ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Антонов Евгений Митрофанович
Это была настоящая, боевая дружба

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Автор статьи - бывший нач. штаба СВС ЗРВ и в/специалист при нач. штаба ПВО и ВВС ВНА - подробно рассказал о трудном пути становления ЗРВ ВНА и системы ПВО Северного Вьетнама в условиях массированных налетов американской авиации, о взаиодействии и взаимотношениях советских и вьетнамских командиров. (Публикуется впервые)

  Генерал-майор Антонов Евгений Митрофанович
  Доктор военных наук, профессор,
  Действительный член Академии военных наук
  
  
  Родился 19.06.1929 г. в Москве.
  В 1950 г. по первому разряду окончил Горьковское училище зенитной артиллерии и был назначен на должность командира взвода, затем заместителя командира батареи 244 гвардейского зенитного артиллерийского полка Московского округа ПВО.
  В 1957 г. окончил Военную командную артиллерийскую академию в г. Ленинграде и продолжил службу ст. офицером отдела боевой подготовки штаба ЗА и ЗРВ МО ПВО.
  С 1960 по 1962 гг. командир 1 зрдн 236 гвардейского Кировско-Путиловского зенитного ракетного полка, затем ст. офицер Оперативного отдела штаба 1 Армии ПВО Особого назначения.
  В 1966 г. командир 387 зрп МО ПВО в г. Арзамас-16.
  В 1968 г. начальник ЗРВ 7 корпуса ПВО Московского округа ПВО.
  С сентября 1969 г. по август 1970 г. участвовал в боевых действиях во Вьетнаме в должности начальника штаба СВС ЗРВ и военного специалиста при начальнике штаба ПВО и ВВС ВНА.
  С 1970 по 1972 гг. слушатель Военной академии Генерального штаба ВС СССР.
  С 1972 по 1974 гг. командир 5 дивизии 10 Отдельной Армии ПВО, командир 11 корпуса 2 ОА ПВО, депутат Верховного Совета Белоруссии 9 созыва, член Брестского обкома Коммунистической Партии Белоруссии.
  В 1975 г. назначен Первым заместителем Командующего 1 Армии ПВО ОН Московского округа ПВО.
  С 1978 г. ст. преподаватель кафедры оперативного искусства ПВО Военной академии Генерального штаба Вооруженных Сил СССР.
  В Вооруженных Силах СССР прослужил 45 календарных лет, из них 30 лет - в Войсках ПВО страны.
  В настоящее время ведущий научный сотрудник Центра Военно-стратегических исследований Генерального штаба ВС Российской Федерации.
  Награжден орденами Красной Звезды, 'За службу Родине в ВС СССР' III и II ст., вьетнамским орденом 'Боевой Подвиг' III ст. и 22 медалями в т.ч. вьетнамской медалью 'За сплоченность в борьбе против американских агрессоров'.
  
  ЭТО БЫЛА НАСТОЯЩАЯ, БОЕВАЯ ДРУЖБА
  
  Августовская революция 1945 г. во Вьетнаме завершилась 2 сентября провозглашением Демократической Республики Вьетнам (ДРВ). В 1945-54 гг. вьетнамский народ вынужден был защищать свою свободу от посягательств французских колонизаторов.
  Война Сопротивления закончилась Женевскими соглашениями в 1954 г. Но в нарушение этих соглашений на территории Южного Вьетнама была провозглашена 'Республика Вьетнам' - проамериканское марионеточное государство. Были сорваны консультации с ДРВ о проведении всеобщих выборов с целью объединения Вьетнама и развернуты карательные операции против национально-патриотических сил в Южном Вьетнаме. В ответ на репрессивные меры сайгонского режима и американской военщины население Южного Вьетнама поднялось на вооруженную национально-освободительную войну во имя избавления от колониального ига. 15 февраля 1961 г. Национальный Фронт освобождения Южного Вьетнама принял решение о создании Армии освобождения Южного Вьетнама.
  Война во Вьетнаме явилась одним из наиболее крупных вооруженных столкновений после второй мировой войны. Вмешательство США в дела Вьетнама преследовало вполне определенные цели, которые были частью всей агрессивной политики этой страны в период 'холодной войны'.
  Во-первых, США замышляли ликвидировать ДРВ как один из прогрессивных форпостов в Юго-Восточной Азии.
  Во-вторых, США планировали использовать Вьетнам как плацдарм для борьбы с национально-освободительным движением в других странах этого региона и бассейна Тихого океана.
  В-третьих, захватив Вьетнам, США рассчитывали обеспечить надежную опору на континенте для своих военно-воздушных и военно-морских баз, окаймляющих Азиатский материк.
  Ход вооруженной борьбы и американской интервенции во Вьетнаме по оперативно-стратегическим результатам можно разделить на два периода - на период эскалации агрессии (с 5 августа 1954 г. по 1 ноября 1968 года) и период постепенного свертывания масштабов войны (с ноября 1968 г. по 27 января 1973 г.).
  2 августа 1964 г. США спровоцировали столкновение своих кораблей с торпедными катерами ДРВ в Тонкинском заливе, а 5 августа, воспользовавшись этим как предлогом, начали бомбардировку территории ДРВ. Налетам подверглись также Лаос и Камбоджа. 7 августа конгресс США официально одобрил беззаконные акции американской военщины. С 1965 года вооруженные силы США приняли непосредственное участие в операциях против сил национального освобождения Южного Вьетнама.
  Стратегический план военного командования США предусматривал развертывание такой группировки вооруженных сил, которая позволила бы изолировать патриотов в Южном Вьетнаме от ДРВ, Лаоса и Камбоджи и тем самым создать условия для их разгрома. Кроме того, планировалось нанесение массированных воздушных ударов по объектам НФО в Южном Вьетнаме, а также по освобожденным районам Лаоса, через которые проходили основные пути, связывающие ДРВ с Южным Вьетнамом. 7-й флот США должен был блокировать переброску сил и средств из ДРВ в Южный Вьетнам морским путем.
