ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Кузнецов Игорь Николаевич
Полигон

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 9.20*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ферганская учебка

   ПОЛИГОН
  
  Ну, вот, можно сказать, добрались. Добежали, дохромали и доползли. Вокруг запустение и сырость. Одноэтажные деревянные казармы выглядят как старые бараки. Некоторые окна скалятся осколками стекол. Это и есть теперь наш дом на ближайшие два - три месяца. Первым делом нам опять предстоит переводить эти строения в категорию "жилое помещение". Жаль, что отопления нет, и не предвидится, а уже зима. Осколки разбитых окон сразу же пошли на скребки, правда, они очень быстро затупились и я отпросился в поиск, на свободную охоту....
  В ближайших казармах шла такая же суета, как и у нас. Там ловить нечего. Расширяю спираль поиска и вижу невдалеке два новых здания. Видно, что в них никто не жил и недавно их активно достраивали. Окна кое, где уже застеклены, а размеры стекол ведь стандартные. Можно попытаться отремонтировать рамы в нашей казарме. Это, скорее всего, готовят офицерское общежитие. Поэтому действую очень аккуратно, а то товарищи офицеры за свой комфорт начнут переживать и устроят мне мстю. Осторожно вытаскиваю из двери забитый гвоздь, разблокирую двери и вхожу внутрь. Какие-то доски, щепки, известь, куски обоев, а стекол нет. Нет битых стекол, целые кое, где попадаются. Поэтому беру несколько листов, которые вроде бы подходят по размеру, и ходу оттуда.
  Стекла подошли не все, как раз на скребки осталось. Все! Немножко отдохнул пока ходил, и снова к станку. Наши поскребушки не отменяют всего запланированного. Мы сильно мерзнем и много бегаем, ползаем и окапываемся. Постоянная сырость не дает согреться. Хорошо, что ночью разрешили поверх одеяла накрываться еще и шинелями, но здоровье у всех пошатнулось. Может, совпало так, но скорее всего среда нашего обитания и недостаточные меры в личной гигиене, способствовала одновременной вспышке и дизентерии и гепатита. Мы в очередной раз скребли пол в казарме, срезали черные следы от сапог на полу. Запоминали, что нельзя бездумно бегать по казарме в натертых ваксой сапогах.
   Работаем ночью, так как все сроки вышли, а завтра очередная проверка, после инспекции командира полка на полигон. Первая проверка закончилась огромной клизмой для всех наших командиров, в основном из-за наших неаккуратно заправленных кроватей. У кого-то лучше, у кого-то хуже, а должно быть пусть безобразно, но однообразно. Поэтому перед нами резко была поставлена задача, научиться заправлять свои спальные места. Так как главный лозунг армейской учебы:- "Не доходит через голову, дойдет через ноги!". Мы попарно подняли свои двухъярусные кровати и вынесли их из казармы. Построились в колонну и, прихватив мебель, побежали вдаль. Километра через три, в степи, обнаружилась ровная площадка. Там мы по ниточке начертили план казармы, расставили свои кровати и стали учиться их заправлять. Раз десять повторили процедуру, пока Ярсак не кивнул благосклонно, но пообещал, что если небрежность повторится, то повторится и кросс с отягощением, но расстояние уже не будет таким мизерным. Побежали, побежали....
