ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Литвинский Юрий Владимирович
Капли горя с кувшина войны.

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 9.31*16  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Всем советским женщинам оккупированных территорий посвящается.

   Постучало горе...
  
   В 1941 году мне исполнилось шестнадцать.Семья моя жила в селе Марьяновка под Киевом.Самый старший брат-Василий-работал на железной дороге где то на Урале,был начальником.Средний-Анатолий-был водителем,возил директора хлебокомбината в Киеве,добродушного еврея Семена Михайловича.Тот часто приезжал к нам,благо природа у нас чудная,через все село протекает небольшая речушка.Семена Михайловича брат привозил к нам часто,по выходным.Мне запомнилась его жена(он звал ее Розочкой) и двое детей.Дочь постарше и десятилетний мальчик,очкарик,который мечтал стать ботаником.Поэтому он все время бегал где-то с сачком,а мы его постоянно искали.К брату они относились хорошо,к нам тоже,поэтому мы всегда радовались их приезду,тем более что они всегда привозили всяких "городских" сладостей,которых в селе,конечно,не бывало. Потом в семье шла я,окончившая семилетку и собирающаяся учиться дальше в училище,в Киеве. Был еще младший брат Сережа.Он учился в шестом классе. С хозяйства у нас было две коровы,свиньи,куры и гуси.Жили просто,работали с утра до ночи.Отец мой хоть и был уже в годах немалых,но продолжал работать в колхозе.И еще все время ковырялся в своем саду,который он просто обожал.Обхаживал его не хуже,чем нас,а то и лучше.Все там было-и яблоки,и груши,вишни с черешнями и абрикосы.
   В то воскресенье брат приехал один,весь какой то взьерошиный.Помню слово"война".Мама сразу стала плакать,отец помрачнел.Работа не заладилась.Народ собирался по дворам,женщины охали-ахали,мужики молчали,только сильно дымили самокрутками.Брат хотел ехать в Киев,но мама уговорила его переночевать.Помню-уже засыпала,а они все сидели возле лампы,тихо о чем то говорили.Ранним утром он уехал,мама долго стояла у дороги и молилась.Больше мы его не видели.Он погибнет Прибалтике в 44-м,спасая из горящего танка экипаж.Совсем немного времени ему не хватило.Когда последнему танкисту помогал выбраться,взорвался боезапас.Так не стало нашего Толи.У него осталась жена и дочь.При Союзе ездили пару раз то ли в Литву,то ли в Латвию.Похоронен он в братской могиле.
  
   Когда деревья плачут.
  
   Думали,что война где то далеко,а она пришла нежданно-негаданно.Сначала на окраине села разместилась какая то часть.Оттуда к нам прибегал молодой солдатик,все у матери просил молочка.Взамен всегда давал то соли,то сахару.Видно,где то при кухне был.Говорил,что из самой Москвы.Да еще пару раз заглянул усатый дядька,что то у отца просил,то ли лопаты,то ли еще какой инструмент.Отец говорил,что это самый главный,потому как старшина.Вскоре стал доноситься далекий шум грома.Это бои неустанно приближались к нам.Один раз наше село бомбили.На соседней улице сгорело пять хат.Убило корову.Слава Богу,людей не зацепило.Хотя многие уехали.Хотя вскоре почти все вернулись,ибо немцы давно были уже впереди и мы были в окружении,говоря "военным" языком.Но тогда мы еще ничего не знали.
   Шум войны все приближался и как то в обед показалось,что стреляют совсем рядом.На берегу речушки вдруг появились грузовики с красными крестами,много раненых.Поставили палатки.Все молоко вечерней дойки я отнесла в госпиталь.А на рассвете...
   А на рассвете мы проснулись от взрывов,выстрелов.Снаряды падали на улице,в саду.Стоял невообразимый грохот.По улице бегали наши солдаты,пронеслись кони.Отец запретил нам прятаться в погребе,который был в сарае.На соседней улице бомба попала в дом,в погребе которого сидели люди.Только чудом им удалось выбраться с огня.Нам было очень страшно,мы забились под стол,закрыли глаза и ничего не соображали.А на улице трещали выстрелы,рвались снаряды.Тот самый старшина спрятался за нашим колодцем во дворе и давай стрелять по немцам,которые гуськом шли вдоль забора.А ружье у него было с ножками(по все видимости,ручной Дегтярова-авт.) Долго стрелял.А потом то ли кинулся,то ли раненый упал в колодец.Немцы побросали туда много гранат и побежали дальше.(Отец на другой день,когда бой утих,сломал его и засыпал землей.) Стрельба то усиливалась,то затихала.Вдруг кто то стучит в дверь-"Мама,откройте!" Открыли.Смотрим,стоит наш москвич,правая рука оторвана в локте,только на материи и держится.-"Помогите!".Отец перетянул рушником культю,что бы кровь остановить.Вдруг во дворе гортанные голоса.Немцы!Стучат ногами.Открыли.Те вошли.-Болшевик ест? Отец говорит,что нет.Один,толстый такой-шасть за дверь.А там парнишка наш,раненый.Он его за гимнастерку потянул на улицу.Вышли.Думали-пронесло.Да нет! Звон разбитого стекла.Гранату в окно бросили.Рвануло сильно.Меня в висок ранило(а я все думал,что за шрам у нее-авт). Сильно посекло младшего братика.Так потом бедный,мучился.Пока наши не пришли.Старший брат вернулся с эвакуации,забрал его в Киев,в госпиталь.Восемь месяцев он пролежал,но вылечили,все осколки,которые в нем три года сидели,достали.А отец с матерью в другой комнате были,их не достало. А москвича того немцы к сельсовету мотоциклом гнали.Там его и расстреляли.Постреляли и раненых с госпиталя,которые не смогли уйти.
   Отец ушел в сад,но быстро вернулся.Сел возле дверей и горько заплакал.Говорит,там наши хлопцы лежат,человек пять,убитых.Взял лопату и ушел.Мама тоже пошла за ним.Потом крикнула,что бы я воды принесла.Обмыла лица убитых.Папа собрал документы.Москвича тоже немцы разрешили забрать.Так в конце сада он их и похоронил.А за одним через три дня родственники приехали с Василькова, как то узнали страшную новость.Хорошо помню-отец,мать и невеста.Откопали его и забрали.Сама видела-очень красивый хлопец был.И смерть почти не тронула его.Видно,в один день призвали и убили вскоре.Сильно мама его причитала. Когда наши пришли,отец отдал документы.Приезжали с Москвы родственники того солдатика,который к нам за молоком бегал.Благодарили моих родителей.Маме платок привезли-после войны в селе невиданная роскошь.А павших перезахоронили в районе в братской могиле.
   Вот так сразу война свалилась на нашу семью со всей своей жестокостью,кровью и слезами.До сиз пор стоит перед глазами тот москвич с кружкой молока.Такой молодой,ненамного старше меня...
  