  Наибольшего размаха боевые действия авиации и военно-морских сил США против ДРВ достигли в 1966-1967 гг. На территории Южного Вьетнама самым напряженным был период 1967-1968 гг.
  Военные действия против ДРВ и Южного Вьетнама существенно различались друг от друга по целям, способам действий, силам и средствам. Против ДРВ агрессор использовал только ВВС и ВМС, преследуя цели подрыва военно-экономического потенциала, подавление морального духа народа и армии и вынуждения ДРВ прекратить оказание помощи патриотам Южного Вьетнама. В меморандуме Объединенного комитета начальников штабов США от 26 августа 1964 года говорилось, что воздушная война против ДРВ 'необходима для предотвращения полного крушения позиций США в Юго-Восточной Азии'.
  В военных действиях против национально-патриотических сил Южного Вьетнама США помимо ВВС и ВМС активно использовали сухопутные войска.
  Первые шесть месяцев (с 5 августа 1964 г. по 7 февраля 1965 г.) американская авиация наносила удары по отдельным объектам ДРВ. Затем, начиная с 7 февраля 1965 г., она стала производить систематические бомбардировки объектов на всей территории ДРВ (за исключением узкой приграничной полосы с КНР).
  7-й флот США вел блокадные действия и обстрелы береговых объектов ДРВ. В этих действиях участвовало 125 кораблей различных типов и 650 самолетов.
  Массированными ударами авиации (в том числе авианосной), артиллерийскими обстрелами и блокадными действиями флота агрессору удалось в известной мере подорвать военно-экономический потенциал ДРВ, снизить его возможности по оказанию помощи патриотам Южного Вьетнама. Однако рассредоточение и маскировка важных народнохозяйственных и военных объектов позволили ДРВ поддержать обороноспособность страны на достаточно высоком уровне.
  Боевые действия в Южном Вьетнаме развертывались иначе. Сосредоточив в сентябре 1965 г. значительные силы, американское командование намеревалось во взаимодействии с войсками марионеточного правительства, действующими в районе Сайгона, расчленить силы национального фронта освобождения, изолировать их и разгромить по частям. Однако вооруженные силы Национального Фронта освобождения Южного Вьетнама (НФОЮВ) своими маневренными действиями сорвали замысел агрессора. Армия освобождения непрерывно атаковала войска и базы противника, нанося ему большой урон в живой силе и боевой технике.
  Операции противника по окружению группировок войск НФОЮВ. ликвидации их баз в районе юго-западнее Хюэ в апреле-мае 1968 г. не имели успеха. Политическое руководство США вынуждено было согласиться на переговоры с ДРВ о политическом урегулировании конфликта. Они начались с 13 мая 1968 г. в Париже, а 1 ноября США временно прекратили бомбардировки ДРВ. Так закончился первый период ведения этой войны.
  Однако в 1969г. американская авиация возобновила налеты на северовьетнамские стратегические объекты и коммуникации с различной интенсивностью, непрерывно вела разведку беспилотными летательными аппаратами всей территории ДРВ, иногда привлекая для этой цели и стратегические бомбардировщики Б-52, а если обнаруживала СП ЗРК С-75, то немедленно наносила по ним удар.
  24 июля 1965 года во Вьетнаме впервые было применено новое средство ПВО - зенитные ракетные комплексы, которые стали самой 'существенной угрозой' для авиации противника. Применение ЗРК вызвало настоящий шок у американских пилотов. Начиная воздушное наступление на Индокитае, США еще не располагали эффективными средствами РЭБ. Только на втором этапе войны у стратегического авиационного командования эти средства имелись в достаточном количестве. Если в Южном Вьетнаме американская авиация почти безнаказанно бомбила противника, то при каждом боевом вылете на ДРВ летчики тактической и палубной авиации могли погибнуть со значительной степенью вероятности. Авиация США вынуждена была совершать налеты на малой высоте, где зенитная артиллерия (особенно МЗА) ПВО ДРВ показала себя с самой лучшей стороны. Однако переход к полетам нападающей авиации в менее плотных группах боевого построения американцы совершили с некоторым опозданием, что неоднократно отмечали советские специалисты. Примером может служить пуск трех ракет по плотной группе в шесть самолетов 'Скайхок' дивизионом, где командиром был майор И.К. Проскурнин. В результате этого обстрела три самолета были уничтожены, а четвертый поврежденный упал в Тонкинский залив.
  За этот бой Проскурнин был награжден орденом Красной Звезды, и после возвращения из Вьетнама он неоднократно делился своим опытом ведения боевых действий с офицерами частей ЗРВ ПВО страны.
  После боя сам президент ДРВ Хо Ши Мин посетил отличившийся зенитно-ракетный дивизион и поздравил весь личный состав с замечательной победой (далее прилагается фото - Хо Ши Мин на СП дивизиона майора Проскурнина). Впоследствии полковник И.К. Проскурнин успешно командовал 236 гвардейским зрп Московского округа ПВО.
  Еще когда я был командиром 1 зрдн 236 гвардейского Кировско-Путиловского зрп, майор И.К. Проскурнин был моим заместителем, затем он стал командиром дивизиона, а позже был направлен по Вьетнам по моему предложению, которое я доложил начальнику штаба 1 Армии ПВО ОН генерал-майору Н.А. Асриеву.
  Было прямое указание Главкома Войск ПВО страны о том, чтобы вместе с поставками в ДРВ вооружения и военной техники, туда отбирались и направлялись лучшие командиры, инженеры и техники, которые приняли на себя всю тяжесть первого этапа становления родов войск ПВО ВНА и обеспечили успешное выполнение возложенных на них задач. Одним из тех, кто с достоинством выполнили приказ Главкома, был и командир пусковой установки старший сержант Николай Колесник, награжденный орденом Красного Знамени.
