ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Белов Алексей Михайлович
Заметки старшего группы Свс в 278 Зрп Вьетнамской Народной армии

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения]
Оценка: 6.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Участник трех войн полковник Белов А.М. написал заметки о своей последней войне и о том, как был пленен Джон Маккейн.


   Полковник БЕЛОВ АЛЕКСЕЙ
   МИХАЙЛОВИЧ
  
   Родился 29.03.1924 г. в Горьковской области, русский, член КПСС с 1946 г., участник ВОВ и войны с Японией.
   В Советскую Армию был призван в августе 1942 г. В 1943 г. окончил Горьковское зенитное артиллерийское училище и был направлен на фронт. Был командиром огневого взвода, затем командиром батареи зенитного дивизиона Северного флота.
   В январе 1945 г. направлен на Восток в Советскую Гавань. Был командиром зенитного дивизиона, затем начальником боевой подготовки дивизии, командиром зенитного полка Тихоокеанского флота.
   В 1960 г., после переучивания, назначен командиром зенитного ракетного полка.
   С сентября 1967 по август 1968 гг. участвовал в боевых действиях во Вьетнаме в должности старшего полковой группы СВС в 278 ЗРП ВНА.
   С 1968 г. начальник боевой подготовки корпуса ПВО в г. Львове.
   С 1974 по 1977 гг. старший группы СВС по ЗРВ в Ливии.
   С 1977 по 1979 гг. ст. офицер Управления учебных заведений Главного штаба Войск ПВО страны.
   Награжден орденами "Красного Знамени", "Красной Звезды", "Отечественной войны" II ст. и 17 медалями в т.ч. "За боевые заслуги" и вьетнамской медалью "Дружбы"
   Умер 18.09.2002 г.
  
   Заметки старшего группы СВС в 278 зенитно-ракетном полку Вьетнамской Народной армии
  
