ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Ковалев Игорь Евгеньевич
В Джелалабаде Нелетная Погода - Идут Дожди

[Регистрация] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Найти] [Построения]
Оценка: 7.85*4  Ваша оценка:


   Впервые это произведение было опубликовано на странице Аллы Смолиной (http://artofwar.ru/s/smolina_a/) в разделе "Из окошка мальчишечьего модуля, или воспоминания "афганцев." Сейчас, когда у меня есть своя персональная страница на сайте Art of War, я размещаю его здесь. Оно опубликовано без изменений, хотя в будущем возможны дополнения. Всем удачи и успехов во всем.
  

ПРОЛОГ

   Это небольшое художественное произведение посвящено Женщине на войне. И пусть не говорят, что "бабы в Афган ехали за халявой". Каждая из них делала то, что было предписано делать ее функциональными обязанностями. И чего греха таить, основная тяжесть лежала на хрупких плечах молоденьких девчонок из медрот, медсанбатов, госпиталей. Это они валились с ног от усталости в лечебных учреждениях. И только они знают, сколько было пролито ими слез от невозможности спасти от смерти Воина, от вида изуродованных юных мальчишеских тел. Это ЖЕНЩИНЫ ВОЙНЫ одним только своим видом, своим присутствием, своей улыбкой, шуткой и даже дружеским поцелуем спасали мужчин от стресса и переживаний, и возвращали их к нормальной жизни после "боевых".
  
  

В ДЖЕЛАЛАБАДЕ НЕЛЕТНАЯ ПОГОДА - ИДУТ ДОЖДИ

  
   Уже несколько часов назад колонна бригады покинула ППД. Она зеленой пыльной змеей по местным дорогам, а чаще минуя их, пересекая высохшие горные ручьи и речушки, двигалась по направлению к горам, оставляя все дальше и дальше оазисы города Джелалабад. Воздух становился суше, дышать было легче. Незаметно для глаза во время движения высота становилась все выше и выше. Река, протекающая через город, и водохранилище перед плотиной уже не оказывали своего влияния на воздух. Влажность ушла. Остался только зной палящего солнца.
   БТР двигался строго по колее впереди идущей боевой машины. Водитель сидел по-походному, отчего его лицо было покрыто толстым слоем пыли. Хорошо, что у него одеты очки, как у шахтеров, - пыль не забивает глаза. Но рот забит. На боевой машине, сзади башни, свесив ноги в люк, сидела Женщина. Практически, она ничем не отличалась от остальных военных, сидящих рядом с ней. Единственным отличием было то, что у нее на голове был плотно завязанный платок и не было оружия. Ее оружие ехало в следующей машине - ГАЗ-66. Это был ящик, сбитый из нескольких снарядных ящиков. В нем лежали лекарства для афганских детей и женщин.
   Женщина ехала вместе со всеми молча, говорить было не возможно - противная афганская пыль, проникающая во все мыслимые и немыслимые щелки и дырочки, не позволяла произнести ни слова. К тому же ее место было не самым лучшим. Как раз именно здесь пыль стояла столбом от собственных колес БТРа, да и налетала от впереди идущей техники. Солнцезащитные очки (а в данный момент пылезащитные) совершенно не помогали. Они моментально покрывались пылью, и через них ничего не было видно. Женщина сняла их и уложила в карман куртки до лучших времен.
   Вдруг колонна встала. Офицер, сидящий на командирском месте снял шлемофон и со злостью произнес:
   - Впереди подрыв.
   Женщина задумалась. Она молила Бога (она никогда бы об этом никому не призналась), чтобы не было погибших. До нее еще не дошло, что подрыв мог произойти под колесами ИХ БТРа. А дома ее ждут мать и дочка. Отца нет. Мужа нет. Вот ее женская доля.
   Стояли в районе часа. Старший запретил слезать с боевой машины. От БТР исходил жар. Сначала от двигателей, затем от брони - до нее было невозможно дотронуться рукой - легко было получить ожог. Женщина встала, зачем-то встряхнула свое сиденье (обыкновенную старую солдатскую подушку).
   - Володенька! - обратилась Женщина к водителю. - Ты пить будешь. - Водителю было труднее всех, жара внутри БТР была невыносимой.
   Достали воду через люк и открыли термос. Вода была горячей. Чуть-чуть прополоскав рот, женщина, как и все остальные, сделала несколько глотков и села обратно на свое место. Воду надо экономить. Когда будет пополнение запасов, никто не знал.
  
   Когда колонна уже ночью прибыла на место, по крайней мере, разрешили слезть с брони, и сказали, что здесь же будет ночлег, "духи" обстреляли их из РС - реактивных снарядов. Душа ушла в пятки от страха. Женщина не знала, что делать, куда бежать. Была тишина и вдруг взрыву, мат, дикие крики и вопли. Ее кто-то схватил за шкирку и бросил на землю под колесо их БТРа и навалился сверху.
  