  Кровати заправили, расставили, теперь скребем пол. Его еще мастикой покрывать и "Машкой" затирать. Дальнейшее помнится довольно смутно. В каком-то отупении, из последних сил, водим скребками по полу. Потом, то один, то другой боец валится на пол. Некоторые поднимались и снова скребли. Затем мне показалось, что начала мигать лампочка и очнулся я во временном медпункте, на кровати. Вместе со мной в ту ночь из нашей казармы унесли шесть человек. Раньше, конечно, была убыль личного состава, но не такими темпами! У всех подозрение на гепатит, теперь лежим и зреем. Тех, кто пожелтел, сразу увозят в госпиталь. Обычно долго ни кто не задерживался. День, другой и койка освободилась. Лежу уже третий день. Мордоворот в белом халате уже косо на меня смотрит и в глаза заглядывает, веко оттянет и заглядывает, думаю, хочет выгнать симулянта обратно в казарму. Больно уж часто удивляется тому, что я не пожелтел. Пока лежу и есть свободное время, нужно заняться своей ногой. Натер я левую ногу, еще, когда впервые бежали с аэродрома в часть. Так теперь и хромаю, даже привык уже. Незалеченная ранка подсохла и заражение пошло внутрь. Ахиллесово сухожилие в последнее время распухло и пульсирует, чувствовалось, что все там загноилось. Местные эскулапы доверия у меня не вызывали, поэтому раздобыл бинт и зеленку, она почему-то была синего цвета, решил сделать себе операцию. Обжег на зажигалке лезвие безопасной бритвы и, сев на ступеньки медпункта, начал себя потихоньку сострагивать, срезать ороговевшую кожу. Справился. Не ожидал, что столько гноя будет. Продезинфицировал и даже засыпал каким-то порошком, вроде стрептоцида, все замотал и пошел дальше отсыпаться. Странно, но прихрамывал я еще месяца два, хотя нога уже не болела.
  Выгнали меня через неделю. Нога уже зажила, да и отоспался за это время. Почему не пожелтел, не знаю, может организм с заразой справился, может форма болезни безжелтушная. Не знаю, но симулировать мне даже в голову не приходило.
  В батарее истерика уже улеглась, но пехоту в соседних казармах чихвостить, еще не перестали. По крайней мере, разведроту вообще на улицу переселили, рядом с казармой. Расставили кровати с тумбочками в заснеженном поле, так они и спали ночью.
  В субботу нам пообещали баню, мол, наладили подогрев воды и будет нам счастье. Ну, что же, это счастье я никогда не забуду. Во первых, подогрев воды, это не прогрев всей бани и температура в душевой была чуть выше чем на улице. Во вторых, вода горячая была, но в дальнем углу и без смесителя, там шел крутой кипяток. В третьих, тазиков не было, не было вообще никакой посуды и на помывку дали тридцать минут. Помылся я из мыльницы, в которой смешивал кипяток и холодную воду. Обливался, намыливался и скреб себя той же мыльницей.... Бегал к крану с кипятком, раз десять, хотя смывать мыло, все равно пришлось холодной водой. Время вышло, и сеанс счастья закончился.
  В столовой сейчас чай из верблюжьей колючки варят. Для живота, говорят, полезно. Хотя основное меню не изменилось. По-прежнему в почете рыба минтай. На завтрак минтай томленый, чай из колючки, кусочек масла и хлеб. На обед уха и минтай томленый, хлеб и чай. На ужин опять минтай, хлеб и чай. Уха отличалась от других блюд, только большим количеством воды и кусками оберточной бумаги, которую повара-срочники даже не удосуживались снять с блоков замороженной рыбы, перед тем как кидать ее в котел. Не знаю, почему бумага попадалась только в ухе, "изюминка" рецепта, наверное. Ну и кости, огромное количество острых костей во всякой рыбе, но всем очень хотелось кушать, и печально обсасывали этот "кактус".
  Для борьбы с инфекцией мы всем скопом кипятим в котлах свои котелки. Назначается специальный дежурный, который целый день поддерживает огонь под котлом, в котором должен булькать крутой кипяток и вариться верблюжья колючка с солдатскими алюминиевыми котелками. Котлы с кострами расположились в небольшой ложбинке рядом со столовой и бойцы перед едой получали обеззараженную посуду, а после еды сдавали. Пока я не заступил дежурным по котелкам, я даже представить себе не мог, как теория может отличаться от практического воплощения.
  Для начала, костер совсем не хотел гореть. Просто в степи трудно отыскать что-то горючее. Тем более, для того чтобы вскипятить бак на сто литров нужен костер похожий на "пионерский", а дров нет....
  Проявив, солдатскую смекалку и ориентируясь по высокой трубе, бойцы нашли старую, нерабочую котельную. Кажется, проблема решена, сейчас наберем угля и вскипятим воду, но угля не было. Оказывается когда-то давно, котельная работала на отходах местной обувной фабрики и видимо мебельной. Земля была усыпана сырыми опилками и остатками подошв из пористой резины. Конечно, они могли гореть, но их было мало, и насобирать на большой костер не получалось. Все из-за той же солдатской смекалки. Просто украдут заготовленную кучку и подбросят в свой очаг.
