ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Воронов Борис Александрович
Записки начальника штаба Группы Свс во Вьетнаме

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 5.16*20  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Записки бессменного начальника штаба полковника Воронова Бориса Александровича, прошедшего Великую Отечественную войну с первого до последнего дня, были написаны им с целью создания "Истории Группы СВС во Вьетнаме". Копию объемной рукописи под названием "Наши во Вьетнаме" Борис Александрович передал мне незадолго до своей смерти с надеждой на ее публикацию в будущем. Избранные главы рукописи были отредактированы мной и включены в сборник воспоминаний "Война во Вьетнаме... Как это было (1965-1973)". Здесь публикуется более полная версия Записок. /Н.Н. Колесник/


   Полковник ВОРОНОВ БОРИС АЛЕКСАНДРОВИЧ
  
   Родился 18.04.1921 г. в г. Петрограде. В 1939 г. окончил Ленинградскую специальную артиллерийскую школу, весной 1941 г. - 1-е Ленинградское Краснознаменное артиллерийское училище и был назначен командиром взвода артиллерийского полка стрелковой дивизии.
   С 22 июня 1941 г. по 9 мая 1945 г. участвовал в Великой Отечественной войне на различных командных и штабных должностях.
   Участвовал в тяжёлых, изнурительных боях по обороне Крыма, городов Запорожье, Москвы, Старая Русса, Белый в освобождении городов Ельни, Смоленска, Великих Лук, Риги и др. городов.
   С августа 1944 г. до весны 1945 г. воевал в составе Войска Польского, освобождал Варшаву.
   В боях был три раза тяжело ранен и дважды контужен.
   Закончил войну в Берлине в звании майор. После войны продолжал службу на различных командных и штабных должностях в г. Бресте, затем на Дальнем Востоке, на Камчатке.
   В 1950 г. поступил в Военную артиллерийскую академию имени Дзержинского, по окончании которой в 1955 г. был назначен на должность командира зенитного ракетного полка, затем - начальником штаба ракетной базы, начальником направления оперативного управления штаба Московского округа ПВО.
   С мая 1967 по апрель 1969 гг. участвовал в боевых действиях во Вьетнаме, в должности начальника штаба Группы советских военных специалистов.
   С 1969 по 1975 гг. служил в должности начальника штаба - заместителя командира Брянского корпуса ПВО. После увольнения из Вооруженных Сил СССР в 1975 г. 10 лет работал в Министерстве строительства СССР.
   Награжден орденами "Красного Знамени", "Отечественной войны" 1 ст., 2-мя орденами "Красной Звезды", польскими - "Орденом Грюнвальди" и "Крестом Заслуг", вьетнамским орденом "За боевой Подвиг" II ст. и 20-ю медалями в т.ч. "За боевые заслуги", "За оборону Москвы", "За освобождение Варшавы", "За взятие Берлина" и вьетнамской медалью "Дружбы".
   Умер 16.11.1996 г.
  

ЗАПИСКИ НАЧАЛЬНИКА ШТАБА ГРУППЫ СВС ВО ВЬЕТНАМЕ

  
   Первые советские военные специалисты (СВС) прибыли во Вьетнам в апреле 1965 г. Перед ними была поставлена задача; в кратчайший срок обучить и ввести в действие первые два зенитно-ракетных полка Вьетнамской Народной армии. Недалеко от Ханоя были организованы два учебных центра: Московский - под руководством полковника М.Н. Цыганкова и Бакинский - под руководством полковника Н.В. Баженова.
   Возглавлял Группу СВС во Вьетнаме в этот период полковник А.М. Дзыза. Обучение вьетнамских ракетчиков осуществлялось по принципу "Делай как я".
   24.07.65 г. советскими ракетами были сбиты первые три американских самолета. Это были 399-й, 400-й и 401-й самолеты США, сбитые над территорией ДРВ начиная с 05.08.64 г. Первые бои проводили советские ракетчики, при этом вьетнамские расчеты были стажерами-дублерами.
   Командирами зенитно-ракетных дивизионов, первыми открывшими боевой счет, были майор Ф.П. Ильиных и майор Б.С. Можаев, офицерами наведения у них были ст. лейтенанты О. Бондарев и В. Константинов.
   В мае 1967 года меня назначили начальником штаба Группы советских военных специалистов во Вьетнаме. Оформив все требуемые для убытия за границу документы, 9 июня 1967 г. на военно-транспортном самолёте я вылетел во Вьетнам. Вместе со мной летела группа сборщиков самолётов с одного из авиационных заводов, поставляющих самолёты-истребители во Вьетнам, а так же военные врачи на замену товарищей, у которых закончился срок командировки. Через несколько часов полёта совершили посадку в Омске, дозаправились и через три часа приземлились в Иркутске. Здесь мы провели сутки и утром 11 июня вылетели на Пекин. Вскоре после взлёта пролетели над красавцем озером Байкал, через полчаса пролетели границу с Монголией, затем над её столицей городом Улан-Батором, а через 2 часа пересекли границу с Китаем, пролетели над Великой китайской стеной и рекой Янцзы. В 10 часов московского времени посадка в Пекине.
   В пекинском международном аэропорту нас встретили работник советского посольства в КНР Воеводин и представитель советского ГВФ в Пекине Калинин. В Пекине возникла задержка по непонятным причинам. Китайцы говорили, что бомбят Ханой, но как мы узнали позднее, этого не было. Ночевали в гостинице аэропорта. Ужинали, завтракали и обедали в ресторане гостиницы. Многое, увиденное в Пекине нас сильно поразило. В Китае в то время был самый разгар так называемой "культурной революции" и антисоветские настроения китайского руководства того периода усиленно прививались китайскому народу. На асфальте аэродрома антисоветские лозунги, написанные метровыми буквами, по-видимому, чтобы можно было хорошо увидеть и прочитать с воздуха. Рядом - призывы свергать руководителей Советского государства и Правительства, а так же руководство КПСС, с указанием конкретных фамилий, при этом они назывались "кремлёвскими царями". Пассажиров, кроме нас, в аэропорту почти не было. За весь день совершили посадку всего два китайских самолета ИЛ-14 и один АН-8 с отдельными пассажирами. Китайцы были одеты очень и очень бедно. Китайские пограничники и служащие аэропорта относились к нам лояльно, даже можно сказать приветливо, но скрывали это от своих соотечественников.
   Наконец во второй половине дня 12 июня мы вылетели во Вьетнам и в 20 часов по ханойскому времени совершили посадку на военном аэродроме Нойбай в 40 километрах от Ханоя.
   Тёмная тропическая ночь. Пасмурно. Температура воздуха +33RС. Несколько прожекторов подсвечивают территорию аэродрома. Только мы вышли из самолёта, тревога! - освещение мгновенно погашено - все погрузилось в абсолютную темноту. Пролетел американский разведчик. Через несколько минут включили небольшие прожекторы. Нас встречали представители Министерства обороны ДРВ и командования ПВО и ВВС ВНА, а также руководства Группы СВС в ДРВ. Этим же самолётом в Советский Союз возвращалась группа военных специалистов, у которых закончился срок командировки в ДРВ. После разгрузки самолёта и прощания с убывающими в Союз мы выехали в Ханой.
   Сразу же по прибытии на место пришлось включиться в трудную и напряженную работу по решению сложных задач, стоящих перед советскими военными специалистами во Вьетнаме.
   Представился руководству МО ДРВ, командованию ПВО и ВВС ВНА, командующему наземной артиллерией ВНА и установил контакт с представителями различных советских организаций в ДРВ. Принял дела от полковника Н.И. Вальковича, который после этого убыл в Советский Союз. Вьетнамское правительство наградило его орденом "Труда" II ст., медалью "Дружбы", а Министерство обороны нагрудным знаком "Первая победа - 5.08" (5 августа 1964 г. вьетнамские зенитчики сбили первый американский самолет бомбивший Северный Вьетнам), и вручили ему нож сбитого американского летчика.
   Советские зенитные ракеты вьетнамцы называли "Огнедышащий дракон". Ракетчики были в ДРВ самыми популярными людьми. Где бы ни появлялся зенитный ракетный дивизион, местные жители окружали его особым вниманием и заботой. Добровольно рыли окопы, строили брустверы, помогали в маскировке огневых позиций. Местные ополченцы организовывали круглосуточную охрану территории, где располагались боевые позиции ракетчиков и создавали надежные заслоны от неприятельских шпионов и диверсантов.
   Наблюдая в небе разрывы ракет, поражающих американские самолеты, они с гордостью восклицали: - "Тен лыа та до!" - ( "Вот они, наши ракеты").
   Группы наших специалистов ЗРВ, авиации и других родов войск находились и работали совместно с вьетнамскими военнослужащими непосредственно в воинских частях и подразделениях, на боевых позициях и аэродромах. Зенитные ракетные дивизионы ПВО ВНА прошедшие обучение и уже проявившие себя в боях, в основном, находились на позициях в зонах ПВО на подступах к столице ДРВ городу Ханою и к крупнейшему морскому порту страны Хайфону. Некоторые зенитные ракетные дивизионы вели боевые действия из так называемых "засад".
   Советским военным специалистам во Вьетнаме было нелегко. Приходилось привыкать к тяжёлому для европейца, тропическому климату, когда температура воздуха круглосуточно была от +35 до +40оС, при влажности от 80 до 100%. Жили в небольших хижинах-бунгало, сделанных из бамбука и пальмовых листьев или в брезентовых палатках, затерявшихся в джунглях. Приходилось совершать тяжёлые ночные марши по разбухшим от проливных дождей глинистым просёлкам, подвергавшимся бомбардировкам и ракетным обстрелам противника. Очень тяжело было во время боевой работы. В кабинах зенитных ракетных комплексов температура воздуха поднималась до +70 градусов, а расчеты должны были непрерывно, по несколько часов подряд, находиться в этих раскаленных металлических мешках.
   Досаждало и даже создавало угрозу здоровью большое количество различных насекомых, многие из которых были ядовитыми, а некоторые из них (мы их называли "фосфоритками") падая с деревьев и кустарников на человека и проползая по телу, оставляли ожоги, которые начинали гноиться и длительное время не заживали. Повсеместно в большом количестве встречались пресмыкающиеся: ящерицы и змеи в большинстве сильно ядовитые, такие как тигровые змеи, кобры и многие другие, укусы которых смертельны. У наших военных врачей была вакцина, которую вводили человеку укушенному ядовитой змеёй, но это не всегда помогало.
   В сельских населенных пунктах, деревнях санитарная обстановка была очень плохая. Вода в местных водоёмах и в реках очень грязная и содержит огромное количество различных болезнетворных бактерий. Для питья и приготовления пищи такая вода совершенно не пригодна. Даже купаться в такой воде было опасно, т.к. после купания была большая вероятность заболеть инфекционной болезнью. В пищу такую воду можно было употреблять только после длительного кипячения.
   Питание советских военных специалистов, находящихся при вьетнамских воинских частях осуществлялось через бюро обслуживания воинской части, которое состояло из нескольких вьетнамских солдат. Продовольствие закупалось комиссаром по продовольствию в кооперативах и у местного населения. За питание наши военные специалисты платили деньги и при этом немалые. Практически большая часть денег (более 60%), получаемых во Вьетнаме в местной валюте - донгах, уходила на оплату питания. Пища, в основном, готовилась по-вьетнамски и была очень скромной.
   Большие трудности представлял языковый барьер. Во всех группах советских военных специалистов были вьетнамские переводчики, но квалификация их была недостаточной. Ведь обучать вьетнамских военнослужащих и вводить их в бой надо было на боевой технике, представляющей собой сложное электронно-механическое устройство, состоящее из множества узлов, блоков и деталей, имеющих свои собственные названия. Для объяснения устройства техники и принципа работы схем вьетнамским переводчикам пришлось осваивать специальную терминологию, что также представляло определенную сложность.
   Со временем наши специалисты научились объясняться с вьетнамцами на бытовые темы без переводчика, а с кем постоянно работали, то и по вопросам связанным с эксплуатацией и боевым применением военной техники. Но на это требовалось время, а его не хватало, ведь шла война, и надо было как можно быстрее выходить на боевые позиции.
   Взаимоотношения с местным населением, а также с вьетнамскими офицерами и солдатами у наших специалистов были очень хорошими и по-настоящему товарищеские, ведь вместе воевали, вместе переносили все тяготы войны.
   Позиции подразделений ЗРВ часто посещало гражданское население. Они приносили подарки: фрукты, рис, мясо, зелень. Когда позволяла обстановка, вьетнамцы и наши специалисты собирались за столом, беседовали, пели советские песни, мы по-русски, а вьетнамцы на своём языке.
   Что касается быта, то он у советских военных специалистов был трудным. Вот воспоминания об этом лейтенанта-ракетчика В.А. Борисенко:
   "О каком быте можно говорить? Восемь месяцев на колесах, вели бои сами, потом вьетнамцев опекали (в "няньках"), тоже на колёсах. На ночлег обычно устраивались на окраинах деревень, в сараях. Спали на раскладушках или на сбитых щитом досках, на них матрац, сверху марлевый полог от ползучих и летучих тварей, и до утра. Ни холодильников, ни вентиляторов, ни душа - о них только мечтали. Когда были на позициях, то раз в неделю устраивали горячий душ - топили химическую машину. Огораживали место помывки на высоту пояса и мылись, а вокруг наблюдатели - вся деревня, от малого до старого. Для них это же чудеса, что люди моются горячей водой. Но так как "бани" при нашей постоянной кочевой жизни мы устраивали в разных местах, то и зрители каждый раз были новые".
   Купить там какие-нибудь вещи, нужные нашим людям для быта и жизни, было очень сложно. Всё необходимое мы привозили с собой из Советского Союза. Иногда с оказией наши жёны пересылали нам небольшие посылочки или передачи с теми, кто летел во Вьетнам самолетом, ехал по железной дороге через Китай или плыл грузовым теплоходом через Владивосток в Хайфон. Почтой к нам ничего не пересылалось. Советские газеты и журналы получали пачками за месяц и более сразу. Их также привозили в Хайфон на кораблях.
   Очень скучали наши специалисты по своим семьям, по родным и близким, по родной земле. Вот об этом стихотворение, написанное нашими военнослужащими во Вьетнаме.
  
