ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева
Ломачинский Андрей Анатольевич
Командировка. 13-15

[Регистрация] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Найти] [Построения]


   ЧАСТЬ II (В гости на войну)
  
   Глава 13
   Не тот эксперт
  
   Айвану предстояло сопровождать экспертное оборудование прямо до Багдада. Это значило, что ему придется пересечь пол Ирака с военным конвоем, а его коллеги за пару часов и в относительном комфорте доберутся туда на вертолёте. Конечно плестись по арабским дорогам опаснее, зато интереснее. Ждать оставалось недолго - война уже вовсю кипела на ближних подступах к иракской столице. Однако именно эта неопределенность последних дней комкала всю деятельность - когда выходить то? Послезавтра? Через десять дней? А вдруг и тогда столицу не возьмут... Поэтому никто точных планов не строил, готовясь в любой день прервать проводимую работу, в основном аналитическую, бумажную и поднадоевшую. Когда военные не могли уделить экспертам внимания, то вообще выпадали паузы относительного безделья. Эксперты такие ничегонеделания в шутку называли "технологическим перерывом". В один из таких перерывов Ваньке позвонил Прем Сингх.
  
   - Хай, доктор Айван! Сильно занят?
   - Привет, доктор Сингх! Да так занят, что уже глаза болят телевизор смотреть, да бока ноют на кровати валяться.
   - Вот завидую! Слушай, а ты бы мне помочь не смог? Чисто профессионально - не смог бы денёк у меня поработать? С меня Пентагон срочный отчёт потребовал по арабам из 72-х "Тэх", по "Липстику" и "Пинк Спрэю". Придется "холодный пузырь" надувать. Ну а тебе надо будет вместо меня одного солдатика вскрыть. Небоевая смерть - в Ефрат на тягаче свалился и утоп. Элементарный несчастный случай. Можешь на протоколе вскрытия написать номер своей лицензии, а уж заключение я сам подмахну - тут я всем трупам начальник. Напишешь, а? К сожалению за "фри" - за бесплатное спасибо.
   - Помочь рад. Но какой такой "холодный пузырь"? Прем, я ничего не понял. Lipstick, pink spray... Какая "губная помада"? Какой ещё "розовый дезодорант"?
   - Приезжай, увидишь. А-аа, тебе одному нельзя... Тогда посылаю за тобой своих двух бойцов на "Хамви"*
   __________
   * Hamvee - военный "Форд-Хаммер" (жарг.)
  
   По инструкции экспертам запрещалось передвигаться в одиночку даже на такси. Посидев ещё немного в номере, Айван решил подождать военных в холле. Подчинённые подполковника Сингха где-то задерживались, и Ванька коротал время, листая арабские журнальчики. Скучное дело. Наконец подкатили. Айван залез в машину, и ему стало не по себе - в картонных ящиках лежали плотно упакованные, свёрнутые привычными треугольничками звездно-полосатые флаги. Не бывает сентиментальных судмедэкспертов, но тут проняло. Солдаты увидели Ванькино смущение и улыбнулись:
   - Да это мы из своих запасов в части раздаем. Сингх приказал полторы тысячи оставить, а остальное отдать в войска. В смысле для живых. В смысле для поднятия морали. А нам на гробы столько не надо!
   - А я уж грешным делом подумал, что потери большие. Вот и Сингх помочь попросил... Ну, думаю, зашивается ваша служба, видать плохи дела на фронте...
   - Да глупости! Пока, слава Богу, работы у нас мало. Это у Сингха много, но чёрт его знает, чем он там занимается. Наукой какой-то...
  
   На КПП* уже звонили, на Айвана готов разовый пасс-пропуск. Подполковник Сингх встретил Ваньку на пороге. Выглядел он весьма уставшим. Жалится, что "спецвопросы" совсем его достали, кратко коснулся заинтересовавших его сугубо научных тем, мельком упомянул новые организационные проблемы его службы военного времени. Поспрашивал о советском афганском опыте, который Ванька знал исключительно из "устных преданий" русских коллег, да кое-каких лекций. Прем Сингх только покачал головой, советская организация судебно-экспертного дела военного времени в пустынных условиях ему явно не понравилась.
   __________
   * Контрольно-пропускной пункт - будка с постовым и шлагбаумом на въезде
  
   Быстро показал свое хозяйство, занимавшее небольшую двухэтажную постройку. Похоже, когда-то тут был слад или какая-то мастерская, но за месяцы ожидания войны ее основательно переоборудовали в неплохую лабораторию. В секционных кафель, предсекционная с ренген-аппаратами, большой пост-секционный юнит; лэбы для микроскопии, токсикологии, гистохимии, биохимии и иной химии; стационарные холодильные помещения с бальзаматорской и ритуальной комнатами - всё как в весьма солидном госпитале, на массовый поток трупов явно не рассчитано. Отдельный прекрасный отдел CSI. СиЭсАй - это crime scene investigation - исследование вещдоков и вообще места преступления, правда у Снгха это называлось не преступлениями, а "сценой боевого поражения". В отделе имелся баллистический стенд, куча персоналок для компьютерного моделирования сцены, аппараты выявления химических миркоследов, хроматографы и спектрографы нескольких типов, аппарат атомной масс-абсорбции, ICP-OS, GDMS и FTIR (экспресс-анализ изотопного и химсостава чего угодно, имеющего материальную природу), новейшие сиквенсеры (автоматизированные установки для ДНК-тестирования) и много чего другого.
  
   Ну ладно, пора ставить "двойной пузырь". Солдаты достали большой рулон и в минуты раскатали его по земле - получилось что-то вроде сдутой гигантской надувной игрушки. К специальному рукаву подсоединили кондиционер с небольшим вентилятором и подали воздух. Распластанный материал превратился в хорошую палатку округлых форм. Внутри всё же жарковато, но в общем вполне приемлемо. Вход через специальный тамбур, затрудняющий отток держащего формы воздуха. Это и есть "первый бабл" или "внешний пузырь". Внутрь внесли аналогичный, но меньший рулон, а к рукаву прицепили специальный кондиционер-холодильник с устройством осушения воздуха. Если воздух не сушить, то даже в Аравийской пустыне с потолка будет капать, а ночью вообще всё пойдёт ледяной коркой. Включили компрессор и в минуту получили внутри первого пузыря второй - "холодный бабл". В большом пузыре тоже стало прохладней.
  
   В сумме прекрасное помещение для полевой судмедэкспертной лаборатории - секционная с холодильником внутри неё. Быстро расставили разборные столы и холодильные полки. Всё готово, сейчас должен прийти спецтранспорт с "иракским материалом". Понятно, что таким же образом можно в минуты развернуть любой госпиталь передней линии, где вместо холодильника будет, например, HEPA-фильтр, задерживающий субмикронные частички, - вот вам и стерильная операционная. Однако "пузыри" особой любовью не пользуются, это мера исключительно быстрого реагирования на случай большой войны. В более стабильных условиях предпочитают стационарные постройки или даже старомодные палатки.
  
   Наконец невдалеке сел "Чинук" и из него стали выносить трупы. Пожалуй не меньше двадцати. Скоро сел второй такой же вертолёт и опять без пассажиров - его пол тоже был завален трупами. Трупы свежие, но не в привычных бади-бэгс (герметичных мешках на молниях), а просто завернуты в пластиковую плёнку. Все тела в жутких лохмотьях из остатков формы иракских гвардейцев. Кто-то пошутил, хорошо, что мол прессы поблизости нет, сейчас бы точно истерику подняли насчёт "сокрытия потерь". Ванька подошел к одному телу - нет, стопроцентно это никакое не сокрытие. Это точно спецтема Према Сингха - труп хоть и сильно обезображенный, но явно арабский.
  
   Ничего подобного Ване не приходилось видеть за всю историю его работы. Казалось, что какие-то неведомые полчища очень мелких хищников вгрызлись в человеческое тело, тут и там повырывав кусочки плоти, местами до костей. Сама кожа, где такая осталась, сильно обожжена, глаза лопнувшие, волосы опалены по самую линию каски, а танкистские мягкие шлёмы, то порой просто прожжены насквозь, кое-где через дырки видна обугленная черепная кость. У каждого вываливается большой опухший язык, весь в кровоизлияниях, местами с разрывами и обожженным кончиком. Чёрти-что, лопнул язык что ли... И щёки висят лохмотьями, но на то, чтобы кто-то повырывал, не похоже - похоже, что от какой-то непонятной силы сами полопались да размочалились... Глупость какая-то... Ваня потрогал горло - на месте щитовидной железы находился хлюпающих мешочек. Надавил на грудную клетку - скрип да скрежет поломанных ребер, в грудной полости заплескалась жидкость.
  
   - Прем, это у тебя первый раз такое?
   В ответ Сингх дает короткую лекцию:
   - Айван, не шути, мне такое пачками подвозят. По всему Ираку сейчас специальная команда разыскивает Т-72 с навесной динамической противокомулятивной защитой, чтобы испытать кое-какие новинки. Ну а что после такого испытания получается и есть моя, точнее Пентагоновская, спецтема. Саму эту штуку я и в глаза не видел, да похоже, что она пока даже без названия, но с кодовым именем - "Розовый Спрей". Это то, на что ты "дезодорант" подумал. Боеприпас такой комбинированного поражения - использует детонацию динамической защиты в свою пользу, потом делает малюсенькую дырочку в броне, а потом умудряется в эту дырочку чего-то напустить, что такое вот с телами получается... Чёрт его знает, но срабатывает всё за мгновение. Ну а "Липстик" - "губная помада", это вообще сверхмалый урановый припас к крупнокалиберным пулемётам, мощным снайперским винтовкам, к лёгким авиационным пушкам, или пукалкам от "Брэдлей". Хотя и экспериментальные танковые снаряды с "Липстиком" тоже есть. Короче, чтоб любая наша стреляющая техника могла уверенно поразить любой танк. Идея в разработке, результаты пока раз на раз не приходятся... Они там постреливают, ну а мне надо, кто как сдох описывать. Эксперимент в боевых условиях самое лучшее дело - надоело им свиней в форму одевать, да по танкам в Неваде изводить. Что там за танки? Старые списанные "Шерманы". А тут всё в реале, вот недельку покопаюсь, и отправлю эту экспериментальную кучу на захоронение обратно на Иракскую территорию. Прах к праху на земле предков, ещё хорошо, что муллу звать не требуют.
  
   - А чего названия такие чуднЫе?
   - Достал ты меня со своей любознательностью, пойдем файлы покажу! А то я чувствую ты пока не угомонишься, то к своей работе не приступишь. А у тебя не мой тяп-ляп, у тебя американский солдат-утопленник на столе два часа дожидается, и уже час как капитан-МиАй* тебя матюкает. Пошли быстро, времени нет!
   __________
   * MI - military investigator - следователь военной прокуратуры или трибунала
  
   Подполковник Сингх повёл Ваню к моргу, по пути остановившись у закопченного танка Т-72. Надо же, науки ради и такое сюда притащили. Прем сказал, что это утром приволокли, такие "вещдоки" у него долго не задерживаются - как препрут второй танк, так сразу грузят их на "Галакси" и по воздуху в Америку, а там уже спецы по железу-технике проводят свою экспертизу. По одному такой металлолом отсылать - полупустой самолёт гонять, поэтому ждёт себе железный покойник попутчика. Раз сегодня трупы из мяса и костей, завтра значит, и мёртвая техника будет.
  
