ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Магерамов Александр Арнольдович
Переписка с Президентом России и его Министерством Обороны о "неизвестном" Герое Великой Отечественной войны

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 9.52*19  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Подвиг майора Исаева Георгия Васильевича и его подчиненных из 1/396 сп

В октябре 2009 года мною было отправлено следующее письмо:
  
  
   В Администрацию Президента Российской Федерации. 103132 Москва, Ильинка, 23. От Магерамова Александра Арнольдовича
  
  
   Уважаемый господин президент!
  
  
   Собирая сведения о военнослужащих 135-й стрелковой дивизии (второго формирования), в которой воевал мой дед Пожариский П.И. (1907-1975) было установлено, что Георгий Васильевич Исаев - командир 1-го батальона 396-го стрелкового полка 135-й стрелковой дивизии (2-го формирования) совершил подвиг, который не был отмечен достойной наградой. Дело в том, что погибший 10.04.1942 майор совершил то, что не удалось сделать никому из командиров частей и соединений 4-й Ударной, 22-й и 39-й Армий в ходе Ржевско-Вяземской операции ни до, ни после него, а именно: отрезать в ходе контрнаступления под Москвой Бельскую группировку противника.
  
  
   Предыстория событий была такова:
  
  
   'Немецко-фашистское командование в январе 1942 года спешно перебросило из Западной Европы 12 дивизий и 2 бригады. В результате контрударов 33-я армия и 1-й гвардейский кавалерийский корпус оказались в окружении, а севернее этого 'котла' лишь узкий коридор связывал 22-ю, 29-ю, 39-ю армии и 11-й КК со своими войсками. На картах военного времени появился Ржевско-Вяземский плацдарм'.
  
  
   Контрудар 9-й армии генерала Моделя не смог полностью остановить советское наступление, однако немцам удалось вновь захватить город Белый. С целью уничтожения вклинившихся войск была создана 'Оперативная группа войск Калининского фронта генерал-майора Колпакчи', в которую вошли: 134-я, 135-я, 179-я, 234-я и 17-я гв. сд, а также другие части и подразделения. Боевой группе была поставлена задача: перерезать дорогу Пречистое - Белый с целью окружения вражеской группировки, состоявшей из 4-х пехотных полков 246-й пехотной дивизии генерал-лейтенанта Зиры, комендатур и других подразделений противника.
  
  
   Начиная с марта 1942 года и до конца апреля первые четыре из вышеперечисленных советских стрелковых дивизий ожесточенно атаковали противника, оборонявшего населенные пункты к западу от дороги: Духовщина - Белый. Однако несмотря на огромные потери ни одной из них не удалось выполнить поставленной задачи, которая для всех была одинакова! За исключением одного усиленного батальона - 1/396 сп майора Георгия Васильевича Исаева, который, несмотря на тяжелые погодные условия - дождь, снег, распутицу, к исходу первого же дня наступления - 1.04.1942 с боем захватил деревню Цыгуны и перерезал большак Демяхи - Белый. Осажденная в городе вражеская группировка оказалась полностью блокированной.
  
  
   Затем батальон, находясь в окружении, в течение 10 суток отбивал ожесточенные атаки 246-й пехотной и 7-й танковой дивизии противника - последняя была спешно переброшена из Смоленска для его уничтожения и деблокирования группировки генерала Зиры. Майор Исаев не получил достаточной поддержки ни от дивизии, ни от оперативной группы генерала Колпакчи. В ночь с 9-го на 10-е апреля им были отправлены из окружения все орудия, к которым уже не оставалось боеприпасов, тяжело раненые и контуженные, а на запрос дивизии передана радиограмма, сохранившаяся в фондах ЦАМО: '...Умру, но врагу деревню не отдам!..'. Эвакуацию раненых и материальной части майор Исаев возложил на моего деда - старшего техника-лейтенанта Пожариского П.И., оставшегося благодаря подвигу майора и его подразделения в живых. Дальнейшие события развивались следующим образом:
  