   Бродим мы по болотам Вьетнама,
   В мокрых джунглях клубится туман.
   В русском сердце открытая рана,
   Боль твоя в моем сердце Вьетнам.
   Жди меня родная, я к тебе приеду,
   Ясным майским утром постучу в окно,
   Милая улыбкой на пороге встретит,
   Крепко поцелует, угостит вином.
   Чтоб овеял тебя добрый ветер,
   Чтоб легко мы дышать могли,
   На истерзанной богом планете
   Мы стоим за клочок земли.
   Жди меня родная, я к тебе приеду,
   Ясным майским утром постучу в окно,
   Милая улыбкой на пороге встретит,
   Крепко поцелует, угостит вином.
   Дай судьба нам увидеть снова
   Небо русское, леса, холмы.
   Ты, судьба, к нам не будь сурова,
   Дай вернуться на Русь живым.
  
   Продолжительность нахождения советских военных специалистов в ДРВ была различной в зависимости от специальности и существующей необходимости и колебалась от нескольких месяцев до одного года. Срок пребывания во Вьетнаме два года был только у руководства Группы советских военных специалистов в ДРВ: у Старшего Группы, его заместителя по политической части и начальника штаба Группы.
   По окончании срока работы во Вьетнаме наши специалисты получали в счёт неизрасходованных вьетнамских денег сертификаты "Внешпосылторга" с синей полосой. На них можно было в магазинах "Берёзка" купить некоторые товары. Эти сертификаты по стоимости приравнивались к нашему внутреннему рублю, в то время как в других странах, где не было войны, советские специалисты получали сертификаты с желтой полосой или "бесполосные", которые имели стоимость в пять и более раз выше советского рубля. Кроме того, дефицитные и наиболее качественные товары на сертификаты с синей полосой не продавались.
   Вот как полковник А.Д. Ярославцев, прослуживший во Вьетнаме более года, подготовивший два зенитных ракетных полка ВНА и сам принимавший активное участие в боях, вспоминает о своей попытке по возвращению на Родину приобрести необходимые вещи на полученные им в ДРВ синеполосые сертификаты:
   "Из Вьетнама я возвратился в Советский Союз в январе 1968 года, погода стояла холодная, а у меня даже пальто не было, да и вся одежда за время пребывания в джунглях основательно износилась. Я поехал в магазин "Берёзка", где надеялся купить себе приличное пальто, чтобы не выглядеть человеком, которого, как будто только что выпустили из заключения. В магазине "Берёзка" было много прекрасных вещей. Мне очень понравилось кожаное пальто на меховой подкладке моего размера, и я попросил пальто у продавщицы, чтобы примерить. Она спросила:
   - А какие у Вас сертификаты?
   Я тогда ещё не знал, что сертификаты существуют разные, и ответил продавщице:
   - Как какие? Обычные, - и вынимаю свои сертификаты с синей полосой.
   Продавщица улыбнулась и говорит:
   - Это пальто можно купить только за свободно-конвертируемую валюту или за бесполосные сертификаты.
   Так я и остался без понравившегося мне пальто. Было обидно и горько на душе. Сумма денег, полученных мною за 15 месяцев ратного труда в джунглях Вьетнама, в тяжелейших климатических и медико-санитарных условиях, под бесчисленными ударами авиации противника, была небольшой. Её не хватило не только для покупки отечественного мотоцикла, но даже не было возможности купить понравившееся пальто...
   Было досадно и непонятно, почему ратный труд наших людей в районе, где шла жестокая и беспощадная война, в материальном выражении оценивается так низко?..."
   Вот и возникли такие строки:
  
   Кто на Кубе был,
   Кто в Египте был,
   Тот давно себе "Москвича" купил.
   Мы ж везём домой
   Лишь из пробки шлем,
   Да кусок крыла "F-105"-го.
  
   Но в то же время наши военные специалисты гордились той ответственной и трудной задачей, которую они с честью выполняли во Вьетнаме, потому там рождались и другие стихи:
  
   Привыкли мы к тревогам и бомбёжкам
   Нам скучно будет в стороне родной.
   Мы не хотим на Кубу и в Египет,
   Плевать на деньги с жёлтой полосой.
  
   Семьи советских военных специалистов в Советском Союзе получали заработную плату офицеров и прапорщиков по их последней должности в Союзе.
   В отличие от оплаты ратного труда советских военных специалистов американские военнослужащие, воевавшие во Вьетнаме, получали высокую заработную плату в твердой валюте, которая позволяла уцелевшему в войне бывшему безработному, вернувшись живым в Соединённые Штаты, открыть своё "дело". Американские военнослужащие, кроме того, что у них было хорошее обеспечение питанием, одеждой и всем необходимым для жизни, могли заказать по каталогам, все, что им было нужно, при этом заказы доставлялись по любому адресу.
   Вот что рассказал попавший в плен американский лётчик капитан ВВС Рассел Э. Темперли, личный номер 59025. Он служил в 496-й эскадрилье 388-го полка тактической авиации базирующейся на авиабазе Корат в Таиланде и был сбит над Ханоем 27 октября 1967 года.
   "...Я получал примерно 725 долларов в месяц, то есть столько же, сколько другие капитаны ВВС. Каждый месяц нам давали надбавки за участие в военных действиях. Все пилоты получали по 100 долларов за боевой вылет. Более опытные лётчики - несколько больше. Я получал 125 долларов, затем военная надбавка 65 долларов..."
   В течение всей второй половины 1965 года американцы наносили удары по различным объектам почти на всей территории Северного Вьетнама. Систематическим ударам повергались города Тханьхоа, Намдинь, Фули, город Винь, расположенный на юге ДРВ вблизи от демилитаризованной зоны. В результате жестоких бомбардировок Винь был сильно разрушен.
   Одним из городов, часто упоминавшихся в сводках командования ВНА, который бомбила американская авиация, был город Иенбай. Город был сильно разрушен, в нем не осталось ни одного целого здания. Все население из города было эвакуировано. Американская авиация бомбила Иенбай много раз подряд целыми неделями, однако, парализовать движение по проходящим здесь шоссейной и железной дорогам американскому командованию не удалось.
   В отражении налётов авиации противника на южные провинции ДРВ в этот период действовала зенитная артиллерия, в составе которой были малокалиберные полуавтоматические зенитные орудия, зенитные пушки среднего калибра, а также крупнокалиберные 100 миллиметровые зенитные орудия советского производства. При отражении массированных налетов американской авиации, огонь из этих орудия велся почти непрерывно в течение нескольких часов. Стволы раскалялись до такой степени, что пузырилась краска. Но орудия действовали четко, как хорошо отлаженный механизм.
   Так было 4 и 5 апреля 1965 г. в районе моста Хамжонг, когда за два дня было выведено из строя 47 самолётов противника. Для американских летчиков было полной неожиданностью встретить в этом районе орудия такого калибра: огонь 100 миллиметровых пушек доставал врага на таких высотах, где он считал себя в полной безопасности.
   Зенитная артиллерия имела в необходимом количестве радиолокационные станции, ПУАЗО, дальномеры и всё необходимое для ведения боя, а так же артиллерийские боеприпасы в достаточном количестве. Все это поставлялось из Советского Союза, и частично, из некоторых других дружественных Вьетнаму стран.
   Всего, с начала бомбардировок Северного Вьетнама 5 августа 1964 г. и до конца 1965 г. американские самолёты совершили 30700 боевых самолётовылетов и нанесли 2150 ударов по 750 объектам.
   Средства ПВО и ВВС Вьетнамской Народной армии за 1965 год сбили 834 самолёта.
   Ведение боя с противником, тем более с таким, какими были американские пилоты на современных боевых самолётах, имевших сильное вооружение, большое количество ракет разных типов класса воздух-земля, воздух-воздух и так же различных типов бомб, кроме высокого профессионализма и умения управлять боевой техникой, требовало ещё высоких морально-психологических качеств и железной выдержки. Вот как описывает свои переживания в процессе боя лейтенант В.А. Борисенко:
   "Все мы видимо те ребята, что родились под счастливой звездой. Под обстрелами и бомбёжками были неоднократно, но отделывались испугом и изменением цвета лица.
   Это страшное и неожиданное дело, когда от взрыва бомб все внутренности подпирает к гортани, в ушах звон. Всё вокруг в пыли, ничего не видно, полное отрешение и в сознании мелькают отдельные жизненные эпизоды и главное из всего - мама.
   Никогда не забуду, как однажды под вой сирены, не закончив завтрак, бегу в кабину на свое рабочее место по боевому расписанию, а вдоль дороги окопы, в которых укрылись вьетнамские солдаты со 2-й (стартовой) батареи. Они зовут меня к себе в окоп, чтобы стрелять по самолётам из автоматов и карабинов. Но я ведь не стартовик, моё место в кабине. Машу им рукой - нет, и бегу дальше, к кабине. В ходе боя американцы сбросили на дивизион бомбы. Ни одного живого человека в этих окопах не осталось: каски, части тел погибших, разбитые автоматы валялись на земле. Стоявшие вокруг дерёвья остались без единого листика - жуткая картина".
   В феврале, марте, апреле 1967 года бомбардировки продолжались. За это время средствами ПВО ВНА было уничтожено 168 американских самолётов.
   12 апреля 1966 г. над территорией Демократической Республики Вьетнам впервые появились тяжёлые восьми моторные американские стратегические бомбардировщики В-52. базирующиеся на острове Гуам. До сих пор американское командование использовало эти бомбардировщики лишь для бомбардировок Южного Вьетнама.
   Сначала самолеты В-52 сбросили сотни бомб на юго-западе ДРВ у границы с Лаосом. Кроме обычных фугасных бомб были применены крупные бомбы замедленного действия.
   29 апреля 1966 г. над провинцией Бактхай средствами ПВО ВНА был сбит 1000-й американский самолет.
   В этот период на военном аэродроме Нойбай работали советские авиационные специалисты. Группа специалистов по самолётам МИГ-17, возглавляемая майором Мальцевым и группа специалистов по самолётам МИГ-21, возглавляемая майором Антюхиным.
   Они обучали вьетнамских авиаторов искусству владения авиационной техникой и пилотированию. Лётный и технический состав вьетнамских ВВС обучался в военных авиационных училищах в Советском Союзе по ускоренным программам. Практику эксплуатации боевых самолётов и ведения воздушного боя они получали во Вьетнаме в ходе ведения боевых действий против американской авиации.
   Советские военные техники, инженеры и пилоты помогали вьетнамским авиаторам приобрести эту практику.
   Они трудились по 12, и более, часов в сутки. Проявляя героизм, наши лётчики поднимались в воздух на безоружных "спарках". В любой момент аэродром мог быть блокирован с воздуха американцами и тихоходная "спарка" сбита. Но эти полёты были необходимы для обучения вьетнамских лётчиков. За короткую тропическую ночь наши лётчики умудрялись делать по 20 и более полётов по кругу.
   В начале мая 1966 г. во время ночного облёта аэродрома лётчиками капитанами Владимиром Михайловичем Кавериным и Владимиром Николаевичем Вагиным (перед "вывозом" вьетнамских лётчиков на "спарке") американский самолёт преследовал нашу "спарку". Лётчикам пришлось садиться с ходу, без ориентиров.
