ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Петров Алексей Яковлевич
Особености работы главного инженера зенитного ракетного полка во Вьетнаме

[Регистрация] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Найти] [Построения]
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В статье полковника Петрова А.Я. освещены многие технические и человеческие составляющие сложного процесса освоения вьетнамскими воинами и применения в боях системы ЗРК С-75, но это не исключает возможного интереса к ней со стороны читателей, профессионально не владеющих инженерными познаниями.


  
   Полковник Петров Алексей Яковлевич
   Родился 24.06.1934 г. В 1954 г. окончил Оренбургское училище зенитной артиллерии, в 1963 г. - Военно-инженерную радиотехническую академию им. Говорова в г. Харькове.
   С марта 1966 по апрель 1967 гг. участвовал в боевых действиях во Вьетнаме, в 1972 - 1974 гг. оказывал интернациональную помощь Алжиру. Прошел путь от командира взвода до заместителя командира зенитной ракетной бригады по вооружению.
   За личное мужество и отвагу при выполнении специальных заданий Правительства в 1967 г. награждён орденом "Красного Знамени" и вьетнамской медалью "Дружбы", а в 1998 г. - орденом "Мужества".
  
   Я находился во Вьетнаме в период с марта 1966 по апрель 1967 г. в составе боевых расчётов 260 ЗРП Московского округа ПВО в должности заместителя командира полка - главного инженера. Это первый подобный случай, когда боевые расчёты полка в полном составе, во главе со своим командиром откомандировывались для выполнения интернациональных задач за рубежом. Нам - командиру полка полковнику В.В. Фёдорову, начальнику политотдела подполковнику В.В. Нежельскому и мне - задачу по командировке поставил первый заместитель Главнокомандующего Войсками ПВО генерал-полковник авиации Г.В. Зимин.
   Мы хорошо представляли сложность задач предстоящей командировки, громадную ответственность, возложенную на полк столичного округа. Оглядываясь назад, можно со всей ответственностью заявить, что личный состав 260-го полка с поставленными задачами справился полностью. Полк за короткий срок, в сложных условиях войны успешно подготовил и ввёл в боевой строй 274 ЗРП ВНА, сбив при этом 25 американских самолетов.
   Офицеры и солдаты полка, показав высокое боевое мастерство, проявили организованность, мужество и отвагу, с честью выполнили свой воинский долг при оказании интернациональной помощи народу Вьетнама. Не жалея своих сил и энергии, несмотря ни на какие трудности, они достойно пронесли честь полка и Московского округа ПВО через все испытания, ибо считали, что задачи, поставленные Партией и Правительством - это боевое задание Родины.
   Многие из них за личное мужество и отвагу были удостоены высоких правительственных наград. Так командир полка, участник ВОВ полковник В.В. Федоров награжден орденом "Красного Знамени", командир 3-го дивизиона майор С.Т. Воробьёв и офицер наведения этого же дивизиона лейтенант В.И. Щербаков были награждены орденами Ленина, а подполковник Ф.П. Ильиных - орденом Красной Звезды и орденом Ленина.
   Командир нашего 1-го дивизиона майор Ф.П. Ильиных был направлен во Вьетнам годом раньше нас - основного состава полка - и пробыл там больше года. За этот период его дивизион сбил 24 американских самолета. О мужестве Ф.П. Ильиных, о его смелости и решительности, о победах, одержанных дивизионом под его командованием над противником, ходили легенды.
   Командованием Группы СВС во Вьетнаме подполковник Ильиных был представлен к званию Героя Советского Союза, но бюрократические препоны и политическая конъюнктура того времени не позволили боевому командиру заслужено получить это высокое звание - орден Ленина ему вручили без звезды Героя.
   По итогам 1966 года 260 ЗРП был награждён переходящим Красным знаменем Моссовета и Московского горкома партии, а в 1968 году в связи с 50-й годовщиной Вооружённых Сил СССР полк за успешное выполнение интернациональных задач и успехи в боевой и политической подготовке был награждён орденом "Красного Знамени". Это довольно редкий случай в мирное время. К сожалению, к настоящему времени в результате "кардинальных реформ" ВС РФ Краснознамённый полк больше не существует. Но остались немеркнущие ратные дела его воинов в памяти как нашего, так и вьетнамского народов.
  