   Ванька откинул полог и посмотрел на танковую башню. Да-а, добрых две третьих навесной динамической защиты сгорело, не пойми каким образом. Сзади и чуть сбоку башни маленькая дыра воронкой, сантиметров 8-10, сужающаяся конусом в ровное отверстие внутрь танка, ну сантиметр-полтора в диаметре. На работу простого кумулятивного заряда не похоже... На бронебой совсем не похоже. Похоже, что кто-то подогнал к танку сверлильный станок с толстым коническим сверлом-фрезой и не торопясь выскреб такую вот дырку. Ну а потом в эту дырку, не то выстрелили, не то что-то кинули. А это что-то внутри танка взяло и взорвалось - по краям отверстия направление заусениц строго изнутри наружу.
  
   - Айван, хватит тебе голову ломать, и ты, и я тут хрен чего поймём - всё "классифайд", секретно. Припасы в специальном ящике-чемодане с охраной возят. Охраняют похлеще, чем доставку брильянтов в национальный алмазный депозитарий. Лётчику велят в самолете сидеть, пока ему эту штуку под крыло цепляют, или пока неизрасходованную не отцепят. Даже механиков не подпускают. Пошли лучше кино покажу - посмотришь "Розовый Распылитель" в работе! Мне один летун по секрету свой ДиВиДи* скопировал. Его самолёт был вооружен обычными "Хармами" да "Джэйдэмами", но по ситуации пришлось в оптической наводке поработать для парня с "Пинк Спрэем" на лапах. А секретчики лоханулись, его комп не тронули - не дошло, что картинка на два самолёта писалась. Тперь у нас это хит сезона, можно катать рекламой в Аль-Джазире: "Пинк-Спрэй - тотальное средствство! В секунды изменит Вашу внешность и навсегда избавит Вас от всех проблем!"
   __________
   * DVD - (диск с видеозаписью)
  
   - А что там с требухой у поражённых?
   - Айван, а что там может быть? Лёгкие - тряпки, бронхи обожжены, из печени-почек-селезенок паштетный фарш. Мышцы тоже фаршмак. Даже кишки на сосиски не пойдут - в дырках. Чёрт его знает, как эта штука внутри танка работает. С "Липстиком" проще - там урановая шрапнель с шашлыком. В смысле смерть от комбинированных факторов: воздействие сверхвысокой температуры и множественные осколочные ранения от остатков разорвавшегося бронебойного элемента и вторичного осколка из выбитой брони и фрагментов интерьера. Труп, как дикая утка из костра после охоты - вся горелая и полно дроби. Никакого отличия "липстика" от обычного уранового бронебойника нет, ты такой дряни ещё насмотришься. Из всей экзотики - взорвавшиеся черепа. Как пространство внутри танка нагреется до тысячи по Цельсию, так башка и не выдерживает - мозги в пар, вот и рвёт черепуху на кусочки, как яйцо в микроволновой печи. Ещё забавно, как из обычного пулемета "губной помадой" танк пополам режут, прям как автогеном или каким оружием инопланетян из фантастического фильма. Но тут уж извини, у меня такого кина нет, а у кого есть, те не дают.
  
   Зашли в офис Сингха. Тот повозился с минутку у своего компа, а потом показал на дверь в коридор и заговорил шепотом:
   - Айван, пойди выглянь, где тот инвестигейтор сидит, и чем он занимается. Ну тот, что будет на вскрытии у твоего солдатика. Хрен его знает, что за мужик... Зайдет ещё, а мы тут самовольным просмотром секретной информации занимаемся. Докажи потом, что добыли это левым образом исключительно ради фана. Попадется дурак, так и под трибунал подведёт.
   Следак-капитан лежал на диване в комнате отдыха и спал, положив под голову свой дипломат. Рядом на полу валялись скинутые с дивана белые подушки с рюшечками - маленькие, плоские, жёсткие и пахнущие чем-то смолисто-терпким. Явно из новеньких гробов, вот офицер и побрезговал. Ну спи-спи... Мы тогда до вскрытия и кино посмотрим, и кофе попьем. Зарядили кофеварку, поставили диск.
  
   Смотреть весь диск муторно, "листали" кусками. Давольно нудное начало - палуба авианосца, береговая линия, дальше песок, овраги. Снимается с лазерной коррекцией фокуса, увеличение порядочное, но из-за 13-ти км высоты, на которых идёт пара Ф-18, видно не очень четко. Камера почти не снимает несущуюся размазанную землю под самолётом, а автоматически прыгает по курсу с одного объекта на другой. Наконец летун нашел 72-ю "Тэху", всю обвешанную кирпичиками взрывчатки - явно контрабандная новая динамическая противокумулятивная защита, редкая находка, таких танков было крайне мало.
  
   Самолётная пара долго крутилась вокруг танка, просматривая дороги, вымеряя расстояния для лучших путей эвакуации. Потом трепались с "землей", выясняя, что следует делать - просто грохнуть этот танк, или испытать на нём новинку. "Земля" колебалась, кто-то разглагольствовал, что после поражения арабы утянут битую технику или унесут трупы. Летуны стали нервничать, скоро выходить из района на дозаправку. Предлагают своё решение: если добро на "Пинк-Спрэй" не дадут в течении пяти минут, то тогда на танк сбросят обычную JDAM и от него останется один металлолом в радиусе полкилометра - это одна из самых мощных из самонаводящихся бомб.
  
   Наконец перепетии "земли" закончились - там всё же пришли к выводу, что к ночи сумеют эвакуировать битый танк в неприкосновенности. Для этого требуют использовать все тяжёлые припасы, чтобы район вокруг "эксперимента" основательно побить, подчистить от людей. Ф-18 с "Пинк-Спрэем" снижается до 5-ти км и сбрасывает на окопы вокруг танка однотонную кассетную бомбу, что висела у него под брюхом, а второй Ф-18 идёт ещё ниже и обрабатывает бункера-фортеции своими тяжёлыми JDAM-ами. Периодически они ловят оптикой свой танк - тот ещё глубже залез в капонир, один араб из башенного пулемёта по самолётам даже стрелять пытается.
  
   А вот тут летуны сработали не совсем по правилам - обоим следовало уйти за три с половиной километра, а потом построить пару на "прямой килл" - на верное убийство. Но самолёт, что отбомбился тяжёлыми бомбами, был на малой высоте и уже имел прекрасную картинку с подсвеченной целью. В эту секунду и решили воспользоваться предоставившейся возможностью - второй Ф-18 выпустил свой "Пинк-Спрэей" по лазерной дезигнации товарища. Ну а товарищ в свою очередь заснял на свое кино выстрел друга.
  
   Съёмка на малой высоте, да ещё приближенная мощной оптикой. Получилось как в Холливуде - видны даже мелкие детали. А ещё прикольней этот короткий момент смотреть "по фрэймам", компьютерный аналог покадровому просмотру. Откуда-то сбоку и сверху подлетает небольшая ракетка со смешными крылышками. Буквально за несколько метров передняя часть ракетки отделяется, вроде раскалываясь на кусочки. Как она взорвалась не видно, но видно как сдетонировало порядочно кирпичей динамической защиты. В этот момент вроде бьёт вторая часть. Взрыв опять очень маленький, а через секунду на месте взрыва вырывается не то пар, не то капельки. Нечто похожее на большой пшик аэрозольного баллончика.
  
   Автоматическая камера дезигнатора отдельно умудрилась сделать пару высокоразрешающих снимков этого места. На них танк почти не горит. На первом снимке отчетливо виден цвет выброса - он розоватый. А вот на втором снимке уже никакого выброса нет, зато видно пятно на песке, клином идущее от танка. Такое чувство, что это маленькие капельки. Подполковник Сингх закрывает видеофайл и показывает более качественные фотографии, снятые уже на земле технарями-эвакуаторами. Танковый бок и песок действительно опрысканы капельками, вырвавшихся из дырки-раструба, проделанной в броне новым боеприпасом. Ну если это не кровь, то жидкость с примесью биологического гомогената - измельченного нечто, недавно составлявшего человеческие тела. Отсюда и такое смешное название для бомбочки - "Пинк Спрэй" или "Розовая Пшикалка".
  
   Что говорить, зрелище впечатляющее. Однако Сингх посетовал, что такие припасы врядли будут без особой нужды использоваться в локальных войнах. Даже если их и примут на вооружение, то им уготован только один путь - на полки арсеналов на случай "а если по-серьёзному". Их и испытывают сразу в боевых условиях, чтобы затраты на стендовую пальбу сэкономить. Причина простая - кроме урана и взрывчатки в них есть какой-то секретный конструктивный элемент из осмия. Осмий, пожалуй, самый удивительный из металлов - во первых, это самое плотное вещество в природе (при меньшей атомной массе он гораздо тяжелее урана!); во вторых, он прочнее любой брони и большинства сверхтвёрдых сплавов; а в третьих по тугоплавкости осмий лишь чуть уступает вольфраму, самому жаропрочному веществу, а в четвертых... В четвертых - это металл благородной группы, и цена его много выше золота. Вот вам и главная причина, почему такой серьёзный припас не будет широко использоваться там, где можно работать с не меньшим успехом чем-нибудь подешевле...
  
   Ладно, заболтались. Сингх выключает компьютер с намёком, что пора будить капитана-инвестигейтора и приниматься за работу. Ванька спустился вниз и потрепал спящего военследователя по плечу. Тот с явным неудовольствием проснулся и какое-то время бессмысленно моргал глазами, пока Айван представлялся и объяснял, почему именно он будет проводить вскрытие. Впрочем кэпу было всё равно - дело казалось плёвым, осложнений не ожидалось, и видать следаку очень хотелось по нему быстрее отписаться.
  
   Помошника-коронера* у Айвана не было, всех забрал Сингх на своих арабов. Хорошо хоть солдатик-утопленник уже был раздет и лежал на столе. Пришлось самому сделать Y-образный разрез от ключиц до лобка, большим садовым секатором покусать рёбра и опилить циркуляркой череп. Ванька как обычно набрал пробирки с кровью и другими жидкостями на токсикологию, но как только вскрыл желудок, то ему многое стало понятным и без анализов - солдат был пьян, и видимо поэтому свалился в воду на своем тягаче.
   __________
   * Coroner - в гражданской системе обеспечения законности США это выборная должность, связующая полицейского и судмедэксперта, тот кто забирает труп с места прступления; у военных и спецслужб коронер, кроме функций CSI зачастую выполняет ещё и прозекторскую работу по вскрытию тела, но без права медицинского освидетельствования.
  
   Такой поворот событий следаку явно не понравился - значит придётся крутить нарушение дисциплины в боевых условиях, а это куда более муторное занятие, чем несчастный случай. А ещё это значит, что надо с командирами потрепаться, а для этого в воюющую часть съездить... Совсем не то, что в Кувейте бумажки писать. Следователь брезгливо заглянул в желудок - там вперемешку со слизью плескалась непонятная жидкость ярко-голубого цвета.
  