  
   "С первыми лучами рассвета 10-го апреля загрохотал ружейно-пулеметный огонь, к которому вскоре присоединилась немецкая артиллерия. Истекающий кровью батальон отвлекал на себя внимание врага и глушил звуки передвижения батареи и медиков, отягощенных скорбным грузом. К исходу девятых суток непрерывных боев 1/396 сп, медленно отходя на север, был почти в полном составе уничтожен. Майор Исаев погиб ближе к вечеру, последним из всех командиров. По донесениям, хранящимся в архиве Министерства обороны, это произошло около 15-00, и для истории сохранилась последняя радиограмма командира батальона, записанная на КП дивизии связистами: "Боеприпасов нет, людей нет, взрываю себя гранатой". Как сообщил впоследствии о произошедших возле деревни событиях очевидец из местных жителей (Петр Бабаев): "Немцы подогнали к Цыгунам танки и загнали наших бойцов в мох". В тот день, когда закончил свой жизненный путь Георгий Васильевич, его подчиненных при поддержке пехоты атаковали сразу двенадцать железных чудовищ, а еще около пятнадцати вражеских машин ожесточенно штурмовали позиции других частей дивизии, пытаясь прорваться к Чичатам". Останки майора Исаева после войны были обнаружены поисковиками, опознаны и перезахоронены в братской могиле. В настоящее время они покоятся в городе Гагарине.
  
  
   Подробности тех ожесточенных боев я изложил в своей книге, вышедшей в Москве в мае 2009 года; если необходимо, то готов предоставить в дар необходимое число экземпляров по вашему запросу. Если издание необходимо для ознакомления, то книгу под названием 'В чистилище' с одноименной повестью можно найти в интернете, на сайте Art Of War. По поводу биографии майора Исаева.
  
  
   Мною были обнаружены сведения о нем в статье к.и.н. Людмилы Михайловны Коваль, работающей в Российской государственной библиотеке (101000, Москва, ул. Воздвиженка , 3/5). Так, со 2 апреля 1939 года и до мобилизации в РККА 14 января 1942 Георгий Васильевич занимал должность начальника штаба МПВО Государственной библиотеки им. Ленина в Москве. Проживал он по адресу: Северный переулок, д. 9 кв. 8 Его жену звали Еленой Дмитриевной Исаевой (ЦАМО Ф. 58, Оп. 818883, д. 267 л.50об; Ф. 58, Оп. 818883, д. 267 л.103об; Ф.56 оп.12220 д.34 л.34) родом из Киева
  
  
   Людмила Михайловна сообщила, что в его деле, хранящемся в Библиотеке в разделе наград, стоит прочерк. Так стало известно, что подвиг майора Исаева Георгия Васильевича не отмечен не то что достойной, а ВООБЩЕ никакой наградой! Хотя он ее, несомненно, заслужил. Ведь если бы батальон не был брошен на произвол судьбы, а своевременно поддержан вышестоящим командованием, то результаты Ржевско-Вяземской и Московской операции в целом могли развиться по сценарию, планировавшемуся Генеральным Штабом, вплоть до окружения немецких войск группы армий 'Центр' в Ржевско-Вяземском выступе и их последующей ликвидации. Поэтому прошу Вас хотя бы через 68 лет разобраться в данном деле и исправить историческую несправедливость в отношении настоящего Героя нашей страны, человека Чести и Слова, сделавшего все для выполнения поставленной задачи и героически погибшего при ее выполнении.
  
  
   С уважением,
  
  
   Магерамов Александр Арнольдович
  
  
   Георгий Васильевич Исаев 1942 [Предоставлено к.и.н. Л.М.Коваль]
  
  
   Очень скоро мною был получен ответ, где сообщалось, что '...обращение, поступившее в адрес Администрации Президента РФ, получено '. Но в соответствии с ч.3 ст.8 Закона от 2.05.2006 оно было направлено в Министерство обороны РФ.
  
  
   Вскоре подоспел ответ и главного военного ведомства нашей страны. 13.01.2010 ГУК МО РФ сообщило, что '...правом возбуждения ходатайств о награждении отличившихся военнослужащих.... обладали командиры частей, в которых они проходили военную службу. В настоящее время объективно оценить степень и характер заслуг Г.В.Исаева... не представляется возможным '.
  
  
   Что тут поделаешь - прискорбно, что Главное Управление Кадров огромного Министерства, состоящего из целого сонма клерков, имеющих в своем распоряжении поистине гигантские по объему архивы, библиотеки и даже воспоминания сослуживцев Г.В.Исаева, так быстро расписалось в своей беспомощности. Поэтому ниже попробую привести то, чего не захотели 'найти' и 'оценить' (слово-то какое торгашеское!) чиновники от российской власти.
  
