ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Кузнецов Игорь Николаевич
Рация

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 9.50*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Мой командир очень хочет домой.

   РАЦИЯ
  Летом 1984 года, после окончания Пандшерской операции, мой непосредственный командир, прапорщик Тулупов засобирался на "дембель", прошло два года пребывания его в "горно-пустынной" местности на территории ДРА, как писали в справке для дантистов. Дантисты эти в "Союзе", должны были по этой справке быстренько и бесплатно поменять съеденные хлоркой старые зубы на новые, искусственные. У нас ведь всегда лучше перебдеть, чем недобдеть, поэтому "Пантацид" сыпали в воду без всякой меры и хлор жрал наши зубы просто замечательно. Вот видимо предчувствуя ласковые руки дантистов Тулупов ходил и радостно скалился сквозь густые усы. Главное же было, ни кто, а где, главное в Союзе!
  Радостный он ходил до того момента, пока не нужно стало сдавать записанное на него подотчетное имущество взвода управления батареи, а именно радиостанции. Обнаружилось наличие отсутствия одной штуки Р-107М. Улыбка прапорщика увяла, потому, что рация пропала больше месяца назад, когда на Пандшере серьезно ранило нашего комбата, капитана Капшукова и Мишку Дзагиева, который в тот раз и таскал этот гроб на спине. Ни тот, ни другой сообщить о судьбе утерянного имущества не могли. Комбату пули попали в оба колена и его сразу же увезли в Ленинград, а Мишке попало чуть ниже рации, в мягкое место, можно сказать, что легко отделался. Радиостанции тоже вроде бы досталось, но почему-то списывать ее не собирались, вроде как какие-то справки вовремя не подали, потом время прошло, да и хладное железо предоставить желательно, а его не было...
  Короче.... "Чем дальше в лес, тем толще партизаны". С каждым днем градус ругани нашего прапорщика с вышестоящим начальством все поднимался и поднимался, и вот однажды он нашел виноватого в его бедах. Им, конечно же, оказался я, ведь это я должен следить за рациями, холить их и лелеять, аккумуляторы менять, держать в полной боевой готовности и главное, что я рядом. На мне очень просто оттачивать свое негодование и раздражение....
  Жизнь у меня началась просто сказочная, эмоции били ключом,... и все по голове! Даже мой полезный для здоровья "пофигизм", стал трещать по швам. Это же додуматься нужно, вытащить меня в час ночи из каптерки и заставить рисовать "Боевой листок", это такая маленькая стенгазета о кипучей жизни нашей батареи. Сам сел напротив меня и внушает мысль, что я должен "родить" ему один экземпляр изделия с надписью "Р-107М", неважно какой будет у нее индивидуальный номер на боку, со складом он уже договорился.... Пятнадцатый бракованный экземпляр "Боевого листка" опять полетел в мусорную корзину, на этот раз была замечена стилистическая ошибка. Главное, включив "дурака", не вспылить и продолжить равнодушно переписывать печатными буквами свою писанину. Еще нельзя ему ничего обещать, особенно обещать найти станцию....
  - Ты же понимаешь, что я всего лишь хочу, чтобы мои проблемы стали твоими проблемами? Такое ощущение, что ты не хочешь мне помочь. Ведь чем позже я уеду, тем больше проблем у тебя будет. Найди мне станцию!
  - Товарищ прапорщик! Ну, гнилое же дело! Рации бесхозные по углам не валяются, у них обычно хозяин имеется и под замком их держит. Вы, что же мне предлагаете каптерки по ночам "бомбить"? Так там ночью кто-нибудь обязательно спит, как я недавно....
  - Нет, конечно! Я тебе советую просто озаботиться моей проблемой. Ведь когда комбат Кулаков уезжал домой, у него не хватало пять бронежилетов. Ты же ему нашел. Даже лишних три штуки. Он их потом в зачет простыней, порванных бойцами на подшивку, сменял и без проблем уехал.
  - Сравнили, тоже мне! Броников, то больше в природе, да и дело случая! Колонна снаряды привезла, и водилы на обед ушли, а жилеты на дверках машин оставили висеть, даже стекла не подняли. На редкость беспечный поступок. Мы с разгрузки шли, ну и грех было не прихватить....
  - Сгною.... Для начала усы сбреешь и подстрижешься коротко....
  - Ладно! Понял насчет "кнута"! А с "пряником", что делать будем?
  - Ты сам-то чего хочешь?
  - Я не оригинален. Также как и вы, я домой хочу.
  - Поедешь домой с первой партией.
  - Ну, да?
  - Я договорюсь, если поможешь.
  - Ладно, похожу, поищу, но ничего не обещаю.