   Более двадцати лет прошло со времени, когда мне, во главе одной из групп советских военных специалистов, довелось оказывать братскую помощь воинам Вьетнамской Народной Армии в отражении массированных налётов авиации ВВС и ВМС США на Демократическую Республику Вьетнам. Группа была сформирована из молодых офицеров - специалистов по всем системам зенитного ракетного комплекса (ЗРК) С-75А, которыми были вооружены войска ПВО ВНА. В маленькую группу военных специалистов вошли представители нескольких национальностей нашей страны, о чем можно судить по ниже приведенным фамилиям специалистов группы;
   подполковник В.И. Шепотковский- еврей,
   майор А.П. Моисеев - русский,
   майор Б. Мовчан- украинец,
   майор П.И. Нагорный- украинец,
   капитан Т.З. Корнейчук- украинец,
   капитан Л.В. Краснов- русский,
   ст. лейтенант А.В. Барковский- русский,
   ст. лейтенант А.И. Соловьев- русский,
   ст. лейтенант Г.И. Ткач- украинец,
   лейтенант В.И. Ищенко - украинец,
   лейтенант А.Ю. Логозяк - белорус,
   лейтенант А.В. Лучшев - русский,
   лейтенант К.К. Пицхеллаури - грузин.
   Все мы впервые встретились в одном из Управлений Генерального Штаба СССР в августе 1967 года, где познакомились, прошли собеседование, выполнили необходимые формальности и 1-го сентября 1967 г. выехали ж.д. транспортом через Китай во Вьетнам.
   Почти две недели мы провели в Китае, многое увидели из того, о чем до этого получали сведения из средств массовой информации.
   17 сентября вечером пересекли китайско-вьетнамскую границу, ж.д. путь обрывался на границе. На территории Вьетнама все дороги были разбиты, всюду видны были огромные воронки от фугасных авиабомб.
   Всю ночь добирались до Красной реки, на правом берегу которой располо-жен г. Ханой, мост через которую - детище известного Эйфеля, был к тому времени уже разрушен.
   Приятно было встретить на переправе через Красную Реку "земляка" - буксирный катер с маркой "Красное Сормово" (я вырос на берегу Волги, близ г. Горького). Первые часы пребывания на земле многострадального Вьетнама произвели на молодых ребят группы глубокие впечатления. Я среди них был единственным участником Великой Отечественной войны, а все остальные увидели следы войны впервые, и эти следы варварских бомбардировок вызвали у всех нас чувства протеста, негодования и гнева. Эти чувства укреплялись в сознании советских военных специалистов по мере накопления этих впечатлений в ходе дальнейшей работы, особенно в районах южнее 19-й параллели, в 4-ой боевой зоне.
   Долгий путь из Москвы до места командировки, пребывание в Китае мы использовали, чтобы лучше узнать друг друга, теснее сплотиться и подружиться, создать хорошую товарищескую атмосферу в нашей интерна-циональной группе, что в дальнейшем очень помогло нам решать задачи командировки в очень сложных условиях боевой обстановки и непривыч-ных, тяжелых климатических условиях.
   Мы прибыли во Вьетнам, когда развязанная США "эскалационная" война против этой страны была в разгаре.
   Президент США Джонсон заявил 7 апреля 1965 г., выступая в Балтиморе: "Мы видим, что нужно говорить огнестрельным оружием и самолетами...". А 16 мая 1967 г. газета "Тайм" писала: "Жестокая правда состоит в том, что господин Джексон уже взобрался почти на самый верх эскалатора, но по всем признакам, даже поднявшись на последнюю ступень, он не добьется цели сломить дух противника".
   А дух народа Вьетнама и его вооруженных сил прямо зависел от способности оказывать эффективное сопротивление агрессору и наносить ему все более ощутимые удары.
   Против современных средств воздушного нападения США, которые начали систематические бомбардировки ДРВ в январе 1965 г. нужны были современные средства противовоздушной обороны. Наша военная помощь ДРВ в то время, в основном, и сводилась к тому, чтобы помочь вьетнамским товарищам создать противовоздушную оборону, способную противостоять ударам авиации агрессора.
   278-ой зенитный ракетный полк ВНА, в котором с сентября 1967 г. по август 1968 г. работала вверенная мне группа СВС, формировался и вооружался зенитными ракетными комплексами С-75А во второй половине 1966 г. На боевых позициях полк развернулся в октябре, боевые действия начал 22 октября 1966 года. До нас в полку работала группа советских военных специалистов из Бакинского округа ПВО во главе с полковником И.Г.Суховеевым.
   По прибытию в полк наша группа в течение нескольких дней совместно со сменяемой группой знакомилась с техническим, состоя-нием комплектов, степенью боевой готовности дивизионов и полка в целом. Тепло попрощавшись с ребятами, отъезжающими на Родину, наша группа сразу же включилась в напряженную работу.
   7-ой полк, как было принято его именовать по порядковому номеру его формирования, использовался командова-нием ПВО как маневренная часть. Он часто менял районы дислокации дивизионов и командного пункта, в основном в провинциях расположен-ных южнее г. Ханоя (Хоабинь, Тханьхоа), на направлениях наиболее интенсивных налетов авиации противника.
   Ракетным дивизионам полка боевые действия приходилось вести из засад, с необорудованных в инженерном отношении позиций, при отсутствии огневой связи с соседними зенитно-ракетными частями (из-за их малочисленности).