  
   Итак, газета 135 сд 'За Родину' еще 4.06.1942 года писала (стр.1)  []: 'В рядах героев отечественной войны, навеки прославившихся своими бессмертными подвигами, есть люди из наших подразделений. Это доблестный командир Исаев....' На странице 2 той же газеты  [] о подвиге майора сообщены подробности: '...Озлобленные фашисты на Исаева бросили танки. Более 8 часов шел бой. Иссякли боеприпасы. Но никто из бойцов не отступил, лозунг любимого командира 'Ни шагу назад' выполнялся каждым до конца. ... Командир Исаев с честью исполнил свой долг перед Родиной - 'умру, но деревню не сдам' - он остался верен до последнего вздоха'.
  
  
   А вот что сообщили о последних часах жизни майора Исаева и его героического подразделения весьма высокопоставленные должностные лица 135 сд в написанных после войны мемуарах (не командир дивизии, конечно, но все же).
  
  
   Начальник политотдела дивизии Александр Степанович Паршинский ('От Коломны до Судетских гор', 1985 год, рукопись, стр.13-15):  []
  
  
   '...9 апреля 1942 года... бой продолжался целый день. Немцы понесли значительные потери, но все же они продвинулись вперед и заняли оборону вдоль шоссе в районе Цыгуны. Вечером в блиндаже, где находился штаб батальона собралось партийное бюро полка, которое рассмотрело одиннадцать заявлений о приеме в... партию... В журнале боевых действий дивизии за 10.04.1942 появилась такая запись: '... Командир батальона Георгий Васильевич Исаев погиб смертью героя.... Вместе с Исаевым в этом бою погибли: адъютант батальона Говардовский Георгий Павлович, кр лейтенант Малахов Сергей Федорович, кв лейтенант Данилов Кирилл Иванович, кр-2 лейтенант М.П.Примак (Приймак Михаил Петрович) - все одиннадцать человек, принятых накануне этого боя в партию. Они погибли и, как рассказывают очевидцы этих событий, явили собой яркий пример мужества и стойкости. После войны автор книги (А.С.Паршинский) разыскал жену Георгия Васильевича, которая показала его последнее письмо сыну: 'Я иду за Родину всем сердцем и если нужно отдам за нее жизнь'.  []
  
  
   Начальник артиллерии дивизии Владимир Кузьмич Чевгус (135-я Краковская Краснознаменная стрелковая дивизия в боях за Родину', рукопись, Мамонтовка, 1985, стр.10-11):  []
  
  
   '...Весь день 8 апреля продолжались упорные продолжительные бои за н.п. Воробьево и Цыгуны, где воины 396-го сп отбили несколько яростных атак пехоты и танков противника, поддержанных огнем артиллерии и минометов. За день боя они подбили и сожгли 7 вражеских танков, уничтожили несколько десятков пулеметов, орудий, минометов и до двух рот мотопехоты. С утра 9 апреля бои возобновились с новой силой и ожесточенностью, и продолжался весь день с переменным успехом сторон. В 17 часов немцы нанесли сильный удар на Цыгуны с трех сторон.... И ворвались в центр обороны 1-го батальона 396-го сп. В районе Цыгуны развернулся самый жестокий и кровопролитный бой. Батальон... истекал кровью, но не дрогнул.... В бою за деревню Цыгуны особо отличились мужеством, храбростью и отвагой командир 1-го батальона 396-го сп капитан Исаев... командир 2-й ср лейтенант Примак (Приймак), командир (истребительного) штурмового отряда 396-го сп лейтенант Сверчков (Владимир Сергеевич)...'.
   Также сохранились мемуары Александра Николаевича Раздобудько, в апреле 1942 года назначенного военным комиссаром 396-го стрелкового полка. Александр Николаевич назвал их "Эхо далекой войны. Фронтовые записки комиссара полка 135 сд", и написал он их за время лечения в госпитале ранения, полученного в тех боях. Он переслал рукопись жене, благодаря чему она сохранилась. Сам комиссар погиб в ноябре 1943 года в Житомирской области, будучи заместителем командира по политчасти 276-го ап.
  
