ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Кочергин Валерий Евгеньевич
103 Опс из записок сержанта сороковой армии

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 7.52*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Собрал крохи воспоминаний в этот рассказ о службе в 103 отдельном полку связи.

   103 ОПС
  
  103 отдельный полк связи. Место дислокации г. Кабул возле дворца Амина.
  После Иолотанской учебки, мы летели в Кабул самолетом из Ашхабада. В самолете открыл банку "Завтрак туриста" и смотрел, как проплывают горы под крылом самолета. Красота! А вот и пересыльный пункт Кабула. Пержана, который весил больше ста килограмм, взял такой же толстый Полковник.
  - Ты у меня каждый выходной будешь ходить в увольнительную в город! - широко улыбаясь говорил толстый полковник. Пержан прыгал от радости!
  - Мужики! - радостно кричал он. - Вот мне повезло! Каждый выходной буду ходить по городу Кабулу! Мороженное с бананами кушать и колой запивать!
  Мы ему конечно завидовали, и мы с интересом ждали, кто возьмет нас. На пересылке скопилось очень много народа. И было легко отличить новеньких от стареньких по цвету формы. У стареньких она вся выгорела на солнце. Мы с моим другом Колей, которого призвали в армию за месяц до дня рождения, когда ему должно исполниться двадцать семь лет, смотрели как наши товарищи пытаются попасть в ансамбль песни и танцев. Танцоров набралась целая очередь. Интеллигентного вида капитан, с шевронами музыканта, смотрел как солдатики прыгают, и кувыркаются, и делал пометки в тетрадке.
  - Жаль, что мы так кувыркаться не можем! - тяжело вздохнул, Коля. - Сейчас бы в ансамбль песни танцев попали и всю оставшуюся службу тащились бы! А так возьмут нас в пехоту и будем бегать по горам!
  - Тебя в пехоту не возьмут! - сказал я.
  - Почему это?
  - Высокий ты. Два метра, это хорошая мишень! - сказал я и показал в сторону танцующих мальчиков. - Гляди-ка! Это же из нашего взвода, Князькин скачет!
  - Точно он! А нам и не рассказывал о своих талантах!
  Капитан с музыкальными нашивками смотрел как Князькин делает сальто и загадочно улыбался. Затем подозвал его к себе и записал его имя в свою тетрадку. Затем подозвал всех артистов и приказал им стоять здесь и ждать его.
  - Через десять минут, Вы все поедите в расположение ансамбля песни и танцев! - объявил капитан, поправляя спадающие с носа очки. Танцоры от радости запрыгали! Выше всех прыгал Князькин.
  - Повезло Князькину! - тяжело вздохнул Коля. - Там в ансамбле полно девушек! Будет с кем пообщаться!
  - С чего ты взял, что там полно девушек?
  - Ну это же ансамбль песни и танцев! А если танцев, то как без девушек? Они, что друг с другом будут танцевать?
  - Верно! Тогда Князькину повезло вдвойне! А вон гляди их капитан идет!
  К группе танцоров подошел интеллигентный капитан и громко объявил, что кого назовет, строиться здесь! И начал называть фамилии.
  Танцор, услышав свою фамилию радостно бежал к месту, указанному капитаном. Счастливчики радостно жали руки друг другу. Последним подбежал Князькин. Набралось два десятка человек.
  - Не думал я, что в нашей армии столько танцоров! - тяжело вздохнул Коля.
  В Этот момент капитан построил счастливых ребят в две шеренги и снял очки. Затем он снял петлицы музыканта и вставил на их место петлицы ВДВ. Затем все также задумчиво улыбаясь посмотрел на вытянутые от удивления лица новобранцев.
  - Товарищи бойцы! - зычно рявкнул капитан и от интеллигентного вида не осталось и следа. - Поздравляю Вас с поступлением на службу в разведку ВДВ! - солдаты молчали, переваривая информацию. - Так! Не понял! - зычно крикнул капитан. - Вас, что не учили, что нужно кричать после поздравления? Хотите до Джелалобада бежать пешком? Еще раз! Поздравляю Вас с поступлением на службу в разведку ВДВ!
  - Ура! - печально закричали танцоры в глубине души надеясь, что это такая шутка музыкантов.
  Но это оказалась не шутка. К молодым подошли два сержанта в выгоревшей на солнце форме и объяснили, что это их командир таким вот способом отбирает для разведки самых резвых бойцов.
