ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Лопатенко Александр Николаевич
Умирать - это... так больно!

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения]
Оценка: 8.83*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Посвящается... битве отважных за счастье буржуйское, то есть - Восточному фронту!


  
   А. САЛАНГ
  
  
  
   УМИРАТЬ - ЭТО ТАК... БОЛЬНО!
  
   Живешь?
   Значит, это кому-то надо...
  
  
   Стена - вжался, автомат в руке. Пятиэтажка - кирпич силикатный.
   "Обложили!"
   Со всех сторон. На плоской крыше рубероид, смола...
   "Духи!"
   Разведка работает. Стена, ствол дерева, кора шершавая, кроны не видно. Метров двадцать напротив точно такая пятиэтажка...
   "Духи!"
   На плоской крыше - разведка доложила.
   "Щель!"
   Ствол дерева раздвоенный. Через нее и ...бахнут! Мысль навязчивая...
   "Вжался!"
   Голова под прицелом. Секунда и... мозги на асфальте - ни травинки, один асфальт.
   Мелкий дождь моросит.
   "С этой крыши не достанут!"
   Успокаиваю сам себя. Рядом, пригнувшись, перебегают бойцы.
   "Хлоп! Хлоп!"
   Дверь подъезда, звон стекла.
   "Нет!"
   Достанут... сапоги кирзовые, армейский бушлат.
   "Снайпер!"
   Опять... снова в прицеле, пот холодный... где-то там, на крыше. Не слышно, не видно.
   "Дерево!"
   Перебежал. Прижался... стена...
   "Щель!"
   Ствол раздвоенный.
   "Бахнут!"
   Через нее и бахнут... мысль паническая...
   "Вжался!"
   Не оторвать... пот холодный...
   "Строиться!"
   Команда ниоткуда. Колонной по четыре - мокрый асфальт, белые бордюры. Топает взвод, голову в плечи. Еще немного...
   "Все!"
   Поворот, точно не достанут. На сердце отлегло, голос прорезался:
   "Зачем взвод кинули под обстрел?"
   Вызови "вертушки" - голая крыша, всех "духов" положат!
   "Строиться!"
   Топаем, головы - в плечи.
"Щель!"
   Опять под прицелом...
   "Умирать - это так...больно!"
   .............
   "Глаза!"
   Главное- открыть глаза...
   .............................................................................................
   Весна, 1984-й год. Панджшер.
   "На запад! На запад ползет батальон..."
  
   0x01 graphic
   Владимир Семеныч из "Грюндика" - магнитола, сорок чеков, спички торчат... клавиша "PLAY" выскакивает. Какой запад!? На восток ползет "345-й" воздушно-десантный полк. Первый, второй батальоны идут с двух сторон по хребту, "броня" - по ущелью. Вдогонку - пехота на "БМП" и цирандои ("Катюши", "Т-34", "ППШ") - поневоле фильм "Освобождение" вспомнишь. Рев моторов, выхлопы газов, черный дым.
   Макс, наводчик-оператор "БМД", - крепкий, плотный парень с сильными руками.
   Прыг! Скок! Камни под гусеницами. Тра-та-та! Из пулеметов. Никакого покоя - ни днем, ни ночью. Тра-та-та! С соседней сопки. В ответ - море огня! Чего жалеть!? Боеприпасов - валом. Та-та-та! Справа - крупнокалиберный "ДШКа" ...Та-та-та! Слева... "ДШКа"!
   "Вперед!"
   Десантура ползет по хребту. Никого! Одни стрелянные гильзы - архары "массудовские" постреляют пару минут и уходят. Так и бегают с места на место "тройками" - гранатомет, пулемет, снайпер. То здесь, то там. Ничего... накрывали "ковровыми" обстрелами и тройки. Как всегда, резко наступила ночь, огоньки поползли по хребту. Тра-та-та! Бойцы стреляют вслепую. Дурят, гады! Это ишаки с китайскими лампами гуляют по тропам. Ползем, тяжело ползем. Два километра в день - с кровью. Все ущелье усеяно минами-"лепестками". Разминированию не подлежат, пока не грохнет, не "успокоится".
   "Бах!
   0x01 graphic
   Эхо по скалам: может, ишак... может...боец...
   Наша задача: разбить лагерь "духовский" - базу шаха Ахмад Массуда, между Анавой и Рухой, в ущелье "Пять львов". Ползем, весь апрель ползем. Бах! Бах! Чем дальше в "лес", тем больше "дров". Не группы летучие - "секреты" в скалах. Из бойниц ствол "ДШКа" торчит. Небольшой грот, травка сухая, гильзы стрелянные и - никого!
   Как вырубали!? Горы то молодые, от руды красные. Снаряды только пыль высекали...
   0x01 graphic
   Оборона конкретная - не пускают ни днем, ни ночью. Ничего, прорвемся!
   "Юра, давай!"
   Пришла наша очередь. Помоги, Господи! Машина рванула - черный выхлоп, но особо не разгонишься - валуны и справа, и слева. Во... лупят! - Макс с сигаретой в зубах наблюдает через триплекс за вспышками - Во... дают!. Горы не видно - сплошной дым и огонь. Головные машины, без остановки, рванули вперед. Остальные "БМД" лупят по скалам - лавина стали и огня. Не каждый выдержит, а зря...
   "Макс, давай!"
   Что даем, то даем... "духи" в прицеле на полусогнутых... "Врешь - не уйдешь!" - Фильмов насмотрелся... Бах! Бах! Осколочными - валяются "духи", крови не видно. А нефиг позиции бросать! Ба-бах! Плотные разрывы - это "грачи" прилетели, то есть - самолетики базу прессуют - черный дым тянется из ущелья. Однако, пока не ступит нога солдата, - крепость держится!
   0x01 graphic
   Но авиация делает свою "работу". В результате - захватили хорошо укрепленный партизанский лагерь. Вертолетная площадка, пещерный госпиталь, несколько построек из камня и глины, огневые точки по кругу. Сейчас будет команда: "Домой!". И...
   Макс, в шлемофоне, сидит и думает... "Вот такая война ... пришел, увидел - победил!... Ушел - вернулись... Замкнутый круг... Лязг гусениц, кишлаки на склонах ущелья, редкие деревья..."
   "Боец пропал!"
   Макс - в курсе всех событий: передача идет открытым текстом. Огнеметчик из второго батальона отстал от группы. Окружили ближайший кишлак. Нам много не надо...
   "Труп отдайте!"
   Детей не видно - это означает, что кишлак к обороне готов! Ваше право... Огонь!
   Новые развалины, новые могилы, но тело - нашли... с нашей стороны - без потерь...
   Анава, Руха - центровые кишлаки. Взяли! Панджшер наш! Не считая гор - девяносто процентов территории... Гарнизон стоял в Анаве, в старой полуразрушенной крепости. По кругу раскидали ближние-дальные блок-посты: яма прямоугольная, сверху доски от ящиков, земля с камнями. Мина попадет, всем хана!
   "Шурави, уходите!"
   Бах! Бах! Через день черный дым над горами - на измор брали.
   "Шурави, уходите!"
   И без переводчика все ясно. Но бойцы стояли, бойцы держали район! Воротнички подшиты, солдатики выбриты. Конечно, не везде - на дальних постах бороды отпускали... "геологи"... Форму меняли каждые полгода. Зимой - в свитере, летом - в кроссовках. Жратвы валом, сигареты - ящиками.
   0x01 graphic
   ..............
   Каждый четверг... "Стоять!" - "духи" по тропам добираются в кишлаки... "На побывку едет молодой душман!" - каждый четверг, регулярно. И регулярно... "Стоять!" - ночные засады... "Душара" карабин бросил, руки поднял. "Сдаюсь!" - бойцы передали цирандоям. Потом, как правило, отпускали... без автомата.
   ............
   "Юра!"
   Макс с покусанными губами.
   "Разведрота влетела!"
   Вышли ночью на задание. Бах! Бах! Бах! Под сопками серия разрывов. Почти все полегли. Мины прыгающие - "лягушки", днем поставили. Свои поставили, свои и подорвались. Протокольным языком - преступная халатность...
   ..............
   Наступил Новый, 1985-й, дембельский год! Водка - недоступна. Бахнули бражки, "чарс" вдогонку, постреляли из автомата трассерами, желательно из "молодого" автомата, чистить не надо. Дедовщина! В "ВДВ" - особая! "Духовка" до года. Не все выдерживали. Двое ушли в горы... с концами. Прости, Господи! Нас - жестоких, неразумных.
   Панджшер, богатые горы. Алмазные прииски. Пленные пацаны по тюрьмам страдают - лопаты в руках, фонарики китайские. Долби! Во славу Аллаха... оружие денег стоит - бизнес. Наша десантура освободила, объявили - цирандои! Международная общественность задолбала! Начальство пыталось не афишировать военное присутствие.
