались и проводились с целью разгрома особо больших и опасных группировок противника и ликвидация его баз с запасами оружия и боеприпасов. Как правило, итогом каждой такой операции было резкое снижение активности оппозиции в определённом районе.
   За годы пребывания в Афганистане советские войска участвовали в 416 плановых операциях, большинство которых было действительно широкомасштабными.
   Характерными боевыми действиями по нанесению поражения противнику в изолированной горной долине были операции советских и афганских войск в ущелье реки Панджшер против отрядов ИОА. Следует отметить, что на протяжении девяти лет в этой долине и ранее не раз велись боевые действия. Войска в целом успешно справлялись с поставленными перед ними задачами. Однако результаты не закреплялись руководством Республики Афганистан комплексом политических и социально-экономических мероприятий, не организовывалась соответствующая разъяснительная работа среди местного населения. В результате после операции войска уходили в пункты дислокации, а через некоторое время лидеры оппозиции восстанавливали своё влияние в этих районах, пополняли бандформирования людьми или создавали новые отряды и группы взамен разгромленных.
   К маю 1982 года в ущелье Панджшер оппозиция создала оборудованную в инженерном отношении оборону с системой огня и управлением своими формированиями, действовавшими как в самой долине, так и за её пределами, в том числе и в Кабуле. Заграничным руководством ИОА Панджшер был превращён в крупную базу этой партии.
   По соглашению с Б. Кармалем было принято решение подготовить и провести в ущёлье операцию с целью разгрома группировки ИОА, уничтожения базы оппозиции и ликвидации угрозы, нависшей над Кабулом.
   Планирование и организацию операции осуществляли командующий войсками ТуркВО генерал-полковник Ю.П. Максимов и командующий 40-й армией генерал-лейтенант В.Ф. Ермаков под руководством Оперативной группы МО СССР. Непосредственным руководителем боевых действий был назначен начальник штаба 40-й армии генерал-майор Н.Г. Тер-Григорьянц. Для проведения операции выделялось 36 батальонов (16 советских, 20 афганских).
   Боевые действия начались в ночь на 16 мая 1982 года. Советские подразделения внезапно захватили все господствующие высоты у входа в ущелье и на глубине до 10 км от входа в него. Затем началась высадка воздушных десантов, которые расчленили всю группировку противника на четыре изолированные части. На соединение с десантами в пешем порядке по высотам справа и слева от ущелья и на боевой технике по его дну двинулись советские и афганские батальоны.
   Несмотря на сильное сопротивление противника, советские и афганские войска выполнили поставленную задачу. В ходе боевых действий было уничтожено и захвачено 203 огневых сооружения, 25 миномётов, 120 крупнокалиберных пулемётов, около тридцати складов с оружием и боеприпасами, взорвано около 100 пещер, приспособленных к обороне.
   Успех этой операции был предопределён хорошими разведывательными данными и массовым применением воздушных десантов (до 1/3 всех участвовавших в операции сил).
   Примером боевых действий в изолированном горном районе может служить операция по разгрому крупного базового района оппозиции в районе Дарзаб (на границе провинций Джаузджан и Фарьяб), проведённая с 15 по 19 февраля 1982 года. Район служил опорным пунктом оппозиции в борьбе с правительственными органами на севере страны. Все попытки афганского руководства стабилизировать здесь обстановку путём разгрома отдельных оппозиционных групп кардинального улучшения положения не приносили. В связи с этим было принято решение уничтожить основную базу противника.
   Было выделено четыре советских батальона и столько же афганских. Руководителем операции назначен начальник штаба 40-й армии генерал-майор Н.Г. Тер-Григорьянц.
   С утра 15 февраля в условиях почти нелётной погоды с вертолётов на окружавшие Дарзаб высоты был высажен десант в составе четырёх батальонов (советских - 2, афганских - 2), что явилось полной неожиданностью для противника. Одновременно с севера и юга вышли на Дарзаб остальные советские и афганские подразделения.
   К 17 февраля противник был полностью блокирован и совместными действиями десанта и подошедших подразделений разгромлен, его база уничтожена, что способствовало определённой стабилизации обстановки в северных провинциях ДРА, снижению здесь активности оппозиции.
   Основной особенностью операции по разгрому базы Дарзаб является то, что 50 процентов участвующих в ней подразделений было высажено непосредственно в район базы вертолётами.
  

