ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Кутырь Виктор Борисович
Враг навсегда останется врагом

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 7.83*70  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Стоит ли прощать своего врага?


"Враг навсегда остается врагом"

  
   Прописная истина, говорит о том, что чем больше приносится горя, тем больше горе возвращается сторицей. Однако... никто и никогда не пытается задуматься о том, какое горе принес он лично.
   "А зачем?" - простой и лаконичный ответ вопросом на вопрос или другая фраза: "Ты видел, что они с "нашими" сделали?".
   Всё то, что кажется кощунственным в обычной жизни, через некоторое время, на войне становиться обыденным. Они - нас, мы - их. Все закручивается по спирали вверх с дикой скоростью. При этом, той точки, с которой все пойдет в обратную сторону, просто невидно. Её не может быть (этой точки) до тех пор, пока не прекратиться война, пока будут живы те, кто на своей собственной шкуре испытал все прелести ЭТОЙ ВОЙНЫ.
  
   Мы сидим в кафе с моим другом. Мы давно не виделись. Я уволился, он служит. У меня работа, у него командировки. Мы не виделись два года. Разговор у нас шел с ним про войну. Про ту Чеченскую войну, о которой теперь многие пытаются молчать. За соседним столиком сидели тоже двое.
   - Убивать их всех надо!!! - донеслось с соседнего столика.
   - ??? - мы переглянулись.
   - Извините, что вмешиваюсь в Ваш разговор, - сказал сурового вида парень, - я понял, из вашего разговора, что вы тоже "там" были?
   - Да, а ты... - я не успел закончить даже вопроса.
   - Я тоже там был... только солдатом...
   - И? - спросил мой товарищ.
   - Всё банально просто. Я жалею о том, что "там" тогда не убил... чечена.
   - Расскажи...
  
   ...снег вперемешку с грязью. Пронизывающий ветер и постоянное чувство холода...
   Нам надо проверить этот дом. Хотя домом это назвать можно с большой натяжкой. То, что еще недавно было пятиэтажкой, сейчас напоминает груду развалин. Следы от пожара, а еще отметины от попаданий снарядов и пуль делают из этого дома то, что можно назвать "разрухой". Такие дома я видел только в кино про войну с немцами...
  
   Сжимая автомат в руках, я смотрю на этот дом, пытаясь глазами наметить себе точки, по которым я преодолею расстояние до этого злополучного дома.
   О том, есть кто-то в этом доме или нет, мы узнаем в самое ближайшее время, а сейчас нужно заставить себя сделать этот рывок. Нужно, как можно быстрее, преодолеть простреливаемую территорию...
  
   На наше счастье, никто не открыл стрельбу. Это уже хорошо, но радоваться ещё рано. В доме нас может ожидать множество сюрпризов, начиная от элементарной засады, заканчивая установленными минами или растяжками. Осторожно мы продвигаемся вперед. У каждого из нас нарезан свой участок. Мне и моим товарищам достался второй подъезд этого дома.
   На первом этаже, кроме мусора и грязи, ничего заслуживающего внимания не было. Страхуя друг друга, мы поднялись на второй этаж. Наверное, я никогда в жизни не забуду этой квартиры. Обычная двухкомнатная квартира. Прихожая, налево туалет, ванная и кухня, затем с левой стороны маленькая комната, а после большая.
   Запах. Я сначала даже не понял, что это за запах. Я теперь знаю, что такое запах смерти...
  
   Санек, мой напарник, осторожно заглянул в большую комнату. Вдруг он резко одернулся, развернулся и стал блевать. Я зашел в комнату...
  
   ...то, что я увидел, вызвало во мне страшное чувство рвоты. В лужах застывшей крови лежали шесть истерзанных тел. Они были словно вспоротые на бойне тушки животных. Хрупкие тела мальчишек, были по пояс раздеты, руки связаны за спиной. У каждого из них была отрезана голова и поставлена на спину. У некоторых, глаза были открыты, застывшие стеклянные глаза... на стене кровью мальчишек, таких же, как мы, была написано: "Так будет с каждой русской свиньей"...
  
   - Суки... Сволочи... Падлы... - это кричал Санек, - Твари... Андрюха, ты видел, что они творят... Гады...
   - А-а-а!!! С-с-суки... - всё, что смогло вырваться из меня.
  
   Меня охватил ужас. Страшный, противный, липкий ужас. Всё, что было во мне, стало рваться безудержно наружу, и я не мог остановиться. Наши крики и возгласы привлекли внимание, и скоро в этой квартире побывало много народу. Каждый, кто заходил в эту комнату, практически выбегал из неё...
  
   Вечером мы сидели с Саней в палатке, разговор не клеился, мы тупо молчали. Говорить не хотелось. Перед глазами стояла картина - эта квартира с пацанами. Жаль, что не было водки, а то бы мы нажрались.
  
   Я видел убитых, я видел мертвых, но чтобы вот так, как свиней резали людей...
   - Андрюха, эти же пацаны такие же, как мы, - Саня смотрел на меня. В его глазах были ужас и злость. Хотя в моих глазах, наверное, было тоже самое.
   - Саня, не рви душу...
   - За что они так? Почему?
   - Мы для них как скот. Режут, как свиней...
   - Твари... - Саня зло сплюнул...
  
