ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Махоткин Александр Викторович
Гранатовая роща и арабы лазутчики.

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 5.23*13  Ваша оценка:

  Гранатовая роща и арабы лазутчики.
  Сейчас, очень много говорят о ЧВК, о частных военных компаниях. Когда я ушел из армии в милицию, а потом из нее в частную охрану, то и предположить себе не мог, что попаду в эти сами ЧВК.
  Признаться всю свою жизнь мечтал служить своей стране, причем желательно за ее пределами, выполняя, что-то вроде интернационального долга. Видел в этом смысл - ведь такая огромная страна должна иметь интересы за рубежом, защищать и их, и своих союзников - тех, кто верит в Россию. Я в свое время даже завидовал афганцам и жалел, что война в Афганистане закончилась.
  Наивно - скажите вы? А я вам скажу что нет.
  Попав в Ирак в 2009 году, я убедился в правильности своих умозаключений. И ранних и сегодняшних.
  В составе Центра "Редут" я с его основания. Работал и простым инструктором, и в оргкомитете. К тому же была возможность и самому многому научиться. Скажу вам, требования к сотруднику ЧВК, работающего ( я бы настаивал на определении служащего) в зоне боевых действий очень жесткие, гораздо жестче чем к бойцу в армии. Более всего подходят ребята прошедшие систему спецназа ГРУ, ВДВ, ВВ и еще французского иностранного легиона (именно частей быстрого реагирования). Так уж сложилось, что наша структура объединяла в основном десантников и грушников, но была совершенно открыта при этом для всех желающих. Я неоднократно видел, как ребята спортсмены, вообще не служившие в армии, но имеющие подготовку и опыт работы в личной охране, постоянно тренирующиеся и поддерживающие свою форму, изучающие дисциплины необходимые для работы в таких системах, оставляют позади ветеранов десантников и иных родов войск при соревновательном процессе.
  Я поставил перед собой цель обязательно попасть в такую командировку, благо нашему Центру помогли получить контракт на работу в Ираке в Северных провинциях на момент выборов. Конечно же, хотелось заработать, но самое главное получить опыт в этом деле.
  В начале сентября, вместе со своими товарищами из Центра я прибыл в провинцию Дахук. База наша расположилась в столице этого края с одноименным названием Дахук. Дом наш, который арендовал наш Центр, находился на территории ответственности подразделения десантно-штурмового батальона МО Ирака - региона Курдистан. Через дорогу стоял дом министра финансов, слева зам.министра обороны. Остальные постройки совершенно не скромного вида тоже принадлежали высокопоставленным чиновникам из Правительства. Правда, я лично редко видел кого-то из них там. Тоже самое говорили ребята, которые стояли на постах.
  В мои задачи входило обеспечение нашей базы - организация охраны, снабжение питанием, взаимодействия с местными, энергоснабжение, быт. В первые же дни мною был организован и укомплектован спортзал, потому как из опыта югославской компании 2001 года знаю - это святое дело.
  По поводу питания и обеспечения за весь мой контракт (три месяца) нареканий от коллег я не слышал. Отношения с гвардейцами "кардинала", как мы называли там местных десантников (которые даже не знают что такое парашют) были выстроены на самую высокую оценку. Бакшиш сувенирами и ребята просто в восторге. При заезде наших машин на парковку никогда не возникало проблем, места всегда были приготовлены, охрана отдавала честь, а свободные от службы бойцы приглашали на чай.
  Период оформления "випенкард" занял достаточно долгое время, так что становилось скучно. Но привычку относится к службе, как положено - что говорится, не пропьешь. Что поручили - то и надо выполнять. Вскоре прибыл мой сменщик, стало полегче в бытовухе, и я стал чаще выезжать на задачи профессионального характера. Охрана делегаций прибывающих в Департамент туризма Курдистана, охрана эскортов заказчика.