  Каждый ЗРК С-75 в зависимости от обстановки прикрывался несколькими батареями ЗА. Поэтому, когда страх американских летчиков и их командования заставлял осуществлять налеты на малых высотах, они несли большие потери от огня зенитной артиллерии. Просчет американцев в недооценке зенитной артиллерии им дорого обошелся. Так, в период с 1965 по 1973 гг. урон ВВС США от зенитной артиллерии составил 66% (более 1700 самолетов и БПЛА) от всех потерь американских самолетов во Вьетнаме.
  В начальный период войны каждая обстреливаемая цель уничтожалась одной-двумя ракетами (ЗУР). Сказались отличная выучка и высокая эффективность стрельб, достигнутые советскими специалистами. Кроме того, первоначально, как это отмечалось выше, американские самолеты совершали налеты на выгодных для стрельбы ЗРК средних высотах, что для советских боевых расчетов не представляло особых трудностей.
  За первые восемь месяцев боевых действий только один дивизион подполковника Ф.П. Ильиных, командированного из 387 зрп, которым автор этих строк имел честь командовать в период с 1966 по 1968 гг. в СССР, сбил 24 американских самолета. Ф.П. Ильиных был награжден орденами Ленина, Красной Звезды и вьетнамским боевым орденом. С полковником П.Ф. Ильиных мне не раз приходилось встречаться, когда он проходил службу в управлении МО ПВО. Сразу в глаза бросалась обоснованная уверенность его в своих действиях, высокая подготовка и очень объективная оценка противоборствующих сторон. Нельзя не отметить успешные боевые действия расчетов Брянского 260 зенитного ракетного полка, награжденного орденом Красного Знамени (командир полковник В.В. Федоров). Будучи начальником ЗРВ 7 корпуса ПВО МО ПВО, куда входил этот полк, я внимательно изучал опыт боевых действий полка. С этим полком, перед самым моим вылетом в ДРВ, в качестве руководителя стрельбы, я выезжал на полигон в начале 1969 года. Полк уничтожил все мишени, показал также высокую подготовленность и получил оценку 'отлично'.
  Позже началась передача боевой техники ЗРК С-75 вьетнамским боевым расчетам, однако командиры зрдн, офицеры наведения, старшие техники наиболее сложных систем комплекса и некоторые другие советские военные специалисты при отражении налетов обязательно находились на рабочих местах рядом с вьетнамскими товарищами и вместе с ними несли ответственность за исход боя.
  Таким образом, первые бои проводились советскими ракетчиками, но вьетнамские расчеты постоянно участвовали во всех операциях по подготовке боевой техники к пуску ракет в качестве дублеров.
  В последующем, часть советских специалистов была снята с боевых позиций и приступила к обучению личного состава новых подразделений и частей ЗРК С-75 ЗРВ ВНА.
  Вьетнамцы быстро освоили технику и научились стрелять, однако физических сил у них было не всегда достаточно. Для сокращения времени свертывания и развертывания комплекса, заряжания и разряжания пусковой установки, приходилось привлекать в два-три раза больше вьетнамских солдат, чем требовалось советских.
  Локальные войны показали, что, когда у жертв агрессии фактически не было организованной ПВО (за исключением ДРВ), обороняющие стороны прибегали к партизанским действиям с целью уничтожения авиации противника на аэродромах. Этот способ был характерен особенно для Армии Национального Фронта освобождения Южного Вьетнама, а также патриотов Лаоса и Камбоджи.
  Наиболее удачный налет воины-патриоты совершили в ночь на 31 октября 1964 г. на аэродроме Бьен Хоа в Южном Вьетнаме, где партизаны уничтожили 20 бомбардировщиков В-57 и 15 других самолетов.
  В декабре 1968 года я в звании подполковника был назначен начальником ЗРВ 7 корпуса ПВО МО ПВО.
  Летом 1969 года узнаю, что в ДРВ срочно требуется один из начальников ЗРВ корпуса МО ПВО на должность начальника штаба советских специалистов ЗРВ (он же занимал должность военного специалиста при начальнике штаба ПВО и ВВС ВНА). Позже стало известно, что из троих предложенных на эту должность начальников ЗРВ, видимо, по уважительным причинам никто не мог выехать на длительный период в ДРВ.
  Выбор пал на меня. У меня была болезнь - мочекаменная. С такой болезнью категорически запрещалось посылать во Вьетнам. Но я скрыл эту болезнь - не мог я командующему войсками округа генерал-полковнику Окуневу В.В. доложить, что не могу поехать во Вьетнам. Это для меня был бы страшный позор. А, зная своего командующего очень хорошо, я был убежден, что в случае отказа, я в его глазах навсегда потерял бы свой авторитет, заработанный за многие годы. Этого я не мог допустить ни при каких условиях, да еще в 1968 году на конкурсе стреляющих, который проводился среди командиров полков округа я занял первое место.
  В сентябре 1969 года я был уже в Ханое и принял две должности: начальника штаба советских военных специалистов ЗРВ и специалиста начальника штаба ПВО и ВВС Вьетнамской Народной армии.
  Ознакомившись с обстановкой, с действиями противника и возможностями ПВО ВНА (в том числе и с истребительной авиацией ДРВ), я пришел к выводу, что необходимо срочно установить причины низкой эффективности боевых стрельб комплексами С-75 по низколетящим целям - беспилотным летательным аппаратам (БПЛА), с помощью которых американцы систематически вели разведку территории ДРВ. Эффективность в это время составляла 15 ракет на одну сбитую цель. Выше я отмечал, что еще в Советском Союзе я постоянно изучал опыт войны во Вьетнаме. Такая эффективность как минимум в 3-5 раз была ниже по сравнению с возможностями комплекса С-75 и теми результатами, которые были в начале применения ЗРК во Вьетнаме.