   ...................
   Начало лета, 1985-й год. Та-да! Та-да! Скорый поезд "Душанбе-Москва", плацкарт.
   Макс: ни одной "царапины" - две "желтухи", двадцать семь месяцев в сапогах.
   ..........................................................................................................
   Склон ущелья. Редкие кусты, редкая трава.
   "Духи!"
   Тропы во все стороны... недалеко кишлак - крыши плоские между деревьями.
   "Духи!"
   Шаровары, галоши... автоматы в руках... Быстро, бесшумно, по камням... справа-слева... Серега - один, и дорога... одна...
   "Вниз!"
   Дна не видно.
   "Духи!"
   Ближе... ближе - бороды черные, глаза черные... неотвратимо, как лавина...
   "Разобьюсь!"
   Дна не видно.
   "Прыжок! Полет!"
   Долгое, долгое приближение земли.
   "Разобьюсь!"
   Покатился по камням...
   "Все!"
   Ушел Серега от погони...
   Склон, редкие кусты, клочки травы пересохшей...
   "Духи!"
   Как лавина... неутомимо... молча... справа-слева...
   "Не уйти!"
   Плен не проходит!
   Передернул затвор... метров двадцать - черные глаза, бороды...
   "Тра-та-та!"
   Никакой отдачи... "АКС" заклинило...
   "Духи!"
   Десять шагов... молча...
   Выкинул патрон, передернул...
   "Тра-та-та!"
   Беззвучно, никакой отдачи... пули в двух шагах падают...
   "Духи!"
   Не уйти...
   ..................................................................................................
  
   Февраль, 1987-й год.
   "Дай сигарету!"
   Дорога на Кунар. "Уазик" - в салоне коробки с продуктами, зелень, цитрусовые.
   "Смотри на дорогу!"
   Старлей московский - три недели, как из Союза. Первая поездка за провиантом в Кабул, "вертушки" не у дел - погода не позволяет.
   "Дай сигарету!"
   "Кент-сотка", белый фильтр.
   "Не гони!"
   Время обеденное, трасса загружена. Все спешат домой - через пару-тройку часов сумерки - и наш Афган уже не наш.
   "Не гони!"
   Петрухе... по фонарю. Ночевать в колотуне у блокпоста придорожного - никакого желания. Впереди тащится "бурбухайка" - бахрома болтается, лампочки по бортам... пальмы, зверье - художники местные. Контрабанда на Пакистан, туда-сюда...
   "Обходи!"
   Старлей раскомандовался, тоже мне учитель - три недели, как из Союза, а у Петрухи - "рейсов" двадцать за спиной. Дембель!...
   ..................
   "Во...попали!"
   Впереди колонна наливников - "Камазы-шаланды" - любимый объект "духовского" начальства. И захочешь - не промажешь. Петруха - газ до полика. Гонки с препятствиями - газ... тормоз... газ... обочина не желательно - фугасы и прочая взрывчатая гадость. Фу-ты! Ну-ты! Проскочили. Идем на подъем, вечный подъем. Впереди бронегруппа - три нулевые "семидесятки".
   "Не гони, пристройся!"
  
   0x01 graphic
   Старлей делает все по науке - все правильно! "УАЗ" - банка консервная, "БТР-70" - броня, пулемет крупнокалиберный, в случае чего - прикроют. Одна беда - скорость не та, не разгонишься. Ползем, час ползем...
   "Обходи!"
   Старлей... "АКСМУ" в руках - ствол укороченный, удобно грабить банки. "Молодой", весь в понтах... воротничок блестит, усики, для солидности, аккуратные.
   Еще полчаса дороги - и ужин горячий, чай афганский. "Капли!" - за спиной Васька-радист голос подал ...
   "Очки забыли купить!"
   Капитан заказывал... "Только фирму!" - наставления в дорогу. Забыли...
   "Да... ладно! В следующий раз!"
   0x01 graphic
   Успокоил Петруха, голова в пол-оборота, руки на руле. Расслабился... до базы километров с десять, там - за поворотом.......
   "Щелк!"
   В лобовом стекле дырочка, побежала "паутинка". Визг тормозов, "уазик" кинуло резко вправо и понесло по обочине. Бах! Крылом влетели в скалу, раздался звон стекла. У Петрухи рука прострелена, на резиновый коврик капает с пальцев кровь. Снайпер! Гранатомет на очереди. "Уазик" дернулся, заглох. Дверцы настежь - бойцы вывалились на камни. Петруха кубарем за валун - пальцы липкие, рука болтается. Сквозное ранение в предплечье. Сидел бы спокойно, так бы и остался за рулем в вечном строю.
   "Васька!"
   Старлей - в глазах никакой паники.
   "Ты - справа! Я - слева!"
   Камешек - метров пять на пять. Тишина... один выстрел, и гнетущая тишина...
   "Русские, сдавайтесь!"
   Почти без акцента... Тра-та-та! - старлей выпустил короткую очередь, наугад...
   "Сдавайтесь!"
   Вот, гады! Вычислили...
   ...............
   Весна, 1985-й год. Пянджский погранотряд. Таджикская граница. "Учебка" - полоса препятствий, стрельба, минное дело. Парашюты - прыгать не довелось, только - одеть, снять, уложить. Три рапорта подал в Афган. Отправили водителем в Душанбе, в отдельную роту связи, во взвод обеспечения (до армии закончил автошколу).
   "Сынок, не спеши! Всему свое время..."
   Успокаивает командир. Про Афган знает не понаслышке - из ветеранов.
   Петруха - худощавый, белобрысый парень, выше среднего роста. Первый юношеский по боксу. Батя - из сверхсрочников, сержант "КГБ", так что с "допуском" - никаких проблем!
   "Петя!"
   Майор Юсупов - особист с умными глазами.
   "Кто не хочет идти в Афган, докладывай!"
   А как же! Кто откажет! Подневольные... впоследствии - один парень из нашей группы яйца себе прострелил... идиот! Петруха не докладывал - особист не настаивал. Говорю... умный мужик. Посмотрел в глаза ... этот не подходит для оперативной работы - "масть" не та. Профессионал! Серьезный товарищ...
   ...........
   Весна, 1986-й год. Сбылась мечта...
   Провинция Кунар. Восемь километров до Пакистана. Одноэтажное, без претензий, крытое шифером, здание. Выездной дворец... дачка, восточный вариант. Одна из бывших резиденций шаха Амина. Горы, речка, сад - апельсины, грейпфруты. Освещение, вода, канализация - Европа в отдельно взятом дворце. Это и есть база Кунарской группы "Каскад". Сколько в Афгане провинций, столько и групп. Численный состав? Где больше, где меньше... по необходимости. На Кунаре - шесть офицеров "КГБ", плюс... Петруха-водила, два радиста и старший по радиостанции - сержант. Использовали радиостанцию "Р-140". Из техники - "ЗИЛ-131" и два "УАЗа".
   0x01 graphic
   Шесть офицеров "КГБ" - это внутренняя и внешняя разведка. Фильтрация "базара", шифровка-дешифровка. Люди грамотные, без переводчика разберутся. Засекреченная связь - "Афган-Москва-Афган".
   Задача бойцов - охранять, поить, кормить, поддерживать связь. Пайку готовили по кругу... один - неделю, затем - второй... Стол общий. Офицеры отдавали часть довольствия на продукты - афганский "общак". За жратвой летали, ездили в Кабул или Джелалабад. Охрану выставляли только на ночь - по шесть часов. Днем нет никакой необходимости - вокруг кольцо, и не одно, обороны... группа спецназа, военные советники, "ХАД", цирандои. Служба - мед!...
   .................
   "Давай, давай!"
   Афганцы, под четким руководством, вырыли во дворе ("духи" нашу "точку" регулярно долбили минами и "эрэсами"), бомбоубежище - коробка пять на пять метров, высотой в два человеческих роста. Положили металлическое перекрытие, сверху - земля с камнями. Начальство уважало и берегло лучшие кадры КГБ. Работа не пыльная, интеллектуальная - радиоперехват. Дэза или не дэза? Попробуй определи? На кону жизнь сотен людей. Работа ответственная...
  
   "Перемирие объявили!"
   Докладывает Васька-радист, гомельский пацан - не высокий, крепкий, начальное высшее образование. Хи-хи! Ха-ха! Рот до ушей... третий раз за месяц объявляют. А через неделю... Бах! Бах! - мины рвутся, осколки по дувалам. Игра в одни ворота. Такая вот война...задолбали!...
   ............
   "Имя!?"
   "Мустафа!"
   Перебежчик на допросе - в банде что-то не поделили, из обиженных.
   "Рассказывай, как Родину любишь?"