8

   В конце января - начале февраля 1982 года была проведена операция по разгрому формирований оппозиции в широкой долине - в зелёной зоне Джабаль-Уссарадж, Чарикар, Махмудраки. По данным разведки, в этой зоне действовали формирования ИПА. Они постоянно обстреливали аэродром Баграм, гарнизоны войск и органы власти в Джабаль-Уссарадж и Чарикаре, грабили афганский автотранспорт, совершали диверсии против советских сторожевых застав и колонн. Наличие крупной группировки ИПА вблизи столицы оказывало дестабилизирующее влияние и на Кабул.
   Эта зелёная зона площадью около 800 кв. км представляет собой почти сплошную застройку, прорезана густой сетью оросительных каналов и большей частью покрыта виноградниками с рядами высоких валов (в этом районе виноградная лоза не подвязывается к столбам, а опирается на 1,5 - 2 метровые глиняные валы). Всё это создавало серьёзные препятствия для действия войск. Кроме того, отряды оппозиции имели здесь развитую систему обороны, которая включала приспособленные к бою дома, глинобитные крепости, глухие дувалы, валы виноградников и даже специально построенные долговременные огневые сооружения с подземными укрытиями.
   Для проведения операции было выделено 10 советских батальонов и 10 афганских. Руководил операцией заместитель командующего 40-й армией генерал-майор В.Г. Винокуров.
   К исходу 25 января 1982 года советские подразделения внезапно блокировали район. На некоторых участках кольца окружения из-за недостатка сил для сплошного блокирования самостоятельно действовали мобильные бронегруппы батальонов (бронетранспортёры и боевые машины пехоты, на которых были оставлены по 2-3 члена экипажа). Сотрудниками МВД и МГБ ДРА были организованы фильтрационные пункты.
   В последующие дни кольцо окружения постепенно сжималось, оказывающие сопротивление группы противника уничтожались, разрушались все оборонительные сооружения, осуществлялся поиск складов (к этой работе привлекались и выявленные на фильтропунктах мятежники, которые указывали сотрудникам МВД и МГБ ДРА места складирования оружия), осуществлялись мероприятия по спецпропаганде.
   5 февраля операции по прочёсыванию зелёной зоны были завершены. Противник понёс большие потери. Только на фильтропунктах было выявлено и взято в плен более 1600 человек. Обстановка в провинциях Кабул, Парван и Каписа значительно улучшилась, что положительно повлияло на ситуацию в столице и на магистрали Хайратон - Кабул.
   Обстановка в Афганистане складывалась так, что иногда требовалось оказать воздействие на противника в разных зонах одного обширного района одновременно. Примером являются боевые действия, проведённые в октябре 1985 года под руководством командующего армией генерал-лейтенанта И.Н. Родионова по разгрому отрядов оппозиции, их складов и баз в провинциях Баглан, Каписа, Парван и в мае 1986 года под руководством командующего армией генерал-майора В.П. Дубынина в провинциях Логар, Нангархар, Пактия.
   В обоих случаях было привлечено 28 батальонов со средствами усиления (по 14 советских и афганских). В соответствии с планами боевые действия охватывали более 10 районов. Одновременно бои велись в 5-7 районах, а затем переносились в другие зоны (провести их одновременно, что было бы наиболее правильным, не представлялось возможным из-за отсутствия достаточного количества сил и средств). В каждом районе действовало по 1-2 советских батальона и столько же афганских. Для быстрого перемещения войск широко применялись вертолёты.
   В такого рода операциях роль общего руководителя и его штаба сводилось к непрерывной оценке обстановки в каждом отдельном районе и своевременной поддержке действий подразделений боевой авиацией и артиллерий.
   В первой половине 1986 года в округе Хост была проведена одна из крупнейших операций по разгрому базового района ИПА Джавара ("Волчья яма"). Эти боевые действия вначале планировалось провести только силами афганских войск при поддержке советской авиации. Для выполнения задачи военно-политического руководство Афганистана выделило 41 батальон. Руководителем действий был назначен заместитель Министра обороны ДРА генерал-лейтенант Мухаммад Наби Азими.
   Уже в ходе операции стало ясно, что по ряду причин самостоятельно афганские войска не смогут решить задачу, а это приведёт к дальнейшему падению их морального духа и авторитета. В связи с этим руководство ДРА обратилось к начальнику Оперативной группы Министерства обороны СССР генералу армии В.И. Варенникову с просьбой привлечь к операции советские войска. Просьба была удовлетворена.
   Было решено ввести в боевые действия дополнительно несколько советских батальонов, руководство которыми поручалось начальнику штаба 40-й армии генерал-майору Ю.П. Грекову. Одновременно руководителем афганских войск в операции стал заместитель начальника Генерального штаба ВС ДРА генерал-майор Абдул Гафур. Афганская группировка была усилена ещё тринадцатью батальонами (это было связано с низкой укомплектованностью её частей).
   На местности был уточнён план дальнейших боевых действий, проведена подготовка афганских войск и пополнение запасов материальных средств. После этого войска приступили к активным боевым действиям.
   Советские подразделения непосредственного участия в штурме базы не принимали. Они прикрывали фланги и тыл афганской группировки, продвигались за боевыми порядками афганцев, поддерживая их огнём своих средств. Советская авиация уничтожила огневые точки на подходе к базе.
   19 апреля база Джавара была взята. Два дня афганские войска вывозили с неё вооружение, боеприпасы, различное имущество и оборудование. Всё, что невозможно было вывезти (из-за отсутствия достаточного количества транспорта), взрывалось на месте. После окончательного разрушения базы в целях исключения её восстановления останки сооружений были заминированы советскими сапёрами.
   Для того чтобы использовать взятие Джавары в политических целях, правительство ДРА направило туда большую группу журналистов. Вместе с ними прибыли и советские корреспонденты, аккредитованные в Кабуле. Афганским войскам, возвратившимся из Джавары, была устроена торжественная встреча в Кабуле с митингом и парадом на центральном аэродроме, а также в тех гарнизонах, где они постоянно дислоцировались. Это имело большое значение для поднятия морального духа войск и населения. Перед народом и войсками выступил Наджибулла.
  

