ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Казаков Анатолий Михайлович
Вспомним, Товарищ… Глава 4. Войны Непростые Истории

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения]
Оценка: 8.75*6  Ваша оценка:


ВСПОМНИМ, ТОВАРИЩ...

Глава 4. ВОЙНЫ НЕПРОСТЫЕ ИСТОРИИ

  
   Родился я через шесть лет после окончания войны. В нашей семье, как и в большинстве российских семей, в годы войны мужчины уходили защищать свою землю, семьи, дома, все то, что зовется Родиной. Как и у многих других, большинство из них не вернулись с полей сражений. В томах краевой Книги Памяти и на пилонах площади Славы, фамилии Казаков и Кучер повторяются многократно.
   Обстоятельства гибели одних моих родных, из письма боевых друзей, известны достаточно полно: "Убит утром ... очередью из автомата в грудь". О других более лаконично: "Геройски погиб при форсировании Днепра". О третьих стандартная фраза из похоронки: "В бою за социалистическую Родину, верный воинской присяге, проявив геройство и мужество, был убит". Но есть два извещения, где значится: "Пропал без вести".
   За каждым из этих извещений стоит удивительная история, которые я вам и расскажу.
   Мой дядя - Казаков Леонид Иванович, 1920 года рождения, в октябре 1940 года был призван на службу Нанайским РВК. Служил, участвовал в боях, прошел всю войну, был ранен, но выжил. После окончания войны, в 1945-46 годах, часть, где он служил, дислоцировалась в г. Острогожск, Воронежской области. Оттуда он писал письма своей матери - моей бабушке, Марфе Тимофеевне. Затем письма прекратились. В 1947 году бабушка обратилась в соответствующие инстанции с заявлением о его розыске.
   Прошло немало времени, но никаких результатов розыск не давал. Наконец, в октябре 1950 года, бабушка получила официальное извещение из военкомата, в котором сказано: "Находясь на фронте, пропал без вести в апреле 1945 года". Вот так, пропал без вести в сорок пятом, но письма писал еще два года.
   После смерти бабушки, за поиски своего брата взялся мой отец. Результат был не менее обескураживающий. Все инстанции подтвердили, что Казаков Л.И. пропал без вести в апреле 1945 года, но появилась ссылка: "Учтен в 1947 году по материалу Нанайского РВК".
   В 1975 году, я, инспектор уголовного розыска, взялся за очередной круг поиска. Запросил все, что можно и нельзя. Результат тот же - пропал без вести в апреле 1945 года, учтен на основании списка N ..., документов, подтверждающих обоснованность внесения в этот список не сохранилось, "войсковая часть, полевая почта 16725 принадлежала 551 ОБ связи, в документах которого за 1945-1946 гг. Казаков Леонид Иванович не значится".
   Круг замкнулся, и мы решили, что никогда не узнаем судьбу родного человека.
   В 1990 году приезжаю в Хабаровск в отпуск (в это время я учился в Академии МВД СССР) и вдруг звонит отец, очень взволнован, говорит что сейчас, срочно, приедет по очень важному вопросу. Через некоторое время он молча протягивает мне лист бумаги. Читаю. Письмо отцу из краевого Управления КГБ - ответ на его заявление о реабилитации моего деда.
   "Казаков Иван Дмитриевич был арестован 13 октября 1937 года органами РО УНКВД по ДВК в пос. Троицкое, Нанайского района, Хабаровского края по необоснованному обвинению в "...антисоветской агитации и вредительстве...". По этому необоснованному обвинению Казаков Иван Дмитриевич по постановлению Тройки УНКВД по ДВК от 4 декабря 1937 года был заключен в концлагерь сроком на 10 лет. Для отбывания наказания Казаков Иван Дмитриевич 18 февраля 1938 года был этапирован в Красноярсклаг (Красноярский край), где умер 11 августа 1943 года от пеллагры ...
   Постановлением Хабаровского Краевого Суда от 13 января 1962 года поста­новление Тройки УНКВД по ДВК от 4 декабря 1937 года отменено и дело в отно­шении Казакова Ивана Дмитриевича производством прекращено за отсутствием в его действиях состава преступления. Казаков Иван Дмитриевич по данному де­лу реабилитирован посмертно.