   Капитан, в одной полосатой майке, выдавливает показания.
   Там-то и там-то база, сходка. Тогда-то и тогда-то пройдет караван с оружием и наркотой - наркота "сороковую" армию гробила без выстрела.
   "Покури, бача!"
   На столе лежит пачка "косяков", гашиш афганский. По кабинету поплыл специфический запашок.
   0x01 graphic
   Переводчик не требуется - некоторые офицеры грамотные. Общались, в основном, на фарси.
   "Покури, покури..."
   Сладкий ты мой... и тук-тук! Радиограмма полетела в "Центр". Затем - перепроверка, шифровка и команда... "Огонь!" - из гаубиц стотридцати-миллиметровыми снарядами в заданный квадрат. Потом свист винтов! "Вертушки" из Союза - ближе, экономнее. Бомбардировки "ковровые" - "грачи" прилетели. Вслед...
   "Заводи!"
   Отдельная рота - спецназ Гриши Кунарского, в честь командира прозвали, заслужил. Уважали мужика... сигареты "Дымок" переименовали на сигареты "Гриши Кунарского".
   Как правило, выходили на "БТРах". На что "настучали", то и брали. Караваны, базы. Практически, без потерь. Подготовка - залог успеха!
   .............
   "Петруха, привет!"
   Тезка, земляк из спецназа, пришел в гости - пообщаться. "Принимай продукт!" - рот до ушей. "Завтрак, обед, ужин!" - таблетки, мадэ ин США, в караване взяли. Размер -обычный, горькие на вкус. На обед усиленная доза - две штуки. Калорий достаточно - действуй-злодействуй. А в спецназе свой допинг. Силы на исходе - офицер принимает три, солдат - одну пилюлю. Открывается второе дыхание, то есть - больше шансов выжить. Но после операции - что протертый "лимон" (обратная сторона "медали"). Полное истощение, отходняк...
   .............
   Февраль, 1987-й год.
   "Заводи!"
   "Уазик" каскадовский - мотор работает, как часы. Петруха свое дело знает, специалист широкого профиля - обед приготовить, зажигание отрегулировать, да и пострелять не дурак.
   "Васька! Очки не забудь!"
   Капитан - вдогонку, солнце - на подъеме...
   .............
   "Вот гады, вычислили!"
   Не сложно. Сидят по сопкам, баранов пасут. У Петрухи рука онемела, пальцы липкие. "Давай, коли!" - старлей вогнал шприц-тюбик в "хэбэ". И здесь...
   "Русские, сдавайтесь!"
   Сейчас... твою мать! Тра-та-та! Старлей на звук... аккуратный, воспитанный, образованный. Вот, суки! Зашевелились - камни шуршат, без выстрелов - короткими бросками. Хорошо заплатят! "Каскад" того стоит, одна проблема... Васька сорвал "эфку"... Бах! Осколки разлетелись по кустам. Одна проблема... мужики - не сдаются!
   "Ребята!"
   Старлей,- глаза сверкают, завелся:
   "Ребята, не ссать, прорвемся!"
   "Уазик" застрял на склоне, метрах в десяти. Толкни - и колесами вверх. Петруха сорвал гранату с пояса ("левша", не одного бойца на ринге уложил). Бах! "Уазик" перевернулся, языки пламени... Бах! Черный дым столбом в небо мутное.
   0x01 graphic
   Одна надежда - рядом гарнизон, относительно рядом, но шуршат, гады... не остановишь...
   У старлея на портупее болтается граната - неприкосновенный запас, в руках - автомат, и на двоих по рожку патронов. Вот и весь боекомплект. Напряжение нарастает... шуршат, гады. Камни, кустарник, небольшая "зеленка" в стороне. Хлоп! Хлоп! Хлоп!
   Разрывные пули по скалам. "Ложись!" - старлей в крик. На дороге стоят три "семидесятки" - краска свежак, те, что час назад обогнали. Та-та-та! - из "КПВТ"... со стороны виднее. Лупят в три ствола - и по вашим, и по нашим! Мама родная! Забились в расщелину - "куски" грязи. Умирать - это так страшно! Вольно-не вольно, Бога вспомнишь... Пацанов из "брони" тоже можно понять - не сразу, но можно. "Духи" бахнут из гранатомета - "БТРу" сутки гореть... потянется в небо, вслед за душами грешными, черный дым. Та-та-та! - долбит пехота по скалам, за шиворот залетают осколки камней. Вдобавок... Ба-бах! - и "зашатались" горы - сверху подошла бронегруппа. Танк "Т-62" и две "БМП-2". Вой металла, поток стали... не спрятаться.
   "Господи, помоги!"
   ............
   Кабул. Белая палата, белые медсестры, бледный Петруха, капельница, штатив.
   Ранение не серьезное - сквозное, задело мягкие ткани, но много крови потерял, и не дай Бог заражение... грязи хватает.
   "Повернись!"
   В задницу через каждые несколько часов загоняют антибиотик. Трое суток мучили, за что - огромное спасибо! На Петрухе, как на собаке (молодой, здоровый, наркотой не увлекался), заживает не по дням, а по часам. Лежит, улыбается...
   "Туфта!"
   Рядом на койке, с простреленной ногой и прессой в руках, ворчит Пашка из спецназа:
   "Туфта!"
   Недовольно шуршит бумагой:
   "В результате тщательно разработанной разведслужбами СССР операции проведен успешный захват новейшего секретного оружия - противовоздушного переносного ракетного комплекса "Стингер"!"
   "Туфта!!!"
   Паша нервничает...
   "...Руководители операции представлены к высшей награде Родины,
   званию Героя Советского Союза!"
   А как же... без начальства...
   0x01 graphic
   "Паша, расслабься..."
   Проходили - "вершки-корешки". "Стингер" на то время - новейшее американское оружие, созданное для уничтожения воздушных целей. И - довольно эффективное.
   "Кто захватит образец "Стингера", получит Звезду Героя!"
   Вышел приказ по армии. "ГРУ", "КГБ" по своим каналам разработали не одну операцию, привлекли десятки агентов, но.....
   "Туфта!"
   ..............
   Январь, 1987-й год.
   Дорога на Кандагар. Район кишлака Джилавур. Пейзаж - огромная "зеленка" до горизонта. Далее тянется Мельтанагайское ущелье. "Вертушками" далековато и опасно - территория под "духовским" контролем.
   "Ребята!"
   Заместитель командира батальона спецназа Женя Сергеев.
   "Вылетаем, выбрасываемся - недели две сидим тихо, как мыши,
   "духи" расслабились... мы: тра-та-та! И опять в кусты!"
   План авантюрный, очень авантюрный, но - "Отваге смелых поем мы песню!"
   0x01 graphic
   ..........................
   Январь, 1987-й год.
   "Свист винтов!"
   Вертолеты "МИ-8". Женя Сергеев и заместитель командира второй роты Ковтун Володя, при поддержке группы старшего лейтенанта Васи Чебоксарова из седьмого отряда спецназа, вылетели на операцию. "Крокодилы", "МИ-24", рассекая воздух, прикрывают. Вдруг...
   "Ты смотри, Серега, гонщики!"
   Три мотоциклиста выскакивают на дорогу.
   "Духи!"
   В Афгане... однозначно. Восточные "байкеры" - резко по тормозам, и... Фах! Пролетел заряд из гранатомета... но мимо, мимо пролетел. Вот, гады! Стоят внаглую на открытой площадке и... Тра-та-та! Поливают из автоматов, и никакого прикрытия!
   "Оборзели, суки!"
   Пилоты делают резкий вираж и зависают в нескольких метрах от земли - отработано, отточено до мелочей. Пошел! Спецназ - на работу. Прыжок на землю и в сторону!
   "Фах!"
   "Духи" выпустили второй заряд... опять мимо! Во... гады! И тра-та-та! - из автоматов. Двойку сразу грохнули. Третий, шустрый такой - в ноги. Труба за спиной, в руке, похожий на "дипломат", кейс. Зигзагами... прыг-скок! Тра-та-та! Володя Ковтун, мастер спорта по стрельбе... не убежишь. После кинжального боя осмотрели трупы - у одного из убитых мотоциклистов за спиной привязан коврик, рядом валяется сложенная антенна.
   0x01 graphic
   "Ни хрена себе!!!"
   В коврике завернута металлическая труба.
   "Ни хрена себе!
   Пауза... да это же..."Стингер"! В чистом поле... и здесь, тра-та-та! Пули свистят со всех сторон - "духи" из щелей повылазили. Но... Фах! Фах! - пошли эресы - "вертушки" сверху прикрывают бойцов. Володя хватает кейс, солдаты - две трубы (одна в упаковке).