9

  
   Одной из последних крупнейших совместных операций в Афганистане были боевые действия под кодовым названием "Магистраль" по деблокированию дороги Гардез-Хост и проводке автомобильных колонн с запасами материальных средств для населения и гарнизона Хост. Наряду с военными эта операция преследовала и политические цели: срыв замыслов руководства оппозиции по отторжению округа Хост от Республики Афганистан и размещения на его территории своего "правительства".
   Для проведения операции была создана группировка, включавшая 14 советских батальонов, подразделения шести афганских соединений, а также 11 батальонов МВД и четыре батальона МГБ РА.
   Руководил боевыми действиями командующий 40-й армией генерал-лейтенант Б.В. Громов, начальником штаба был полковник Д.А. Турлайс. Координацию действий советских и афганских войск осуществляла Оперативная группа МО СССР.
   С утра 23 ноября советские и афганские войска начали продвижение к перевалу Сатекандав, уничтожая опорные пункты противника. К исходу 28 ноября войска выполнили первую часть задачи и овладели перевалом, который господствовал над всем горным массивом и большей частью дороги. Дальнейшее продвижение, как и предусматривалось планом, было приостановлено.
   С 30 ноября начались переговоры через органы МГБ РА с авторитетами племени джадран, а также общим руководителем отрядов ИПА в этом районе Джелалутдином (выходцем из племени джадран) с целью добиться мирного пропуска афганских автоколонн с запасами материальных средств. В переговорах принимал участие и начальник Оперативной группы Министерства обороны СССР.
   В этот период в Кабуле проходила Лойя Джирга, которая также обращалась к авторитетам племени джадран. Однако переговоры, встречи и обращения ни к чему не привели. Под давлением лидеров оппозиции авторитеты племени отказались пропустить грузы в Хост. В связи с этим Джирга приняла решение продолжить операцию по деблокированию дороги и поручила президенту отдать соответствующий приказ войскам.
   С 16 декабря боевые действия были продолжены. Подразделения, действуя с перевала Сатекандав и из района Хост навстречу друг другу, последовательно захватили господствующие высоты, овладели "неприступным" (как полагали мятежники) районом и обеспечили охрану всей магистрали.
   К исходу 30 декабря 1987 года дорога Гардез-Хост была полностью деблокирована, очищена от мин, фугасов и завалов, взята под охрану советскими и афганскими войсками. Безопасность движения по ней была обеспечена, и афганские автомобильные колонны с материальными средствами пошли на Хост.
   Подача материальных средств для населения и гарнизона, таким образом, производилась до 19 января 1988 года. За период с 30 декабря было проведено в Хост 18 автоколонн, перевезено свыше 24 тыс. т различных грузов, главным образом продовольствия и горючего.
   Было уничтожено и захвачено 19 ПЗРК, 167 миномётов и безоткатных орудий, 156 крупнокалиберных пулемётов и другого вооружения. На 218 складах обнаружено 25730 реактивных снарядов, 12012 инженерных мин и фугасов, несколько миллионов штук различных боеприпасов. Снято и обезврежено 1576 мин и фугасов. Большие потери понёс противник и в живой силе.
   Для проведения широкомасштабных операций требовалось привлекать значительные контингенты войск. С учётом того, что большое количество боевых батальонов было задействовано на выполнении охранных функций, для участия в крупных операциях приходилось создавать сводные группировки за счёт различных соединений и частей, имевших в данное время свободные от выполнения других задач подразделения. Руководство в таком случае осуществлялось: при участии в операции подразделений от различных полков одной дивизии - командир или заместитель командира дивизии, при участии подразделений от различных дивизий - командующий армией или заместитель командующего.
   Как правило, в ходе крупномасштабных боевых действий не удавалось создавать решительного превосходства в людях над противником. Однако подавляющее число операций заканчивалось для советских войск успешно, несмотря на то, что зачастую отряды оппозиции оказывали упорное сопротивление на подготовленных оборонительных рубежах. Сказывались тщательная подготовка операций, превосходство в боевой технике и вооружении, высокий морально-боевой дух солдат и сержантов, профессионализм и инициатива командиров и штабов. В основу планирования и ведения боевых действий был положен важнейший принцип - не допускать потерь, беречь людей.
  