   Ко времени нашего прибытия полк занимал позиционный район в провин-ции Хоабинь, в 20-30 км южнее и юго-западнее Ханоя и входил в состав ханойской зенитно-ракетной группировки. Дивизионами полка уже было проведено 62 боя, из них удачных 23, т.е. 37%. По боевым порядкам дивизионов полка многократно наносились удары авиацией противника, а по 94-му зенитно-ракетному дивизиону (ЗРДн*), кроме авиационных ударов 4 и 5 мая 1967 г. был нанесен удар корабельной артиллерии. Дивизион был полностью выведен из строя, материальная часть комплек-са не подлежала восстановлению. До этого 94-й ЗРДн провел 20 боев, сбил 7 самолетов и одиннадцать раз подвергался авиационным ударам, дважды выводился из строя фугасными бомбами, но последствия ударов на материальной части устранялись собственными силами с помощью советских специалистов. После ударов 4 и 5 мая дивизион понес значительные потери в личном составе - более 50%, из них 25% -безвозвратные. Дивизион пополнялся личным составом и ожидал новую материальную часть ЗРК. К этому времени не был боеготов и 92-й ЗРДн, который четырежды подвергался ударам авиации противника.
   19 января 1967 г. 2 палубных штурмовика А-4 "Скайхок" с пикирова-ния (с высоты 4 км, угол пикирования 35R) сбросили на дивизион 6 фугасных бомб и 4 управляемые ракеты "Буллпап", после чего произвели пушечный обстрел 20 мм снарядами.
   Были полностью выведены антенны приемо-передающей кабины "ПА", повреж-дены две другие кабины станции наведения ракет (СНР), три пусковые установки, три ракеты, кабельное хозяйство.
   92-й ЗРДн до этого провел 9 боев, сбил 2 самолета. Боеготовыми в сентябре 1967 г. в 7-м полку были только 91 и 93 дивизионы. Первый из них провел 16 боев, сбил 5 самолетов, четырежды подвергался ударам авиации противника, выводился из строя на 5 месяцев после удара 22.12.66 г. двумя "Шрайками" (ракеты радиопротиводействия класса "воздух-земля", наводящиеся на СНР по лучу приемо-передающей кабины), запущенными двумя F-4. От прямого попадания одного из "Шрайков" в кабину "ПА", кабина была полностью разрушена, две другие кабины СНР повреждены от большого количества осколочных пробоин.
   93-й ЗРДн провел 17 боев, сбил 9 самолетов, тринадцать раз подвер-гался ударам авиации противника, в трех случаях выводился из строя. Удары наносились самолетами F-105, F-4, A-4, F-8 фугасными бомбами, управляемыми ракетами "Буллпап", неуправляемыми снарядами и снарядами радиопротиводействия (РПД) "Шрайк", шариковыми бомбами.
   Последние удары по дивизиону наносились 5 августа 1967 г. с 14 часов до 18 часов парами и группами в составе 4-6 самолетов. Всего в налетах на дивизион в тот день участвовало 18 палубных штурмовиков и истребителей А-4 и F-8. Было сброшено на дивизион с пикирования более сотни фугасных и осколочных авиабомб. Выведена из строя СНР, одна пусковая установка, кабельное хозяйство. Больше месяца понадоби-лось на восстановление материальной части дивизиона.
   Из приведенных выше фактов видно, что полк уже имел определенный боевой опыт, все дивизионы участвовали в боях, многократно подверга-лись ударам, испытали горечь потерь и радость успехов при удачных стрельбах. И хотя удачных стрельб было около одной трети, нужно отдать должное вьетнамским воинам, которые с помощью советских военных специалистов за короткий срок смогли освоить сложную зенитно-ракетную технику и научиться её боевому применению.
   Задача нашей группы СВС заключалась в обеспечении постоян-ной боевой готовности ЗРК, развернутых на позициях, оказании помощи в восстановлении выведенных из строя комплексов, поднятия уровня ракетно-стрелковой подготовки стреляющих (к ним относятся: командир дивизиона, командиры батарей, начальники отделении РТБ**, офицер наведения), совершенствовании слаженности расчетов командных пунктов дивизио-нов и полка и на этой основе улучшение эффективности огня дивизионов и управления дивизионами.
   Особое внимание с самого начала работы мы сосредоточили на повыше-нии уровня технической грамотности личного состава дивизионов, без которой немыслима боеготовность комплексов. Все эти задачи при-ходилось решать в обстановке постоянных налетов авиации противника (в этот период число самолетовылетов ВВС и авиации ВМФ составляло около 150 в сутки). Нужно было тщательно разобрать работу расчетов при ведении предшествующих боев, причины неудачных пусков ракет, новое в тактике авиации противника, в способах преодоления новых форм его радиоэлектронного противодействия возрастающему огневому воздействию зенитных ракетных средств ПВО ВНА ДРВ.
   Большие потери самолетов при ударах по ДРВ вынуждали Пентагон изыскивать все новые и новые средства радиоэлектронной борьбы. По истечении двух лет войны против ДРВ Р. Рассел, председатель сенатской военной комиссии США, писал: "Общее количество потерян-ных во Вьетнаме самолетов вдвое превосходит количество самолетов, потерянных в корейскую войну. Истинные потери почти в два раза превышают официальные данные". (Агентство АП, 7 февраля 1967 г.).
   Американский еженедельник "Ньюсуик" за 15 мая 1967 г. привел следую-щие данные: "США израсходовали 5800 миллионов долларов на воздуш-ную разрушительную войну против Северного Вьетнама, в том числе 2500 млн. долларов ушло на стоимость сбитых самолетов, не считая 1500 млн., истраченных на покупку новых самолетов взамен потерянных" (средняя стоимость одного самолета была в то время около миллиона долларов). "Нью-Йорк Тайм" за 22 февраля 1967 г. писала: "Доклад господина Макнамара убеждает только в одном: Америка немногое потеряет, если прекратит бомбардировки Северного Вьетнама, и может потерять все, если будет упорствовать в эскалации".