  Решил поговорить с соседом насчет кооперации. Один охраняет, другой собирает топливо. Потом меняемся.
  - Привет! У нас проблема. Тебе не кажется?
  - Кажется. Пока не дадут напарника, от костра отходить нельзя.
  - Вот и я о том же. Сегодня все равно ни кого не дадут. Все на занятиях. Давай, один посторожит, а другой за "дровами" сбегает и насобирает сколько нужно. Потом меняемся.
  - Давай! Меня Игорь звать, а тебя как?
  - Я тоже Игорь, тезка значит! А полностью как?
  - Кузнецов Игорь Николаевич
  - .........?
  Тут я конечно не сдержался....
  - С...а!!!! Так это ты гад мои посылки получал!!!
  - Я не виноват!!! Меня сержанты заставили! Я даже не знаю, что в ней. Сержанты квиток с почты принесли, меня взяли для получения, а на улице сразу отобрали!
  Поверил я ему сразу, да и злоба вспыхнувшая, быстро погасла. Правда, иметь с тезкой какие - либо дела расхотелось напрочь. Поэтому, когда пришел Ярсак проверять котелки, пришлось делать честные, честные глаза и лепетать, что-то типа: - "Мамой клянусь! Только, что булькало!"
  С тезкой я больше не встречался. Слышал потом, краем уха, что при штабе дивизии мой однофамилец обосновался. Да и медаль от меня ушла без следа, с пометкой "вручена". На него грешу. Хотя, такое ощущение, что "потеря" наград была поставлена на поток чтобы "нужных" людей подмазывать....
  После интенсивных занятий на полигоне нам нужно будет сдать экзамены и зачеты. Бег на время, один, три и десять километров. Стрельба из "НОНЫ" минами по мишени, стрельба дневная и ночная по ростовым мишеням, рукопашка и прыжки. Прыгать должны сразу же, как прибежим в полк.
  Взводный вечером пригрозил, что завтра до рассвета он нам устроит боевую тревогу с марш-броском километров на десять. Я не понял, эта угроза была шуткой или тонким намеком, но на всякий случай решил подготовиться. После отбоя встал и очень аккуратно намотал портянки на ноги, а затем ниткой прошил края, чтобы за ночь не размотались. С главной угрозой долгого бега справился. Теперь спать.... Кажется, что только, только положил голову на подушку. Как....
  - Батарея подъем!!! Боевая тревога!!!
  На улице темно, как Ярсак и обещал. Народ ломанулся одеваться, некоторые портянки на сапог набрасывают и тут же ногу суют. Время, конечно, на обувание тратится меньше, но "десятку" таким образом, не пробежать. Если, по зловредности, Ярсак на марше не даст перемотаться, то ноги убьются, до кровавых мозолей. Конечно не совсем из зловредности, а для урока, что будет, если плохо намотать портянки. Я был уже ученый, поэтому удачно подготовился. Обулись, оделись, экипировались, похватали автоматы из стойки с оружием, построились и побежали....
  - Воздух!!!
  Падаем на спину, автомат стволом вверх. Есть немного времени отдышаться.
  - Вперед!
   Опять бежим по каменисто-глинистому полю.
  - Воздух!!!
  - По-пластунски, вперед!!!
  - Окопаться!
  Отстегнули саперные лопатки и пытаемся тыкать в землю. Окоп для стрельбы лежа, нужно делать тоже лежа. Очень неудобно, да и земелька, что гравийная дорога. Скребешь, скребешь, потом горсточку камней и глины бросаешь вперед, чтобы сформировать бруствер. Закончить окоп никто не успел. Опять - "Вперед!!!", опять бежим.
  - Газы!!!
  Похоже, взводный нам решил все радости жизни преподнести. У меня даже возможности схалтурить нет, не получается даже палец под противогаз засунуть, Ярсак рядом бежит. Некоторые пацаны, зная о пробежке в противогазе, усовершенствовали прибор, удалив клапан. Похоже, что все эти хитрости, взводный просек и назавтра опять побежали, правда, лейтенант сидел за рычагами "НОНЫ", дорогу показывал. Добежали до какого-то подземного лабиринта. Широкий проем и бетонное перекрытие, внутри темнота.
