ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Магерамов Александр Арнольдович
Подразделения противодиверсионной борьбы Ракетных войск

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 5.80*52  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Про орпдб и обпдб РВСН. 05.08.07 дополнена приложениями.

  
  
  
  
  
   История подразделений противодиверсионной борьбы в РВСН весьма длительна по времени, но я не ставил перед собою задачу полностью раскрыть этот довольно запутанный вопрос. По многочисленных просьбам хочу осветить лишь историю создания, почти десятилетнего существования и ликвидации в 90-х годах таких подразделений, как обпдб - отдельного батальона противодиверсионной борьбы во Власихе и орпдб - отдельных рот противодиверсионной борьбы при каждой Ракетной армии. С помощью моих сослуживцев, речь о которых пойдет ниже, удалось обнаружить некоторые документы - выписки из штата, списки личного состава, программу боевой подготовки, материалы сборов командиров рот пдб, изменения в штатной структуре подразделения, передаточные ведомости, другие документы, а остальные запомнившиеся сведения приводятся на память.
   Впервые о существовании подобных формирований я узнал в 1991 году, когда мне - командиру взвода в 56-й гвардейской отдельной воздушно-десантной бригаде с уже пятилетним стажем предложили занять место заместителя командира роты пдб при штабе РА в Омске. Подразделения противодиверсионной борьбы Ракетных войск были сформированы на основании решения МО СССР от 2.12.1989 г. и директивы ГШ ВС СССР 314/4/0910 от 6.6.90 г., а также директивы ГК РВ 432/3/00381 от 22.5.90 г. и приказа ГК РВ 0106 от 29.6.90 года. Уже позже я выяснил, что штаты орпдб были утверждены приказом Главнокомандующего РВСН от 21.05.1990 года, а приказ о формировании в составе Ракетных войск нашей омской роты был от 17.12.90 года - это был ее "день части".
   В соответствии со всеми перечисленными руководящими документами о формировании обпдб и орпдб: "...Комплектование основных должностей командного состава батальона и рот противодиверсионной борьбы осуществлять из числа специалистов ВДВ и СВ... Запретить отрыв личного состава батальона и рот противодиверсионной борьбы на все виды работ, не связанные с учебным процессом... " (Директива ГK РВ 43213/00381).
   Поэтому мне и предложили тогда служить в этом вновь созданном подразделении. В тот же день, когда меня пригласили на беседу, я ознакомился с организационно-штатной структурой (ОШС), вооружением, личным составом роты и дал свое согласие на перевод.
   На момент сформирования первым командиром роты стал капитан Сергей Михайлович Бондаренко, выпускник Ростовского военного училища РВСН 1985 года, очень грамотный и хорошо подготовленный офицер. Рота к моменту моего прибытия в нее в ноябре 1991 года была уже скомплектована - по штату 2/926 в ней значились - (штат в.в./ штат м.в.): управление - 6(6) человек: КР - 1(1), ЗКР - 1(1), ЗКР по ПЧ - 1(1), техник роты -1(1), старшина - 1(1), санинструктор - 1(1); 4-е впдб по 26(13) человек в составе: командира взвода пдб - 1(1), ЗКВ-КО - 4(4), КО - 8(4), гранатометчиков - 12(8), пулеметчиков - 12(8), снайперов - 12(8), разведчиков - 12(0), водителей-стрелков - 12(8), КО - наводчиков АГС - 4(4), наводчиков АГС - 4(0), гранатометчиков АГС - 4(0), водителей-гранатометчиков - 4(4); В минометном взводе - 21(9) человек: командир минометного взвода - 1(1), ЗКВ-КО - 1(1), КО - наводчиков минометов - 3(1), наводчик - 4(2), минометчик - 4(0), водитель-минометчик - 4(2), водитель - 4(2); Отделение связи - 3(3) человека - КО - 1(1), радиотелеграфист - 1(1), водитель - 1(1). Всего в роте по штату состояло 134(70) человек, 13(9) БТР70, 4(2) "Василька" на базе Газ66 и 8(6) транспортных Газ-66.
   Стрелковое оружие в роте на вооружении состояло следующее - АГС-17 - 8(4), РПГ-16(РПГ-7Д) - 12(8), РПКС-74 - 12(8), СВД - 12(8), АКС-74 - 110(53), ПМ -12(9).
   Реально же в роте находились лишь два 'тентованных' транспортных Газ-66 из восьми по штату, БТР-70 было десять, а "Васильки" на базе Газ-66 были в наличии все четыре. Кроме ЗКР по ПЧ и одного взводного все остальные офицеры были на месте, поэтому до ухода командиром в роту охраны в январе 1992 ст. л-та Дмитрия Федина у нас в роте было два чистых зама...
   Организационно-штатная структура взводов пдб по штату мирного времени была такой - командир взвода, два отделения ПДБ по 5 человек и гранатометное отделение (2 чел). В каждом взводе ПДБ было 2-3 БТР70 (один из них на хранении в боксе в законсервированном виде) и Газ-66 на гранатометное отделение. Все подразделения роты были сокращенного состава, в случае мобилизации в ней разворачивались еще четыре отделения пдб - по одному на каждый взвод пдб и два дополнительных минометных расчета в пятом, минометном взводе. Все остальные подразделения при этом доукомплектовывались личным составом и вооружением, для чего к нам военкоматах города Омска был приписан личный состав - 65 человек, а также недостающие Газ-66. По военкоматам 'приписников' значилось: в Советском - 11 человек, Куйбышевском - 10, Октябрьском - 14, Ленинском - 11, Кировском - 19. После всех организационно-штатных мероприятий, связанных с мобилизацией, численность роты должна была увеличиться до 134 человек, 13 БТР70, 4-х "Васильков" на Газ-66 , из народного хозяйства приходили дополнительно шесть транспортных Газ-66, и последних в роте становилось восемь. А в мирное время в каждом пдв по штату состояло лишь по два БТР-70, две СВД, два РПГ-7В (по штату числились РПГ-7Д (РПГ-16), но их во всей ракетной армии обнаружить не удалось), по два РПКС-74 и один АГС-17.
   Также в роте находились: одна радиостанция Р-159, 20(14) радиостанций Р-162 для командиров взводов и командиров отделений, а также малогабаритная коротковолновая радиостанция "Северок-К" с десятиметровой пластиковой мачтой. Чуть позже пришли дополнения, в штат роты были введены вместо БТР-70 - БТР-80, "Васильки" заменены минометами 2Б14 "Поднос", включены в штат ПК и АКМС с прибором бесшумной и беспламенной стрельбы и гранатометы ГП-25. Но всего этого вооружения рота при мне (да и позднее, кроме ПК) так и не увидела - "бардак" в наших Вооруженных силах наступил уже повсеместно. В начале 1994 года был сокращен минометный взвод - 9 (21) человек вместе с командиром взвода.
   Все остальные взводные, кроме ст. л-та Макаренко А.В.(Московское ВОКУ-87) и л-та Рочвака (Ростовское ВУ?) были выпускниками Омского ВОКУ, переведенные из разных мест - как Ракетных войск Стратегического назначения, так и Сухопутных войск. Это были ст. л-т Мещенков В.И., Байдала С.В. и Набережных В. В мае 1992 из ЗГВ приехал ст. л-т Журавлев А.В., с которым мы были старыми друзьями еще по общевойсковому училищу и лейтенант Корпак В.Н., закончивший последний выпуск 1992 года Рижского политического училища. Также в 1992 году в роту пришли два взводных из Омского училища, но лейтенант Хорьков А.Л. вскоре ушел в МВД, а второго - лейтенанта N. уволили за пьянство. В 1993 году из Омского ВОКУ в роту были выпущены лейтенанты Д.А. Бондаревский и О.В. Чернета. После увольнения в запас В. Набережных прибыл выпускник ОВТИУ ст. л-т Мещеряков А.Н. Старшиной роты с момента сформирования подразделения был старший прапорщик Култышев А.А., а техником - прапорщик Тимошенко, затем старшим техником роты был назначен прапорщик Голубятников С.В., которого перевели из мотострелковой части Забайкальского военного округа.
  