   В принципе... "духи" стреляли, как из гранатометов, развернуться не успели. Никто не ждал! Ни внизу, ни наверху. Фах! Бах! Трах! Двадцать минут боя - шестнадцать "духов" бездыханных.
   "Все, ребята, уходим!"
   Взлет. Ковтун открыл "дипломат"... "Нифига себе!" - вся документация по "Стингеру" - адрес производителя, инструкция. "Ну...мужики!" - счастью нет предела. Бойцы сияют! Это же "Стингер"! Злой "демон" - слышали и видели груды дюраля от сбитой техники, но держать в руках... "Ну, нам и подвалило, мужики!"...
   Как только прилетели, сдали сразу трофеи. Через час... команда:
   0x01 graphic
   "Взлет!"
   "Духи" после боя приходят забирать убитых - до захода солнца необходимо похоронить - это святое. Но... шесть "вертушек" прогнали - и никого! Ни живых, ни убитых. Особо не расстраивались. "Стингеры"! Живая легенда в руках...
   Полковник Герасимов, командир бригады:
   "К званию Героя Советского Союза представить -
   В. Ковтуна, Е. Сергеева и командира вертолета В. Соболя!".
   Фото... щелк! На память... радостные лица. Впоследствии - ни хрена не дали! Одному Чебоксарову - орден "Боевого Красного Знамени". Почему?...
   Сергеева вызвали в Кабул в штаб армии.
   "Ничего особенного, товарищ генерал!"
   Обычная спецназовская работа, Сергеев - парень скромный.
   "Этого не может быть!.."
   Генерал "наезжает". И пошло-поехало... сначала обработали Сергеева, затем закрутили лихой сюжет... (Наша агентура засекла отгрузку партии оружия еще в Штатах, проследили в Пакистане, вышли в Афгане, затем по тревоге подняли Кандагарский отряд и седьмой спецназ). В итоге:
   "Задание выполнено!"
   Высокие, согласно субординации, награды - высоким начальникам...
   "Туфта!"
   "Паша... не нервничай!"
   Так было, так будет! Согласно субординации.
   "Успокойся, братан! Дембель не за горами!"
   "Как раз..."
   Ворчит Пашка, а Петрухе - по фонарю! Все в порядке! Рана чешется, то есть, - рана заживает. Рядом стонут втихаря бойцы, мухи рассекают. Петрухе еще полгода в суете армейской и... "Наш самолет идет на взлет. Уважаемые пассажиры, пристегните ремни!".
   Двадцать семь месяцев, верой и правдой... позади. Пятнадцать лет подписки о неразглашении - впереди!...
   ...................................................................................................
   Июль, 1989-й год.
   Ветерок... форточка открыта, стекло опущено, сквознячок, дым сигаретный. Мы едем, едем, едем! "Жигуленок" - "копейка". Мотор не родной, "одиннадцатый", на "СТО" перекинули - льготная очередь, "афганский" вариант.
   "Спасибо партии и правительству!"
   "Сверху" никто не давал.
   "Не гони, подождут!"
   Мелькают, в два обхвата, придорожные тополя. Трава зеленая, дед на пеньке, коровка пасется - вымя на десять литров. Эх... хорошо! Серега - под ветерком, непокорные русые волосы, сигарета "Львов", педаль - до полика.
   "Не гони!"
   У Петрухи через неделю свадьба. На нем летний, светло-серый костюм. На сиденьи валяются две бутылки "Русской". Дефицит! Миша-генсек, с пятном на лбу, организовал. Да, дефицит, но только не для Макса. Макс - лесник, сто с копейками оклад, молодой шустрый специалист, высшее образование на подходе.
   "Обходи! Во... козлина! Не пускает!"
   Впереди "КамАЗ" - машина скоростная, весь салон солярой завонял.
   "Ну... падло! Обходи!"
   На встречной полосе, метров за сто, черная "Волга".
   "Обходи!"
   Макс настаивает...
   "Макс, ты на свадьбе хочешь погулять?"
   Петруха - мужик правильный, светлая (от братского румынского народа) рубашка, застегнута на две пуговицы. Вжик! В лобовое стекло ударил встречный поток - "Волжана" пролетела. "Вот теперь можно!" - газ до полика, и "КамАЗ" в пролете. Через десять минут на горизонте показался областной центр - город Ровно. Слева за деревьями - аэропорт, с трассы не видно, но слышно - самолеты взлетают, самолеты садятся. С правой стороны... "Ласкаво просимо!" - приглашает гостей придорожный плакат.
   Ровно, столица Полесского края, - леса, пески, трава по пояс, ягоды, грибы, комары. В семьях по десять-двенадцать детей - нищета повсеместная, но в пригороде торчат башенные краны - застраивают здешние холмы. Город расширяется, город живет.
   По узкой, в колдобинах, "дороге" проехали вдоль центрального кладбища, затем через длинный (над железнодорожными путями) мост попали в центр... почти в центр, то есть, немного не доезжая, повернули направо. Затем десять минут - среди полей, посадок и мы в Здолбунове. Узловая станция. "Достопримечательность" - цементный завод. Полгорода "пашет" - вечная, серая пыль осела на деревьях, трава давно не зеленая. В основном, Здолбунов застроен частными домами - разбитые, зачуханные улочки, яма на яме и... сады, сады, сады. Палку воткни, - через пару лет урожай соберешь. А какая церковь! Башенки цветные тянутся в небеса, скромная калитка на входе. Истинно... храм Божий!
   Через пять минут подъехали к пятиэтажке, поднялись на второй этаж, панели зеленые.
   "Глист пидар!"
   Гвоздем на штукатурке. Позвонили... зашуршало - дверь обтянута дерматином черного цвета, "суровая" нитка крест-накрест, медные широкие шляпки гвоздиков.
   "Привет! Цем! Цем!"
   Ксюшка, милая моя! Халатик расписанный - попугаи на ветках. Волосы русые, прямые, хвостик на резинке. Подруга классная, грудь...никакая.
   Заходим... три комнаты, на кухне линолеум, в коридоре дорожка ковровая, "стенка" под дуб, мягкий "уголок", паркетный пол. Хата не бедная - родня в Польше, контрабанда - туда-сюда! В настоящее время предки на выезде, в "загранкомандировке".
   "Девочки! Мясо в морозилке, деньги в вазе!"
   Наставление на неделю.
   "И не забывайте на ночь двери закрывать!"
   "Не переживайте, мы не маленькие!"
   Две подружки, Ксюша-Вика, - студентки-третьекурсницы, будущие педагоги... понесут светлое и доброе нашим детям, - нашему будущему.
   Шампанское, салат "Оливье", колбаса "Московская", хрусталь на столе.
   "Сережа!"
   Ксюша волнуется, глазки блестят.
   "Третий... не лишний?"
   "Не переживай, у пацана через неделю свадьба, "мальчишник", так сказать!"
   Ксюша, после небольшой паузы:
   "Сережа, я с ним не хочу!"
   "Никаких "миксов", не переживай! Культурная программа! Захочет... сам найдет!"
   "Бах!"
   Пробка - в потолок. "Советское" полусладкое - хата не бедная.
   "Водки давай!"
   Макс - парень веселый. Хи-хи! Ха-ха! Вика визжит от радости, лесник под юбкой ковыряется. Дзинь! Дзинь! Рюмки хрустальные, "Оливье" вдогонку.
   "Loov me! Loov me!"
   Двухкасетник "Шарп", "Модерн Токинг" заливается.
   "Ксюша! Я что... водку пить приехал!?"
   За столько километров...
   "Идем!"
   Полушепотом... мамина постель, спинки под красное дерево гнутые. Халатик, плавки-сеточка, лифчик - не нуждается...
   "Не спеши..."
   Присела, ласковая моя, ноги длинные, грудь - пацанка, соски торчат. Улыбается!
   Зубки ровненькие... сверху... снизу... сверху... Подруга без комплексов, подушка под задницей. А за стеной... Хи-хи! Ха-ха! - дом панельный, не спрячешься - Макс с Викой (груди - четвертый размер) в соседней комнате кувыркаются...
   "Бряц! Бряц!"
   Петруха на кухне рюмками гремит, мается... дом панельный.
   ................
   Шесть часов вечера, солнце в форточке.
   "Поехали!"
   Петруха задолбал своим нытьем: "мальчишник"...
   "Заводи!"
   Три пацана, две подруги, поле пшеничное, васильки при дороге.
   "Эх, хороша страна моя родная!"
   Ветерок в форточку, девчонки смеются, пепел на коврике.
   Квасилов. "Кишлак" в пяти километрах от Ровно. Вся цивилизация - несколько пятиэтажек... в пейзаж не вписываются, вокруг частные дома.
   Кафе-бар. Стойка полированная, зеркала, бутылки всех цветов и размеров - понты дешевые! В наличии - коньяк, "сухарик" и шампанское.