   Группа специалистов по самолетам, возглавляемая капитаном Михаилом Михайловичем Березником в составе лейтенантов: Николая Дмитриевича Сотникова, Павла Горбунова и Валентина Кулешова обучали вьетнамский технический состав по обслуживанию и ремонту самолётов ИЛ-28. Ночные полеты на ИЛ-28 в небе Вьетнама выполняли два советских экипажа капитанов В.М. Каверина и В.Н. Вагина.
   С самого начала действий советских ЗРК во Вьетнаме американцы широко применяли против станций наведения ракет очень опасное оружие - ракеты "Шрайк".
   Эффективность боевого применения этих ракет по нашим станциям наведения ракет СНР-75М составляла около 19,5%, т.е. почти каждая пятая ракета "Шрайк", запущенная по работающей на излучение СНР, достигала цели.
   Подрыв боевой части этой ракеты происходил на удалении 9-10 метров от антенн станции наведения ракет, при этом, сноп поражающих элементов направлялся вперёд, в сторону антенн. В результате взрыва осколки выводили из строя волноводы, пробивая обшивку кабин, поражали личный состав расчёта СНР и выводили из строя блоки аппаратуры.
   Под воздействием ударной волны зеркала антенн сильно деформировались. Подвергнувшуюся удару "Шрайка" СНР восстановить практически было невозможно. При попадании поражающих элементов в баки ракет начиналась течь горючего и окислителя. На пусковой установке возникал пожар и происходил подрыв боевой части ракеты, что имело весьма печальные последствия для дивизиона.
   В числе первых подвергшихся ударам ракетой "Шрайк" был зенитный ракетный дивизион, где командиром дивизиона был подполковник Василий Григорьевич Чернецов.
   Вьетнамские военнослужащие этого дивизиона уже вели бои самостоятельно. Большинство советских военнослужащих из этого дивизиона уже убыли на Родину или были переведены во вновь сформированные ЗРП ВНА. В дивизионе оставалась небольшая группа советских военных специалистов, состоящая из четырёх офицеров и нескольких солдат, которые оказывали помощь вьетнамским военнослужащим ещё не имеющим достаточного опыта боевой работы и навыков устранения неисправностей.
   В мае 1966 г., во время боя по отражению налёта американской авиации советские военные специалисты дивизиона находились в трехстах метрах от огневой позиции, в готовности при необходимости устранить неисправности боевой техники, а один офицер - старший лейтенант Вячеслав Маньков, находился в кабине "У". В этот момент самолёты обстреляли дивизион ракетами и сбросили на него бомбы. Но бомбометание было не точным, так как дивизион хорошо прикрывали артиллеристы-зенитчики, которые вели заградительный огонь по атакующим самолётам. Ракеты взорвались на позиции и вблизи позиции, а бомбы - за позицией. Вдруг в воздухе раздался свист и в центре позиции, где находилась кабина "П", прогремел взрыв.
   Вот как описывает происшедшее находившийся в этом дивизионе советский военный специалист лейтенант В.А. Борисенко:
   "Мы, почуяв неладное, побежали в центр позиции и стали вытаскивать из кабин убитых и раненых вьетнамцев. Я сразу бросился в кабину "У", где должен был находиться Маньков. Смотрю, он в окровавленной светлой рубашке с вьетнамцем кого-то вытаскивает из кабины.
   - Слава, что с тобой? Ты ранен?
   - Да ерунда, испачкался.
   Я не хочу врать, сколько убитых было тогда и сколько раненых - не помню, но по кабине "А" потери точно были 100%. Вьетнамскому технику системы "К" осколок попал в бок, оператору РПК выбило глаза, технику СВК левую руку осколками срезало.
   Оказалось, что наш дивизион был поражен ракетой "Шрайк"".
   В дальнейшем наши и вьетнамские ракетчики научились обнаруживать запуск ракеты "Шрайк" с самолёта и отводить её в сторону от боевой позиции. Но всё это было не просто и требовало высокого боевого мастерства и личных качеств операторов всех систем ЗРК, а так же отличной слаженности расчётов, особенно кабины "У".
   Для защиты кабин СНР зенитных ракетных комплексов от осколков "Шрайков", шариковых бомб и от мелких осколков обычных осколочно-фугасных бомб, их со всех сторон, насколько это было возможно, стали закрывать толстыми соломенными матами, в которых осколки застревали.
   Часто американские "Шрайки" взрывались на улицах Ханоя и других городов и населённых пунктов, в результатё чего большие потери несло гражданское население.
   В 1966 году в процессе обучения новых зенитных ракетных полков и других частей и подразделений ВНА постоянную связь с Министерством Национальной обороны ДРВ осуществляли Старший Группы советских военных специалистов в ДРВ генерал-майор Г.А. Белов и начальник штаба группы полковник Н.И. Валькович. Они же осуществляли общее руководство всеми группами советских военных специалистов в ДРВ.
   Непосредственное руководство советскими военными специалистами, работающими в войсках ПВО и ВВС ВНА осуществляли генерал-майор А.М. Дзыза, который руководил специалистами-ракетчиками. В ноябре 1966 г. его сменил генерал-майор артиллерии В.С. Кислянский и генерал-майор авиации Тузов, которого в конце 1966 г. сменил Герой Советского Союза генерал-майор авиации В.П. Сенченко.
   Большой вклад в создание вьетнамских ЗРВ в 1965-1966 гг. внесли: полковник Михаил Николаевич Цыганков, майор Н.А. Мешков, подполковник Борис Степанович Можаев, младший сержант Анатолий Бондаренко, ефрейторы Владимир Тимченко и Юрий Папушов, старший лейтенант Владислав Михайлович Константинов, капитан Валентин Сергеевич Брусникин, капитан Эдуард Иванович Воронин, старший лейтенант Владимир Шелестов, старший лейтенант Борис Иванович Колесник, старший лейтенант Валентин Иванович Тодорашко, подполковник Фёдор Павлович Ильиных, капитан Рудольф Николаевич Иванов, старший лейтенант Олег Бондарев, старший лейтенант Григорий Иссидорович Любинецкий, сержант Арсений Дуркин, рядовой Самойлов Геннадий, подполковник Иван Константинович Проскурнин, лейтенант Константин Каретников, старший лейтенант Владимир Сиренко, капитан Кудрявцев, капитан Анатолий Григорьевич Арсирий, капитан Монастырский, старший сержант Виктор Колесник, старший сержант Делов, сержант Николай Колесник, старший лейтенант Валентин Пустовойтов, младший сержант Вячеслав Ефимович Филин, полковник Николай Васильевич Баженов, подполковник Анатолий Борисович Заика, майор Гавриил Семенович Рыжих, старший лейтенант Анатолий Николаевич Опарко, старший лейтенант Владимир Леонидович Булгаков, старший лейтенант Юрий Алексеевич Демченко, лейтенант Юрий Николаевич Захмылов, сержант Николай Рева, сержант Виктор Васильевич Трегубов, сержант Владимир Михайлович Волков, капитан Василий Николаевич Михеев, капитан Снегур, лейтенант Юрий Соломатин, подполковник Василий Григорьевич Чернецов, старший лейтенант Вячеслав Маньков, полковник Леонид Федорович Кушнарь, капитан Юрий Петрович Непосов, старший лейтенант Владимир Алёхин, старший лейтенант Бронислав Антонович Порозинский, сержант Анатолий Мельник, подполковник Анатолий Пименов, капитан Евгений Иванович Богун, капитан Виктор Тимофеевич Дорохин, полковник Владимир Васильевич Фёдоров, майор Иван Егорович Пожидаев, старший лейтенант Рим Александрович Казаков, майор Алексей Яковлевич Петров, капитан Георгий Михайлович Ефремов, капитан Геннадий Анатольевич Иванов, капитан Михаил Дмитриевич Филенко, старший лейтенант Геннадий Яковлевич Шеломытов, полковник Валентин Васильевич Нежельский, капитан Валентин Николаевич Косарев, капитан Анатолий Федорович Радченко, капитан Александр Владимирович Крылов, подполковник Алексей Ефимович Волков, майор Виктор Михайлович Забельников, полковник Алексей Дмитриевич Ярославцев, майор Игорь Владимирович Бондаренко, майор Иван Сергеевич Филин, капитан Владимир Алексеевич Белоусов, старший лейтенант Игорь Алексеевич Ершов, сержант Виктор Яковлевич Кузнецов и многие другие офицеры, сержанты и солдаты.
   Группы наших специалистов ЗРВ, авиации и других родов войск находились и работали совместно с вьетнамскими военнослужащими непосредственно в воинских частях и подразделениях, на боевых позициях и аэродромах.
   Зенитные ракетные дивизионы ПВО ВНА прошедшие обучение и уже проявившие себя в боях, в основном, находились на позициях в зонах ПВО на подступах к столице ДРВ городу Ханою и к крупнейшему морскому порту страны Хайфону. Некоторые зенитные ракетные дивизионы вели боевые действия из так называемых "засад". В большинстве провинций ДРВ противовоздушная оборона объектов, находящихся на их территории, осуществлялась силами зенитной артиллерии и действиями самолётов-истребителей ВВС ВНА.
   Летние месяцы во Вьетнаме - сезон дождей. В этот период на Вьетнам налетают тайфуны и бушуют тропические ливни, которые приносят временное затишье - пока хлещет проливной дождь, американская авиация сидит на земле и "на приколе" на авианосцах. В такое время небо над Ханоем, затянутое грозовыми тучами, извергает на город бурлящие потоки воды. В Ханое много озёр, но после сильных проливных дождей их становится ещё больше. Улицы города напоминают реки, только люди передвигаются не на лодках, а на велосипедах. В этот период уровень воды в некоторых реках поднимается на 8-10 метров, что очень затрудняет переправу через них. На берегах таких рек по всему Вьетнаму за много столетий были построены высокие земляные дамбы, защищающие от наводнения рисовые поля, дороги и населенные пункты. Эти дамбы бомбили американцы с целью вызвать наводнения и панику среди населения.
   С декабря 1966 года налёты американской авиации переместились на дорогу N5 Ханой - Хайфон. Дважды американцы пытались разбомбить мост "Лонгбьен" через реку Красная, соединяющий Ханой и его пригородом Зялам. Этот знаменитый большой мост длиной более 1,5 км, соединяющий Север Вьетнама с Югом, построен по французскому проекту в 1903 году. Посредине моста проходила одна колея железной дороги, а с боков два полотна для автомобилей и гужевого транспорта (ширина каждого полотна небольшая, можно ехать только в один ряд). Движение по мосту левостороннее. Значение этого моста для жизни Вьетнама было очень велико. Над районом моста была создана очень плотная зона зенитного огня и американцам не удавалось через неё прорваться.
   Ниже по течению реки на случай выхода моста из строя уже были сделаны добротные переправы. Эти переправы состояли из плотов, которые были связаны из пакетов толстых стволов бамбука, уложенных на воду. Ночью такие переправы работали с максимальной нагрузкой, а на день они разводились вдоль берегов реки и укрывались в береговых зарослях.
   В 1966 году американские самолёты совершили 47910 самолётовылетов на объекты Северного Вьетнама и нанесли 6810 ударов по 5596 объектам. Кроме того, было проведено более 500 разведывательных полётов.
   Подразделения и части зенитных ракетных войск ВНА за год провели 376 боев, в которых уничтожили 221 самолёт противника.
   Всего с 1 января по 31 декабря 1966 г. в боях при отражении атак воздушного противника средствами ПВО Вьетнамской Народной армии и отрядами самообороны в воздухе было уничтожено 773 американских самолёта и взято в плен много лётчиков со сбитых самолетов.
   Наступал Новый 1967 год - год Козы по восточному календарю.
   По традиции Президент ДРВ Хо Ши Мин обратился к населению своей страны с новогодним поздравлениями в стихах. Нашим военным специалистам также вручили открытки с этими стихами:
   "К празднику Нового года,
   Желаю каждому в нашей стране
   Успешной борьбы против США.
   Уверен, что наша Победа расцветёт как цветок".
   - Хо Ши Мин -
  