   Требования основных руководящих документов к подготовке подразделений противодиверсионной борьбы в соответствии с организационно-методическими указаниями ГК РВ на 1993 год были следующие:
  "... Главной задачей... считать поддержание устойчивого и непрерывного управления войсками и оружием, их готовность к гарантированному выполнению боевых задач в любых условиях... Главные усилия боевой подготовки сосредоточить на индивидуальной подготовке военнослужащих и подготовке подразделений..., добиться высокого мастерства владения ими оружием и боевой техникой, знания уставов, руководств, наставлений и умения
  правильно применять их требования в воинской службе... в основу подготовки офицеров... положить привитие практических навыков в организации боевых действий, постановке подчиненным конкретных задач, выработке оптимальных решений и управления подразделениями в сложной обстановке... в подготовке сержантов основное внимание уделить привитию им командирских и методических навыков, умения уверенно владеть
  штатным оружием и техникой, грамотно проводить воспитательную работу, поддерживать уставной порядок и дисциплину... все тактические (тактико-специальные) учения проводить с обозначением действий ДРГ и десантов противника...'
   В подразделениях противодиверсионной борьбы в основу подготовки личного состава положить одиночную выучку каждого военнослужащего, отработку задач мобилизационного развертывания и боевого слаживания подразделений.
   Учить личный состав подразделений противодиверсионной борьбы ориентированию на местности днем и ночью, определению координат целей и своего местонахождения, способам скрытного передвижения, сохранению боеспособности при длительном, автономном существовании, основам следопытства и приемам рукопашного боя, внезапным и
  дерзким действиям по уничтожению диверсионно-разведывательных групп и десантов противника...
   '...В каждом периоде обучения с подразделениями противодиверсионной борьбы провести месячные полевые выходы в предполагаемые районы боевых действий, и ротные тактические учения. В летнем периоде обучения провести боевые стрельбы из минометов и гранатометов на полигонах военных округов".
  
   Огневая подготовка
  
   "...Главным в огневой подготовке считать обучение личного состава поражению целей с первого выстрела (очереди) днем и ночью в любых погодных условиях, а командиров подразделений, кроме того, умению управлять огнем..."
   Стрелковые тренировки проводить в стрелковых городках подразделениям противодиверсионной борьбы ЕЖЕНЕДЕЛЬНО с отработкой подготовительных упражнений учебных стрельб и правил прицеливания. Тренировки завершать проверкой и оценкой навыков в меткости и однообразии прицеливания...
   Упражнения учебных стрельб отрабатывать согласно дополнениям к КС СО РВ-84 для подразделений противодиверсионной борьбы. Офицерам и прапорщикам подразделений - из штатного оружия подразделений... в течение года каждому военнослужащему подразделений пдб выполнить первое упражнение по метанию БОЕВЫХ гранат...
   '...В зимнем периоде обучения провести боевые стрельбы отделений, в летнем - боевые стрельбы взводов...упражнения учебных стрельб из гранатометов и вооружения
  БТР выполнять не реже двух раз в период обучения... 30 процентов учебных и контрольных стрельб проводить ночью'.
  
   Физическая подготовка
  
   '...Физическую подготовку считать важнейшей составной частью боевой подготовки и направить ее на развитие выносливости, активности и способности действовать в экстремальных условиях... Офицерам и прапорщикам до батальона включительно заниматься непосредственно с личным составом.... Во время выходов подразделений на занятия проводить марш - броски...
   Занятия по физической подготовке с личным составом подразделений противодиверсионной борьбы проводить ЕЖЕДНЕВНО, обращая особое внимание на ускоренное передвижение и рукопашный бой'.
  
   Укрепление воинской дисциплины и служба войск.
  
  '...Настойчиво добиваться устранения причин и условий, порождающих глумления и издевательства в воинских коллективах, уклонения от воинской службы, казарменное хулиганство. Строго и неуклонно проводить в жизнь принцип неотвратимости наказания за совершенное преступление.... Подводить итоги и анализировать состояние воинской дисциплины в роте ЕЖЕНЕДЕЛЬНО (выделено в тексте - примечание автора)'.
  