  Нужно сказать, что все "тянули" все, что плохо лежит. Единственным спасением была личная ответственность за лично утерянные вещи. Я однажды, даже из грузового Ил-76, кувалду спер. Разгружали привезенные сухпайки. Стоим цепочкой, друг другу коробки передаем и в машины грузим, а сопровождающая груз бегает, покрикивает, что, мол, медленно шевелимся. К старшине нашему подскочила, типа рохля он, нужно ему командный голос вырабатывать. Всех достала! Вот пребывая в таком раздраженном состоянии, после разгрузки, я и увидел увесистую кувалду с короткой ручкой. "Мстя" моя будет страшна. Подозвал бойца из "молодых" и засунул ему кувалду под х/б, чтобы рукоятка в плечо упиралась, а само железо на ремне висело. По команде, "Строиться!", все выпрыгнули из самолета, построились и отправились колонной по два, в сторону нашей части. Не думал я, что пропажу мгновенно обнаружат.... Они оказывается этой кувалдой колодки из под шасси выбивали и поэтому взлететь не смогли. Кроме нас там никого не было, так, что сразу догадались, кто виноват. Догнали, обыскали, нашли и отобрали.... Один вопрос в глазах летуна был: - "Зачем?"
  Жаль, конечно, что как я не юлил, но был вынужден ввязаться в это безнадежное предприятие. Надежды никакой, но придется ходить и опрашивать всех подряд. Прапорщик напоследок может мне кучу неприятностей устроить. Да, хоть из экипажа "реостата", обратно в корректировочную группу включит, и буду опять с пехотой по горам ползать, с гробом этим железным на спине. Не хочу! Тем более, что Паша Грачев комдивом стал и осчастливил всех новой тактикой ведения войны. Теперь бойцы должны были штурмовать вершины не ночью, как было раньше, а днем, в самый солнцепек. Температура ночью ниже 35 градусов не опускалась, а днем вообще 50 - 6о! Ну, и как результат - куча народу с солнечными и тепловыми ударами. Не зря говорится: - "С такими друзьями и врагов не нужно". Нет! Я уж лучше с "броней" на войну похожу, для здоровья полезней!
  Я в одном из рейдов напоролся на Грачева, курьезно так напоролся.... Жара, долина в предгорье, везде стоит техника. Я копаю окоп для боевого охранения. Свой окоп, для ночевки, уже вырыл, теперь рою, чтобы на посту стоять и не маячить. Земля, как камень, только лом помогает углубляться. Проковырял больше полуметра, как почувствовал прохладу, да и глина мягче стала, можно и лопатой копать. Откуда только силы взялись, заработал, как экскаватор, и чем дальше углубляюсь, тем прохладнее....
  Вдруг слышу над головой....
  - Боец! А ты команды на построение не слышал?!
  Смотрю снизу вверх и вижу троих в больших фуражках. Стоят на краю моего окопа, руки за спину заложили и смотрят на меня....
  Блин!!! Вот это залет!!!
  - Никак, нет! Заработался!
  - Ладно! Копай дальше! Мы здесь блиндаж сделаем!
  Заржали и пошли к построенному полку.
  Оказалось, что копал я посредине импровизированного плаца. Команду в яме не услышал, а когда все строились, видимо отдыхал, прохладой наслаждался. Когда же генералитет подошел, я опять копать начал, вот они и заинтересовались, почему перед шеренгой солдат земля из земли летит.
  В общем и целом, все обошлось, хотя устраивать строевые смотры на "боевых" - плохая идея. Это через недельку наглядно подтвердилось. Замполит первого дивизиона однажды днем кучно рассадил своих подопечных на земле и ходил перед ними, что-то им внушая....
  Я в это время с бойцами из "полтинника", картошку на костре жарил. Вдруг визгливый треск над головой, похоже на разрывание крепкой ткани, только очень громко. Сам я среагировать не успел, пацаны меня на землю сбили. Взрыв, метрах в пятидесяти, рядом с толпой скучающих слушателей....
  С утра начал ходить по всем казармам, без разбора, с одним вопросом: - "Ребята! Станцию Р- 107М не находили? Бесхозной нет? Может быть, приносил кто на хранение?" До обеда обошел все казармы "полтинника"- 350 парашютно-десантного полка, нашей 103 ВДД. Нет ничего. Чувствую себя зрелым кретином, но ничего другого мне не остается, разве только поесть сходить. Решено, иду обедать. Прохожу мимо строящегося ангара - будущего клуба артполка, и тут, что-то у меня живот прихватило. Рядом ребята знакомые носилки с цементом таскают. Останавливаю одного
  - Привет! Говорят, скоро закончите.
  - Не-е, месяца два еще ковыряться.
  - Сортир, то, будет?
  - Конечно! Сделали уже!
  - Пустишь погостить?
  - Да ты, что! Прапор убьет!
  - Почему?
  - Как только закончим клуб, на открытие Алла Пугачева приезжает. Слышал?
  - Да.
  - Вот! Наш прапор хочет ее первой в туалет запустить. Пусть наш клуб своим филеем "освятит" - первой на унитаз сядет! А сейчас дверь опечатана.
  - ?????.....
  Даже на душе потеплело, не один я себя дураком буду чувствовать. Для этого правда, персонаж должен узнать о своей роли, а это вряд ли, кто же ей скажет. Будут стоять и усмехаться.