   Агрессивные действия американцев против Северного Вьетнама усиливались. В 1967 году американская авиация продолжала систематические налёты на территорию ДРВ, беспрерывно днем и ночью нанося воздушные удары по многим районам. Американское командование пыталось, разрушив мосты парализовать железнодорожное и автомобильное движение, разбомбив электростанции, дамбы и многие другие стратегические сооружения разрушить экономику страны, посеять панику и страх среди населения Вьетнама.
   Сильный налёт был 9 мая 1967 года. Над юго-западной частью Ханоя появились первые четверки американских самолётов. Загрохотала канонада - открыли огонь подразделения ПВО. Слышны взрывы бомб, шелест полёта затем грохот взрывов зенитных ракет и снарядов зенитной артиллерии. В какие-нибудь доли секунд боевые порядки американских самолётов были рассеяны мощным зенитным ракетно-артиллерийским огнём частей ПВО, обороняющих столицу. Канонада нарастает. Над центром города видны разрывы зенитных ракет и два американских самолёта, объятые пламенем падают вниз, оставлял за собой густые полосы чёрного дыма. Самолёты противника беспорядочно производят пуски ракет воздух-земля по жилым кварталам города. Одна из таких ракет взорвалась рядом с посольством Китая.
   Через несколько часов новый налёт и снова бой с воздушным противником. Американские самолёты пытаются бомбить район, где расположена ханойская электростанция.
   В этот день над Ханоем было сбито 7 американских самолётов, но и город понёс потери. Разрушены дома, погибли люди.
   В последующие дни одна тревога сменяет другую. Самолёты бомбят соседние провинции.
   21 мая новый налёт - бомбили ханойскую электростанцию. При отражении этого налёта, сбитый зенитной ракетой самолёт F-105 упал на улицу города рядом с домом, где жил Чрезвычайный и Полномочный Посол СССР в ДРВ Илья Сергеевич Щербаков. Налёты продолжались в течение всего дня. Волна за волной американские самолёты бомбили Ханой и его пригороды. Зенитные ракетные дивизионы, зенитная артиллерия и истребительная авиация вели непрерывные, напряжённые бои. За день сбито 9 американских самолётов.
   По решению советского командования в июле 1966 г. в районе города Душанбе из советских военнослужащих-ракетчиков начал формироваться зенитный ракетный полк под командованием полковника Алексея Дмитриевича Ярославцева для последующего направления его во Вьетнам.
   Полк состоял из четырёх зенитных ракетных дивизионов, технического дивизиона, КП и штаба полка. Все подразделения были укомплектованы отлично подготовленными, высококвалифицированными специалистами: офицерами, сержантами и солдатами.
   В середине сентября 1966 г. боевые расчёты КП, штаба, 1-го и 2-го зенитных ракетных дивизионов и технического дивизиона (всего в составе 200 человек) вылетели спец рейсами на трёх самолётах по маршруту: Душанбе - Иркутск - Пекин - Ханой и 17 сентября прибыли в Ханой.
   Вторая группа СВС в составе боевых расчётов 3-го и 4-го зенитных ракётных дивизионов из Советского Союза прибыли в Ханой двумя самолётами 1 февраля 1967 года.
   Боевая техника зенитных ракетных и технического дивизионов была направлена по железной дороге через Китай.
   Подразделения полка разместились лагерем в джунглях уезда Чайкао провинции Бактхай. В районе размещения полк был преобразован в 8-й Учебный центр ЗРВ, в составе которого созданы учебные циклы зенитных ракетных дивизионов, технического дивизиона и командного пункта. Весь офицерский состав подразделений становился преподавательским составом, а сержантский и рядовой состав - инструкторами практического обучения.
   С 10 октября 1966 года начался первый этап боевой подготовки продолжительностью 4 месяца. Во время этого этапа проходило обучение по индивидуальной подготовке номеров и слаживанию боевых расчётов (отделений). Этот этап был закончен 8 февраля 1967 года. В ходе обучения на первом этапе Учебный центр неоднократно посещали представители советского и вьетнамского военного командования.
   Так 8 октября 1966 г. в Учебном центре побывал заместитель начальника Генерального штаба ВНА старший полковник Фунг Тхе Тай. С 11 по 15 ноября 1966 г. работала группа советских офицеров во главе со Старшим Группы советских военных специалистов в ДРВ генерал-майором Г.А. Беловым, а 29 декабря 1966 г. приезжал заместитель Старшего Группы советских военных специалистов в ДРВ по политической части полковник М.Е. Борисенко, старший группы советских военных специалистов ЗРВ генерал-майор артиллерии В.С. Кислянский, офицер Генерального штаба ВС СССР полковник В.Ф. Беляков и другие.
   К началу второго периода обучения, то есть к 10 февраля 1967 года, учебный цикл огневых дивизионов был расформирован, а все офицеры, сержанты и солдаты полка вошли в состав 41 ,42, 43, 44 зенитно-ракетные и технический дивизионы 263 ЗРП.
   Таким образом, советский зенитный ракетный полк имел в своём составе: штаб, командный пункт, четыре зенитных ракетных дивизиона и.
   Командирами советских подразделений были: начальник штаба полка подполковник Катушев, главный инженер полка майор Е.И. Лепихов, заместитель командира полка по политической части подполковник В.А. Крупнов, командир 41 ЗРДн подполковник И.В. Бондаренко, командир 42 ЗРДн майор В.П. Новиков, командир 43 ЗРДн майор Р.Г. Якубов, командир 44 ЗРДн майор В.И. Гнидин, командир ТДн майор И.С. Филин. Медработниками полка были: старший врач полка капитан мед. службы Шикас, врач полка старший лейтенант мед. службы В.В. Спиранде.
   Вьетнамским командиром полка был подполковник Буй Дан Ты.
   С 11 февраля 1967 г. начался второй этап обучения - слаживание вьетнамских боевых расчётов зенитных ракетных дивизионов, командного пункта и полка в целом, а так же подготовка советских расчётов к ведению боевых действий.
   С 11 февраля по 24 марта 1967 г. боевая подготовка дивизионов проводилась в Учебном центре, а с 24 марта по 20 апреля проводилась тренировка по боевой работе личного состава всех четырёх дивизионов на двух боевых комплексах, развёрнутых на учебно-боевых позициях.
   К концу апреля 1967 г. все зенитные ракетные дивизионы, в том числе и технический дивизион, закончили получение новой боевой техники, прибывшей из Советского Союза по железной дороге через Китай.
   С 21 апреля 1967 года начался третий, заключительный этап обучения. Полк получил боевую задачу: развернуться и занять боевые порядки в ханойской зоне ПВО для обороны города Ханоя с юго-западного направления. Командный пункт полка находился рядом с населённым пунктом Лайса к юго-западу от Ханоя.
   Во время этого этапа КП полка и зенитные ракетные дивизионы получили боевые задачи, были развёрнуты на стартовых позициях. Технический дивизион развернул технологический поток и начал подготовку ракет для зенитных ракетных дивизионов.
   Дивизионы приступили к несению боевого дежурства и вступили в бои, сначала советскими боевыми расчётами, затем смешанными советско-вьетнамскими расчётами: с 21 апреля - КП полка и 42 ЗРДн, с 23 апреля - 44 ЗРДн, а 41 и 43 ракетные дивизионы - с начала мая 1967 года.
   25 апреля 1967 г. 44 дивизион провёл свой первый бой и двумя ракетами сбил один самолёт противника, а 30 апреля 42 дивизион, также двумя ракетами, сбил ещё один американский самолет.
   В конце третьего этапа обучения ракетные комплексы полностью передавались вьетнамским расчётам, а советские специалисты оказывали им необходимую помощь при ведении боевых действий и устранении возникающих неисправностей.
   Во время обучения и ведения боевых действий большинство советских военных специалистов, работающих в составе расчётов зенитных ракетных дивизионов, проявляли отличное знание техники, сноровку, настойчивость, умение находить выход из трудных положений, мужество и героизм. Вот некоторые примеры этого:
   05.05.67 г. американские самолёты совершали массированный налёт на объекты находящиеся в пригородах Ханоя под прикрытием мощных шумовых и ответно-импульсных помех. С КП полка 44-му зенитному ракетному дивизиону была поставлена задача, уничтожить приближающейся воздушные цели. Командир дивизиона майор В.И. Гнидин подал команду офицеру наведения старшему лейтенанту Л.П. Махлаю на поиск указанной цели. На экранах индикаторов в это время было несколько отметок от целей и засветка шумовыми помехами. Старший лейтенант Махлай сумел разобраться в сложной и очень быстроменяющейся обстановке на экранах индикаторов, захватил на сопровождение цель - самолёт постановщик ответно-импульсных помех и доложил об этом командиру дивизиона. Находившийся рядом вьетнамский офицер наведения доложил своему командиру дивизиона, что захвачена не цель, а помеха. Старший лейтенант Махлай ещё раз проверил отраженный сигнал и доложил, что захваченная на сопровождение отметка отражается от реальной цели и что по этой цели возможна стрельба. Хотя отметка от цели на фоне активных помех на экранах индикаторов просматривалась очень слабо, операторы ручного сопровождения ефрейтор В.Д. Рядняный, ефрейтор М.П. Болецкий и рядовой В.Я. Кузнецов работали четко и уверенно, точно сопровождая цели в режиме РС.
   Только большое мастерство, настойчивость, уверенные и чёткие действия советского офицера наведения, операторов ручного сопровождения и всего боевого расчёта ДКП позволили обстрелять и уничтожить этот самолёт противника, то есть выиграть бой.
   Умело действовал во время боя оператор системы управления стартом (СУС) ефрейтор В.М. Лисицкий. В самый напряжённый момент, когда внимание командира дивизиона было приковано к анализу воздушной обстановки, закончился рабочий цикл группы ракет, стоящих на подготовке. Ефрейтор Лисицкий самостоятельно поставил на подготовку другую группу ракет и к моменту пуска дивизион смог открыть огонь.
   Успешно действовал в сложной обстановке и расчёт СРЦ. Начальник СРЦ старший лейтенант М.И. Босак постоянно информировал командира дивизиона о воздушной обстановке и своевременно выдавал точные координаты и характеристики целей.
   Решительность и сноровку проявил в этом бою командир пусковой установки рядовой В.Ф. Мартынов. Когда после пуска ракеты нужно было немедленно зарядить ПУ другой ракетой, вьетнамские солдаты, входившие в состав его расчёта, опасаясь нападения противника на стартовую позицию, действовали неуверенно. Рядовой В.Ф. Мартынов личным примером и словом увлек вьетнамских солдат и обеспечил своевременное заряжание ПУ. Дивизион мог продолжать бой.
   В 44 зенитном ракетном дивизионе в бою 01.05.67 г. оператор РС по углу ефрейтор В.В. Кузьмичёв первый заметил отделение от цели ракеты "Шрайк", что позволило офицеру наведения своевременно взять управление на себя и отвести "Шрайк" в сторону от позиции дивизиона. При повторном заходе самолетов противника на бомбометание дивизион обстрелял их и сбил 2 самолёта. По этому поводу был выпущен боевой листок с заголовком: "Нашему дивизиону "Шрайк" не страшен, в вот "Шрайку" наш Кузьмич опасен".
   19 мая вступил в бой 43 зенитный ракетный дивизион и сбил один самолёт типа А-6, а 21 мая 41 дивизион также сбил один самолёт А-6. Так начались боевые действия вновь подготовленного зенитного ракетного полка.
   Высокое профессиональное мастерство и выдержку в бою 21 мая 1967 года проявил расчет ДКП 43-го зенитного ракетного дивизиона. Офицер наведения старший лейтенант И.А. Ершов, операторы РС младший сержант В.З. Субботин и ефрейтор А.Н. Ахмадеев в сложной обстановке применения самолётами противника ответно-импульсных помех продолжал уверенное сопровождение цели. В момент пуска ракеты цель применила ещё и пассивные помехи, создав облако пассивных помех в своей передней полусфере. Но и в этой сложной помеховой обстановке наши воины уверенно выделяли отметку от реальной цели на фоне прочих ложных отметок, обстреляли и сбили самолёт противника.
   За мужество и героизм, проявленные в боях с американскими агрессорами много военнослужащих из 8-го Учебного центра были награждены высокими правительственными наградами.
   Полковник А.Д. Ярославцев награждён орденом "Красного Знамени". Орденами "Красной Звезды" награждены: подполковник И.В. Бондаренко, майор В.П. Новиков, майор В.И Гнидин, майор Р.Г. Якубов, подполковник Катушев, майор Е.И. Лепихов, подполковник В.А Крупнов, старший лейтенант Л.П. Махлай, старший лейтенант И.А. Ершов, старший лейтенант В.А. Малолетов, капитан Шикас.
   Кроме названных товарищей орденом "Красной Звезды" награждено 15 человек, медалью "За отвагу" - 12 человек, медалью "За боевые заслуги" - 4 человека.
   Это награды за тяжёлый ратный труд, потерю здоровья и смертельный риск, но получили их далеко не все те, кто по праву заслужил их в бою.
   Вот итоги боевых действий этого зенитного ракетного полка за период с начала выхода его на стартовые позиции с 25 апреля по 30 июня 1967 года, то есть до времени начала убытия из ракетных дивизионов советских боевых расчётов:
   41 зенитный ракетный дивизион (командир - подполковник И.В. Бондаренко) провел расчётами советских военных специалистов 2 боя, в которых сбил 2 самолёта, вьетнамо-советскими расчётами - 2 боя, в которых сбил 1 самолёт.
   42 зенитный ракетный дивизион (командир - майор В.П. Новиков) провёл расчётами советских военных специалистов 8 боёв, в которых сбил 8 самолетов, вьетнамо-советскмми расчётами - 3 боя, в которых сбил 1 самолёт. Всего дивизион с 30.04 по 10.08.67 г. провёл 11 боёв, в которых сбил 9 самолётов.
   43 зенитный ракетный дивизион (командир - майор Р.Г. Якубов) провёл расчётами советских военных специалистов 3 боя, в которых сбил 4 самолёта, вьетнамо-советскими расчетами - 3 боя, в которых было сбито 2 самолёта и 1 повреждён. Всего дивизион с 19.05 по 10.06.67 г. провел 6 боёв, в которых сбил 6 самолётов и 1 повредил.
   44 зенитный ракетный дивизион (командир - майор В.И. Гнидин) провёл расчётами советских военных специалистов 5 боев, в которых сбил 6 американских самолётов, вьетнамо-советскими расчётами - 6 боёв и сбил 4 самолёта. Всего дивизион провёл за это время с 25.04 по 10.06.67 г. 11 боёв, в которых сбил 10 самолётов противника.
   Всего полком с 25.04 по 30.06.67 г. было проведено: расчётами советских военных специалистов - 18 боёв, в которых сбито 20 самолётов, вьетнамо-советскими расчётами - 14 боёв, в которых сбито 8 самолетов и 1 повреждён. Всего полком было проведено 32 боя, в которых сбито 28 американских самолётов и 1 самолёт повреждён.
   Как уже упоминалось, на втором и третьем этапах обучения в полку действовали советские и вьетнамские боевые расчёты. В то время когда бой вели советские расчёты, на всех рабочих местах ЗРК находились советские военнослужащие, и все штурвалы и пульты управления находились в их руках, а вьетнамцы находились рядом и внимательно наблюдали за действиями наших людей. Позднее, когда бои вели вьетнамо-советские боевые расчёты, на всех рабочих местах находились вьетнамские военнослужащие, штурвалы и пульты управления находились в их руках, а советские военные специалисты находились рядом и помогали вьетнамцам вести бой с воздушным противником.
   Во время ведения боёв температура воздуха в тени доходила до +40 градусов при очень высокой влажности. Отсутствие в кабинах станции наведения ракет кондиционеров приводило к тому, что вентиляторы в кабинах гоняли горячий воздух с температурой +60 градусов и не охлаждали ни аппаратуру, ни работающих там военнослужащих. Форма одежды наших военнослужащих была: стальная каска на голове и трусы. Пот ручьями стекал по телу на пол. Под креслами операторов в кабинах были не просыхающие лужи пота. Были случаи заболевания потницей в тяжелой форме, когда человек утрачивал боеспособность и его приходилось госпитализировать.
   После того, как вьетнамские военнослужащие хорошо осваивали боевую работу на своих рабочих местах и могли действовать самостоятельно (приблизительно через 1,5 месяца боевых действий), производилось сокращение советских расчётов. В конце третьего этапа обучения численность советских расчётов в зенитных ракетных дивизионах была сокращена до 10-12 человек в каждом. Это были специалисты самых трудных и ответственных специальностей. Расчёт командного пункта полка сохранился полностью.
   Примерно так же, как изложено выше, происходило обучение и ввод в бой многих других зенитных ракетных полков Вьетнамской Народной армии.
   Во время налетов на Ханой и другие города, и населённые пункты Вьетнама американцы широко применяли шариковые бомбы. Шарики, разлетающиеся при взрыве таких бомб, наносили очень тяжёлые поражения людям. Американцы и применяли их специально против людей, в том числе, и чаще всего, против гражданского населения.
   Что же представляет собой шариковая бомба? Это металлический контейнер сигарообразной формы, в который уложено от пятисот до шестисот шарообразных бомбочек размером с теннисный мячик каждая, окрашенных в зелёный цвет. На большой высоте контейнер раскрывался и из него разлетались шариковые бомбочки. В каждой бомбочке находилось около трёхсот мелких стальных шариков, которые разлетаясь при взрыве поражали людей в радиусе от пятнадцати до двадцати метров. Взрыватели этих бомб устроены так, что они взводились при вылете из контейнера, или при падении на землю и взрывались с замедлением от нескольких минут до двух суток.
   Американцы применяли также шариковые бомбы цилиндрической формы с хвостовым оперением. Эти бомбы были окрашены в жёлтый цвет и по своему внешнему виду были похожи на ананас. Мы их так и называли - ананасные бомбы.
   5 июня 1967 г. над провинцией Тханьхоа, в районе моста Хамжонг сбили самолёт американской разведывательной авиации 8Е-992. Это был 2000-й самолёт, сбитый над ДРВ. Пилот этого самолёта майор Коллинс Генри Хайна, приписанный к авианосцу "Боном Ричард" был взят в плен.
   В связи с этим событием Главное командование Вьетнамской Народной Армии обратилось к советским военным специалистам в ДРВ.
   Вот это обращение:
   "Ханой, 24.05.1967 г.
   Главное Командование ВНА.
   Советским военным специалистам, работающим в ДРВ.
   По случаю уничтожения Народной Армией Северного Вьетнама 2000-го американского самолёта и большой победы народа и освободительной армии Южного Вьетнама за зимне-весенний период 1966-1967 годов, мы рады сообщить вам эту победную весть.
   Товарищи!
   За два с лишним года проведения разрушительной войны в Северном Вьетнаме, американские агрессоры потерпели позорное поражение. Уничтожением более двух тысяч самолётов и взятием в плен живыми тысячи лётчиков - бандитов США, потоплением и повреждением 75 военных и диверсионных катеров США и их марионеток, народ и армия Северного Вьетнама одержали большую всестороннюю победу. Занимаясь боевой работой, одновременно усиливая производство продукции и продовольствия и обеспечивая коммуникации, народ Северного Вьетнама выполняет задачу большого тыла перед большим фронтом.
   .......................................................................................
   .......................................................................................
   Товарищи!
   Коммунистическая партия, Правительство и Советский Народ направили вас сюда оказать нам помощь, плечом к плечу с нами сражаться с американскими агрессорами. Проявляя прекрасные качества и традиции советского народа, Советской Армии, высокий интернационально-пролетарский дух, самоотверженность и отвагу, советские воины своим потом и кровью внесли значительный вклад в общую победу вьетнамского народа, ещё более укрепили дружбу и боевую солидарность между народами и армиями Вьетнама и Советского Союза. В работе и боевых действиях вы добились многих блестящих успехов.
   Пользуясь случаем, Главное Командование Вьетнамской Народной Армии горячо поздравляет вас с достигнутыми успехами и выражает глубокую благодарность от Народа и Армии Вьетнама Коммунистической Партии Советского Союза, Советскому Правительству, Советскому Народу, Советской Армии и всем вам. Просим через вас передать привет от Главного Командования ВНА, ранее работавшим в ДРВ специалистам, раненым, больным и семьям погибших во Вьетнаме товарищей.
   ..........................................................................................
   ..........................................................................................
   По случаю 50-й годовщины Великой Октябрьской революции мы посылаем Вам социалистические, самые горячие поздравления.
   Желаем Вам новых больших успехов в работе и в боевых действиях, чтобы вместе с нами полностью разгромить агрессивные силы американского империализма".
  