   Александр Николаевич Раздобудько []
  
   "Записки" прислал мне в 2015 году с Украины его внук - Анатолий Раздобудько и любезно разрешил использовать по своему усмотрению. Итак.
   За бои под Белым А.Н.Раздобудько был награжден орденом Красного Знамени. Хоть он и не был непосредственным свидетелем интересующих нас событий, но неплохо владел информацией, полученной им практически из первых рук. Вот что он сообщил про подвиг батальона майора Исаева:
  
  
   Мемуары А.Н.Раздобудько [Раздобудько]
  
  
   Мемуары А.Н.Раздобудько [Раздобудько]
   Все указанные выше сведения были получены должностными лицами и редакцией газеты 135-й сд не только из 'Журнала боевых действий дивизии', но и от непосредственных участников событий. ТО ЕСТЬ, показаний очевидцев, выживших в том жесточайшем бою - их даже непосредственно после боя осталось очень мало в живых, причем в основном раненых, все же остальные погибли вместе с комбатом и лишь около 50 тяжелораненых попали в плен.
  
  
   Наиболее подробно описал бой за деревню Цыгуны полковник в отставке Дмитрий Андреевич Крупейников уже после войны, поработав в архиве ЦАМО в Подольске. До середины апреля 1942 года он тоже служил под командованием подполковника Найдышева, только во втором батальоне.
  
  
   'Наша 135-я стрелковая дивизия в середине марта 1942 года прибыла на Калининский фронт и сосредоточилась в районе Ломоносове, Макарово, Режица с задачей совместно с 134-й и 179-й стрелковыми дивизиями перерезать большак Демидов - Белый, окружить и уничтожить вражескую группировку в районе города Белый. Противник к этому времени силами 246-й пехотной дивизии создал прочную оборону на подступах к городу из нескольких оборонительных рубежей, приспособив деревянные дома под дзоты, укрепил передний край инженерными препятствиями, надеясь отсидеться в тепле всю зиму.
  
  
   Ликвидация узла опорных пунктов в районе Околица, Лосьмино, Глинцово, Демяхи возлагалась на 396-й стрелковый полк нашей дивизии. В задачу полка входило: ударом в общем направлении на Воробьёвы горы разгромить подразделения 352-го пехотного полка противника, овладеть господствующими высотами и к исходу дня наступления соединиться в районе Демяхи с 738-м стрелковым полком 134-й стрелковой дивизии.
  
  
   В ночь с 30 на 31 марта после двадцатиминутного артиллерийско - миномётного удара по обороне противника, части дивизии устремились вперёд. Пехота, ломая сопротивление противника, ворвалась на передний край, выбивая врагов из окопов, блиндажей, уничтожая его в рукопашных схватках. Наибольшего успеха в этот день добился первый стрелковый батальон под командованием Исаева Г.В. Вместе со своим командиром батальон стремительной атакой ворвался в деревню Цыгуны и перерезал дорогу. Удар был настолько мощным, что фашисты, не выдержав натиска 'исаевцев', начали оставлять позиции и удирать в поле.
  
  
   Разгромив противника, батальон немедленно приступил к созданию обороны. Ломы и лопаты врезались в мёрзлую землю, но не успели бойцы как следует окопаться, как с утра противник перешёл в наступление, проводя одну за другой яростные контратаки, пытаясь восстановить утраченное положение, но под мощным огнём обороняющихся вынужден был откатываться назад. Противник, не добившись успеха в течение нескольких дней, был вынужден срочно перебросить из района Смоленска 7-ю танковую дивизию с целью прорваться в город Белый и деблокировать осаждённую группировку. 9 апреля первая его колонна силою до батальона с тремя танками показалась на дороге, следуя из деревни Демяхи в Цыгуны.
  
  
   При подходе к деревне Цыгуны в полутора километрах ог переднего края путь ей преградила 2-я стрелковая рота лейтенанта Примака, находившаяся в сторожевом охранении. Завязался ночной бой. Танки лезли на траншеи, окопы, обходили их. Стало ясно - рубеж не удержать. Отход роты успешно прикрыли пулемётчики лейтенанта Кодинцева. В бою особо отличился расчёт сержанта Чистякова, при приближении фашистов бойцы не дрогнули. В этом бою также мужественно проявили себя рядовые Кирьянов, Афанасьев, телеграфист Иванов, санинструктор Козлов.
  
