ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Левин Алексей Владимирович
Артель (полная версия)

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения]
Оценка: 9.18*11  Ваша оценка:


Жизнь не текла рекой, она бурлила
и била нас тогда, как и сейчас
Но в памяти моей, не изменилась
хоть это было 20 лет назад



Всего лишь несколько листов
Хранят мои воспоминания
О моей службе, о былом 
О размышлениях и страданиях.
Если есть время, прочитай
Не поленись водить глазами
Подумай, мнение своё 
Мне напиши, начни словами:
Ну, здравствуй, просто Алексей....



Ну, вот и я попал в Афган
6 февраля
И не один, с ребятами 
То бишь, разведка вся
И капитана Ровба, 
мы помнили наказ
Вдруг, погибая, что-бы
Брал духов хоть в намаз.
Но я не верил смерти
Не верил, что убьют
Не верил, что ребята
Друзья мои умрут.
Тогда не мог представить
Ну, как так может быть?!
 Что вдруг меня не будет
Или ему не быть.......
56 дней прошло всего
и нет уж земляка
уже нет друга моего
Григорьева Васька,
Калаева Андрея нет
Оставшись без двух ног
Он всё стонал и мучился
Не выдержал, браток.
Вот эти смерти - две пока
Круто изменили
Отношение моё
О войне, о мире.
Может всё это случайность
Пуля - дура, случай - брат
Может и закономерность
Он солдат и я солдат
С той лишь разницей, что случай
Подвести мог и меня
Подвести мог к пуле - дуре
Раз, и нету вдруг меня.
Но не в этом даже дело
Что узнать мне довелось
Господи! Как надоело
Жить с надеждой на "авось".
                 06.04.85г.



Григорьеву Василию.

Таких ребят мы не забудем
В наших краях они лежат
Хотя со странными словами:
"Трагически погиб", солдат.
Ну почему же запрещают
писать, что пал он в ДРА?
Обидно мне порой бывает
за них, за нас, за два годка.
А может тот, кто раньше срока
Пришёл домой - разорван весь
Быть может он спасал другого
Но "этим", непонятно здесь
И для него уже готова
Табличка с надписью такой:
"Трагически погиб", и цифры
с такого по такой.
(30.07.65г. - 03.04.85г.)

Давайте будем писать правду
Несчастья замечать в стране
И кадры про Афган почаще
Показывать, только не те
Что показухою богаты,
Что б успокоить нам сердца
Всё мол в порядке, что с отвагой
Народ Афгана бьёт врага.
08.04.85г.




ГАЗНИ
Я не забыл тебя, Газни
Твои уезды и дворцы
Кяризов, странные ходы
Душманов, грубые черты.
Я песни слышал про Кабул, 
Шиндант, Герат и Кандагар,
А про тебя я не слыхал
Хотя давно, давно мечтал.
Артистов не было у нас
Да это и не в первый раз
А то бы спели про тебя
Какая ты вся из себя.
Твои уезды, центр, волость
Новар, Мукур, Карабаги,
И как в засады уходили
В безбрежные края твои.
Я помню первую засаду
Когда пошёл в твои края
Дул слабый ветер неприятно
И нервы "дёргали" с утра.
Всю подготовку я старался 
По лучше уложить рюкзак
Что б не гремело, не стучало 
И что б идти мне не мешало
Что б находился БК рядом,
Две фляги мутненькой воды,
Ракеты, пантацид, гранаты, 
Плащ палатка и дымы.
Ну, вот и время выдвигаться,
Поужинав, мы собрались
Приказ зачитан, всё в порядке,      
Ни пуха ни пера, стрелки.                        
Та ночь была одной из "белых", 
Ведь Ленинградцы так зовут
Тогда, когда за сотни метров,
Тебя видать и весь твой путь.
И было всё вокруг чужое -
Поля, погода, тишина
И небо подлое такое,
Старалось выдавать меня.
Когда прошёл я сотни метров 
И полк остался позади,
Я вдруг спросил себя: "Алёшка, 
Что ждёт тебя там, впереди?"
Но сразу оборвал себя я,
Переключился на неё
Ведь эта первая засада,
Не прозевать бы мне кого.
Немножко вдоль полей прошлись,
Грязища, по колен
И тут дозор, что первый был, 
Кого-то рассмотрел.
Нам кто-то крикнул по Афгански, 
В ответ конечно тишина
И выстрелы из автоматов
Посыпались, ну и дела!
И тут же гильза с автомата, 
Соседа, шёл он впереди
В левую ногу мне попала, 
Я вздрогнул, чёрт меня возьми.
Потом себя я успокоил, 
Ведь эта гильза, ерунда
Все нервы были на пределе,        
Вот потому и вздрогнул я.                  
Стрельба закончилась так быстро, 
Что не успели и моргнуть
Ещё минутку полежали,
Снова пошли в далёкий путь.
После стрельбы стало темнее,
Погода будто бы сдалась,
И скрылись звёзды в тёмном небе,
И всё ушло во тьму и грязь.
Когда мы вышли на задачу, 
То увидали огоньки
Они светились и мигали
И шли друг к другу, напрямки.
Сержанты наши с ПБС-ом,
С глушителем точней сказать,
Ползли навстречу к неизвестным,
Пришлось им снова пострелять.
Слава богу, всё благополучно
Сложилось в засаде той,
Ребята все были здоровы,
Как рассвело, пошли домой.
И подходя к полку, мой голос
Шепнул: "Так что же впереди?"
А впереди друзей могилы
И крики " Бейте, шурави!".
Так вот, Газни какая Ты,
Бываешь ночью, чёрт возьми,
Точнее люди, что живут
В твоём уезде Джагату.