   Поэтапное выполнение задач
   К нашему прилёту 274 ЗРП ПВО ВНА, который мы должны были подготовить и вывести на боевые позиции, был уже сформирован и находился в джунглях, в так называемом учебном центре. Встретили нас тепло, с большим радушием. До сих пор трудно забыть, какая дружелюбная встреча была устроена нам в джунглях вьетнамскими товарищами.
   Автобусы и крытые машины подвезли нас из Ханойского международного аэропорта к Учебному центру. Дальше километра три мы шли пешком, по тропинкам. По всему маршруту вдоль тропинок стояли солдаты и офицеры ВНА, приветствовали нас и вручали цветы. Темнело, но джунгли сотрясали возгласы в честь советско-вьетнамской дружбы, здравицы в честь воинов Советской Армии и их руководителей.
   Жили мы в домиках (бунгало), построенных из бамбуковых щитов, крытых пальмовыми листьями. Вьетнамские друзья неустанно заботились о нас, старались уберечь от всех неприятностей.
   С питанием не было проблем. Шеф-поваром в учебном центре был наш старшина, и готовили в основном блюда европейской кухни из буйволятины, свинины, рыбы, куриного мяса с местными овощами и зеленью. В джунглях было неимоверно душно. Из-за этого у большинства из наших развились грибковые заболевания с поражением наиболее "стеснённых" участков тела.
   Жить в джунглях нашим людям было весьма и весьма непривычно. Кстати, к нам в учебный центр приезжал и жил в бунгало в течение двух недель с группой офицеров-медиков Главный хирург Советской Армии генерал-полковник А.А. Вишневский с целью изучения условий службы и быта воинов в подобных условиях.
   В Учебном центре мы во главе с командиром полка полковником В.В. Федоровым организовали напряжённые занятия и в течение трёх месяцев провели теоретическую подготовку боевых расчетов вьетнамского полка. Я непосредственно занимался организацией всего учебного процесса и лично проводил занятия по технической подготовке с командным составом 274 полка.
   Основными трудностями на этом этапе были:
   - общая слабая подготовка вьетнамских товарищей - большинство обучаемых ранее ни с ракетной, ни с радиоэлектронной, зачастую ни с какой-либо другой техникой, знакомо не было;
   - языковой барьер - не хватало переводчиков, словарей для них;
   - групп подготовки по специальностям было очень много (до 60), а в каждой из них - порядка 40 человек. Чтобы провести, к примеру, 6-ти часовое занятие, необходимо было накануне написать конспект и работать с переводчиком не менее 6 часов, объясняя каждое слово;
   - не хватало всего (в буквальном смысле этого слова) для проведения занятий;
   - учебный центр находился в джунглях; неимоверная жара и сырость осложняли обстановку. К тому же занятия приходилось прерывать из-за налётов авиации противника.
   Надо сказать, что вьетнамские товарищи свою недостаточную первоначальную подготовку с лихвой компенсировали исключительным трудолюбием, завидным старанием и любознательностью. К занятиям все, без исключения, от рядового солдата до командира полка майора Нгуен Нунга, относились со всей серьёзностью, ловили каждое наше слово.
   Говоря о трудностях, нельзя не упомянуть о том, что 1966-67 годы приходятся на разгар "культурной революции" в КНР, что не могло не отразиться и, конечно же, отражалось, на нашей деятельности во Вьетнаме. Это проявлялось в настороженном отношении к советским людям, в том числе и к нам.
   Хотя все знали, что всё с нашей стороны делалось безвозмездно, включая поставку большого количества дорогостоящей техники, на первых порах со стороны некоторых вьетнамских товарищей, особенно вышестоящих, проявлялись элементы недоверия к нашей технике, умаления роли той огромной помощи, которую оказывал Советский Союз вьетнамскому народу в борьбе с агрессорами. Приходилось каждый раз доказывать и показывать обратное. К тому же мы постоянно наблюдали и испытывали на себе веяния "культурной революции".
   Было это в декабре 1966 г. Два наших дивизиона выехали в район лаосско-китайско-вьетнамской границы для ведения боевых действий в засаде. В этой зоне самолёты ВВС США, вылетев с авиабаз Таиланда, сосредотачивались, перестраивались и под прикрытием мощных радиопомех, создаваемых специальными самолётами-постановщиками, наносили удары по объектам в районе Ханоя.
   Вместе с вьетнамскими специалистами мы на двух машинах выехали туда для оказания помощи. В первой машине на переднем сидении ехал я, а во второй - майор А.С. Саморуков. В это время китайские подразделения строили дорогу от границы Китая до Ханоя. Вдоль всей дороги много плакатов, транспарантов с лозунгами, портретами Мао Цзэдуна и прочих атрибутов "культурной революции". На одном из участков дороги солдаты перекрыли дорогу перед нашей второй машиной, окружили её и начали митинг с выкрикиванием лозунгов и вскидыванием рук по команде. Я вижу, что толпа разрастается и приказал водителю остановить машину, развернуться и подъехать к митингующим. Говорю переводчику (я знал, что он хорошо владеет китайским):