   - Доктор! Он что, коктейль "Голубые Гавайи" в местном баре под Нассирией умудрился заказать!? Не подают американские коктейли в Ираке! Плюс контроль командиров, трудно с собой бухло притащить... Да эта дрянь мне больше жидкость из наших сортиров напоминает, ну голубой дезинфектант из выгребных ям.
   - Сэр, а вы не побрезгуйте - понюхайте!
   Айван зачерпнул желудочное содержимое специальным половником с мерными рисками, понюхал сам и сунул под нос капитану. Того чуть не вырвало. Он отшатнулся, однако запах уловил.
   - Блевотой с чем-то мятным пахнет. Хотел сказать воняет...
   - Да это обычный маусвош - жидкость для полоскания рта. Судя по запаху скорее всего ментоловый "Листерин". Абсолютно легальная и даже рекомендуемая в частях вещь. Состоит на снабжении как предмет личной гигиены. Мало кто из наших солдат знает, что в ней полно алкоголя, а этот вот "умный" оказался - раскусил секрет здоровья дёсен и профилактики кариеса. Сейчас померяю, сколько же он выжрал. Ого - с учётом всасывания, похоже, не меньше пинты, посчитай весь флакон, ну плоский такой, что солдатам продают. Это будет около пол-литра виски, или там водки, текилы... А в остальном ничего интересного - в лёгких вода и по другим признакам классическая картина утопления. По пьяне... Ну всё - зашиваю, делаю анализ на концентрацию алкоголя в крови и моче и пишу протокол. Здесь всё ясно.
  
   Однако написать протокол Айван не успел - в офис Сингха ворвался посыльный со словами "русского эксперта срочно требуют к генералу из Пентагона по неотложному делу". Ванька ничего не понял, никаких неотложных дел с генералами у него не было, да и в расположении он сегодня оказался совершенно случайно. Выторговав пять минут, он второпях надиктовал на магнитофон протокол вскрытия и бегом побежал к Сингху в его "холодный пузырь", чтобы кратко отчитаться и извиниться за неоформленный документ. В ответ Синх только сочувственно пожал плечами, однако намекнул, что у генералов обычно долго не задерживаются, а поэтому компьютер с нужной формой он оставит включенным - протокол придётся всёже отпечатать, пустить через принтер и подписать согласно данному ранее обещанию. А там доктор Сингх уж как-нибудь отблагодарит...
  
   Ванька вышел из "холодного пузыря" и неуверенно оглянулся, пытаясь отыскать машину, на которой придётся ехать к этому неизвестному генералу из Пентагона. Посыльный - рядовой солдатик, совсем молодой парнишка лет девятнадцати, понял Ванькино замешательство и уверил, что место куда его вызывают совсем рядом и туда надо пройти пешком. Айвану такой вариант вполне понравился, ему нравилось бродить по войсковом расположениям и глазеть на полевой быт Американской Армии. Пошли вдоль Третьей Пустынной Авеню - длинного ряда здоровых барачных палаток и навесных тентов-складов. Все проходы в частях Группировки имели шутливые, но вполне официально используемые названия.
  
   У Ваньки моментально пробудилось не в меру выпирающее любопытство с некими подсознательными ремнесценциями - внезапно выплывшими из глубины памяти переживаниями о том, как сам был офицером, как бегал по частям... Но было это за некой гранью реальности - полтора десятка лет назад в канувшей в историю Советской Армии... Чтобы как-то скрыть своё состояние, а может просто подчиняясь некоему рефлекторному стереотипу старого офицера, Иван начал с солдатом нравоучительную беседу. Он поведал ему случай, который сам только что вскрывал, пытаясь показать, что употребление алкоголя несовместимо с нормальным несением службы. О вскрытии солдатик слушал с интересом, однако Ванькины морализаторские потуги возымели абсолютно нулевой эффект. Прайвит-рядовой равнодушно пожал плечами и пренебрежительно хмыкнул:
   - Ну да, Сэр, красиво вы говорите. Тогда скажите мне, почему по нашим законам алкоголь разрешается только с двадцати одного года, а умирать за Америку положено с восемнадцати? Первое второго не вреднее! И правда ли, что гигиеническую полоскалку рта можно пить? В смысле бухать. И если можно, то только синий "Листерин" или любой другой? А то в нашей роте ментолового нет, а только обычный... Ну коричневый такой "Листерин", что эвкалиптом воняет...
  
   Вопрос Ваньку застал врасплох, тот пробормотал что-то дежурно-глупое о долге, чести и здоровье нации, а насчёт "Листерина"... Он сильно пожалел о своей болтливости, спешно прибрехав о страшной токсичности тимола, эфирных масел и других компонентов "полоскалок". Однако солдатик посмотрел на доктора Айвана с лёгким недоверием, похоже тут уже сработала примитивная житейская логика - раз этим можно полоскать рот, то точно не отравишься, если немного пропустить во внутрь.
  
   Конец беседе наступил внезапно, как только свернули за угол. Там стоял здоровенный тягач с танковым трейлером - прицепом-платформой, на которой стоял битый "Абрамс". По трейлеру и рядом сновало около десятка военных всех чинов и мастей и трое каких-то людей в штатском. Особняком в этой группе выделялась парочка - генерал бронетанковых войск и такой же лейтенант, похоже его адьютант. Появление Ивана на удивление всеми было встречено весьма живо. Генерал обратился к Ивану и торопливой скороговоркой стал объяснять суть дела:
   - Эксперт Айван Доу? Ну наконец-то! Здравствуйте, какое счастье, что вы сегодня у нас очутились. Я только отчёт потребовал по битым Т-72 с динамической защитой, как мне говорят, там уже работает русский эксперт из какой-то конторы. А у нас тут такое дело... Ну короче, без специалиста по России, похоже, не обойтись. Да, извините, забыл представиться - бригадный генерал Терри Хьюз, главный специалист Пентагона по бронепробиванию и начальник Рок-Айлендского Арсенала, что в Иллиное. Ну вам, как эксперту, моя шарага противотанковых боеприпасов должна быть хорошо известна. Так вот, согласно рапортов от командиров по месту и по нашему общему предварительному заключению, иракцами был использован совершенно новый переносной кумулятивный боеприпас, типа RPG, но абсолютно неизвестного нам типа. Пожалуйста, помогите идентифицировать, что это!
  
   Генерал протянул опешившему и абсолютно ничего не понимающему Ване тоненькую папочку с документами. Из документов следовало, что "Абрамс" с усиленой броневой композитной защитой, новейшей модификации А2М1, с бортовым номером 70-2-14, под командой первого лейтенанта Джона Мак-Фарлинга, был подбит из засады при форсировании канала под Багдадом. Место засады было выбрано крайне необычно - из глубины туннеля дюкера, где гранатометчик засел в воде абсолютно невидимым для находящихся вокруг войск. Сопло гранатомета было выставлено в специально проделанное отверстие в надводной части шлюзы, что позволило полностью скрыть начальную реактивную струю и обеспечить безопасность стрелка в малом пространстве. После единственного выстрела стрелок скорее всего просто поднырнул по течению под полузатопленную шлюзу и скрылся вместе с оружием. Единственным свидетельством подобного действия служит лишь показание пилота вертолета, находившегося на воздушном патрулировании переправы - тот вроде видел нечто чёрное, может даже ласту, мелькнувшую в мутной воде.
  
   Расчёт стрелка-засадника сработал - весь ответный огонь находящейся на берегу боевой техники был перенесен на плотину со зданиями канальных сооружений и стоящую перед ними пустую гражданскую автотехнику, оставленную там для блокировки. Такая ошибка в определении точки выстрела вероятно позволила стрелку благополучно скрыться с места засады. Несмотря на тщательные поиски с применением спецсредств и вызовом специалистов-подводников из корпуса марин-силз, ни тела, ни оружия, ни иных следов не найдено. Новизна применённого боеприпаса, тщательный выбор цели, высокопрофессиональное планирование засады и отход с применением сложных технических приемов могут косвенно свидетельствовать о тестовом выстреле-испытании с вовлечением спецслужб третьей стороны.
   - Ну, мистер Доу, что вы по этому поводу думаете?
   - А что тут думать!? В федеральную "контору" сообщать срочно надо - "крота" ловить! Ну если не "крота", то любую другую утечку...
  
   Тут уже полное недоумение выразил генерал, видимо абсолютно не въехавший в логику хода мысли Ивана:
   - Позвольте, о чем это вы?
   - Господин генерал! Уж не обессудьте - утечка должна быть в вашем ведомстве... А если не от вас, то тогда из любого офиса, что над вами!
   - Что ещё за утечка... Какие-то непонятные и оскорбительные обвинения...
   - Успокойтесь, пожалуйста. Я не хочу вас лично обидеть. Но давайте здраво посмотрим, как дело выглядит со стороны.
   - А как оно выглядит!? Чем туману нагонять, дали бы знать, чем наш лучший танк через одно из самых защищенных мест так легко пробили. Командование обеспокоено! А остальное меня не колышет.
   - Да это очень серьёзно, согласен. Но меня еще волнует такой маленький фактик: если это и вправду был боевой стенд-тест, ну в смысле испытание, то стрелка абсолютно не интересовали его результаты. Возможно был другой, "спящий", наблюдатель на месте или спрятанная видеокамера, но это хоть и вероятно, но технически малорезультативно. Если, как тут намекается, это дело спецслужб третьей страны, то тогда результаты такого испытания могут быть добыты только агентурным путем. То есть мы же им сами суперпрофессиональный отчёт готовим! Надеюсь боевую единицу 70-2-14 ещё в официальной открытой сводке потерь не провели?
   - Нет пока... Вечером проведем.
   - Не проводите ни в коем случае! Подайте спецсводкой только для своей узкой команды. То есть, вы плюс ваш непосредственный начальник из Си-Эс-Пи* как единственное звено и всё. Пентагону пока ни слова. Всех, кто вокруг этого танка сейчас крутятся, срочно под Эн-Ди-Эй**, а в части придется документ-пустышку подготовить о переводе этой битой единицы якобы целой и невредимой куда-нибудь подальше. Конечно, такая мера сокрытия временная - полно свидетелей поражения среди сослуживцев, да и по самому факту поражения информация всё равно скоро выплывет - экипаж уж сутки, как по госпиталям в Германии... Ладно, не будем сейчас голову ломать. Я думаю, к вечеру из "конторы" у вас уже спецпредставитель будет, он и разработает планы по информационному потоку и вообще всех дальнейших оперативных мероприятий, связанных с этим делом. Моя миссия маленькая - оповестить начальство, ну и технически помочь вам по возможности, правда сомневаюсь, что от меня тут вообще хоть какой толк будет... Вы, похоже, не на того эксперта рассчитывали.
   __________
   * CSP - combat systems program manager at the U.S. Army Tank-automotive and Armaments Command, чья контора находится в Варрэне, штат Мичиган
   ** NDA - non-disclosure agreement - под подписку о неразглашении
  
   - Ну вот, теперь точно федсы* жизни не дадут... А на эксперта... На нужного я эксперта рассчитывал - на федерального эксперта по русскому вооружению. Вы же русский, я по акценту чувствую, что не ошибся! А тут шансы простые: 80% за то, что эта штука российского изготовления; 10% за то, что китайского; 5% за то, что индийского; 5% за то, что французского и и ноль целых одна десятая, что чья-то ещё. Технически, например, итальянцы или шведы подобное тоже могут сделать, но тогда мне же первому такое изделие на блюдечке поднесут, даже ещё в прототипе, потому что мой Арсенал их главный покупатель... Вот вам и процентное заключение, в какую сторону ваш/наш предполагаемый "крот" стучать пойдет. А вы, уважаемый эксперт, всё же хоть танк осмотрели бы!
   __________
   *FBI - ФБР (жарг.)
  
   Ваню самого раздирало залезть в танк. Похоже генерал явно спутал принадлежность его конторы, и грех этим не воспользоваться. Не говоря ни слова, он вытянул из стоящей на краю платформы коробочки пару прозрачных одноразовых перчаток, из кармана извлек цифровой диктофон и резво прыгнул к танку. Всё же Ваня имел кое-какое понятие о проведении осмотров подбитой бронетехники, поэтому со стороны в его профессионализме усомниться невозможно, во всяком случае пока дело не дойдет до чисто технической дискуссии.
  