  
   Прощай,родная сторона...
  
  
   А тут молодежь в Германию стали забирать.Первый раз два дня просидела в огороде,пронесло.Второй раз не успела спрятаться-забрали,повезли в Фастов.Сидим в товарном вагоне,переделанном для перевозки людей,плачем.Когда стемнело,подогнали паровоз,тронулись.Чудом выскочила с вагона,залетела в какой то амбар,упала и забилась в угол.Немец с площадки стрельнул с винтовки,так,наверное,для порядка.Пряталась у родни в Мотовиловке.Как то дошел слух,что отец приболел.Решилась навестить.Добралась до хаты,зашла.А через пять минут следом-полицаи.Ну что-попалась?!По соседству один из них жил,Андрей.Глаз на меня положил.А мне он не люб был всегда.Вообщем,сдал он меня.Дали мне прикладом промеж лопаток и вот она,Германия.Привезли нас в городок Форгайм ,возле Нюрнберга. Жили в бараках,за проволкой,под охраной жандармов.Каждый день гоняли строем на бумажную фабрику.Делали мы там что то вроде перевязочного материала.Много говорить не буду-очень тяжело было.Немцы-как собаки.Только один охранник был более менее нормальным.Мы его между собой так и звали-хороший.Начальство на фабрике и того хуже-план давай!А как его дать,когда сил нет,кормят,что бы только с голода не умереть.Кормили бруквой,репа такая вареная.И кусочек хлеба.Выдали деревянные башмаки-ноги до крови сбивали,а идти нужно.И так четыре года.Запомнилось несколько эпизодов.Была у нас такая Валя,с Днепропетровска.Взяли нас как то на разгрузку капусты с вагонов.Ну и Валя маленький кочан капусты спрятала у себя на груди.Нашли.Так жандармы так избили ее,что до утра она умерла,бедненькая.Нам разрешили ее похоронить.Мы за свои деньги(давали в месяц пару марок)купили гроб.Привели нас на кладбище.Возле забора немцы выкопали яму.Постояли,поплакали.Так и осталась сестра наша на чужой сторонке.
   Была с нами моя землячка с Киевской области,Люба.Так ей пришло письмо,где родные писали..."что прилетали железные птицы и долго клевали землю..."Типа наши самолеты прилетали и бомбили.Лагерная переводчица фрау Шульц(редкая гадина)прослышала об этом и донесла.Забрали Любу в штрафной лагерь.Когда нас освободили,она нас нашла,тоже выжила.Мы ее не узнали-стала старухой,а было ей всего двадцать семь лет.Видно,много довелось горя пережить.Но ничего,отошла,после войны стала директором школы.
  
  
   Глупые,там все есть...
  