   - Главное Командование Вьетнамской Народной Армии -
  
   В июне 1967 года во Вьетнам прибыла группа авиационных специалистов, которые производили сборку и наладку самолётов, поставляемых из Советского Союза в Военно-воздушные Силы ДРВ безвозмездно, в порядке оказания помощи. В то время это были самые современные боевые машины - самолёты МИГ-21 и другие.
   Отзываясь о советских самолётах-истребителях МИГ-21 вьетнамские лётчики говорили, что "это отличные машины, легкие в управлении и маневрировании. В боевых условиях они превосходят многие, даже самые современные типы американских самолётов, действующих во Вьетнаме".
   В своём обращении к нашим авиационным специалистам Командование ВВС ВНА выражало глубокую благодарность за их работу. В этом обращении говорилось:
   "Вы научили наших людей владеть современной боевой техникой, передали им свой опыт и свои знания. Ваше трудолюбие, энтузиазм, дисциплинированность и прекрасное поведение навсегда останутся в нашей памяти, как свидетельство нерушимой боевой дружбы между нашими армиями и народами. Самолёты, собранные Вами, успешно участвуют в боях с американскими воздушными пиратами.
   Поэтому мы говорим, что одерживаемые победы - это результат наших совместных усилий, нашей боевой дружбы. Здесь, на вьетнамской земле и во вьетнамском небе проявляется высокий интернационализм Великого Советского Народа".
   24 июля 1967 г. исполнилось два года с того дня, когда зенитные ракетные войска Вьетнамской Народной Армии, созданные при помощи Советского Союза, провели свой первый бой против американской авиации и продемонстрировали высокие боевые качества. Необходимо отметить, что это был новый род войск, который впервые в истории войн начал вести боевые действия. Зенитные ракеты - это оборонительное оружие и оно применяется только против атак авиации противника.
   Все подразделения и части ЗРВ ВНА обучались и вводились в бои советскими военными специалистами, советскими ракетчиками. Боевая техника ЗРВ поддерживалась в боеготовом состоянии с помощью наших специалистов. Снабжение этих частей ракетами, горючим и окислителем для ракет, запасными частями, блоками и всем другим необходимым для ведения боя осуществлялось из Советского Союза.
   Вся эта огромная работа по созданию зенитных ракетных войск ВНА и вводу их в бой была проведена при прямом участии советских военных специалистов, которые непосредственно в боевой обстановке, в ходе отражения ударов американской авиации, учили вьетнамских военнослужащих ракетной стрельбе, умению управлять боем дивизиона, полка, группы полков. Мы помогали создавать систему противовоздушной обороны, включающей в себя зенитные ракетные войска, зенитную артиллерию, истребительную авиацию, радиотехнические войска, систему командных пунктов и средств связи. Особенно большая работа проводилась по созданию ПВО на обороне городов Ханоя и Хайфона.
   В связи с этой знаменательной датой центральная вьетнамская газета "Нян Зан" ("Народ") орган ЦК Партии Трудящихся Вьетнама в N4853 от 24 июля 1967 года опубликовала передовую статью "Героические зенитные ракетные войска".
   В статье отмечались героические действия ЗРВ, их успехи и огромное значение ЗРВ для достижения полной победы над американскими агрессорами, были названы героический Первый ЗРП, 61-й и 63 зенитные ракетные дивизионы, сбившие десятки американских самолетов, фамилии его мужественных героев-командиров: командира полка подполковника Нгуен Туэна, командиров дивизионов майоров Хо Ши Хыу и Нгуен Ван Хиня, офицеров наведения старших лейтенантов Фам Чионг Уи и Ла Динь Тьи и других отличившихся ракетчиков.
   Для решения всех возникающих задач по улучшению качества ПВО, а так же для контроля за деятельностью групп советских военных специалистов, работающих во вьетнамских воинских частях и оказанию им помощи в организации боевой деятельности, в улучшении условий их жизни и быта Старший Группы СВС в ДРВ, начальник штаба и офицеры штаба Группы часто выезжали в воинские части. Там на месте при непосредственном общении с советскими военными специалистами решались многие вопросы. Вот как проходила одна из таких поездок:
   Вечером 2 августа 1967 года я и старший офицер штаба Группы подполковник Олег Дмитриевич Смирнов на автомобиле ГАЗ-69 выехали в один из зенитных ракетных полков ВНА, занимавший боевые позиции в Ханойской зоне ПВО. Водителем был вьетнамец - старший солдат Минь. Полк находится в 50 километрах от города. По мосту Лонгбьен переехали реку Красная, свернули на Хайфонское шоссе, миновали район Зялам, затем ханойский аэродром и через 15 километров свернули на просёлочную дорогу, которая вела к месту дислокации полка.
   Прошел небольшой дождь, дорога раскисла. Пока выезжали из города, стемнело. На место мы прибыли в 20 часов. Часть расположена на пересечённой местности в джунглях. Под густым сплетением веток стояли небольшие домики-бунгало, сделанные из бамбука и пальмовых листьев. Рядом протекала небольшая речка, но купаться в ней нельзя, так как очень много ядовитых змей. Вокруг заросли высоких деревьев, переплетенных лианами. Очень много различных насекомых.
   Собрали советских военных специалистов, работающих в этом полку: старший группы подполковник Юрий Михайлович Бошняк и с ним 10 советских офицеров. Обговорили с ними все вопросы боевой работы, состояния боевой техники, взаимоотношений с вьетнамским командованием и все стороны жизни и быта. Выпили вьетнамского чаю и легли спать в пагоде, куда нас поместили на ночлег.
   Пагода - это буддистская церковь. В ней очень много всяких божественных надписей, деревянных и гипсовых фигур Будды разных размеров и в различных позах, раскрашенных цветными красками. Сама пагода представляла собой черепичную крышу на столбах (навес) без потолка, стены из бамбуковых циновок без окон и дверей. Пол выложен из камня. Перед пагодой находилась небольшая каменная площадка для молящихся, но в тот момент на ней сушились плодовые корни земляного ореха (арахиса).
   Спать невозможно: температура воздуха + 38оС, духотища страшная, влажность воздуха 95%, комаров миллиарды. В 5 часов утра поднялись, позавтракали и пошли на командный пункт полка, так как в 6 часов ожидался налёт американской авиации.
   КП полка располагался в деревне среди густой растительности: высокие стволы бамбука, банановые пальмы и много других деревьев неизвестных мне пород, в том числе фруктовые и в частности грейпфрут.
   Сам командный пункт - это котлован около полутора метров глубиной в песчаном грунте. Глубже копать нельзя, выступает вода. Сверху небольшое перекрытие. Оборудование КП стандартное: два планшета - общей обстановки и боевой, стол командира и начальника штаба полка с концентратором, столы направленцев, соответствующая связь, необходимые табло и таблицы.
   Познакомились с вьетнамским командованием полка. Командир полка майор Шон, комиссар майор Дау, начальник штаба капитан Тау.
   Только успели доложить мне обстановку, как начался налёт. К боевой зоне полка приближается восьмерка F-105. Два самолёта вошли в зону второго дивизиона. Дивизион произвёл пуск двух ракет и сбил один самолёт. Летчик успел катапультироваться, спустился на парашюте и был взят в плен. Ещё несколько самолётов пролетели по краю боевой зоны, а когда два самолёта вошли в зону третьего дивизиона, то огонь вести было нельзя, так как там действовали наши МИГ-21. Затем был перерыв - целей не было. Вышли на воздух, жара страшная + 41оС, обливаемся потом.
   В 11 часов начался второй налёт. 18 штук F-105 и 18 - F-4С пролетели стороной и в зону нашего дивизиона не вошли. Впереди нас слышны были разрывы зенитных снарядов, а затем взрывы бомб. Но больше в нашем районе американские самолёты не появлялись, и мы пошли обедать. После обеда я провёл совместное занятие с вьетнамским командованием полка и работающими на КП советскими военными специалистами, после чего в 17 часов мы выехали в Ханой.
   В периоды, когда воздушные удары по Ханою не наносились, часть зенитных ракетных дивизионов из Ханойской зоны обороны направлялась в так называемые "засады" на другие направления.
   Что же такое "засада"? Это выход отдельного зенитного ракетного дивизиона на позицию вне созданной зоны ПВО на направление вероятного полёта самолётов противника.
   В некоторых случаях позиции зенитных ракетных дивизионов находящихся в "засадах" прикрывались зенитными артиллерийскими батареями, как правило, малого калибра. При пролёте американских самолётов через боевую зону дивизион открывал огонь, после чего немедленно убывал с занимаемой позиции в новый район.
   Необходимо отметить, что применение зенитных ракетных дивизионов в "засадах" сыграло свою положительную роль, когда зенитные ракетные полки только создавались, дивизионов было мало и сплошной зоны ПВО в Ханойском и Хайфонском районах ещё не было. Несколько позднее также целесообразным было использование в "засадах" зенитных ракетных дивизионов в южных провинциях ДРВ для ведения боёв против самолётов В-52, действовавших в этих районах. Однако, снятие зенитных ракетных дивизионов из зоны ПВО Ханоя и направление их в "засады" в августе 1967 года было явно нецелесообразным.
   9 августа 1967 года Старший Группы советских военных специалистов в ДРВ генерал-майор Г.А. Белов, начальник штаба Группы полковник Б.А. Воронов, старший группы специалистов ЗРВ генерал-майор артиллерии В.С. Кислянский, старший группы специалистов авиации генерал-майор авиации В.П. Сенченко встретились с заместителем начальника Генерального Штаба ВНА и командованием ПВО и ВВС ВНА. На этом совещании обсуждался вопрос об усилении ПВО города Ханоя, так как по агентурным данным Генерального штаба ВНА американцы готовится в ближайшие дни осуществить мощный удар американской авиации по городу Ханой.
   Кроме различных вопросов ведения боевых действий, рассмотренных на совещании, нами было высказано предложение о необходимости возврата всех зенитных ракетных дивизионов, находящихся в "засадах" в различных районах страны, в зоны ПВО Ханойской и Хайфонской группировок, где они должны были иметь свои боевые порядки.
   Вьетнамские товарищи с нашими предложениями согласились, однако, при этом заметили, что спешить незачем, так как времени имёется достаточно, и что американцы будут наносить удар не раньше чем через 4-5 дней. Однако американская авиация нанесла удар по городу Ханою уже через два дня.
   Это произошло 11 августа 1967 года. У меня, как всегда было очень много работы. Еле выбрался пообедать.
   В 14 часов вместе с офицером штаба Группы майором Виктором Владимировичем Шевчуком поехали в Управление внешних связей Министерства Национальной обороны ДРВ. Здесь нас ждал офицер этого Управления капитан Фан. Поздоровались, выпили по чашке традиционного вьетнамского чая и приступили к работе. Работали с большим количеством секретных документов в одной из комнат. Управления внешних связей размещалось в левом здании на втором этаже. Здание кирпичное, двухэтажное. Вдоль здания на первом и втором этажах проходят галереи-балконы, на которые выходят двери комнат, а на противоположной стороне оконные проемы (оконных рам и стёкол не было). Нам помогала в работе вьетнамская девушка-ефрейтор.
   В 16 часов 15 минут американские самолёты в составе нескольких групп с разных направлений начали нанесение удара по Ханою. Воздушная тревога застала защитников вьетнамской столицы в боевой готовности. Части ПВО мужественно встретили этот массированный налёт. Небо перерезали инверсионные шлейфы стартующих зенитных ракет и одной из них на наших глазах был сбит американский самолёт. Разрывы зенитных снарядов преградили путь агрессорам. Строй американских самолётов рассыпался.
   Вокруг нас всё гремело и грохотало. Рев самолетов, разрывы зенитных ракет и снарядов, взрывы бомб оглушили нас. Нападающая авиация состояла из нескольких групп истребителей-бомбардировщиков F-105 и группы прикрытия из истребителей F-4С. Всего в первом группе действовало около 70 самолётов. Через 15 минут подошла вторая волна, в составе которой действовало около 60 самолётов тех же типов.
   Основной удар американская авиация нанесла по мосту Лонгбьен через реку Красная и району Зялам, расположенному на ее левом берегу.
   Противник применил фугасные и шариковые бомбы, неуправляемые реактивные снаряды (НУРСы) и ракеты "Шрайк" и "Булпап". Два крупных пролёта в центре моста рухнули в воду вместе с находившимися на них автомобилями и людьми. Кроме того, один пролёт моста был серьёзно повреждён. Весь левый берег в огне. Горят склады с горючим и различные сооружения. Городская электростанция на этот раз уцелела. Разрушены жилые дома и гражданские сооружения, как в центральных кварталах, так и в пригородах Ханоя. Большое количество мирных жителей, в том числе детей, было убито и ранено.
   Как только началась бомбежка, вьетнамские военные, находившиеся на нашем этаже, и даже те, которые работали с нами, бросили все и убежали в убежище, находившееся в сквере вблизи от дома. Мне с майором Шевчуком ничего не оставалось, как ждать исхода событий, так как на столе груда секретных документов, а в окнах гуляет ветер от взрывов.
   Несколько самолётов F-105 заходят на наш дом, разворачиваются над ним и пикируют. Рев двигателей снова оглушил нас. Мы прижались к стене, которая тряслась, как при землетрясении и ждём, что будет дальше. К нашему счастью здание Министерства Национальной обороны в этот раз не было объектом удара. Всё быстро кончилось. В голове гудит от грохота. Все вокруг заполнено пороховым дымом и гарью. Быстро заканчиваем дела и едем в район моста Лонгбьен. Зялам горит, огромные клубы дыма поднимаются в нескольких местах. На носилках и на руках несут убитых и раненых. Снуют санитарные, пожарные и милицейские машины. Видны разрушенные пролеты моста, лежащие в воде. Разрушение моста отрезало Ханой от основных транспортных магистралей и значительно осложнило транспортные связи между северной и южной частями ДРВ.