  Честно говоря, я был несколько удивлен такому состоянию дел и такому отношению к этому, как советских военных специалистов, так и вьетнамских руководителей ПВО, хотя за первую половину 1969 г. было уничтожено 66 БПЛА. Сделал для себя вывод, что срочно надо исправлять сложившееся положение. С такими результатами боевых действий, если так будет продолжаться и дальше, то перед теми, кто меня направил во Вьетнам, я не смог бы даже поднять глаз, а не то чтобы объяснить сложившуюся ситуацию. Да такие мои начальники, как командующий округом и командующие ЗРВ округа и ПВО страны меня и слушать бы не стали.
  Начал свою работу с обобщения опыта боевых стрельб за весь 1969 год и провел тщательный анализ причин их столь низкой эффективности. Вот здесь и пригодился мой опыт по анализу стрельб и соответствующая личная подготовка. Помощников на этот раз в этом деле у меня не было. Когда я закончил анализ стрельб, попросил чтобы срочно собрали старших специалистов зенитных ракетных полков на сборы, на которых я лично довел полученные результаты и выдал рекомендации (ноябрь 1969 г.). Мой доклад с разбором наиболее важных моментов при ведении боевых действий и предложенные способы устранения вскрытых недостатков как в подготовке боевой техники, так и при ведении самих стрельб, были восприняты всеми специалистами не только положительно, но и с большим интересом. От имени всех специалистов выступил подполковник Козуб и дал высокую оценку анализу стрельб, выданным рекомендациям и заверил командование группы СВС ЗРВ, что все примут к исполнению.
  Сборы были проведены очень своевременно, т.к. у командования ПВО и ВВС ВНА возникли определенные сомнения в боевых возможностях ЗРК С-75 по уничтожению беспилотных летательных аппаратов на малых высотах, да еще в активных помехах, которые осуществлялись со стороны моря палубной авиацией.
  Многие из выявленных причин низкой эффективности ПВО отмечались и ранее. Однако почти полная замена советских военных специалистов, имеющих боевой опыт, на вновь прибывших, незнакомых с условиями ведения боевых действий с американской авиацией в ДРВ, а в некоторых случаях и недостаточная требовательность СВС к вьетнамским боевым расчетам зрдн, в определенной степени снизили результативность стрельб. Кроме того, воздушный противник стал применять новые тактические приемы при преодолении боевой зоны ЗРВ. В результате больших ошибок в ручном сопровождении целей, зенитные управляемые ракеты подрывались у поверхности земли (залитых водой рисовых полей) или сталкивались с землей из-за малой высоты полета цели.
  В основном задача состояла в том, чтобы как можно быстрее и подробно с обоснованием, изучить уже имеющийся опыт подготовки техники и боевых расчетов, накопленный в первом периоде войны.
  После сборов СВС в Ханое было проведено большое количество занятий по боевому применению ЗРК в сложных условиях и по наиболее актуальным вопросам теории стрельбы ЗУР. Однако изучить уже выработанные и опробованные рекомендации по повышению результативности стрельб - это только первый этап. Второй этап заключался в применении этих рекомендаций на практике - на боевой технике и непосредственно в бою.
  Со старшим группы СВС ЗРВ полковником В.А. Гуде мы добились согласия от командующего ПВО и ВВС ВНА старшего полковника Ле Ван Чи провести занятия с самим командующим, начальником штаба ПВО и ВВС полковником Тханем и другими офицерами по их усмотрению. Занятия начали проводить с наиболее важных и сложных тем объяснительной записки к Правилам стрельб ЗУР. Заранее подготовили схемы, на многих были математические расчеты по обоснованию различных требований к боевым расчетам и к подготовке боевой техники. Ле Ван Чи лично отметил, как мы 'такие большие начальники' и так подробно знаем отдельные и довольно сложные вопросы теории стрельбы ЗУР. При проведении занятий по управлению боевыми действиями комментариев от обучаемых почти не было. Но в итоге полковник Тхань сказал, что, как правило, централизованное управление при сложном налете затруднено, т.к. активные помехи и множество дипольных отражателей затрудняют своевременно производить оценку обстановки. Часто бывает, что даже командиры полков не могут принять решение на распределение целей между дивизионами. Поэтому управление боевыми действиями приходилось осуществлять преимущественно децентрализовано.
   В свое время, в 1953-1957 гг., мы вместе с Ле Ван Чи учились в Военной артиллерийской командной академии (г. Ленинград), только на разных факультетах. Вспоминали общих знакомых и многое другое. Поэтому командующий иногда был со мной более откровенен, чем с другими. После проведения занятий, пользуясь особым отношением ко мне Ле Ван Чи, я спросил у него 'Почему так получается с эффективностью С-75?' Он мне ответил, что 'БПЛА большого вреда нам не приносят, важные объекты у нас надежно спрятаны, остальные замаскированы. Стрельба по ним действительно требует большого расхода ракет, а мы стараемся экономить ракеты. Особенно в последнее время ПРД и корпуса ракет, падая на землю, попадают то в буйволов, или даже в отдельных жителей, есть даже смертельные исходы, что вызывает неудовольствие мирных жителей. Поэтому мы ограничиваем стрельбы по БПЛА. После ваших занятий, проведенных с СВС и теперь вот с нами, количество стрельб увеличим, оценим их результаты и одновременно ваши рекомендации'.
  После проведенных занятий командующий нас поблагодарил (такие занятия с командованием проведены были впервые), но было высказано, что у вьетнамских товарищей тоже есть чему поучиться. Не зря же, когда советские специалисты возвращаются на Родину, там их повышают в должности.
  Мы сделали вывод о том, что уровень подготовки должностных лиц на КП по управлению боевыми действиями в силу разных причин не всегда соответствовал наилучшим вариантам отражения налета. Более подробно командующий и начальник штаба по подготовке своего КП не распространялись. Мы были вынуждены больше вопросов не задавать. Однако мы отлично понимали, что есть объективные причины: отсутствие сплошного радиолокационного поля, его неравномерность по высотам, ограниченное количество РЛС, большое время запаздывания информации и др.
