ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Курт
История одного предательства

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения]
Оценка: 4.38*14  Ваша оценка:

  
  
  Караван- Базе.......
  Караван- Базе.....
  База, слушаю Вас
  Второй, нашел чего?
  Пусто, Караван.....
  Понял вас. Отбой....
   Вторые сутки пошли с тех пор как исчез этот Глухов.
  - Куда же он пропал, уже не злясь, - думал капитан Олейников, пробираясь сквозь заросли низкорослой ольхи. Прошли с его сонного, после очередной проверки постов, разбудил старшина и тихим голосом, почти шепотом, сообщил:
  - Глухов исчез...
  - Как исчез? Когда?
  Не кричи, командир, сегодня. Пошел за водой на родник и исчез.
  - Грузины?
  - Да черт его знает. Просто пошел и исчез.
  - Один?
  - Ну да...
  - И что никто не видел?
  - А кто это увидит? Родник вон где, за лесополосой, все ходят и он пошел.
  - Блин, - вырвалось у капитана.
  - Кто знает?
  - Да никто еще.
   - Гребаный насос, - сказал на выдохе капитан, судорожно натягивая берцы.
  -Так, - выдохнул он из себя, старшина, сколько у нас свободных людей?
  - С Вами 27. 4 - на постах, 4 - резервная группа, 10 - спят, дежурный. Механик ремонтирует БТР. Жуванов с ногой ждет колонну из Владикавказа, Троха ушел в поиск с 4, да мы с тобой.
  -Мдааааа,..... не густо. Значит так, поднимай народ.
  -Так они только легли! - возмутился старшина.
  -Слыш, Иваныч,.....получим оба, по самое не хочу. Ты меньше, я больше! Ты что первый раз замужем? Вскочив со шконки и шипя, как змея, сказал капитан.
   - Составляй 3 поисковые группы, сам вали в село. Понюхай, может, где жрет сидит.
  - Да! Возьми троих. Не забудь вооружиться и смотри там в оба.
  - Разрешите идти?
  - Давайте, Иван Иванович.
  