   - Передайте китайскому командиру, что мы выполняем нашу общую интернациональную задачу по борьбе с агрессорами, и у нас нет лишнего времени.
   Переводчик перевел мои слова и только после этого мы смогли продолжать движение. Мою машину не остановили: меня приняли за вьетнамца.
   С помощью наших радиоприёмников невозможно было поймать хотя бы слово из Союза. На всех частотах круглосуточно лилась антисоветская пропаганда. Почту с Родины получали редко. Уже по приезду в Москву мне вручили 29 писем от жены, наполненных словами любви, заботы и поддержки, чего нам так не хватало там.
   Глядя через призму прошедших лет, можно сказать, что не будь пагубных последствий "культурной революции", многие вопросы, в том числе: своевременная поставка техники и вооружения, их модернизация в ходе боевых действий, снабжение, приобретение опыта боевого применения родов войск ПВО, главное, оперативная реализация этого опыта и другие задачи решались бы с гораздо большей пользой и для вьетнамцев, и для нас.
   По завершении теоретического курса подготовки дивизионы были выведены на боевые позиции. К этому времени прибывшая из Советского Союза для нашего полка техника под моим руководством была разгружена, рассредоточена, проверена и развернута в боевой порядок в соответствии с общим планом ПВО страны.
   На втором этапе после вывода дивизионов на боевые позиции в течение трёх месяцев боевые действия с американской авиацией вели только наши (советские) боевые расчёты. Вьетнамские расчёты находились рядом на рабочих местах. Основной задачей на этом этапе было практически показать боевое применение нашей боевой техники в реальной обстановке, показать, как правильно вести стрельбы зенитными управляемыми ракетами, чтобы максимально реализовать боевые возможности зенитных ракетных комплексов (ЗРК) в борьбе с американской авиацией.
   За это время нашими расчётами было произведено 43 пуска ракет и уничтожено 23 самолета противника, в том числе такие самолёты, как F-105, F-4, А-6, А-7, ЕВ-66.
   На этом этапе моей основной задачей (как главного инженера) было обеспечение постоянной боевой готовности техники, качественное её обслуживание, обучение этому вьетнамских расчётов, а также быстрое обнаружение и устранение возникавших в ходе боевых действий неисправностей и повреждений.
   Большая влажность, высокая температура, работа техники почти без перерывов не могли не способствовать появлению частых неисправностей. К тому же противник постоянно наносил удары по ЗРК. По признанию пленных лётчиков ВВС США, если в ходе выполнения задач налёта обнаруживалась позиция ЗРК, то автоматически отменялись все задачи налёта, кроме подавления комплекса. Для этого применялись самые различные средства поражения: противорадиолокационные ракеты (ПРР) "Шрайк", кассетные, управляемые и неуправляемые бомбы, реактивные снаряды.
   Только благодаря высокой квалификации наших инженеров, техников, командиров в тех суровых условиях была обеспечена постоянная готовность техники к боевым действиям. Подлинными мастерами своего дела показали себя наши инженеры В.Е. Муравьёв, В.Н. Артюшков, Ф.С. Мамин, Г.М. Ефремов, старшие техники систем СНР Г.А. Иванов, Н.Е. Бакулин, Р.А. Казаков, А.И. Камаринский, Н.И. Облогин, Н.И. Обозный, начальник СРЦ А.В. Гусев, командиры радиотехнических батарей В.Д. Давыдов, Н.Я. Мазуренко, А.М. Буров, Ю Д. Кульков, П.С. Хабаров, командиры стартовых батарей В.А. Косарев, Г.Я. Шеломытов, мои помощники Р.Ф. Игнатов, Н.Е. Телегин, командиры дивизионов С.Т. Воробьёв, И.В. Володин, А.С. Саморуков, И.Е. Пожидаев, Б.И. Задорин и др.
   Это были самые напряжённые дни для всех нас, в том числе и для меня. Спать и отдыхать приходилось только по дороге из одного дивизиона в другой, в машине.
   На заключительном этапе подготовки расчётов 274 ЗРП ВНА число наших специалистов в полку было сокращено. В течение последующих шести месяцев в полку оставался небольшой коллектив - группа специалистов по обслуживанию и ремонту техники под моим руководством.
   В этот период основной задачей было оказание оперативной помощи вьетнамским специалистам, в поддержании техники в постоянной боевой готовности, а также в проведении всех видов регламентных работ. В первое время, после отъезда наших специалистов из дивизионов, необходимость в оказании помощи возросла. Сказывались отсутствие опыта у вьетнамских специалистов, их неуверенность в работе. Вследствие этого, нашим специалистам, в том числе и мне, приходилось постоянно находиться в дивизионах и не только вести занятия, консультировать, вырабатывать и давать рекомендации по самым различным вопросам содержания и ремонта техники, но и непосредственно заниматься поиском и устранением возникавших неисправностей и повреждений.
  