  - У нас, у разведчиков, есть право первыми отбирать себе молодых! - сказал низенький сержант. - У нас в роте все танцоры кроме меня!
  - А Вы, как попали в разведку? - спросил Князькин.
  - А я хорошо пел! - и оба сержанта захохотали.
  Тут я услышал свою фамилию и побежал в ту сторону. Нас отобрали четыре человека и повели к автобусу. Я поинтересовался у офицера, куда нас повезут.
  - 103 отдельный полк связи! - сказал он и дал сигнал водителю трогаться, а затем поинтересовался какая у меня военная специальность.
  - Радиотелефонист! - сказал я.
  - О! Тебе повезло! На боевые операции будешь ездить! Всю службу тащиться будеш!
  Я тогда подумал, что это за везенье ездить на боевые операции?
  ***
  В полку из нас молодых сформировали учебный взвод. То как нас готовили для войны в Афганистане это отдельная тема. Могу сказать только, никак не готовили! И полк в ускоренном темпе начал исправлять косяки учебных подразделений.
  Когда я узнал, что нас будут учить азбуке Морзе, то сразу предупредил, что у меня нет слуха. Мама меня в детстве водила к музыканту. Тот посмотрел, как я луплю по клавишам и обреченно покачал головой.
  Прапорщик, который нас учил, выслушав меня и еще несколько таких же только печально улыбнулся.
  - Нет слуха, значит прорежется новый! - сказал он и начал учить.
  Занятия начинались сразу после завтрака и до обеда, потом до ужина и после ужина до двадцати трех часов. Потом меня забирал мой командир роты капитан Медведев и прапорщик Кравчук. И мы до утра занимались на Р 140. Два часа на сон и опять на занятия.
  Через тридцать дней, я не только выучил азбуку Морзе но и освоил передачу и прием с очень хорошей скорость. Сдал норматив на третий класс на Р 140 и был отправлен в мою первую боевую командировку в Баграм радиотелефонистом на Р142Н (Командно- штабная машина). Как всегда, в армии, учили на одно, а работать пришлось на другом.
  Перед командировкой меня вызвали в штаб полка. Замполит полка вручил мне телеграмму. Умер мой отец. Замполит сказал слова соболезнование и добавил, что приказать он мне не может, но просит принять правильное решение. Завтра нужно ехать в командировку, а заменить меня некем. Он конечно врал. В полку людей хватало. Но я ведь комсомолец! А комсомольцы всегда принимают правильные решения. Об этом мне говорил замполит. И я поехал в Баграм. Так начались так называемые командировки.
   Май месяц 1985г., проводилась армейская операция в районе Асадабада. Мы обеспечивали связь штаба армии с подразделениями, участвующими в Кунарской операции. При въезде в Асадабад меня поразила такая картина, стоят несколько щитовых модулей. Один на половину сгорел. Русские молодые женщины вешали белье на веревки. В песочнице играли русские дети. А мимо проезжала военная техника и шли солдаты обвешанные, как верблюды оружием. Как мне объяснили пацаны из роты главного военного советника, это были жены и дети наших военных советников. У них срок службы был три года и им разрешалось привозить свои семьи. Со мной был молодой лейтенант Павлишин только, что из училища. Он съел банку каши, не разогрев на костре и все! В смысле всю дорогу зеленый сидел. В Асадабаде стояли возле горной реки. Купаться и пить воду нам запрещали. А вот ловить форель мы умудрялись. Иголку нагреваем и загибаем в крючок. На нитку. Цепляем муху и сразу клюет форель грамм на триста. Жара была несусветная! Выпьешь воды, и она тут же выходит потом. Я посмотрел на пленных духов. Они были с ног до головы замотаны в ткань. Мы еще над ними смеялись. Как им не жарко в такую жару ходить укутанными. А потом я решил попробовать и надел на себя зимние нижнее белье. Три рубашки и кальсоны. И получилось очень комфортно. Ткань пропитывалась потом. Ветерок обдувал и охлаждал влажную ткань. Так и стал ходить пока лейтенант не заметил. Он стал ругаться, а я ему объяснил и через час увидел его в таком же одеянии!
  В самый жаркий день было 50 градусов. Меня вызвали в штаб. Там палатка на солнце стояла. Мой бывший командир роты майор Кохан ( будущий генерал-майор) меня спрашивает, что делать с кондиционером. БК 1500 не холодит. А у меня гражданская специальность по ремонту холодильной техники. Я говорю, что кондиционер не справляется с такой жарой! Ему нужно помочь! Надо каждые пять минут лить кружку воды на конденсатор. Так появился новый наряд. Наряд по кондиционеру! И когда я проходил мимо палатки штаба, сидящий на стульчике возле кондиционера боец, снимал панаму и кланялся в ноги.