Четыре месяца прошло
С тех пор, как в ДРА
На операции ходил
И вроде жив пока.
Шутан, Мукур и Алихейль
Увидеть довелось
Настало время на Панджшер
И как всегда "Авось".

Прошлый год орлы на Панджшер ушли, а пришли не все.
И теперь опять снова нам стрелять, в той же стороне.
Нам "деды" твердят этот сущий ад, снова предстоит
ну а нам, годкам, кто впервые там, посерьёзней быть.
Вот и он - Панджшер и красив и смел, предо мной стоит
И теперь с "брони", словно муравьи мы шагаем вверх
Началась стрельба, крики, кутерьма не пойму, а тут
В вещь. Мешок толчёк и я на бочёк и лечу ко дну.
Вспомнил мать, отца, дедушку Христа, пообщался с ним
Снова у виска пуля свистнула, значит, буду жить
Ну а там, бог даст, если не отдаст, то домой в Союз
А пока стрелять, нужно прикрывать, ведь ребята ждут.
А душман всё прёт, помощь не идёт, уж четвёртый час
Отбиваемся, матюкаемся, озлобляемся
Лишь бы ночь скорей, раствориться в ней, да среди камней
В данный наш момент, ты нужней, чем свет, понимаешь нет.
Потрепали нас, милый отче наш, что там говорить
И опять домой попадут друзья раньше времени.
И заплачет мать- сына не вернуть, больше не видать
Эх, ты Родина, моя милая, терпеливая
Эх, народ ты мой, умный и чужой, глупый и родной.



Начальнику развед.роты
Капитану Лукъянчикову

Он не вернулся из похода -
Такая уж его судьба,
И возле старого дувала,
Ушёл в бессмертье навсегда.
Он не покинул свою роту,
Хотя Он мог лететь домой, к родным
И с выполненным долгом,
Но Он вошёл в последний бой.
Благодаря ему вся рота
Ушла от страшного огня
Лишь трое с ним солдат безмолвно,
Ушли с ним вместе навсегда
Да Он не мог иначе право,
Он знал, что предстоит Панджшер
И что "Бывалых" в роте мало
И что возможно много жертв.
Как будто чувствовал, что роте
Экзамен страшный предстоит
И не ошибся, был Он точен,
Всю обстановку оценил
И сразу дал команду, зная
Тем самым, что спасёт людей
И ребятишек прикрывая,
Остался в памяти моей.



ПАНДЖШЕР
Вошёл Панджшер как страшный сон, 
Ты в голову мою
И не выходишь из неё никак,
Я не пойму.
Нет, Ты не сон, не знаю что, 
Ведь сон пришёл, ушёл,
А Ты остался на лице
Мальчишеском моём.
Остался в памяти моей,
Друзей оставил след,
Которых Ты забрал у нас,
Теперь их с нами нет.
А мы уходим дальше в глубь
Растерзанной земли,
И иногда не хочешь знать, 
Что ждёт там - впереди?
А дальше были Чамкани,
 Сурпуль и Шейхабад,
И Бараки и Кандагар,
Зелёный Чирикар, 
На Искаполь зимой пошли,
Уже не в первый раз,
И подходя, увидели, 
Что духи ждут уж нас.
Ведь бой уже в разгаре был,
Вертушки тут и там,
Как улей растревоженный,
Да, помогают нам,
Но и у них как видимо 
Никак нельзя без жертв,
Одна вертушка падала
И на глазах у всех.
Команда тут к машинам,
Что бы начать подъём,
Мы шли все молчаливо,
Я думал о своём.
Но подойти к горам,
Мы всё же не смогли,
Нас обстреляли духи,
Хоть как ты не крути.
Гранатомёт и миномёт
Пошли у духов в ход,
Наш командир сказал:
"Отход, к сухому руслу, что б
Подумать, как нам дальше быть,
Что можно предпринять,
Как можно духов наказать
И высоту нам взять".
А вслед за нами шла пехота-
Царица - матушка полей,
Так командир её ядрёный
Нас "просклонял" аж до ушей:
"Эх Ты, разведка, только в песне
Всегда Ты первая во всём,
пусти пехоту, мы полезем - 
В хвосте вам место, вот и всё". 
На что ему сказали люди: 
"Это не поле, а гора, 
И тактика совсем другая,
Здесь не возьмёшь всё на "УРА".
Но не послушалась пехота,
Пошла к горе, хотела взять
Эх, командир, ребят, за что же 
У гор заставил умирать?
Итог, конечно, был печальный,
Вытаскивали их с "бронёй"
А через час, другой, мы взяли 
"высотку", названной горой. 
Зависит жизнь от командира, 
Ну и немножко от "Авось",
Об остальном душа изныла,
Да ладно тебе, Лёшка, брось.



