ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Кранихфельд Макс
Место действия - Южный Ливан

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения]
Оценка: 8.39*24  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Повесть о Второй Ливанской войне. В основе - реальные события, но все же произведение исключительно художественное, имеющее с действительностью лишь отдаленное сходство.

  
  Е2-Е4. Ход первый.
  
  Беспилотник появился над границей, сверкнув серебром фюзеляжа в последних лучах красного валящегося за горизонт солнца. Точно по графику, так же как вчера, позавчера и неделю назад. Евреи народ пунктуальный и дисциплинированный, по крайней мере, те из них, которых здесь называют сабра - коренные израильтяне, а именно они пока что правят бал на основных командных должностях в армии и у пограничников. Поди, пустили бы к рулю бывших соотечественников из СССР и обновленной России, и беспилотник шлялся бы над линией как бог на душу положит, то-то пришлось бы попрыгать, его маршруты вычисляя, а так, любо-дорого, только своевременно на часы глянуть, да укрыться специальной хитрой накидочкой с теплоизолятором, чтобы с серебристой точки-самолетика не засекли тепловизором. Хоть и по свою сторону границы, а лишнюю активность в секторе предстоящей операции демонстрировать, никакого резона нет. Нечего без надобности дразнить гусей, мы не гордые и мородой вниз полежать можем, благо не долго. Беспилотник проходит зону за каких-то пару минут, специально засекали, консультировались у специалистов... Вот, пожалуй, и все... Волк не откидывая прикрывающего его маскировочного полога подтянул к лицу левую руку, глянул на покрытые светящимся составом стрелки массивного хронометра, дождался пока секундная отсчитала контрольный круг, после расчетного времени пролета и осторожно поднял голову, осматриваясь.
  Беспилотника видно не было, значит ушел себе дальше вдоль линии. Это было хорошим знаком, если бы ведущий самолет оператор углядел поступивший с его борта тревожный сигнал, наверняка, заставил бы "птичку" пройтись еще пару раз над подозрительным местом. А так выходит не засек ничего вредный. То-то же, на технику надейся, а сам не плошай! А то ишь развелось по ту сторону границы любителей легкой жизни - построили забор с сигнализацией, натыкали камер и датчиков, пустили напичканный аппаратурой слежения беспилотник и решили, что теперь можно спать спокойно. Нет, ребятишки, хрен вы угадали, техника она железо и не больше, главное люди. Человек, он всегда похитрее любой железной хреновины будет...
  Технику Волк недолюбливал, можно сказать даже испытывал к ней непреходящее отвращение и на этом основании любой агрегат сложнее электрочайника считал врагом рода человеческого. Не любил и людей, которые разбирались в китайской грамоте диодов, микриков, проводков и прочего говна, что в изобилии встречалось в загадочных внутренностях телевизоров, магнитофонов, а в последнее время даже утюгов и пылесосов. Лично его все эти штучки и деталюшки постоянно погружали в уныние, оттого и человека, с удовольствием возящегося с этой хренью и даже порой удачно ее налаживающего, Волк подсознательно относил к разряду людей себе противоположных, то есть пронырливых, хитрых и по мелочи подловатых. Надо сказать, ошибался при этом редко. Взять хоть вчерашнего спеца. Тоже мне, прислали прыща на ровном месте - технического консультанта. Несуразный маленький человечек с непропорционально большой головой, на котором камуфляжный комбинезон смотрелся как недоразумение, обильно потел и поминутно шмыгал носом. Надо было видеть, как его трясло, когда они еще только подходили к линии. Никакие уговоры не могли успокоить этого технического гения, сколько Волк не объяснял ему, что группа находится на суверенной ливанской территории и бояться здесь абсолютно нечего. А евреи, даже если обнаружат их, все равно ничего не сделают, до тех пор, пока они не полезли через ограждение, или, как вариант, не начали готовить к запуску "катюшу". Нет, никакая логика прикомандированного не брала, техник просто сочился страхом, вонял им, далеко распространяя в удушливом летнем мареве противный кисловатый запах. Волк всегда узнавал страх по запаху, еще с раннего детства, проведенного в бурлящей войной молодежных банд Казани, он безошибочно мог сказать боится ли стоящий рядом человек. Даже те, кто безупречно держал маску храбреца все равно источали этот режущий ноздри душок, кто сильнее, кто слабее, и Волк еще с тех пор научился отличать истинную смелость от наносной, играемой на публику. Так вот, прибывший из Бинт-Джебейля техник, страхом просто смердел, забивая все остальные запахи, покрытых разнотравьем ливанских холмов вдоль границы. Но дело свое маленький человечек меж тем знал туго, не больше часа ему понадобилось на то, чтобы, обследовав периметр забора выдать свое заключение. Для Волка оно прозвучало китайской грамотой, что-то про кабельные вибрационные системы, расположенные на самом заборе и радиоволновые в земле за ним... Сам черт ногу сломит, опять китайская грамота, а практической ценности, понятно, никакой... Однако Фашист слушал внимательно, иногда со знанием дела кивал головой, вставлял в путанную речь спеца уточняющие вопросы, в конце-концов хлопнул его по плечу и просветлев лицом обернулся к Волку. "Есть контакт, дело будет!" - сказал по-русски. Будто бы Волк сомневался, что дело в любом случае будет! Что до него, он обошелся бы и без этого прыща из технического подразделения, тупо вырезал бы проход в заборе и рванул путая следы в глубь чужой территории, пока пройдет сработка, пока прибудет на место тревожная группа, пусть потом ищут ветра в поле... Но раз командованию наверху хочется провести акцию тихо, что ж, он не против... Опять же, если Фашист согласен с техником и даже вместе с ним прикопал возле забора какой-то хитрый ящичек с электронной начинкой... Генератор наведенного поля, так кажется...
  Фашисту Волк доверял, как-никак не одну передрягу вместе пережили, знали друг друга, как облупленных, уверены были, что товарищ не подведет, не бросит... Редкая эта по нынешним временам уверенность, дорогого она стоит, уж больно сучьи порядки в теперешней жизни подлой. Попробуй, найди человека, на которого в любой ситуации опереться можно... Тяжело это. Но коли уж получилось, значит, повезло тебе по крупной. Беречь такое надо, хранить... Волк и хранил. Хоть Фашист и младше его лет на десять, и школу прошел по жизни совсем другую, не шпанинскую и армейскую, что маячила за плечами у Волка, а уж скорее элитную, предназначенную для золотой московской молодежи, с игрой на скрипке, иностранными языками и бальными танцами, и, казалось бы, не было у них ничего общего и быть не могло. А вот, поди же ты, сошлись, притерлись и уже давно работали в паре, составляя боевую группу Аппарата центральной национальной безопасности Хизбаллы, известную лично его руководителю шейху Халилю и чрезвычайно им ценимую, несмотря на то, что в ядро группы входил неверный, не желавший даже и думать о принятии ислама, хоть и намекали не раз, более чем прозрачно. Неверным был как раз Фашист, сам Волк стал мусульманином давно, не совсем по своей воле, но в силу обстоятельств непреодолимой силы, о которых не любил вспоминать и никогда никому не рассказывал.