  

10

  
   Наряду с крупномасштабными, как правило, предусмотренными ежемесячными планами операциями советские войска в Афганистане почти непрерывно вели и неплановые боевые действия против вновь вскрытых или внезапно появившихся опасных отрядов противника. Эти операции в основном были ограниченными по привлекаемым силам и средствам и по времени. Их результаты были всегда скромнее крупномасштабных операций, однако значение для обеспечения безопасности населения, органов власти, народнохозяйственных объектов и гарнизонов они имели большое. При этом использовались самые свежие разведывательные данные, на подготовку отводились короткие сроки.
   К неплановым относились так называемые частные боевые действия (операции) соединений и частей, рейдовые действия усиленных батальонов, боевые действия дежурных подразделений в зоне ответственности, засадные действия на караванных маршрутах и путях перемещения противника внутри страны, досмотры караванов, налёты, самостоятельные боевые действия авиации по поражению группировок и отдельных объектов противника.
   Частные боевые действия проводились по решению командования ОКСВА или по решениям командиров соединений и частей. В зависимости от достоверных данных и характера выявленных объектов противника боевые действия начинались через 1-3 дня после обнаружения целей.
   Они были наиболее эффективными, если проводились на удалении не более 10-15 км от пунктов дислокации, с выдвижением в район ночью. В этом случае противник не успевал отреагировать на полученные данные о начале боевых действий. Однако зачастую войскам приходилось действовать и на гораздо большем удалении от пунктов дислокации.
   По тактическим приёмам частные боевые действия не отличались от крупномасштабных операций. Если требовала обстановка, применялись обходящие отряды, высаживались десанты, противник окружался, блокировались населённые пункты.
   Всего в Афганистане было проведено более 220 частных операций различного масштаба (по 2-3 ежемесячно). Основным методом действия при этом являлось блокирование советскими подразделениями определённых районов, населённых пунктов, объектов и их прочёсывание афганскими войсками. В условиях отсутствия сплошного фронта этот метод был единственно приемлемым, и командиры широко применяли его почти во всех видах боевой деятельности.
   Рейдовые действия. Система разведки противника 40-й армией начала создаваться уже после ввода в Афганистан. На первом этапе соединения и части имели только свои штатные разведывательные подразделения, которые могли обеспечивать штабы информацией о противнике лишь в районах, непосредственно примыкающих к пунктам дислокации. Основные данные об обстановке в стране, в отдельных её регионах, о расположении и деятельности противника и его планах командиры и штабы получали через советских военных советников у афганских разведывательных органов. Однако эти данные во многих случаях совершенно не отвечали действительности. Численность противника обычно намеренно завышалась (для того, чтобы показать, что афганские части сами с противником справиться не могут и необходимо для его разгрома привлекать советские войска). К сожалению, были даже случаи, когда разведывательные данные оказывались просто ложными и если бы наносились огневые удары без перепроверки, то могли привести к тяжёлым последствиям для населения.
   В этих условиях в 1980 году, особенно в его первой половине, основным способом действий советских войск по уничтожению групп и отрядов оппозиции являлись рейды усиленных батальонов совместно с подразделениями ВС ДРА. Рейды заключались в выдвижении подразделений по определённому маршруту, поиску в назначенном районе отрядов противника и уничтожении их. При этом командиры рейдовых отрядов пользовались общими данными об обстановке на маршруте и о противнике, полученными от афганских войск, уточняя их в ходе выполнения задачи своими силами, путём опроса местных жителей и допроса пленных. Иногда пользовались проводниками из МВД и МГБ ДРА.
   Рейды проводились в районах предполагаемого расположения противника и сводились в основном к действиям вдоль дорог, по долинам и другим направлениям, позволяющим применять боевую технику. Эффективность в значительной мере определялась ответными действиями противника - там, где он шёл на открытое вооружённое сопротивление (т.е. проявлял себя), по нему наносились огневые удары бронегрупп и авиации. Если же противник рассыпался, скрывался среди местного населения или уходил в горы, эффективность рейдовых действий была незначительной.
   Как правило, рейдовый отряд состоял из одного-двух советских батальонов на БМП или БТР, разведывательного подразделения, сапёров, усиливался артиллерией. Обязательно совместно действовали афганские подразделения. Рейдовые отряды поддерживали боевые и транспортно-боевые вертолёты, а также самолёты боевой авиации.
   Методы действий рейдового отряда непосредственно по цели были те же, что и проведении частной операции, - доразведка объекта, блокирование его советскими подразделениями, действия афганцев внутри блока.
  