   Ванька опёрся на гусеницу у закопченного пятна на том, что по американской терминологии называется "танковой юбкой". Ясно, что юбка для этого мифического припаса вообще ерунда, но взорвался он именно на ней. А вот дальше его "поведение" оказалось во истину удивительным - он по косой "проткнул" урановую бронеплиту главного халла, одного из самых толстых мест на корпусе.
  
   Дырка... Ну странная такая дырочка, как прутиком в мягкой глине. Ваня попробовал туда засунуть мизинец. Палец не входил. Тогда Айван попробовал всунуть туда свой тонкий цанговый карандаш. Тот ушёл на всю длину до самой металлической скобки на колпачке. Кто-то из из стоявших рядом офицеров протянул ему метрический пластиковый зонд. Глубина дырки во истину впечатляла. Иван вытянул зонд и полез в танковое нутро. Там это "нечто", пробило достаточно критических узлов, чтобы сделать танку нокаут, лишить боеспособности и вообще полностью вывести его из строя, но на этом не остановилось.
  
   Поражающее начало этого кумулятивного припаса казалось совсем не потеряло своей энергии и полетело дальше, прожгло внутреннюю броневую переборку и вышло в Си-Си, затем по длинной диагонали пересекло его, тоже "пробурив" всё, что оказалось на пути, точнее по траектории. Одной из пробитых вещей была спинка на подвесном кресле ганнера. Сиди там стрелок, то Ваня имел бы стопроцентный шанс личного знакомства с этим бойцом в прозекторской морга у гостеприимного подполковника Сингха. Именно от этого места были выброшены ошмётки тканей с мелкими фрагментами раздробленной кости - вон они так и красуются подсохшим темным пятном на противоположной стороне внутренней стенки корпуса. А в центре дыра... 2 дюйма глубиной и полтора шириной (5х4 см). А в дыре... Эй, ребята, тут темно - дайте какую-нибудь лупу с подсветкой!
   __________
   * CC - crew compartment - отсек, где сидит экипаж
  
   Ване через люк протянули портативный стереомикроскоп с фонариком и волоконным световодом. Ну теперь можно и в дырку заглянуть. А в дыре застывший ярко-желтый металл и никаких следов окисления. На оксид титана не похоже, на берилиевую бронзу тоже, и уж явно не аллой латунного ряда. При таких то температурах, ну хоть какая реакция должна быть, а тут чистота, как из металлургической печи. Капелек нет, всё компактно осталось внутри бронеплиты. Чёрт его знает, сколько его там и как глубоко в броню идет сам пробой. Урановой плите рентген не сделаешь, тут жёстко-лучевая гаммаграфия нужна... Такое только в Америке. Однако и без просветки ясно - танк пробили считай по диагонали и практически насквозь. Экипаж легко отделался исключительно за счёт весьма высокой живучести "Абрамсов", да и то лишь вкупе со счастливой случайностью. Хотя поражающее действие этого снаряда-загадки тому же "Пинк-Спрэю" или "Липстику" в подмётки не годится, но пробивная способность в разы превосходит их! Вот дьявол, похоже это не просто важное дело, а очень важное дело!
  
   Иван надиктовал последние увиденные факты и вылез из танка. Все молча собрались вокруг него, ожидая хоть какого заключения. Понятно, что никакого заключения у Вани не было и быть не могло. Однако хотелось поучаствовать в профессиональной дискуссии. Ванька начал из далека:
   - Джентльмены, если судить исключительно по внешнему виду, то очень удивляет не только пенетрационная сила и практически полное отсутствие споллинга*, но крайне необычен и сам металосостав кумулятивного элемента. Вы меня извините, но даже без анализа это сильно напоминает обычное золото! Понятно, что это не RPG-22, там никого золота в пустом схлопывающемся сердечнике и в помине нет. Хотя может лупанули из какого-нибудь русского "Фагота" последней секретной модификации...
   __________
   * spalling - специфическое разрушение металла при сквозном поражении брони кумулятивной струей, своего рода "отпечатки пальцев" того или иного снаряда
  
   Генерал зло посмотрел на Ваньку, а потом сунул ему пачку свежеотпринтованных компьютерных фотографий осколков - немногих фрагментов снаряда, которые удалось собрать.
   - Из "Фаго-оо-ота"? Скорее уж из саксофона со свистком! Это совершенно новый боеприпас, и поверьте, коллега, такому требуется абсолютно новая пусковая труба. Ни один из переносных противотанковых комплексов мира такое запустить не способен. Коллега, обратите внимание на электронно-триггерный механизм и диаметр обжимного кольца выхода стабилизаторов... Обратите внимание на высокотемпературную перекристаллизацию цинко-хромового слоя на корпусе конусособирающего элемента... Это совершенно не похоже на тандемную гранату русских, что они разрабатывали последние 15 лет. А цвет опаления? А запах? От него до сих пор каким-то "ноксом"* несёт. Ну что вы на это скажете? - язвил генерал.
   __________
   * NOX - нитратные окислы
  
   - А что мне сказать... Не коллега я вам. Трудно от трупореза такую металлургию требовать. Я же вам говорил - не тот я эксперт! Я судмедэксперт... Вот по изотопным вариациям кальция и фтора в зубной эмали я могу определить из какой местности человек, а вот по изотопным вариациям золота не могу сказать, откуда оно - из сибирской Колымы или куньлуньского Янцзы. Хотя уже ерунду спорол - у золота вроде всего один-единственный стабильный изотоп, тут скорее всего следовые примеси смотреть надо...
  
   В ответ генерал грустно усмехнулся:
   - Посмотрим примеси, посмотрим... И следовые и ультраследовые. Откуда золото мы постараемся, конечно, определить, а вот откуда вы - из Управления или из Бюро?
   Ванька замолчал, думая стоит ли при всех называть свою контору, но похоже Терри Хьюз и сам догадался:
   - Хотя чего я спрашиваю. Нет, вы точно не из разведки! Скорее из "контра"... Уж больно у вас ход мысли стандартно-конторский и подозрительно-контраразведовательный. Ладно, не серчайте, сейчас мой адъютант подготовит для вашей организации список всех моих подчиненных, уже вовлечённых в это дело, а с гражданскими вы уж сами переговорите. Эти двое - официальные заводские представители, инженер по эксплуатации и технический советник из GDLS*.
   __________
   * General Dynamics Land Systems - компания, выпускающая "Абрамсы"
  
   Видать генерала Хьюза несколько задела история с собственным выбором в советники экперта-медика. Инженер, техсоветник и настоящий эксперт по броне смущенно заулыбались и протянули Айвану свои визитные карточки. Ванька с благодарностью взял визитки, написал на обороте местную контактную информацию каждого и уже собрался возвращаться к Сингху, как генерал Хьюз вдруг снова подошёл к ним и заговорил, теперь уже обращаясь к заводским технарям и эксперту.
   - Хотя если честно, то кто есть кто из "сивиков" на этой войне и сам дьявол не разберет. Скажите, вы то хоть, господин другой эксперт, точно из Кентаки, а то может из Вирджинии? В смысле точно мой коллега из НАРКа*, что в Форт-Ноксе, а то окажетесь каким-нибудь парнем из Лэнгли, ну там аналитиком из ЦРУ... А вы двое, точно с завода, а то может с "фермы"?**
   ___________
   *NARC, National Armor Research Center - научно-исследовательский Центр Брони; **"Фермой" называют спецбазу ЦРУ в Вирджинии, а в городе Лэнгли находится ее штаб-квартира; в Форт-Ноксе находятся несколько важных объектов Америки - от федеральных хранилищ золотого запаса, стратегических металлов и иных резервов, до военных научно-исследовательских центров и арсеналов.
  
   В отличие от генерала Ванька в "чистой" принадлежности гражданских к названным шарагам почти не сомневался - ЦРУшники себя так не ведут, и смущения на их мордах днём с огнём не отыщешь, особенно перед человеком на экспертной позиции. Кого разведчики ещё хоть чуть уважают, так это оперов из ФБР, но никак не лабораторные халаты. Ванька спрятал диктофон, теперь точно всё - осталось только позвонить в Вашингтон в центральный офис своей конторы, чтобы запусть в производство дело о битом "Абрамсе" 70-2-14 по двум независимым направлениям - цэрэушно-разведовательному и фэбээрэшно-контрразведовательному.
  
   Вскоре адъютатнт генерала передал Айвану распечатку всех военных, участвовавших в осмотре танка или по командной цепочке напрямую владеющих полной информацией об этой истории. Затем вся группа ещё раз подошла к танку, как-то по-человечески похлопывая по броне, словно это была не битая бездушная техника, а некий тяжело раненный живой зверь, вроде боевого слона. Танку пожелали счастливого полета - на далекой взлётной полосе заревел заходящий на посадку "Галакси". Если эта громила запросто берёт на борт две-три битых "Тэхи", то вот с "Абрамсом" проблема - до Америки даже этот самолет-гигант сможет дотащить только один танк.
  
   В тягаче, что притянул "Абрамса", пиликнул какой-то электронно-моцартовский аккорд, как на мобильном телефоне, и следом застрекотала рация - аэродромная служба просила подать танк на погрузку. Водитель тягача выглянул из кабины и вопросительно уставился на генерала Хьюза. Тот молча козырнул и махнул рукой, всё, мол, поезжай. Тягач взвыл электрическим стартером стартера, потом высоко рявкнул самим стартером - бензиновым движком заводящим основной мотор, и лишь затем неожиданно низко уркнул своим основным мощным дизелем. По ушам окружающих, словно некой инфразвуковой волной, ударил его выхлоп, сильный, но вместе с тем на пороге слышимости - такое на близком расстоянии больше напоминает физическую низкочастотную вибрацию барабанных перепонок, нежели звук. Трейлер с "Абрамсом" тихо тронулся и плотно уминая песок под своими многочисленными колёсами, покатился к взлётной полосе. Ваня смотрел ему вслед и думал о том, как лучше сообщить в Вашингтон об этом деле. Словно читая его мысли, генерал Хьюз подошёл к нему и потряс руку, сказав на прощание короткое наставление:
  
   - Бай-бай, господин эксперт. Кроты кротами, но эту "золотую пулю" вы мне все же найдите!
  
  
   Глава 14
   На родине Старика Хоттабыча
  
   Айван вернулся в лабораторию Сингха голодный и уставший. Прем злорадно усмехнулся, явно вымогая доделать отчёт по утопленнику, плюс намекая ещё на некую помощь. Ладно, дашь на дашь, как говорится - Прем чувствует себя хозяином Ванькиного положения, хотя бы потому, что "сивику" самому трудно даже выбраться из части и добраться до гостиницы. А так гарантирован стандартный солдатский обед (от офицерского он не отличается), а после чуть бренди. Но после! И конечно, по страшному секрету - сухой закон никто не отменял.
  