   Влияние условий Вьетнама на эксплуатацию зенитной ракетной техники
  
   При рассмотрении особенностей работы главного инженера во Вьетнаме необходимо учесть те специфические обстоятельства, при которых осуществлялась эксплуатация техники. Вьетнам относится, как известно, к странам с жарким и влажным тропическим климатом. Температура окружающего воздуха в период с апреля по ноябрь находится в пределах +35...+40оС при влажности 95-100%.
   Люди, обучаемые эксплуатации сложнейшей техники, в большинстве своём ранее никакого опыта обращения с техникой не имели. К тому же это обучение происходило в экстремальных условиях: в кратчайшие сроки, в период систематических налетов американской авиации и ответных боевых действий ЗРК, на территории разорённой непрерывными войнами страны.
   В условиях сверхвлажного тропического климата длительные перерывы в работе материальной части, даже продолжительностью 7-8 часов, связанные с манёвром дивизионов, опасны для нормального функционирования комплекса С-75. И хотя на время таких перерывов в работе все вентиляционные люки кабин наглухо закрывались, это не спасало аппаратуру от вредных воздействий всепроникающей влаги: на радиодеталях появлялась плесень; быстро окислялись все контактные соединения; на открытых неокрашенных поверхностях появлялась ржавчина; на панелях радиоэлектронных ламп накапливалась влага. Поэтому после перерывов в работе первоочередное внимание уделялось удалению влаги, плесени, ржавчины, чистке контактов, проверке герметичности соединений муфт, разъёмов - это необходимо было делать при каждом развёртывании, при любом дефиците времени.
   В кабинах с аппаратурой предварительно включались штатные и дополнительно устанавливаемые вентиляторы, калориферы, в том числе и те, которые заранее были переведены в режим вентиляции. Все блоки с аппаратурой выдвигались из шкафов. На прогрев аппаратура включалась не менее чем через 30 минут после этого.
   Влажный климат пагубно влиял на узлы и блоки, не имевшие встроенной вентиляции. По этой причине чаще всего выходили из строя основная аппаратура РЛС П-12НП, её выносного индикатора кругового обзора (ВИКО), электрооборудование пусковых установок, особенно электронный усилитель У-68, контрольно-измерительные приборы РТ-10, ГСС-17 и др.
   В очень трудных условиях работали все виды электрических машин, в особенности электромашинные усилители и исполнительные электродвигатели пусковых установок, электромоторы сканеров антенн СНР, электромоторы обдува блоков антенного переключателя.
   В СНР комплекса СА-75 "Двина" во всех блоках питания в качестве выпрямительного элемента применялись селеновые столбики, которые показали абсолютную непригодность их использования в условиях тропического климата. Вследствие попадания влаги селеновые шайбы выходили из строя, и пульсация выпрямленных напряжений зачастую оказывалась выше установленных пределов. Наиболее опасным следствием этого является увеличение переменных составляющих команд управления, и раскачка ракеты на траектории при её наведении на цель. Запасные селеновые столбики не были предусмотрены, поэтому нам зачастую приходилось заниматься их переборкой.
   Высокая влажность и температура заставляли принимать дополнительные меры по эксплуатации всех устройств, связанных с компонентами ракетного топлива, прежде всего, с окислителем.
   Первоначально зенитные управляемые ракеты в ДРВ поставлялись окрашенные в серебристый цвет. В последующем они стали поставляться с камуфляжной окраской, что заставляло принимать специальные меры по защите ракет от солнечной радиации.
   Всё это говорит о том, что при поставке техники и при её эксплуатации, необходимо строго учитывать климатические условия страны и своевременно принимать меры для повышения её эксплуатационной надёжности.
  
   Эксплуатационная надежность техники
  
   В общей сложности ЗРК СА-75 "Двина" в условиях ДРВ в процессе ведения боевых действий показали достаточно хорошую эксплуатационную надёжность. Ниже можно привести некоторые усреднённые данные за полгода эксплуатации комплексов.
   Средняя наработка ЗРК за 6 месяцев составила 1860 часов, число включений - около 1900. Станции наведения ракет включались в сутки от 12 до 23 раз; средняя продолжительность непрерывной работы СНР 4-6 часов, в некоторых случаях до 18-20 часов. Таким образом, средняя суточная наработка одной СНР за эти полгода эксплуатации составила 10,0 - 10,5 часов. За этот период каждая СНР имела от 180 до 210 неисправностей и отказов в работе, наработка на одну неисправность составила около 10 часов.
   Объективный анализ показывает, что даже при весьма интенсивной работе, связанной с ведением боевых действий и обучением личного состава боевых расчётов ЗРП ВНА, в жарком и влажном климате Вьетнама, наши комплексы показали достаточно высокую эксплуатационную надёжность.
   При этом необходимо подчеркнуть, что основное количество имевших место неисправностей, в частности, на материальной части СНР, было обнаружено и устранено в начальный период развёртывания и эксплуатации ЗРК в ДРВ. После примерно двух месяцев эксплуатации комплексы стали работать достаточно надёжно. Были периоды, когда на отдельных системах и устройствах СНР в течение месяцев не было неисправностей (не считая завышенных пульсаций выпрямленных напряжений).
   Наиболее эксплуатационно-ненадежными узлами комплекса, кроме указанных мною выше, были:
   - передающие устройства кабин "П", особенно из-за частых выходов из строя мощных модуляторных ламп и магнетронов. На их работе отрицательно сказывалось частое включение и выключение передатчиков, а также их не менее частое переключение с режима работы на излучение на режим работы на эквивалент антенны и обратно;
   - системы управления антенной РЛС П-12 вследствие чрезмерной загруженности станции почти непрерывной работой на разведку;
   - системы наземного запросчика и селекции подвижных целей станции разведки и целеуказания (СРЦ);
   - системы развёртки блоков индикаторов СНР;
   - высокочастотная часть радиопередатчиков команд СНР.
   Наличие в системе большого количества кабельных соединений всегда вызывало у инженеров и техников, у стартовиков особую заботу, особенно в связи с частыми манёврами дивизионов, преимущественно в тёмное время суток и постоянными ударами противника по позициям ЗРК.
  