  Еще двоих членов группы Волк для краткости звал Абдами, а чтобы не путать меж собой: Абд-1 и Абд-2. В выборе личных позывных для двух молодых ливанских парней, пришедших в группу из спецподразделения небезызвестной бригады "Исламбули", вплотную поучаствовал образованный Фашист, чешущий на арабском языке, не хуже, чем на родном. Именно он объяснил Волку, что означают имена Абдрахман и Абдрахим, которые изначально носили бывшие шахиды. До этого момента Волк, даром, что уже несколько лет как правоверный, и не подозревал о существовании девяноста девяти прекрасных имен Аллаха, среди которых ар-Рахман - Милостивый и ар-Рахим - Милосердный. А добавленная впереди частица абд, означает, как оказалось, всего лишь раб. То бишь раб Аллаха Милостивого и раб Аллаха Милосердного. Такая вот расшифровка. "Только Аллаха приплести в наши погоняла еще осталось! - возмутился в тот раз Волк. - Мало того, что и так черти уже сковородку для нас с тобой подсолнечным маслом поливают, так теперь еще и в мусульманском аду, какие-нибудь ифриты, встрепенуться, еще выдачи потребуют за оскорбление монаршей особы! Нет уж, пусть будут просто абды, раз им так уж хочется, но без лишних уточнений!" Фашист промолчал, лишь по всегдашнему обыкновению растянул в тонкой змеиной улыбке сжатые в нитку губы. С тех пор и пошло: Абд-1, Абд-2, а иногда просто: Первый, Второй. Проявляя свойственное арабам философское долготерпение, сами ливанцы никак своего отношения к новым именам не выказали, приняв их со стоическим равнодушием.
  Окончательно убедившись, что беспилотник ушел и возвращаться не думает, Волк тихонько свистнул, оповещая остальных о том, что опасность миновала. Тут же в трех метрах от него шевельнулась запорошенная красноватой пылью земля, вздыбилась, выпуская наверх взъерошенную голову с зеленой повязкой вокруг лба, измазанное камуфляжной краской лицо повернулось к Волку. Фашист заговорщицки подмигнул левым глазом и вопросительно мотнул головой в сторону неба.
  - Ушел, - хриплым шепотом выдохнул Волк в ответ на немой вопрос. - Похоже, пронесло...
  - Тебя бы так пронесло, - скорчив уморительную рожу, не преминул пошутить Фашист.
  Вид его в тот момент был настолько комичен, что Волк не смог удержаться от короткого лающего смешка, тут же поймав на себе удивленные взгляды обоих Абдов, вынырнувших из-под маскировочных накидок рядом. Абды по-русски не рубили абсолютно, потому оценить игру слов естественно не могли, но на всякий случай тоже хихикнули, щеря в ухмылках свои смуглые рожи.
  Волк вновь глянул на циферблат часов, солнце уже наполовину скрылось за грядой зеленых холмов на горизонте, до наступления полной темноты оставалось часа полтора не больше. Похоже, пора. Он подтверждающее кивнул вопросительно покосившемуся на него Фашисту. Тот что-то гортанное выдал обоим Абдам, заставив их вновь нырнуть под накидки, потом завозился, вытягивая на свет зеленый ящичек, чем-то напоминающий подрывную машинку. В довершение ассоциации на корпусе имелась ручка запуска, как на полевом телефоне и огромная зеленая кнопка с лампочкой над ней. Волк тяжело вздохнул, наблюдая за этими приготовлениями, действия группы вступали именно в ту фазу, в которой он был напрочь неуверен. Теперь все зависело от того, правильно ли рассчитал привезенный из Бинт-Джебейля спец. Фашист украдкой, чтобы не видели Абды, перекрестился и с силой крутанул ручку, лампочка над кнопкой замигала неуверенным красным огоньком. Еще несколько оборотов и большой палец с тщательно подстриженным ногтем, торчащий из обрезанной кожаной перчатки надавил кнопку. Мигание тут же прекратилось, теперь лампочка горела ровным красным светом.
  - Двадцать минут, - коротко произнес Фашист, обернувшись к Волку.
  - Ну-ну, - пробурчал тот в ответ, привычно засекая время.
  Следующие пятнадцать минут они молча лежали, всматриваясь в протянувшийся вдоль линии трехметровый забор из сетки "рабица" со спиралью "егозы" наверху. Позади этого забора виднелась перепаханная контрольно-следовая полоса. Где-то вдоль нее тянулись два подземных кабеля волновой сигнализации, создающие между собой электромагнитное поле. Когда в окрестностях появлялось тело с диэлектрической, или магнитной проницаемостью, отличной от проницаемости свободного пространства, поле искажалось, искажение детектировалось и проверялось специальным анализатором, и если оно превышало некое пороговое значение, формировался сигнал тревоги. Так объяснял давешний спец, причем, когда он говорил об этом, то настолько увлекался, что даже сочившийся из всех его пор запах страха куда-то пропадал, совершенно растворяясь в воздухе. По его словам, обмануть такую сигнализацию совсем не сложно, слишком чувствительна она к различным изменениям, слишком точной калибровки требует. Зарытый прямо у ограждения им и Фашистом генератор, гарантированно должен был забить ее электромагнитное поле такими помехами, что оператору сидящему где-то на заставе за пультом покажется, будто на контрольно-следовой полосе как минимум резвиться стадо слонов, ну или проводит маневры танковая рота. Перенастроить постоянно вопящую сигнализацию ночью никто не сможет, наверняка, оставят это дело до утра, отключив от греха охранный пульт. Оператор ведь тоже живой человек и вряд ли выдержит несколько часов непрекращающегося тревожного рева прямо в ухо. На этом и строился весь расчет. Преодолеть вибрационную сигнализацию самого забора, для подготовленного диверсанта не составляло труда, тут просто достаточно не касаться его поверхности, избегая лишних вибраций, и все проблемы решены. Непреодолимым охранный рубеж делала исключительно работа обоих типов сигналок в комплексе, отключение хотя бы одной из них сводило на нет весь эффект охраны.