  
   Что война заканчивается,мы догадывались,но что она для нас закончилась,поняли не сразу.Сначала исчезла охрана.Но еще три дня мы боялись выйти за проволку.А потом появились американцы.На своих маленьких машинках они носились по городу,как угорелые.Прехал какой то начальник с переводчиком.Сказал,что в течении двух дней нас передадут советским властям.Но до этого он нам разрешает заходить в любой немецкий магазин и брать все ,что захочеться.Мы ходили по этим магазинам,товара было много.Кто что брал!Я взяла рулон шерсти и платье такое ситцевое,мне оно очень понравилось.Помню,немки тоже попытались что то брать,но американцы их отовсюду проганяли.
   Через два дня нас уже грузили в эшелон.Но сначала нас допросили какие то офицеры.Откуда,куда,чем занимались.Потом пришли Две наши женщины в форме.Они советовали(очень настойчиво)ничего с собой не брать.Мне сказала одна из них,что я глупая,буду эту шерсть тащить через всю Европу-у нас дома все есть! И забрали у меня мой рулон.Платье не нашли,я его на себе спрятала под рваньем.Обидно было,что свои обдирают...Но домой сильно хотелось!А платье то у меня "выходным"целых четыре года было,я и замуж в нем выходила.
   Не буду рассказывать о дороге назад .Никому мы были не нужны.В Польше две недели стояли в каком то тупике,без куска хлеба.Ходили у поляков просить,что бы с голоду не помереть.
   Но вот Киев!Я зашла домой к брату.Узнала,что погиб.Его жена отмыла меня ото вшей,привела немного в порядок.
   Моя хата...Постаревшие от горя родители.Сели с мамой,обнялись и плачем.Спрашивает-Доцю,что тебе дать поесть,дорогое мое дитятко.Ая говорю-Навари мне,мамо,много много картошки-я ведь ее четыре года не видела.
   Вот такая была моя война.Во время оккупации в декабре отец пошел в Киев,выменять муку на керосин.Увязался с ним наш собака,Тузик.Ну-так и шли вдвоем.Перед самим Киевом немцы гнали по дороге колонну гражданских.Отец сошел с дороги,пропуская.Люди были полураздетые,многие босиком.И вдруг Тузик радостно залаял,кинулся к дороге.Отец смотрит и видит,что идет Семен Михайлович,которого брат мой до войны возил!Собака узнала его.Хотел отец подойти,но тот тихонько рукой махнул-не подходи!Всю свою жизнь отец вспоминал об этой встрече.А Семен Михайлович вместе с семьей сгинул во времена войны,как десятки тысяч других киевских евреев.
  
  
   Прости,мать....
  
  
   Рассказывал,как наши пришли.Дело было вечером.Вбегают во двор,человек семь,вроде выпивши.Отец на пороге.-А где сука полицайская?-У отца пропал дар речи.Дело в том,что наш дом и дом полицая Андрея были очень похожи.Вот наши и подумали,что полицай тут живет.Мать с огорода шла-да так и села.Правда,отец взял себя в руки-Какая же она сука полицайская?У нее сын на фронте,дочку в Германию угнали!...Ребята,поняв,что оконфузились,сникли.-Ты прости,мать...И к соседям.Да опоздали.Успел сбежать Андрей.А родители у дальних родственников прятались от греха подальше.Застали бы их в доме-так бы и положили с автоматов.Тогда разговор первый был короткий.
  
  
   От автора.
  
  
   Тете Стасе 88 лет.Поразительная ясность ума и памяти.Удивляет ее трудолюбие.Я ее знаю давно,так как она является мамой моего хорошего друга.Мы знаем друг друга с тех пор,как пошли в школу.И так уже сорок три года.То,что она была в Германии,я знал.Но она никогда не рассказывала мне подробностей.Недавно похоронили ее мужа.И вот где то на второй или на третий день после похорон я навестил ее.Конечно,ей тяжело.Мы сели во дворе на лавочке.И тут она начала рассказывать.Она говорила долго,я не перебивал,только изумленно слушал.А когда на другой день я хотел уточнить у нее какие то подробности рассказа,она по тихому сьехала с темы.Видно,приоткрыла она окошко своей памяти ненадолго.Не хочет говорить.-Что о горе говорить...Кто его не почувствовал на себе,тот не поймет.И слава Богу!Меня же ее рассказ тронул до глубины души.Сколько же горя выпало на эту хрупкую шестнадцатилетнюю девочку!Сколько она увидела крови и смертей!Вспомнил,как сам увидел первого погибшего в Афгане.Так я ведь мужик....Но не сломалась.Вышла замуж,родила троих сыновей,из которых двое стали офицерами,дослужились до подполковников!Честь и хвала ВАМ,наши родные бабушки и прабабушки!Живите долго и не молчите!Не молчите!Рассказывайте!ЧТО БЫ ПОМНИЛИ!!!!!
  
  
  
  

Оценка: 9.31*16  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018