  Наконец в конце сентября мне удалось попасть в горы с отрядами Пешмарги. У одной из наших подгрупп был контракт на обучение их тактике и использованию новейшего специального охранного оборудования, которое позволяет охранять дистанционно огромные участки горно-лесистой местности. Контракт был совместный с еще одной иностранной фирмой, но удивительно то, что в ней также работало много русских. В частности Кристина, приехавшая вместе с Филином (Илья Плеханов), работала по контракту с некой голландской фирмой специализирующейся по оптическим приборам. Они же профильно занимались и обнаружением мин в горах. Филину кстати была поставлена непростая задача доставить в Ирак контрабанду: женщину, водку и сало.
  С окончанием праздника Рамадан, увеличилась напряженность на приграничных территориях нашей зоны ответственности. Зоны контракта. Дом (который располагался высоко в горах в приграничных районах) политического лидера ДПК бригадного генерала в прошлом, а ныне регионального лидера партии, охраняли пешмарговцы и контрактники той самой иностранной частной фирмы. Почему вдруг эту работу отдали нам, не знаю. Факт только в том, что с определенного момента я с товарищами стал заступать туда на посты. Смена для моих бойцов длилась неделю. Я мог меняться через три дня. Меня подменял либо Змей, Борода или Маяди (у нас в отряде по контракту работали пять человек курдов, прошедших подготовку у американцев). Хотя отдых на базе в Дахуке вовсе не был отдыхом. "Домашние" дела обеспечения, постирушки и все такое, отнимали достаточно много времени, и порой звонок, который раздавался на базовой рации связи или того хуже, на моем телефоне не давал мне все закончить до конца. Снова дорога, восемьдесят километров по горам в сторону работы, и снова все сначала - рабочая неделя. Змей или Маяди частенько выезжали в сторону южных провинций, а это означало, что мои выходные летели коту под хвост. Я порой даже не успевал перевести деньги жене домой, потому, как знание мною языков ограничивало мои самостоятельные действия в пределах посещения магазина, и мне нужен был наш переводчик или кто-то из наших парней. А не всегда это все совпадало. Филин к тому времени уже уехал на Дембель, и если реально людей не хватало. Разница с армией тут как раз налицо - меньше народа, больше заработок.
  Вот в один из таких выходных меня дернули ночью. До этого в горах ночью на границе с Турцией шла война. Около двух часов непрерывного боя с применением артиллерии, минометов, гранатометов и стрелкового оружия. Я подумал, что мой вызов связан с какой нибудь новой войнушкой.
  Часа в три ночи я прибыл на горную базу и узнал, что все совсем не так. Несколько дней назад я познакомился с одним серьезным человеком по кличке Волк (имя его я действительно не знаю) и именно он рассказал мне в чем же тут собственно дело. А дело было в следующем. В результате местных разношерстных разборок и предвыборной гонки ситуация в районе накалилась так, что на территориях появился снайпер, или группа снайперов, которые обстреливают дома и базы, которые принадлежат заказчику. Один человек из состава местной охраны убит и двое раненых. Вот такая печальная статистика.
  Началось усиление. В него то я и попал.
  Высокогорная база охраны находилась на высоте горы, где то на 2-х тысячах. Вокруг высоты доходят до 3-шки. Она размещалась в непосредственной близости к домам и дачам генерала Мохаммеда и осуществляла, кроме непосредственных задач безопасности, информационную связь всех горных постов охраны между собой. А их было (о которых я знал) около десяти. Сколько троп, столько и блок-постов. Это так, если условно.
  Служба на базе была организована по суткам. Сутки на выходном посту и возврат на базу. Короткий отдых и смена. Складывалось такое впечатление, что наши работодатели стараются выжать из нас все соки, не понимая совершенно, что от этого уровень безопасности не поднимается, а даже наоборот.
  И вот, наконец, я попадаю в смену со всеми нашими, именно на том посту, где был подстрелен боец. Ну, почти со всеми нашими. Со мною работают два наших человека, Гадзила и бульбаш Саша, и четверо людей Волка. Они не общаются с нами, ведут себя высокомерно, но выполняют работу на все пять балов. Охотно выдвигаются на позиции наблюдения на любой срок, и даже не спорят. Профессионалы мать их. Вечером на нашу точку, которая расположена у горной дороги и селений арабов-переселенцев прибыли Змей и Джуди. Сам блок пост стоит в окружении гранатовых садов, которые тоже принадлежат семье генерала. На деревьях висят трескающиеся от перезрева плоды.
  