   Ваня вздохнул, согласно кивнул и с видом некой безысходности потянулся к телефону. Набрал выход в город, а потом заученный наизусть ещё в Вашингтоне номер Американского посольства в Кувейте. Говорить лишнее или чего-то объяснять в таких случаях не требовалось. Сухо представился, потом без церемоний назвал свой специальный код-номер и попросил соединить с любым вице-консулом. Соединили. Опять представился и попросил назначить аппоинтмет* с предоставлением канала спецвязи. Давать лицам со стороны пользоваться посольской спецсвязью нигде не любят, но тут положено предоставить. Ладно, если не надолго, то сегодня через три часа, а если больше 20 минут, то только завтра. Вас устроит? Хорошо, ждём. Ванька положил трубку и с мольбой уставился на Сингха.
   __________
   * краткую встречу
  
   - Ну, господин подполковник, выручай. Дело, факинг, госважности - мне нужен твой "Хамви" и боец-водитель - я через три часа должен быть в посольстве. Клянусь на твоей сигхской "библии" и торжественно обещаю после посольства вернуться в твою лабораторию, доделать отчёт и проработать хоть всю ночь тебе в помощь.
   - Ну раз госважности... А расскажешь? Тогда дам машину!
   - Ладно, в трёх словах расскажу. Но под выпивку! И учти - как я погляжу, ты коллекционер чужих секретов. Если сболтнешь, под суд вместе пойдем! А пока мне нужен час на собственный отчёт.
  
   Печатать такие вещи на чужом компьютере строжайше запрещено. Ванька удалился в самое спокойное место, в туалет, где в тишине неспешно всё надиктовал на свой рекордер - маленький цифровой диктофон, где аудиофайлы защищены сложной кодировкой. Передать всю информацию с него, начиная с протокольной записи осмотра танка до его предположений относительно крота и возможной разработки дела по двум направлением, займет секунды. Ну и минута на "разговор" с автоответчиком центрального офиса, посольских он особо не обременит. Дверь в туалет нетерпеливо задергалась - видать кому-то понадобилась это помещение по его прямому назначению. Айван быстро закончил своё "тихо сам собою", сунул диктофон в карман и встал с крышки унитаза. Задница от сидения на твердой поверхности занемела, по ягодицам побежали неприятные колючие мурашки, а в желудке раздалось голодное урчание. Пора бы намекнуть хозяевам, что война войной, а обед по расписанию. По карте от посольства до Луизианы всего тридцать три мили*, так что за три часа можно и покушать и до центра столицы не спеша добраться.
   __________
   * Около полусотни км
  
   Луизиана, это не штат в Америке. Это так называется одно из мест временной дислокации войск в Кувейтской пустыне. Как и в любом полевом лагере, если исключить койку после отбоя, самое приятное место - месс. Вообще-то на гражданке mess означает буквально "бардак", ну а на военке это "столовка". Кормёжка вполне сносная, но имеется громадное отличие от российских полевых кухонь, солдатских столовых и прочих мест "организованного приема пищи военнослужащими". Организован "организованный приём" опять же по типу "буфет". Но до этого "по типу бардака" ещё добраться надо! Точнее достояться в очереди.
  
   Когда ноги уже стали деревянными, а сами вы вот-вот пройдёте точку плавления под тёпленьким кувейтским солнышком, наконец подходит и ваша очередь взять поднос. С подносом вы тащитесь вдоль рядка с квадратными бачками, в которых лежат гарниры: пюре из бобов, сами бобы - чёрные, по-техасски острые и белые в кисло-сладком соусе; картошки-толчёнки и картошки-фрэнчфрайз*; каких-то слегка припаренных, но в общем сырых овощных смесей непонятного происхождения; классического канзасского стью** и бостонского грэйви***; размороженного зелёного горошка и консервированных зёрнышек молодой кукурузы, ну и куча тому подбоной "баночной" пищи. Затем можно подкинуть солидный шмат мясца**** или птицы. Есть и "холодные бимы***** с силосом" - крупнорезанные салатные смеси, где основу составляет лэттис - жёлто-зелёные куски листового салата-латука вперемешку с шинкованной капустой и шпинатом. Рядом банки с носиками и крышками-нажималками для кетчупа, майонеза и горчицы. На завершение - сладкая булочка, компотные ломтики персика и ананасов, иногда что-нибудь в баночке, типа желе, тапиоки или шоколадного пудинга.
   __________
   * картошки ломтиками, пассированой в глубоком слое кипящего масла
   ** сильно перетушенные овощи с мясом
   *** мучная подливка к мясу и птице
   **** Всё готовится из расчёта на фунтовую пайку - в день полкило мякотного мяса на солдата; птица и морепродукты считаются отдельно.
   ***** Бим - длинное корыто, из чего фермер кормит коров.
  
  
   Тарелок нет. Швыряете всё прямо на поднос, разделённый "на отсеки". Ну а потом вы с этим подносом летаете на бреющем полёте над усердно жующими бритыми головами, выискивая место для посадки. По пути бомбите эти самые головы капающим томатным соусом и горячей подливкой. Наконец место найдено - всё, приятного аппетита. Качество еды заметно превосходит то, что было в Советской Армии, а вот организация самого обеда на порядок хуже! Случись что, то элементарно личный состав можно оставить голодным, в числе так от роты до дивизии, и это при полных котлах. Верьте, не верьте, но на обед, который бы в русской армии занял бы минут двадцать, да и в любом буфете на гражданке от силы полчаса (если неспешно), ушло час-сорок! И это при том, что Ванька просил всех поторопиться, так как очень боялся опоздать в посольство. Поэтому, когда сержант, водитель "Хаммера", довольно утёр свой подбородок и скинул грязный поднос, времени оставалось в обрез.
  
   Иван почти бегом потащил водилу к "Хамви", благо машину припарковали прямо возле месса. Сардж после сытного обеда кряхтя и постанывая медленно залез в кресло, но потом резво дал по газам. Через минуту мелькнула колючая проволока и шлагбаум части, а впереди лежала ровная полоса скоростной дороги на Эль-Кувейт. Построенная немцами ещё в восьмидесятых она ничуть не уступала знаменитым автобанам, если даже не превосходила последние в силу абсолютного отсутствия поворотов - две серые асфальтовые ленты, разделённые на полосы светоотражающими катафотами, вделанными в покрытие, сходились в точку на горизонте. Американские хайвэи сходного качества часто забиты машинами, а тут почти пусто, да и ограничения скорости нет - гони родимый! По выезду на такую блестящую дорогу создается впечатление, что попал на взлётно-посадочную полосу. Тяжёлый "Хаммер" относительно тихоходен, и его "делают как стоячего" пролетающие "Мерседесы" и "Ягуары" бедных жителей пустыни.
  
   Вскоре в дымке появились знаменитые сверкающие башни Эль-Кувейта, с насаженными на них футуристическими шарами, блесящими на сольнце настоящим золотом. А вот и первый знак ограничения скорости. Судя по карте кажется, что в самом центре Кувейт-сити заблудиться невозможно, но как и всё на востоке, это впечатление весьма обманчиво - реальная "привязка к местности" зачастую проблематична. Хоть названия всех съездов с автострады дублированы по-английски, запутаться во всяких третьих аль-тахамах и вторых аль-тахимах элементарно. Читая дорожные указатели, вас сразу одолевает щемящее чувство острого топографического кретинизма.
  
   Наконец добрались - у здания, огороженного бетонными блоками, в лёгком морском бризе, лениво дующего с Персидского залива, медленно трепещет американский флаг. Подъехать к самому посольству составило некоторую проблему. Откуда-то сбоку выскочило два марина с автоматами наперевес, попросили предъявить документы. Пока один смотрел, второй стоял позади, весьма недружелюбно выставив дуло в затылки соотечественников. Потом достали зеркало на длинной ручке, заглянули под днище, бегло осмотрели салон. Ну всё, ребята, проезжайте - парковка вон в том загончике, не более часа, пожалуйста.
  
   Сардж остался в "Хаммере". Вверенная ему техника не закрывалась, и он переживал, что кто-нибудь к нему влезет. Хотя скорее всего ему просто не слишком хотелось вылезать из машины. Ну чтож, в посольство Ванька пошёл один. На входе опять солдаты, но в отличие от серо-желтой формы-"песочки" солдат воюющей группировки, эти одеты в обычную пятнистую "зелёнку". За ними синяя рама металл-детектора. Айван показал паспорт, выложил ключи и диктофон в специальную миску. Подошёл сотрудник безопасности посольства, вопросительно уставился на диктофон. Пришлось кратко объяснить, что у него аппоинтмент с вице-консулом и эта вещица ну совершенно необходима. Офицер куда-то позвонил и попросил обождать в холле.
  
   Вскоре спустился сам вице-консул, молодой человек лет не больше тридцати и весьма провинциального вида, несмотря на строгий костюм. Он согласно кивнул головой охраннику, диктофон Айвану вернули. Консул проводил Ваньку на второй этаж куда-то вглубь здания. Завёл в небольшой коридор с рядком стульев, попросил обождать, а сам ушёл, сославшись на дела. Минуты через три из одной двери вышла пожилая арабка, контрастно смотрящаяся в своем национальном чёрном балахоне среди модно одетых посольских американок. Затем из двери вынырнула очкастая белобрысая морда в светло-синем халате поверх белой рубашки с галстуком. На этой физиономии словно было написано: "а вот и я - заумный компьютерный технарь". Очкарик вопросительно посмотрел на Доу. Ванька замялся, гадая имеет ли этот человек какое-нибудь отношение к его делу:
   - Хм-мм... Мне на пять назначено. На спецсвязь...
   - Да-да, это ко мне. Сюда, пожалуйста. Какой порт* на вашем диктофоне?
   - Не знаю... Извините, я штекер** не захватил, не подумал как-то...
   __________
   * Соединительное гнездо
   ** Проводок с соеденительным узлом
  
   Технарь быстро оглядел диктофон, а потом достал из своего кармана клубок проводов, выдернул нужный и воткнул его в гнездо. Затем провёл Ваню в малюсенький кабинетик. Оглядевшись, Иван понял, что это скорее всего прихожая - напротив двери висели тяжёлые тёмно-зелёные шторы, вероятно скрывающие ещё одну дверь. У стены стоял обычный офисный стол с монитором и клавиатурой, но без компьютера, зато с какой-то панелькой с тумблерами и лампочками. Панелька казалась весьма примитивной, хотя похоже, что это всего лишь пульт-терминал от чего-то более серьёзного.
  
   Белобрысый открыл сейфоподобный ящик на стене. Ящик был совершенно пустой с единственным проводом, заканчивающимся разъёмным штекерным гнездом. Попросил Айвана набрать на диктофоне разрешающий пороль-пассворд. Диктофон тихонечко пискнул и засветился малюсеньким дисплеем. Умник быстро подсоеденил только что подобранный шнур к своему проводу и положил машинку в "сейф". Затем закрыл дверку, сел на стульчик и что-то щёлкнул на клавиатуре. На экране монитора тут же вылетела смешная картинка из мультфильма "Том и Джерри", где кот внимательно изучает какую-то помойку. Наконец картинка сменилась светофором, на котором загорелся зелёный свет. Технарь довольно потянулся, потом резво встал, достал диктофон из этой "камеры предварительного заключения" и распахнул шторы.
  
   Штора скрывала абсолютно прозрачную дверь, похоже сделанную из толстенного акрилика, из которого обычно лепят пуленепробиваемые витрины в ювелирных магазинах. За этой дверью была почти пустая комната. На полу комнаты не было даже линолеума - похоже это просто крашенный бетон. Такими же были и стены, а на потолке висели люминесцентные лампы без абажура, как на каком-нибудь складе. Однако краска нигде не слезла - такое чувство, что по полу никогда не ходили. Секрет оказался прост - внутри комнаты на некотором расстоянии от стен, пола и потолка находились вторые стены, выполненные из такого же прозрачного пластика - этакий кубик внутри пустой комнаты.
  