  До контрольного прибытия тревожной группы оставалось четыре минуты, Волк махнул рукой Фашисту, показывая, что пора вновь нырять под защитный полог присыпанных сверху землей и дерном накидок. Напарник дисциплинированно исчез, если бы Волк сам не видел в каком точно месте секунду назад торчала его голова, никогда бы не догадался, что совсем рядом с ним присыпанный мелкой ливанской пылью прячется человек. Что-что, а маскироваться на любой местности Фашист умел, хотя никогда не рассказывал, где постиг эту непростую науку. Равно как не распространялся и о том, где научился без промаха стрелять из любого стрелкового, сноровисто управляться с ПТУРами, ставить и самостоятельно мастерить фугасы, бесшумной змеей проскальзывать мимо вражеских секретов, путать следы, уходя от погони и прочим подобным навыкам и умениям отнюдь не свойственным единственному и любимому дитятку из семьи москвичей - профессоров искусствоведения. А кем были родители Фашиста, Волк знал совершенно точно, даже как-то был случай, видел семейное фото. Высокий благообразный джентльмен в строгом костюме-тройке казался сошедшим с пожелтевших фотографий начала прошлого века, настолько вид имел представительный и аристократичный, в каждой черточке строгого, чуть надменного лица так и читалась настоящая порода. Не просто порода, а именно ПОРОДА с большой буквы. При одном взгляде на него так и лезли навязчиво в голову пышные обороты давно канувшего в Лету монархического режима, типа "ваше высокоблагородие" и "милостиво повелеть соизволил". При этом, фамильное сходство с Фашистом, несомненно, проглядывало, хотя напарнику явно не хватало, вот этой монументальной уверенности в собственной значимости, светящегося в глазах непререкаемого превосходства над окружающими. А так многие черты были вполне узнаваемы. Женщина, легко опершаяся на руку мужчины, лишь оттеняла его, она просто присутствовала на снимке, как необходимая деталь антуража, и как короля играет свита, так и она только дополняла запечатленного на фото блистательного супруга. Сейчас Волк поймал себя на том, что даже не может припомнить ее лица, в памяти осталось лишь неясное ощущение гибкости легкой худощавой фигуры, что-то вроде тонкого вьюна обвивающего кряжистый ствол векового дуба. Почему-то у него родились именно такие ассоциации.
  О родителях Фашист говорил много и охотно. А Волк любил слушать эти истории, погружаясь на досуге в реалии совершенно незнакомого ему, недоступного и прекрасного мира аристократического высшего света, удивляясь и восторгаясь тем, что для рассказчика было понятным и привычным. Но больше всего его поражало то, что получивший блестящее образование Фашист, имевший все возможности для карьеры в мире больших денег и дорогих пиджаков, вдруг по непонятным причинам оказался здесь, среди боевиков "Хизбаллы". Там, куда самого Волка привела попытка спасти свою жизнь ценой чужой и дикое, просто животное желание вырваться из постоянной нужды, всегда шедшей рядом с ним по жизни. Все чего пытался достичь Волк, ползая под пулями израильтян по приграничью, Фашист имел от рождения. Так спрашивается, какого же тогда хрена? Однако на эту тему напарник говорить отказывался наотрез. Еще и это прозвище, оно ведь тоже появилось не просто так, он сам так назвался при знакомстве. А когда удивленный Волк поинтересовался причиной получения столь одиозного позывного, лишь улыбнулся своей фирменной змеиной улыбкой, не разжимая губ, и сообщил, не вдаваясь в подробности: "А я на самом деле фашист, самый настоящий". Уточнять, чтобы это значило, Волк не стал. Да ему в принципе, тогда и не было до этого дела, он воспринимал знакомство, чисто утилитарно - знаем, как друг к другу обращаться и ладно, сделаем дело и разбежимся, как говорится, бабки получили, а потом жопа к жопе и кто дальше прыгнет. Однако вышло все по-другому, не так, как думалось, и вот уже второй год их дорожки сплетены между собой в тугую косу, такую, что не расплести и не разъединить, не разорвав.
  Тяжело вздохнув, Волк накинул себе на голову защитную накидку, оставив лишь небольшую, в ладонь шириной, щель между ее пологом и землей. Повозившись, извлек притороченный сбоку бинокль, старую артиллерийскую восьмикратку со специальными вставками из прозрачного зеленого пластика на окулярах. Они надежно погасят любой случайный луч заходящего солнца, не давая ему сверкнуть ярким бликом на стеклах. Тревожная группа прибудет не в том настроении, чтобы ее лишний раз дразнить, изображая из себя затаившегося на сопредельной стороне снайпера. Хоть и граница, а пальнуть все равно могут, нервы у всех на взводе. К тому же мирные соглашения по Южному Ливану реально существуют только у дипломатов на бумаге. У тех, кто далек от кондиционированного воздуха кабинетов послов и консулов, но близок к пропыленной, выжженной солнцем ливанской земле, по этому поводу совсем другое мнение, и огражденный забором с сигнализацией периметр здесь мало что меняет.
  Тревожная группа подкатила с опозданием в полторы минуты, скрупулезно зафиксированным невидимыми наблюдателями по ту сторону границы. Два "хаммера" настороженно ползли по вьющейся вдоль контрольно-следовой полосы грунтовой дороге, будто принюхиваясь к земле. Шли, не торопясь, давая максимум километров тридцать в час, даже пыль, поднятая колесами, не вилась столбом за машинами, как обычно бывает при езде по пересохшей грунтовке, а степенно клубилась, оседая где-то на уровне покрытых броней крыльев колес. Волк знал, что "хаммеры" Израиль закупает в Штатах, но броню на них навешивает свою собственную, разработанную местными конструкторами. Видно считает, что еврею за еврейской броней воевать комфортнее и безопаснее. Вот только от выстрела из гранатомета она не спасает, точно так же, как штатовская, это ему тоже было известно абсолютно точно. Лично наблюдал, и не раз.
  Дистанцию между собой машины выдерживали почти в сотню метров. "Грамотно, - мысленно одобрил невидимых водителей Волк. - Если бы мы махнули через забор, то поставить минную косу на подъездном пути, нам тоже времени хватило бы. Вот только обеспечить такой участок поражения не выйдет даже с помощью тяжелой инженерной техники, не то что вручную. Так что подорвать сразу обе машины, никакой возможности нет. Одна все равно останется неповрежденной и примет бой, по возможности выручая и прикрывая пострадавших товарищей. Умные, жизнь научила...". Он представил себе, как сейчас вертят головами, впиваясь глазами в перепаханную КСП сидящие внутри металлических коробок солдаты, как настороженно всматриваются в тянущийся по правую руку пограничный забор, выискивая пролом, отогнутую проволоку, или следы подкопа. Представил и злорадно ухмыльнулся: "Нет, жидята, на этот раз не все так просто!"