   Организация регламентных работ
  
   Регламентные работы на материальной части организовывались в соответствии с Инструкциями по эксплуатации и Руководствами служб на соответствующие виды техники. Однако не всегда воздушная обстановка позволяла планомерно вести регламентные работы на всех видах техники. Последние проводились, как правило, с учётом действий воздушного противника.
   Ежедневные работы по обслуживанию техники начинались обычно вечером, с наступлением тёмного времени суток (около 18 часов по местному времени) и заканчивались около полуночи, и примерно около 3-х часов ночи начинался цикл подготовки всей техники к бою. Полугодовые, сезонные, а также ежемесячные регламентные работы совмещались с передислокацией дивизионов, с "сезонами дождей", с перемириями и т. д.
   Особо необходимо остановиться на ежедневной подготовке техники к бою. Она проводилась в соответствии с новой системой, которая была впервые разработана и внедрена нами во Вьетнаме. Суть этой системы состояла в том, что на основании опыта эксплуатации техники и боевых стрельб на полигоне (в Союзе) заблаговременно были определены те параметры блоков, систем СНР, а также СРЦ, стартового оборудования и ракет, которые однозначно определяют боевую готовность всего комплекса к бою.
   Связанные с ними все электрические проверки проводились ежедневно, а их параметры по результатам проверок выставлялись строго в номинальные значения, без учёта их допусков, предусмотренных Инструкциями по эксплуатации заводов-изготовителей. Только в этом случае гарантировалась готовность техники к успешной стрельбе.
   В перечень обязательных ежедневных проверок включались также межсистемные и общекомплексные проверки. Подготовка техники к бою заканчивалась расширенным контролем функционирования СНР и стартового оборудования с заряженными на пусковые установки ракетами, проверкой работы ответчиков всех ракет и изучением картины "местных" предметов ("местников") на экранах индикаторов.
   Такая система подготовки техники к бою себя полностью оправдала. Безусловно, для этого требуется высочайшее мастерство, умение и навыки, доведённые до автоматизма, безупречная слаженность боевых расчётов. Мне в обязательном порядке лично приходилось руководить работами по проверке техники после каждого развёртывания дивизионов на новой позиции. При этом особое внимание обращать на качество проведения общекомплексных проверок.
   Регламентные работы всех видов, в период ведения боевых действий нашими боевыми расчётами, проводили советские специалисты - инженеры, техники, операторы, номера расчётов под руководством своих командиров, а вьетнамские расчёты учились у них, набирались опыта. А после убытия наших специалистов из дивизионов, при проведении ежемесячных регламент ных работ и всех видов обслуживания большей периодичности, присутствовали специалисты из моей группы и работы проводились под их контролем. Это обеспечивало преемственность среди л/с расчетов и надёжную работу техники.
  
   Ремонт техники
  
   Одной из главных задач во всё время моего пребывания во Вьетнаме, безусловно, был ремонт и восстановление вышедшей из строя техники. Эту задачу я решал, опираясь на весь инженерно-технический состав полка. Моими главными помощниками были: энергетик полка майор Н.Е. Телегин, специалист по стартовому оборудованию и ракетам майор Р.Ф. Игнатов, специалист по радиолокационным средствам капитан-инженер В.Е. Муравьёв. После отъезда наших офицеров на Родину, в течение последних 6-ти месяцев, со мной работали 9 других специалистов по различным видам техники. Они решали все вопросы её ремонта и восстановления, а также использовались в качестве консультантов. Кроме того, из числа наиболее подготовленных офицеров ВНА были подобраны специалисты по всем видам техники (по системам СНР, СРЦ, ракетам, энергетическому, стартовому и технологическому оборудованию и т. д.), и сформирована служба ракетного вооружения 274-го ЗРП ВНА. Постепенно была налажена её эффективная работа.
   На КП полка из числа специалистов назначался "дежурный офицер по технике" (помимо оперативного дежурного), который оперативно собирал сведения о состоянии техники в полку и, при необходимости, принимал срочные меры по восстановлению ее боевой готовности. Такое дежурство в ходе боевых действий просто необходимо, так как восстановление техники требует самых срочных, энергичных действий, не допуская ни малейшего промедления. Особенно это важно в условиях ограниченных сил и средств.
   Поскольку уровень подготовки специалистов (техников и инженеров дивизионов) был разным, и не каждый из них мог быстро определить причину неисправности техники, мне приходилось принимать срочные меры по оказанию им помощи. В большинстве случаев я, прежде всего, связывался с ними по средствам связи, подсказывал, что необходимо сделать в первую очередь, что замерить, что проверить, какова должна быть примерная последовательность работ, и отправлялся для оказания им непосредственной помощи на месте. Этим выигрывалось много драгоценного времени. Материальную часть ЗРК я знал хорошо - многие принципиальные схемы и расположение деталей в блоках знал на память. При экстренной консультации по устранению той или иной неисправности мог, не глядя на схемы, посоветовать: какую лампу, резистор или конденсатор надо заменить, на каком гнезде замерить напряжение и т. п.
   При восстановлении выведенной противником из строя техники определялся возможный объём работ, необходимый перечень и количество материалов. Как правило, техника для этого выводилась в укрытие, концентрировались необходимое количество специалистов (в том числе и из других дивизионов и мастерской полка) и вся, имеющаяся в распоряжении, техника для ремонта. Таким путём были восстановлены выведенные в результате ударов ПРР "Шрайк" и шариковыми бомбами две кабины "П", аппаратура двух распределительных кабин "Р", три дизель-электрические станции, восемь пусковых установок (ПУ), три РЛС П-12. ПУ восстанавливались путём агрегатного ремонта.
   В ходе ремонта техники приходилось выполнять и такие работы, для производства которых в Союзе требовалось бы специальное оборудование стационарных мастерских (такие, как ремонт выведенных из строя осколками ПРР "Шрайк" двух антенных систем СНР, высокочастотной части токосъёмника кабины "ПА", блока антенного переключателя П-23 с его полной разборкой).
   Особенно часто в результате воздушных ударов противника выводилось из строя кабельное хозяйств, а наличие его запасного комплекта в дивизионах и в полку не было предусмотрено. Ремонт как силовых, так и сигнальных кабелей занимал очень много времени.
  