   В этом кубике стоял абсолютно прозрачный стол и четыре прозрачных кресла. Вся мебель без швов и соединений - похоже просто отлита из пластмассы. Откуда-то сверху спадало два тонких провода, один заканчивался разъёмным штекером, а другой был подсоединён к простенькой трубке-телефону, лежащей на столе. Такие телефончики были популярны в Америке ещё в 80-х: примитивная прозрачная трубка с кнопкой. Положи её на стол - телефон выключится, разговор окончен, возьми в руки - сразу гудок. Ну и дизайн стиля постмодерн - всю требуху видно. Конечно в данном случае не в стиле дело. Рядом лежал единственный листок бумаги на специальной маленькой поставочке-подложке и простой карандаш.
  
   Технарь указал на коврик и попросил разуться. Смысл этого действия был Ване не совсем понятен, ну там досмотр, это ясно, а тут... Не самого же себя подслушивать!? Очкарик истолковал его замешательство по своему и быстро вынул из ящика стола пару одноразовых бумажных "тапочек", которые носят в госпиталях или на чистых производствах. Иван снял туфли и остался в носках. Одевать "тапочки" он посчитал лишним. Техник открыл маленькую округлую дверь внутреннего куба и загнусавил заученную инструкцию-напутствие:
   - Пройдите в комнату и сядьте в одно из кресел. Подсоедините ваш диктофон к свободному проводу, затем не спеша досчитайте до тридцати и возьмите трубку. Никакого кода набирать не надо - сразу любой нужный вам вашингтонский номер. После набора услышите гудок, затем автоответчик сообщит вам, принят ли код-сигнал с вашего диктофона. Сигнал на выходе мы дополнительно перекодируем, так что за конфиденциальность можете не сомневаться. Затем можете перезвонить кому вам надо и поговорить голосом, но не дольше десяти минут. В процессе разговора прошу по помещению не ходить, пластик не царапать. Писать только на подложке, бумагу на стол не ложить! Будут проблемы, позвоните мне - наберите на телефоне три нуля. Как закончите - тоже наберите три нуля, я вас выпущу. Заранее спасибо за кооперацию.
  
   Ваня прошел в комнату. Внутри этого бокса оказалось весьма жарко. Пластик под его ногами еле заметно задрожал, видимо включилась специальная вибрационная установка, обеспечивающая резонансное звукопоглощение. Айван плюхнулся в кресло, подсоединил диктофон, как просили посидел-посчитал и сбросил инфу по спецномеру. На другом конце провода мягкий женский голос произнес дежурную благодарность, а затем стал автоматически диктовать приёмный номер поступившего документа. Ванька едва успел его записать. Звонить кому-то ещё Ваня посчитал излишним - он своё дело уже сделал, остальное уже не его забота. Три нуля и валим отсюда - впереди ещё работа в подмогу подполковнику Сингху, потом солдатский ужин, а после возможно обещанный глоток бренди.
  
   Сержант беспечно храпел, высунув ноги из окна "Хаммера". Ваня постучал его по подошве:
   - Подъё-оом!
   - А это вы... Чёт быстро. Ну поехали.
  
   Добрались без приключений. Им на встречу из "бабла" выскочил Сингх в заляпанном зелёном клеёнчатом фартуке. Ваниному возвращению он искренне обрадовался, видать всё же боялся, что его "добровольно-подчинённый" закапризничает и попросит отвезти его не обратно в часть, а в отель. Оно и понятно - подчинение "сивиков" весьма формальное, а работа ему в помощь, так вообще один энтузиазм.
  
   Получив результаты анализов, Ванька легко завершил дело по утопленнику и пошёл в "пузырь". Сингх быстро объяснил суть и расставил акценты, что его интересует в первую очередь, а затем организовал второй стол и дал на подхват коронер-текнишина. С такой бригадой дело пошло споро. Наконец взяли последнее обмотанное полиэтилленом тело, а вот и оно возвращается назад в "холодный бабл" уже в виде некой аккуратной куколки в белой простыне, подготовленной к мусульманскому погребению. Если исключить сроки и факт самого вскрытия, то в остальном похоронная служба старалась по возможности соблюдать традиции, даже при братских захоронениях. Сингх довольно стянул перчатки и похлопал заполненную пачку чек-листов*. Ну всё, можно идти в офис на обещанное бренди. Да и пожрать бы чего не мешало, ужин то они пропустили.
   __________
   * При массовых экспертизах для экономии времени используется специальная форма, где писать приходится мало, в основном проставляются цифры или иные данные в специальные графы или наносятся схематические рисунки на готовые картинки.
  
   В своем кабинете Сингх залез в маленький холодильник и вынул плоскую бутылочку "Хенесси". 375 мл. И это после такого сумасшедшего дня на двоих здоровых мужиков!? Ванино лицо вытянулось и изобразило немой вопрос: "ещё есть?" Лицо Према округлилось и выразило немой ответ: "больше нет". Жрать тоже совсем ничего не было. Пить коньяк из морозильника, да ещё из пластмассовых стаканчиков как-то совсем выпадало из этикета.
  
   Синх вздохнул и ушёл в лабораторию. Вернулся он с двумя круглыми колбами - в них поровну разлили бутылку. Хоть горлышки у колб узкие, но мероприятие всё же сразу приобрело классический коньячный шарм - круглую колбу было удобно держать в ладони, побалтывая и согревая бренди, как в подобающей для такого дела рюмке-тюльпанчике. Трепаться о войне и работе совсем не хотелось, говорили о доме, о семьях, об Америке... Скоро бренди растеклось по всем сосудикам уставших тел, наполняя их приятным теплом и негой, а вот желудки в протест отчаянно завопили - голод проснулся с тройной силой. Подполковник снял трубку и стал кому-то звонить, выясняя, остался ли у них Эм-Ар-И*.
   __________
   * MRE - meal ready to eat, а попросту сухпай
  
   Вскоре наверх прибежал знакомый сержант-медик и притащил два запечатанных конверта. Сержант удалился, и подполковник с "сивиком" зубами впились в блестящую пластиковую плёнку вакуумной упаковки, которая пискнув с треском разорвалась. С голодухи в общем-то не плохой (если не сидеть на нём неделю) сухой паёк вообще показался самой изысканной пищей. Под такую закусь опять захотелось выпить. Ваня вытер руки и взял со стола Сингха резную деревянную чашечку-сувенир. Такие чашечки очень популярны у арабов - изнутри они примитивно выточены на обычном токарном станке, но снаружи весьма затейливо украшены узорами и вязью. В них удобно хранить ручки и карандаши, а больше для каких-то реальных бытовых целей они, похоже, и не предназначены.
  
   - О! Дерево. То что надо для Грэнд-Па Хоттаба! В России мы "Хоттаба" обычно из матрёшкиной половинки пили.
   Бородатые челюсти Према Сингха замерли, и тот с полуоткрытым ртом тупо уставился на Айвана, не понимая, о чём это он. Оказалось, что американский военный медик не только не знает о чудесном напитке, известным русским военным судмедэкспертам как "Старик Хоттабыч", но даже не слышал слова "матрёшка", хотя о многослойных Russian dolls* он какое-то представление имел. Срочно потребовалось провести разъяснение с демонстрацией.
   ___________
   * Буквально - русские куколки
  
   - Прем, у тебя жидкий азот есть?
   - Есть, конечно. Три дюара - один поди уж выкипел, но в остальных должно быть больше половины.
   - А спирт?
   - Ясное дело, тоже есть... Но ты же не собираешься эту гадость пить!?
   - Не дрефь, военный. Будет не гадость - будет райское удовольствие с незабываемым шоу!
  
   Сингх полез доставать ключи, всем видом показывая, что он в принципе не против отведать русской профессиональной экзотики. Захватив обычный термос, коллеги спустились в подвал, где стояли здоровые дюары - специальные ёмкости для хранения жидкого азота, похожие на большие двухслойные алюминиевые кувшины. Из них аккуратно отлили азота прямо в принесённый китайский ширпотреб. Пролившиеся капельки, тихо шипя, смешно крутились по полу, микроскопическими ракетками носились по кафелю и оставляли за собой маленькие туманные следы. Все же минус 196 по Цельсию не шутка. Затем зашли в лабораторию, где Сингх достал тяжеленную канистру со спиртом.
  
   - Айван, ты сколько весишь?
   - 225 фунтов - ответил Ванька.
   - Ну тогда нам на двоих в сумме надо...
   Сингх поставил на весы первую попавшуюся ему под руки банку и налил туда спирта. Потом постоял, чего-то считая, и плюхнул на глазок ещё чуть-чуть. Получилась научно рассчитанная доза чтоб нажраться, но не пережрать.
   - Ну, русский, пошли делать твоего дедушку-джина Махмуда, или как там его, непьющего мусульманина, ещё звать.
   Пока поднимались наверх, Ваня читал американскому индусу лекцию о настоящем Старике Хоттабыче, советско-восточном сказочном герое сталинского времени, который жил в бутылке, вылетал с дымом, а чудеса у него всегда получались какие-то недоделанные, ну точно, как по пьяне. Зато борода была даже лучше чем и сигхов. Оно же ясно - сила в бороде! Тут Ваня с ними вполне согласен.
  
   В кабинете Иван дал последние наставления по технике безопасности пития "Грэнд-па Хоттаба":
   - Прем, главное, чтоб не из стекла - оно обычно лопается от такого перепада температур. И категорически нельзя из пластмассы - эта хрупкая становиться и часто тоже трескается. Ну а самое опасное - так это из металлической кружки - губы прилипнут намертво, так примерзнут, что кусками до крови поотдираешь! А вот из дерева в самый раз - никакой опасности, главное старайся зубную эмаль беречь - холод не тетка, поэтому спирт лей сразу в глотку.
   После этой лекции подполковник как-то жалобно посмотрел на Ваню:
   - Айван, а можь и вправду не надо... Ну разведём ДиАй*, будет водка, вроде тожь твой национальный напиток. Не хочешь водой, могу к солдатам за Кока-Колой сбегать. Чувствую, нас после твоего шоу самих на завтра вскроют. Ну ведь у нас же уже есть один сурогатно-алкогольный труп. Зачем ещё два? Зачем статистику по армии портить?
   __________
   * DI - deionized water - дистиллировкa
  
   - Нет, Прем. То всё дерьмо. Ты до Главного Судмедэксперта дослужился, а настоящего судмедэкспертного напитка ни разу не пробовал! Позор!!! Поэтому надо, Прем, надо.
  
   Ванька плеснул в деревянную чашку чуть спирта и добавил туда жидкого азота. Тот моментально бурно закипел, из чашки потянулись водопадиком белые ручейки пара, а потом из неё вылетела длиннющая белая змеюка - извивающейся шлейф дыма, как в фильмах про джинов. Ванька постучал пластмассовой линеечкой по стенке стакана. Звук был глухой - ещё не готово. Через секунд десять опять постучал - звук был звонче, жидкий азот весь выкипел, а спирт перешёл в какое-то кашицеобразное состояние. Ванька поболтал его, добиваясь, когда кашица чуть отморозится до консистенции густого растительного масла.
   - Тут главное азота не перелить, а то переморозишь. Чуть-чуть надо, а то долго ждать пока опять нагреется - сказал Ванька и махом отправил весь стакан себе в глотку.
   Следом запустили "Старика Хоттабыча" Сингху.
   - Ну как?
   - Черти всех религий - здорово! Полная холодовая анестезия! Даже если воду пить, и то больше почувствуешь. Ух, ну наверное развозит от этой штуки... Это ж считай чистейший алкоголь, даже не 96-ти, а 100-процентный - при таких температурах всю воду выморозит.
  