   "Loov me! Loov me!"
   "Модерн Токинг", вся страна зависла. Шарик серебряный под потолком, блестки по стенам, цветомузыка в углу, колонки, столики, стулья мягкие, вазочка, цветок полевой - ромашка, лепестки роняет.
   "Наливай!"
   Шампанское на столе, водка с собой.
   "Как прекрасен этот мир!"
   Посмотри! - медленный танец. Серега - Ксюша, Макс - Вика. Жених-Петруха на "вертушке" у стойки, подруга рядом - юбка джинсовая, стрижка "каре"... Хи-хи! Ха-ха!
   Процесс идет...
   "Давай по "шалабайке!"
   Макс разошелся, каждые десять минут по пятьдесят грамм. Дзинь! Дзинь! - фужеры дутые - издевательство над водкой. Столик лакированный. Серега - Ксюша, Макс - Вика, Петруха...
   "Знакомьтесь, Таня..."
   "За нас! За вас! И - за спецназ!"
   Кулак в кулак... Хи-хи! Ха-ха! Танцы... соточка... танцы... пот градом...
   "Что-то воздуху мне мало!"
   Макс Высоцкого вспомнил. Свежий ветерок, сумерки наступают - медленно, уверенно... алыча колючая, пара местных трется под кабаком.
   "Ребята, без обиды, прикурить, пожалуйста!"
   Серега - парень воспитанный, учится в институте, заочно.
   "Ти... чого!? Українську не знаєш!?"
   Твою мать... такой вечер!
   "Хрясь!"
   Думать некогда... Хрясь! Хрясь! Кто первый, тот и прав, то есть - двое лежат, третий - в ноги!
   "Уходим!"
   Петруха кидает "четвертак" на стол.
   "Ксюша, Вика! Бегом!"
   Девчонки... Хи-хи! Ха-ха! Не "догоняют".
   "Бегом!"
   Петруха в курсе - через десять минут набежит "армия" местной шпаны... затопчут!
   Вход стеклянный, невысокий парапет, человек десять навстречу.
   "Они что, в кустах сидели!?"
   Пяти минут не прошло... стая, перегар на гектар.
   "Хрюшкой!"
   Макс начитался исторических романов. Щелк! - трофейный "Ориент" спрятал в карман.
   "Ничего, пацаны, прорвемся!"
   "Жигуль" - под яблоней за углом, метров пятьдесят, ближе нельзя - "гаишники" пасут.
   "Ксюха, Вика - туфли снять!"
   На каблуках не разгонишься.
   Макс - "голова", Серега и Петруха - "руки", девчонки спину прикрывают.
   "Вперед!"
   Как в омут с головой. Атака! Бах! В лоб прямым... морда прыщавая... Хрясь! В переносицу. Бегом! Ключи в руке... мат за спиной, не ждали "кишлачные"... Дверки - хлоп! Мотор... вжинь! Как часы - после обкатки. Деревья мелькают, ветер свистит...
   "Хи-хи! Ха-ха!"
   Ксюша заливается...
   "Слюнявого... между глаз... ха-ха... каблуком!.."
   Адреналин...
   Бабочки ночные, мошкара невинная - все стекло заляпали.
   "Серый... такая подруга!"
   Петруха - в печали. Пропал вечер! Обойдется, невеста ждет...на третьем месяце...
   Мамина постель... Ксюша в позе, Серега и наколка на плече... 1362 - 1364... ДРА, сопка в прицеле. Пот градом - водка выходит. Мальчишник...
   .............
   "Гуляем!"
   Не прошло и полугода после свадьбы...
   "Гуляем!"
   Крестины через месяц - у Петрухи сын родился... три шестьсот, пятьдесят два сантиметра. Роды мы не принимали, но трое суток под окнами проторчали. Роддом мощный, в три этажа, серого бетонного цвета. Петруха... цветы в руках... вмазанный, счастливый. Какой солдат не мечтает о наследнике!? Свершилось! Хлоп! Пробка в кусты... фонтан... пена по траве...
   "Наливай!"
   Подставили стаканы, в бутылке на донышке осталось семь капель. Свершилось! Петруха-второй... носик торчит, упакован в "конверт" - продолжатель рода. Мама - вымученная, счастливая. Такси у порога, "Волжана" черного цвета.
   "Давай, пацаны! Много не бухать!"
   Шум мотора, салон радости. Прорвемся!
   .....................................................................................................
   Осень, ранняя. Листья желто-зеленые, пока не опадают.
   "Давай... бей!"
   Ресторан "Иква" разделен на два зала - большой и малый, банкетные. Столы полированные, мягкие стулья, невысокая эстрада - барабаны, колонки, стойка... микрофон торчит. Четыре лабуха "парнас" отрабатывают.
   "Клен, ты мой опавший!.."
   Две пары переминаются... любовь да совет.
   "Пацаны! Влет!"
   "Кент" - вечный десантник - рюмку за рюмкой, сигарета на закусь. Пацан контуженный, водкой с ног не свалишь... с головой проблемы...
   "Ну, не люблю, гадов!"
   В городке три воинских части. В любом кабаке пара столиков - офицеры молодые, подруги местные при них... Девчонки хотят замуж! Проза жизни - вся краса к погонам липнет.
   "Да я этого козла..."
   "Кент" - глаза дурные, капельки пота...
   "Порву!"
   Любка, школьная подруга... достал вечный десантник. Третий год в родных стенах, а никак не навоюется... кучерявая башка. Достал, бросила! Драки, драки... мордобой - дали два года "химии" по "двести шестой" - всех достал! Отправили на Ровенский "Азот" - химкомбинат, удобрения по всей стране, сельское хозяйство поднимают. Уголовники - неделю пашут, на выходные - домой.
   "Влет, пацаны!"
   Третьи сутки пошли - "Кент" загулял конкретно, не первый случай. "Химия" не зона, жить можно, только режим не нарушай.
   "Идем, покурим!"
   Сентябрь месяц, темнеет, относительно, рано.
   ............
   "Давай, бей!"
   Закабачный дворик - сараи деревянные, парочка яблонь.
   "Давай, бей!"
   Локоть на земле, кисть на кирпиче, рука обмотана джинсовой курткой.
   "Бей!"
   Куском доски, "пятидесяткой", торцом - Бах! "Кент" беззвучно:
   "Твою мать...!"
   Покатился по земле. Фужер водки наготове - голову задурить.
   "Серый, давай "Скорую"!"
   Шел... поскользнулся ... упал... закрытый перелом. Серега, Макс - свидетели. На этот раз пронесло с зоной - положили гипс на месяц. Через полгода лейтенанту -
   "Хрясь! Бряць!"
   В двух местах челюсть поломал - посадили на три года. Вот тебе и Люба ... Любушка ... любовь... заведет "нечистая"...
   .......................................................................................................
   Апрель, 1993-й год.
   Считай - миллионеры... полстраны купонных мультимиллионеров...
   "Петруха, суммируй!"
   Банкноты - мятые и новье, номиналом пятьсот тысяч и миллион. Гиперинфляция в стране, а как красиво начинали! По двести купонов каждому жителю Украины.
   "Мы наш - мы новый!"
   Построили...
   "Чемодан-вокзал-Россия!"
   Детвора бегает в военном городке под окнами - летно-вертолетный состав собран со всего Союза, от молодого лейтенанта до полковника на пенсии. Бах! Стекло посыпалось, топот стайки в темноте... где-то это уже было...
   ............
   "Петруха, считай!"
   На заднем сиденьи лежит полмиллиарда, без пары "копеек". "Опель" дизельный, прицеп с брезентовым тентом, шнурки болтаются.
   "Дайте сигарету!"
   Водила - хозяин "бэушки", оплата - двадцать баксов за рейс плюс заправка.
   "Поехали!"
   Два часа ночи. До Киева почти четыреста километров. В Киеве - вправо, влево. Как раз к девяти на оптовом рынке. Первый... второй... третий мелькают посты "ГАИ" - стандартная будка в два этажа, верх стеклянный. В ночное время половина трассы, согласно указу по борьбе с бандитизмом, перекрывается полосатым шлагбаумом.
   Петруха - молодец! Вошел в ритм, магазинчик завел - диплом на полке пылится. Серега - киоск взял в аренду, место центровое. Макс открыл придорожный "Бар-кафе", копейка идет. Купи-продай! Плебейские времена.
   "ГАИ" прошли без проблем, "менты" в курсе - порожняком идем! Пять часов гонки без остановок. В свете фар проносятся придорожные деревья, голые кусты - апрель месяц.
   "Притормози!"
   Киев на горизонте. Водила, неплохой пацан, птица вольная - ни жены, ни детей.
   "Мальчики... направо!"