  
   С утра 10 апреля бой разгорелся с новой силой, атаки следовали одна за другой. Около восьми часов шло ожесточённое сражение. Сил уже не хватало. Пришло решение с оставшимися людьми прорваться к окружённым подразделениям и вырваться из осаждённого кольца. Атаку возглавил командир батальона. С криком 'Ура!' небольшая группа людей устремилась вперёд, прокладывая путь огнём из автоматов и винтовок. Кругом рвутся гранаты, свистят пули, стонут раненые. Впереди всех майор Г.В.Исаев на ходу ведёт огонь из пистолета, рядом с ним военный комиссар младший политрук Дёмин. Храбро бьются с гитлеровцами лейтенант Волошин, политрук Калашников, сержанты Поляков. Чистяков, рядовые Кирьянов, Жаров. Налево и направо бьёт фашистов из автомата боец Бирюк, когда кончились патроны, он подобрал винтовку и штыком продолжал крушить врага.
  
  
   Смертью храбрых гибнут лейтенанты Поляков и Данилов. С большим трудом подразделениям удаётся соединиться, но враг продолжает, остервенело, при поддержке танков наседать на обороняющихся, беспощадно бьёт его артиллерия. В этой сложной обстановке комбат поручает младшему политруку, комиссару батальона Дёмину ответственную задачу: собрать всех оставшихся в живых людей в единый кулак и укрепиться на новом рубеже совместно с полковой школой, которая вела бои на окраине леса, у озера, а он с остатками бойцов прикроют манёвр. И вдруг словно запнулся, выронил ППШ, вражеская пуля сразила командира. Погиб отважный человек, коммунист, любимец солдат, майор Исаев Георгий Васильевич. До самой последней минуты оборонительного боя батальон, не дрогнув, стоял насмерть и выстоял. И когда, в критический момент боя подошла помощь, совместно с батальоном 791-го стрелкового полка под командованием капитана Кузнецова мы разгромили противника, панически бежавшего в сторону деревень Клепиково и Кузьмино.
  
  
   Только за двое суток в районе деревни Цыгуны нашими войсками было истреблено более полутора тысяч немецких солдат и офицеров, подбито 12 танков, подавлено три миномётных и две артиллерийских батареи, уничтожено много другой боевой техники. В этих боях героем был каждый.
  
  
   Д. Крупейников, ветеран 135 стрелковой дивизии, участник боёв за Белый, полковник в отставке описано на сайте города Белый
  
  
   Впрочем, мне кажется, что уже достаточно приводить свидетельства очевидцев! Пора, наконец-то, обратиться ко много раз уже упоминавшемуся "Журналу боевых действий 135-й сд", запись в котором от 11 апреля 1942 года была сделана если и не рукой, то под непосредственным руководством начальника штаба дивизии полковника Гаран. Вот что мы можем там прочесть: "...11.4.42 Дивизия продолжает вести боевые действия с противником. Противник в результате 2-х дневных боев к 15.00 10.4.42 овладел Цыгуны, выс 205.6, имея превосходство и наличие танков. Остатки 1/396 сп окружены в лесу зап. Цыгуны и полностью погибли. 1/396 сп потерял за 10 и 11.4 убитыми 102, раненых и эвакуированных 223, пропавших без вести 253. Майор Исаев погиб смертью героя"
  
   Интересна также выписка из Журнала боевых действий Оперативной группы генерала Колпакчи, в состав которой в это время входила 135-я сд: 'Командующий фронтом генерал-полковник тов. Конев потребовал немедленного расследования сдачи Цыгуны и привлечения к ответственности виновников. Проведенным расследованием комиссия в составе Нач.арта группы полковника тов. Тойкка , Нач. оперотдела подполковника тов. Светличного и Представителя Политотдела группы установила виновность командира и комиссара 135 сд, как не обеспечивших руководство боем, и командира и комиссара 396 сп. Приказом командующего группой командиру 135 сд полковнику тов. Попову, комиссару полковому комиссару Погорелову объявлен выговор, Командир 396 сп майор Найдышев и комиссар полка Карповский арестованы на трое суток каждый.... '.
  