  Капитан
   Капитан Олейников, как и многие другие его сверстники, уже 5-й месяц кормил "вшей" в этих богом оставленных краях. 8 августа его недоукомплектованную роту, как это бывает, не дав толком собраться, посадили на машины и своим ходом отправили во Владикавказ. Там накормили, всучили чужое оружие, пересадили на грязные, видавшие виды БТРы и приказали ждать дальнейших указаний вдоль дороги, ведущей на границу. Чего ждать? Кого ждать? Этого, увы, как обычно никто не сказал. Солнце в Осетии в августе, кто был, знает, жарит хуже некуда. Бойцы по прошествии 2 ч, разморенные жарой, посползали с брони, уселись на землю и начали заниматься только им известными делами, прикрывшись тенью от корпусов машин.
  По дороге нескончаемым потоком, засыпая все вокруг пылью, двигались машины. Туда - бронетехника, оттуда - легковушки и автобусы, забитые женщинами и детьми.
  Евгений Олейников, лежа под деревом, снял с себя разгрузку, расстегнул воротник камуфляжа, внимательно и с интересом наблюдал за движением техники на дороге и размышлял:
  - Вот же, жизнь. Камеди клаб в чистом виде. Говорила же мне мама, сыночка, доведет тебя эта Наська, не любит тебя она. Говорила! - про себя крикнул Женька. Работал же. Москва. Проспект Вернадского. Зачем я ей тогда так навалил?
  Ну связалась с этим, на Кайене. Да и черт с ней! Она же дворняжка - жирным куском поманили - ушла.
  Нееее! Хорошо навалил ей! До сих пор кулак ноет - подумал капитан, сжав кулак, посматривая на оставшиеся рубцы. Мамку жалко. Сколько потом к ней "мусора" ходили, меня все вычисляли. Мда! Чудом свалил. На этом месте мысли капитана были остановлены окриком комбата, который, высунувшись из окна уазика, жестикулируя своими волосатыми руками, собирал командиров подразделений.
  - Наконец-то, - сказал в слух капитан, поднимаясь с земли, отряхивая остатки травы с кителя и застегивая на нем пуговицы. Застегнувшись и надев разгрузку, он подхватил свой АКМ и трусцой побежал к командирскому УАЗИКУ.
  - Так, все на месте? - спросил комбат.
  - Все товарищ подполковник, - ответил кто-то.
  - Значит так я сейчас зачитаю приказ на выдвижение. Движемся в Южную Осетию, наверное, все уже в курсе? Еще раз спрашиваю, все в курсе? Ну и молодцы!
  Значит так товарищи офицеры. Приказ командира ..... разведбатальона .....дивизии 58-й армии. Грузинские войска численностью до 4 бригад, при поддержке авиации и артиллерии.....
   Олейников слушал монотонное бормотание комбата, все дальше уходя в себя.
  Он вспоминал прощание с матерью, ее теплые руки на своих щеках и ночную дорогу из военкомата на вокзал, куда его вез полковник Суданов, пряча от "ментов" за какие-то несчастные 5000 зеленых рублей. После того как он избил Настю, ее новоиспеченный друг написал на него заявление, приукрасив все события, и Олейникову, тогда еще успешному топ-менеджеру одной торговой компании, пришлось срочно покинуть свой отчий дом и скрываться у друга на даче. После чего, по совету того же друга, за те же 5000 долларов пошел в военкомат и подписал контракт.
  .....Олейников! Олееейникооов!
  - Вы с нами, товарищ капитан? - оборвал в очередной раз течение мыслей комбат.
  - Повторите.....
  - Мммм, - промычал Евгений, крутя головой и ища помощи у стоящих кружком офицеров батальона.
  - Товарищ капитан вы командир инженерно-разведывательного дозора, который отправляется в Южную Осетию! Позволяете себе при зачитке приказа думать о "телках", которых Вы оставили в Москве?
  - Евгений Владимирович, прошу более не отвлекаться, - уже более в спокойном тоне попросил комбат.
  - Значит так мы выдвигаемся за этими...эээ, - запнулся Чернышов. Савельев, подскажи... как их там?
  - Ямадаевцы что ли? - неуверенно подсказал начальник узла связи.
  - Тьфу ты! Что б их черт забрал. Да, Ямадаевцы. Они через час пройдут, - как-то злобно сказал подполковник и взглянул на свои подарочные часы.
  - Зачем этих "зверей" вообще, туда тащат? - как будто сам себе, пробормотал под нос комбат и продолжил дальше.
  - Олейников, пойдете со своими контрабасами первым. Смотрите там.
  - Значит так! Блин, ты карту открыл? или опять вола.....
  - Открыл, да?
  Итак, твой маршрут - Рокский туннель -Ванели-Джава. Двигаетесь в километре от основной колонны. Свою работу знаете, напоминать не буду. Позывные старые. В Джаве получите подкрепление.
  - Что за подкрепление? - с удивлением спросил Олейников.
  - Да я почем знаю. Позвонил начальник дивизии, сказал, чтобы в Джаве забрали пополнение, заправились и дули на Зарскую дорогу, пробиваться к Цхинвали.
  -Что так и сказал?
  - Так и сказал.
  -А сколько, чего...?
  -Евгений, оборвал его комбат. Я, вообще, ничего не знаю, я даже не знаю, где сейчас грузины, где осетины.
  -Может, телевизор посмотрим, пацаны, а? - кто-то тихо спросил.
  - Ага, и на дискотеку сходим, - съехидничал комбат.
  - Вопросы?
  - Кто с воздуха нас прикрывает? - спросил Олейников.
  - Приказ нужно было слушать, Евгений Владимирович. Если вопросов нет, встречаемся в Джаве на въезде в город или в село.
  На этих словах комбат закрыл дверь машины и, похлопав водителя по плечу, скомандовал:
  - Поехали.
  - По коням! - прозвучала команда. Солдаты засуетились и начали забираться на броню.
  - Началось! - подумал Олейников и зашагал к своим машинам.
  