   Однако "упорствование в эскалации" продолжалось. Наращивалось коли-чество сил, участвующих в нанесении ударов по ДРВ, возрастала интен-сивность налетов. Удары наносились с постоянно курсирующих вдоль побережья Вьетнама 2-х - 3-х авианосцев США, а в периоды массированных налетов - 4-х - 5-ти авианосцев. Это 10 эскадрилий палубных штурмовиков А-4F, А-6А и шесть эскадрилий палубных истребителей F- 8А, а также самолетами ВВС США, базировавшимися на аэродромах в Таиланде и в Южном Вьетнаме (Дананг); F-105 - около 100 шт. и F-4С "Фантом" - 180 шт.
   В налетах участвовали самолеты разведчики RF-101, RF-4 и самолеты разведчики-постановщики помех RB-66. Каждому удару предшествовала разведка против зенитных ракетных войск, и после нанесения ударов - разведка по результатам ударов.
   Наращивались средства и способы радиоэлектронной борьбы авиации противника против ЗРВ. Налеты на Ханой стали осуществляться больши-ми группами (12-16-28-32, а иногда до 60 самолетов) при массированном применении помех для радиолокаторов ЗРВ. Боевой порядок "змейка звеньев", вначале полета - очень плотный, на дальности до боевых порядков ЗРВ 50-60 км - рассредоточение. От 1/3 до 2/3 сил выделяет-ся для ударов по позициям ЗРДн.
   Все чаще и чаще при ударах по зенит-ным ракетным дивизионам стали применяться крылатые снаряды "Шрайк" (длина 3 м размах крыла 900-920 мм, стартовый вес 227 кг практическая скорость 930 м/сек, дальность полета 40 км дальность запуска 14-18 км система наведения - пассивная, по лучу, количество осколков 2200 штук, радиус поражения 15 м). Это очень коварное средство радиоэлектронной борьбы, оно потребовало больших усилий зенитчиков в изыскании способов защиты от него. Сложность борьбы со "Шрайками" определялась его малой отражающей поверхностью, что в условиях, когда экраны операторов станции наведения ракет забиты активными шумовыми или ответно-импульсными помехами, очень сильно затрудняло обнаружение очень маленькой метки отраженного от "Шрайка" сигнала. По дивизионам 7-го полка тридцать раз самолеты противника производили пуски "Шрайков".
   По 91-му ЗРДн 22 декабря 1966 г. две пары F-4С с интервалом 40 мин. нанесли 4 удара снарядами "Шрайк", из них один достиг цели и надолго вывел дивизион из строя. 22 августа 1967 г. тактический истребитель F-105 с высоты 3,5 км и при дальности 25-20 км произвел два пуска снарядов "Шрайк" по тому же дивизиону. Пуски были своевременно обнаружены и отворотом антенны снаряды были отведены и упали в 3-4-х км от СНР.
   11 марта 1968 г., ночью два F-4 нанесли удар двумя снарядами "Шрайк", но оба принятыми мерами были отведены. 27 мая 1968 г. в районе г. Винь по этому дивизиону удар нанесли три самолета F-4. Под прикрытием сильных активных шумовых помех пуск снаряда "Шрайк" офицером наведения и операторами ручного сопровождения замечен не был. В результате прямого попадания разрушена антенная система кабины "ПА", сильно повреждены кабины "УА" и "АА". Все другие дивизионы полка также подвергались ударам снарядами "Шрайк", но принятыми мерами защиты ни один из них от этих ударов не пострадал.
   Наиболее четко действовали офицер наведения и расчет операторов РС кабины "УА" 93-го дивизиона, по которому было совершено 12 ударов снарядами "Шрайк" и во всех случаях дивизион оставался неуязвимым.
   Самым напряженным по интенсивности налетов в 1967г. был октябрь месяц. В октябре 1967 г. было проведено 50% боев, проведенных за весь 1966 г. Удары наносились по городам Ханой, Хайфон, дорогам NI (связывающую Ханой с Китаем), N5 - Ханой - Хайфон, по аэродрому Нойбай, по зенитным ракетным дивизионам. По аэродрому удары группами по 12-26 самолетов наносились в ночь с 24 на 25 октября, утром и днем 25 октября. При отражении ударов 24 октября было сбито 5 самолетов противника, в том числе один А-4 сбил 93-й ЗРДн., а 25 октября - 8 самолетов.
   С 24.10.67 г. по 01.11.67 г. противник потерял около сорока самолетов. За эти дни 93-й дивизион провел 5 боев, сбил 3 самолета; два F-105 и один А-4. При этом дважды подвергался ударам палубных штурмовиков А-4, которые сбрасывали фугасные, футасно-осколочные и шариковые бомбы.
   Надежное инженерное оборудование стартовой позиции и не столь высокая точность бомбометания не привели к повреждениям ЗРК. Однако удары рано утром 6 ноября 1967 года четырех F-105 с высоты 1,5-2 км прикрытых сильными активными шумовыми помехами, при планировании под углом 10-20о повредили все кабины СНР и вывели из строя всё кабельное хозяйство дивизиона. На дивизион было сброшено 16 фугас-ных бомб и восемь контейнеров шариковых бомб.
   Шариковые бомбы "Грайтфрут" (начало применения по ЗРК - с апреля 1966г.) укладыва-ются в контейнер размером 2,5 х 0,4 м, состоящий из двух половинок, скреплен-ных хомутами и винтами. Внутри контейнера 6 отсеков. Емкость контей-нера 300-640 шариковых бомб. Вес одной шариковой бомбы 420 грамм, толщина корпуса - 7 мм. В корпус завальцовано 390 шариков диаметром 5 мм. Взрывчатое вещество - гексоген, вес 100 грамм.
   Контейнер имеет взрыватель типа М10024А1, установленный в носовой части. С апреля 1967 г. применялся взрыватель замедленного действия. Время замедления взрыва от 1-3 минут до 2-3 часов, иногда до 48 часов. Воронка от взрыва шариковой бомбы величиной с опрокинутую каску, радиус разлета осколков 20-25 м, убойная сила 10-15 м, высота пучка разлета шариков 1,7 м, т.е. рост человека, настильность разлета - от 10 см над поверхностью земли.