  По вопросам управления и способов применения истребительной авиации ВВС ВНА в основном было единое мнение. Генерал-майор авиации Дворников (старший СВС по ИА) оказывал большую помощь вьетнамским товарищам в столь тяжелых условиях, когда господство в воздухе принадлежало противнику. Вьетнамские летчики часто использовали партизанскую тактику удара и отскока, вступали в бой только при исключительно благоприятных для себя обстоятельствах. Знаменитые ассы были и среди летчиков ИА ВНА, сбившие от 10 до 20 самолетов противника.
  Результаты работы СВС по повышению эффективности ПВО стали сказываться уже в ближайшее время. До 20 БПЛА были уничтожены в декабре 1969 г. и в начале 1970 года с эффективностью до 8 ЗУР на одну сбитую цель.
  Ввиду того, что В-52 ставил очень сильные активные помехи (засвечивались все экраны у офицера наведения и операторов РС), поэтому стрельба на встречном курсе была абсолютно невозможна, несмотря на проведение всех способов и приемов отстройки от помех. СВС на проведенных сборах подтвердили, что при сопровождении таких целей вдогон (на обратном курсе) или при развороте цели, плотность активных помех значительно уменьшается, поэтому бывают случаи, когда на фоне этих помех появлялась отметка от реальной цели.
  В выданных рекомендациях, мы предложили провести эксперимент - путем пуска одной или двух ракет вдогон по выделяемой на фоне помех реальной цели. Это предложение мы просили согласовать с вьетнамскими командирами зрп С-75. Предварительно также провести тренировки с помощью имитатора.
  И вот весной 1970 г. произошло весьма знаменательное для ЗРВ событие. Стратегический бомбардировщик В-52, после проведения разведки территории ДРВ, возвращался на свою базу. Зенитный ракетный полк, расположенный в самой южной части ДРВ (провинция Куангбинь) провел предложенный эксперимент, произвел пуск тремя ракетами и уничтожил этот В-52. Стрельба проводилась вдогон. Но упал этот самолет на территорию Лаоса. Я срочно доложил о проведенной стрельбе начальнику штаба ПВО и ВВС полковнику Тханю и его заместителю подполковнику Ву Суан Виню. Они ответили, что об этом своевременно были информированы командиром полка и уже направили группу поиска этого самолета в Лаос.
  Через 5-7 суток на очередной моей встрече с начальником штаба ПВО и ВВС нам было сообщено, что действительно был сбит стратегический бомбардировщик В-52. Отдельные детали и конструкции его были переправлены в ДРВ. Начальник штаба очень хорошо отозвался о старшем полковой группы советских военных специалистов этого полка, и сказал, что он представлен к награждению военным орденом ДРВ.
  В последующем я подготовил на него наградной лист для награждения орденом Красного Знамени. Генерал-лейтенант Б.А. Стольников утвердил мое предложение. По возвращении в СССР он был награжден этим орденом. К сожалению, я не помню его фамилию...
  Подробно стрельба по В-52 вдогон была отражена в месячном отчете в Генеральный штаб и Главкому ПВО страны. После моего возвращения в СССР вышло дополнение к Правилам стрельбы комплексом С-75 по обоснованию и внедрению стрельб вдогон. Правда скорость цели и зона поражения были ограничены по сравнению со стрельбой по целям на встречных курсах. Безусловно, в этом усовершенствовании Правил стрельбы был определенный вклад советских военных специалистов ЗРВ во Вьетнаме.
  В ходе моей работы с вьетнамскими товарищами не всегда все проходило гладко. Так, видимо, и должно быть. По протоколу у меня была обязательная встреча с начальником отдела ПВО внешних сношений Генерального штаба один раз в неделю. В действительности эти встречи проходили гораздо чаще, все зависело от важности назревших вопросов. Встречи проходили в Батмае. Мы решали повседневные задачи, почти не затрагивая вопросы боевых действий. Так, один раз начальник отдела майор Тинь заявил мне, что по договору с СССР мы обязаны направлять в ДРВ специалистов-офицеров только с высшим военным образованием. Я об этом не знал. Но мне легко было доказать товарищу Тиню, что, в первую очередь, нам и Вам здесь нужны надежные специалисты по каждой системе - хорошие практики. В доказательство своих слов, я привел несколько примеров из своей практики и практики СВС в ДРВ. Вопрос был закрыт. Майор Тинь просил об этом моему начальству не докладывать. Мой доклад своему начальству остался без внимания.
  В начале 1970 г. в ДРВ на должность заместителя старшего группы СВС ПВО по политической части прибыл подполковник А.Ф. Поздеев. Он не только заметно активизировал партийно-политическую работу среди СВС, но и наладил сотрудничество с Главпуром ВНА. Так однажды нас с Поздеевым в сопровождении майора Тиня пригласили в Главпур ВНА, где нам предоставили очень важную информацию, полученную от пленных американских летчиков: порядок их подготовки в США, условия их содержания на базах ВВС США, морально-политическое состояние и ряд других важных данных. После этой встречи было установлено постоянное сотрудничество с Главпуром ВНА.
  В одной из встреч с начальником штаба ПВО и ВВС полковником Тханем, он вышел с предложением сократить количество СВС в полках. Когда я спросил: 'Какие специальности вьетнамские товарищи хорошо освоили и уже не нуждаются в нашей помощи?', полковник Тхань ответил: 'Мы предлагаем ликвидировать должность советского военного специалиста по координатной системе'. Я все ожидал, только не этого. Как я себя не сдерживал, все же очень резко, эмоционально высказал собственное мнение, что советчики, которые подсказали начальнику штаба такую идею, малообразованны или совсем не имеют практики. Полковник Тхань даже стал меня успокаивать. Все же я сказал, что командование СВС с этим никогда не согласится, куда бы Вы не обращались, никто Вас не поддержит. Впоследствии зам. НШ подполковник Ву Суан Винь рассказывал мне: 'что только по одной горячности товарища Антонова мы поняли, что наше предложение по ликвидации должности старшего техника по координатной системе было непродуманным'. В конце беседы вопрос был улажен в пользу дела. После доклада старшему группы СВС ЗРВ полковнику В.А. Гуде к вопросу сокращения советских военных специалистов ЗРВ больше не возвращались.