  Глухов
   - Вот же попал. - думал сержант Глухов, поедая Бигтейсти в тбилисском Макдоналдсе.
  Здание фастфуда было похоже на стеклянную кружку с круглой сверху крышкой - напоминало ему шлем какого-то римского легионера.
  - Как в Москве, - подумал Леха, высасывая холодную колу из стаканчика с непонятными округлыми буквами-иероглифами. Его уже сутки таскают по этому городу, наполненному энергичными, говорливыми, вечно жестикулирующими при разговоре людьми.
  Закусочная стояла на одной из возвышенностей Тбилиси, и в застекленные стены можно было отчетливо увидеть этот красивый город, где гармонично переплетались древние церкви и современные здания советской эпохи. Маленькие улочки, мощенные булыжником, и красивые проспекты, увенчанные огромными фонарями-люстрами, пересекались между собой и неизменно упирались в красавицу Куру, медленно и величаво несущую свои воды мимо всей этой мирской суеты. Справа еще выше, на горе, стояла телевизионная башня, цепляя своей верхушкой серые облака, разрезая их пополам, превращая в непонятные игривые завитки.
  - Через 5 минут съемки, - немного с акцентом сказала темноволосая девушка лет 25, - вы готовы?
  - Да, конечно, - ответил сержант.
  Увидев свое отражение в стекле, Глухов подумал: Какой я сержант. Так мальчиш -плохиш. Синий свитер, джинсы , дешевая куртка и только лицо напоминало ему, что он всего лишь сутки назад был грязным, зачуханным сержантом контрактной службы. Ну чего он сделал плохого этому капитану?
  Хотел есть, пить, кушать хорошо - так это все хотят! Он же в конце концов че-ло-век, а не машина.
  - Вы готовы? - вывела его из задумчивости все та же черноволосая девушка.
  - Давайте знакомиться, - меня зовут Эка. Я корреспондент национального телеканала "Рустави 2". Мы хотим взять у Вас интервью.
  - Хорошо, - ответил Алексей, не выпуская из рук стакан с колой.
  - Ну и отлично, начнем.
  - Алексей, расскажите, что подтолкнуло Вас на такой поступок - оставить свое подразделение в Ахалгорском районе и перейти на сторону Грузии?
  Нас плохо кормили и одевали. Мой командир постоянно меня преследовал и ругал, ему не нравилась мое выполнение приказов.
  - Расскажите, как Вам удалось выбраться?
  - Да просто. Пошел на родник и ушел. Добрел до первого поселения и я здесь.
  Хотелось Алексею рассказать все как есть, но тот человек с украинским акцентом предупредил:
  - Леха, говори все как надо и будет у тебя все окей? Да и собственно, что там такого? Ну ушел. Шел, шел, сел передохнуть, а тут эти в масках и с автоматами. Накинули мешок на голову, дали в пузо и повезли. Я им, конечно, кричал, что я сам, что не надо со мной так ,но после второго удара в то же самое пузо, понял, что лучше помолчать и отдаться судьбе окончательно. Довезли до Гори, посадили на стул в пустой комнате и стали задавать всякие дурные вопросы, на которые у него никогда ответов и не было.
  - Какие части занимают Ахалгорский район?
  - А я почем знаю?
  - Кто командир Вашей дивизии?
  - Вот тупые люди. Я им объясняю, что выписался из госпиталя и был прикомандирован к этим, короче, к тем, откуда я ушел. Потом пришел большой светлый человек в хорошем НАТОвском камуфляже и на чистом русском языке задал пару вопросов и сказал, что я молодец, так и надо, что меня будет снимать телевидение а то что я здесь услышал и увидел нужно забыть. Если захочу могу сотрудничать с Министерством обороны Грузии, и даже мамку привезут. А что? Почему нет? Я что дурак? Конечно, забыл. Ну вот я здесь, хорошо питаюсь, помыт , одет в штатское и почти звезда.
  