   Закусили остатками сухпайка, затем ещё раз маханули "Хоттабыча", опять поговорили про Америку, затем про Индию и про Россию. Кем бы ни был эмигрант в Штатах, и с какой бы страны он не приехал, но дай только двоим сойтись - сразу выплывает столько общего, своего родного, типично эмигрантского и недоступного никому из людей, не живших такой жизнью, точнее двумя жизнями - "до" и "после". Второй час ночи. Пить больше не хочется. Сингх опять звонит кому-то из своих сержантов - ваставай, боец, война мол, вот приходится работать допоздна. Намекает на отпуск в город, а потом отдаёт приказ - взять напарника, чтоб одному по ночному Кувейту не мотаться и доставить гражданского эксперта Айвана Доу из его лаборатории в отель Мовенпик. По дороге не будить, а на месте действовать по обстоятельствам - если что, то помочь подняться по лестнице - эксперт сегодня много работал и очень устал.
  
  
   Глава 15
   Самый главный сержант Шрек и последний мирный день
  
   На следующее утро Ваню разбудил телефонный звонок. Звонили из медотдела штаба Группировки - вход в Багдад возможен со дня на день, поэтому просьба перебазироваться из отеля во временное распоряжение майор-сержанта, командира интендантского подразделения, на складе у которого стоял Ванькин контейнер. Как же перевести это звание с милитари-американского на военно-советский? Самый Большой Сержант? Сержант Мастер из Мастеров, master sergeant - "нормальное" высшиее воинское звание для enlisted, то бишь не офицеров. Нет, пожалуй Старший Прапорщик, хотя должность у него по советским понятиям вполне капитанская, если не выше.
  
   Ну что же, раз требуют перекочевать из комфортных условий в поле к военным, значит выход (выезд) завтра-послезавтра. Ваня заварил себе гостиничного чайку в пакетиках - уж очень хотелось пить после вчерашнего общения со "Стариком-Хоттабычем". Затем быстро собрал шмотки, понежился в душе - не ясно, когда еще подобная роскошь выпадет - и стал звонить Шреку.
  
   Шрек, это не зелёный леший, мультфильмовский герой, это кличка того самого майор-сержанта, которую Ваня уже слышал от его солдат, и которая как нельзя более точно подходила к этому человеку. Официально его звали Джим Бойл, телосложения крупного, силищи неимоверной, весь в цветных татуировках, пошляк, грубиян и... и в общем-то добрый малый. Во главе его личных пристрастий безоговорочно стояла физкультура, затем жратва, затем стрельба, а потом всё остальное. Этим всем остальным он чем-то очень напоминал обычного советского прапора-хозяйственника в расцвете сил, разве что не отягощенного комплексом жулика-несуна.
  
   Шрека на месте не оказалось. Трубку взял технарь петти-офицер. С ним Ваня тоже встречался. Этот малый заведовал непосредственно погрузкой, отвечал за техсостояние "вилок" и "гусей" (погрузчиков и кранов), и на счастье оказался в курсе Ванькиного прикомандирования:
   - А-ааа, так вы тот "сивик", что со Шреком в Багдад поедет! Ну тогда ждите, Шрек через часок освободится и Вас заберет. А если не заберет, то лишь перезвоните - я доложу своему офицеру, и мы сами приедем за вами.
  
   Иван на всякий случай ещё раз продиктовал свой адрес и дал короткое описание, как лучше всего к нему добраться. То, что его заберут, он не сомневался - военные обычно не пропускали случая выехать в город из пыльной и надоевшей за месяцы пустыни. А тут такой повод!
  
   Шрек перезвонил часа через полтора, а ещё через час Айван уже сидел в его "Хаммере". Обычно неразговорчивый сержант Джим Бойл сегодня разговорился - видимо нервозность перед предстоящим выдвижением в Багдад несколько развязала ему язык. Он скептически осмотрел Ваню, сказал, что приказано ему выдать бронежилет и каску, но бронежилет темно-синий, цивильный, а каску блестящую, без матерчатой обтягивающей накидки. Ещё он может дать Ваньке солдатские ботинки с жёлтой подошвой и штаны-песочку, потому что то, в чём он сейчас одет, есть полное дерьмо и воевать в таком нельзя. И что блестящая каска тоже полное дерьмо - такую носить, только снайперов привлекать, поэтому накидку он ему всё же даст, но нелегально. И темный броник фуфло, как перейдём границу надо будет "ошибиться" - тёмный жилет сдать, а жёлтый получить, керамика, кевлар и титан одни и те же, но хоть не будет так сильно выделяться в солдатской массе.
  
   К сожалению оружия он дать не может - поэтому полагаться можно только на него, Шрека, ангела-хранителя. Хотя с оружием штука интересная - это М-16 нельзя, но трофейный "Калаш", пожалуйста! Но не здесь, такое возможно только в самом Ираке*. А вот аптечку получить не мешало бы, война всё-таки... Плюс Айван хоть и трупный, но доктор - может ещё не забыл, как первую помощь оказывать. Ещё остается спальник. И солдатский рюкзак, потому как его чемоданы опять же полное дерьмо - много места занимают внутри "Хаммера", а ехать в нём придётся вчетвером - водителю, Шреку, Айвану и его переводчику, Муфлиху Хузэйма, которого к ним в часть привезут непосредственно перед выходом колонны.
   __________
   * Действительно, все "сивики" вооружались самостоятельно и порой выглядели весьма русско-бандитски, обвешиваясь "Калашами" и "Макарами".
  
   Шрек пустился в рассуждения - раз народу много, то место надо экономить. Рюкзаки можно просто повесить снаружи, а Ванькины чемоданы с пиджаками и прочей цивильной дребеденью или выкинуть, или кому-нибудь подарить, или сложить один в один и запихать в грузовой контейнер, всё равно они ему не скоро пригодятся. Дарить было некому, а выбрасывать жалко - чемодан и сумку-перегибку для немнущегося хранения костюма Ваня купил перед самым отъездом в весьма дорогом престижном магазине. Решили лишнее барахло всё же спрятать в контейнер. Ну а если затеряется - вот тогда и чёрт с ним!
  
   Приехали в расположение. Иван сразу понял, почему Шрек так переживал за место в "Хаммере" - сбоку Шрековой палатки под маскировочным тентом на брезенте лежал здоровый пулемёт, а рядом ящики с лентами, которые какой-то солдатик, видимо тот самый упомянутый водитель, старательно переупаковывал в специальные кейсы. Плюс две здоровые гранатомётные трубы и реактивные гранаты к ним, личное оружие, палатка, тент, жрачка, вода и громадное количество канистр с бензином. Да, тут особо на комфорт рассчитывать не приходится.
  
   Не теряя времени сходили на склад, где Шрек быстро выдал обещанное, заставив расписаться на многочисленных бланках. Забавное дело - шмотки, рюкзак, спальник и ботинки стали полной Ванькиной собственностью, возвращать нужно было только броник и каску, да и то... Как бы это сказать, если по срочному не перекомандируют кому-нибудь другому под опёку, а то пойдет имущество под безвозвратные потери - такое списание проделать проще, чем акт передачи. Всё же на войне хозяйственник любой армии мира похож - чуть какая нестандартная ситуация с имуществом, сразу "боевые потери". Моментально разгорелся аппетит на военное барахло. А можно очки? Можно! Только не ночного видения, а обычный пластик. Че стесняешься, "пиджак" - бери, пока дают. Очки класс - жёлтого цвета как у лыжников - защита от ультрафиолета, нет, не солнечного - от лучей лазерной наводки. Прочный дакрон, тип 20/200 - выдерживают попадание двадцатиграммового шарика на скорости 200 миль в час, что около 80 метров в секунду. Ну давай! Всё вроде, больше на халяву ничего не светит, и так баул поднабил.
  
   Вернулись со склада, и Шрек вплотную занялся "Хаммером". Утрамбовал всё барахло внутрь салона и забил задок, что наподобие маленького кузова. Неупакованным осталось только самое необходимое, чтобы переспать ночь. Под конец занялись оружием, его ничем заваливать нельзя. Гранатомётные трубы Шрек привязал по бокам крыши, а пулемёт поставил на специальное крепление с левого боку перед пассажирским креслом, где зеркало заднего вида, и где он сам намеривался восседать. По утру оставалось только свернуть маскировочный тент и палатку, а личные рюкзаки прицепить спереди. Вид у машины стал несколько пиратско-мешочный и опереточно-грозный.
  
   Затем всей гурьбой пошли в столовку. Опять пришлось топтаться в очереди. В этот раз нудное топтание скрасилось отменным ужином - перед выходом явно сварганили нечто специальное, каждому солдату дополнив ужин куском барбекю*. В этой щедрости чувствовались предстоящие сплошные сухпайковые дни. Среди сотен жующих рыл разных рангов закрытая военная информация, например точные сроки, храниться не может в принципе. Очень скоро Ванька узнал, что выход состоится завтра в шесть-пятнадцать вечера. Значит следующую ночь спать не придётся, а выпадет ли шанс вздремнуть днём остается большим вопросом. Скорее всего не выпадет. Поэтому надо хоть сегодня выспаться по максимуму. Почему для выхода выбрано такое время, весьма неудобное во всех отношениях, Иван так и не понял. Единственной версией оставалось - выход под вечер, это для сокрытия маршрута колоны в первый походный день, точнее ночь. Потом вроде пойдут нормально, светлым днём.
   __________
   * Говядина в сладком томатном соусе, жаренная над углями на решётке
  
   После ужина Шрек собрал своих подчиненных на коллективную головомойку по какому-то неведомому поводу. После головомойки прибежал Роджер, солдат-водитель, и попросил Айвана присоединиться к их общему мероприятию, где командиры давали последний инструктаж. Инструктаж оказался весьма специфическим, некоторые общие правила, например поведение на остановках, отношения с местными жителями и правила оправления естественных надобностей, оказались весьма полезными, но большую часть напутствий Ваня так и не понял. Абракадабра, типа "джи-эй-восемь дать приоритет на ай-два, а потом всем шестым-эс тягачам выходить только под си-кэй-пять", для стороннего уха была немногим более понятна, чем вавилонская клинопись. Однако военные уверенно качали головами с серьёзным видом выражая полное согласие с этими номерно-аббревиатурными заклинаниями.
  
   Наконец разошлись по палаткам, и вскоре громкоговоритель продудел горном отбой. Лагерь замер, через тонкий палаточный нейлон слышно было лишь покашливание часового, да звон проволоки, за которую тот периодически цеплялся своей винтовкой. Возле палатки что-то негромко застрекотало. Похоже на сверчка, но не сверчок. Наверное какое-нибудь неведомое насекомое. Вскоре тёпленький Кувейтский вечер сменился весьма прохладной пустынной ночью. Ване стало зябко лежать на спальнике, холодок заставил залезть внутрь.
  
   Сон не шёл. Наверное сказалась вчерашняя пьянка, усилившая своим похмельем тревожность перед предстоящим мероприятием. Оно конечно занятно быть пассажиром и зрителем на войне, но чёрт, пули то зрителя от участника не отличают. Прав был Шрек - его, цивильного, так пожалуй на мушку первого постараются взять. Подобные мысли душевного покоя не добавляли. Вот Шреку хоть бы хны - дрыхнет, как под наркозом. А Роджер вертится, видать тоже не спится. Сколько же лет ему? Наверное девятнадцать, ну двадцать, не больше. Пацан ещё в принципе.
  