   Задачи перед подразделениями противодиверсионной борьбы ставились следующие:
  
   'Отдельный батальон и роты противодиверсионной борьбы могут привлекаться для решения задач, стоящих перед противодиверсионными подразделениями, как в мирное, так и в военное время. В мирное время подразделения противодиверсионной борьбы (пдб) могут привлекаться для решения следующих задач:
   - усиление охраны пунктов управления РВ при угрозе воздействия (попытках захвата);
   террористическими или экстремистскими группами;
   - освобождение от захвата(деблокирование)объектов РВ, подвергшихся нападению террористических или экстремистских групп;
   - обеспечение oxpaны маршрутов боевого патрулирования и сопровождение;
  колонн при совершении марша подвижными ракетными комплексами;
   - обучение личного состава ракетных частей и подразделений приемам и способам ведения противодиверсионной борьбы.
  
   В военное время, в период ведения боевых действий обычным оружием, подразделения пдб также решают следующие, задачи:
   - борьба с ДРГ и десантами противника в районах расположения центральных пунктов управления РВ;
   - оказание содействия противодиверсионным подразделениям соединений и частей РВ и других видов ВС в поиске ДРФ в позиционных районах ракетных дивизий;
   - ликвидация (уничтожение) обнаруженных ДРГ противника в позиционных районах ракетных дивизий'.
  
   Особенностью начального периода существования подразделения было то, что никто из руководства, в общем-то, особо не вникал в вышеперечисленные задачи, так как в этот период в роте как раз шло грандиозное строительство - ремонт казармы был только что закончен, но строительство теплых боксов для БТР-70 и Газ-66 продолжалось. Этот период продолжался чуть больше года, до весны 1992. Хотя бокс для техники мы достраивали гораздо дольше. Солдаты и сержанты набирались для службы в роту, в основном, из ракетных дивизий так же, как и в разведывательные подразделения Сухопутных войск - то есть по собственному желанию.
   По просьбам многих людей могу сообщить, что солдаты и офицеры в нашей роте, да и всей части в качестве полевой формы одежды носили полевую "афганку", а на повседневной форме одежды - черных петлицах, носили знаки различия артиллерии, а в нашей роте еще и пехоты. Я ходил в той же самой форме, в которой пришел из ВДВ. Но вскоре произошли изменения, к которым ниже возвращусь!
   После прибытия в подразделение мы с капитаном Бондаренко разделили функции - я занялся организацией боевой подготовки, снабжения и комплектования роты в соответствии с организационно-штатной структурой (ОШС), а он - окончанием ремонта казарм и боксов и решением других многочисленных хозяйственных и организационных вопросов. Впрочем, уже в феврале 1992 ему предложили возглавить ОРАТО - отдельную роту аэродромно - технического обеспечения армии. Это была майорская должность и он, конечно, согласился. С 8.03.92 меня назначили командиром роты и вскоре присвоили воинское звание "капитан". Заместителем назначили ст. л-та Макаренко, о чем я впоследствии сильно пожалел. Еще в будущность зама были спланированы и согласованы стрельбы в Омском общевойсковом училище, так как мишенное поле, которое существовало при штабе нашей ракетной армии, было совершенно непригодно для стрельбы такого подразделения, как наше. Оно было узкое (на двух стреляющих) и короткое, пригодное только для стрельбы из автоматов с места, а направлений для стрельбы из СВД, РПК и АГС-17 не имело вообще.
   В связи с необходимостью организации в роте занятий по рукопашному бою мы нашли в одном из клубов города бывшего боксера, ставшего к тому времени опытным тренером по "Панкратиону" - Сергея Григорьевича Ступенькова, и обратились к нему с просьбой о проведении занятий в подразделении. Это необходимо было делать для повышения интереса к службе у военнослужащих, а также для поднятия престижа роты среди ракетчиков. Сам Ступеньков заниматься с ротой не стал, но дал своего воспитанника - Николая Попова, который вначале тренировал военнослужащих роты, а потом и сам у нас служил. Была еще попытка перевести на службу в подразделение из Ужура ученика знаменитого Алексея Кадочникова - автора "Русского стиля" рукопашного боя - лейтенанта Александра Зелинского, выпускника Ростовского ВВВКИУРВ -89 года, но она не увенчалась успехом. Рота впоследствии неоднократно участвовала в соревнованиях, для чего солдаты за свой счет купили два комплекта защиты. Однажды мы выставили команду из десяти человек, и они буквально растерзали все остальные части армейского подчинения. При этом, как обычно в рукопашном бою, отличились бывшие боксеры - Окчин и другие, впрочем, рядовой Горохов уложил на ковер офицера, много лет занимавшегося карате и начавшего показывать солдату 'маваши' и 'урмаваши'. Пропустив несколько ударов, Горохов буквально озверел и по 'рабоче - крестьянски', ударами кулаков в голову вырубил каратиста. Всего в тот день было проведено 9 поединков. Результат: 1 поражение, 1 ничья и 7 побед.
   Так, уже 23.02.1992 года рота проводила показательные выступления по рукопашному бою в гарнизонном офицерском клубе, чем был до глубины души поражен сам командующий объединением генерал-лейтенант Мороз, объявив за это выступление роте благодарность.
  
   ОРПДБ Максимов, Кириллов, Володин, Пилин, Аверьянов, .... []
   орпдб, с-ты Максимов, Кириллов, Володин, ряд.Пилин, с-т Аверьянов, ........ подготовка к 23.02.1992
   ОРПДБ, показуха Сироткин, Аверьянов, ? 23.02 []
   серж. Аверьянов, ряд. Сироткин?, Тимин? в ГОКе 23.02.1992
   ОРПДБ Сироткин []
   ряд. Сироткин ломает кирпичи при подготовке к "показухе"
  