  ПРОБЛЕМЫ НАЧИНАЮТСЯ
   - Разрешите войти?
  - Товарищ капитан! Вам это нужно увидеть, - взволнованно сообщил дежурный по посту, снимавшему после очередных поисков носки Олейникову.
  - Что там сержант?
  - Там. Это.
  - Ну? Нервно перебил дежурного командир группы
  - Там Глухова показывают.
  - Что? Гдеее?
  - Там, в зале, по телевизору.
   После боев за Цхинвали группу Олейникова перевели в это село с задачей организовать блокпост и вести разведывательно-поисковую работу в заданном районе. По прибытии стало очевидно, что нормального места, кроме брошенной заправочной станции, в данном населенном пункте, чтобы организовать КПП, не было. На том и порешили.
  С помощью старшины, солдат и как обычно какой-то матери обнесли здание АЗС колючкой, наставили сигналок, воткнули шлагбаум и "потащили" нудную службу.
  Раз в неделю прикатывал 107 БТР с двумя Уралами, выкидывали коробки с едой и укатывали дальше. Так проходили день за днем, неделя за неделей. Одним развлечением был телевизор, оставленный кем-то на стене. Это была ЖК-панель "Шарп", прикрученная почти под потолком, имевшая серебристый цвет корпуса, что сливало ее с пластиковыми панелями отделки зала заправки. Толи мародеры были пигмеями ,толи они и правда ее не увидели, но она осталась висеть на стене, ожидая нашего прихода. Одним ее недостатком было полное отсутствие пульта управления. поэтому смекалистый Иван Иванович, примотав обломок шариковой ручки к длинной палке обучил весь личный состав переключать каналы с помощью этого не хитрого приспособления.
  Вбежав в зал, капитан увидел солдат и старшину, жадно упершихся глазами в экран телевизора. То что он услышал от диктора, повергло его в ужас. Он побледнел и рухнул на стоявший рядом стул.
  - Доигрались, товарищ капитан. Он обхватил лицо ладонями и судорожно начал думать, что делать?
  - Старшина, ко мне! Да и Соколова с собой прихватите! И что за сборище? - крикнул во всю глотку. - Что заняться нечем? Быстрыми шагами пошел себе в комнату.
   - Значит так! Иван Иванович, срочно просмотреть, если нужно, подготовить ведомости раздачи мыла и белья. Сумку Глухова ко мне! И......да! Заполните тетрадь бесед!
  - Евгений Владимирович, докладывать когда? - спросил старшина.
  - Не знаю, иваныч, когда? Сейчас пойду.
  - Дальше. Соколов, надо придумать педдневники. Вот же идиотизм российской армии, подумал на мгновение Олейников.
  Разговор прервал вбежавший дежурный.
  Товарищ капитан, Гюрза на проводе....!
  - Ну вот и ПИПЕЦ!
  - Иду - сказал он сержанту.
  -Иваныч, у нас очень мало времени. Нужно все подчистить.
  - Будет сделано, командир, - ответил старшина.
  Вышеля из комнаты подошел к когда-то красивому зданию, в котором сейчас разместилась связь, взял трубку коммутатора, на мгновение подумал о чем-то и перекрестившись сказал:
  - "Караван на связи".
  
  ПОПОЛНЕНИЕ
   ИРД, которым командовал Олейников, уже полчаса ждал прохода колонны с батальоном "Восток", все сидели на броне и истекали потом пропитываясь им и покрываясь толстым слоем пыли от проходящей мимо техники.
  - Они что, решили третью мировую начать? - подумал капитан, глядя на это количество машин, идущих за перевал.
  - Идут! - крикнул механик из БТРа, прижимая ларингофоны шлемофона к шее.
  И точно. Это была скорее не колонна, а стая, мчавшаяся на железных конях, на запах крови. Новенькие БМП с восседавшими на них бородачами, увешанными оружием с ног до головы. Олейникову даже показалось, что чуть ли ни у каждого под мышкой или на бедре болтался Стечкин. На каждой машине гордо красовалась надпись с криво выведенными буквами: ЯМАДАЕВЦЫ.
  - Точно Камеди клаб, а не жизнь, - подумал в очередной раз капитан провожая взглядом чеченцев. А вчера мы за ними по лесам бегали ......удивительно, мелькнуло в голове.
  - Заводи!
   Мотор послушно заурчал, выпуская клубы черного дыма из выхлопных, и железная коробка понесла их в сторону воюющих, истекающих кровью гор.
  Надев на глаза купленные еще в Ростове очки и упершись правой ногой в срез люка, Евгений внимательно следил за всем происходящим вокруг. Пыль и гарь, сломанная техника и суетящиеся около нее бойцы, праздно шатающиеся мужики, называющие себя добровольцами, заполняли собой весь ландшафт до границы.
   Проехав КПП, картина не изменилась и продолжалась вплоть до Джавы.
  Приказ остановиться последовал на въезде в поселок. Все были безгранично рады, что по обочине росли деревья. Бойцы получили приказ заряжаться и, повытаскивав ящики с патронами, начали набивать ленты пулеметов под тенью деревьев.
  Олейников сидя на ящике от РГД, закурил сигарету в ожидании следующих приказаний от начальства. В этот момент подкатила шишига из тентованого кузова выпрыгнул боец, держа на плече вещмешок, направился в сторону капитана. Подойдя и опустив рюкзак, он представился: "Сержант Глухов прибыл в Ваше распоряжение".
  - Ты кто?
  - Пополнение товарищ капитан.
  - А остальные? - удивленно спросил Олейников, посматривая на кузов грузовика и ожидая появления еще людей.
  - Я один товарищ капитан. Прибыл в Ваше распоряжение из госпиталя.
  Просмотрев документы, капитан протянул их сержанту.
  - Найдите старшего прапорщика Болгарского, доложите, вооружайтесь и поступайте в его распоряжение.
  - Есть. Разрешите идти? - спросил Глухов, приложив руку к голове и выполнив прием "кругом". Он поспешил в сторону прапорщика, помогавшего механику забить ленту ПКТ с помощью машинки Ракова.
  - Что за странное пополнение? Нужно связаться с комбатом и узнать, что да как, - подумал капитан.
  