  Попив чая и закусив по законам горского гостеприимства все вместе, мы принимаем пост. Местные обреки сменяются и уходят на отдых. Перед уходом Старый Ахмед (деду лет 60-т) говорит, что-то Джуди. Джуди переводит нам - "Просьба быть внимательными, в деревне есть какие то новые арабы". Мы все приняли к сведению.
  После короткого брифинга люди Волка уходят на свои позиции, растворяясь в темноте, словно призраки. Похоже, если они кого и слушают тут, так это Змея. Правда, он единственно, о чем с ними поговорил, так это про волну общения по рации.
  Все чинно и благородно. Все знают свою работу и место, куда должны придти и контролировать. Мы остаемся. Перемещаемся не в полный рост, стараемся держаться за уклоном, чтобы с противоположного склона горы нас не обстреляли. Ущелье, конечно же, просматривается нашими наблюдателями именно ночью, но мало ли что. Все же без разведения костра в горах трудно. И блики от него, конечно же, нас демаскируют. Но с другой стороны, если что мы и есть наживка для охотника.
  Уходят и Джуди с Бульбашем. Мы остаемся втроем. Греем чай, курим кальян. Готовимся ко сну, потому как смена через два часа. Но сон не идет. Идут разговоры то про Киркук и Багдад, про взрывы, то про женщин.
  Вдруг мы услышали, какие-то отдаленные голоса. Причем я уловил явно арабскую речь.
  -Да брось ты Санек. Учитывая твои познания в языках, ты спутаешь курдскую и арабскую речь запросто,- смеется Змей.
  Мы прислушались - тишина, только цикады сверестят.
  - Глюк. Сюда кроме наших или пешмаргинцев никто придти то не может.
  Вдруг в метрах ста шорох. Через минуту шорох превратился в шум качающихся деревьев, да и сами эти деревья были видны, словно по лесу бежало несколько слонов. Гранатовая роща ожила местами, а "слоны" все приближались. Вот уже все это действо происходит в метрах тридцати от нашего лагеря.
  Всматриваемся, будучи уверенными что это наши варвары ломают генеральский сад. Неужели еще не зажрались этих гранат?
  Мы все так бездвиженно сидим у костра. Ждем. Вдруг, как ни в чем не бывало, видим двух молодых арабов, которые усердно набивают мешки гранатом. Они переговариваются между собой и смеются. Трясут деревья за стволы и светят фонарями в траву. Смеются и собирают.
  Мы переглянулись. Вот тебе и здрасти. Кругом куча постов, мы на посту, а два каких то балбеса преспокойно проникают через все эти посты и воруют фрукты генерала. И что еще ценно - мы сидим и не можем пошевелиться. Мы не знаем что делать? По сути своей это могут быть лазутчики, которые уничтожили одну заставу и прошли наверх. Мы должны их либо взять, либо уничтожить. Но мы сидим, реально будучи не готовыми к такой ситуации. Охранники мать нашу...
  Тут я не выдержал и закричал на сугубо русском языке:
  - Ату его, ату, а ну ..мать ..е.... ю... куда прешь..- короче что то в этом роде.
  Арабы охренели. Они оказывается нас не видали вовсе. Повыключали фонари и взвалив мешки на плечи рванули сквозь нашу полянку через бурелом прочь. Спотыкаясь и падая в горных колючках, лесом, они скрылись прочь из лунного света.
  - Ну что ж, утром будет работа по поиску нового пути в Индию,- сказал Змей и уснул.
  Вот такая вот охранная служба....
  
  
  
  

Оценка: 5.23*13  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2015