   Юмор дорожный. Затем выпили на удачу "мерзавчик" водки, закусь на капоте. По чуть-чуть! Для запаха. Рядом придорожная беседка, стройные сосны... прошлогодний мусор...
   Киев, оптовый рынок "Юность". Кое-как припарковались. Вышли, разминка...
   "Кто старший!?"
   Кожаные черные куртки, "отмороженные" физиономии.
   "Сто баксов!"
   По номерам вычисляют, не местные -
   "Плати!"
   Зависла пауза... Вот гады, весь кайф обломали! Вокруг машины, люди... туда-сюда, но кому нужны чужие беды!?
   "Гриня! Гриня!"
   Рация портативная шипит в руке.
   "Не понял!? Что? Сейчас будем!"
   Как появились, так и ушли, но обещали вернуться:
   "Все под контролем! Не рассчитаетесь - и на трассе достанем!"
   Вот суки...
   "Грузим, резко!"
   Серега - "касса" в кармане. Водиле:
   "От машины - ни ногой!"
   Сиди, кури...
   В прицепе - дешевое "шампанское", на ящиках - маде ин Венгрия, блоки сигарет, батончики "Сникерс", "Баунти" - скупили, не торгуясь, в ближайшей точке. Час времени, машина - с верхом.
   "Вяжем, без суеты!"
   Черные куртки - то здесь, то там...
   "Выезжай!"
   Аккуратно - на первой передаче. Серега - слева, Макс и Петруха - справа от "Опеля".
   "К машине не подпускать! Бить! Сразу бить!"
   Если грохнут лобовое стекло, далеко не уйдешь. Сто метров "ползком", а между машинами мелькают кожаные куртки.
   "Вторая передача!"
   Запрыгнули на ходу.
   "Гони!"
   Не особо... прицеп нагружен. Через минуту:
   "Что там, сзади!?"
   Водила волнуется.
   "Джип!"
   Обходит... уходит...
   "Дай сигарету!"
   Водила волнуется. И опять:
   "Что там?"
   "Джип!"
   Черный... обходит, уходит...
   "Да пошли они!"
   Макс сжал кулаки. На выезде из города - очередной гастроном.
   "Тормози!"
   В темпе заказали две бутылки "Перцовки", буханку хлеба, "Краковской" колбасы кольцами, горчицу в банке, положили деньги на прилавок, сели, завели, поехали.
   "Да не разливай, ты!"
   Машину болтает, в руках пластиковые, одноразовые, стаканчики. Пошел по салону духан с перцем. Выпили... молча. Закусили... молча. Через пять минут две пустые бутылки валяются на резиновом коврике. Ни в одном глазу! На спидометре - за сотню. Мотор мощный - "два и два".
   "Не гони!"
   Впереди блок-пост. "Менты" стоят с палочками, "менты" (какая редкость!) глаз радуют... серьезно! Пять баксов на лапу, и - "Свободен!".
   Целый год, два раза в месяц, ездили на стадион "Олимпийский" - и никаких проблем.
   "На "Юности" дешевле!"
   Посоветовали базарные благодетели. А машина чужая - неудобняк... подставили пацана...
   ......................
   "Житомирская область".
   На обочине белеют метровые буквы. Расслабились... наша территория, почти...
   "Наливай!"
   "А что!?"
   Выпили, называется...
   "Тормози!"
   Целый прицеп "мадьярской" шипучки. Хлоп! Пробка в форточку, пошло "мускатное"...
   .............
   Ночь.
   "Повернись!"
   Без слов... два полушария - произведение искусства, мягкий свет... телевизор в углу, звук приглушен. И создал Бог женщину! Груди упруго-мягкие, соски твердые, волосы каштановые... Милая моя... Пацан, три с половиной года, посапывает в кресле-кровати, ящики вдоль стены. Дома, дома! Ветки акации шуршат за окном - северный ветер...
   ..............
   2004-й год, октябрь.
   Ты-дых! Ты-дых! Скорый поезд Трускавец-Москва. Плацкартный вагон, боковая верхняя полка.
   "Чай...чай!"
   Проводница, баба толстая, носится со стаканами в проходе.
   Серега, глаза прикрыты, думает... "Как жить дальше!?". Работы нет, два пацана "на выданье". Период "веселого капитализма" пролетел, настало время дикого. Выживает сильнейший...
   ..................
   "Присаживайся!"
   Москва, Красногвардейский район.
   "Алексей Иванович, зайдите!"
   Военком у телефона - полковник, седина, приветливый...
   "Вот "афганец" с Украины, на работу в Чечню просится!"
   Капитан в зеленой рубашке, галстук форменный.
   "Возраст!"
   Без предисловия.
   "Не имеем права!"
   Опоздал, на десять лет опоздал...
   Неделю проболтался. Конторы московские - и не одна. Приписка, прописка - не та.
   "Русский я..."
   И не только по паспорту...
   ..............
   Киевский вокзал над головой.
   "Ваши документы!"
   Метро, тоннель, лампы дневного света. "Менты" цепью народ фильтруют.
   "Регистрация у тебя на месяц... недели не прошло!?"
   Старлей с паспортом в руке бдительность проявляет.
   "Дома проблемы..."
   "Пройдем!"
   Вот... гад - через полчаса поезд. Знает, грамотный, билет в руке.
   Подсобка, за обшарпанной стеной свист электрички. В "клетке" пацан на деревянной лавке - лицо кавказской национальности, замок навесной.
   "Цель приезда!"
   Майор, усы черные - московский хохол.
   "К другу в гости!"
   "Регистрация на месяц, недели не прошло!?"
   Спокойно, Серега...
   "Все из карманов!"
   Стол деревянный, брежневских времен. Выкладываю - сотня "евро", блокнот, военный билет, удостоверение - "Участник боевых действий".
   "Сумку расстегни!"
   Том третий, Эдгар По, пара трусов, гигиена...
   "Ты на медучете не стоишь?"
   Капитан уперся в стену. Спокойно, Серега... спокойно.
   "Мы все на учете!"
   Пауза...
   "Руки поднять!"
   Обшмонали. Спокойно... проходили, и не раз, после операций. Пятнадцать минут до отправления... спокойно.
   "Медаль "За отвагу", ранение..."
   Майор военный билет листает.
   "Ну что, забирай!"
   Документы, барахло. Десять минут до отправления... спокойно, борьба с терроризмом - лицо не кавказской национальности...
   "Та-дых! Та-дых!"
   Скорый поезд. Москва-Трускавец. Плацкартный вагон. Серега, глаза прикрыты... домой, домой!
   ..............................................................................................................
   "Макс, составь компанию!"
   С утра вызваниваю - радиотелефон красного цвета.
   Два дня назад... Дзинь! Дзинь! Открываю. На пороге пожилая женщина.
   "Заходите!"
   Мать "афганца". В восемьдесят третьем вернулся, поступил в львовский мединститут, на втором курсе умер - острая сердечная недостаточность. Двадцать три года.
   "Мне не деньги нужны!"
   Открываю военный билет - полевая почта... наш парень. Полтора года провел за речкой, младший сержант, медаль "За боевые заслуги". Не ранен, не болел. Последний воинский учет - львовский горвоенкомат. Похоронили в Дубно. Завис парень в паутине бюрократической.
   "Мне не деньги... внимание!"
   Да, парень, ты попал. На пару с Максом (морду наел, серый пиджак не сходится) зашли в военкомат.
   "Нам не деньги, мать страдает!"
   Подполковник:
   "Запрос сделаем, вопрос решим!"
   Долгая песня. Пришлось побегать - горисполком, военкомат, горисполком... но вопрос закрыли....
   ...............
   15-е февраля. Очередная годовщина вывода советских войск из Афганистана.
   "В этот памятный день локальных конфликтов!.."
   Чиновник у памятника, в руке бумажка. Да пошел ты! У них - своя война, у нас - своя. Примазали... "югов", "иракцев", "чехов", "поляков", "кубинцев" и... так далее.
   "У них - своя война, у нас - своя!"
   Снежок мелкий, ветер противный...
   "Рабов Божьих... Александра, Виктора, Петра..."
   Панихида - батюшка, дым лампадный... Мамы седые, дома - фотографии по стенам. Иконостасы! Молодые, красивые... панамы, тельняшки - улыбаются, пацаны...
   "Локальные конфликты"... козлы вонючие!
   .....................................................................................................
   Девять утра. Июль в разгаре. Солнце, воздух и вода! Кручу педали. Гравий под колесами, резина шипованная. Немецкий "горник", "бэушка", безотказный. Тяф! Тяф!
   Сявки под колесами. Частный сектор, городская окраина. Та-дах! Та-дах! Железная дорога в ста метрах. Зеленые ворота, зеленая калитка - трубный вариант, сварена-переварена. По периметру - сетчатый забор. Хата в два этажа с прицепом, неоштукатуренные стены - вечный строитель.