   Утром она узнала, что пехота ушла в горы. Про себя она пожелала им скорейшего возвращения без потерь. Она - медик, но в горы она не ходит. Она работает в кишлаках для афганского населения. После легкого завтрака (никакие диеты не нужны для похудания), состоящего из разных банок сухпая, сваленных в общий казан, и разогретый на костре, им сказали, что её отряд едет в близлежащий кишлак делать свою работу.
   Выдвинулись на двух своих машинах - БТР и БРДМ. Ящик с лекарствами положили на БРДМ. Женщина посчитала людей, едущих вместе на задание - 4 офицера, 1 прапорщик, 6 солдат и доктор, такой же служащий СА, как и она. У доктора оружия тоже не было. Женщина улыбнулась - 11 человек - силища. Вперед за работу. Вместе с их двумя машинами пошли еще 2 БМП-2 из какого-то батальона, но без пехоты.
   В кишлак не въезжали. Почему? Не ее дело. Боевые машины поставили полукругом, пушки и пулеметы повернуты в сторону кишлака. С БРДМ что-то прокричали в громкоговоритель в сторону кишлака. Оттуда вышли старики с палками. С ними о чем-то поговорили офицеры. Дали команду на разворачивание медпункта для приема местного населения. Пока снимали ящик с лекарствами, ставили столы для больных и врача с медсестрой, вешали на палки плащ-накидку с фотографиями из жизни СССР в целом и республик советской Средней Азии в частности, начался митинг. После митинга к ней с доктором потянулись больные. Невдалеке, женщина видела, как ребята раздавали муку крестьянам.
   Вдруг женщина почувствовала, что что-то изменилось. В воздухе повисло тревожное напряжение. Солдаты, стоящие на земле, подтянули оружие, а сидящие на броне нырнули во внутрь техники, водители запрыгнули в свои люки.
   Быстро закрыли ящик, бросили на близстоящий БТР, туда же палки с не свернутой плащ-накидкой. Кто-то подтолкнул ее вверх на БТР, и четыре боевые машины быстро, насколько позволяла местность, умчались.
  
   В бригаду приехали под вечер. Старшина, остававшийся в ППД, к их возвращению подготовил баню. Солдат помог медсестре донести вещи до модуля, и она вернулась обратно к своим товарищам. Ей была оказана великая честь - первой помыться в бане. После двух недель пребывания на операции, шахтер выглядел лучше женщины. Остальной отряд ждал, когда она помоется. И только после нее пошли все остальные в соответствии со своей иерархией.
   А Женщина быстренько вернулась к себе в комнату, где к ней сразу же пристали подружки:
   - Подруга! Ну, как ты? Рассказывай!
   - Девочки, все нормально. Потом расскажу. Дайте письмо написать. Все остальное потом. - Отбивалась Женщина от подруг.
   Она села на кровать, взяла конверт и лист бумаги, затем какую-то толстою книгу, положила сверху лист бумаги и начала писать:
   "Здравствуйте Мои дорогие мамочка и доченька!" Закончив письмо, она достала календарик, заглянула в него и покачала головой. Сделала пометку в календаре и только после этого поставила дату в письме.
   Потом Женщина взяла еще один лист бумаги и конверт, и начала писать еще одно письмо. Оно было почти такое же, как первое, только вначале после приветствия она написала: "У нас уже вторую неделю идут дожди, погода не летная. Так что, возможно вы получите это письмо с моим предыдущим одновременно. Не волнуйтесь за меня, пожалуйста".- Женщина посмотрела на первое письмо, лежащее рядом с ней на кровати, усмехнулась, выглянула в окно. Хоть солнце уже почти село, она видела, что на небе нет ни одного облачка. Женщина прикрыла глаза, и перед ней предстала картина двухдневной давности - усталая пехота, вся грязная, не бритая, стреляющая сигареты у стоящих на КП, шла к своим БМП.
   Женщина взглянула в зеркало на стене у входа в комнату, подмигнула своему отражению, поставила еще одну дату во втором письме, запечатала оба письма, написала адрес и обратилась к девчонкам, ожидавшим рассказов:
   Ну, подруги, с чего начать и как Вы тут без меня?
  
   Конец.
   Октябрь 2009г.
  
  
  
   Каждая женщина на войне выполняла те обязанности, которые были на нее возложены:
   - Втыкать штекеры в аппаратуру на узле связи без кондиционера,
   - Стоять возле операционного стола,
   - Ухаживать за больными и ранеными,
   - Ездить по кишлакам и т.д. -
   им всем было тяжело, и они вместе с тем помогали, как могли, выполнять мужчинам их обязанности. Огромное спасибо всем Женщинам, испытавшим горя и радости там.
  
  
   PS:
  
  
   Я хочу закончить свои размышления о ЖЕНЩИНЕ на войне следующей подписью, сделанной на обратной стороне фотографии, которую оставила мне моя сослуживица по 40-й ОА:
  
  
  
   Есть мужество, доступное не многим:
   Знать обо всем и обо всем молчать
   И даже в дружбе оставаться строгим
   А если боль - о боле - не кричать
  
   Игорьку от Т.Б.
  
   В дни трудные и правильные
   РА, июнь1988г.
   перед выводом,
  
   Но я верю, что мы еще споем....
  
  
   (Я очень надеюсь, что эта женщина не будет против публикации ее четверостишия).
   Хотя оно написано мне, я посвящаю его всем участникам и участницам афганских событий.
  
   Девочки-девчонки, пережившие самые трудные дни своей молодости в безумии и ужасах афганской войны, низкий Вам поклон и много-много счастья.
  
   С уважением к Вам и Вашей нелегкой женской доле на войне
  
  
  
   Бывший лейтенант ОКСВ Ковалев Игорь.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   1
  
  
  
  

Оценка: 7.85*4  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@rambler.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2011