   Попутно я выяснил очень интересные подробности по ОШС и комплектованию наших Вооруженных сил, и большое содействие в этом оказали офицеры оперативного отдела армии, который курировал нашу роту и других подразделений штаба, в массе очень толковых и грамотных штабников.
   В частности, удалось установить, что принадлежность к роду войск дают не прыжки с парашютом или что-либо другое, а ВУСы военнослужащих, записанные в "Штате" подразделения. В штате нашей роты - основном документе любого подразделения и части, были записаны военно-учетные специальности офицеров роты - они были одинаковые как у командиров взводов, так и у командира роты - 0213003 - т.е. "Боевое применение десантно-штурмовых подразделений". Отличались они лишь у замполита роты - 8010003 и командира минометного взвода - 0304053, но были тоже десантными. У прапорщиков, сержантов и солдат ВУСы состояли также из шести цифр с литером в конце номера - "Д" - что означало "Воздушно - десантные войска". Известно, что в соответствии с приказом МО СССР 025 от. 9.02.1990 года "...номер ВУС имеет трехзначное цифровое обозначение, а полное обозначение - семизначное, седьмой код, буквенный указывает род войск..."
   После этого 'открытия' мы сразу же сдали на склад пехотные плечевые лямки, и попытались получить на роту в соответствии с приказом МО СССР номер 350 от 19.10.1988 года РД-54, прыжковые ботинки, зимнее и летнее прыжковое обмундирование, шлемы и десантные эмблемы, выписанные из соответствующих служб округа. При этом мы ссылались на соответствующие секретные и несекретные приказы, в которых имущество, положенное совершающим парашютные прыжки подразделениям и механизм его получения были достаточно подробно расписаны. Правда, в стране тогда уже практически все стало дефицитом, поэтому даже положенные роте повседневные эмблемы нам не выдавали ни разу, хотя полевые мы получали частенько. То же самое было и со всем остальным воздушно-десантным имуществом - его с окружных складов присылали не в полном объеме, да и выдавали со склада части только на прыжки. Поэтому единственным внешним отличием военнослужащих орпдб от остальных подразделений штаба было то, что они носили эмблемы ВДВ на черных петлицах так же, как разведывательно-десантные роты разведывательных батальонов дивизий Сухопутных войск и прочие им подобные подразделения. Но из-за наступившего дефицита (в военторге эмблем ВДВ не продавали, а десантный учебный центр в Омске появился позже) носили артиллерийские, а также пехотные знаки различия.
   Дело в том, что каждой части определен цвет погон, носящийся ее личным составом, и всем известно, что в РВСН этот цвет - черный. Лишь однажды начальник службы войск армии майор Дубовик пытался "обуть" роту за форму одежды, но я, принеся ему штатную книгу роты и соответствующие приказы, очень быстро доказал, что мы носим '...на погонах и петлицах, установленных в воинской части, эмблемы своего рода войск...', и все это абсолютно законно. Как и то, что автомобилисты, медики, саперы в ракетных частях носят установленные для их специальностей эмблемы. Поэтому нас быстро оставили в покое, а единственное, почему рота в то время не прыгала официально - в главном штабе Ракетных войск ей забыли или намеренно не включили в программу боевой подготовки парашютные прыжки.
   Для чего роте они были нужны? Дело в том, что РВСН нашей страны, как известно, разбросаны на очень больших территориях - страна ведь наша - самая большая в мире! Поэтому для того, чтобы была возможность максимально эффективно прикрыть отдельные стационарные ракетные точки или деблокировать их в случае попыток захвата, рота должна была иметь парашютную подготовку. На случай, если после переброски обпдб, орпдб (рпдб) или впдб в дивизию вертолетная эскадрилья или взлетно-посадочная полоса соединения оказалась бы уничтоженной. Про подвижные ПУ типа "Тополей" и говорить нечего - где там могут быть площадки для приземления самолетов?! В таком случае десантирование пришлось бы производить бы прямо с самолетов, перебрасывавших подразделение в подвергнувшееся нападению соединение или часть. Поэтому по состоянию на 1990 год задумки офицеров Главного штаба РВСН, разрабатывавших ОШС и задачи подразделений ПДБ были совершенно правильными, и лишь развал страны и наступившие тяжелые для всех наших Вооруженных сил времена не позволили в полном объеме реализовать эту концепцию.
   Вскоре Заместитель начальника штаба (ЗНШ) армии полковник Лазарев, которому вместе с начальником штаба (НШ) армии генерал - майором Севрюковым Н.И. рота была непосредственно подчинена, приехав из Москвы с учебно-методических сборов, довел роте, что с 1993 года она начнет прыгать с парашютами при нашей отдельной авиационной эскадрилье. В этом подразделении были десантные Ан-26 и транспортные Ан-12, кроме того, из ракетных дивизий частенько прилетали на дежурство в Омск вертолеты Ми-8, поэтому со средствами доставки у роты проблем бы не возникло. После доведения до нас столь долгожданной информации мы вскоре получили парашюты в нашей армейской авиационной эскадрилье и начали обучать личный состав их укладке. Правда, ввиду отсутствия в нашей ракетной армии десантных парашютов (Д-5 были уже сняты с вооружения из-за окончания ресурса, Д-6 отсутствовали, в наличии имелось лишь несколько ПТЛ-72) командованием было принято решение обучать личный состав на спортивных перкалевых парашютах Д-1-5У, которые были в достаточном для роты количестве. Впрочем, мы не стали ждать "милостей" от руководства, и организовали прыжки для офицеров, пожелавших прыгать, для чего провели их приказом по ОАЭ - отдельной авиационной эскадрилье в качестве членов СПДГ - спасательных парашютно-десантных групп. Удалось пробить всем по девяносто оплачиваемых прыжков в год, и это притом, что в ВДВ их оплачивали всего двадцать. Мне удавалось даже каждый год во время службы в роте, обычно в мае-июне, ездить на сборы СПДГ Сибирского военного округа по системе ЕГАПСС - единой государственной авиационной поисково-спасательной службе - все время в город Камень-на-Оби.
   Книжка инструктора парашютно-десантной подготовки []
  
   Разместил данное фото из т.н. "Книжки инструктора ПДП" потому, что кое кто выражает сомнения даже в количестве оплачиваемых прыжков для СПДГ эскадрильи 33-й армии
  
