ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Лабановский Сергей Леонидович
Опалённая войной юность Володи или трагедия у Лор-Коха.

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 8.00*6  Ваша оценка:


   Опалённая войной юность Володи или трагедия у Лор-Коха.
  
   Рассказ посвящаю своему товарищу, однокашнику, Володе Ветрову и разведчикам 650 ОРБ, всем, кто прошёл Афганистан.
   0x01 graphic
  
  
  
   В повседневной суете нашей жизни многие из нас, проходя мимо, не знают тех людей, молодость которых прошла не просто бурно, а она пролетела как миг, разделив их жизнь на две половины - это мирную, размеренную и боевую, непредсказуемую, где жизнь и смерть смотрели друг другу в глаза и шли рядом друг с другом. Этот короткий жизненный отрезок наложил свой отпечаток на всю жизнь, а черты характера, закалённые в боевом братстве, многим из них помогли добиться определённых жизненных успехов.
   С Володей Ветровым мы познакомились ещё в абитуре, в далёком 1975году, когда поступали в Смоленское высшее зенитное ракетное командное училище, а затем вместе продолжили учёбу в одном взводе. И с распределением по выпуску из училища нам также "повезло", оказавшись вместе в Туркестанском военном округе, в Кушке, а затем и в Афганистане...
   Володя прижался к холодной скале, затаив дыхание, прислушался к звукам ночной тишины, как когда-то на номере, на охоте, дожидаясь зверя на тропе. Как-то сразу вспомнилось детство с юностью, посвящение в охотники. С улыбкой вспомнил, как это произошло. В компании его отца все были охотники и он, пацан, не чувствовал себя среди них зелёным юнцом. Друзья завидовали ему, когда отец вручил ему свою "вертикалку" 12 калибра. Он так и сказал:
   - Володь, будь достоин этого оружия, оно верой и правдой служило мне многие годы, послужит и тебе.
   Володиному счастью не было предела, когда к нему поочерёдно подходили друзья отца, по-дружески пожимали его руку, похлопывая по плечу, а затем, подхватив своими крепкими руками его лёгкое тело, давай подбрасывать его вверх, приговаривая:
   - Ну Володька, ты теперь наш...
   Володе всегда были приятны эти воспоминания из своей беззаботной юности. А тут ночью была своя "охота", когда не только ты стреляешь, но и жестокий , коварный враг в любую минуту мог убить тебя...
   Этот разведвыход был особенным по многим причинам. Володину группу в составе разведроты капитана Алёхина на БТР перебросили днём в район Лор-Коха, что в провинции Фарах. Незаметно днём это не сделаешь. Но к ночи, спешившись, группами начали подниматься в горы. Володина задумка по пути в реке глушить рыбу, вводя в заблуждение духовских наблюдателей, должна была сработать. Основная боевая задача для групп разведчиков состояла в выявлении духовского боевого охранения, их основных огневых точек. Ночью надо было скрытно подняться в горы, занять высоты, чтобы авианаводчики и артнаводчики могли точно выдавать координаты разведанных целей. Впереди предстояла крупная войсковая операция, командование дивизии возлагало на разведчиков 650 ОРБ большие надежды.
   Лор-Кох, большое горное плато на западе Афганистана. Местные духи чувствовали себя там вольготно. Сама природа защищала их. Отвесные скалы по кругу, а узкое ущелье, открывающее путь на плато, охранялось по всем правилам военной науки. Не так далеко проходила дорога в сторону Кандагара и духи постоянно совершали вооружённые вылазки, грабя свои, афганские машины и обстреливая наши военные колонны...
   В 650 разведбат Володя попал не случайно. Командовал он тогда взводом ЗСУ-23-4 "Шилка". Как-то в одном рейде познакомился с разведчиками, а когда те узнали, что он спортсмен, мастер спорта по боксу, как-то сразу стали по-другому смотреть на Володю, с уважением, ведь там таких спортсменов было большинство. Их комбат Валера Егоров спросил у Володи, а что если они его заберут к себе, в разведбат. Володя был рисковый парень, поэтому сразу же дал согласие. Через некоторое время его вызвал к себе сам полковник Скобелев и с порога спрашивает у Володи:
   - Ну что боксёр, готов стать разведчиком, не посрамишь наш доблестный разведбат.
   У Володи ком подкатил к горлу, что он, лейтенант мог ответить полковнику:
   - Так точно, товарищ полковник, готов оправдать ваше доверие.
   Потом были сборы разведчиков, переподготовка и Володина мечта сбылась...
   В этот разведвыход им для поддержки нужна была одна "Шилка". Вспомнили про Володю, который на ней когда-то служил. Взяв с собой двух своих верных сержантов Саню Левкова и Серёгу Короткевича он направился в мотострелковый полк. Но там не удалось найти нужных командиров и договориться перегнать "Шилку" в разведбат. Времени на раздумье не было, завтра выход. В разведке он уже научился принимать быстрые и верные решения. И это было дерзким и непопулярным, как и многие другие решения, которые ему приходилось принимать, когда он попал в разведбат. Володя, заняв место механика-водителя ЗСУ, запустил двигатель и через проделанный проход в тыльной части полевого парка, угнал "Шилку". Через некоторое время два его разведчика Левков и Короткевич притащили экипаж зенитчиков из четырёх человек с этой боевой машины. Парни эти особо не сопротивлялись, поверили Володиной легенде о привлечении их экипажа на боевые с разведчиками 650 ОРБ. Шума было конечно много, но всё это затихло, когда уже после боевых весь экипаж представили к боевым наградам за самоотверженные действия и огневую поддержку, которую экипаж ЗСУ-23-4 "Шилка" оказал разведчикам, которые попали в засаду...
   Луна, этот верный спутник влюблённых, предательски освещала горные вершины, внизу темнело ущелье. Лунный свет не способствовал скрытному передвижению володиной группы, часто приходилось останавливаться, всматриваться в чернильную мглу. Володя повёл ночным прицелом своего автомата по ближайшим вершинам, ничего подозрительного, но это его и настораживало, он чувствовал, что духи должны быть где-то рядом. Уж слишком удобное место здесь для размещения их поста боевого охранения, внизу хорошо просматривалось ущелье. Володя подал условный сигнал Левкову, тот был выше его на горке. Через некоторое время тот передал ему по связи, что засёк группу духов, расчёт ДШК и рядом ещё двое. В разведке есть золотое правило - не шуметь, не раскрыть себя. Поэтому работали молча, ножами. А одному бородачу, который успел отскочить в сторону, Володя со всей дури ударил с правой в его левую челюсть. Предательски хрустнула сломанная кость, душара в отключке завалился на бок. Добивали ножами. На турнирах по боксу Володе всегда приходилось с полной отдачей бороться с именитыми соперниками. Но здесь была борьба не за чемпионство, а борьба за свою жизнь и жизнь своих боевых товарищей... В Смоленске его тренер по боксу Костюченков Пётр Степанович, всегда его учил, что противника надо уважать, но бороться надо до конца, до последней минуты боя. О своём тренере Володя всегда отзывается с особой теплотой, как о втором отце. В мирное время, в молодые курсантские годы, когда иногда приходилось отстаивать свою честь и честь своих друзей курсантов на улице или где ни будь в ресторане, такой звериной жестокости не было, да она и не к чему была. Пару "хуков" с левой, правой бывало достаточно, чтобы поставить кого надо на место...