   Справка о реабилитации высылалась Хабаровским Краевым Судом 16 января 1962 года по адресу: гор. Харьков... Казакову Леониду Ивановичу" (выделено мной).
   Хватаюсь за телефон и звоню приятелю в уголовный розыск Харькова - срочно проверь по адресному бюро и побывай на адресе. На следующий день поступает информация: да, такой в этом адресе проживал, умер в марте 1983 года, там же по-прежнему проживают его жена и сын.
   Отец побывал в Харькове. Познакомился с женой брата и племянником, пытался выяснить, почему его брат, Леонид, попал в число пропавших без вести.
   Увы, но эту семейную тайну разгадать не удалось.
   Была у нас еще одна тема, не то, чтобы запретная, но о которой бабушка по линии мамы, Марина Борисовна, говорила очень неохотно и скупо. Меня очень интересовал вопрос - почему у всех есть дедушки и у некоторых несколько, а у меня ни одного, где мой дед? Ответ был весьма лаконичен - погиб в войну, при бомбежке эшелона, в котором ехал на фронт. Потом как-то на глаза мне попалось извещение о том, что Кучер Иван Васильевич пропал без вести. Ситуацию оно не прояснило.
   О том, насколько тяжелей, чем другим, жилось в годы войны семьям тех, кто пропал без вести рассказывать не надо. Пропал без вести, почти автоматически это означало - предал Родину, со всеми вытекающими для родственников последствиями.
   Каких-либо надежд узнать судьбу деда в нашей семье никто не питал. Но 10 апреля 1996 года корреспондент газеты "Приамурские Ведомости" Александр Хоменко в рубрике "Эхо войны" опубликовал маленькую заметку под заголовком "НАЙДЕН ЕЩЕ ОДИН СОЛДАТ". Она заслуживает того, чтобы быть процитированной полностью:
   "Неожиданное сообщение из далеких Чебоксар пришло в Бикинский райвоенкомат накануне приближающейся очередной го­довщины Праздника Победы.
   "Наш поисковый отряд "Алые маки", - говорится в нем, - во время проводимых недавно работ в Новго­родской области вблизи города Ста­рая Русса, где в годы войны гремели ожесточенные бои, нашел останки на­ших красноармейцев. При обследо­вании одного из них нам удалось на­ткнуться на сохранившуюся капсулу. Вскрыв ее и прочитав содержание, мы поняли, что она принадлежит уро­женцу Хабаровского края - Кучеру (Куперу?) Ивану Васильевичу, 1903 года рождения, уроженцу деревни Ольга Бикинского района".
   Работники военкомата обрати­лись с письмом за помощью в крае­вые инстанции: в госархив, паспор­тную службу и т. д. Выяснилось, что действительно была на территории Бикинского района небольшая де­ревня Ольга, в которой проживала семья Кучер, а в селе Бойцово со­хранились даже родственники. Но вот совсем недавно поступило но­вое сообщение: у Ивана Васильеви­ча было две дочери, которые, по всей видимости, проживают в Хаба­ровске.
   Где вы, откликнитесь! Возможно, уже внуки и правнуки солдата.
   Спасибо тем, кто по всем хрис­тианским обычаям прах павшего солдата предал земле".
   За исключением маленьких неточностей все сходилось. Неужели через столько лет прояснится судьба моего сгинувшего в горниле страшной войны деда? Звоню в Бикинский райвоенкомат.
   - Есть адрес ребят из поискового отряда?
   - Да, конечно, записывайте.
   Вечером на большом семейном совете уточняем детали давно минувших дней. Сомнений больше нет, это наш отец, дед, прадед. И в Чебоксары летит письмо.
   Евсееву Олегу Давыдовичу, поисковый отряд "Алые маки".
   "Здравствуйте, Олег Давыдович!
   Низкий поклон и признательность, которую невозможно выразить сло­вами, Вам и всем Вашим ребятам из поискового отряда "Алые маки" от многочисленной семьи вернутого Вами из небытия Ивана Васильевича Кучер.
   В течение 55 лет мы знали только одно - пропал без вести, а это гораздо страшнее, чем погиб. Осенью 1940 года он уехал из дома в командировку. Летом 1941 (уже после начала войны) Иван Васильевич прислал письмо, в котором сообщил, что, возвращаясь домой, застрял в Чите, т.к. нет пропуска для въезда на Дальний Восток. Пропуск ему выслали, но к тому времени он был призван в армию и направлен на фронт. Это известно из еще одного его письма, последне­го письма. В нем сообщалось, что призван в армию, очень медленно едут эшелоном на Ленинградский фронт, по прибытию на место вышлет аттестат и сообщит что и как. Но, 55 лет - и никаких вестей, кроме извещения о том, что пропал без вести, семья не имела.