  Вообще, в отличие от того же Фашиста, никакой особой ненависти к евреям Волк не испытывал. Даже удивлялся порой, когда натыкался на очередного оголтелого антисемита. Правда и общаться с представителями этой национальности особо близко ему не доводилось, так, было несколько шапочных знакомств, не произведших на него особого впечатления. Так что может быть, у него просто не было достаточно информации для анализа. Тем не менее, свое мнение по этому поводу наемник имел. Еврейский вопрос представлялся ему грандиозной мистификацией, явно высосанной кем-то из пальца. Ну, возможно, евреи хитрее и изворотливее по жизни, чем большинство обычных сограждан. Ну, может быть, лучше других умеют пристроиться на тепленькое место и, в силу некоей свойственной отнюдь не только им национальной взаимовыручки, тут же начинают тянуть вверх многочисленных единоверцев. Пусть так... Но обвинять их в неком всемирном заговоре с целью закабаления и порабощения всего остального человечества, наверняка, явная паранойя... Да и обобщать, огульно заявляя, что любой еврей это продувная бестия, озабоченная лишь тем, как бы нажиться на чужом горе, однозначно не правильно. Иначе кто бы сейчас сидел в ползущих за забором "хаммерх"? Или там сплошь одни ростовщики, да зубные техники? Ага, как же, эти ребята так при случае могут зубки вылечить, что больше никаких проблем с ними не будет, никогда, навечно. Уж он-то не раз прочувствовал на своей собственной шкуре, что евреи умеют не только торговать, протезировать зубы и играть на скрипке.
  Так что никакой особой разницы между евреями и остальным населением земного шара Волк принципиально не видел. Почему же в таком случае он лежал сейчас под маскировочной накидкой, отслеживая, как тяжело переваливается на неровных колдобинах, проверяя ограждение поднятый по тревоге пограничный патруль? Ответ банален: не мы выбираем, в конечном счете, жизненные дороги, а дороги выбирают нас. Точно с таким же успехом родившийся в провинциальной российской глубинке Волк, мог бы сейчас сам трястись, изнывая от жары в железной коробке "хаммера". Все дело случая, ну и еще, конечно, деньги, куда же без них? И пока "Хизбалла" платит он остается по эту сторону забора, а то, что деньги, которыми с ним рассчитываются, получены от продажи наркотиков, в том числе и в его страну Волка трогало мало. Он вообще считал себя человеком без национальности, веры, семьи, друзей и прочих условностей обычно тяжким бременем ложащихся на человека и мешающих ему идти вперед по пути к жизненному успеху, который в его понимании измерялся все теми же зелеными бумажками с рожами американских президентов. Ведь, как известно, счастье не в деньгах, а в их количестве... Хотя нет, насчет друзей он, пожалуй, погорячился. Друзья у него были, точнее один друг - вжавшийся в землю под маскировочной накидкой Фашист.
  Волк и сам не отдавал себе до конца отчета, насколько привязался к этому жилистому, обманчиво тонкокостному парню с умным интеллигентным лицом и несколько нарочитыми, отдающими снобизмом, аристократическими манерами. Они работали в паре уже второй год. А на войне, пусть даже необъявленной вялотекущей это очень большой срок. За это время человек помимо собственной воли полностью раскрывается, обнажая истинную свою суть. Нет, конечно, детали биографии, факты из прошлого, при желании всегда можно скрыть. Но вот это глубинное еще с Раскольникова живущее внутри: "Тварь я дрожащая, или право имею?" Оно прет наружу со страшной силой, и никакими артистическими способностями не скрыть человеку от боевых товарищей внутреннее свое содержание, то, настоящее, что в повседневной жизни мы старательно прячем, запихивая под придуманные маски и образы, боясь показать, выпустить наружу. Та самая суть, что составляет наше истинное естество, открыв которую мы пускаем человека в свой внутренний мир, становясь беззащитными и уязвимыми.
  Так что если люди сходятся на войне в пограничных условиях каждодневной борьбы жизни и смерти, то это действительно судьба. Нет в такой дружбе места ни корысти, ни расчету, одно лишь таинственное и непредсказуемое сродство душ, таких разных и непохожих на первый взгляд и, тем не менее, тянущихся друг к другу. Так произошло и у Волка с Фашистом. Вначале вроде работали вместе лишь в рамках одной конкретной операции, а потом как-то незаметно сложился их постоянный тандем, удачный надо сказать, несмотря на явную разницу и в характерах, и в возрасте, и в мотивах побудивших обоих участвовать в этой странной войне... В отличие от Волка, Фашист был бойцом идейным, деньги его интересовали в последнюю очередь. Нет, конечно, никому их дарить он не собирался, но Волка при этом не оставляло ощущение, что перестань сейчас "хизбаллоны" вдруг платить его напарнику, тот все равно никуда отсюда не уедет, а придется, так еще и сам будет приплачивать за возможность безнаказанно стрелять в евреев. Уж очень сильно их Фашист ненавидел. Самих ливанцев, иранских инструкторов и всех прочих арабов он тоже недолюбливал, относился к ним свысока, презрительно и брезгливо, не стесняясь, порой демонстрировать это в открытую. Недолюбливал, но терпел, до поры, до времени... Терпел, потому что они давали ему возможность бороться с теми, кого он считал корнем всего мирового зла, с евреями...