   С солдатами было все гораздо сложнее! Дело в том, что им ни один начальник не позволил бы заниматься парашютными прыжками без соответствующего директивного указания в виде утвержденной свыше программы Боевой подготовки с включением в нее прыжков. К слову, новая программа роты на 1993 год пришла в старом виде, т.е. в ней отсутствовала воздушно-десантная подготовка и парашютные прыжки. То же самое произошло и в 1994 году. Впрочем, в условиях наступившего тотального дефицита всего и вся, систематических невыплат денежного довольствия офицерам и нищенской зарплаты для всех военнослужащих, это нас особо уже не удивляло! Решением непосредственных начальников воздушно-десантная подготовка (ВДП) в программу обучения роты включалась постоянно, начиная с 1992 года. Но без прыжков для солдат!
   Поэтому основной упор у нас в роте был на огневую, физическую и тактико-специальную подготовку. Боеприпасов на складах тогда было еще навалом! Стреляли мы на войсковом стрельбище Омского высшего общевойскового командного училища почти каждую неделю из всего вооружения роты, кроме КПВТ БТР и "Васильков", так как стрельбище не позволяло ведение огня из этих видов оружия. Часто, отстреляв свой "лимит", мы начинали расстреливать боеприпасы, предназначенные для других подразделений штаба, стрелявших очень редко.
  
   Стрельбы в Омском ВОКУ, 1992 [Виктор Решетниченко]
   Инструктаж на стрельбище Омского ВОКУ, 1992. Фото В.Решетниченко
  
  
   В ВОКУ занимались еще и тактикой, а вот такими дисциплинами, как защита от оружия массового поражения, связью, инженерной подготовкой занимались в основном в расположении части или ее окрестностях. Например, окопы обычно рыли на развалинах бывшего свинарника. Потом закапывали. Несколько раз получилось провести учения - в основном это происходило, когда штаб сдавал проверки, а вот месячных полевых выходов не удалось провести ни разу! Связано это было со многими факторами. В частности, с дефицитом бензина для БТР-70 и автомобилей. Весьма и весьма ограниченный лимит ГСМ не позволял нам делать все, что было необходимо по Программе. На учениях мы вначале выполняли положенные роте функции по прикрытию охраняемых объектов, а затем подразделение обычно "сбегало" в лагерь "Карьер", и там обычно еще сутки занималось по общевойсковой тематике - стреляло, водило БТР, проводило боевое слаживание, отрабатывало нормативы на технике 'с ходу', обкатывало личный состав бронетранспортерами.
   В ходе одних таких учений произошло единственное в роте ЧП - был травмирован рядовой Викдоров. Это был здоровенный малый из минометного взвода, и он вместе со своими товарищами уже сотни раз переводил свой "Василек" из походного положения в боевое и обратно, а тут... Видимо, у него произошел какой-то 'сдвиг по фазе'', и он при отработке норматива дернул рычаг подъемника левого колеса миномета до установки его на опору. Его не успели вовремя остановить и шестисоткилограммовая с гаком железная "дура" упала ему прямо на ногу! Удивительным было то, что ему не сломало ни единой косточки, а лишь штырем насквозь пробыло сапог и мягкие ткани ступни. Когда его грузили в Газ-66, чтобы вести с полигона в омский военный госпиталь, он повторял, как заклинанье, только одну фразу: "Я сам во всем виноват, прошу, товарищ капитан, не отправляйте меня в дивизию!" Служили ведь у нас в основном люди, склонные учиться защищать Родину с оружием в руках, и мало кому в роте улыбалась перспектива выполнять в дивизиях обязанности разнорабочих, порою месяцами и годами не держа в руках автомата.
   За казармой мы вкопали несколько шпал, в которые бойцы учились втыкать различные предметы. Все, конечно, норовили бросить в цель "штатный" штык-нож, но вскоре из Семипалатинской дивизии по нашей просьбе были привезены два десятка штыков АК47, и рота стала постоянно тренироваться в их метании. Большое содействие нам оказывал офицер службы РАВ подполковник Грико, получавший для нас в других частях и соединениях РВСН и СВ как необходимое нам оружие, так и инженерные боеприпасы. В частности, в мотострелковой бригаде были получены взрывчатые вещества, и с солдатами роты проводились занятия по подрывному делу на тактическом поле Омского ВОКУ.
   К сожалению, в основном начальство воспринимало наше подразделение лишь как дополнительно появившуюся в части рабочую силу, и если до приезда на службу начальника штаба армии мы НЕ УСПЕВАЛИ 'сбежать' на занятия, то ее частенько с них снимали, и отправляли на работы. Тем не менее, индивидуальная подготовка солдат и сержантов роты была довольно высокой! Я не помню ни одного подразделения, кроме разве что Афганистана, в котором мне доводилось служить, чтобы солдаты в нем ТАК стреляли! Старший сержант Решетниченко, например, выполнял УКС 'с ходу' на 'отлично' шестью патронами из 35, да и многие другие, в том числе и офицеры, стреляли так же. Они бы выполнили его, выстрелив лишь по три патрона, но по условиям упражнения должна была быть стрельба очередями! На итоговой проверке за 1992 год рота получила отличную оценку за стрельбу. Причем сдавали мы проверку зимой, в ноябре месяце, и в двадцатипятиградусный мороз! Вместе с нами на войсковом стрельбище сдавала проверку наша армейская Отдельная рота охраны и разведки, получившая за стрельбу слабую тройку, и проверяющие, не веря результатам нашей стрельбы, посадили кучу офицеров контролировать каждый шаг "диверсантов", как нас называли, уже на рубеже открытия огня. А также на командном пункте. Впрочем, отличная оценка роты была неудивительна, ведь солдат в роту мы отбирали по собственному желанию, отдавая предпочтение спортсменам, и могли моментально каждого из них отправить обратно в ракетную дивизию. Хотя другие подразделения штаба всегда имели такие же возможности, как и мы, но неизменно показывали слабые результаты в стрельбе и физической подготовке! А у нас в роте меньше десяти раз не подтягивался на перекладине никто, да и бегали солдаты и сержанты, 'как кони'.
   Проблемы в роте были только с офицерами, так как некоторые из них были ну очень сильно "волосатыми"! Ведь в Омске в то время служить было довольно престижно, поэтому каждый начальник норовил пристроить здесь своего сынка. Так, в роте у меня был сын генерала - Главного инженера - Заместителя командующего нашей армией, а также 'сынок' высокопоставленного военкоматского работника. Впрочем, были и совершенно, так сказать, "безволосые" офицеры, в том числе и те, которых я отобрал среди выпускников Омского ВОКУ. В частности, лейтенант Андрей Хорьков, который также занимался с ротой рукопашным боем (стиль "Джонридо", насколько я помню). Текучка среди офицеров была вообще довольно сильная, и в основном все уходили из армии в МВД. Или на гражданку. А все "сильно блатные", без исключения, в конечном итоге ушли из роты с грандиозными скандалами. Лозунг одного из них был: "Если служба мешает семейной жизни - брось ее 'на фиг'..., эту службу!". Но не бросал, поэтому пришлось ему в этом помогать! Другой - лейтенант N., за систематическое пьянство был привлечен к суду чести младших офицеров штаба армии. Так он даже на это мероприятие умудрился прибыть в нетрезвом состоянии, и был с позором изгнан с заседания председателем - полковником Крохиным. После этого суд ходатайствовал об увольнении из армии лейтенанта. Впоследствии его высокопоставленный папа обвинил меня в неуставных взаимоотношениях по отношению к этому великовозрастному ребенку и издевательствах над "его мальчиком", как он тогда выразился. Но мы смотрели на эти обвинения философски, придя к выводу, что, вероятно, яблоко от яблони недалеко падает. Впоследствии это подтвердилось, когда "принципиальный папаша" стал вымогать у моего однокашника, служившего в Красноярском крае, взятку за перевод в Омск!
   А в остальном, в роте довольно быстро сформировалось ядро единомышленников в лице офицеров Журавлева, Мещенкова, прапорщика Култышева, впоследствии к ним присоединился выпускник 1993 года лейтенант Бондаревский, с которыми мы в основном и работали. Очень помогали в работе заместители командиров взводов - сержанты Решетниченко, Солонец, Кириллов, Окчин, командиры отделений ПДБ Аверьянов, Володин, связи Максимов, позже Чиньков и многие другие младшие командиры! А также рядовые - Щепкин, Сироткин, Тимин.
  