   Роджер сопя стал осторожно вылезать из палатки. Видать он очень боялся наступить на морду Шрека, который изобрёл свой собственный способ "укладки личного состава" - головой к выходу, мол если что, то выскакивать будет быстрее. Наконец Роджер вылез, негромко грюкнул пустым ящиком, а потом щёлкнул зажигалкой и видать сел под тентом покурить. Уже много лет как некурящему Ване внезапно очень захотелось сигарету. Также старясь не шуметь, он полез вслед за Роджером. Тот безмолвно протянул пачку и опять чиркнул зажигалкой. Её слабенький свет озарил другой пустой ящик и неведомого стрекотуна на нём.
  
   Такого Ваньке ещё в жизни видеть на приходилось - на ящике сидела маленькая, с палец величиной, плоская ящерица, удивленно уставившаяся на огонёк громадными чёрными глазами. Лапки у ящерицы были тоже странные - вместо привычных коготков они заканчивались какими-то бляшками, да и по виду больше всего напоминали миниатюрную человечью пятерню. Ящерица высунула язык и старательно протёрла им свои глазищи, как очки салфеткой. Ванька хмыкнул - никогда не подумаешь, что есть в мире поющие по ночам ящерицы с ножками-ладошками, облизывающие свои глаза! С непривычки после первой затяжки закружилась голова, аборигена пришлось согнать с ящика и усесться самому.
  
   Ни слова не говоря, Роджер затушил бычок и полез обратно. Ваня оказался в одиночестве. Сигаретный дым, весьма противный после долгой завязки, внезапно вызвал дежавю советского периода - в голове почему-то закружились официозные заклинания на русском языке "свято выполнить интернациональный долг". Хотя "свято" пожалуй не из той оперы. Из присяги это на верность Вооруженным Силам Советского Союза. Нет Союза, нету и верности ему - давным-давно кончилась в виду исчезновения объекта обожания. А интернациональный долг... Какой, в задницу, ещё долг. Никто никому ничего не должен - сам согласился. Вот Ирак воюем, за свободу вроде. Только иракцев спросить забыли, этим-то точно нужна эта свобода, как собаке пятая лапа... Или как афганцам социалистический строй. Римляне мы. Нагнали легионов усмирять дерзящих Сенату и Цезарю. Опять же патриции в волнении, а плебеи в гневе за Септембер-Иллэвэн*. Хотя к Ираку 11-е Сентября не клеится, но индульгенцию вроде даёт. Ладно, ну их, эти философии - спать надо. Ванька забрался в палатку, твёрдо решив заснуть. Вместо дрянных мыслей он будет просто считать звёздочки на воображаемом чёрном небе. Старый полицейский приём сработал, и уже через минуту пришёл сон.
   __________
   * Дата атаки арбских террористов с захватом 4-х самолётов.
  
   Утро началось классически по-военному. Репродуктор отгорнил побудку, личный состав побежал делать зарядку. Бежать с личным составом совсем не хотелось. Пользуясь всеобщей занятостью укреплением собственных организмов, Ваня схватил туалетные принадлежности и поспешил в умывальник. Вода оказалась ломяще холодной, а ведь вчера после обеда была противно горячей. Эх, невозможно впрок выбриться. Хотя зарости щетиной на войне не самое страшное, но всё равно неприятно. Зубы то почистить возможность точно будет - воды припасли достаточно.
  
   Вернувшись к палатке Ваня застал Шрека за удивительным занятием - тот понаставил из камешков пирамидки и пулял по ним из здоровенной самодельной рогатки. Причем относился он к этому занятию не по-детски серьезно, да и рогатка была сделана весьма добротно. Конечно где-то в глубине каждого мужика сидит всё тот же шалопай из детства, но у Шрека этот шалопай похоже сидел на самом мелководье его души. Ванькино появление совершенно не смутило сержанта Бойла. Тот мастерски снёс последнюю пирамидку и услужливо протянул рогатку эксперту, с намёком не желаете ли развлечься. Айван развлечься пожелал и развлекался минут десять, пока Шрек ходил умываться.
  
   Потом свежевыбритый и блестящий чистотой майор-сержант опять застроил подчиненных, правда застроил весьма вольно - просто собрал в кучу. Одеты были кто как, кто вообще в майке или с голым торсом. Коротко дал последние инструкции и приказал сразу после завтрака собирать палатки и паковать рюкзаки. Затем сходил к начальству - ему предстояло взять машину и вместе с Айваном съездить в Муфахазат Хавалли* домой к Муфлиху. Рядом замелькал Роджер, своим жалобным взглядом просясь с ними. Однако Шрек его не взял - перед выходом конвоя всякий выезд за пределы части строго контролировался. Вторым военным с ними поехал какой-то капитан, видать специально приставленный как надзиратель. По коллективному заключению завтрак решили пропустить. У Вани оставалась пара сотен кувейтских динаров**, а на такие деньги был соблазн хорошо откушать в каком-нибудь приличном ресторане, насладиться на прощание арабской экзотикой.
   __________
   * Дальний район Кувейта
   ** Больше 600$
  
   Однако мечтам о ресторане сбыться не удалось - дома у Муфлиха был накрыт роскошный стол в самом классическом местном варианте. Низкий резной столик чёрного дерева и подушки вокруг. Центральное блюдо это курица с рисом. Напоминает плов, но не плов - рис с юшкой, а кушают такое "зачерпывая" его кусочками хлеба-лепёшки, похожей на кавказский чурек или армянский лаваш. Затем отварная говядина и прессованый сушеный творог из верблюжьего молока. Он похож на татарский курт, но не такой острый и намного мягче. Затем тушёная баранина с травами. Затем затар - мука из какой-то зелёной травы, типа чабреца (не долбит, но бодрит почти как кофе!), в которую насыпают жаренных сезамовых семечек и добавляют оливкового масла. Эту кашицу, кисловатую на вкус, жрут той же лепёшкой. Ну а потом сладости. Разные и много, большинство чересчур приторные. Под конец вяленные финики.
  
   Ну и в заключение, конечно чай. Но перед чаем кофе. Похоже, что кувейтцы пьют крепчайший кофе в мире - кофеин на дёгте. Правда пьётся такое из крохотных серебряных стаканчиков, а не чашек. Вообще у арабов в культуре чувствуется отсутствие алкоголя - он замещён возбуждающими напитками. Загадкой остается, как эта нация не страдает массовой бессонницей, гипертонией и перебоями сердечного ритма.
  
   Посидели минут сорок, наелись до отвала, пора назад. Жена Муфлиха, до селе традиционно скрывавшая лицо и лишь изредка мелькавшая перед гостями, вышла из своей половины без лицевого покрывала. Худая и какая-то не по-арабски бледная, она чем-то напоминала православную монахиню в своем чёрном одеянии. Ее хиджаб* траурной рамкой окружал длинный овал лица и подчеркивал нездоровую белизну, вызванную скорее всего какой-то хронической анемией. Она эмоционально разрыдалась, что-то громко причитая по-арабски, истерично замахала руками. Сцена прощания была несколько средневековая, но чувствовалось, что женщина плачет вполне искренне. У мужа тоже глаза на мокром месте, тот быстро схватил свои пожитки и пулей вылетел во двор. Видать решил скрыть национальный признак эмоциональной лабильности от сконфузившихся иностранных гостей.
   __________
   * Женский головной убор, закрывающий лоб и полностью обрамляющий овал лица, а если надо то иещё и скрывающий нижнюю половину до глаз.
   ** Малокровие (мед.)
   *** У самих арабов вопли-плач по любому поводу дело вполне социально приемлемое.
  
   Муфлих оказался настоящим потомком пустынных кочевников: надо отдать должное его аскетизму - с собой он взял совсем небольшую сумку, где было только самое необходимое. Такое чувство, что мужик собрался не на месяцы в другую страну, а так, на одну ночь к знакомым. Шрек одобрительно глянул на его багаж, видимо вспоминая Ванькины баулы. Офицер взял сумку Муфлиха и виновато опустил глаза - по инструкции надлежало сделать полный досмотр вещей. Щадя чувства домашних, эту обязательную процедуру решили провести в машине, подальше от их глаз.
  
   Когда добрались в часть, то городок было не узнать. За три часа он исчез, и на его месте стояли лишь колонны навьюченной по-походному техники. Кой-какое боевое охранение имелось, всё же общий вид был относительно мирный - цыганский табор на кочевье. Или какая-нибудь крупная изывскательская экспедиция. "Брэдлей" мало, а автоматические гранатомёты и пулёметы не особо заметны на фоне тягачей, наливников, грузовиков, контейнеров и тюков.
  
   Исчезли даже туалеты, а у оставшихся образовались прыгающие очереди страждущих. Исчезли и бетонные заграждения - вместо линий и лабиринтов сейчас они являли собой подобие древних вавилонских зиккуратов, этакие грубые ступенчатые пирамиды из щербатых разномастных плит. У этих монументов торопливо сновали механические рабы - рогатые погрузчики, жирафоподобные краны и другая подручная техника. Остатки "пустынных авеню" и "песочных стрит" выдавали только оставшиеся кое-где флажки и грунтовые улицы-дороги с пыльными натоптанными "тротуарами" между рядками-квадратиками когда-то стоявших палаток.
  
   Сержанты растянули личный состав в длинную цепь, вооружили их полиэтиленовыми кульками, и те неспешно побрели по территории, прочёсывая её от бумажек и иного оставшегося мусора. Кульки небольшие, заполнялись быстро, и солдаты по цепочке передавали их. В результате на фоне синего неба и жёлтого азиатского горизонта выросла куча. Кулёчный пластик был цвета "слоновой кости", на мешках имелись черные круги, а под ними чисто белые надписи. Когда собрали весь мусор, то зрелище этой кучи стало здорово напоминать грозную картину Верещагина "Апофеоз Войны" - куча черепов в пустыне. Когда-то грозный Тимур складывал пирамиды из голов поверженных врагов.
  
   Американский военнослужащий в своей массе о Тимуре не знал и полотен Верещагина не видел. Оно и понятно - если смотреть из Америки, то до Третьяковки ровно полземли, а вся мировая история у нашего среднего обывателя обычно событиями не изобилует: были обезьяны (или по выбору Адам и Ева), потом египтяне, потом Колумб, Моника Левински и Президент Клинтон. Сейчас вот Буш-младший и война.
  
   Когда куча выросла, к ней прилетела пара здоровых ворон. Походили немного, потыкали своими клювами пластик, поизучали мусор. Видать качество американского белого трэша* оказалось неудовлетворительным. Вороны вспорхнули, сели на самую верхушку кучи и надрывно закаркали от возмущения. Сходство с Верещагинскими черепами оказалось полным, и Айван бросил шутку:
   - Шрек, дай бинокль, от пыли не разберу, что там у вас наложено, похоже куча черепов.
   Ближайшие солдаты захихикали, тыкая пальцами в кучу, и по цепочке полетела шутка, как "сивик" лопухнулся, посчитав лагерную помойку за человеческие останки. Хотя каждый отмечал, что издалека очень похоже - чёрные глазницы и белые зубы на круглых мешках-черепах зловеще улыбались уходящим воевать солдатам, словно провожая их в неизвестное своим гротескно-мусорным оскалом.
   __________
   * white trash - дословно "белый мусор" - в просторечье так называют ассоциальных белых - наркоманов, деклассировнных люмпенов, короче американское белое быдло; ну и мусор в белых мешках, конечно так тоже называется. Известная фразка со "скользким" значением.
  


Связаться с программистом сайта.
Печатный альманах "Искусство Войны" принимает подписку на 2009-й год.
По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@rambler.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2008