  "Хаммеры" меж тем пропылили мимо, удаляясь в сторону кибуца Зарьит, огни которого уже можно было смутно различить в закатной дымке, чуть дальше в западном направлении. Где-то там же, совсем рядом находилась контрольная точка пограничников номер сто пять, там располагался стационарный наблюдательный пост, и там "хаммеры" должны были по всем расчетам развернуться обратно. Наверняка у них есть специалист с приборами для полевой засечки точного места, вызвавшей срабатывание сигнализации магнитной аномалии, а генератор наведенного поля, врубленный Фашистом, исправно пашет и сейчас. Так что конкретную точку они должны локализовать довольно быстро. Вот только сделать при этом ничего не смогут, даже если сообразят, чем вызвано вдруг возникшее искажение поля, все равно, выходов только два: лезть через границу в поисках генератора, или перенастраивать механизм селекции помех под новые условия. Ни то, ни другое сейчас не реально. На ливанскую территорию погранцы не полезут, не их это дело. Если примут такое решение, то привезут сюда бойцов из какого-нибудь специального подразделения, типа "Эгоза", а может, чем черт не шутит и "Сайерет МАТКАЛ". И дело это отнюдь не одного дня: пока разработают план, пока все согласуют, пока проведут предварительное наблюдение и разведку... Не меньше недели уйдет. А перенастроить аппаратуру тоже не фунт изюму съесть: нужно связываться с вышестоящим штабом, выпрашивать специалистов, оформлять им командировки, везти на местность... В общем что так, что этак - хлопот полон рот. Так что, скорее всего, пограничники не станут возиться с этой проблемой на ночь глядя, отложат до утра, а утром все это не будет иметь уже никакого значения.
  Патруль действительно вернулся через пятнадцать минут, на этот раз машины ползли еще медленнее, а когда замыкающая поравнялась с местом закладки генератора, вообще встали. Это было нехорошим признаком, и Волк внутренне напрягся, неосознанно стараясь усилием воли, внушить патрульным, что нечего тут возиться, надо двигаться домой и доложить о неисправности сигнализации начальству. Пусть командиры думают у них жопа-то больше.
  Он невольно усмехнулся про себя, вспомнив давний случай еще времен своей службы в рядах родной Краснознаменной. Старый замшелый командир батальона распекал в штабе вызванных туда ротных, особо упирая на то, что из-за плохо подготовившей технику к смотру третьей роты ему, комбату лично, комиссия из Москвы вставила стержень размером от земли до неба, а молодой и зеленый ротный отделался на первый раз легким испугом. Ротный третьей роты Сашка Переведенцев, признанный заводила всех офицерских мероприятий, пьяница и балагур, с выражением глубокой скорби на лице считал бьющихся в плену оконной рамы мух и упорно не проявлял никаких приличествующих случаю признаков раскаяния. А когда отчаявшийся достучаться до лейтенантской совести комбат, наконец, прекратил причитать и заорал ему прямо в лицо, брызгая слюной: "Объясните, товарищ старший лейтенант, почему меня за вас должны постоянно дрючить?!" ответил гениально просто:
  - Правильно, у Вас жопа-то больше!
  Комбата от такой вопиющей наглости чуть не хватил удар, широко разевая рот, будто выброшенная на песок рыбина, он несколько секунд молча переваривал услышанное, после чего вкрадчивым, но готовым тут же взорваться звериным воплем голосом попросил:
  - Повторите, что Вы сейчас сказали, товарищ старший лейтенант, я что-то не расслышал...
  Сашка, глядя ему в глаза невинным васильковым взглядом, громко и членораздельно повторил:
  - Я сказал, у Вас ЖЕ ОПЫТА больше. Потому они с Вами общались, а не со мной.
  Крыть было нечем, комбат в сердцах махнул рукой и выгнал всех из кабинета. Зато уже к вечеру вся часть точно знала, что у начальства жопа всегда больше, чем у простых смертных.
   Шутки шутками, но "хаммеры" все продолжали стоять на одном месте будто приклеенные. Похоже, старший патрульной группы напряженно решал, что же теперь делать. "Докладывай уже начальству, и вали отсюда!" - почти взмолился Волк. Ну, в самом деле, что тут такого? Технические проблемы случаются всегда и везде... Мало ли, какие накладки могли их вызвать? В конце концов, ведь вибрационная сигналка, тянущаяся по самому забору не повреждена, так что путь возможным нарушителям все равно закрыт. А в том, что никто не пробрался нелегально на израильскую территорию до их объезда можно быть совершенно уверенным: никаких следов на КСП, никаких повреждений забора... Так ведь? Так чего же вы такие въедливые, на мою голову? Все, успокойтесь и валите домой в теплые коечки, ночь уже на дворе...
  Однако уговоры Волка никакого практического эффекта не возымели. Хлопнула, открываясь, задняя дверца "хаммера" и на дорогу спрыгнул нескладный солдат в круглых профессорских очках. Из салона машины ему подали какой-то утыканный рычажками и кнопочками ящик, после чего это чудо заковыляло, смешно подволакивая левую ногу к границе контрольно-следовой полосы, прямо напротив того места, где на ливанской территории был зарыт генератор. Волк бесшумно выматерился сквозь зубы, плотнее вжимая в глазницы бинокль. Солдат присел вместе со своим ящиком на обочине и принялся колдовать над ним, щелкая тумблерами и внимательно отслеживая показания то и дело вспыхивающих лампочек и отклоняющихся стрелок. "У, жиды! Наберут яйцеголовых в армию, расхлебывай потом!" - со злостью процедил сквозь зубы Волк. Тщательно продуманный и взвешенный план операции неожиданно начал трещать по швам, а работа на этот раз контролировалась на самом верху. Заказ был не простой, а имеющий весьма важную подоплеку, неприятности на границе должны были произойти именно в указанный день, чтобы отвлечь внимание мирового сообщества от не в меру обострившейся в последнее время критики иранской ядерной программы, а также сорвать какое-то важное совещание в ООН с участием США и Великобритании. По-крайней мере именно так в общих чертах обрисовал это все шейх Халиль, при постановке задачи. А точнее Волку и не надо было знать, лишь бы платили, хотя по возбуждению Фашиста, несвойственному последнему в обычной жизни, он понял, что порученное дело действительно весьма важно для судеб всего остального человечества и будет иметь поистине глобальные последствия. Впрочем, ему все равно было плевать на это с высокой башни, чисто военная часть вопроса, как казалось тогда, особой сложности не представляла, деньги платили немалые, а что там, в смысле глобальных последствий для человечества, так это неинтересно...
  Долговязый еврей, наконец, закончил колдовать над своей аппаратурой и с довольным видом потрусил назад к "хаммеру", Волк смотрел ему вслед злым взглядом, раздосадованного хищника, борясь с искушением плюнуть на все и всадить пулю в эту удаляющуюся от него сутулую спину с темным пятном пота вдоль позвоночника. С такого расстояния он однозначно не промахнулся бы. В мозгу промелькнула сладостная картинка: солдат получив прямо между лопаток полутонный удар, мучительно прогибается в спине, всплескивает своими длинными тонкими руками, будто журавль крыльями, в наивной и бессмысленной попытке оторваться от этой грешной земли и ничком валится вниз, прямо под колеса замершего у обочины "хаммера". Он даже зажмурился, представляя себе все это, а когда вновь открыл глаза очкастый уже был надежно укрыт броней машины, только донесся издалека звук хлопнувшей двери. А потом "хаммер" фыркнул мотором и тронулся с места, уверенно набирая скорость, больше высматривать здесь патрульным было нечего, причина выхода из строя сигнализации найдена.