ДИАЛОГ 2-Х ДРУЗЕЙ, УБИТЫХ В ДРА

Колек - "Привет, Сергей, ну вот и снова
Нам встретиться с тобой пришлось,
Ты не грусти, ведь нас тут много
Таких, как мы с тобой, Серёг.
У нас лишь разница в раненьях
И с датами немножко сбой
Лежат  ребята и помладше 
С одною только головой,
Насколько помню, я был первым 
в той перестрелке на горе
а ты навылет был прострелян, 
но не было тебя в земле". 
Сергей - "То было, Коля, на Сурпуле, 
когда расстались мы с тобой
затем прошло 3 операции:
 Шутан, Мукур и Искаполь
На Искаполе нас зажали
Но добро отбивались мы
Здесь и погиб, почти случайно
Можно сказать - по глупости.
А загрустил я не об этом,
Не за Сурпуль тоска взяла,
Россия нас совсем забыла,
 не вспоминает ни черта,
А только знает, отправляет
И знать не хочет ничего
Что мы страдаем, умираем
Ей вроде наплевать на всё". 
Колёк - "Да нет, вчера попал к нам Вовка,
Сказал, что будто есть приказ
Построить "Братские могилы"
В их каждом городе для нас.
Ещё сказал, что скоро вывод,
Что перестанут умирать,
И, слава богу, уж нет силы,
Устали мы ребят "встречать".
Хотя легли мы раньше срока
С тобою в землю навсегда.....".
Сергей - "Постой, Колёк, вопрос бредовый
За что только, Ты понял, а ......?"




ТРЕВОГА

Подняв всю роту по тревоге
Вооружившись без прикрас
Бежали мы к броне, в колонне,
Которая ждала уж нас.
Удача, добрая удача
И в этот раз опять со мной 
Ты выезжаешь на задание
И Колька друг, пока живой.
Погибнет он немного позже
Нелепой будет его смерть.
Немного расскажу о Кольке
О том, что было, будет, есть.
Мой друг Колек, механик знатный
Хороший, опытный, мудрец
С Ростовской области, Горняцкий
Его посёлок, где юнец
Прошёл свои уроки жизни
Где жил, учился и гулял
И участкового конечно                           
Своей натурой доставал.
Я помню, как он говорил мне
Что на "гражданке" был совсем
Неположительным "героем"
Чем докучал им этим всем.
Что участковый толь со злости
А то ли вникнув в кучу дел
Сказал: "Служить тебе "за речкой",
А там посмотрим твой удел.
Останешься живой - нормально,
Глядишь, там поумнеешь ты,
А если привезут, да раньше,
Что ж Николай, уж извини".
-"А вот он я живой, батяня
Увидеть я его хочу
Поговорим мы с ним немножко,
А там посмотрим, что к чему".
Уже приказ мы с ним читали
На вешалке парадки ждали
пришли с засады помню, спали
вбежал Матвей : " Колёк погиб...".
Но это будет позже, сейчас
Мы с ним неслись навстречу ветру
И Колька друг мой, понимал
Он ошибётся, и нас нету.
За нами следом шли афганцы
Танкисты - мать иху ити.
Одно сплошное наказанье
Хотя один из них, увы,
Ещё я помню, удивился
Вёл танк беспрецендентно, но
Вперёд, однако, не поехал
Нас пропустил вперёд, дерьмо.
Хотел я с ним "поспорить" смело
Но Колька уж давил на газ
Неслись вперёд мы, ошалело
За нами этот ......экипаж.
Подъехав, стали разъезжаться
Чтоб окружить их тот кишлак
Но на пути преграда встала
Был впереди большой овраг.
Проехав вдоль него немного
Мы увидали спуск в него
След от покрышек "бурбухаек"
Отчётливо виднелся, но
Колёк спускался осторожно
Боялся нас не растерять
А выезжать стал, взял левее
Тут вспомнил я про "нашу мать".
Вонзил он гусеницы смело
В крутой обрыв, полезли вверх
В "стрелке", висел я вертикально
Чего уж говорить о всех.
Когда мы медленно спускались
Увидел я, это не бред
Старик с мальчишкой умывались
Недобро глядя нам вослед.
И было что-то в этом взгляде
Ну, я прочёл примерно так:
"Бакшиш, уже не за горами
 Вперёд езжай, шурави, гад".
Танк тоже ехал вслед за нами
И выезжал с оврага там
Проехав метров двадцать, встали
Подрыв у танка всё, оврал.
Каток аж метров на двенадцать
С "башмаком" вместе унесло
Афганцы все были здоровы
Так ведь не тонет же ......оно.
Тут отступлю немного смело
Вот ведь судьба, вот "повезло",
Как не хотел он ехать первым
А всё ж нашла она его.
И ехал вроде вслед за нами
И как он смог найти её?
Я доложил, что делать будем?
Да, да, вас понял, всё равно.
Конечно,  их теперь не бросить
Да вот и рядышком кишлак
Рассредоточились по кругу
Стал наблюдать, что, где и как.
Да в общем то и тихо стало
И никаких движений нет
Тут подбегает ко мне Колька
Кричит: "Пошли со мною, дед".
И сам, какой то возбуждённый
Давно не видел я таким,
"Ну что там, что ещё случилось?"
- Пойдём, увидишь,  поглядим.
 Я встал, вообще то неохотно
И вроде как-то пошутил
Что мне каток катить, не то что бы
А просто нет уж моих сил.
К тому же вспомни, отказался
Он ехать первым, вот судьба
так Ты что, батя, догадался
Ну, Ты прям гений, ну дела.
-О чём я должен догадаться?
Ну не тяни "кота за хвост",
"Давай всё, батя по порядку"-
Колёк тут внятно произнёс.
Мы подошли к месту подрыва
Он говорит мне: "Посмотри".
- Ну, посмотрел, вот она яма
Ну, нет катка и всё в пыли.
"Ты ниже, батя, посмотри
Смотри, смотри здесь всё видать!",  
Я рассердился не на шутку,
-Кончай загадки, твою мать.
Колек тут начал объясненье
"Вот наш след, видишь, вот его
И если б здесь я взял левее
Была б у нас демоба, во!"
И показал руками смачно
Скрестив их возле горла в крест
-"Траки у танка - они шире
Теперь Ты понял, наконец!"
Я посмотрел на Николая
Да понял я уже давно
Что сантиметры, миллиметры
Решают - жить или в дерьмо.
Но просто стало неуютно
И от того скорее, что
Дней тридцать, сорок оставалось
И всё, домой, всё к чёрту, но
Взгляд мой нацелен был к оврагу
Где умывался тот старик,
Тут взрыв, недалеко однако
Точней, с Восточной стороны.
Я всем нутром впился в наушник
Запрос, в ответ лишь тишина...
Через минуты сообщили
Подрыв  - "артель", вторая, да. 
Самым тяжёлым был таджик
Что переводчик из второго
Коленную чашечку снесло
Теперь вот у него демоба.
Теперь домой, в родные дали
По службе, в общем- то юнец,
Да случай ведь не выбирает
Что "юн", "старик", глупец, мудрец.
Прошло ещё минут пятнадцать
Второй афганский танк пришёл
При выезде с оврага, бедный
И он такую же нашёл.
Ведь ехал он принебрегая
И логике и "следа в след" 
И выезжать с оврага начал
Где виден от покрышек след.
И не успела пыль спуститься
А Николай наш уже там
Вокруг всё ходит, суетится
Пытаясь с ними объясниться
Потом пришёл и матерится-
"Зачем поехал там, тупица?
Ведь есть же наша колея
Ну и афганцы, ну дела!"
Но, помолчав, потом сказал-
"Вообще то знаешь, откровенно
И я хотел там пролететь
Но взял левее, твою медь.
Внутри мне что то подсказало
Возьми левее, всё ж афган,
Пусть трудно будет подниматься
Зато живой глядишь, а там
Там склон, конечно, был пологий
И всё манил - езжай по мне
Вот видишь, батя, оказался
С тобой я снова на коне.
А Ты так смачно матерился
Кленя меня, весь белый свет,
А между прочим мы не птицы
И крыльев у нас тоже нет".
-"Да, Колька, прав Ты, безусловно
Ты за штурвалом, от тебя
Зависит жизней очень много
Ты извини, старик меня".
-"Да ладно, бох мой, матюкнулся,
Подумаешь, спустил пары
Нам всем немножко это нужно
Да Ты ещё скажи, что Ты.........."
Вдруг затрещали позывные
Запрашивали нас не зря -
"Ну, вот, сейчас войдём, Колюня
-Быть может, малость погодя".
Тут дали нам команду сняться
Оставить их, войти в кишлак
Я молча посмотрел на Кольку
"Поехали", 
-, "Как скажешь, брат".