   ОРПДБ Сироткин Щепкин. Кириллов []
   орпдб Сироткин Щепкин. Кириллов
  
   Совершенно не проявили себя в подразделении ни сверхсрочнослужащие, ни контрактники, правда, из-за отсутствия информации о наборе на контрактную службу в нашу роту и противодействия руководства массовому набору нам не удалось привлечь на службу достойных бойцов. Да и денежное довольствие у них в то время было очень и очень низким! Еще одной характерной проблемой того времени было то, что среди солдат было довольно много представителей республик бывшего СССР (запомнились Украина, Казахстан, Таджикистан), и они иногда "бузили", говоря, что на их родине служат полтора года против двух в России, и требовали увольнения в запас. Впрочем, после 'отсидки' на гарнизонной гауптвахте одного из ЗКВ - уроженца Украины, подобные эксцессы прекратились, и все солдаты и сержанты честно отслужили по два года.
   Впрочем, был в роте один негодяй и среди сержантов - заместитель командира 1-го взвода сержант П., который, избив своего подчиненного - молодого солдата из Казахстана, и боясь ответственности за это воинское преступление, дезертировал за месяц до своего увольнения из Вооруженных сил, и по прошествии небольшого времени объявился у себя дома, на Украине. Там, в независимом государстве, его немедленно отправили в запас. А произошло данное чрезвычайное происшествие при довольно интересных обстоятельствах.
   В тот день меня встретила Представитель штаба армии по связям с общественностью Ермакова и сообщила, что в часть приехали два американца и просят встречи с офицерами - десантниками именно нашей роты. На рандеву пришел лишь один из них - свежеиспеченный выпускник Вест Пойнта второй лейтенант Joshua Ian Raitz. Вначале все было чин-чинарем, с переводчицей и тостами, потом началась обычная пьянка, в ходе которой и Джошуа, и нам с заместителем - ст. л-том Журавлевым быстро надоели наши собеседницы с их разговорами в сфере интересов женского пола. Поэтому мы втроем ушли в другую комнату смотреть фотографии и обсуждать достоинства и недостатки советской и американской бронетанковой техники и оружия. Причем переводчица при этом более чем полуторачасовом диалоге не потребовалась ни разу, а американец в ходе него даже произнес тост, вроде того, что "...с каждой выпитой рюмкой ваш английский становится все чище и чище!" Впрочем, закончить этот увлекательный для военных людей схожих специальностей разговор нам не удалось, так как именно в этот момент всех офицеров и прапорщиков вызвали в роту на поиски солдата, объявив казарменное положение. Впоследствии диалог с американским лейтенантом некоторое время продолжался в письмах, когда он уже служил в Германии и Югославии командиром мотопехотного взвода на БМП М-2 "Бредли".
   А, в общем-то, в этот период у всех нас сложилось стойкое убеждение, что американцы и другие иностранцы практически прописались в наших доблестных Ракетных войсках и вообще Вооруженных силах! Еще в Иолотань они присылали свои НАТОвские сухие пайки, которые в нашей вдбр применялись в качестве дополнительного поощрения солдат и офицеров, заступающих в караулы, а в Омск - армейское термобелье и другую весьма объемную гуманитарную помощь, в том числе продукты питания. Они почти постоянно находились везде, где только можно - штабах, дивизиях, полках, ракетных точках, командных пунктах! А ведь даже стекла в штабе нашей ракетной армии были в то время особыми - разной толщины и разной направленности неровностей для запрета считывания с них информации снаружи техническими средствами разведки. Впрочем, уже в конце 1992 года стекла стали ставить обычные - секреты хранить стало уже не нужно, видимо, им 'сдали' уже все!
   Достаточно сказать, что когда я только пришел в РВСН, первым моим учителем по штатным структурам и боевому применению Ракетных войск стал новый командир роты - ракетчик капитан Бондаренко. Так даже он, рассказывая порядок осуществления боевого дежурства, охраны и обороны ракетных позиций и порядка прохождения кодов и сигналов из Москвы на запуск ракет, время от времени говорил: "А вот этого я рассказать не могу!" или "Эта информация только для имеющих допуск номер один!" Читатель может представить мое удивление и возмущение, когда в том же, 1992 году в показанном по российскому телевидению свежеотснятом американском фильме про наши РВСН была озвучена ВСЯ узнанная мною от Бондаренко и других, в том числе секретных, источников информация! Лично мне она была необходима для эффективного противодействия диверсионным и экстремистским группам, а вот зачем ее дали иностранцам?.. Да еще позволили посетить объекты, в которые, к примеру, некоторых моих офицеров не пускали вообще! А ведь даже на сборах командиров рот пдб нам впоследствии доводили, что против РВСН РФ диверсионные подразделения стран вероятного противника могут выставить "...396-520 диверсионно-разведывательных групп (ДРГ) и 28-38 десантов, а по Омску - 45-63 ДРГ и 5 десантов"! Фильмом тогда был сильно удивлен и мой ротный!
   Так что мы рассказывали все, что интересовало наших американских и других гостей, но происходящее в верхах характеризовали в тот период одним очень коротким и емким словом: "Предательство!" А как еще можно назвать, к примеру, ликвидацию железнодорожного ракетного комплекса (ЖДРК) Владимирской армии, вагоны которого ("ракетовозы") потом использовались коммерсантами для перевозки японских автомобилей по России из Владивостока? Они что, тоже устарели? Ну, так отремонтировали бы их капитально и уставили в них новые "изделия"! Зачем было уничтожать целый КОМПЛЕКС, против которого не существовало эффективной системы слежения ни у одной страны мира? Впрочем, оставлю этот вопрос на обсуждение специалистам.
   А в нашей роте, да и в остальных орпдб ракетных армий основной проблемой было то, что у нее не было высокопоставленного заступника, близкого по духу к личному составу для того, чтобы мы, наконец-то, смогли заняться именно тем, чем противодиверсионные подразделения должны были заниматься. Это должно было быть изучение ракетных позиций во всех дивизиях, проведение тренировок с нештатными противодиверсионными силами соединений (так называемыми обдг - отрядами борьбы с диверсионными группами, которые в массе, кроме индивидуальной подготовки солдата ничем не занимались - примечание автора). А также выработкой системы эффективного противодействия от нападений на пусковые установки и ракетные полки со стороны диверсантов и экстремистов.
   Лишь однажды в 1993 году наша рота участвовала в "Исследовательских учениях по боевому применению орпдб" в Ужуре. Причем все ее участие свелось к переброске в дивизию только офицеров роты, личный состав был набран на месте, а сами учения закончились в конечном итоге грандиозной 'показухой', совершенно не представлявшей интереса для боевого применения роты. Достаточно сказать, что в Ужуре орпдб изображали следующие подразделения дивизии - отдельный батальон материального обеспечения (обмо) - или, как его называли на армейском жаргоне - "батальон г...а и пара", строительная рота, причем многие их командиры стояли в строю вместо солдат, которых не хватало в многочисленных кочегарках. Военных знаний им не хватало, но старались тыловики вовсю, за что я до сих пор благодарен офицерам этих подразделений капитанам Шелопу, Беляеву и ст. л-ту Пинчуку, ставших на время учений фактически замкомвзводами в нашей роте! Единственное, что представляло для нас в Ужуре интерес - оснащение стрелкового городка - помимо многочисленных приборов, которые раньше нам видеть не приходилось, в нем даже имелись электронные тренажеры 15К175.
  