  В столовую у нас поодиночке не ходят. Чтобы поесть, нужно пройти по плацу строем со строевой песней. Обычно я халявил, только рот открывал. Ну, нет у меня таланта к ритмичным завываниям. Слушать люблю, петь не умею. В этот раз мне не повезло, вокал своего подразделения решил послушать наш командир полка, подполковник Турбин. Старший лейтенант Троцевский, который в этот день был дежурный по батарее и вел нас в столовую, давно заметил, что я не пою. Специально подошел ко мне и приказал петь, и петь громко. Ладно, сам напросился....
  Артиллеристы, Сталин дал приказ!
  Артиллеристы, зовет отчизна нас!
  Из сотен тысяч батарей
  За слезы наших матерей
  За нашу Родину. Огонь! Огонь!....
  Мой мерзкий и громкий фальцет очень сильно выбивался из общего хора. Поэтому батарея только с третьего раза прошла в столовую, и то только потому, что в третий проход Турбин приказал мне молчать, но ритмично открывать рот можно было.
  Обычно в столовую я не ходил, продуктов в каптерке много было. Под кроватью несколько ящиков консервов валялись, сухое горючее тоже было, не холодное же есть. Обычно, если компот давали, то просил принести. Если компота не было, то пил чай, пакет которого из рейда принес. Удивительный был вкус и аромат у этого чая, да и сама заварка имела вид длинных скрученных листочков и бодрила лучше чашки кофе. Хотя может быть я просто отвык от нормальной заварки. Солдатам, обычно для экономии, заварки клали мало, а чтобы цвет появился, в бак кидали соду и цвет появлялся. Другой жемчужиной местной кулинарной мысли было блюдо, которое никто никогда не ел. Называлось оно "Белое мясо кенгуру", и представляло собой вареное сало. Просто вареное сало в глубоких мисках, на каждом столе. Этим блюдом вполне можно было пытать мусульман одним своим диким видом. Это удивительно, но соленого сала найти было невозможно. Загадка! Мы окольными путями пытались добыть для засолки неиспорченный варкой продукт, но нам это почему-то не удалось. На страже уникального рецепта стеной стоял прапорщик - начальник столовой. Тайну, куда девалось мясо, которое должно быть вместе с салом, он тоже хранил свято.
  Рецепты остальных блюд не являлись уникальными и имели устоявшиеся с годами названия. "Шрапнель" - это простая перловая каша. "Клейстер" - это клейстер и есть, по вкусу и виду отличить нельзя. Самое удивительное, что дома картофельное пюре из магазина было более чем съедобно. Суп "Музыкальный" - это гороховый суп. Еще было кофе из ячменных зерен - забеленная сгущенкой субстанция.
  После обеда решил сделать, последний на сегодня, рывок и пройтись по дивизионным службам обеспечения, связистам, ремонтникам, короче, кого найду. Побрел в сторону штаба дивизии, кто-то из пехоты меня надоумил, мол, если что-то есть, то только у них. С парадного входа заходить не стал, чревато, пошел в обход и наткнулся на неприметную дверку. Думаю, дай зайду и узнаю где тут кого искать. Захожу, смотрю, комната, и завалена всякими знакомыми вещами. Рации тоже присутствуют. Народ бегает, суетится, некоторые паяльниками внутри коробок шуруют.... Это я удачно зашел
  - Привет! Мужики, я рацию ищу. Комбата с радистом на Пандшере ранило, станция и потерялась.
  - Какая?
  - Р-107М
  - Есть у нас одна, притащили месяц назад, так и стоит. Номер у нее "........", а у тебя какой?
  - Нет, не сходится. Ладно, пойду дальше искать
  - Ты, если встретишь хозяина. Скажи, что станция у нас
  - Договорились.
  Все! Есть! Теперь ходу отсюда! План созрел мгновенно....
  - Валик! Иди сюда!
  - Чего хотел!
  - Чесануться перед взводным хочешь? Он тебе все твои "косяки" спишет!
  - Что сделать нужно?
  - Сейчас бежишь к штабу дивизии. Там сбоку дверка есть, связисты там сидят. Вот тебе номер рации, которая у них стоит. Заберешь, и можешь сразу к Тулупову идти за отпущением грехов.
  - А сам, почему не пойдешь?
  - Мне нельзя. Я засветился, но до дверки провожу.
  Вечером в каптерку ввалился счастливый, как слон и уже поддатый Тулупов.
  - Как все прошло?
  - Замечательно! Все сдал! Претензий к твоим усам больше не имею, конечно, это позор, а не усы, но я через себя переступаю!
  - Просто отлично, а по второму пункту?
  - Домой поедешь с первой партией.
  - А можно в деталях?
  - Батарея скоро на заставу уходит, но ты остаешься. Дзагиев из госпиталя прибудет, он тебя сменит, ты ему покажешь тут все и дембельнешься.
  В принципе, все так и получилось.
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 9.50*6  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2015