СУДЬБА

Судьба моя, я благодарен 
Тебе за то, что побывал
В таких условиях, где правда
Всего лишь правдою была.
Она жила у нас везде -
В палатке, дружбе и беде,
В последней капле, сигарете, 
В консервах, сахаре, ремне.
Да потому что знаю я,
Она была у нас одна
И лишь судьба и смерть была
Из нас у каждого своя.
Когда вернулся, что такое, 
Всё как в тумане, вдалеке
Стою один я на дороге, 
Уже с неправдою в руке.
Поймать пришлось её в Ташкенте,
Когда немолодой отец
Вёз искалеченного сына 
К себе домой, не во дворец.
И после, когда добирался
В родную Астрахань свою,
То снова с ложью повстречался,
Ну, где - же, правда, почему
Все люди видят, что неправда 
И закрывают все глаза и где
Да стыдно мне, ребята,
В России все эти дела
Где не стреляют, не взрывают, 
И голода давно уж нет
Где ради "галочки" задавят,
Скажите мне, в чём тут секрет?
В Союзе я уже два года 
И понял, как нелёгок путь,
Вернуть ту правду из похода, 
Так дай мне боже не уснуть.
1989г.
Уснуть мне, всё - таки пришлось,
Как не хотел, а все ж сбылось
Теперь и я и Вовка - сын, 
Уже Российский гражданин
Я не политик и не маг,
Я просто маленький .............,
Которому, знать суждено
Существовать лет эдак .....
1991г.



РАЗМЫШЛЕНИЯ
Сегодня слышал про Афган, 
Опять стрельба, опять разрывы
И жертвы точно как тогда 
И без причины и с причиной.
Что изменилось там с тех пор?
Пожалуй, лишь одно наверно
 Что горделивый тот народ
Стал истреблять себя безмерно.
Во всём ругали шурави
И объясняли - вот причина
Да наконец то мы ушли, 
всё стало ясно как картина.
Я помню, ехали на Хост
И ребятишки вслед бежали
И мы, уставшие от грёз
Сух. Пай,- консервы им кидали.
 Какая бедная страна!
 Какие бедные все люди!
Ведь это всё она - война
А войны начинают люди.
Нашлись политики и там
В стране безграмотной, но гордой
Сначала свергнут Захир - Шах
Своим братишкой двоюродным.
Затем режим Дауда пал
И Тараки, охвачен лестью
 Убит Амином наповал,
Чем дальше, тем всё интересней.
Потом Амин задушен был
И не без нашего участья
Политики вновь обрели
Свободу, равенство и счастье.
Но годы шли, а счастья нет, 
А только горе и страданье
Да тут и развалился весь 
Оплот и равенства и счастья.
Остался Ты, Афган один
Со своим горем и несчастьем,
Вот так то доверять другим
Свою судьбу, а также счастье.
Пойми меня, я не корю
И не смеюсь над твоим горем
И снова находясь в полку
Я убеждался - невиновен
Не Ты, не я и не мой друг
Что не вернётся из похода
Политики - вот в этом суть
Нужны они ли для народа?
Но снова слышу про Афган
Опять стрельба, опять разрывы
И жертвы, точно как тогда
Ну что же делать? Где взять силы?