  - Батарея! Слушай мою команду! По команде "Газы!", надеть индивидуальные средства защиты и выйти через второй выход.
  - Газы!!! Кузнецов и Введенский остаться!
  Народ рванул к темному входу и, чувствуя, что это все неспроста, очень торопился. Когда все скрылись внутри, Ярсак сел за рычаги и попятился назад. Закупорив вход, он начал газовать, и клубы сизого дыма пошли в подземелье.
  - Пожалуй, хватит! Нужно поговорить. Вы двое неплохо освоили прицел. Стрельбы, конечно, еще покажут, но если хорошо отстреляетесь, то поедете со мной в Чирчик на выставку военной техники для командования Среднеазиатского Военного Округа. Выставка запланирована на 23 февраля. Предварительно едут Кузнецов, Введенский, сержант Михайлов и Мазуров.
  - Так, у Мазурова мать приезжает!
  -Все-то ты знаешь! Меньше знаешь - крепче спишь. Слышал такое выражение?
  - Так, точно!
  - Все согласовано, но поменьше болтайте! Бегом в строй! Все должны уже выйти.
  Чувствую, нам сильно повезло, что взводный сейчас решил мне с Борькой все сообщить. Парни стояли гурьбой, кашляли, и от всех разило соляркой. Трое лежали, им досталось сильнее, заблудились они в темноте, а противогазы неисправные. Выволакивали их сержанты, у них фонарики были припасены.
  Сдача зачета по рукопашному бою прошла как-то буднично. Нас разбили на пары. Меня поставили с Серегой Агеевым. Когда дошла очередь до нас, один из проверяющих ткнул пальцем в меня.
  - Удар ножом снизу.
  Я изобразил удар, Серега блокировал и завернул мне руку. Смотрю, проверяющие морщатся. Без огонька работаем, ладно, будет вам огонек....
  - Пистолет сзади.
  Присаживаюсь с разворотом, отбиваю руку и успеваю ее заблокировать. Дергаюсь вперед выворачивая руку и подставляя ногу. Проволакиваю запнувшегося Сергея вперед, прямо мордой по гравию. Бли-и-ин! У Сереги все лицо в крови и расцарапано, а проверяющие оживились, "Отлично!"- говорят, и пошли к следующей паре.
  - Серега, извини! Просто, если бы медленнее делал прием, нам бы зачет не поставили.
  -Ладно, проехали! Чуть глаз мне камнями не вытер....
  Зачет по ночной стрельбе мне понравился. Днем отстрелялись по ростовым мишеням и получили, для ночной стрельбы, фосфорные зажимы на мушку и целик. Один кружочек поменьше, другой чуть больше. Ночью посмотришь вдоль ствола, соберешь из двух кружков восьмерку, наводишь на цель и стреляешь. Ночью так и получилось, обрадовался, что мишени подсвечены и сбил все три, даже патроны остались. Проблема была только в том, что поднимались они в разных местах и очень ненадолго, но тут как-то очень удачно получилось.
  Очередной, предпоследний зачет происходил в каком-то большом овраге, а может карьере, где глину добывали. Стреляли минами, прямой наводкой, нужно было попасть в щит, поставленный перед крутым склоном. На попытку поразить мишень давалось две попытки. Просидев кучу времени за прицелом, уяснил главное. Нужно чтобы пузырьки уровней всегда были посередине. Малейшая небрежность, и все, что ты будешь дальше делать, будет уже не важно. Попадешь куда угодно, но не туда, куда хотел.
  По команде взводного заскочил в люк и крикнул "Готов!". Очень тщательно выставил уровни и подкрутил барабанчик угла возвышения ствола. Затем навел перекрестье прицела на щит....
  - Заряжай!
  Проверил прицел
  - Огонь!!!
  Выстрел. Не отрываю взгляда от окуляра и вижу в прицеле взрыв слева и вверху от перекрестья прицела. Мечусь в середину щита точкой, где засек взрыв...
  - Ствол чист! Откат нормальный!