11

   Боевые действия дежурных подразделений. Со второй половины 1980 года деятельность разведывательных органов 40-й армии активизировались. Разведывательные данные стали более достоверными и конкретными. В связи с этим начался переход от рейдовых действий (результаты которых были в значительной мере непредсказуемы) к действиям по точным разведывательным данным против конкретных групп и отрядов противника.
   Уже 3 июля 1980 года командующий 40-й армией отдал приказ об организации в соединениях, частях и отдельно стоящих батальонах дежурства боевых подразделений для немедленного реагирования на полученные разведывательные данные решением соответствующих командиров. Поскольку в Афганистане советские подразделения могли действовать только совместно с афганскими, в ближайших афганских гарнизонах также имелись соответствующие дежурные силы.
   Для достижения внезапности в зависимости от конкретной обстановки применялись различные приёмы. Например, дежурное подразделение выдвигалось к объекту действий ночью на своей штатной технике. За 3-5 км от объекта бронегруппа останавливалась и укрывалась в складках местности. Вместе с ней оставались в укрытии и афганцы. Советские подразделения спешивались и продолжали движение в пешем строю. Приблизившись к объекту, они скрытно занимали господствующие высоты, организовывали круговую оборону, осуществляли блокаду объекта.
   С утра в согласованное заранее время или по сигналу командира блокирующего подразделения бронегруппа с афганскими военнослужащими на борту начинала движение к объекту действий. Обычно мятежники, заслышав шум подходящей техники, пытались уйти из кишлака в горы и попадали под огонь блокирующего подразделения. Бронегруппа усиливала блокаду, а афганские подразделения осуществляли поиск укрывшихся среди населения мятежников и их схронов с оружием. Выполнив задачу, дежурные подразделения обычно в тот же день возвращались в пункты дислокации.
   Во многих случаях выход на блокирование объектов осуществлялся и днём. Для достижения внезапности принимались меры по введению противника в заблуждение относительно объекта действий. Организовывался, например, ложный дозор, который демонстративно вёл разведку в стороне от намеченного объекта, расспрашивал местных жителей о дороге и расположении населённых пунктов в другой стороне. Основные же силы дежурного подразделения внезапно меняли направление движения и с ходу приступали к выполнению задачи. Такой способ требовал тщательной подготовки, достоверных данных о противнике вне кишлака с тем, чтобы блокирующие сами не попали в засаду или не оказались ниже противника в горах. Как правило, решение на такой способ действий принималось тогда, когда удавалось взять пленного и получить от него достоверные сведения.
   Хорошие результаты в плане достижения внезапности давали и действия дежурных подразделений на вертолётах. В этом случае они высаживались непосредственно на заранее выбранные высоты, что позволяло в короткие сроки блокировать объект.
   В принципе деятельность дежурных сил была похожа на рейдовые действия. Их отличало только одно - дежурные силы не искали противника, они были нацелены на совершенно конкретный объект, положение и состав которого были точно известны, а рейдовые отряды вынуждены были сами искать противника, имея о нём лишь общие данные.
   В среднем дежурные подразделения соединений и частей 40-й армии выходили на выполнение задач по реализации разведывательных данных 20-25 раз в месяц (240 - 300 выходов в год), что вместе с плановыми и неплановыми операциями и другими задачами требовало большого напряжения физических и моральных сил.
   К сожалению, этот вид боевой деятельности не документировался в полном объёме из-за скоротечности подготовки и самого боя, а обычно отражался только в журналах боевых действий соединений и частей и в общем виде - в итоговых (за месяц) донесениях. В связи с этим нет возможности привести конкретные примеры боевых действий дежурных подразделений.
   Одним из специфических видов боевых действий в Афганистане был досмотр караванов, который осуществлялся главным образом дежурными подразделениями, действовавшими на вертолётах. В случае обнаружения какого-либо каравана подразделение вылетало в указанный район. Оно принуждало караван остановиться (ракетами, голосом через мегафон, стрельбой и т.д.), высаживало десант. Специально выделенные офицеры и солдаты производили проверку людей и грузов с целью обнаружения оружия, боеприпасов, военного имущества или наркотиков.
   Обнаруженное оружие загружалось в вертолёты (сколько возможно), всё остальное, а также боеприпасы, наркотики и машины уничтожалось на месте. Караванщиков, если они не оказывали сопротивления, брали в плен. Затем их передавали в МГБ ДРА или отпускали.
   Сложнее обстояло дело с караванами мирных торговцев, которые, рассматривая оружие как обычный товар и имея на нём большую прибыль, перевозили его вместе с другими грузами без какого-либо конкретного адресата. В этом случае оружие изымалось, а дальнейшую судьбу торговцев решали на месте представители МВД или МГБ ДРА. Как правило, им разрешалось продолжать путь, если конечный пункт лежал в контролируемой правительством зоне.
   Зачастую досмотровую группу встречал огонь охраны каравана. Естественно, это вызывало ответное применение оружия и разгром (как правило, без высадки десанта).
   Досмотровая деятельность как один из способов ведения боевых действий получил широкое распространение в войсках 40-й армии в связи с интенсивными перебросками противником из-за рубежа оружия и боеприпасов. При этом организаторы доставки оружия в Афганистан во многих случаях использовали светлое время суток, маскируя свои караваны под мирные. Существующими в Советской Армии уставами и наставлениями такой вид боевых действий не предусмотрен. Поэтому тактика при досмотре караванов отрабатывалась непосредственно в боевых условиях. С наступлением темноты в связи с существующим запретом правительства ДРА на передвижение любых групп населения ночью вне разрешённых маршрутов уничтожались без предупреждения любые караваны, следовавшие и обнаруженные на нетрадиционных путях перемещения населения.
  