   Стартовая позиция дивизиона, как оспой, покрылась воронками от разрывов шариковых бомб. Все пробоины стенок кабин станции наведения ракет и повреждение электронных блоков, а также стопроцентное поражение кабельного хозяйства - "кровеносных сосудов" зенитного ракетного комплекса, произошло, в данном случае, исключительно от шариковых бомб. Одну из неразорвавшихся шариковых бомб я храню до сих пор, как память об этом тяжелом бое.
   Противнику в этих боях, в конце октября 1967 г., был нанесен ощутимый урон. За одну неделю над Ханоем он потерял четырех полковников, (среди них командира авиакрыла), девять подполковников, из них один полковник и три подполковника были взяты в плен. Среди сбитых оказался и лейтенант Джон Сидней Маккейн - сын и внук известных американских адмиралов. Дед командовал в годы второй мировой войны всем авиационным флотом США, а отец, (в то время, когда сына вылавливали в озере Чукбать, куда он приводнился после катапультирования) командовал всеми военно-морскими силами США в Европе.
   Интенсивность налетов авиации США на объекты в ДРВ, несмотря на большие потери самолетов и летчиков, снижалась незначительно. Массированные налеты продолжались и в последующие месяцы 1967-1968 гг.; с небольшим перерывом с 1-го апреля и прекращением, ненадолго, с 1-го ноября 1968 года. Враг хотел поставить ДРВ на колени, вводил новые силы и средства борьбы. Значительно чаще над ДРВ стали пролетать высотные, скоростные самолеты-разведчики SR-71, принятые на вооружение в 1966 г. Удары по райо-ну южнее 18-ой параллели наносили бомбардировщики стратегической авиации США В-52, а в марте 1968 г. в том районе впервые были сбиты 2 новейших истребителя-бомбардировщика ВВС США F-111.
   Свыше 80% налетов авиации США осуществлялось в условиях сильных радиолока-ционных помех и не только по каналам визирования цели. Осенью 1967 г. впервые были применены помехи по каналу управления ракетой, что приводило к падению неуправляемых ракет с поражением назем-ных объектов. Нашей группе, занимавшейся ремонтно-восстановительными работами на одном из зенитно-ракетных комплексов вне стартовой позиции, "в укрытии", пришлось испытать неприятные минуты, когда в непосредственной близости от нас начали рваться боевые части ракет, выпущенных по самолетам противника соседними дивизионами, а их осколки стали падать в нашем расположении. Одно дело бомбежки противника, другое дело - погибнуть от своих ракет. К счастью ни один из наших специалистов не пострадал, а вот среди вьетнамских крестьян пострадавшие, к большому сожалению, были.
   Советские военные специалисты разделяли с вьетнамскими воинами все тяготы напряженной боевой обстановки, трудились дни и ночи, не жалея сил и здоровья, щедро передавая свои знания и опыт боевого применения новой, для Вьетнамской Народной Армии, зенитной ракетной техни-ки. В ходе совместной работы сложились дружеские, поистине братс-кие отношения между советскими и вьетнамскими военнослужащими на всех уровнях.
   Вьетнамские товарищи старались всё делать, чтобы облегчить непривыч-ные для советских военных специалистов бытовые условия в местах недолгого отдыха между боевой работой. Несмотря на все сложности и трудности обстановки, вызванные разрушительными беспрерывными бомбардировками каждого населенного пункта, вплоть до отдельно стоящих домов, мы, пока полк дислоцировался в районах, непосредственно примыкающих к столице, размещались в сухих деревянных жилищах. Спали под пологами из марли на раскладушках, с ко-торыми, при всех переездах к новым местам размещения, мы не расставались. Питались мы нормально, в смысле калорийности, но весьма однообразно; супы из концентратов, рис, редко мясо (свинина или птица), а в основном консервы. Полное отсутствие молочных продуктов. Хлеб - только белый, привозили из Ханоя.
   После того, как в апреле 1967 г. вместе с полком передислоцировались в район 18-ой параллели (район города Винь), отдыхать стали в землян-ках (большая ниша, вырытая на склоне сопки, сверху покрытая жердями из бамбука и ветвями пальм). Землянку при частых и очень сильных ливневых дождях заливало водой. Сушить одежду вне землянки было нельзя - демаскировка. В целях маскировки очаг для приготовления пищи оборудовали внутри, в стенке землянки. Для дымоотвода от очага вверх по склону выкапывали глубокую, длинную, зигзагообразную канаву-трубу, закрывая ее ветками затем толстым слоем грунта. Вытяжное отверстие находилось на значительном расстоянии от очага, и дым почти полностью поглощался грунтом.
   В этих условиях попытки испечь хлеб кончались неудачей и мы несколь-ко месяцев (с апреля по июль включительно) обходились без хлеба. Доставка хлеба из Ханоя исключалась. Еще более редким событием стала для нас доставка газет и писем с Родины. Их мы за эти четыре месяца получили дважды. Но это будет позднее.
   А пока мы в преддверии 50-летия Октября, в перерывах между боями, старались вкладывать все силы в работу по повышению ракетно-стрелковой и технической подготовки вьетнамских зенитчиков, в восстановление поврежденной материальной части, в проведение на зенитно-ракетных комплексах регламентных работ различной периодичности, и в поддержание комплексов в состоянии постоянной боевой готовности. Наши парни мужали на глазах - боевая обстановка делала их собраннее, ответственней, сплоченней. Но усталость и нервное перенапряжение давали о себе знать. Нам очень помогло наличие в составе группы врача Бориса Мовчана, который не только в случае надобности, оказывал необходимую медицинскую помощь ребятам, но и в минуты отдыха замечательно играл на баяне и неплохо исполнял песни. Да и ребята не просто слушали, а сами под баян с удовольствием пели наши любимые русские народные и советские песни.