  После Асадобада мы стояли в Джелалабаде недалеко от десантников.
   Иду по военному городку, а мимо пролетают пули и осколки. Слышны мощные взрывы. Я встретил своего знакомого, с кем мы были в учебке, в Иолотане. Поинтересовался почему никто не реагирует на эти взрывы. А тот отвечает, что мужики приехали с боевых, выкинули в камыши весь оставшийся боезапас и кто-то случайно окурок кинул в сухой камыш.
  Сопровождали колонну через Саланг. Пошел снег. Сотня КАМАЗов застряла на подъёме. Мы обошли всех на ГАЗ 66 и ехали одни, ночью. Доехали до нашего блокпоста. Это был большой сугроб, из которого торчал красный флаг. Вдруг один маленький сугроб зашевелился и попросил закурить. Солдат караульный в плаще химзащиты. Мы сообщили о застрявшей колонне. Вдруг зашевелился другой сугроб и с грохотом покатил по дороге. Это был танк без башни. Вместо башни натянутый брезент. Он пошел вытягивать застрявшие КАМАЗы.
  Остановились на ночлег, где-то в горах. В наш кунг влезло два десятка офицеров и солдат. Они сидели и на столе, и под столом. В нашу половину, где находилась аппаратура мы никого не пустили. Было холодно. Включили печку солярочную. Стало тепло, а потом жарко. Народ кричит выключи печку. Печку выключили, стало холодно. Народ кричит включи печку! Потом выключи печку! Включи печку! И так всю ночь!
  В Пули-Хумри встали среди барханов. У нас забрали автоматы. А без автомата в руках ты чувствуешь себя, как без штанов. Стали готовить обед. Взяли ведро. Налили половину воды и высыпали содержимое десятка банок: рис, гречка, перловка. Получилась серая масса. Но вкус этой еды я помню до сих пор. Потом были другие мероприятия. В полку за время службы (август 1984 апрель 1986) я был максимум четыре месяца. Но за эти четыре месяца повидал кучу артистов.
  Медали мне не дали. Капитан Кочнев отозвал наградной лист. За что? За залет! Приехав очередной раз в полк, я узнал, что стал сержантом. Приятной эта новость была пару минут. А потом я узнал, что теперь буду ходить в наряд дежурным по роте. Кто забыл напоминаю, дежурный по роте не спит всю ночь. Дневальные спят, а дежурный бодрствует. Спать дежурному можно между завтраком и обедом. Но спать не дают боевые товарищи, которым нужны их автоматы. Дежурный должен открыть оружейную и выдать автомат, записать в журнал и бежать спать. Но тут автомат резко понадобился другому товарищу, а потом третьему, а потом четвертому. А тут первый вернулся и хочет вернуть оружие на место. Короче сутки без сна. А через день опять в наряд! А потом опять! И так два месяца!
  И вот однажды, открываю я оружейный шкаф. Ухватился рукой за автомат и уснул. А проснулся от выстрела. Во сне я нажал на курок автомата. А там какой-то боевой товарищ оставил патрон в патроннике. Пуля пробила пять касок и уткнулась в потолок. Вот так вместе с пулей, вылетела и моя медаль.
  Старшина, поняв причину, снял мены с дежурства по роте и поставил в другой наряд, патруль по полку. Это когда прапорщик и пара сержантов, ходят с наглыми мордами по части и цепляются к прохожим военным на предмет плохо начищенных сапог или нарушения формы одежды. Но это будет завтра, а сегодня мы сажаем елки. Февраль месяц! В полк из союза привезли двести елок, и мы сажаем их в мерзлую землю. Один из прапорщиков с чужой роты, начал кричать на моих и требовать, чтобы елки полили водой. Я сказал, что если елки полить, то они замерзнут. Часа два спорили. Потом прапорщик махнул рукой и убежал.
  А одну елку я посадил возле туалета. На пригорке она очень красиво смотрелась. И что вы думаете? На следующий день, подходим мы с наглыми мордами в патруле, к сортиру и видим вместо елки из земли торчит пенек. Из туалета выходит казах, два метра ростом. А в руках у него эта елка. Он ей туалет чистил. Прапорщик стал его ругать
  -Как тебе не стыдно. Мы посадили дерево, что бы наша рота стояла в самую жару в тени и ждала товарищей. А ты взял и сломал!