   В этом бою силами ПВО было сбито 7 американских самолётов.
   В отражении налетов американской авиации примером мужества мог служить любой город, любая провинция страны. Но символом стойкости в священной борьбе вьетнамского народа был город Ханой.
   Когда американская авиация осуществляла очередной массированный налёт на столицу ДРВ, по радио из динамиков, установленных на улицах города, звучало:
   "Граждане внимание! Граждане внимание! Американские самолёты в 60 километрах от Ханоя! В 50...в 40.. .в 30... Воздушная тревога!"
   И тогда Ханой становился крепостью. Мощный огневой заслон вставал на пути воздушных пиратов.
   На следующий день, т.е. 12 августа 1967 года, в 7 часов 15 минут начался очередной удар авиации противника по Ханою. В налёте участвовало около 100 самолетов. Основными объектами удара были мост Лонгбьен, левобережный район Ханоя и его окрестности в 10-15 километрах к северо-западу, район Зялам и мост Дыонг.
   Воздушные тревоги следовали одна за другой. Налёты небольших групп самолётов противника продолжались в течение всего дня. Ракетчики и артиллеристы Ханойской зоны ПВО сбили 5 американских самолетов.
   21 августа 1967 года американцы снова подвергли ожесточённой бомбардировке Ханой и его окрестности.
   В 11 часов 15 минут начался налёт американской авиации, который производился тремя волнами с интервалами 5 минут. В каждой волне - ударная группа по 24 истребителя-бомбардировщика F-105 и более 40 истребителей сопровождения F-4С. Всего действовало более 200 самолётов.
   Бомбардировке подверглись центр города, густонаселенные районы в северном и южном пригородах, мосты Лонгбьен и Дыонг, электростанция и многие другие объекты. Вой сирен, выстрелы зениток, очереди пулемётов и ЗПУ, разрывы ракет, взрывы бомб, гул реактивных двигателей самолетов - всё слилось в один непрерывный гул-грохот. По электростанции американцы применили бомбы английского производства с телевизионной головкой самонаведения.
   Над районом Зялам и электростанцией стоит сплошная стена дыма и пыли. Столбы огня и дыма закрыли небо. Отбой, и снова тревога. Снова отбой и снова тревога. По улицам несутся пожарные и санитарные машины. Ракета "IIIрайк" попала в больницу, расположенную рядом с католическим собором около озера Возвращенного меча. Здание разбито. Погибли больные и медперсонал. Много убитых и раненых среди гражданского населения.
   Части ПВО: зенитные ракетные войска, зенитная артиллерия и истребители вели напряженные бои по отражению ударов авиации противника, в результате было сбито 8 американских самолётов - 3 истребителями и 5 ракетами. Кроме того, во время налета 2 американских самолёта столкнулись в воздухе и разбились. Во время этих боёв был сбит 2200-й американский самолёт.
   22 августа 1967 года в 7 часов 10 минут снова был сильный налёт американской авиации на город Ханой. Полностью снесён с лица земли один квартал в центре Ханоя. Пострадали районы улиц: Гуэ, Нго Тхи Ньен, Май Хао Де и другие. Разрушено много жилых домов, аптека, отдел народного образования района двух сестёр Чынг, трикотажная фабрика, спиртоводочный завод. Много мирных жителей: женщин, детей и стариков были убиты и ранены. Под руинами одного из зданий были завалены 22 человека - женщины и дети. Тревоги звучали весь день. Весь день грохотали взрывы, и всё вокруг было затянуто пороховым дымом. В этот день защитниками Ханоя было сбито 5 американских самолётов.
   23 августа 1967 года в 15 часов 15 минут вновь завыли сирены воздушной тревоги. Начался новый налёт американских самолётов на Ханой. Снова грохот взрывов, снова разрушения и человеческие жертвы.
   И снова непрерывные бои зенитных ракетных войск, зенитной артиллерии и истребителей с воздушным противником.
   В этот день было сбито 8 американских самолётов.
   Во всех этих напряжённых боях войск ПВО ВНА в составе вьетнамских воинских частей, плечом к плечу с вьетнамскими военнослужащими сражались и советские военные специалисты.
   Американская авиация продолжала усиленно бомбить ирригационные сооружения на территории ДРВ - плотины и дамбы провинций Хатинь, Нгеан, Ниньбинь, Тхайбинь, Хтай, Куангнинь. Целью этих бомбардировок было затопление полей и населённых пунктов. В результате разрушения дамб уровень воды в реках почти достиг максимальной отметки.
   31 августа 1967 года во время боя при отражении налета американской морской авиации на город Хайфон произошел беспрецедентный случай: 73-й зенитный ракетный дивизион 285-го ЗРП первой ракетой сбил сразу 3 американских самолета, летящих в плотном боевом строю. Вот как это было.
   В 7.20 утра СРЦ дивизиона на дальности 60 км обнаружила группу прикрытия, состоящую из нескольких истребителей F-4A, одновременно являвшихся приманкой для обнаружения ЗРК. Командир дивизиона капитан Кхань и его советский коллега приняли решение пропустить эту группу, не выходя в эфир. Через несколько минут на дальности 28 км была обнаружена группа из 4-х палубных штурмовиков AD-4, шедших плотным строем. На дальности 23 км произведен пуск первой ракеты. На дальности 19 км произошел подрыв первой ракеты, прямым попаданием поразившей AD-4, находящийся в центре группы. Мощный взрыв ракеты и самолета с полной заправкой горючим и неизрасходованным бомбогрузом разрушил еще 2 самолета шедшие слева и справа. Летчики с этих самолетов - майор и капитан - успели катапультироваться и были взяты в плен, а первый погиб. Через 7 секунд после 1-й ракеты (стреляли очередью) произошел подрыв 2-й ракеты, поразившей обломки падающих самолетов. Четвертый самолет был также поврежден, но сумел развернуться и даже дотянуть до берега залива, где и упал в залив.
   Командиром 285 ЗРП в тот период был подполковник Буй Дан Ты, старшим полковой группы СВС был полковник Блинков.
   Американская авиация неоднократно пыталась прервать сообщение по дороге N5 между Ханоем и Хайфоном и непрерывно бомбила участки этой дороги. Американские лётчики охотились даже за одиночными машинами, применяя реактивные снаряды и шариковые бомбы, но движение по этой дороге продолжалось.
   Всего в августе 1967 года силами ПВО ВНА уничтожено 116 американских самолётов, в том числе истребителями - 14, ракетами - 27.
   В 1967-1968 годах 238-й (Второй) зенитный ракетный полк, действуя в очень тяжёлых условиях, вёл бои в южных районах ДРВ (район 17-й параллели, разделяющей Вьетнам на Северный и Южный); в провинции Куангбинь и уезде Виньлинь в районе реки Бенхай.
   Главной задачей дивизионов этого полка была борьба со стратегическими бомбардировщиками В-52. Эти восьми моторные бомбардировщики, имеющие бомбовую нагрузку 27 тонн, максимальную скорость более 1000 км/ч и практический потолок 15500 м базировались на далеком тихоокеанском острове Гуам и на авиабазе Утопао в Таиланде. Бомбардировщики, созданные для полётов на большие расстояния с термоядерными бомбами на борту, были переоборудованы для доставки обычных фугасных бомб. С апреля 1966 года они регулярно наносили бомбовые удары по южным районам ДРВ.
   В этом районе в воздухе господствовала американская авиация, и поэтому вести боевые действия можно было только из "засад". Полк, с этой задачей успешно справлялся.
   Вот как об этом вспоминает советский военный специалист, работавший в составе этой группы подполковник Александр Яковлев (записал В. Шурыгин, "КП" N27 от 02.02.1990 г.):
   "... Дивизионы скрытно уходили в джунгли, там разворачивались на заранее подготовленных позициях и... замирали. В течение нескольких дней изучалась воздушная обстановка, районы полётов авиации, готовились данные, и лишь после этого проводилась стрельба.
   Над небольшой, зажатой меж двух гор долиной, пролетел американский самолёт F-105. Без подвесок, максимально облегчённый - он был и разведчиком и приманкой. Где-то за ним шла ударная группа. Спустя несколько десятков секунд из облаков вывалилась пара "Фантомов". И - ожила "засада". Первой ракетой был уничтожен ведущий. Его самолёт ярким факелом рухнул в джунгли. Ведомый, круто развернувшись, атаковал ложную позицию, подставив себя под удар артиллерии.
   Короткий залп зениток был сокрушительным. Самолет просто развалился в воздухе и грудой обломков рухнул на землю. В опустевшем небе одуванчиком распустился купол парашюта. Через несколько минут был уничтожен и вертолёт, посланный на помощь лётчику...
   А ещё через некоторое время на позицию ракетчиков обрушился ракетно-бомбовый удар большой группы штурмовиков. Но бомбы взрывались на пустом месте. Дивизион был уже в пути. Все здесь решали минуты. Если после пуска ракет в течение сорока минут зенитный ракетный комплекс и его боевые расчеты не покидали позицию, то шансов уцелеть практически не оставалось. Бомбили американцы снайперски.
   Наш полк прикрывали батареи ствольной зенитной артиллерии и делали это отлично...".
   17 сентября 1967 года в районе Виньлинь огнём зенитных ракетных дивизионов 238 ЗРП были сбиты 2 тяжёлых стратегических бомбардировщика В-52 ВВС США.
   Во время налёта В-52 три дивизиона из четырёх были выведены из строя ударами группы прикрытия. В боеготовом состоянии оставался только 1-й дивизион, у которого в стартовой батарее из шести пусковых установок боеготовыми оставались только три с подготовленными к пуску ракетами. Остальные три пусковые установки тоже были выведены из строя ударом американских самолетов.
   При входе в зону поражения 1-го дивизиона двух самолетов В-52 они были последовательно обстреляны. По первому бомбардировщику были выпущены две ракеты, по второму - одна ракета, и оба бомбардировщика В-52 были сбиты.
   Самолеты упали на территорию Южного Вьетнама в районе демилитаризованной зоны.
   Старшим группы советских военных специалистов в полку был полковник Василий Григорьевич Байков.
   По случаю этой победы Президент ДРВ Хо Ши Мин обратился со специальным посланием к ракетчикам, а дивизион сбивший В-52 был награжден орденом "За боевой Подвиг".
   29 октября 1967 года полк сбил ещё один В-52, а позднее - ещё три самолёта В-52 и много самолётов других типов. Всего 238 ЗРП сбил 6 самолетов В-52.
   За высокие боевые результаты Президентом ДРВ полку было присвоено звание "Героический".
   Но от ударов авиации противника полк имел серьезные потери в людях и в технике и был выведен из южных районов на переформировку.
   После пополнения в мае 1969 г. 238 полк вновь вступил в бои в провинции Куангбинь. Старшим полковой группы советских военных специалистов в этот период был полковник Юрий Иванович Муханов.
   Многие огневые позиции ЗРВ были оборудованы в качестве ложных. Из подручных материалов были изготовлены макеты зенитных ракетных комплексов и ракет. Следует отметить, что американские самолёты часто бомбили и наносили ракетные удары по таким ложным позициям. Это происходило в результате ошибок американских лётчиков, принимавших ложные позиции за действующие боевые. Но было и такое, когда лётчик знал, что это ложная позиция, но всё равно бомбил её, так как не хотел подвергать себя опасности, а возвратившись на свой аэродром докладывал о поражении цели и предъявлял фотоснимки.
   Особенно напряженные бои были в конце 1967 года. Так только за 14 дней (с 24 по 27 октября, с 17 по 20 ноября и с 14 по 19 декабря) зенитными ракетными войсками было проведено 283 боя, в которых уничтожено 115 американских самолетов.
   В это же время при нанесении ударов по объектам ДРВ американцы впервые применили новую противорадиолокационную ракету "Стандарт". Ракета "Стандарт" по способу применения аналогична ракете "Шрайк" и использовалась, прежде всего, против подразделений зенитных ракетных войск. По своему устройству она также подобна ракете "Шрайк", но более тяжёлая и крупнее по габаритам. Осколки ракеты "Стандарт" так же более крупные, чем осколки ракеты "Шрайк" и количество их было значительно большим. Зона эффективного поражения ракеты "Стандарт" была большой: она почти полностью накрывала стартовую позицию зенитного ракетного дивизиона.
   23 октября 1967 г. над Ханоем сбито 10 американских самолётов, в том числе ракетой был сбит пилот "голубой крови" майор американских ВМС Джон С. Маккейн. Майор Джон С. Маккейн - сын адмирала Джона Маккейна, командующего военно-морскими силами США в Европе, внук адмирала Джона Маккейна, командовавшего в период Второй мировой войны всеми американскими авианосцами на Тихом океане.
   Майор Джон С. Маккейн служил на авианосце "Форрестол" и в июне чуть не погиб во время пожара на авианосце, вызванного взрывом неисправной ракеты. Его перевели на авианосец "Орискани" и с него он продолжал участвовать в налетах на ДРВ, пока его не сбили над Ханоем. Свой 23-й вылет на ДРВ он завершил в водах ханойского озера Серебристого камыша, куда прыгнул из охваченного пламенем самолёта и был взят в плен. На допросе, отвечая на вопрос о действиях средств ПВО Ханоя, американский летчик заявил: "Вокруг Ханоя очень плотный и очень точный огонь. Что касается ракет "земля-воздух, то они бьют довольно точно по цели. Я был уже у цели, когда увидел идущие навстречу мне ракеты. Потом удар потрясающей силы. Теперь плен...".