КОЛОННА
По достоверным нашим данным
Колонну, что должна идти
На Кандагар, душманы ждали,
Что б сжечь, конечно, и уйти.
И наша рота вместе с нею
Начав движение вперёд
Проехав за Газни, мы встали
Встала колонна, что-то ждёт.
Но вот команду роте дали
С колонны, выехав едва
Сгруппировавшись, поднажали
Одни поехав, без "хвоста".
Проехав 5км, свернули
С обычной трассы на овраг,
И тут предстала мне картина
Не Рембрандта, получше, брат.
А панорама там такая: 
Четыре духа из шести
Лежат и ждут БМП справа
 Она шла к ним прям по пути.
Дух граник на плечо набросил
И стойку принял для стрельбы,
Но удивительно другое
Не видят что ли нас они?
Тут старшина кричит всем: "К бою",
Жмёт автомата свой курок
Но у него осечка вроде,
Послушай дальше что, браток.
Поскольку рядом находился, 
Хватает мой он автомат, 
Но выстрел вновь не получился,
Попали мы с ним в "шоколад".
Но в это время наши парни
Троих сумели завалить,
А остальные побежали
В дувалы, будем говорить.
Мы подбежали быстро к трупам
Старшой, мой взял гранатомёт
Два духа точно добежали,
А третьему старшой, помог.
Через овраг, поля, в дувалы
Успели всё же заскочить
Вот тут пошла другая свара
Могли конечно, не дожить.
Расклад пошёл не в нашу пользу
На поле мы все залегли
К тому же миномёт работал
Взрыхляя землю на пути.
И рад бы в землю, в глубь я вгрызца
Иль отбежать в овраг опять,
Да мины бьются хаотично
И не поймёшь, куда бежать.
То слева тридцать от тебя
То справа двадцать, а то десять
А это точно уж моя, но нет,
Вскопала перед фейсом.
И так вот каждую нутром
Считал своей, пока не вздрогнет
Земля, пушистая причём,
Но подожди, что происходит?
Разрывы вдруг перенеслись 
На "бронь", которая летела 
На помощь нам, ну вот и всё
Ну, слава богу, что успела.
А то ведь, тело не поднять
Стрельба с дувалов так несётся
Теперь то можно подождать, 
Когда дувал тот разнесётся....
Когда закончили уже
Колонна мимо проезжала
Мы посмотрели на неё
Она нас взглядом провожала.
И до сих пор себя терзаю
Воспоминанием, тех дней
Насчёт осечки, ну не знаю
Не "до", не "после" этих дней
Со мной такого не бывало,
Вот ведь случайность,
Даже здесь чего найдёшь? 
Что потеряешь? Ты не узнаешь,
Пока месть это не случится
Друзья спасут, сомнений нет
Как хорошо весной родиться,
Как тяжело в ней умереть.



КОМИССИЯ

Когда мы прибыли из рейда
То нам сказали напрямик
В полку находится проверка
С Союза будто бы они.
И точно, в новеньких афганках
И белой кожей на кости
Как пополнение с Союза 
Смотрелись издали они.
И мы, зайдя в расположенье
Взяв мыльно рыльные свои
Пошли смывать свой чёрный жребий
Тот рейд, и с ним свои грехи.
 Я задержался ненадолго
Снял китель, побежал легко
На перекрёстке меж палаток
Остановил меня "ОНО".
"ОНО" - был "белый" подполковник
К тому же, склонный к полноте
И как из рога изобилия
Посыпались вопросы мне:
-Ты кто такой? Куда бежишь?
-С какого Ты, подразделения?
Увидев крестик на груди
Сказал: "Сними его немедля!
Наверно бабушка дала
Сказала, что спасёт Тебя,
Да глупости и предрассудки
Всё это правда, ерунда.
Найдёт Тебя осколок странный
Иль пуля, мина, всё равно
Держи, солдат Советский марку
Реально Ты смотри на всё".
А я реально на него 
Смотрел забитыми глазами
От пыли, от всего того,
Что пережил тремя часами.
По телу и лицу стекал
Принеприятнейший пот- сука,
Что вместе с пылью разъедал
Всего меня и моё брюхо.
Башка дымилась от жары,
Мозги мне пели - эх, под душ бы,
Но неуёмный говорил
Да так старательно, так шумно.
Казалось лекция идёт на тему:
"Есть ли жизнь на Марсе?"
И с бредом, с ересью его
Мой мозг восстал-Пошёл Ты к маме.
И тут поймав себя на мысли
Что это было в первый раз,
Сей прецендент в полку впервые
Родился только что сейчас.
Об этом ни в одном уставе
Не говориться до сих пор,
Ну, неужели непонятно?
Ну, подполковник, ну позор!
Вот полковые офицеры
Конечно же, не им чета
Не раз, сходив на "боевые"
Всё понимали, господа.
Кнуты и пряники мы вместе
Делили с ними невзначай,
Кому вдруг выпадет груз "двести",
Кому рассвет опять встречать....
Но вдруг настала тишина,
Наверно весь лимит закончил
Он, выполнив долг в ДРА,
Смотрел, смотрел мне прямо в очи.
Потом, конечно отпустил
Смывать всю ересь вместе с пылью
А сколько нас таких в Тебе?
Моя немытая Россия! 
Я был с рождения не крещёный
Да, как и сверстники мои
То время помнят, причин много
Не буду я писать о них.
Когда вернулся, я крестился,
Не мог я этим пренебречь,
Не надо лезть в мою обитель
С своим псалмом, вот и вся речь.