   Опять "зачистка". Нам предстоит пройти по одному из микрорайонов этого города. Город сей Грозный. Столица независимой Ичкерии...
   БТР, шедший впереди, "подпрыгнул". Взрыв. Бойцы с БэТэРа посыпались, как орехи. Мгновенно всё вокруг загрохотало, запылало. Бой. Мы напоролись на засаду. Все рассредоточились и стали лупить по направлению двух жилых домов, с которых по нам вели огонь. В кино всё красиво - прыгают, падают, стреляют, а тут ползаешь, как беременная улитка и стреляешь во всё, что шевелится или вызывает подозрение. Вдруг по ногам кто-то ударил. Сердце сжалось так, что такое ощущение было, будто оно убежало в район желудка. Оборачиваюсь - это ротный мне орет:
   - Боец!!! Боец, ты чё оглох?
   - М-м-м...
   - Ты че мычишь? Цел?
   - Да! - это всё что смог из себя выдавить.
   - Берешь ноги в руки и вместе с "Кипой" дуешь в тот дом, - сказал мне ротный, показывая в сторону противоположного дома, - Понял?
   - Понял!
   "Кипа" - это наш сержант контрактник. Мы (Я, Саня и "Кипа") вместе бежим к дому. Пока из него никто не стреляет, но не факт, что там никого нет. Осторожно подымаемся по ступенькам, и вдруг я слышу, как на гортанном языке идет разговор. "Кипа", прижимая палец к губам, дает нам понять, чтоб мы были "тише воды, ниже травы". Жестами показав нам с Саней, где мы должны находиться, "Кипа" берет гранату, выдергивает чеку и бросает в помещение. Взрыв. Мы влетаем в эту квартиру. Один готов, другой катается по полу и что-то кричит, а третий совсем молодой сидит в углу, обхватив голову руками. Его автомат валяется рядом. Я подошел ближе и приставил свой автомат к его голове. Какое же было дикое желание нажать на спусковой крючок.
   Выстрел. Я оборачиваюсь. Саня, направив автомат на "бородатого", нажимает на спуск.
   - Вот тебе сука... - звучит выстрел, - Что "тварь" больно? - и снова выстрел.
   Саня сделал еще два выстрела. Он бы стрелял в "бородатого" еще, если бы "Кипа" не вырвал у него автомат.
   - Боец... Хватит мля... ему достаточно... он уже готов.
   - "Кипа", они же суки наших пацанов режут... Твари!!! - когда он повернулся ко мне, я увидел его безумные глаза, - Андрюха, "вали" этого... - он показал пальцем на того молодого чечена, на которого до сих пор было направлено дуло моего автомата.
   Я посмотрел на "молодого" и увидел, как под ним появилась лужа, я посмотрел ему в глаза и увидел - страх и слезы. Я принял для себя решение.
   - Нет! - ответил я.
   - Что значит "Нет"? "Вали" его!!!
   - Ты что не слышал? "Нет"! Он мой пленный.
   - Ты чё дебил? Ты забыл, как они наших?
   Саня подскочил ко мне и попытался выхватить у меня автомат. Я его, что было силы, оттолкнул от себя.
   - Ты чё ох...л? Бля.. ты чё мудак? - при этом он снова попытался наброситься на меня.
   В его глазах были ненависть и безумие. Не знаю, что было бы, если бы "Кипа" не вмешался, встав между нами.
   - Э-э-э бойцы... Брэк... Берем этого, - он ткнул пальцем на чечена, - и вниз. Понятно?
   Я схватил за шкирку "молодого" и поставил его на ноги. Ноги его не слушались. Он плакал, пинками я его вытащил на улицу...
  
   Вечером у меня с Саней был тяжелый разговор. Все мои доводы, что убивать "ЭТОГО" не нужно было, что он такой же, как и мы - на Саню не подействовали. Мы подрались. Подрались мы с ним "в кровь". Наверное, мы стали врагами. Почему "наверное"? Потому что, на следующий день, меня ранили в ногу, и я попал в госпиталь. Слава Богу, кость была не задета. После госпиталя во "Владике" меня комиссовали и отправили домой. Саню я так больше и не видел. Пытался его найти, но...
  
   Наш собеседник замолчал.
   - Что можно сказать? Молодец! Не каждый смог бы так поступить, - сказал я.
   - Я не пойму, что такого произошло, из-за чего ты так уверенно теперь говоришь: "Убивать их всех надо"? - спросил мой друг.
   - А потому, что я знаю, что говорю, - выпив рюмку водки, он продолжил, - Я устроился на работу. Работа была разъездная. Я ездил на машине. Прошло два года после того, как я вернулся...
   Еду я на своей "шестерке", а в поток, в мой ряд, пыталась нагло влезть "бэха", ну я её не пустил, мы притерлись. ДТП. Это сейчас страховки, менты и всё такое, а раньше, вы помните, у кого сил больше тот и прав. Так вот вылезают из "бехи" трое. Чечены. Один из них мой "крестник". Он меня узнал, а я его...
   - О, как! - не удержался я, - И что дальше!
   - Что дальше? Он мне сука монтировкой голову проломил. Два ребра сломали... короче, если бы не люди, наверное, он бы меня и убил.
   - М-да!!! Ситуёвина...
   - Убивать их надо. Они нас не пощадят!
  
   Андрей махнул стакан водки, встал из-за стола и сказал: "Мне пора. Да и пить больше не надо, иначе найду себе приключений".
   Мы встали из-за стола и попрощались. Сели за стол и посмотрели друг другу в глаза.
   - У каждого своя война! - сказал я.
   - И у каждого своя "правда" в жизни! - ответил мне мой друг.
  

Оценка: 7.83*70  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018