   Накопление ракет на позициях
  
   Особую заботу главного инженера полка в период ведения интенсивных боевых действий представляет подготовка и работа технического дивизиона (ТДн) по обеспечению огневых дивизионов необходимым количеством готовых ракет, создание их запаса на стартовых позициях.
   Технический дивизион развёртывался на различных, удалённых друг от друга площадках. Специальная техника ТДн рассредоточивалась на 5-ти, а ракеты и комплектующие её элементы, ёмкости с компонентами топлива, специальные машины для них - на 12-ти удалённых друг от друга площадках. Для подготовки ракет техника, специальные машины и оборудование, боевые расчёты сосредотачивались на одной, из заранее выбранных, полевых позиций для организации непрерывного технологического потока. Работы организовывались только в ночное время и с задействованием минимального количества личного состава.
   В составе технического дивизиона была организована специальная группа во главе с начальником штаба, которая занималась только подвозом ракет в ЗРДн. В неё входили 6 транспортно-заряжающих машин, один кран К-61 с двумя крановщиками и 2 такелажника (кроме водителей). Два потока ТДн работали через день или на различных позициях - одновременно.
   На позициях ЗРДн запас полностью подготовленных ракет содержался на транспортно-заряжающих машинах, в укрытиях, на удалении до 2-3 км. от стартовых позиций. С этими укрытиями и КП полка ЗРДн постоянно поддерживал связь.
   За всё время моего пребывания во Вьетнаме не было случаев срыва стрельбы или отказа ракеты по вине ТДн. Личный состав технического дивизиона во главе с участником Великой Отечественной войны и войны в Корее в 1953 г. подполковником Б.И. Задориным блестяще справился с поставленными задачами.
  
   Обеспечение безопасности при работе на технике
  
   В течение всего времени моей работы в ДРВ в должности главного инженера полка, кроме решения выше перечисленных задач (техническая и специальная подготовка личного состава, своевременное и качественное проведение всех видов регламентных работ и техническое обслуживание техники, поддержание техники в постоянной готовности к выполнению боевой задачи, быстрое обнаружение и устранение возникающих неисправностей), особое внимание уделялось строжайшему соблюдению Правил техники безопасности и требований Инструкций и Руководств по эксплуатации техники.
   Наша зенитная ракетная техника (ЗРТ) - грозное оружие для врага. Это хорошо знали американцы. Но она может оказаться не менее грозной и разрушительной силой для своих, в руках людей, не соблюдающих или нарушающих Правила техники безопасности и требования действующих инструкций. Дело в том, что мы, эксплуатируя ЗРТ, постоянно имеем дело с весьма опасными вещами: в состав компонентов жидкого ракетного топлива входят крайне агрессивные жидкости; боевая часть (БЧ) ракет с общей массой 196 кг начинена ВВ на основе гексогена; в ракетах используется сжатый до 350 атм. воздух; в радиолокационных станциях наведения и разведки имеются токи высокого напряжения (до 22 кВ). Эти примеры, только малая часть того, что представляет опасность для людей, эксплуатирующих ЗРТ. Даже не зная ЗРТ, можно представить, к чему может привести малейшее отступление от правил эксплуатации техники...
   Это произошло в одном из дивизионов нашего полка в августе 1966 года. С наступлением "сухого сезона" стояли очень жаркие дни. Авиация США ежедневно наращивала силу своих ударов. Самолёты противника периодически заходили в зону огня дивизиона, начиная с 7 часов утра. Около 15 ч. был открыт огонь по головному самолёту группы истребителей-бомбардировщиков. Первой ракетой самолёт был сбит. А вторая ракета упала сразу после старта, недалеко от позиции дивизиона, вызвав большие разрушения и пожар. Я прибыл на место ее падения и нашёл практически все элементы упавшей ракеты, разбросанные на большой территории. Выяснилось, что сразу после старта взорвалась в воздухе первая ступень ракеты. Это произошло в результате того, что в камере сгорания порохового реактивного двигателя (ПРД) вместо нормального горения пороховых шашек произошла их детонация, что привело к взрыву компонентов топлива жидкостного реактивного двигателя (ЖРД) и детонации БЧ.
   Причиной падения ракеты явилось то, что ракета, начиная с 7 ч. утра до момента пуска (до 15 ч.), практически непрерывно (в соответствии с техническим циклом) находилась в режиме подготовки к пуску под палящим солнцем. Маскировочные средства, которые одновременно служили в качестве защитных средств от солнечной радиации, были сняты с пусковой установки в 6 ч. 30 мин. Ракета, в том числе и первая ступень, имела камуфляжную окраску. В результате всего этого в момент старта ракеты в камере сгорания стартового двигателя создалась недопустимо высокая температура. К тому же критическое сечение сопла ПРД по температуре окружающего воздуха было выставлено перед заряжанием ПУ в 6 ч. утра и в последующем, в соответствии с требованиями Инструкции по эксплуатации, не корректировалось.
   Были сделаны соответствующие выводы, выработаны и выданы рекомендации по эксплуатации ракет. Трудно даже представить, что бы произошло, если бы взрыв первой ступени случился, когда ракета ещё находилась на пусковой установке.
   Правила техники безопасности обучаемым приходилось объяснять постоянно, шаг за шагом добиваясь их твёрдого усвоения, приобретения и закрепления навыков и умения применять безопасные приёмы в работе. Особое внимание уделялось эксплуатации ракет и всего того, что связано с компонентами ракетного топлива, сжатым воздухом, боевой частью, а также содержанию и эксплуатации грузоподъёмных средств.
   Во Вьетнаме электропитание ЗРК и всех средств обеспечения осуществлялось от автономных мобильных средств энергоснабжения. Мой помощник по энергетике Телегин Н.Е. подготовил необходимое количества энергетиков для 274-го ЗРП ВНА и осуществлял весь комплекс мероприятий по безопасной эксплуатации энергетических средств полка.
  