   24 октября 1967 года советские военные специалисты морского 274-го полка ЗРВ (командир полка майор Куанг, старший полковой группы СВС полковник А.Д. Ярославцев) совместно с вьетнамскими военнослужащими вели тяжелые бои в сложных условиях воздушной и помеховой обстановки массированного налёта американской авиации на Ханой. Полком было выпущено 6 ракет и сбито 2 американских самолёта.
   Первый зенитный ракетный дивизион, где командиром дивизиона был подполковник Ефименков, сбил 1 самолёт F-4. Во время этого боя в сложной воздушной обстановке отлично действовал офицер наведения старший лейтенант А.А. Поршнев, операторы РС рядовые Ю.М. Безухов, М.Ю. Иванчик, Н.Г. Перепелица и планшетист огневого планшета ефрейтор Тихонов. Быстрое перезаряжание ракет при возникновении неисправности на одном из каналов на пусковые установки исправного канала совместно с вьетнамским расчётом обеспечили капитан Г.Ф. Полевик и ефрейтор В.И. Марченко.
   Второй зенитный ракетный дивизион, где командиром дивизиона был майор Ковалёв, тоже сбил 1 самолёт F-105, после чего подвергся ракетно-бомбовому удару противника.
   Когда в штабе Группы СВС стало известно о том, что 2-й дивизион морского полка подвергся удару авиации противника, я с вьетнамским переводчиком младшим лейтенантом Фе и водителем рядовым Минем на автомобиле ГАЗ-69 выехал в этот дивизион, чтобы на месте увидеть происшедшее и при необходимости оказать помощь в восстановлении боеготовности. Позиция дивизиона находилась в 25 км от Ханоя недалеко от деревни Фучау. Подъезжаем к позиции. Маскировочные средства и приспособления сняты. Из-за высоких подковообразных насыпей выглядывают строгие очертания остроносых конусов зенитных ракет. Видны вращающиеся перекрестья антенн СРЦ, зеркала антенн кабины "П", крыши кабин СНР и дизельэлектростанции.
   Нас встречают командиры 2-го дивизиона: советский майор Ковалев и вьетнамский капитан Нгуен Ван Тхой. Докладывают, что дивизион находится в готовности N1 - производится проверка всех систем ЗРК после недавно нанесенного по позиции удара. Мы осмотрели всю боевую технику дивизиона и инженерное оборудование огневой позиции. Осмотрели также места падения американских авиационных бомб и ракет. Заслушали доклады командира дивизиона, офицера наведения, командиров батарей и других офицеров, сержантов и солдат об их действиях в ходе боя, а так же о работе боевой техники. Затем сделали подробный разбор: оценили состояние боевой готовности дивизиона и действий личного состава дивизиона - советских и вьетнамских военнослужащих, и подвели итоги.
   Вот как проходил бой 2-го дивизиона 24 октября 1967 года.
   В 15.00 с КП полка была объявлена готовность N1.
   В 15.30 дивизион обнаружил три группы целей, приближающихся с юго-западного направления.
   В 15.33 дивизион открыл огонь по первой группе целей, в которой было 4 самолёта типа F-105. Один самолёт был сбит.
   В 15.38 СНР дивизиона обнаружена цель на дальности 15 километров. Через 5 секунд после выхода СНР на излучение операторами РС была обнаружена на индикаторах отметка от ракеты "Шрайк", отделившаяся от отметки одного из самолетов из состава цели.
   Отработанным методом "Шрайк" был отведен в сторону и взорвался на удалении 200 м от позиции дивизиона. В течение часа после этого несколько групп самолётов противника пытались поразить дивизион. С северо-востока самолёт F-4 нанёс удар ракетой "Булпап" и шариковыми бомбами, которые взорвались в 12 метрах от СРЦ, нанеся ей незначительные повреждения, и серьезно не повлиявшие на её боеготовность: от взрыва в кабине СРЦ распахнулась дверь и выключился передатчик. Несмотря на полученную при взрыве контузию, начальник СРЦ старший лейтенант В.Н. Юдин принял все необходимые меры по быстрому восстановлению боеготовности станции.
   Налет продолжался. От взорвавшихся вблизи позиции бомб выключились также передатчики в кабине "П". Старший техник кабины "П" старший лейтенант В.В. Горячий проявил находчивость, и чтобы ускорить ввод СНР в режим боевой работы механически замкнул контакты реле времени включения передатчиков и тем самым досрочно восстановил боеготовность станции.
   Следующая с юго-востока группа из четырех самолётов F-4 нанесла по дивизиону удар НУРСами и шариковыми бомбами. Контейнеры упали один в 200 м другой - в 250 м от центра позиции. Повреждений техники и потерь в людях не было.
   В этом бою, чтобы не допустить подлёта к позиции дивизиона нападающих самолетов на минимальную дальность и исключить возможность прицельного бомбометания и стрельбы ракетами воздух-земля когда дивизион не мог открыть огонь реальными ракетами, боевой расчёт дивизиона применял тактический приём имитации пуска ракет по целям. Это осуществлялось наведением луча СНР на цель и включением РПК (радиопередатчик команд) на излучение - "Ложный пуск". Как только включался РПК, нападающие самолёты немедленно меняли курс и уходили в сторону.
   Такое поведение летчиков противника показывало, что их самолёты оснащены разведывательными радиоприёмниками с индикаторами сигнализирующими лётчикам о том, что по ним запущена зенитная ракета и осуществляется её наведение.
   Все расчеты дивизиона в этом бою приобрели большой боевой опыт, и вышли победителями.
   По возвращению в Ханой я подробно доложил о боевых действиях личного состава полковой группы СВС морского ЗРП ВНА Старшему Группы СВС во Вьетнаме генерал-лейтенанту В.Н. Абрамову, который по итогам боя издал приказ N158 от 25 октября 1967 г.
   В приказе отмечалась отличная боевая выучка, мастерство и находчивость, мужество и отвага советских военных специалистов. Наиболее отличившиеся из них были представлены к правительственным наградам.
   25 октября 1967 г. оба дивизиона морского полка сбили ещё по одному американскому самолёту. Таким образом, полк за два дня сбил 4 американских самолёта.
   Всего в октябре 1967 года был сбит 131 американский самолёт, в том числе ракетами сбито 88 самолетов. Это наибольшее количество американских самолетов сбитых ракетами в одном месяце за всё время войны.
   Летчики-истребители сбили 13 американских самолетов, 29 самолетов сбили зенитчики.
   6 ноября 1967 г во время отражения налетов американской авиации на Ханой ракетой был сбит 2500-й американский самолет, а 7 ноября ПВО ВНА с участием СВС сбили над ДРВ еще 6 самолетов противника.
   19 ноября 1967 г. в результате боёв, проведенных зенитными ракетными частями, зенитной артиллерией и истребительной авиацией ВНА было уничтожено 17 американских самолётов, из них 12 в небе Ханоя. Это рекордное число сбитых самолётов за один день за последние два года войны.
   20 ноября сбито 11 американских самолётов.
   25 ноября над Ханоем сбит 2600 американский самолёт.
   Всего в ноябре 1967 г. силами ПВО ВНА сбит 131 самолёт противника, в том числе подразделениями ЗРВ сбито 39, а истребительной авиацией - 14 самолетов.
   В декабре 1967 г. американская авиация продолжала варварские налеты на ДРВ.
   Шесть дней подряд, начиная с 14 декабря, самолеты противника наносили удары по Ханою, по дороге N5 Ханой-Хайфон, по городу и порту Хайфон, а также по другим городам и деревням, по мостам и переправам.
   Зенитные ракетные войска, зенитная артиллерия и истребительная авиация ВНА все эти дни вели тяжёлые бои с нападающей авиацией США. Только за прошедшие шесть дней было сбито 30 самолётов противника.
   В ходе боёв силами ПВО над Ханоем были сбиты ракетами командир американской авиабазы в Корате (Таиланд) и его заместитель полковники ВВС США Джон П. Флин и Эдвард Б. Бардетт.
   Они посылали подчинённых им пилотов бомбить Северный Вьетнам, а затем сами вылетели в "показательный налёт" на Ханой и попали под меткий огонь зенитных ракет.
   Всего в декабре 1967 года над Северным Вьетнамом было сбито 75 американских самолётов, в том числе 37 самолётов сбито зенитными ракетами и 13 самолётов в воздушных боях самолетами истребителями.
   Всего в 1967 году американская авиация произвела по ДРВ 52809 самолётовылетов и нанесла 10729 ударов по 8008 объектам.
   В ходе отражения налетов в 1967 году силами ПВО ВНА было сбито 1067 самолётов. Зенитные ракетные войска провели 1218 боёв и уничтожили 435 американских самолётов. Вьетнамские истребители выполнили 1754 боевых вылета, провели 129 воздушных боёв, в которых сбили 129 американских самолётов.
   В конце 1967 г., в связи с окончанием командировки, в Советский Союз убыл старший группы советских военных специалистов ЗРВ генерал-майор артиллерии В.С. Кислянский, а вместо него прибыл генерал-майор артиллерии Н.И. Кульбаков.
   Также в связи с окончанием командировки убыл старший группы советских военных специалистов авиации Герой Советского Союза генерал-майор авиации В.П. Сенченко, которого заменил генерал-майор авиации Е.Н. Анциферов.
   17 марта 1968 года в 2 часа ночи над Ханоем был сбит 2800-й американский самолёт - тяжёлый палубный штурмовик А-6 - "Интрудер".
   Оба лётчика со сбитого самолёта катапультировались и приземлились на парашютах: один в пруд, второй - на рисовое поле и были взяты в плен. Это лётчики военно-морской авиации капитаны 3 ранга Дейли Уолтер Досс и Эдвин Артур Шуман.
   В этот же день на авиабазу Такли в Таиланде прибыли шесть новейших американских сверхзвуковых самолетов с изменяющейся геометрией крыла типа F-111.
   28 марта вылетевший в первый полёт для нанесения удара по объектам ДРВ F-111А был сбит огнём зенитной артиллерии над провинцией Хаотинь сразу же, как только вошёл в воздушное пространство Северного Вьетнама. Самолёт упал в джунгли, и оба пилота погибли.
   30 марта 1968 года над провинцией Хатэй был сбит огнём ЗРВ второй американский самолет F-111A. Несколько позже был сбит третий самолёт F-111A и больше американцы во Вьетнаме их не применяли.
   В апреле 1968 года всего было сбито 55 американских самолётов, из них истребителями 2 самолёта и зенитными ракетами 1 самолёт.
   В мае 1968 года всего было сбито 78 самолётов из них истребителями ВНА 2 самолёта и зенитными ракетами 8 самолетов.
   Старшими групп советских военных специалистов в зенитных ракетных полках ВНА в это время были: полковник Красовский, подполковник Козуб, подполковник Тарасенко, подполковник Крылов, полковник Смирнов, полковник Конкин, полковник Коктомов, подполковник Иванов, полковник Лабутин, полковник Лебедев, подполковник Муханов, полковник Дмитриев, подполковник Журавлёв и другие товарищи.
   В первой половине апреля 1968 года я должен был вылететь в отпуск в Советский Союз. Вместе со мной на Родину возвращались 6 советских военных специалистов, у которых закончился срок командировки в ДРВ.
   Мы купили билеты на китайский самолёт ИЛ-14 и ближайшим рейсом вылетели в Пекин с посадкой в Нанине. В Нанине нас в сопровождении китайского солдата с автоматом из самолета провели в здание аэровокзала, где разместили в гостинице и всю группу без всяких объяснений продержали там целую неделю. Правда, денег за питание и проживание в гостинице не брали. Кормили в местном ресторане три раза в сутки китайскими блюдами хорошо и вкусно. Затем с промежуточной посадкой мы прибыли в Пекин. Из Пекина нашим самолетом мы вылетели в Москву.
   21 апреля 1968 года в Москве я был принят заместителем Министра обороны СССР Главнокомандующим войсками ПВО страны Маршалом Советского Союза Павлом Фёдоровичем Батицким.
   Я подробно доложил ему о ходе боевых действий во Вьетнаме и о работе советских военных специалистов. Во время моего доклада присутствовали также некоторые генералы из главных управлений Министерства обороны СССР.
   Главнокомандующему войсками ПВО Страны мною были высказаны так же просьбы по решению некоторых вопросов работы Группы советских военных специалистов в ДРВ, а так же предложения по использованию опыта войны во Вьетнаме в интересах Вооружённых Сил СССР. Маршал Батицкий ответил мне на это, что хотя он и является заместителем Министра обороны, но решить многие поставленные мною вопросы не в его силах, так как пробить их решение в высшем руководстве Министерства обороны практически невозможно.
   23 апреля 1968 года мною был сделан подробный доклад о войне во Вьетнаме в Генеральном штабе Вооруженных Сил СССР для большой группы генералов - начальников главных управлений Генерального штаба и других офицеров.
   Интересный случай произошёл со мной, когда я хотел получить путёвку в санаторий. При прохождении медицинской комиссии в 1-й Центральной поликлинике МО СССР мне дали заключение, что пребывание на южном берегу Крыма мне противопоказано. Я пытался объяснить, что приехал в отпуск из тропической страны Вьетнам, где идёт война, и что после отдыха мне вновь предстоит возвращаться туда. Но меня не захотели даже слушать. И только вмешательство начальника Центрального медицинского управления МО СССР дало мне возможность получить путёвку в санаторий "Алушта". Вот такой пример бюрократизма, с которым нам приходилось нередко сталкиваться.
   В конце мая 1968 года я вернулся из отпуска во Вьетнам для продолжения работы в должности начальника штаба Группы советских военных специалистов в ДРВ.
   8 июня 1968 года на теплоходе "Поронайск" в Хайфон прибыла группа советских военных специалистов по радиолокации для выработки контрмер, повышающих эффективность зенитных ракетных комплексов в условиях применения противником радиоэлектронных помех и противорадиолокационных снарядов типа "Шрайк".
   На пути в Южно-корейское море теплоход "Поронайск" встретили корабли 7-го флота ВМС США, в том числе авианосец "Интерпрайс". Взлетавшие с него вертолеты пытались контролировать путь следования теплохода "Поронайск".
   Старшим группы прибывших специалистов был полковник Виктор Сергеевич Киселёв, а в состав группы входили: подполковники В.В. Новиков, Ю.А. Савченко, О.В. Сапоровский и капитан Л.П. Самодуров.