  Проводив удаляющиеся машины до поворота, Волк с облегчением откинул назад маскировочный полог, выбираясь на поверхность. После утомительного лежания под слоем термоизоляционной ткани, земли и дерна, вечерний воздух с налетающим ласковыми порывами легким ветерком показался прохладным и необычайно вкусным. Волк с наслаждением поднялся на ноги, покрутил корпусом, несколько раз прогнулся в спине, разминая затекшие, приятно постанывающие мышцы. Рядом из своих укрытий выбирались Фашист и Абды, оправляли обмундирование, снаряжение, дышали полной грудью вечерней прохладой. Лица у всех троих при этом были настолько глупо-счастливыми, что Волк не удержался, рассмеялся в голос. Да так заразительно, что спустя несколько секунд его поддержал Фашист, а за ним подтянулись и Абды. Они искренне смеялись, заходясь до колик в подреберье, сами не понимая отчего хохочут как малые дети, просто ощущая, что им сейчас хорошо и радостно, несмотря на предстоящее уже через несколько часов тяжелое и опасное дело.
  - Они тут долго возились с какой-то электронной хренью, похоже, вычислили вашу закладку, - отсмеявшись, наконец "обрадовал" Фашиста Волк.
  Тот враз оборвал смех, будто поперхнувшись, на еще хранившем следы веселья лице проглянула явная озабоченность:
  - И что теперь? Думаешь, пришлют техников в ночь? Это же чистое самоубийство. А они свои шкуры дорого ценят. Должны сначала подумать о прикрытии. Дежурными силами безопасность не обеспечишь, значит, надо запрашивать помощь у старшего командования. А командование, поди, уже дома на отдыхе, лишний раз беспокоить себе дороже... Нет, наверняка, утра будут дожидаться.
  - Все так, - неторопливо, основательно кивнул Волк. - Вот только если бы я отвечал за участок, и на нем произошла такая хрень, я бы на всякий случай организовал неподалеку от места закладки ночную засаду. На своей территории, естественно. Посадил этак с десяток хлопцев с ночниками и поглядел, что тут будет до утра твориться.
  - Нет, такой поворот событий нам совсем не в масть, - угрюмо процедил Фашист, подозрительно оглядываясь вокруг, будто уже готов был обнаружить где-нибудь неподалеку крадущихся израильтян. - По-моему ты их переоцениваешь, вряд ли в низовых звеньях командиры могут самостоятельно принимать решения такого уровня, как засада. Тут нужна детальная разработка плана, куча согласований и разрешений. Пока они проведут всю эту бумажную волокиту, пока подготовят людей, пройдет время, будет уже бессмысленно выводить их в ночь. Засада ведь должна прибыть на место заранее, разве нет?
  - Так-то оно так, - недовольно буркнул Волк. - Но если бы я, - он подчеркнул голосом это "я" выделив его интонационно. - Если бы я, был на месте их командира, я все равно бы выставил засаду, а всю сопутствующую трехомундию проводил бы задним числом, после того, как парни будут уже на месте.
  - Хорошо, хорошо, - примирительно вскинул вверх открытые ладони Фашист, неким интуитивным шестым чувством он безошибочно определил, что сейчас со старшим товарищем лучше не спорить. - Что ты предлагаешь?
  Волк сразу же успокоился и заговорил тоже гораздо мягче, словно извиняясь, за то, что пытался давить на напарника:
  - Да ничего особенно напряжного... Рвать нитку будем под утро, часов в пять, перед рассветом. А до этого времени предлагаю по очереди дежурить и наблюдать за той стороной. В случае любого шевеления там, операцию переносим. Так будет вернее, сам знаешь, береженного бог бережет...
  - Аллах, - не удержался от шпильки Фашист. - Нет бога кроме аллаха и все в руках его, иншалла!
  Заслышав знакомые обороты, настороженно переглянулись Абды, Волк лишь напоказ тяжело вздохнул, демонстрируя свое долготерпение. Ему в принципе было все равно, так как в глубине души он сильно сомневался в существовании какой-либо загробной жизни. И даже если допустить ее наличие, ничего хорошего ему там за темной чертой отделяющей мир живых от царства мертвых, не светило. По совокупности деяний, так сказать. Но все равно лишнее напоминание о его официальном мусульманском вероисповедании ему было как кость в горле. И так он вынужден был соблюдать все эти дурацкие обряды, иначе разные фанатики начинали косо смотреть, благо хоть на период боевых действий это не распространялось. А так реально приходилось: и поститься в рамадан, и вскакивать на молитву перед рассветом, и еще четыре раза за день, и платить закят, ладно еще хоть в Мекку пока не отправили, хотя может, и неплохо было бы прогуляться, в качестве отпуска, как-никак давно уже толком не отдыхал. В отрядах "Хизбаллы" кодекс законов о труде, к сожалению, не действует...
  - Ладно, - хлопнул его по плечу Фашист. - Не вздыхай так тяжко, подежурим, все равно я весь на нервах, хрен усну. К тому же еще надо отход подготовить.
  Он хитро улыбнулся, на мгновенье став похожим на забавного лисенка из мультфильма, и Волк ответил ему открытой дружеской улыбкой.
  
  
  
  К ограждению они подошли, когда мутный предрассветный полумрак окутывал окрестности легкой почти невидимой дымкой. Абд-второй возник из нее бесшумно, как призрак, не тратя слов, условным жестом показал, что все в порядке. Он караулил в последнюю смену, и значит, если они ничего не проморгали, то Волк беспокоился зря, засаду для их встречи выставлять никто и не подумал. Шедший первым в короткой цепочке Фашист остановился у самого забора, чутко всматриваясь в раскинувшуюся прямо за ним в каких-то нескольких десятках метров оливковую рощу. Причудливые тени, залегшие между деревьями, загадочно шевелились, казалось, они скрывают за собой целый отряд настороженно следящих за каждым движением незваных гостей бойцов. Но впечатление это было обманчивым, как всегда обманчив предутренний полумрак. Тот самый, когда черную нитку еще нельзя отличить от белой, а потому Аллах не видит, что происходит на земле и можно вкушать пищу и любить женщину даже в священный месяц рамадан. В роще никого не было гарантированно, не зря же они по очереди караулили здесь с самого заката.