   Некоторые рекомендации, выданные мной
   вьетнамской стороне
   В связи с окончанием срока командировки и отъездом в Союз командира полка полковника В.В. Фёдорова и командиров ЗРДн - руководителей боя - на заключительном этапе моего пребывания в ДРВ на меня была возложена дополнительная, не менее ответственная и сложная задача - оказание непосредственной помощи командиру 274-го ЗРП, его заместителям и командирам дивизионов - вьетнамцам в ведении боевых действий, а также проведение консультаций в различных условиях боевой обстановки.
   Особенно сложными проблемами были стрельбы в условиях применения противником интенсивных радиопомех различного вида и противорадиолокационных ракет (ПРР). Дело в том, что ВВС США к концу 1966 г., особенно в 1967 г., перешли к более интенсивному радиоэлектронному подавлению ЗРК на всех частотах, внедрили в практику новые тактические приёмы и технические средства создания и применения радиопомех. К тому же ЗРК СА-75 слабо защищён от них. В этих условиях нами были выработаны и переданы вьетнамской стороне новые рекомендации по организации и ведению боевых действий в условиях радиоэлектронной борьбы (РЭБ): такие, как использование различных режимов работы СНР (АРУ, РРУ, МАРУ, МПВ, "Сглаживание", подрыв БЧ по команде "К3" в режиме "АДА"), способы наведения ЗУР с максимальным использованием пассивного режима работы каналов цели СНР, использование ручной перестройки частоты магнетронов в процессе сопровождения цели, подбор ракет по мощностям ответчиков и чувствительности приёмников радиовзрывателей и др.
   Своевременно были выданы рекомендации по стрельбе ЗУР в условиях применения противником ПРР "Шрайк". Эти рекомендации с успехом были внедрены в практику боевой работы, что способствовало успеху в выполнении поставленных боевых задач и повышению живучести дивизионов.
   В связи с этим мне вспоминается характерный для того времени случай. Это было в начале августа 1966 г. Наш дивизион под командованием майора Воробьёва С.Т. около полудня успешно провёл стрельбу очередью из двух ракет и сбил один самолёт ВВС США. При проведении второй стрельбы после пуска двух ракет был обнаружен запуск "Шрайка" по ЗРК и определено, что "Шрайк" подлетит к СНР раньше, чем ракеты достигнут цели. В соответствии с нашей рекомендацией были выключены передатчики СНР, и прекращено наведение ракет на цель, т.е. были потеряны две ракеты. Вечером на КП полка, где я находился в это время, прибыл командующий ЗА и ЗРВ ВНА - старший полковник и говорит мне: "Товарищ Петров, ваши товарищи сегодня действовали неправильно, потеряли две ракеты, проявили нерешительность в борьбе с агрессорами".
   Я ему объяснил, что это было сделано в полном соответствии с нашими рекомендациями, и что так и надо действовать, чтобы сохранить дивизионы в боеготовности и продолжать выполнение наших общих задач. Старший полковник остался при своём мнении.
   Через два дня я узнал, что командующий смертельно ранен в голову осколком от ПРР "Шрайк", когда он находился на позиции одного из дивизионов, отражавшего атаку противника. По его настоянию после пуска "Шрайка" передатчики СНР не были отключены и продолжали наведение ракет на цель. После этого случая с ЦКП ПВО и ВВС ВНА немедленно была дана команда - всем ЗРП безоговорочно выполнять рекомендации советских специалистов по борьбе со "Шрайками".
   Во время пребывания в ДРВ я, как главный инженер, уделял постоянное внимание выработке рекомендаций по самым различным вопросам эксплуатации вооружения, его содержания, сбережения, ремонта, своевременного и полного обеспечения всем необходимым (ЗИП, ГСМ, расходными материалами и т. п.). Наиболее важными и актуальными из них считаю следующие рекомендации, которые были выданы мной вьетнамской стороне на различных этапах работы:
   1. Система регламентных работ на ЗРК в период ведения боевых действий;
   2. Организация регламентных работ большой периодичности на вооружении ЗРДн в период боевых действий;
   3. Особенности организации частотной службы в полку в условиях радиоэлектронной борьбы;
   4. Методика отыскания и устранения неисправностей на системах и блоках СНР и РЛС СРЦ;