   Журнал Боевых действий 135 сд [полковник Гаран]
  
   Так что не знаю, какие еще нужны данные для 'определения степени заслуг' нашему Министерству Обороны Российской Федерации, чтобы ОЦЕНИТЬ подвиг майора и его подчиненных? Однако, у меня есть версия, почему Георгий Васильевич не получил земной награды за свою беззаветную преданность Родине и Воинскому Долгу, причем почему-то существует уверенность, что подполковник Найдышев Павел Николаевич (царствие ему небесное, погиб в 1945 году П.Н.Найдышев [предоставлено Д.А. Крупейниковым] ) представлял его к награде, как и многих своих других подчиненных из 2-го и 3-го батальонов. В качестве примера можно назвать уже упомянутого младшего лейтенанта 5-й стрелковой роты Д.А.Крупейникова , младшего лейтенанта 3-й пулеметной роты Г.Я.Карелова, старшего сержанта 7-й роты Н.Н.Каравайчикова, рядового 4-й роты И.С.Сидорова - только что был оглашен ВЕСЬ список награжденных 396-го сп на май 1942!
  
   Отдельно в списке ненагражденных стоит дважды упомянутый выше политрук Демин Алексей Иванович, 1913 г/р, уроженец Калининской области, Ново-Завидовского района, д. Завидово. Похоже, что героизм вообще было присущ этому человеку. Вот что сообщал о нем подполковник Найдышев в Боевом Донесении от 28.04.1942: '....Отмечаю мужественное спокойствие в руководстве отражением танков ...комиссаров батальонов Пономарева и Демина . Возбуждаю ходатайства о присвоении очередных званий' (ЦАМО, Фонд 1358, Опись 1, Дело 12, л.34-34об). Однако, похоже, что Демин не был назначен на вышестоящую должность, поскольку всего через полгода после апреля 1942 он все с той же должности замкомроты по ПЧ 396 полка был "откомандирован" в переменный состав (штрафником) 3-го отдельного штрафного батальона Калининского фронта, в составе которого сложил свою голову под г. Елец 4 декабря 1942 года. Похоронен близ д. Большие Бредни. Донесение о потерях подписали: командир 3 ошб майор Данилевич Петр Иванович и НШ 3 ошб майор Горлов Стефан Афанасьевич. Из наградного листа командира штрафного батальона можно узнать, за что были осуждены 1564 человека штрафников из числа командного состава РККА, проходивших службу в его батальоне. Трусость на фронте - 193. дезертирство - 236, халатность - 334, хищение продуктов - 208. К какой из этих категорий штрафников относился Демин, мы, наверное, уже никогда не узнаем. Но то, что за свой по крайней мере двукратный героизм не был награжден НИЧЕМ - знаем уже наверняка!
  
   Но вернемся к Георгию Васильевичу - дело в том, что в 20-е годы, во время обучения в академии имени Фрунзе Исаев примыкал к так называемой троцкистской оппозиции, выразившееся в том, что он имел неосторожность подписать 'письмо 43-х', за что в 1937 году был изгнан из армии и партии. Несмотря на то, что в отличие от множества командиров РККА имел за своими плечами 'нормальную' военную школу, академию, опыт Гражданской войны и свыше 15 лет военной службы. Но мы ведь говорим не о его политических симпатиях, а только любви к Родине и преданности долгу. Разве не так?
  
  
   Интересно, В ЭТОМ МИРЕ хоть когда-нибудь будет оценен подвиг майора и его подчиненных? Мертвые ведь, в отличие от нас, пока живущих, сраму не имут... Также хотелось бы напомнить сказанное незадолго до своей гибели Александром Николаевичем Раздобудько о майоре и его подчиненных: "Когда-нибудь о героических делах этого батальона напишут книги...". Господи, Иисусе Христе, сыне Божий, помилуй грешного раба твоего Георгия со товарищи, на поле брани живот за други своя и неблагодарных потомков положивших!
  
  
   ЛМКоваль и ААМагерамов, январь 2010 ГПБ, Москва []
  
  
   С Людмилой Михайловной Коваль при работе с делом Георгия Васильевича Исаева, Москва, бывшая Библиотека им. Ленина, 2010
  
  
   А так сейчас выглядит местность, где сражались и умирали герои статьи  []
  
  
  
   Поле на месте, где была деревня Цыгуны [Магерамов]
  
  
  

Оценка: 9.52*19  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018