  В одну из встреч полковник Тхань задал мне вопрос, на который было очень трудно ответить: 'Товарищ Антонов, а почему Советский Союз не может поставить нам ЗРК С-125, способный уничтожать маловысотные цели. Эти комплексы уже поставлены Египет и там их успешно применяют?' Я ответил, что 'обязательно Вашу просьбу передам Старшему Группы СВС генерал-лейтенанту Стольникову Б.А.' Генерал Стольников Б.А. решал этот вопрос через Генеральный штаб ВС СССР. Позже эти комплексы были поставлены в ДРВ, но в боевых действиях участия принять не успели.
  Подполковник Ву Суан Винь очень хорошо говорил по-русски, мы с ним сравнительно часто вели беседы без переводчика, которые укрепили не только взаимопонимание но и нашу дружбу. Мы понимали, что делаем общее очень важное дело, что советские военные специалисты всегда стремились и стремятся выполнить свой интернациональный долг честно, не жалея ни сил, ни своего здоровья. На мой вопрос подполковнику Виню: 'почему Вы уходите от обсуждения такого важного мероприятия, как управление силами и средствами ПВО в ходе отражения массированных ударов воздушного противника?', он отвечал: 'В настоящее время командование ПВО и ВВС и Генеральный штаб считают, что в этом нет особой необходимости. Кроме того, зрп С-75 входят в состав дивизий ПВО, командиры которых нормально справляются со своими обязанностями. Кроме того, недостаточная эффективность средств разведки и связи затрудняют централизованное управление ЗРВ на территории всей страны (ДРВ), но главное - сильные активные и пассивные помехи. Командирам полков С-75 на месте виднее, что делать. Главное сохранить боевую технику'. Мне пришлось согласиться с такими доводами.
  Зенитное ракетное оружие резко повысило боевые возможности ПВО ДРВ и внесло коренные изменения в характер противоборства между средствами воздушного нападения и средствами ПВО.
  При ограниченном количестве ЗРК, как это было до середины 1965 года, основным способом применения частей и подразделений ЗРВ считались действия из засад. ЗРК устанавливались в неожиданных для американских летчиков местах, в полосе предполагаемых маршрутов их полета. По мере увеличения численности ЗРК они переходили к стационарному прикрытию важных объектов: мостов, плотин, электростанций и т.д. Дальнейший рост численности ЗРК обусловил переход ЗРВ к защите крупных объектов. Так, к началу 1969 года в ПВО и ВВС ВНА насчитывалось девять зенитных ракетных полков, вооруженных комплексами ЗРК-75: четыре зрп на обороне столицы ДРВ г. Ханоя, два на обороне г. Хайфона, один-два на дорогах ?1 и ?7, а один на юге в провинции Куангбинь у демаркационной линии с Южным Вьетнамом на небольшом удалении от места перехода 'тропы Хо Ши Мина' на территорию Лаоса.
  За период нахождения в ДРВ, проехав всю страну с севера до 17 параллели, везде я встречал неподдельную любовь и уважение к Советскому Союзу и самое доброе отношение к советским людям всего населения ДРВ: детей, взрослых и стариков. Когда погибал советский специалист, вьетнамцы с большим сожалением говорили: 'лучше бы кто-нибудь из нас погиб, чем советский специалист'.
  На одной из встреч нам сообщили некоторые особенности по вербовке и отбору летчиков из США во Вьетнам; отношение Вооруженных сил США к войне на Индокитайском полуострове; некоторые показания пленных американских пилотов; например, до 50% летного состава США, сбитых над ДРВ, группой поиска и спасения возвращаются в свои части.
  Особенно нас крайне удивило, что у каждого пилота на случай его пленении после сбития, имеется три обращения к населению на вьетнамском, французском и английском языках, где написано: 'Я пилот США, я Вам ничего плохого не сделаю, окажите мне помощь и отведите меня к своему командованию'.
  Примерно в это же время на очередной встрече мне сообщили, что в районе Таньхоа сбит американский вертолет, на котором находились семь летчиков, самолеты которых были сбиты над территорией ДРВ.
  За весь период моего пребывания в ДРВ, решением командования Группы СВС было отмечено мое активное участие в уничтожении ЗРВ ВНА 32 воздушных целей.
  За достигнутые успехи мне, находясь на должности начальника штаба СВС ЗРВ, было досрочно присвоено звание 'полковник', я был зачислен слушателем Военной академии Генерального штаба. Президент ДРВ наградил меня орденом 'Боевой подвиг' III степени и медалью 'За сплоченность во имя победы над американскими агрессорами'.
  В начале 80-х годов, когда я проходил службу в должности старшего преподавателя Военной академии Генерального штаба ВС, генерал Ле Ван Чи и полковник Ву Суан Винь посетили Москву и попросили меня встретиться с ними.