РЕАЛИЗАЦИЯ
          	
Первая реализация моя
На взгляд несложная была, 
Мы, окружив один кишлак
Рассредоточились по кругу
Ну, метров может на 50
С расчётом видимости друга.
Сержант определил мне место,
Несложную задачку дал
За кишлаком смотреть и если
Движение пойдёт, доклад.
И я, разведчик испечённый
Двумя глазами впёрся так
Ведь это было мне не ново
Там "за рекой" учили как
Вести за "ними" наблюденье
Учили правильно ходить
И отработка с гор паденье
Захват дувалов и машин. 
Увлёкся тем я наблюденьем
И оторвал лишь взгляд тогда
Когда услышал взрывы эти
Что были позади меня.
Я посмотрел на "крокодилов" 
Они кружили надо мной
Но ничего не понимая
Я вновь увлёкся с головой.
Вертушки снова постреляли
Разрывы ближе были их,
Я привстаю, крутя башкою
Чего стреляют, дураки?
Стреляют, чтобы приколоться
Так это вовсе не смешно,
Смотрел на них уже серьёзно
А вдруг с кем спутали ещё?
А эта пара вновь кружила
Легла на курс - прям мне в лицо,
Такое ощущение было
Сейчас даст залп и я дерьмо.
Назад я было повернулся
И вижу позади себя
В национальной их одежде
Идёт мужик лет сорока.
И шёл ко мне довольно смело
Пока не видел я его
Как увидал, что я заметил
Так сразу он присел на дно.
И вид такой, что что-то ищет
Никак не может он найти,
Держа его на расстоянии
Позвал сержанта - забери.
То место сразу посмотреть
Мне толком так не разрешили
А "крокодилы" дав заход
К другой окраине спешили.
А я смотрел им молча вслед
От всей души благодарил,
Зачем бача всё шёл ко мне?
Да "поздороваться" решил.
Но как бы ни было бы там
С того момента до демобы
Крутил башкой на 360
И помогало и ведь много.
Таким вот образом, друзья
Путём и проб, да и ошибок,
Копилась практика моя
А вместе с ней наука "выжить".