  Двое ливанцев шахиды из отряда джихада подтащили вплотную к забору сложную конструкцию из дюраля, чем-то напоминающую садовую стремянку. Фашист брезгливо оглядел черные комбинезоны смертников, зеленые повязки с вышитыми золотом цитатами из Корана на головах, закаменевшие сосредоточенные лица фанатиков и даже передернулся от едва сдерживаемого отвращения. Он ненавидел этих людей, ненавидел почти так же сильно, как евреев, просто последних он считал более опасными, а значит подлежащими уничтожению в первую очередь. "Погодите, мы еще встретимся и с вами", - мысленно пообещал он, возящимся со "стремянкой", смертникам, до хруста зубов сжав челюсти. Ничего, время придет, настанет свой срок для всех и для каждого. А сейчас даже очень удачно, что у нас есть общий враг. Было бы гораздо хуже, если бы вы вдруг смогли договориться с евреями.
  "Стремянка" была разложена за рекордное время в десяток секунд, сказывалась предварительная недельная тренировка. Оба шахида уперлись в конструкцию руками, крепко впечатав ступни ног в неровности почвы. Малейшая ошибка на этом этапе могла поставить под угрозу срыва всю операцию, стоит лишь легонько коснуться проволоки забора, и на пульте оператора технических средств охраны участка зажжется тревожный красный огонек, взвоет сирена, срывающая с коек дежурную группу пограничников... И тогда будет уже не до выполнения задания, лишь бы ноги отсюда живым унести... Хотя тут еще вопрос, стоит ли их уносить, за срыв миссии такой важности вполне можно не сносить головы, и благополучно вернувшись в лагерь. Так что, как ни крути, а лучше случайных проколов не допускать.
  Первым на дюралевую конструкцию вскарабкался один из Абдов. Постоял секунду, примериваясь к забору, с верхним краем которого теперь оказался почти вровень, а потом одним стремительным рывком метнул вперед свое гибкое, поджарое тело, будто прыгун в высоту, переваливаясь всем корпусом через сложные витки тянущейся поверх забора "егозы". По-кошачьи ловко извернулся в воздухе и почти бесшумно опустился на четвереньки по ту сторону, уже на израильской территории, прямо в мягкую пахоту КСП. На минуту все замерли. Абд, приникнув к земле и стараясь даже не дышать, остальные диверсанты по свою сторону забора, вглядываясь в прицелы оружия, в ожидании криков, стрельбы, команд... Но по ту сторону границы все было тихо, никто не спешил хватать нарушителя, стрелять в него, пускать осветительные ракеты... Тишина, мертвая, давящая, такая обманчивая и вместе с тем спасительная...
  Наконец замерший на КСП боевик осторожно пошевелился, видимо, уверившись в удачности переброса и собственной безопасности. Мучительно медленно, будто двигаясь в толще воды, он приподнялся на корточки, выставив перед собой настороженный, готовый при малейшем признаке угрозы тут же изрыгнуть длинную очередь ствол. Волк в этот момент физически ощутил, как перетянутыми струнами звенят его собственные, готовые в любую секунду лопнуть от непосильной нагрузки нервы. Палец замер на спусковом крючке, а по щеке щекотно сползала едкая капля соленого пота. Всего лишь доля секунды нужна была, чтобы смахнуть ее рукой, но он не мог заставить себя оторваться от фосфорицирующей в сумерках зеленой полоской рамки прицела автомата, щупающей густую тень оливковой рощи. Боевик приподнялся на ноги и сделал первый робкий шаг вперед, долго приноравливаясь к вывороченным комьям земли, прежде чем опустить на них обутую в десантный ботинок стопу. Шаг, еще шаг... Постепенно превращаясь в смутную предрассветную тень, растворяясь в полумраке умирающей ночи, Абд скользил все дальше и дальше, направляясь к кромке рощи. Там у первых деревьев он должен залечь и осмотреться и, если все будет в порядке, то тем же путем последует Фашист, потом Волк и второй ливанец.
  Боевик уже полностью пропал из вида, растворившись в неверном сумраке. Лишь интуитивно, на самом пороге отпущенных человеку чувств Волк улавливал его неторопливое, скользящее движение. Наконец условленный свист оповестил их о том, что переброс прошел успешно, никакой опасности поблизости не обнаружено, и Абд занял позицию в готовности прикрыть своих товарищей огнем. Теперь действовать следовало быстро. Три по-обезьяньи цепких и ловких фигуры одна за другой взлетели над проволочной спиралью ограждения и мягко приземлились на КСП. Конечно, оставленные этими прыжками следы толком не скроешь, но это уже не имело особого значения. Утренний патруль из солдат пятой пехотной бригады, который мог бы обнаружить место перехода, как раз и должен был стать их жертвой, так что скрывать больше нечего и не от кого.
  Шахиды, оставшиеся на той стороне, быстро, как на тренировке, свернули "стремянку" и, вскинув на прощание сжатые кулаки, бегом исчезли за ближайшим холмом. Они свое дело сделали и с чистой совестью могли возвращаться. Для обратного перехода группе такие ухищрения и акробатические трюки уже не понадобятся.
  Тем временем четверо диверсантов, растянувшись в цепочку с интервалом в десяток метров, споро двинулись в ту сторону, откуда должен был появиться утренний патруль. Следовало протопать что-то около километра, для того, чтобы не устраивать засаду на участке вчерашней ложной сработки сигнализации, где объездчики могут вести себя более настороженно, чем на привычном рутинном маршруте. Двигались вдоль самой кромки рощи, прячась в отбрасываемых ее деревьями тенях, растворяясь в них, становясь практически невидимыми. Шли молча, сосредоточенно, с момента переброса все шутки и личные симпатии закончились, сейчас они были лишь хорошо запрограммированными автоматами, четко знающими, что им надлежит делать, не подверженными обычным человеческим слабостям и эмоциям. Элитная группа диверсантов "Хизбаллы" выходила к месту засады, и если бы какой-нибудь сторонний наблюдатель мог увидеть их сейчас, он с уверенностью сказал бы, что утреннему патрулю пятой бригады исключительно не повезло, столько решимости и злой целеустремленности было в кошачьей пластике их бесшумного скольжения в тенях.
  
  
  
  Мерный рокот моторов они услышали издалека, задолго до того, как два патрульных "хаммера" выпрыгнули из-за поворота. Волк привычно отфиксировал время появления противника, без одной минуты девять утра, все так же, как всегда, привычный распорядок патрулирования не нарушен. А это пусть только косвенно, но все же говорило за то, что все идет по плану и переход границы диверсионной группой действительно остался незамечен. Умудренный богатым жизненным опытом, Волк до последнего мгновенья не сбрасывал со счетов немалой вероятности того, что давно обнаруживший их противник лишь играет с группой, выбирая удобный момент для удара.