  Было много воспоминаний не только о совместной борьбе против американских агрессоров, но и о нашей боевой дружбе, о дружбе вьетнамского и советского народов. Генерал Ле Ван Чи попросил меня рассказать о моей службе после возвращения в СССР. Я доложил: окончил академию Генерального штаба, командовал дивизией, корпусом ПВО и был первым заместителем Командующего армией. В настоящее время старший преподаватель ВАГШ, часто встречаюсь со слушателями из СРВ. Генерал Ле Ван Чи еще раз подчеркнул, что опыт войны во Вьетнаме не пропал даром. Он очень тепло отозвался о совместной работе с генералом А.Н. Хюпененом и попросил меня помочь встретиться с ним или хотя бы организовать разговор по телефону. Я позвонил в Главный штаб Войск ПВО страны, где мне сообщили, что генерал Хюпенен в настоящее время находится далеко от Москвы и связаться с ним сложно. Когда я сказал об этом генералу Ле Ван Чи, он был очень огорчен, что не сможет встретиться с Анатолием Ивановичем. На прощанье мы обменялись сувенирами. Сувенир Командующего ПВО и ВВС ВНА генерала Ле Ван Чи я храню до сего времени. Мы расстались с надеждой о новой встрече, но ей не суждено было состояться.
  Через 30 лет после моего убытия из ДРВ, уже генерал-майор Ву Суан Винь прислал мне в Москву свой сувенир. Дружба была у нас настоящая, и труд советских военных специалистов в годы войны еще высоко ценится и сейчас. А еще через 5 лет в 2005 году я получил от генерал-майора Виня благодарность за нашу совместную работу и пожелание дальнейших успехов в моей работе в ГШ ВС РФ.
  Я очень горжусь тем, что у командования ПВО и ВВС СВР оставил хорошую память. И этот сувенир я буду хранить как символ братства между двумя народами.
  Второй период войны характерен тем, что США стали постепенно перекладывать тяжесть ведения кровопролитных операций на войска сайгонского режима и выводить свои войска из Вьетнама.
  В конце марта - начале апреля 1969 г. командование войск НФОЮВ провело второе стратегическое наступление, которое заставило противника перейти к стратегической обороне.
  Действия патриотов в Индокитае приобретали все более активный характер. Весной 1970 г. наметился подъем национально-освободительной войны в Камбодже.
  В соответствии с планом операции 'Ламшон-719' в Южный Лаос вторглись свыше 30 тыс. сайгонских и 10 тыс. американских солдат при поддержке 2000 самолетов и вертолетов. Целью вторжения ставилось расчленить надвое Индокитайский полуостров, изолировать южновьетнамских патриотов от ДРВ и патриотического движения в Лаосе и Камбодже и, в конечном счете, задушить национально-освободительное движение на всем Индокитайском полуострове. Однако и эта операция успеха не имела.
  В конце 1971 г. США, грубо нарушив обязательства о прекращении бомбардировок ДРВ, возобновили массированные налеты на важнейшие объекты этой страны. Хотя бомбардировки и нанесли ущерб республике, они не поколебали решимости вьетнамского народа отстаивать до конца свободу и независимость Вьетнама.
  Командование народных вооруженных сил НФОЮВ поставило перед войсками решительные цели: очистить территорию страны от оккупантов, ликвидировать сайгонский марионеточный режим и установить власть народа. Для достижения поставленных целей весной 1972 г. было проведено третье стратегическое наступление. Оно началось в ночь на 30 марта стремительными атаками патриотов на фронте свыше 1000 км.
  Сайгонские войска понесли тяжелые потери, и только поддержка со стороны военно-воздушных сил и ВМС США предотвратили полный развал сайгонского режима.
  Для Вашингтона к концу 1972 г. на Индокитайском полуострове складывалась довольно мрачная обстановка. Количество войск США в Южном Вьетнаме уменьшалось до 26 тыс. человек. А процесс 'вьетнамизации' войны себя не оправдал. Все это грозило американцам закончить войну бесславно и с большим позором. Кроме того, стратегическое наступление патриотических сил в Южном Вьетнаме в 1972 г. вынудило США начать переговоры в Париже. Но уже 13 декабря они их прервали, чтобы по настоянию генералитета и лично президента Никсона наказать ДРВ и, тем самым, заставить правительство ДРВ быть более сговорчивыми. С этой целью военное командование спланировало проведение наступательной воздушной операции. Для ее осуществления было решено привлечь с авиабаз Андерсен (о. Гуам) и Утапао (Таиланд) самолеты стратегической авиации, которые были оснащены последними модификациями аппаратуры РЭБ (В-52D), но В-52G уступали по своей эффективности аппаратуре РЭБ В-52D, поэтому самолеты В-52G оказались наиболее уязвимыми, особенно для ЗРК С-75.
  Кроме того, для этой операции привлекались тактическая и палубная авиации (всего до 800 боевых самолетов, в том числе 83 В-52, 36 - F-111, 54 -А-7D).
  Воздушная операция получила название 'Лайнбэкер-2'. Эта операция явилась очередным и самым мощным испытанием системы ПВО ДРВ. Стратегическая авиация впервые применялась в таком количестве.
  Ввиду непрерывного совершенствования системы ПВО ДРВ, повышения боевой готовности и уровня подготовки частей ПВО (ЗРВ и ЗА) и ВВС, а также плодотворной работы советских военных специалистов в 1970-1972 гг., такая воздушная операция противника не стала неожиданной для командования ПВО и ВВС ВНА. Оно сумело своевременно и правильно оценить сложившуюся ситуацию.
  Успешные боевые действия ПВО и ВВС ВНА с 18 по 30 декабря 1972 г. вынудили командование американской авиации отказаться от продолжения воздушной операции, а политическое руководство США, в свою очередь, не достигло ни военных, ни политических целей.
  Многие военные в США считали, что решение Никсона нанести в короткое время такие потери и разрушения ДРВ, которые повлияли на позицию официального Ханоя и, тем самым, спасли бы сложившуюся ситуацию, опоздало на 7 лет.
  За время проведения воздушной наступательной операции США, средствами ПВО было уничтожен 81 самолет противника, в том числе до 34 В-52. Потеря каждого В-52 вызывало у американского командования почти шоковое состояние, каждый такой самолет стоил 8 млн. долларов по ценам 1972 года. Зенитные ракетные войска уничтожили 31 самолет.