   Казаху стало стыдно. Он вытащил из кармана индивидуальный пакет, вставил елку в сломанный пенек и замотал бинтом.
  Вечером спешим в клуб. Приехали артисты! Концерт ведет шикарная актриса Ирина Алферова! Она старалась произвести на нас впечатление! И произвела! Один молодой прапорщик так впечатлился, что встал и предложил Ирине сесть с ним рядом и посмотреть концерт.
  - Ирина! Я приглашаю Вас на концерт лучших артистов эстрады страны! Садитесь рядом со мной! - сказал молодой прапорщик.
  -Хорошо! - сказала Ирина со сцены. - Я посмотрю с Вами, концерт лучших артистов страны! - и ушла со сцены. До конца концерта она так и не вышла на сцену.
  А утром я еду в наряд по Кабулу. Это был самый любимый наряд, солдат 103 ОПС. Три солдата и прапорщик, должны были в каске и бронежилете стоять посреди города и смотреть на проходящих мимо мирных душманов. И надо же было такому случиться, что старшим оказался тот самый прапорщик, который приглашал Алферову посмотреть с ним ее концерт! Он нам показывал фотографию, которую она ему подарила после концерта, с автографом: "Моему милому прапорщику от Ирины Алферовой".
  И вот стою я посреди города. На мне каска, бронежилет, автомат, противогаз. А вокруг едут машины, мотоциклы, повозки. Подъезжает ко мне мотоцикл "Ява", а на нем парень в фирменной куртке и афганских штанах из белой простыни, а сзади сидит молодая красива девушка. Девушка было очень красивая и явно европейка. Парень ушел, а я подхожу к девушке и спрашиваю: -"Ты русская?" - она мотает головой.
  -Ты англичанка?" - опять нет.
  - Француженка?
  - Украинка, я! - сказала она и улыбнулась. Тут подошел ее парень и она помахала мне рукой.
   Мотоцикл уехал, а нам местный бача принес шашлык и колу. Шашлык это четыре маленьких кусочка мяса на спичках. Я от шашлыка отказался. Пил колу. В первый раз в жизни пил колу. Прапорщик с удовольствием доедая мою порцию шашлыка поинтересовался у бача, из чего сделан шашлык.
  - Из барана? Из коровы? Из свиньи? - допытывался он.
  - Мяу! - ответил бача и убежал.
  Потом весь наш наряд по Кабулу посадили на ГУБУ. Но это уже другая история.
  ***
  Как наш доблестный наряд по городу Кабулу попал на ГУБУ?
  Я выкопал ямку возле нашей машины, плеснул туда бензина, поджег и поставил на огонь огромную банку тушенки. И только из дырочек пошел долгожданный фонтанчик, к нам подъезжает комендант города Кабула и приказывает ехать за ним. Ну я взял горячую банку тушенки с собой и всю дорогу держал ее в тряпке, чтоб не обжечь руки. Мы все думали куда нас везут? Строили догадки. Но когда мы заехали на территорию Кабульской гауптвахты, мы дар речи потеряли. Комендант приказал машину забрать, а этих в камеру.
  Эти, были три солдата и прапорщик. Нас отвели в камеру, где были двухэтажные кровати без матрасов и предложили располагаться. Дверь в камеру закрыли, что бы мы не ходили там, где не положено. Короче сидим мы в камере, едим мою тушенку, спим на пружинах кроватей. Было удобно. Мы положили на пружины бронежилеты и пружины не кололи бока. Наступил вечер. Караул меняется. На место караула мотострелков, заступает наряд ВДВ. Про нас забыли предупредить новую смену. И вот лежим мы на кроватях, никого не трогаем. Дверь резко открывается и вваливаются два десантника.
  - Это что за х....? Новенькие б...? А почему оружие не сдали? Совсем оборзели? Ничего! Мы Вас научим Родину любить! А ну встать на х... !
  Мы молча наставляем на них автоматы и снимаем с предохранителя. Прапорщик достает свой пистолет.
  - Бойцы! - кричит он. - По моей команде стрелять по ногам!
   Мы автоматы опустили чуть ниже живота доблестного караула. Еще ниже стволы опускать не стали. Доблестный караул пулей вылетел из камеры и закрыл дверь на замок. За дверью послышался мат: -"Товарищ капитан! - орали голоса за дверью. - Там новеньких б... ! Соляра забыла б...! Разоружить их забыла! Они на нас автоматы б... наставили б...!" Дверь камеры открылась. Вошел начальник губы. Посмотрел на нас, потом с разворота кулаком одному, потом другому десантнику. "Вы б..., как б... наряд принимаете б...? Вас, что не предупредили, что это гости коменданта города? Пошли на х... отсюда!"