   В свое время, батя в наследство оставил домик - так...пару комнат, кухня, удовольствия во дворе. Макс достроил, надстроил, летняя кухня и та в два этажа. Лесник! В девяностые тащили, кто на чем "сидел".
   "Макс, выходи... подлый трус!
   "Гав!"
   Неуверенно, для протокола, отметилась псина лохматая, глаз не видно. Под забором прижалась, оббитая жестью, будка.
   "Выходи!"
   Мать на пороге, испуг в глазах, фартук не первой свежести - три поросенка, кролики, нутрии... куры весь асфальт загадили...
   "Забрали!"
   "Кто... забрал?"
   "Скорая!"
   Вышел утром во двор на обход территории. Хозяин! Брык! Не упал...присел, кровь из носа, а встать... голова по кругу, заносит. Вызвали "Скорую". Давление - двести двадцать на сто... кольнули, усадили, увезли...
   "Куда?"
   В районную больницу.
   День второй. Через весь город кручу педали, улица километров с пять. Припотел однако... подъемы, спуски - резина шипованная, накат слабый. Вот и больница, в три этажа, большие окна. Вход центральный, парапет бетонный, деревья, кусты, клумба невзрачная. У порога стоит дежурная машина - привезли очередного бедолагу.
   Второй этаж. Неврология. Лежит в палате кабан здоровый - наследственность, да и пожрать не дурак.
   "Привет, доходяга! Хи-хи! Ха-ха!"
   Очухался, за сутки очухался. Дали по вене и в задницу с парочку уколов, вот и воспрял из "павших". Рядом капельница на штативе. Хи-хи! Ха-ха! Очухался.
   "Держи!"
   Китайский транзистор, пять баксов цена. Будем слушать ближнее-дальнее зарубежье.
   "Да нафига? Завтра домой!"
   Впереди - суббота и воскресенье.
   "В понедельник с утра приеду!"
   "Макс, полежи... почитай!"
   "Не могу! Катя дома!"
   Заскрипели пружины - сто двадцать килограмм, метр семьдесят рост.
   "Макс, не дергайся! Матушка присмотрит!"
   Катька - два годика. Поздний, ну очень поздний, единственный ребенок. Подруг хватало, все перебирал... до сорока пяти...
   "Полежи спокойно!"
   Последний медосмотр Макс проходил лет тридцать назад, все некогда.
   ...........
   Воскресенье. Звонок телефонный. "Привет! - Здоров! - Заходи на огонек! -
   Не понял... Ты где!? - Дома!.."
   Захожу... ребенок на коленях пищит.
   "Да кто тебя выпустил!? Состояние прединфарктное!"
   "На два дня, только на два дня. Уколы, таблетки - все с собой..."
   Макс счастливый, Максу пофиг...
   Через день опять звонок:
   "Завтра - день рождения, Катьке - два года!"
   Не понял ...
   "Ты откуда!?"
   "Да все нормально, уколы с собой!"
   Какая больница... Катьке - два года! Выписку врачи оформят - все схвачено.
   "Наливай!"
   Стол дубовый на всю комнату. Макс - во главе. Водка, винчик, наливка домашнего разлива. Закуси - немерено! Мини ферма под боком, весь сад загадили. Хозяин!
   Катька - принцеса, но без бантов. Волосики прямые, темные, личико смуглое. Макс вылитый, только смуглый.
   "Наливай!"
   Один винчик, полусухой, но по литру выпили. Жарко... сушняк...
   ..................
   День второй. Хватай да кидай! За железной дорогой - городская свалка. Бомжи и прочий несознательный элемент сутками ковыряются - металлисты. Тачки самодельные - детские коляски без верха. Трах! Бах! Тащат и тащат по грунтовке - метров сто от железной дороги. Макс - мужик не простой. Открыл подпольный "вторчермет". Хозяин!
   Бомжи тасуются у калитки.
   "Ложи на весы!"
   Что черный, что цветной металл - цена одна.
   "Не нравится? Сам разбирай и перебирай!"
   Какой там - перебирай!? Выпить хочется, очень хочется - не отходя от "кассы". Расчет "керосином" - разведенный спирт или, не высшего качества, самогоняра. Трах! Бах! Два раза в месяц заезжал бортовой, хрущевских времен, грузовичок - процесс налажен, то есть - грузи продукт.
   "Макс, неделю назад кровью харкал! Не искушай!"
   Макс вытирает пот, под ногами виляет хвостом лохматая псина. Жарко, конец июля.
   "Макс, ты завещание написал?"
   "Хи-хи! Ха-ха!"
   Заливается, живот трясется... здоровый мужик.
   "Пока Катьку замуж не выдам, хрен что со мной будет!"
   Трах! Бах! - в кузов полетел очередной кусок ржавого железа. У Макса не лицо, а огонь!
   День третий ...
   "Пацаны! Все - на субботник!"
   Городской афганский памятник зарос - репейник по пояс, кустарник выше головы.
   "Макс, ты не ходок, но коса и грабли - за тобой!"
   Пятница, девять часов утра. Кручу педали, приехали. Зеленые ворота, орех в два обхвата, виноград зеленый.
   "Макс... вышел на кухню, упал... "скорая" забрала... без сознания, в трусах..."
   На пороге жена стоит, глаза испуганные, без слез. Кручу педали, солнце за спиной - классная погода. Второй этаж, неврология. Кабинет - белые двери, линолеум казенного цвета.
   "А в какой палате лежит?.."
   Врач знакомый - руки в карманах, бородка аккуратная.
   "Какая палата?! В реанимации..."
   Буднично так, спокойно.
   "И как он?"
   Вопрос глаза в глаза, чтобы не соврать.
   "Паралич разбил, речь отняло..."
   Профессионал, без эмоций... за год - таких сотни...
   Левое крыло больнички, первый этаж. Вход - по звонку. Врач дежурный - старый знакомый ... городок - сорок тысяч, за полвека проживания, хочешь-не хочешь, а встречаешься, общаешься.
   "Проведи... на друга посмотреть..."
   Мысли нехорошие. Вслед за врачом топаю в палату, впрочем, без особого волнения. Мавзолейная атмосфера, кругом аппаратура - лампочки, кнопочки. Желание одно - смыться и, желательно, быстрее.
   Макс на койке слева. Бросилось в глаза - койка нестандартная, больше по размеру. Лежит под простыней "труп" живой - гора мяса, трубки торчат, глаза закрыты. Дышит с трудом, но дышит - грудная клетка шевелится. Постоял... секунда-две... вышел...
   "Сережа, Сережа!"
   Мать в приемной...
   "Господи, помоги!"
   Слезы, слезы, молитва шепотом. Список медикаментов в руке.
   "Сережа, Сережа!"
   Умоляющий, бессильный взгляд. Дает деньги, удостоверение "участника боевых действий" - скидка пару процентов. Аптека рядом - несколько шагов по коридору, дверь слева. За стеклянной перегородкой женщина. Очередь небольшая - заказы большие.
   "Пожалуйста..."
   Через полчаса дождался. Коробка картонная, из-под дешевого мороженого "Снежок", загружена с верхом: шприцы одноразовые, таблетки, физраствор - список на один день жизни...
   День второй... На субботник явка обязательна - давал объявление в местной газете. В итоге, пришли два инвалида. Толян - контузия, Валерик - кисть простреляна, что-то не срослось. Ладно, и на том спасибо!
   "Мужики, пока солнце за деревьями, надо вправо-влево дорожку прокосить вокруг памятника! Особо не напрягайтесь, я - к Максу!"
   Кручу педали, сто "баксов" в кармане - супруга страдальца нашего выделила из заначки. Суббота, базарный день. Обычная торговая суета. "Валютчики" - на своем рабочем месте.
   "Почем?"
   "Пять и два!"
   Кручу педали... Реанимация. Лавки дерматином обтянуты...
   "Подождите!"
   Медсестра - невысокая, плотная женщина. Присел, сижу... полчаса сижу - за дверью составляют список лекарств на день сегодняшний. Я сижу, а они не выносят.
   "Хлоп!"
   Дверь белая, матовое стекло. Доктор - молодой, чернявый... незнакомый.
   "Подождите, с сердцем проблемы!"
   Сижу, жду... опять...Хлоп! Молодой, чернявый...
   "Ваш друг... умер!"
   Твою мать! Сорок с прицепом... дочке - два годика...
   Кручу педали, деньги в кармане - Максу "бабки" ни к чему, сэкономил...
   Частный сектор, у стены поставил велосипед. "Дружок" хвостом виляет, зарос, глаз не видно. Вхожу без стука, двери всегда открыты. Комната - стол сделан по заказу, телевизор "Самсунг", "стенка", хрусталь, книги...
   "Как... что?"