СУРПУЛЬ
За свою службу мы не раз
Шмонали кишлаки, дувалы
Вместе с афганцами и так
Мы получали результаты.
В процессе перекура мы
Через узбеков и таджиков
Пытались с ними говорить
О их стране, о жизни, быте.
Одни охотно шли в контакт, 
Другие молча отпирались
Но в целом, лично для меня
Поговорив, мы не смеялись.
Из разговоров понял я
Что каждый был "сам за себя"
И "сам себе был на уме",
 А это тухленько уже.
Когда я видел славянина
В афганской форме среди них,
Мне было жаль его, беднягу,
Как поведут себя они? 
Живой пример мой - на Сурпуле
Перед прочёской кишлаков
Нам пятерых афганцев дали
И плюс гражданский во, бомонд!
На фотографиях их видно
Менялись кепочками мы
А вот когда нас обстреляли
От них остались пузыри.
И только лишь один гражданский
Не убежал к себе в кишлак
И вроде как поближе стал он
-Покушать не желаешь, брат? 
И мужичонка добродушный 
В ответ кивает головой
Благодаря ему в дальнейшем
Нашли склад, правда небольшой.
Буры, винчестеры мы взяли
А так же взяли ППШ,
Литературу полистали                                                                  
Журналы, фотки и айда.
Документацию и фотки
Забрал к себе я, в свой альбом
И их "весёлые картинки"
Оставил тоже на "потом".
А вот другой пример, однажды
Наш полк затеял провести 
Реализацию по данным
Конечно с ними, не одни.
И с вечера колонна наша
Стала готовиться к утру. 
А утром уж "рыча", встречала
Друзей, а нет их, почему?
Ответ был в общем то простой
Сегодня пятница, бох мой
Ребята всё ещё шутили
- У них сегодня выходной.
Часам к двенадцати пришли
Откладывать её не стали
Чисто формально провели
И результата не видали.
Но были и другие там
Учились что у нас в Союзе
Уйдя на сторону врага
Язык использовали духи.
Земляк мой, Мишка Макленков
Мне говорил, когда на Хосте
Одну вершину покорив
Он оказался в переплёте.
Их окружили духи там,                                              
Кричали : "Шурави, сдавайся,                     
Подарим жизнь, а значит счастье 
Да Ты не бойся, не стесняйся".
И так всю ночь, крича они
С попытками занять вершину
Покоя им всем не давали
Ну и на психику давило.
И вроде ко всему привык
А тут вот "выдали" по русски
И я однажды так вот, влип
И вместе с ротой по пластунски.
Но по порядку - вечерело
Мы шли в горах, башка гудела
Крутилась мысль всего одна 
Да вроде ночевать пора
Уж полная луна взошла
Когда порыв немого ветра 
Обдал нас запахом дерьма 
Крупно - рогатого скота.
Нас это и насторожило,
По карте нет уж кишлаков
Вот тут то у меня заныло,
-Ну что, бродяга, Ты готов?
Нам до вершины метров сорок
Шагать наверх осталось, но
Мы всю вершину просмотрели
Ну, абсолютно - ничего.
Ну, ничего не увидали
К тому же роты нас догнали
И командиры нам сказали
- Внимательно пошли, вперёд.
И метров двадцать оставалось
Немножечко ещё пройти
Нам сверху крикнул: "Стойте, суки",
Я поднял вверх глаза свои.
На фоне синего от неба
Стояли две фигуры в рост
Тут мы конечно растерялись,
Казалось бы, что за вопрос.
И впали на секунду в стопор
смутил нас этот крик в ночи
И вроде к мату мы привыкли
Да, нас ругаться не учи.
Но здесь, в стране чужой, далёкой
в горах, где ночь зажгла луну
Услышать русский мат отборный
Поймёшь не сразу, что к чему. 
Этих секунд хватило духам
Что бы начать нас поливать
С гранатомёта, автомата
Ну, вот и началось опять.
Да к нашему большому счастью
В момент, когда всё началось
Мы оказались в ней, в ложбинке
Над нами это пронеслось.
А понеслось всё на КП
На управление, на роты
Что шли за нами следом в след
На встречу к "утренней демобе".
Несколько слов о командире
Хотелось бы сказать, друзья,
Где Вы теперь, наш подполковник
Товарищ, командир полка?
Он тоже поднимался в горы 
И вместе с нами колесил
А было ведь ему за сорок
Есть ведь в России мужики!
Сам был Он среднего росточка
Невзрачный, щупленький такой
Но увидав его на точке
Дух поднимался боевой.
Решал задачи Он на месте
Не сидя за столом в полку
И от того в глаза, за смерти
Не стыдно посмотреть ему....
Вообще задумка получилась
Душара словно в цель попал,
Потом стрельба их прекратилась
Мы молча взяли пьедестал.
А утром мы пройдя немного
Среди развалин горных скал,
Был обнаружен и пленён
Тот, кто вчера ещё вонял.
На рёбрах у осла виднелись
Две небольшие язвочки
Помазав их, мы словно дети
Смеясь, катались как могли.
Потом навьючили его
Что бы тащил наше добро
Но управлять им не сумели
И "отпустили" всё равно.
После него нашли мы склад
Бойницу и в горе пещеру
Там находился ДШК
И куча всякого дерьма. 
И пулемёт и автоматы
Китайцы выпускают смело
И одну важную деталь
Хоть и штамповка у них это.
У наших, на конце ствола
На мушке, стержень одинокий
Им регулируют, когда
Проводится пристрелка в роте.
У них же к этому стержню
Припаяно кольцо такое
И цель наводится легко
Берёшь в кольцо, и нету горя.
Вот результат, так результат
И вроде радоваться надо
Но нету радости в глазах
Тащить придётся не без мата.
И каждый прёт кусок того
Что обнаружили недавно
Вот и скажи теперь, браток
Не нужен результат, иль надо?



"АРТЕЛЬ"
"Артель", "Артель", где Ты теперь?
В каком полку Ты служишь снова? 
И есть ли позывной "Артель", 
Теперь, когда всё по другому.
Где Вы, ребята, что служили
Под этим позывным "Артель"?
Надеюсь, живы и поныне
Надеюсь, вспомните теперь
Какие пройдены дороги
Как бурлаки на Волге в такт
Тянули лямку, за которой 
Не виден шлейф людских утрат.
Тому спасибо, кто так точно
Нам позывной наш подобрал
"Артель", ни слова больше, точка
Он этим словом всё сказал.
"Артель", что это означает?"
- меня спросил младой юнец,
Да, молодёжь не понимает
Всего значенья сей венец.
И всё ж не будем слишком строги
Теперь другие времена
Нам выпала "Артель" такая
У них наверное своя.
Ну что ж, "Артель", Ты послужила
Во славу Родине своей
Что ж, отдыхай с почином, с миром
Вплоть до последних наших дней. 
Потом исчезнешь вместе с нами
Останется один лишь "пшик"
Да фотки и мотив печальный
Как будто кто-то в сущность вник.
И вник серьёзно, не по детски
Но сделать ничего не смог,
Круговорот людей в природе
Такие вот дела, браток.



ДИАЛОГ ПРОИСХОДИТ НА БЛОК ПОСТУ
НА ГРАНИЦЕ С ЧЕЧНЁЙ 15.12.98г.

Капитан - Уж было ночи два часа,
              Когда пришли ко мне
                           Два молодых бойца- "юнца",
          Спросили о судьбе:
Боец   -   "Скажи товарищ капитан,
                Что делать, если вдруг
                  Враги проклятая - Чечня
           Внезапно нападут?"
                   "Мне одеваться или нет?",
        - спросил меня один,
                      "К бойнице сразу побежать?"
      -  другой перехватил.
Капитан - "Друзья, есть логика вещей
                     Учитесь рассуждать по ней,
                  Логический расклад такой
                Сейчас скажу и на покой.
                          К примеру, Ты вскочил в трусах
        Припал к бойнице и
         Неимоверно отразил 
Атаку этих сил.
                     Раз отразил, так значит жив,
    А значит и здоров,
             Ты сам оденешься, один 
       Без всяких докторов.
          Не отразил и Ты погиб
    Так что же горевать
        Тебя оденут всё равно
       Как ёлку, твою мать".
Боец    -   "Какой-то чёрный юмор, злой
товарищ капитан",
                   "Ну, Вы шутник" - сказал другой
                 Капитан -     "Давайте на покой".
            Они пошли к себе, бурча
   Меня же жуть берёт
            Обоим молодым бойцам
              Уж двадцать восьмой год.
                Мне стало жалко тех двоих
         Пришедших в неглиже 
           Раз набираем мы таких
          Значит бардак в стране.