   В дни празднования 50-летия Октября, а затем и 50-летия Вооруженных Сил СССР, вьетнамские товарищи в ответ на скромные приемы, устраиваемые нами в честь этих событий, устраивали свои торжественные приемы для наших специалистов с речами, поздравлениями и мини-концертами самодеятельности местных жителей.
   7 ноября 1967 г. на праздничной церемонии, по предложению местного руководства, мною было посажено Дерево Дружбы - молодая пальма.
   Чувствовали мы и заботу Москвы. Приятно было к праздникам получить скромные продуктовые посылки (самым ценным в них была буханка черного хлеба, по которому очень соскучились) и поздравительные открытки от Министра Обороны СССР и Командо-вания Войск ПВО страны. Были поздравления и от командования ВНА.
   Неоднократно нашу группу навещал Старший Группы советских военных специалистов в ДРВ генерал-лейтенант авиации В.Н. Абрамов. Всегда внимательный и доброжелательный, он детально разбирался в делах группы, всегда оказывал необходимую помощь в решении возникнувших проб-лем, связанных, в частности, с быстрым вводом в строй поврежденных комплексов, в бытовых вопросах.
   После его посещений заметно поднималась настроение ребят, укреплялось чувство значимости дела, которым мы там занимались, уверенности в успешном выполнении нашей интернациональной миссии. Периодически он вызывал старших полковых групп на совещание в Ханой для обмена опытом, анализа и обобщения практики борьбы с совре-менными средствами воздушного нападения противника, который постоянно менял тактику их боевого применения, совершенствовал средства радиоэлект-ронного противодействия зенитным ракетным комплексам. Совместно вырабатывались решения и рекомендации для конструкторов, промыш-ленников и для нас, советских военных специалистов, непосредственно реализующих эти рекомендации в боях.
   Большую работу по обобщению опыта боевого применения ЗРВ и выработке рекомендаций по работе в условиях сильного радиоэлектронного противодействия, проделали В.С. Кислянский, Н.И. Кульбаков, И.А. Кошман, Б.А. Воронов, Н.М. Шебалин, старшие полковых групп М.И. Агеев, Н.А. Блинков, Ю.М. Бошняк, Б.С. Варламов Л.М. Гончаров, С.Ф. Эньяков, инженер В.А. Ткаченко и др. Направлял, координировал всю эту работу военных специалистов и представителей из НИИ и промышленности Старший Группы СВС генерал-лейтенант В.Н. Абрамов
   Важную и очень нужную работу среди советских военных специалистов, командированных в ДРВ, проводили немногочисленные политра-ботники М.Е. Борисенко, Е.И. Поливайко, А.Т. Тромбачев, К.М. Погожев и др. Успешное решение задач, выполняемых советскими военными специалистами, как и осуществление многих других, жизненно важных для ДРВ форм и видов помощи, оказываемых нашей страной, обеспечивалось умелой, напряженной и эффективной работой сотрудников нашего Посольства в ДРВ во главе с Чрезвычайным и Полномочным Послом Советского Союза И.С. Щербаковым. Он нередко заслушивал доклады старших групп СВС и выступал на совещаниях военных специалистов с ценной информацией и политическими оценками и установками.
   В конце 1967 г. обстановку во Вьетнаме президент США Джексон харак-теризовал как "кровавый тупик". Однако выход из этого тупика командую-щий американскими войсками во Вьетнаме генерал Уильям Уэстморленд и правительство США видели в наращивании военной силы, в активизации боевых действий в Южном Вьетнаме и в усилении ударов по ДРВ.
   К более чем 500-тысячной армии США (7 дивизий, из них 5 армейских и 2 дивизии морской пехоты) воевавшей вместе с 310-тысячной регулярной южновьетнамской армией и с 400-тысячной местной милицией против патриотов Национального Фронта Освобождения Южного Вьетнама, добавлялись все новые и новые пополнения, но победа в этой войне для агрессора была недостижима.
   Ночью 31 января 1968 г. - на вьетнамский новогодний праздник Тэт - бойцы НФОЮВ нанесли одновременные удары по всем американским военным базам в Южном Вьетнаме, причинив им большой урон в живой силе и военной технике. И хотя наступление было отбито, тот факт, что вьетнамские патриоты в состоянии проводить столь массированные операции, явилось для американцев сильнейшим психологическим потря-сением и привело их командование к еще более отчаянному решению - вести войну на уничтожение живой силы противника и поддерживающих патриотов местных жителей.
   Именно тогда, спустя полтора месяца после этих событий, - 16 марта 1968 г. - произошло кровавое побоище, в котором американские солдаты только одного взвода под командованием лейтенанта Колли (рота "Чарли") уничтожили 504 мирных жителей вьетнамской деревни Милай (община Сонгми).
   Следуя этому решению, американское командование при ударах по населенным пунктам ДРВ, в которых все строения к этому времени были уже разрушены, а также по стартовым позициям дивизионов, стало шире применять шариковые бомбы с различными временами замедления взрывов. В большом количестве применялись также магнитные бомбы замедленного действия, взрыв которых происходил только в случае попадания в магнитное поле этой бомбы какого-либо металлического движущегося предмета - автомашины, велосипедиста, пешехода, имеющего при себе оружие или металлические детали на одежде. Сбрасывались такие бомбы с малой высоты вдоль дорог и могли ожидать, находясь в полузаглубленном положении на обочине дороги, свою жертву длительное время - до 100 дней.