   После основательной подготовки группа вместе с вьетнамскими военными специалистами выехала к месту работы. Выбранная для наблюдательного пункта позиция позволяла вести наблюдения за действиями авиации США с помощью радиоэлектронных и оптических средств, а так же визуально. Вся аппаратура группы была тщательно замаскирована. Постоянно велась регистрации радиоизлучений и радиопереговоров авиации США, действующей в этом районе.
   В результате совместной работы советских и вьетнамских специалистов были собраны важные данные и большой фактический материал, на базе которых были разработаны эффективные рекомендации по повышению помехозащищённости зенитных ракетных комплексов, как в тактическом, так и в техническом плане, а также приняты меры по их защите от противорадиолокационных снарядов типа "Шрайк". Кроме того, имитирующие и отражающие средства радиопротиводействия были применены для защиты промышленных объектов, в том числе электростанции Уонгби.
   Силы ПВО ВНА продолжали давать отпор американской агрессии всеми имеющимися средствами ПВО, и 25 июня 1968 года над провинцией Куангбинь был сбит 3000 американский самолёт.
   В июле 1968 года Правительством ДРВ было принято решение об учреждении медали "За сплоченность во имя Победы над американскими агрессорами". Этой медалью стали награждать советских военных специалистов вместо медали "Дружбы" по окончании командировки и возвращении из Вьетнама в СССР. Так же было принято решение о награждении советских военных специалистов за особые заслуги вьетнамскими боевыми орденами.
   Весной 1968 года Демократическая Республика Вьетнам выступила с важной инициативой, предложив Вашингтону начать в Париже переговоры, с тем, чтобы определить с американской стороной порядок безусловного прекращения бомбардировок и всех других актов ведения войны против ДРВ, а затем приступить к обсуждению других, интересующих обе стороны, вопросов.
   В ответ на предложение ДРВ правительство США заявило о своей готовности встретиться с представителями ДРВ и приступить к переговорам. Однако, Вашингтон стал всячески затягивать начало переговоров, но позже с 13 мая 1968 года он, учитывая реальную обстановку, все же был вынужден начать встречи с представителями ДРВ в Париже. В течение пяти с половиной месяцев велись двухсторонние беседы между представителями ДРВ и США в Париже.
   В неблагоприятно сложившейся для американцев обстановке во Вьетнаме Вашингтон в конце 1968 года предпринимает ряд вынужденных шагов: 31 октября Президент США Л. Джонсон объявляет о прекращении с 1 ноября 1968 года бомбардировок и обстрелов всей территории ДРВ, а также о своём согласии на участие в четырехсторонних переговорах (ДРВ, НФОЮВ, США и сайгонская администрация) для политического урегулирования вьетнамского конфликта.
   Несмотря на торжественно провозглашенное решение о прекращении бомбардировок и обстрелов территории ДРВ, американское командование неоднократно возобновляло их. Воздушные налеты предпринимались американцами всякий раз, когда Пентагон считал целесообразным обострить обстановку в Индокитае, чтобы помешать достижению политического урегулирования.
   Защитники воздушных рубежей ДРВ давали достойный отпор вторжениям американской авиации.
   С 1 ноября по 31 декабря 1968 года было сбито ещё 16 американских самолётов различных типов, а всего за 1968 год сбито 557 американских самолетов, в том числе самолетами-истребителями сбито 47 самолетов и зенитными ракетными войсками - 119 самолётов.
   Ко времени принятия США решения о прекращении бомбардировок ДРВ, то есть за период с 5 августа 1964 по 1 ноября 1968 года американская авиация произвела по Северному Вьетнаму 168156 cамолётовылетов и нанесла 29200 бомбовых и ракетных ударов по 23989 объектам ДРВ, в ходе которых было сброшено более 3,5 миллионов тонн бомб.
   За это же время в боях по отражению воздушных нападений американской авиации зенитными ракетными войсками, зенитной артиллерией и истребительной авиацией ПВО ВНА было уничтожено в воздухе 3243 американских самолетов, в том числе 3 новейших самолета F-111А и 6 стратегических бомбардировщиков В-52.
   При этом зенитными ракетными войсками ВНА было проведено 1988 боя в ходе которых уничтожено 1044 американских самолетов, в том числе 6 самолётов В-52 и 1 F-111А.
   Истребительная авиация ВНА за этот период совершила более З000 самолётовылетов, в ходе которых было проведено 327 групповых и одиночных боёв и сбит 251 американский самолет. Соотношение по потерям в результате воздушных боёв за 1967-1968 годы составило 1:3(4) в пользу авиации ВНА.
   Зенитная артиллерия и ЗПУ за это время уничтожили более 1500 самолётов. Из этого видно, что даже против современной реактивной авиации зенитная артиллерия, при её умелом использовании, представляет собой грозную силу и во взаимодействии с зенитными ракетными войсками и авиацией может наносить нападающей авиации очень серьёзные потери.
   Говоря об итогах боёв сил ПВО Вьетнамской Народной Армии, необходимо отметить, что бои велись против очень сильного противника. Американское командование использовало самые современные типы самолётов находящиеся на вооружении ВВС и ВМС США, включая стратегические бомбардировщики В-52, самолёты F-111А, разведчики SR-71, а так же новейшие виды бомб и ракет. Боевые действия американским командованием организовывались очень четко и продуманно. Летчики противника имели отличную подготовку, особенно летчики ВМС. В достижении поставленных задач они проявляли настойчивость, все время меняли тактику действий и очень широко применяли радиопомехи против средств ПВО Северного Вьетнама.
   Несмотря на все могущество и силу американской авиации зенитные ракетные войска, истребительная авиация и зенитная артиллерия, а также радиотехнические войска Вьетнамской Народной Армии при участии советских военных специалистов одерживали победы и наносили противнику огромные потери в самолетах и в лётном составе.
   В декабре 1968 года в связи с окончанием срока командировки убыл в Советский Союз Старший Группы советских военных специалистов в ДРВ генерал-лейтенант авиации Владимир Никитович Абрамов. Правительство ДРВ наградило его орденом "За боевой Подвиг" 1 степени, медалью "За сплоченность во имя Победы над американскими агрессорами" и знаком "Первой Победы - 5.08". На должность Старшего Группы советских военных специалистов в ДРВ был назначен и прибыл во Вьетнам генерал-лейтенант артиллерии Борис Александрович Стольников.
   С 1971 по 1973 год в этой должности работал генерал-майор Николай Константинович Максименко, а с декабря 1972 года по 1975 год Группу советских военных специалистов в ДРВ возглавлял генерал-майор Анатолий Иванович Хюпенен.
   В феврале 1969 года я с офицером штаба Группы майором Л.Н. Отряхиным и вьетнамским переводчиком младшим лейтенантом Локом на двух автомобилях с вьетнамскими водителями-солдатами выезжали в инспекционную поездку в 4-ю военную зону ДРВ. Во время поездки мы побывали в провинциях Тханьхоа, Нгеан, Куангбинь, на побережье Южно-Китайского моря. Были в городах Намдине, Вине, уезде Виньлинь. И везде мы видели тяжёлые последствия американских бомбардировок и обстрелов, огромное количество воронок от авиационных бомб и ракет на рисовых полях, в населенных пунктах и на окружающей местности. Многие деревни и поселки были полностью разрушены, поля стали непригодными для посевов и для их восстановления требовался колоссальный труд.
   Проехали мы и через известный во всём Вьетнаме мост Хамжонг, что в переводе значит "Пасть дракона".
   Этот мост через зажатую в крутых бёрегах реку Ма соединяет одну из важнейших транспортных артерий ДРВ, ведущую из Ханоя на Юг, к 17 параллели. Много сотен бомб сбросила американская авиация на мост. По нему было выпущено несколько тысяч реактивных снарядов. Его обстреливали с моря корабли 7-го флота США. Фермы моста буквально изрешечены. Но мост стоял и работал. Повреждения и разрушения устранялись вьетнамскими ремонтными бригадами за считанные часы после налета, в основном ночью. Мосту было присвоено звание Героя. Мощный заградительный огонь зенитных орудий не давал американским самолётам вести по мосту прицельное бомбометание.
   18 июля 1965 года американский летчик-ас подполковник Дентон получил личный приказ Министра обороны США Макнамары уничтожить мост Хамжонг. Через 27 минут после вылета самолёт Дентона был сбит, а сам лётчик катапультировался и был взят в плен недалеко от моста.
   Мы побывали на позиции зенитного артиллерийского подразделения ВНА вооружённого советскими 100 миллиметровыми зенитными орудиями, а также на батарее МЗА, установленной на вершине сопки, возвышающейся на берегу вблизи моста. Пожелали вьетнамским зенитчикам - защитникам моста Хамжонг - успехов в боях.
   Побывали мы и в селении Кимлиене на родине вождя вьетнамского народа Президента ДРВ Хо Ши Мина. Это селение расположено на юге провинции Нгсан, между 18 и 19 параллелями.
   Здесь самое настоящее царство тропиков. Скромный дом, крытый пальмовыми листьями. В этом доме Хо Ши Мин жил со своими близкими. В доме очень скромная обстановка. Деревянный топчан, на котором он в детстве спал вместе со своим отцом, школьным учителем. На полках книги: работы по географии, старинные лечебники. Мы всё внимательно осмотрели, побеседовали с работниками музея, расписались в книге почётных посетителей. Здесь мы ещё раз убедились, как бережно вьетнамцы относятся к своей истории.
   На всех этапах войны огромную помощь Вьетнамской Народной Армии оказали советские военные специалисты, которые работали в тяжелейших условиях не щадя своего здоровья и жизни. Они образцово выполняли свой воинский долг, и внесли неоценимый вклад в дело победы вьетнамского народа над американскими агрессорами.
   С помощью советских военных специалистов в ДРВ была создана мощная современная система ПВО, включающая в себя: зенитные ракетные войска, истребительную авиацию, зенитную артиллерию, радиотехнические войска, систему командных пунктов и средств связи.
   Создание противовоздушной обороны Демократической Республики Вьетнам осуществлялось в ходе оборонительных боев с нападающей авиацией ВВС и ВМС США.
   Действия сил ПВО ВНА можно разделить на такие периоды:
   1965 и 1966 год - это годы создания мощной и сильной ПВО страны в ходе, отражения нарастающих налётов авиации ВВС и ВМС США;
   1967 и 1968 гг. (до 1 ноября) - это годы наибольшего напряжения сил в ходе отражения массированных и многочисленных атак американской авиации.
   1967 год был годом крушения агрессивных планов США.
   Конец 1968 года, 1969,1970 и 1971 годы - борьба с авиаразведкой США и отражение налётов на южные провинции ДРВ.
   1972 год - отражение ударов американской авиации по объектам ДРВ, в том числе по городам Ханою и Хайфону с применением большого количества стратегических бомбардировщиков В-52.
   Особенно большая работа была проведена по созданию системы ПВО районов Ханоя и Хайфона. В течение всей войны, и особенно в период наиболее активных действий американской авиации в 1967 и 1968 годах, в этих районах была самая сильная противовоздушная оборона. О силе этой ПВО было много высказываний, как американских лётчиков участвующих в нанесении ударов по Северному Вьетнаму, так и со стороны военного командования и печати США.
   Можно даже привести такой пример по рассказам пленных американских лётчиков. Они говорили, что очень боялись лететь выполнять задания по нанесению ударов в районе Ханоя, так как там они несли очень большие потери от средств ПВО.
   Полет в эту зону, а она на американских топографических авиационных картах была обозначена "зона N6", американские пилоты называли полётом в зону "гроб" (6 досок).
   Газета "Нью-йорк Таймс" писала, что американские офицеры расценивали зенитную оборону Северного Вьетнама, включающую ракеты, зенитные орудия и самолёты-перехватчики, как самую сложную и, пожалуй, как самую эффективную, с которой им когда-либо приходилось встречаться.
   О силе ПВО Северного Вьетнама говорят и такие сравнения. По официальным американским данным во вьетнамской войне американская авиация теряла один самолёт на каждые 60 самолётовылетов, в то время корейской войне она теряла лишь только один самолет на 750 самолётовылетов.
   В апреле 1969 года закончился срок моей командировки во Вьетнам. Правительство ДРВ наградило меня орденом "Боевой Подвиг" II степени, медалью "За сплочённость во имя победы над американскими агрессорами" и знаком "Первая победа - 5.08". Вместо меня на должность начальника штаба Группы СВС был назначен и прибыл во Вьетнам полковник Сергей Александрович Медведев, которого в 1971 году сменил полковник Иван Яковлевич Титарчук.
  
   Справка:
   Во время войны c 05.08.1964 г. по 31.12.1972 г. над территорией Северного Вьетнама был сбит 4181 американский самолёт, в том числе: зенитной артиллерией - 2568 (60%), истребительной авиацией - 320 (9%), зенитными ракетными войсками - 1293 самолета (31%), из них 54 (90%) стратегических бомбардировщика В-52.
   В 1965 г. - ПВО ВНА сбила 834 боевых самолёта.
   В 1966 г. - ПВО ВНА сбила 773 самолета, из них 221 уничтожено ракетами.
   В 1967 г. - ПВО ВНА сбила 1067 самолетов, в т.ч. ЗРВ - 435, ИА - 129, ЗА - 503 самолета.
   В 1968 г. - 557 самолетов, в т.ч. ЗРВ - 119, ИА - 47 самолетов.
   В 1969 г. - 71 самолет.
   В 1970 г. - 43 самолета.
   В 1971 г. - 56 самолетов.
   В 1972 г. - 922 самолета, в т.ч. 34 В-52, из них 90% ракетами.
  
   г. Москва, 25 декабря 1994 г.
  
   * * *
  
  
  
  
  
   1
  
  
  
  

Оценка: 5.16*20  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2017