  Мы опять разлеглись на кроватях, но не успели закрыть глаза, как дверь открылась. Зашли наши знакомые десантники, угостили нас сигаретами и стали ругать эту соляру в смысле пехоту, которая не предупредила их о таких важных гостях. Нас выпустили во двор. Мы курили и смотрели на ужасы знаменитой ГУБЫ г. Кабула. В 10 вечера пришла наша машина. Мы сели и поехали обратно в часть по ночному Кабулу. И тут прапорщик бьет себя ладонью по лбу и приказывает водителю ехать в дукан.
  ***
  Самым любимым среди солдат 103 ОПС, был наряд по городу Кабулу. Продолжение истории о том, как наш доблестный наряд по городу Кабулу попал в дукан.
  Едем мы по ночному городу Кабулу и тут прапорщик вспоминает, что забыл купить подарки. Его друг завтра утром едет в союз и обещал передать подарки родным. Он приказывает водителю остановиться возле дуканов, на которых висели названия: "Вася магазин", "Петя магазин", "Федя магазин" и т д. Водила очень не хотел поздно вечером останавливаться возле дукана. Это опасно. Душманы по ночам с гор спускаются. Но его прапорщик уговорил и остановились мы возле "Федя магазин". Хозяин дукана Федя, выскочил нам на встречу с вопросом что есть? что надо? И повел нас внутрь магазина. А там было все завалено импортными шмотками и электроникой. Магнитофоны "Шарп", японские телевизоры с пультом, джинсы американские, кроссовки, жвачки! У нас глаза разбегались.
  Тут хозяин магазина заговорил о русских женщинах. У него уже сеть три жены, но он всегда мечтал о русской ханум. А прапорщик и говорит, что давай я тебе русский ханум привезу! Что дашь за ханум? Федя аж подпрыгнул от счастья.
  -Пол дукана бери! - говорит Федя. - Еще деньги бери! Если хороший ханум весь дукан бери! Прапорщик показал ему фотографию артистки Ирины Алферовой, которая вчера выступала у нас в клубе и подарила прапорщику свою фотографию с автографом. Федя опять подпрыгнул от счастья, а прапорщик сказал, что сейчас ее привезет!
  - Готовь товар! - крикнул прапорщик и мы вышли на улицу.
  А возле нашей машины толпа душманов стоит и выбирает куда бы получше бомбу кинуть. Водила сидит весь бледный от страха! Мы потянулись за автоматы. Тут выбегает наш Федя и давай кричать на душманов!
  -Это очень хороший шурави! -кричал Федя, показывая на нас. - Эти шурави купили у меня товар, а сейчас привезут мне русский ханум! Очень красивый ханум! - и стал показывать им фотографию Ирины Алферовой, за которую прапорщик взял блок "Мальборо" в качестве предоплаты.
   Душманы посмотрели на фотографию, а потом с уважением посмотрели на нас и с завистью на Федю. Глупо убивать людей, которые сейчас привезут такую красивую ханум!
  В часть мы приехали поздно. Дежурный по полку вызвал наш наряд на разборку. Прапорщик в красках рассказал, как наш доблестный наряд был жестоко арестован комендантом города и посажен на ГУБУ без еды, и воды.
  - Нас держали там до глубокой ночи, но мы все равно не выдали государственную тайну! - бодрым голосом докладывал прапорщик.
  Выслушав прапорщика дежурный недоверчиво покачал головой. Но получив пачку "Мальборо", махнул рукой, типа идите на.
  Мы весело побежали спать. И никто из нас не думал о бедном влюбленном дуканщике Феди, который в это время прижимая к сердцу фотографию знаменитой актрисы, ждал свою русский ханум.
  На следующее утро прапорщик угощал коллег сигаретами "Мальборо". Коллеги курили и печально смотрели на опустевшую коробку из-под блока сигарет.
  - Дешево ты Алферову продал! - сказал самый бывалый. - За фото такой актрисы можно было и два блока взять!
  Начальник Р 142Н, сержант. август 1984 - апрель 1986.
  Кочергин Валерий Евгеньевич 12.01.2021 г. Санкт-Петербург

Оценка: 7.52*7  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018