   В апреле 1968 г. 278 ЗРП в полном составе (к этому времени 94-й ЗРДн получил новый зенитно-ракетный комплекс и был доукомплектован личным составом) был передислоцирован в 4-ю боевую зону - район 18-й параллели, в провинции Нгеан и Хатинь. Движение по разбитым фугасными бомбами дорогам, длительные объезды по бездо-рожью, трудные переп-равы по ночам через многочисленные реки с разрушенными мостами при полном отсутствии освещения - все это происходило под постоянным воздействием авиации противника.
   Чем дальше на юг удалялись мы от кольца обороны Ханоя, тем строже нужно было соблюдать правила маскировки, внимательно следить за флажковой сигнализацией на дорогах: если поднят белый флаг - можно продолжать движение, если красный - нужно немедленно укрываться - в воздухе вражеская авиация.
   После краткого отдыха в уцелевшей "гостинице" г. Тханьхоа, (в ней часто останавливались наши журналисты; в марте 1966 г. Андрей Крушинский из "Комсомольской Правды", в июне 1966 г. - Иона Андронов из "Нового Времени", в августе 1967 г. - Аркадий Арканов, в октябре 1967 г. - корреспонденты из "Правды" и "Огонька" Иван Щедров и Александр Сериков и неоднократно - корреспондент "Известий" Михаил Ильинский) мы продолжили движение дальше на Юг.
   Задачей полка было препятствовать замыслам командования противника по отсечению проникновение живой силы, вооружения, боеприпасов и др. видов материально-технического снабжения из Северного Вьетнама в Южный для формирований НФОЮВ. Для реализации этого замысла противник предпринимал все возможные меры, прилагая отчаянные усилия. Узкая полоса территории ДРВ между 19-й и 17-й парал-лелями подвергалась непрерывным авиаударам, днем и ночью, в любых, даже самых сложных, погодных условиях. Ночью - при широко применяв-шихся светящихся авиабомбах (САБ). Вот где для нас наступили дейст-вительно жаркие деньки - и в смысле погодном (температура воздуха даже ночью выше 30RС при влажности более 90%), и в смысле боевом. Противник, имея в этой 4-й боевой зоне полное господство в воздухе, наносил удары даже по отдельным автомашинам, обстреливал одиночных людей, замеченных им, ночью наносил удары даже по таким источникам света, как карманный фонарик.
   В деревне, недалеко от нашей землянки, дети после ливневого дождя ночью при свете карманного фонаря собирали для еды улиток. Это тотчас было замечено непрерывно осуществляемой авиаразведкой и по деревне был нанесен бомбовый удар. Почти все ребята погибли, а оставшиеся в живых стали калеками.
   В один из ясных дней над нашей землянкой на высоте около 100 м. прошёл палубный штурмовик-разведчик РА-5С "Виджиленти". Группа работала в 92-м дивизионе, а я занимался составлением отчета-доне-сения, вышел размяться и в это время встретился взглядом с пилотом, пролетавшего над головой самолета-разведчика. В ту ночь мы сменили место расположения, а на следующий день, по покинутому нами жилью, было сброшено 5 фугасных бомб и 5 контейнеров с шариковыми бомбами.
   Зенитный ракетный дивизион - слишком заметная и важная цель для ударов авиации, поэтому в этой зоне пришлось прибегнуть к тактике действия из засад:
   Дивизионы укрывались в джунглях, ночью выводились на выбранную стартовую позицию, причем развертывались не все 6, а только 3 пусковые установки, по одной в каждом канале наведения ракет. Рано утром производились пуски ракет, удачные или неудачные и дивизион, обнаруживший себя, после боя сразу же свертывал материальную часть и уходил в укрытие. Но не всегда это удавалось.
   Налеты осуществлялись группами самолетов, эшелонированных по времени и по высоте. По обнаруженному дивизиону немедленно наносились удары несколькими парами F-4, F-8, А-4.
   12 мая 94-й ЗРДн сбил один F-4, а 16 мая подвергся ударам нескольких групп F-4 под прикрытием F-8. Дивизион был выведен из строя.
   В тот же день, 12 мая, удачный бой провел 93-й ЗРДн, сбив один А-4. Однако жестокими ударами нескольких групп штурмовиков и истребителей, наносимых с пикирования под углом 45-60R, дивизион был разбит, материальная часть комплекса восстановлению не подлежала.
   27 мая 91-й ЗРДн, после одного удачного боя, подвергся ударам крылатыми снарядами "Шрайк" новой модификации и был выведен из строя.
   Основные усилия нашей группы специалистов были теперь сосредоточены на 92-й ЗРДн, который уже провел несколько удачных боев, и пока оставался невредимым. Решили использовать его в ночных боях. Нужна была исключительно слаженная работа всех боевых расчетов, чтобы с наступлением темного времени вывести дивизион из укрытия на позицию, развернуть, настроить и согласовать все системы, провести бой, быстро свернуть материальную часть комплекса и до рассвета убыть в укрытие.
   Ночью 18 июня 92-й ЗРДн, провел эффективный бой с двумя F-4 "Фантом", идущими с небольшим курсовым параметром, на высоте 3-3,5 км, с интервалом по дальности 1,5-2 км. Взяв первый самолет на сопровождение, командир дивизиона решил уничтожить его двумя ракета-ми в середине зоны поражения. 1-я ракета - пуск и захват стробами сопровождения в норме, 2-я ракета - пуск не прошел. Было принято решение - "Пуск по третьему каналу". Ракета сошла и управлялась нормально. Первая цель была поражена первой ракетой, после чего мгновенно был выполнен перезахват метки 2-й цели и произведен повторный пуск по 2-му каналу.
   Ракета сошла и управлялась нормально. Дальность встречи с целью -15 км. Вторая цель уничтожена. Таким образом, в этом бою, израсходовав 3 ракеты, дивизион уничтожил два "Фантома".
   Маркировочную табличку с одного из сбитых F-4, вьетнамские друзья подарили мне в память об этом бое. На табличке выбита надпись:
  