   Наверно Вам будет интересно узнать судьбу его семьи и круг его родных, которым Вы принесли радость возвращения из без вести пропавших их родоначальника.
   Иван Васильевич Кучер был женат на Кучер Марине Борисовне - Женщине и Человеке исключительного мужества и мудрости. Пережив немало в жизни, она одна подняла на ноги и вырастила детей (была награждена ор­деном "Мать-героиня"), до последних дней своей жизни несла и передава­ла внукам и правнукам свою доброту. Умерла она в 1990 году и похороне­на в г. Хабаровске.
   Их сын - Борис, погиб в 1943 году при форсировании Днепра.
   Еще один сын - Константин умер несколько лет назад. У него остались дочь, сын и 3 внука.
   Дочери: старшая Валентина, сейчас на пенсии, у нее два сына, 3 внука и внучка.
   Средняя - Зоя, у нее две дочери и 7 внуков и внучек.
   Младшая, о рождении которой Иван Васильевич так и не узнал, Елена, у нее сын и две дочери, а также 4 внука и внучка.
   Олег Давыдович, возможно, Вам что-либо известно о событиях, связанных с гибелью нашего отца и деда, очевидно не персонально о нем, но хотя бы общую картину, поэтому обращаемся с просьбой: напишите, что из­вестно и сообщите место захоронения.
   Еще раз примите нашу искреннюю признательность, глубочайшую благодарность и уважение лично Вам и всем, кто вместе с Вами возвращает доброе имя погибшим.
   С наилучшими пожеланиями, семья Ивана Васильевича Кучер".
   С каким нетерпением мы ждали ответа от поисковиков - словами не описать. И, наконец, долгожданное письмо:
   "В августе 1994 года под деревней Малые Горбы - проходили поисковые работы. В 2-3 км от этой деревни в годы войны находилась другая деревня - Горбушка, которая больше не существует. Она была полностью уничтожена в 1942 году.
   При помощи местных жителей, были произведены первые раскопки на пепелище дер. Горбушка. В годы войны погибших солдат складывали в воронки, в различные ямы, а также в погреба сгоревших домов. Вот в одном таком погребе и были найдены останки красноармейца Кучер И.В. Рядом с ним лежали ещё несколько его боевых товарищей, чьи имена никогда не будут известны. Перед боем солдатам выдавали капсулу со специальным бланком внутри, который заполнялся бойцом. Но не у многих он был, да и сами солдаты по разным причинам выбрасывали их. Можно считать случайностью, что капсула осталась у него в кармане. В тот же месяц останки Кучер И. В. и его однополчан были торжественно перезахоронены на военном братском кладбище у деревни Давыдово, что невдалеке от города Старая Русса.
   Вечная память и слава ему и его боевым товарищам!!!
   Поисковик отряда "Алые Маки", Евсеев Олег Давыдович".
  
   Вот такие невыдуманные истории прошедшей войны есть в нашей семье. В одной из ветеранских газет на глаза попались стихи, посвященные Васильеву И.М. его младшей сестрой Г. Малышевской, которые сказали мне, что таких историй в нашей стране много.
  
   Без вести пропавшему брату
  
   Я пришла на Поклонную гору -
   Место памяти скорби людской...
   Отгоняя немецкую свору,
   Ты погиб, как в пучине морской.
  
   Треугольник, реликвией ставший...
   Поле битвы - Калач-на-Дону,
   И три слова: "Без вести пропавший"
   Шепчет мать, проклиная войну.
  
   Ты не числишься в списках героев,
   Не имеешь посмертно наград,
   Неизвестного имени воин,
   Неизвестность больней во сто крат.
  
   Я пришла на Поклонную гору,
   Не дождалась тебя наша мать,
   Младшим братом назвать тебя в пору
   Если б рядом с тобой сейчас встать.
  
   Панорама навеет страданья
   И хрусталиком капнет слеза...
   Пусть война та не станет преданьем,
   Неизвестных найдут адреса.

А. М. Казаков,

подполковник милиции в отставке.


Оценка: 8.75*6  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2012