  

12

   Засадные действия. С целью воспрещения пополнения отрядов мятежников оружием и боеприпасами из Пакистана и Ирана, а также недопущения передвижения отрядов противника внутри Афганистана советские войска вели и засадные действия в зоне своей ответственности.
   Засады устраивались или по данным разведки против конкретных караванов, или на караванных маршрутах, часто используемых противником.
   В принципе организация и построение засад в Афганистане не отличалось от рекомендаций, которые даются нашими уставами и наставлениями. Однако имелись и некоторые особенности. Они заключались в том, что командир засадного подразделения мог вызвать для поддержки авиацию и огонь артиллерии, для чего имел авиационного наводчика и артиллерийского корректировщика. Применялись значительное количество инженерных мин, как для поражения противника, так и для прикрытия самой засады. Противник при проводке караванов также оценивал местность, стремясь предугадать место возможной засады. Подозрительные места обычно им обстреливались, все встречные местные жители опрашивались, высылалась вперёд разведка, дозоры, использовались даже дети, которых посылали на высоты для проверки и наблюдения.
   С приходом нового советского руководства был взят курс на разрешение афганской проблемы мирными средствами и на создание условий для возвращения наших войск на Родину. В течение 1985 года с Б. Кармалем и другими афганскими лидерами были проведены встречи и беседы. СССР настойчиво добивался существенного прогресса в деле политического урегулирования вокруг Афганистана.
   Первым практическим шагом в этом направлении был вывод в октябре 1986 года из Афганистана 6 полков: танкового, двух мотострелковых и трёх зенитных. Организация, обеспечение и осуществление вывода представляли собой своеобразную репетицию. Основным политическим итогом акции явилось то, что Советский Союз показал мировой общественности добрую волю и готовность к полному выводу войск из Афганистана.
   С избранием в 1986 году Генеральным секретарём ЦК НДПА и Председателем Ревсовета ДРА Наджибуллы в партии и стране начали происходить определённые позитивные изменения. В условиях примерного равновесия сил между центральным правительством и оппозицией, которое сложилось к началу 1987 года, возникла насущная необходимость поиска новых форм политического урегулирования. В ходе проработок и консультаций с учёными, старейшинами племён постепенно формировалась программа национального мира, которую можно было бы реализовать путём переговоров.
   3 января 1987 года была принята Декларация Ревсовета ДРА "О национальном примирении" (вступила в силу 15 января), согласно которой вооружённые силы должны были прекратить боевые действия и ограничиться только охраной границы, жизненно важных объектов, обеспечением проводки колонн, выполнением других сугубо оборонительных и экономических задач. Специальным указом были освобождены из тюрем лица, давшие слово не совершать враждебных действий против режима. Объявлено о готовности передать часть министерских постов в правительстве представителям оппозиции. НДПА выразила готовность "поделиться властью" с леводемократическими силами.
   Непримиримая оппозиция не приняла такую политику. Она всё ещё надеялась на свержение режима вооружённым путём. В результате напряжённость боевых действий не уменьшилась.
   И всё же был дан новый сильный импульс афгано-пакистанским переговорам по вопросам урегулирования отношений между двумя странами, которые велись через личного представителя Генерального секретаря ООН Д. Кордовеса, начиная с 1982 года, но долгое время были безрезультатными.
   Большую позитивную роль в этих переговорах сыграли изменения в Советском Союзе, новое политическое мышление, улучшение отношений между СССР и США, а также наметившаяся усталость Пакистана от войны.
   К планированию вывода ОКСВА на территорию Советского Союза Генеральный штаб приступил ещё в 1987 году, пользуясь проектами Женевских соглашений. Штаб 40-й армии такую работу начал в феврале 1988 года. 7 апреля того же года Министр обороны подписал директиву на вывод войск, которая предусматривала:
   -вывод войск осуществить в два этапа;