   ОРПДБ учения [МАА]
   Схема осталась с тех учений. Ракетчики с нее рисовали все свои отчеты))))
  
   К нашему общему неописуемому удивлению, результаты учений были признаны успешными! Правда, после них мы с офицерами оперативного отдела армии подполковником Арсланбековым и майором Савиным написали "Предложения..." в Главный штаб РВСН, которые впоследствии легли в основу изменений организационно-штатной структуры (ОШС) противодиверсионных подразделений, получивших прибавку к названию "Специального назначения". В основном это было сделано для того, чтобы расширить действие приказов МО СССР 075-78 и 056-80 на личный состав противодиверсионных произведений, так как в перечнях этих приказов не было рот пдб, зато были подразделения специального назначения. Это было необходимо также для расчета выслуги лет - год за полтора для выполнивших программу прыжков и распространения норм снабжения подразделений СН на личный состав противодиверсионных сил РВСН. Правда, в отличие от всего написанного в ГПДБ Рубеж приставку "сн" к своему имени получил только батальон пдб.
   Каждый противодиверсионный взвод нашей роты был закреплен за своею дивизией, но ездил туда на учения настолько редко, что можно было по пальцам пересчитать такие случаи. Солдаты, за малым исключением, в таких командировках почти всегда оставались на месте. Хотя самолеты и вертолеты нашей армии летали в дивизии постоянно, никто не хотел, чтобы рабочая сила покидала штаб. За ротой была закреплена огромная территория, на которой она проводила практически все свободное время, включая ВСЮ находящуюся за территорией части улицу Котовского. Правда, нарядов было мало, так как караулы несла рота охраны, а наряд по солдатской столовой из-за небольшой численности в части срочнослужащих, был небольшой. Кормили, кстати, солдат и сержантов срочной службы в столовой просто великолепно! Это если сравнивать со всеми частями и военными училищами, где мне доводилось побывать за годы службы!
   В марте или апреле 1993 года мне довелось в первый и последний раз съездить в командировку в 1730-й отдельный батальон противодиверсионной борьбы (обпдб) на сборы командиров рот ПДБ. Продолжались они около 10 дней, и на них удалось познакомиться с офицерами практически всех штатных противодиверсионных сил РВСН и ОШС подразделений ПДБ. Привлекались на эти сборы пятеро командиров орпдб Ракетных армий, дислоцированных в РФ, один офицер аналогичной роты Винницкой Ракетной армии Украины и четверо командиров рот пдб 1730-го батальона. Руководили сборами Начальник отдела охраны РВСН полковник Колобыкин и НШ обпдб подполковник Неткачев Анатолий Константинович - последним был бывший десантник и мой старый знакомый по итоговой проверке 1992 года в Омске, давший тогда достаточно высокую оценку нашей роте.
   Организационно-штатная структура (ОШС) батальона была, практически, стандартной для орпдб РВСН, только на ранг выше - четыре роты пдб и минометная батарея. Плюс штаб и подразделение связи. Роты противодиверсионной борьбы первоначально состояли из управления - 6 человек, 3(2) впдб и минометного взвода (1(2) расчета минометов, и 1(2) расчета АГС-17). Всего в ней значилось - офицеров - 7(4), прапорщиков - 1(0), сержантов и солдат - 78(26), БТР - 9(4), минометов - 2(1), АГС-17 - 2(1), АКС-74 - 50(10), РПКС-74 - 9(4), СВД - 9(4), РПГ - 9(4), Р-157 - 3(3), Р-162 -13(13). Позже из состава рпдб были выведены минометы и создана отдельная минометная батарея. Все подразделения батальона были очень небольшими по численности, а всего в батальоне по штату мирного времени состояло около 120-150 человек, в строю подразделений присутствовало, практически, только оргядро. Офицеры батальона, в основном, были бывшими десантниками, но наличествовали также пехотинцы и ракетчики. Немного об этом подразделении писал в свое время журнал "Сержант"
  