  Американская авиация выполнила 929 боевых вылетов и сбросила на объекты ДРВ 15 тыс. тонн бомб. В Ханое были убиты 1318 мирных жителей, а в Хайфоне - свыше 400. Ввиду неприемлемых потерь авиации, особенно самолетов стратегической авиации и крайне ограниченных разведывательных данных о важнейших военных и других объектов для нанесения последующих ударов, а также полученных сигналов от Ханоя, о своем желании возобновить мирные переговоры, операция 'Лайнбэкер-2' была немедленно прекращена. Так как это в какой-то степени давало возможность американской стороне оправдать свои действия по прекращению войны и замаскировать свои неудачи не только в этой операции, но и во всей войне против Вьетнама.
  Некоторые генералы и офицеры ВВС США и поныне считают большой ошибкой прекращение операции 'Лайнбэкер-2'. Они убеждены: если бы США продолжали удары, ДРВ могла бы капитулировать и признать свое военное поражение. Вместо этого Ханой обеспечил себе политическую победу за столом переговоров.
  Однако одни из них полагают, что если бы бомбардировка уже с 1965 года приняла масштабы операции 'Лайнбэкер-2', позиция СССР и Китая в этом случае была бы откровенно непредсказуемой. Вполне возможно, американо-вьетнамская война могла перерасти в военный конфликт между сверхдержавами.
  Сокрушительные удары по войскам агрессора, политическая поддержка справедливой вооруженной борьбы вьетнамского народа за свою свободу и независимость со стороны всех прогрессивных сил привели к тому, что США дали согласие на мирные переговоры с целью заключить соглашение о прекращении войны, которое было подписано 27 января 1973 г. в Париже.
  В это время США были вынуждены вывести свои регулярные войска из Вьетнама, но они все еще рассчитывали спасти сайгонский режим, оказывая ему всестороннюю и, прежде всего, военную помощь. Однако в апреле 1975 г. в ходе действий патриотических сил марионеточный режим был свергнут.
  Советские люди гордятся тем, что в годы войны оказали всестороннюю и эффективную помощь народу Вьетнама в его борьбе против агрессоров. Вслед за Вьетнамом свободу завоевали Лаос и Камбоджа.
  По данным американского агентства ЮПИ, с января 1961 г. по январь 1973 г. в войне погибло более 2 млн. человек, в том числе 825 тыс. гражданского населения. Только интервенты и их сателлиты, по данным Пентагона потеряли до 1 млн. солдат и офицеров ранеными и убитыми. 8612 самолетов и вертолетов, в том числе на ДРВ - 4125 самолетов. Сами США потеряли 57 тыс. солдат и офицеров, а число раненых американцев (304 тыс. человек) превысило число раненых в первой мировой войне.
  За 6 лет агрессивной войны против Лаоса авиация США потеряла около 1200 самолетов, большая часть которых была уничтожена на авиационных базах.
  В период окончания боевых действий только в 1972 году, зенитные ракетные войска ВНА провели 1155 стрельб, израсходовали 2059 ракет и сбили 421 самолет. В том числе был сбит 51 стратегический бомбардировщик В-52.
  Средний расход 4,9 ракеты на цель для комплекса 'Двина', принятого на вооружение в 1957 году - это очень хороший результат.
  В борьбе за господство в воздухе участвовала и истребительная авиация ВНА, которая за время войны провела 480 воздушных боев и уничтожила 320 американских самолетов, потеряв при этом 134 своих. Анализ последних опубликованных данных по локальной войне на Индокитайском полуострове, в том числе и в США можно сделать очень важные выводы:
  Первое. ВВС и авиация ВМС США в тот период были плохо подготовлены к длительной войне с применением обычных средств поражения. Остро ощущалась в ВВС нехватка всепогодных машин, так необходимых в зимний сезон муссонов.
  Второе. Значительную часть налетов выполнял истребитель-бомбардировщик F-105. Он и понес наибольшие потери.
  Третье. Неуправляемые боеприпасы требовали для своего сбрасывания пролетов над средствами ПВО, что зачастую приводило к фатальному исходу для пилотов. Так, американская авиация потеряла более 100 самолетов при налетах на мост Хамжонг. А для высокоточного оружия с целью его разрушения понадобилось всего два самолета и одна авиабомба.
  Четвертое. С началом войны американская авиация не располагала достаточно эффективными средствами РЭБ.
  Пятое. Истребительная авиация ВНА оказалась до самого конца войны неуловимой для противника.
  Шестое. Самой существенной угрозой для американской авиации оказались ЗРК С-75, она вынуждена была перейти на малые высоты, где становились добычей малокалиберной зенитной артиллерии ПВО ВНА.
  В ходе борьбы за господство в воздухе резко возросло значение такого способа, как уничтожение средств ПВО противника. В целях снижения боевых потерь и обеспечения полной свободы действий своей авиации американская авиация подавляла радиолокационные станции, зенитную артиллерию, пулеметы, а с появлением ЗРК ударам стали подвергаться и стартовые позиции этих ракет.
  Для радиолокационного подавления системы ПВО самолеты США стали оснащаться аппаратурой радиопротиводействия, которая создавала активные и пассивные помехи РЛС обнаружения и наведения (СНР). Помимо аппаратуры РПР, для борьбы с наземными радиолокационными средствами ПВО ВНА широко использовались противолокационные ракеты 'Шрайк' с головками самонаведения на источник радиоизлучения.
  В заключение можно отметить, что американцы, проводя агрессию на Индокитайском полуострове в то же время весьма опасались непосредственного вмешательства во вьетнамские дела СССР или, что было еще более вероятно, китайских 'народных добровольцев', как это было в Корейской войне.
  Однако Вашингтон вновь допустил существенный просчет - недооценил волю к борьбе и победе вьетнамского народа.
  
  г. Москва, апрель 2005 г.
  

 Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2015