ВОСПОМИНАНИЕ
Прочёл две книжки про Афган
Их дал "афганец" - Иннокентич
Прочёл в захлёб, потом не спал
Как будто в прошлом побывал.
Как будто в прошлое попал
К себе в Газни, в свою разведку
Где Генка - взводный помогал
Освоить карту помаленьку.
Когда ребята по нужде
Пошли с газетой "просвещаться",
Эрэсы в наш квадрат уже
Летели, что бы поквитаться.
И как потом спустив штаны
Как будто бы в мешках, со старта
Бежали бледные они
Искали, им куда податься?
В кругу друзей,- лихой богемы
Когда разрывов гул затих
Мы все смеялись звонким смехом
Смеялись друг над другом, блин.
Но время мчит неумолимо
Воспоминания долой
С одной работы на другую
Меня уж ждёт мой конь стальной.
Нередко слышу вместе с тем
От сослуживцев весть такую:
Кто спился наглухо совсем,
А кто от передозировки умер.
Кого несчастный случай свёл
Туда, откуда нет возврата,
И всё же смерть берёт своё
Эх, жизнь, а в чём ты виновата?
Мы сами выбрали стезю
Послевоенную такую
И сами строим жизнь свою
Но не живём, а существуем.
Да только жалко молодых,
Ведь молодые мрут как мухи
Эх ты, прогресс, эх Вы, вожди,
Что происходит? Не пойму я.


НЕ ПОЙМУ

Я не пойму, в чём смысл жизни?
Наверно в детях. Иль в женитьбе?
В работе? В доме? В коммунизме?
А может быть в капитализме?
И вроде радоваться надо
Что жив остался - вот награда
Что дочка есть, два сына рядом
Хотя не вижу их всех сразу.
Есть машинёшка, две работы
Жена есть, мама и заботы,
Которые, растут как ком
Их не отложишь на "потом".
Так день за днём, за годом год
Вот так и жизнь моя идёт
Не вижу "завтрашнего" дня
"Живу" сегодня, "жил" тогда.
Да ладно, что уж унывать
"Живу" нормально, твою мать,
Вы объясните - смысл в жизни
Я постараюсь Вас понять.


Ну, вот и я, как маленький дитё
Задав вопрос, всё жду и жду ответа
Так, не понявши толком ничего
Зачем мы здесь все, в этой жизни бренной?
Почтовый ящик в Интернете пуст
Я понимаю, что у всех проблемы
И все спеша идут, потом бегут
И еле успевают что-то сделать.
И я такой же среди них бегун
Но, сбавив темп, сейчас остановился
Смотрю, а остальные всё бегут
Не замечая тех, кто отдалился.
Но ничего, пускай себе бегут
У каждого свой финиш, своя лента
Коль появились в этой жизни, тут
Так надо знать нам, этой жизни цену.
Я цену жизни ощутил тогда
Когда служил в разведке, в ДРА
Словно в рулетку русскую играл
Идя в засады; в рейд; сопровождал...
Когда  я нёс холодные тела 
Уже ушедших, молодых тогда
Всё визуально видел, понимал
И мозг слова всё нужные искал.
Да, ценность жизни разная у всех
И за пятак проткнут или удавят
Но вспоминаю первый свой рассвет
В Союзе, дома, кантик поправляя.
Когда пришёл, был молод и горяч
И с оптимизмом - море по колено
Сто к одному - никто не мог отнять
Моё желанье к жизни оболденной.
Хотел прожить, не вру, не меньше ста
Поднять детей и дальше жить играя
Но изменилась вся страна моя
А вместе с ней, приоритеты края.
Всё вспоминал я бабушки слова:
"Скорей бы сдохнуть, как всё надоело!"
Я удивлялся: "Бабушка моя,
Да как Ты можешь говорить так это?!"...
Конечно, мне не семьдесят с лихвой
И доживу ль до них, ещё не знаю,
Но в сорок два, готов сказать второй
Слова я эти, снова повторяя.
Возможно я устал от двух работ
скорее от семейных неурядиц
Всё в этой жизни как-то не идёт
Но я живу надеясь, что потянет.
И снова я, как маленький дитё
Вошёл сын в Интернет, открыл мой ящик
И вижу снова, снова  ни - че - го,
Наверно всё бегут, перегоняя....



Среди обыденности нашей
Уж надоевшей суеты,
Услышал шум винтов однажды
До боли близких - из войны.
И сразу вновь перед глазами
Всплывает служба в ДРА,
Точнее, высадка десанта
И рядом все мои друзья.
И как сух.пай с водой кидали
Обезумевшим нам слегка.
В горах, когда нас обстреляли
Да всяко было, господа.
И я смотрю на уходящий
"простой" МИ - 8, вертолёт
Вот скрылся он за облаками
А сердце стонет и поёт.
И запах выхлопа солярки
Воспоминанием бьёт в нос,
И никуда от них не деться
Да и не надо, не вопрос.
Пускай сидят в мозгу и лёгких
На всю оставшуюся жизнь,
Надеюсь всё ж, что будет лучше
У молодёжи нашей, жизнь. 


Оценка: 9.18*11  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2012