   -начало вывода - 15 мая 1988 года, завершение его - 15 февраля 1989 года;
   -в первые три месяца вывести 50 процентов войск;
   -вывод начать с дальних гарнизонов востока, юга и запада страны.
  
  

13

   К началу вывода советские войска насчитывали в своём составе около 106 тыс. человек. Они размещались в 25 гарнизонах, имевших 179 военных городков. В подготовительный период решением командующего армией был ликвидирован ряд отдельных мелких гарнизонов, а размещение в них подразделения выведены в основные пункты дислокации.
   С 15 мая 1988 года в соответствии с графиком начался вывод войск из Джелалабада. Вывод первых колонн был произведён торжественно. Перед началом марша проводились митинги с участием местного провинциального партийного и государственного руководства, жителей, представителей общественных организаций и афганской армии. Для освещения вывода прибыли советские и иностранные журналисты, многие из которых выразили желание пройти на советских боевых машинах часть пути. Это был первый случай, когда иностранные корреспонденты совершали марш в составе советских воинских колонн по дорогам Афганистана.
   Утром 16 мая колонна торжественно выступила из Кабула. Здесь её провожал Наджибулла, который вручил всем советским воинам медали "10 лет Саурской революции" и "Воину-интернационалисту от благодарного афганского народа".
   С этого времени вывод советских войск из Афганистана стал повседневной работой командования и войск 40-й армии и Оперативной группы Министерства обороны СССР.
   Вывод советских войск не сопровождался особыми осложнениями. Силы оппозиции, строго предупреждённые и получившие в 1986 году при выводе наших 6 полков тяжёлый урок, не препятствовали уходу частей ОКСВА. Её лидеры прекрасно понимали, что им всё равно не удастся сорвать вывод войск, а в случае враждебных действий их отряды и группы понесут серьёзные потери (хотя некоторые руководители "Альянса - 7" настаивали на организации "кровавой бани").
   Через Афганистан в составе Ограниченного контингента советских войск и советнического аппарата прошло 550 тыс. офицеров, сержантов и солдат, рабочих и служащих Советской Армии. Более 15 тыс. советских воинов погибли на чужой земле, ещё 6 тыс. скончались впоследствии от ран и болезней, в том числе погибло 1979 офицеров. Ранения получили 49985 человек, в том числе 7132 офицера. 311 человек пропали без вести. Это были самые большие потери нашей армии со времён Великой Отечественной войны.
   За героизм и мужество, самоотверженное исполнение своего воинского долга Указами Президиума Верховного Совета СССР награждено орденами и медалями СССР 200,2 тыс. военнослужащих, рабочих и служащих ОКСВА (в том числе посмертно - 10,9 тыс.). За участие в этой войне (с 25 декабря 1979 по 15 февраля 1989года) 86 человек были удостоены звания Герой Советского Союза, 3 - звания Герой России.
   Участие во внутреннем вооружённом конфликте в Афганистане было наиболее длительным и крупным применением наших войск за пределами Советского Союза в мирное время. Нам противостоял сильный противник, поддерживаемый многими странами Запада, Среднего Востока, насчитывавший на территории страны свыше 180 тыс. человек, сведённых в более чем 4500 отрядов. Он был в состоянии контролировать большую территорию Афганистана (в основном сельскую местность).
   Соединения и части 40-й армии в Афганистане являлись решающей силой, обеспечивающей удержание власти в руках правительства ДРА (РА). Они почти непрерывно вели активную боевую деятельность, в том числе и операции различного масштаба.
   С момента, когда советские части покинули территорию Афганистана, минуло более двух десятков лет. Не существует больше СССР, иным стал и Афганистан, на земле которого по-прежнему неспокойно. Однако, вопреки многим предсказаниям о неизбежной и скорой военной победе оппозиции сразу после ухода советских войск - этого не произошло. Созданные с нашей помощью афганские вооружённые силы самостоятельно и довольно успешно противостояли контрреволюционным силам, не позволяли свергнуть существующий в стране режим вооружённым путём более трёх лет.
   Это и есть главный итог нашего военного присутствия в Афганистане...
  