   На сборах нам читали лекции по боевому применению противодиверсионных сил, проводили проверки прибывших офицеров по физической, огневой, тактико-специальной подготовке. Запомнилось, что в батальоне был хороший теплый 100-метровый тир, и то, что в нем, в отличие от нас, уже тогда были АКМы с приборами бесшумной и беспламенной стрельбы (ПБС), из которых мы на сборах соревновались, кто выбьет больше очков. Нам довели официальную информацию, что вскоре наши отдельные роты получат "...штурмовые помповые ружья, свето - акустические гранаты и мины, лазерные приборы разведки (ЛПР-2), ночные бинокли БН-2 и пистолеты ПБ или АПБ". С нами еще были проведены занятия по перспективам средств радиосвязи (радиостанции "Арбалет") и по планированию боевой подготовки в подразделениях.
  
   Интересно, что офицер, прибывший из Винницы (к сожалению, уже не помню его фамилии) рассказал, что в бывших т.н. "ленинских комнатах" данной армии сразу после 1991 года появились фотографии и боевой путь 14-й дивизии СС "Галичина", портреты ее военнослужащих, а также руководителей УПА - Бандеры, Шухевича и др. Что касается показанного нам вооружения и техники, то, думаю, излишне сообщать, что когда я вернулся обратно в Омск, все в роте осталось по-прежнему, и наши непосредственные начальники быстро дали понять, что указания, полученные на сборах, не имеют для штаба армии абсолютно никакого значения. Обещанных изменений штата, программы боевой подготовки и новых видов вооружения и связи мы также так и не увидели! Поэтому, поняв, что "изменить мир" нам с офицерами роты не удастся, я решил продолжить свою службу в должности офицера парашютно-десантной службы (ПДС), тем более что главком ВВС присвоил мне звание "Инструктора ПДС".
   Как уже описывалось выше, мы неоднократно во время службы в орпдб ездили на сборы спдг. Прыжки в РВСН имели принципиальное отличие от ВДВ и проводились они распоряжением Заместителя начальника Генерального штаба. Прыгали мы на них много, преимущественно на спортивных парашютах, с разных высот и в довольно сложных условиях. Из-за отсутствия на спортивных парашютах стабилизации, прыгать с ними было гораздо интереснее, чем на "дубах", как называли десантные парашюты Д-5 и Д-6. Были и другие плюсы. В РВСН и ВВС не было такой 'заорганизованности', как в ВДВ из-за малого количества солдат срочной службы, и основной упор делался на то, чтобы отработать максимальное число задач, необходимых для спдг. Достаточно сказать, что за три года в ВДВ я напрыгал не более 40 прыжков, включая сделанные во время отпуска в ДОСААФе, а за три года в РВСН - 140. Задачи прыжков были очень разнообразными. Во время сборов мы неоднократно прыгали "на веревку" со сверхмалых высот, в том числе с высоты 150 метров, а также ночью на воду, с задержкой раскрытия парашюта на 15-40 секунд. Удалось попрыгать с Д-1-5У, ПТЛ-72, Т-4, УТ-15. К сожалению, мне не удалось стать офицером ПДС, но в это время начался набор офицеров в специальные подразделения налоговой полиции, куда ушло много моих друзей и сослуживцев. Предложили туда уйти переводом и мне, и через год - в июне 1994 года началась для меня новая служба - в физзащите налоговой полиции. Это было чисто офицерское подразделение специального назначения, так что, кроме отсутствия подчиненных, в службе у меня мало что изменилось - то же физо, стрельбы, тактика! Не было только прыжков, хотя год засчитывался за полтора. Денежное довольствие в полиции было намного выше, чем в армии, и даже "прыжковые", которые я получил летом 1993 года в сумме 25 тысяч рублей, а это было почти два оклада денежного довольствия командира роты, не могли уже в то время компенсировать растущих семейных расходов. Инфляция! 333-й отдельной ротой противодиверсионной борьбы с момента моего перевода стал командовать ст. л-т Журавлев, но в 1997 году все штатные армейские противодиверсионные силы были расформированы, 1.09.1997 года "исчезла" и наша рота. Ненадолго пережил их и 1730-й батальон, расформированный в начале 2001 года. Единственной информацией после сокращения всех перечисленных выше подразделений стала такая - в отдельных ротах и батальонах охраны и разведки РВСН были созданы взвода, и, соответственно, роты противодиверсионной борьбы. Так закончилась история орпдб и обпдб РВСН, в том числе и "специального назначения".    Из книги
  
  
  
  
  
  
      Из книги
  
  
  
  
  
  Источники:
  
  1. Личный архив Александра Магерамов
  2. Личный архив Алексея Журавлева
  3. Журнал "Часовой-4"
  4. Книга "Омская гвардейская Бериславско-Хинганская дважды Краснознаменная ордена Суворова II степени раветная армия", Омск, 2009
  
  
  
  

Оценка: 5.80*52  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2017