   5. Методика проведения стыковочных работ на материальной части вооружения ЗРДн после смены позиции;
   6. Особенности эксплуатации СНР и РЛС СРЦ в условиях повышенной влажности, высоких температур и большой интенсивности боевой работы;
   7. Особенности укрытия, маскировки ЗУР и их защиты от солнечной радиации.
   Эти и другие рекомендации были доложены мной в Союзе руководству ЗРВ ПВО страны и научно-исследовательским организациям.
   В заключение хочу сказать, что весь инженерно-технический, командный состав 260-го ЗРП Московского округа ПВО успешно справился с поставленными задачами по оказанию интернациональной помощи дружественному вьетнамскому народу, приобрёл колоссальный опыт эксплуатации нашей зенитной ракетной техники в боевых условиях; в кратчайшие сроки, в труднейших условиях подготовил с нулевого уровня зенитный ракетный полк ВНА, добился твёрдого освоения личным составом полка нашей современной боевой техники и ее эффективного применения против сильного и хорошо вооружённого противника - ВВС США.
   Я проработал главным инженером полка и бригады более 12 лет и могу сказать, что там, где командир дивизиона сам хорошо знает и любит технику, сам глубоко и со знанием дела вникает в вопросы подготовки к бою техники и техников, там комплексы находятся в постоянной боевой готовности, там выше техническая и специальная подготовка личного состава, в конечном итоге - там успехи и победы. В таких дивизионах сам командир и все боевые расчёты в бою чувствуют себя уверенно, твёрдо зная, что в решающий момент боя их техника не подведёт. В этом залог успеха решительных и самоотверженных действий в самых сложных условиях боевой обстановки. Ведь Ф.П. Ильиных, бывший командир 1-го дивизиона нашего полка, о котором говорилось выше, любил технику, сам отлично её знал, постоянно лично занимался проверкой состояния материальной части, помогал техникам не только словом, но и делом. А командир 3-го дивизиона, сбившего 9 американских самолётов - майор С.Т. Воробьёв, так же, как и Ф.П. Ильиных, награждённый орденом Ленина, пройдя все ступени с должности техника системы вырос до командира дивизиона. Он отлично знал технику и вникал во все тонкости боевой готовности дивизиона.
   У этих командиров были отлично подготовленные, слаженные боевые расчёты. Под их руководством выросли и закалились такие специалисты, как офицер наведения В.И. Щербаков, награждённый орденом Ленина, операторы ручного сопровождения Лобода, Прохоров, Мельничук, старшие техники Г.А. Иванов, Н.Е. Бакулин, начальник отделения Р.А. Казаков, командир стартовой батареи В.П. Косарев, награждённые орденами "Красного Знамени", инженеры В.Е. Муравьёв, Г.М. Ефремов, начальник СРЦ А.В. Гусев, награждённые орденами "Красной Звезды".
   Это были настоящие асы своего дела, достигшие упорным трудом, усердием и личным мужеством высочайших вершин боевого мастерства. Их пример самоотверженного служения Отчизне, так же, как и пример многих других солдат, сержантов и офицеров нашего полка, вдохновлял и будет вдохновлять на ратные подвиги последующие поколения воинов ПВО.
   Умелая эксплуатация современной, весьма сложной зенитной ракетной техники, поддержание её в постоянной боевой готовности, на этой основе - полная реализация всех заложенных в неё возможностей - дело профессионалов высокой квалификации. К этому надо стремиться, постоянно совершенствовать свои знания и навыки в любой обстановке.
   В заключение хочу привести слова благодарности, сказанные командиром подготовленного нами 274-го ЗРП ВНА майором Нгуен Нунгом в адрес советских военных специалистов в день нашего отъезда на Родину: "Мы никогда не забудем ваших усилий, которые вы приложили, обучая полк. Мы никогда не забудем совместно проведенных боев, в которых сражались плечом к плечу советские и вьетнамские воины. Мы учились у вас упорству в работе, мужеству и смелости в бою. Мы навечно стали боевыми друзьями. Мы всегда будем благодарны советскому народу за помощь, которую вы оказали нам".
   Москва, апрель 2003 г.

* * *


 Ваша оценка:

Печатный альманах "Искусство Войны" принимает подписку на 2010-й год.
По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@rambler.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2010