  
   Вместо послесловия
   "Полк десантный стоял, ожидая погрузки,
   А точнее - приказа. Изрядно промёрз.
   Был декабрь на исходе, и жахнул по-русски
   Настоящий, смоленский, трескучий мороз.
  
   А когда под крылом самолёта "Антея"
   Уплывала на запад родная страна,
   То, дыханьем ладони озябшие грея,
   Боевые патроны раздал старшина.
  
   Он сказал: "При посадке возможны обстрелы,
   Так что будьте готовы к сюрпризам, сынки..."
   Мы, шутя и смеясь, с аппетитом поели
   Наш "НЗ" или попросту - наши пайки.
  
   Родились мы в счастливое, мирное время,
   Нам армейская служба казалась игрой!
   Пионерской "Зарницы" недавнее племя,
   Мы не знали, что встретимся скоро с войной.
  
   Этой ночью "мальчишек с душой нараспашку"
   Ввергли в пекло суровой, нещадной войны.
   С автоматом в руках и в десантных тельняшках
   За "свободу Афгана" шли России сыны.
  
   Содрогалась земля под чужою столицей.
   Миномётный пожар. И огонь "БМД"...
   Эта жуткая ночь до сих пор ещё снится,
   Снится эта стрельба, и что мы - на войне...
  
   Утром кончился бой. Обезврежены "точки",
   В президентском дворце уничтожен Амин.
   Отличился десант - не струхнули сыночки!
   Только в этом сражении пал не один.
  
   Расстреляли солдат в парашютах раскрытых.
   Сбившись с курса, разбился в горах самолёт.
   Пало много бойцов из "Альфы", "Зенита"...
   Этих жизней никто, никогда не вернёт.
  
   Незабвенный и памятный, восьмидесятый...
   Новый год под Кабулом, в Афганской стране...
   И дарили патроны друг другу ребята,
   Сознавая с трудом, что они - на войне...
  
   Кто-то вспомнил с улыбкой нарядную ёлку,
   Школьный бал-маскарад и красавиц-подруг...
   И осёкся. Бойцы загрустили, примолкли:
   Мир до боли чужой простирался вокруг...
  
   А родителям шли из Афгана "посылки":
   Орден Красной Звезды, что посмертно вручён,
   И останки детей, замурованных в цинке,
   И некролог друзей, что писал батальон..."
  
   /Валентина Кайль "Новый год под Кабулом", 2001г. К традиционной декабрьской встрече ветеранов Афганской войны/

*

   Использованный материал:
   -"Афганистан в нашей судьбе", альманах, М. 1989г.;
   -Мунтян В. "Афганистан: Уроки истории", М. 1990г.;
   -Спольников В.Н. "Афганистан: исламская оппозиция", М. 1990г.;
   -Цыганник Н.Е., Алексеев Г.А. "Интернациональная миссия", М. 1999г.;
   -Афанасьев В.А., Сумятин В.Н. "Афганистан: уроки и выводы", "Военно-исторический журнал", 1991г. - N8 .
  

***



По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2011