   Группа Ветрова продолжала выполнять поставленную перед ней боевую задачу. Появились дополнительные трудности - возросла нагрузка на разведчиков. Тащили на себе кроме своего оружия, боеприпасов, РД и спальников ещё и захваченное у духов оружие и боеприпасы. Надо было преодолеть несколько подъёмов и проверить ближайшие высоты. Но тут послышалась недалеко, справа, интенсивная стрельба. Стреляли сразу с двух сторон. Духи наверное засекли наших разведчиков и поджидали их. Это соседняя группа с капитаном Алёхиным попала в засаду. Володя стал вызывать по связи капитана Алёхина, но его рация молчала. Надо было быстро принимать решение. И для лейтенанта Владимира Ветрова оно могло быть только одним - надо идти на помощь разведчикам, попавшим в засаду. Володя связался с командиром экипажа "Шилки", направляя её огонь в сторону духовской засады. И тут такое началось. Огненный шлейф сотен снарядов из "Шилки" устремился снизу в сторону гор, всё засверкало, задрожало, отозвалось эхом разрывающихся в горах снарядов. Володины разведчики пошли на помощь к своим товарищам, стреляя во всё, что стреляло из засады. Бой то затихал, то начинался с новой силой. К духам стало подходить подкрепление. Положение разведчиков становилось всё тяжелее.
   Ближе к рассвету Володя услышал гул приближающихся наших "вертушек". Помощь подоспела вовремя. Авианаводчик их группы стал корректировать огонь. МИ-24 сделали несколько заходов, громя духов НУРСами. Через некоторое время их остатки стали спешно уходить в горы. Преследовать их не стали, надо было разобраться с убитыми, раненными. Разведчики группы Алёхина в изорванной в клочья одежде стали выползать из-за камней. Но где же капитан Алёхин? Володя не мог тогда это понять и осознать, всматриваясь в измождённые лица его солдат. Внизу, у подножия гор, уже кружили вертолёты МИ-8. Володя стал выводить свою группу и группу Алёхина к спасительным вертушкам.
   Володя вспоминает этот разведвыход как трагедию среди разведчиков. Уже там, на базе, он узнал о предательстве капитана Алёхина, который не выдержал накала боя и оставил своих солдат гибнуть в горах. А в штаб дивизии Алёхин доложил, что группа попала в засаду и все погибли. Но генерал-майор Громов Борис Всеволодович, в 1981 году он был командиром дивизии, не поверил словам Алёхина и направил помощь нашим разведчикам, организовал спасательную операцию. Вертушки вовремя успели и сыграли важную роль в спасении разведчиков 650 ОРБ. Алёхина быстро и незаметно убрали из Афганистана от греха подальше. В войсковой разведке предательства не прощают, потому как на совести Алёхина осталась несмываемая кровь его бывших боевых товарищей.
   Тот разведвыход молодого лейтенанта Володи Ветрова навсегда останется в его памяти. Этот жизненный урок ещё больше научил его разбираться в людях, у которых он прежде всего ценит мужество и отвагу, любовь к своей Родине, целеустремлённость, полную самоотдачу при выполнении поставленных задач. И конечно ненавидит обман и предательство. А впереди у Владимира Ветрова были ещё 175 тяжёлых дней и ночей афганской войны, учёба в Военном институте физической культуры и спорта имени Лесгафта, служба на различных должностях в Вооружённых Силах СССР и РФ.
   0x01 graphic
   Сейчас подполковник Ветров Владимир Алексеевич в запасе, занимается военно-патриотической работой. Проводимые им мероприятия говорят о том, что патриотизм для Владимира Алексеевича имеет не простое значение, он живёт этим, а своими делами и поступками показал многим, каким может быть патриот России. Всегда оказывает посильную помощь бывшим воинам-афганцам. Как-то обратился к нему с проблемой своего сослуживца по Афганистану, и Володя решил её, проявив свои самые лучшие человеческие качества.
   Не зря говорят, что бывших офицеров не бывает. Это крест на всю жизнь. На парадном кителе подполковника Ветрова Владимира Алексеевича наряду со многими наградами красуется орден "Красной звезды" и медаль "За отвагу", за Лор-Кох, которую он больше всего ценит.
  
   гв.майор в запасе Лабановский Сергей Леонидович. г.Смоленск, 2016г
  
  
  

Оценка: 8.00*6  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2015