  - Заряжай!
  Проверил пузырьки уровня и поправил прицел.
  - Огонь!
  - Ствол чист, откат нормальный!
   Попал! Выскочил из "НОНЫ" и доложился
  - Рядовой Кузнецов стрельбу закончил.
  Борька, тоже хорошо отстрелялся, он последнюю неделю шальной ходил. Отец к нему из Харькова приехал, он хоть и старался не улыбаться, но у него это плохо получалось. Улыбка на лице молодого солдата очень рискованное предприятие, как говорится - "По сроку службы не положено!". Могут и обратно улыбку заколотить, чтобы служба медом не казалась.
  Утром, после завтрака, собрались, экипировались и побежали строиться для марш-броска за территорией полигона.
  - Кузнецов, стоять! Собери автоматы и догоняй строй.
  Ярсак, постоял, покачиваясь с носков на пятки. Поморщился всем лицом, и зыркнул глазами из под надетой на брови фуражки.
  - Когда нагонишь колонну, передашь стволы Михайлову, он распределит. Бегом!
  Вот это подстава! Восемь автоматов, которые остались после госпитализированных с гепатитом бойцов. Это же больше тридцати килограммов лишнего веса! Я же помру, пока добегу! У нашего, излишне харизматичного, лейтенанта хватит юмора, чтобы начать отсчет времени с моего старта. Пришлось поторапливаться. Когда нагнал своих, я полностью сдох. С меня сняли даже мой автомат. Тяжело топая в общей массе, немного оклемался и забрал свой ствол. Тяжело, очень тяжело, недаром в солдатском фольклоре эта дистанция имеет свое название: - "Нас много на каждом километре". Бег на три километра: - "Никто не хотел умирать"....
   Как - то добежали все. Следующую неделю отмывались, очищались, даже в кинотеатр городской нас сводили. Зал был целиком арендован под нужды учебного полка. После торжественной и прочувственной речи командира полка нам все-таки продемонстрировали какой-то фильм. Не помню, что показывали, тупо проспал. Зато помню, что назад, в казармы, мы шагали по городу в колонне и под марш "Прощание славянки", в исполнении духового оркестра. Великая все-таки музыка! Столько лет уже существует, а мобилизует не хуже допинга.
  Борьке дали увольнительную на несколько дней. Ходит по Фергане с отцом и пловом с мантами отъедается. Завидую жутко, но ночует он все равно в казарме. Приносит нам всем всякие вкусности. Завтра отец его уезжает, а мы к прыжкам готовимся, парашюты укладываем, а он его проводить уже не сможет. Печалька в глазах....
  Встряска от приезда родных, получается знатная, но нервничать нужно поменьше, а то Борька мне чуть катастрофу не устроил. Вернее нам....
  Прыгали опять с рампы. Шел я опять за Борькой. Купол раскрылся, и я в тишине спускаюсь. Вдруг, слышу панический вопль Борьки.
  - Тяни задние!!!
  Автоматически подтягиваюсь на задних стропах, хотя ни кого впереди не вижу.
  - Тяни задние!!!
  Голос ближе, но может он выше меня, и я его просто не вижу. Тяну, как мне велят.
  Тяни задние!!!!!!!
  Голос совсем рядом! Перекрещиваю руки на стропах и разворачиваюсь.... Успеваю растопыриться в виде буквы "Х" и влетаю Борьке в купол. Отталкиваюсь от, пока еще упругого шелка руками, и успеваю разойтись, пока купола не погасли. Очень опасная ситуация, хорошо, что я еще ногой за стропы не зацепился....
  - Борька! Ты, что творишь?!!!
  - Заклинило меня почему-то.... Перепутал, хотел крикнуть, чтобы тянул передние....
  Наш "косяк", похоже, не заметили. Ярсак, по крайней мере, ничего не сказал. Сообщил только, чтобы с утра были готовы к погрузке и взяли все необходимое.... И специально, для меня.
  - Кузнецов! С тебя, проволока для закрепления машины на платформе.
  Вот интересно, где бы я брал это, если бы ранее не заметил, что недалеко столбы к пасынкам прикручивают....
  
  -
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 9.20*6  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2015