  ПРОБЛЕМЫ ПРОДОЛЖАЕТСЯ
   Следователь прокуратуры Ковальский уже третий час вел допрос личного состава роты. Наконец-то дошел до Олейникова, видимо, оставив его на закуску.
  - Ну что, товарищ капитан, присаживайтесь и рассказывайте, - сказал следователь, не поднимая головы, что-то записывая на стандартный лист.
  - Что именно? - нахмурившись, ответил капитан.
  - Да все! Как Вы допустили уход сержанта на сторону противника? Неуставные отношения в подразделении? Продолжать?
   - А я причем здесь? И какие неуставные взаимоотношения - все контрактники.
  - Капитан, я так понял, что ты не понял, что произошло? Это не просто дезертирство - это переход на сторону противника. Повторяю про-тив-ни-ка!
  - Да он сам ушел!
  - Та чего тут? Может, всей ротой перейдем гамбургеры жрать! -перешел на крик, стукнул по столу кулаком следователь, а затем поманил пальцем Олейникова:
  - Есть информация от некоторых бойцов, что ты до этого встречался с грузинской стороной. Что, подготавливал переход?
  Поняв, куда гнет следователь, Олейников побледнел, сел на стул и выдавил:
  - Без адвоката отвечать не буду.
  - Будешь, милый! Будешь! Таких как ты, вообще, из армии в шею гнать нужно!
  - Да я с местными связь налаживал! - вскочил капитан.
  - На место сел! - железным голосом оборвал его следователь.
  Присев на место, капитан подумал: "Сейчас бы к мамке, да борща поесть, со сметаной. Эх! Да ладно, бывает! Прорвемся Евгений Владимирович".
  - Евгений Владимирович подпишите, - следователь протянул листок протокола и кинул через стол ручку, - завтра я Вас жду во Владикавказе в прокуратуре. Документы я забираю. И Вами уже другие органы будут заниматься.
  С этими словами следователь встал, сложил лежащие на столе документы в портфель, надел кепку и, не прощаясь, вышел из комнаты.
   Выйдя на улицу, Олейников взглядом проводил Газель с надписью "Прокуратура", прокручивая снова и снова весь разговор у себя в голове.
  -Все плохо, Евгений Владимирович? - вывел его из транса старшина.
  - Принимай подразделение, Иваныч.
  
  ЭПИЛОГ
   Полковник Джафаров быстрыми шагами шел на доклад к начальнику отдела генерал-майору ГРУ Полякову. Подойдя к массивной двери кабинета, он постучался и вошел в полумрак помещения.
  - Разрешите, товарищ генерал?
  - Да, Олег Юрьевич, проходите. Присаживайтесь.
  Полковник прошел к столу начальника, отодвинул стул и сел, упершись в его бархатную спинку.
  - Рассказывай, по-отцовски сказал генерал.
  - Товарищ генерал, операция по заброске агента в грузинские спецслужбы проходит пока успешно.
  - Да, да видел по телевизору. В контакт с интересующим нас объектом вошел?
  -Да, вошел. Во время интервью условными словами передал информацию о контакте.
  - Хорошо, Олег Юрьевич, - довольно покачал головой генерал, - утечки не было?
  - Нет, все нормально. Вот я вам подготовил детальный отчет о проведенных мероприятиях.
  Полковник вытащил из папки бумаги и протянул их генералу.
  - Угу посмотрю, - сказал генерал подслеповато поглядывая на ворох бумаг.
  - Пока это все, товарищ генерал.
  -Ладно, информируйте меня по появлению дополнительной информации.
  - Есть, разрешите идти?
  - Да, идите.
  Джафаров встал, одернул китель и четкими шагами направился к выходу.
  Да! Олег Юрьевич, совсем забыл, - остановил его генерал, - там по телевизору показывали командира, нашего человека, как его?
  - Капитан Олейников, товарищ генерал.
  - Вот именно, отпустите его хороший пацан. Вам ясно?
  - Так точно, товарищ генерал.

Оценка: 4.38*14  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2015