   Одни испуганные глаза.
   "Присядьте ..."
   Мать, жена, десятилетняя девчонка от первого мужа да малая на диване кувыркается. Четыре бабы! Хата - в два этажа, свиньи, куры, утки... пять огородов.
   "Макс... умер..."
   Кратко, резко... без наката. Матушка... крик на квартал, выбежала во двор. Соседи справа-слева хлопают калитками. Кручу педали, дальше - без меня.
   ............
   Пластиковая бутылка, полтора литра, "Буратино" нарисован - веселый такой.
   "Ну, что... помолчим..."
   Толян - беседка во дворе, виноградник вьется поверху.
   "Давай..."
   Винчик домашний, стакан граненый. Не доходит! Не осознаешь! Целый день бухали, не пьянея... не доходит...
   "Идем!"
   Воинская часть - "понтонщики" в двух шагах. Казарма красного цвета, польский кирпич.
   "Командир!.."
   Караул почетный на понедельник, бойца достойно проводить.
   "Сделаем!"
   Молодой подполковник.
   День третий не помню, местами. Морг... машина... слезы... сопли... не мои... не осознал...
   "Наливай!"
   Молча... как домой... не помню.
   "Сон мне снится ... вот те на, гроб среди квартиры!"
   Да нет, не снится.
   Утро, побрился... бутылка пластиковая - пол-литра, спирт, на травах настоянный. Макс угостил - небольшими дозами полезно для желудка.
   Одиннадцать часов. Площадь. Кинотеатр "Жовтень", стекла выбиты... разруха. "Афганцы", человек пять, кучкуются. Без суеты и лишнего "базара". Пацаны в трауре.
   "Кто желает "допинг"?"
   По кругу - с горла небольшой глоток... спирт, разведенный да на травах настоянный.
   ..............
   "Атрибут"
   Черная вывеска над входом, "штунды" руководят - любой каприз за ваши деньги... под "ключ".
   Взяли среднего размера венок, Максу... по фонарю.
   "От ветеранов ..."
   Золотые буквы, лента черная, с каймой.
   "Допинг!"
   По глотку, по желанию...
   Двенадцать часов, солнце в зените. Окна завешаны, ворота настежь... "Дружка" не видно. Женщины в черных платках ... никого не знаю, да и... короче - на... они мне нужны!
   "Сон мне снится... вот те на ..."
   Один куплет все утро крутится в нездоровой голове.
   Не сон... лежит... при параде... свечка в руках, голова сине-черная... тюль накинута. Венки по кругу, бабки... детки... по кругу... стулья, ножки гнутые...
   Положил, молча, на грудь медаль "За отвагу", у Макса сперли - на стене на вымпеле висела.
   "Серый, ты кругом ездишь... купи!"
   Не купил, свою отдал. Дочка подрастет, может, кто и расскажет о папе.
   Вышли... допинг - по глотку, по кругу, по желанию. Крики, вопли! Макса во двор вынесли.
   "Раб Божий..."
   Батюшка службу несет. Мать разрывается.
   "Афган проклятый!"
   На всю округу. Не без этого, две "желтухи" перенес. Но...
   "Максим, кушай... кушай..."
   Борщ, мослы торчат... ложка стоит! Капуста тушенная, жир плавает. Здоровый мужик - большой, сильный... две "желтухи" в придачу.
   Верка-жена - глаза черные, волосы черные, кожа смуглая - не зря татары триста лет здесь "фестивалили". На два года старше, родители в Штаты, по сектантской линии, выехали. Где нашел? Хрен его знает!
   "Серега, я ее в "дурдом" сдам!"
   Макс... размечтался. Дочку родила любимую и...
   "У меня депрессия!"
   Послеродовая. Четыре месяца на руки не брала, больше - по таблеткам да уколам, да каждый день - на массаж.
   "В "дурку" сдам!"
   Макс, успокойся... "поезд" ушел. Катька - на коленях, души не чает.
   "Серый, ты веришь? Четыре месяца без бабы!"
   С трудом...
   "Я к ней с любовью! Так нет! Спиной к стене. Встану, "шалабайку" налью, вмажу, вроде полегчало, а через два часа опять голова болит, состояние непонятное -
   чего хочу!?
   Достала... Макс - на хозяйстве, супруга - у массажиста... депрессия...
   Верка стоит, глаза сухие. Макс лежит... морда синяя. Некого винить.
   "Чего захочешь, то и имеешь!"
   Тридцать лет без поликлиники.
   "Макс, путевка бесплатная - просветят, проколют, на диете посидишь!"
   "Зимой поедем!"
   Хозяин! Пять огородов.
   "Какой... зимой!?"
   Морда синяя... четыре бабы, хата в два этажа. Не ищи крайнего, сами виноваты... страх потеряли, без него не выживешь. Расслабились не вовремя.
   Кладбище за "жэдэ" переездом - напрямую метров пятьсот. Все рядом - огороды, свалка, приют последний. Батюшка, певчие... Бах! Бах! Бах! Караул почетный, холостые патроны - воронье сорвалось, каркает. Рядом батя лежит... десять лет разницы. Не свое место Макс занял. Хата в два этажа, кухня летняя "небоскреб", свиньи, кролики, нутрии, куры в пыли ковыряются - четыре бабы.
   "Ребята, спасибо, что пришли!"
   Мать - глаза сухие, слова протокольные. Поминки - напротив, через дорогу, в кафе "Светлана".
   "Спасибо, мы не пойдем..."
   У них - своя, у нас - своя... скинулись - кто что, кто и нечто, нам без разницы. Магазин "Смак". Петруха - хозяин. Пол-ящика "Пшеничной", упаковка минералки - по себестоимости.
   "Пошли, закусь за мной!"
   Кафе-контейнер "Бджілка", обшитый "вагонкой": Петруха - хозяин.
   Первая, вторая ... третья молча. Расслабились... и все! Дальше не помню... пельмени, официантка без фартука...
   .......................................................................................................
   Сон мне снится...
   "Строиться!"
   Капитан в полевой форме - шустрый, деловой. Ташкент. Пересылка.
   "Товарищ капитан, я здесь уже был!"
   "Ничего не знаю!"
   Список в руке.
   "Вы направляетесь в Демократическую Республику Афганистан,
   для выполнения интернационального долга!"
   Молодые ребята, стрижка под "ноль", "хэбэ" неушитое.
   "Товарищ капитан! Двадцать семь месяцев - от звонка до звонка!"
   "Ничего не знаю!"
   "Стена", не пробьешь.
   Пули-Хумри. Знакомые места. Пустыня каменистая, сопки по кругу, солнце в зените. Выгоревшие палатки армейские в ряд.
   "Пацаны, я здесь уже был!"
   Сигареты "Охотничьи", вещмешки, ботинки... слой пыли.
   "Товарищ капитан! Я здесь уже был... двадцать два месяца!"
   "Ничего не знаю!"
   "Стена", не пробьешь, да и поздно... "БТРы" при дороге, сейчас по точкам будут развозить... проходили.
   "Второй батальон на погрузку!"
   Оружия - ноль... проходили...
   ..............
   "Тьфу, ты!"
   Снова белый потолок, снова влажная подушка.
   "Таня..."
   Рукой пошарил... Тьфу, ты! Какая Таня!? Проснись и пой, пятый год по заграницам - доллары-еврики.
   "Вадик, вставай!"
   На десять - в "ментовку". Достали! Пять месяцев достают. Сынок любимый где-то кого-то защищал... неудачно - челюсть поломал "мажору" ровенскому. И пошло - объяснительные, очные-заочные ... денег хотят... много.
   "Вставай!"
   Кашка гречневая с молоком, полезно. Чай с лимоном.
   "После обеда на "кирпичный", чтобы тебя здесь и не видели!"
   Сынок два месяца пыль глотает. Знакомый - заводик прикупил, знакомый - и пристроил, километров с десять от города.
   "Не показывайся!"
   Работа в три смены ... комнатки, душевая, столовая - все условия. Эх... молодой, здоровый. Прорвемся! На десять тридцать, тридцатого июля на суд - повестка в руке. ....................................................................................................
   "Серега, не плачь!"
   Поле... васильки... травку ветерок колышет... даль бескрайняя... небо светло-голубое... облака редкие... пушистые. Тишина... благодать...
   "Серега, не плачь!"
   Макс... молодой, красивый...
   "Все хорошо!"
   Голос спокойный... ласковый...
   Плачу... голова на плече...
   Сон мне снится...
   ..................................................................................................
   0x01 graphic
   От автора...
   Легко, когда мир - белый и пушистый. Но, ребята... умирать - это так... больно, для всех...
   15.07.09 Дубно
   0x01 graphic
   .
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   1
  
  
  
  

Оценка: 8.83*5  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2012