   AIRCRAFT mod. F-4
   PART. N 32-710002-321
   SERIAL N RR45-421
   MODIFICATION
   INCORPORATED
  
   В боях по прикрытию зенитных ракетных дивизионов, успешно действовали батареи малокалиберной зенитной артиллерии. Неплохо в 4-й зоне действовали также батареи зенитной артиллерии среднего калибра. И те, и другие несли потери, но вновь и вновь мужественно включались в схватку с врагом.
   Наблюдали мы несколько боев, проведенных вьетнамскими летчиками на МИГ-17 и МИГ-21. Так 16 июня 1968 г. МИГ-21 пристроился к ведомому (одному из двух F-4), приблизился к нему на дальность пуска, произвел пуск ракеты, с резким отворотом снизил высоту и скрылся на бреющем полете на север. F-4 сначала продолжал полет тем же курсом, не теряя высоты, но при этом мы заметили сильное свечение его сопла. Через несколько секунд он резко снизил скорость и начал падать. Затем прозвучал глухой взрыв. Ведущий F-4 более 40 мин. кружил в районе падения ведомого, очевидно надеясь, что пилот, если он катапультировался, свяжется с ним по радио, но безрезультатно. Еще один американский стервятник нашел свой бесславный конец на вьетнамской земле.
   Наблюдали мы и спускающихся на разноцветных парашютах пилотов, со сбитых зенитным огнем, американских самолетов. Их захватывали вьетнамцы, оказывали медицинскую помощь и отправляли в Ханой.
   Не раз приходилось слышать громкий, долгий и горький плачь вьетнамских женщин, потерявших своих сыновей или мужей. Много горя и страданий принесла эта жестокая война вьетнамскому народу.
   В результате героической борьбы вьетнамского народа при нашей всесторонней и бескорыстной помощи планы Пентагона трещали по всем швам. Власти США вынуждены были пойти на переговоры, которые длились более 4-х лет.
   10 мая 1968 г. в Париже была достигнута договоренность о начале переговоров представителей США и ДРВ по урегулированию обстановки во Вьетнаме, а 13 мая 1968 г. состоялась первая встреча Гарримана с представителем ДРВ, которая показала, что переговоры будут трудными и долгими, а удары по ДРВ тем временем наращивались.
   Если в апреле по району южнее 19-й параллели вражеской авиацией было нанесено 3500 ударов, в мае - 4700, то в июне число ударов достигло 5200. В среднем делалось 170 самолетовылетов в сутки.
   Французская газета "Фигаро" в октябре 1968 г. писала: "США совершают самые ужасные бомбардировки из всей истории войны в Юго-Восточной Азии. Зона между 17-й и 19-й параллелями длинной в 200 км, шириной - 60-80 км, выдержала семь месяцев беспрерывных атак, интенсивность которых превосходит всё, что можно вообразить. Это было неистовство железа, огня и крови. Всё подвергалось здесь бомбардировкам. Не пощадили ни одного здания, ни одного дома, ни одной тропинки".
   Концентрация ударов по этой ограниченной территории во многих пунктах дала кошмарную цифру - 3 бомбы на квадратный метр.
   Но воля вьетнамского народа была непоколебима. Несмотря ни на что, он выстоял и победил.
   Известный обозреватель У. Липман в декабрьском номере журнала "Ньюсуик" писал: "Мы должны признать, что американская армия не может контролировать Азию. Об этом свидетельствует тот позор и унижение, которые мы испытываем во Вьетнаме".
   27 января 1973 г. в Париже было подписано Соглашение о прекращении войны и восстановлении мира во Вьетнаме.
   По окончании командировки, в августе 1968 г. мы очень тепло попроща-лись с вьетнамскими боевыми друзьями и с чувством добросовестно выполненного интернационального долга, вернулись на Родину. Молодые ребята, прошедшие через горнило боев, повзрослели. Лейтенанты стали старшими лейтенантами, намного обогнав в своем профессиональном мастерстве своих товарищей, не побывавших во Вьетнаме. Закономерно было десять лет спустя после командировки встретить бывшего старшего техника кабины "ПА" лейтенанта А.Ю. Логозяка подполковником, командиром зенитно-ракетной бригады.
   Будем надеяться, что наша "Межрегиональная организация ветеранов войны во Вьетнаме", являясь коллектив-ным членом Общества российско-вьетнамской дружбы, наряду с другими важными делами, послужит делу восстановления братской дружбы ветеранов этой войны и, несомненно внесет свой вклад в дальнейшее развитие и укрепление дружбы и сотрудничества народов России и Вьетнама.
  
   ЗРДн* - зенитный ракетный дивизион. Включает в себя РТБ и стартовую батареи, взвод управления и отделение тяги (транспортное отделение).
   РТБ** - радиотехническая батарея, состоящая из 2-х отделений: 1-го, обслуживающего кабину управления "УА" станции наведения ракет (СНР) и 2-го, обслуживающего приемо-передающую кабину "ПА", аппаратную кабину "АА" (трехкабинный вариант ЗРК С-75), а также дизельную группу из двух ДЭС-50 и распределительную кабину РМ.
   Стартовая батарея включает в себя шесть пусковых установок ПУ, боекомплект ракет и отделение тяги.
  
   5 сентября 1989 г. пос. Заря
  
   * * *
  
  
  
  
  
   14
  
  
  
  

Оценка: 6.00*3  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2012