  Машины шли совсем не в том порядке, что вчерашние пограничники. Водитель заднего "хаммера" явно веселился, скрашивая рутину патрульного объезда, тем, что пугал своего товарища из головной машины изображая попытки боднуть его внедорожник в кургузую бронированную задницу. В результате оба "хаммера" перли по дороге, как приклеенные друг к другу, на минимальном расстоянии. Волк краем глаза успел заметить скользнувшую по лицу Фашиста хищную гримасу, почувствовал, как подобрался, будто огромная кошка перед броском, напарник.
  Действительно, шутовство водителя задней машины значительно упрощало дело. Заложенный на грунтовке фугас должен был при такой дистанции надежно вывести из строя оба патрульных джипа, благо взрывчатки Фашист не пожалел. Вообще, они рассчитывали на подрыв только головного "хаммера", задний предполагалось бить приготовленной Абдом-вторым "мухой", но тут, пожалуй, неверное военное счастье решило им вдруг улыбнуться, да еще как, во все тридцать два зуба. Волк скосил глаза туда, где в зарослях молодой поросли притаился Абд-второй. Ливанец сосредоточенно готовился к бою, зеленый цилиндр "мухи" уже разложен по-боевому и покоился на его плече, выражение лица было скорбным и торжественным, будто во время молитвы, губы беззвучно шевелились, что-то проговаривая про себя. Фашист, более образованный и сведущий в различных восточных тонкостях, чем формальный мусульманин Волк, сразу определил бы, что боевик "Хизбаллы" читает перед боем шахаду, препоручая свою судьбу Аллаху, выражая признание полной покорности его воле и чистоту своих помыслов перед тем, как убить приближающихся неверных, а возможно и погибнуть от их рук самому. Смотря на что, будет воля ал-Джаббар, ал-Муизз, ал-Фаттах Аллаха, Могущественного, Дающего силу, Победителя. Иншалла!
  Текут, уходят, будто вода в песок последние секунды перед боем, все шире и шире ползет по щекам зловещая улыбка Фашиста, все быстрее движутся губы Абда-второго, все мрачнее становится разрисованная потеками бурой краски физиономия Абда-первого. Своего лица в эти секунды Волк, само собой, никогда не видел, подозревал, что и его не миновало это коверкающее привычные черты мгновенное помешательство ожидания. Но подозревать и видеть, две разные вещи, так что наверняка знать он не мог, и про себя считал, что это к лучшему... Ни к чему человеку наблюдать за собой в эти невыносимо длинные мгновения, отделяющие жизнь от смерти, вредно для психического здоровья.
   Головной "хаммер" уже поравнялся с вроде бы случайно брошенной поперек дороги веткой и, не притормаживая, покатил дальше. Сухо хрустнуло под мощным резиновым протектором мертвое дерево. Волк осуждающе качнул головой, вспоминая свой собственный рожденный на чеченской войне опыт подобных ситуаций. С его точки зрения водитель внедорожника поступил крайне неосмотрительно. Да если ты видишь на дороге, по которой едешь, или возле нее, хоть что-нибудь похожее на отметку, оставленную минерами для ориентировки, не поленись, нажми на тормоз, еще раз внимательно все осмотри, позови сапера, пусть он проверит. Даже если там ничего нет, все равно, в тысячу раз лучше прослыть трусом и паникером, чем превратиться в исковерканный взрывом фугаса труп. Израильский солдат, сидевший за рулем головного "хаммера", похоже, этой простой истины не знал, а может быть, и вовсе не заметил лежащей поперек дороги ветки, отвлеченный шутовством своего товарища, так и норовившего боднуть его машину своим бампером. В любом случае, наказание за беспечность последовало незамедлительно.
  Едва только головной "хаммер" миновал место закладки, Фашист, зло оскалившись, несколько раз быстро нажал кнопку подрывной машинки. Фугас они заложили проводной. Потратили немало времени и сил, чтобы надежно замаскировать тянущиеся от дороги провода, зато теперь можно было не волноваться о наличии или отсутствии в патрульных машинах генераторов помех типа антивзрыв. Конечно, радиодетонатор штука хорошая, намного упрощающая жизнь диверсанта, но старый добрый проводной способ все же надежнее. Электрический ток помехами не забьешь.
  Грохнуло. Несмотря на то, что Волк точно знал, что сейчас будет взрыв, ждал его, все равно ударило так, что его на миг оглушило, вогнав в неконтролируемый ступор. В ушах поплыл колокольный звон. Из дорожного полотна, прямо по центру вырвался густой сноп алого пламени. Дрогнула, ворохнулась беспокойно земля. Головной "хаммер", будто получив мощный пинок под зад, кувыркнулся в воздухе, заваливаясь боком на обочину дороги. Вторая машина, оказавшаяся от места взрыва всего в нескольких метрах, наоборот подскочила на дыбы, словно норовистый конь, вскинув в воздух передние колеса. Вихрем пронеслась, срывая листья и тонкие ветки деревьев, ударная волна.
  - Аллах акбар! Аллах акбар! - тонко взвыл справа кто-то из Абдов.
  Крик потонул в длинной автоматной очереди. Фашист хладнокровно полосовал покореженные, сочащиеся дымом остатки головной машины, давя на психику, не давая возможно выжившему экипажу предпринять что-либо для собственного спасения. Глухо ухнула "муха", и огненный клубок ткнулся в бок второго "хаммера", все же удержавшегося на дороге и вновь опустившегося на все четыре колеса. Удар гранатометного выстрела заставил машину еще раз подпрыгнуть, разворачивая ее к засаде передом. Волк, тщательно поймав на мушку лобовое стекло, врезал по нему несколькими прицельными очередями по три патрона, пытаясь разглядеть за отблеском встающего над горизонтом солнца, черные силуэты людей внутри. Не разглядел, а может, их там уже и не было. Стекло, даром, что должно быть бронированное и вроде как пуленепробиваемое, покрылось частой сетью трещин и под ударами пуль завалилось внутрь. Сбоку в работу включились автоматы обоих Абдов. Выстрелы били нестройными пачками, сливаясь в сплошной грохот, забивая звенящей глухотой барабанные перепонки, щекоча ноздри кислой пороховой гарью.
  Добив магазин, Волк сноровисто пристегнул новый и принялся внимательно изучать результаты обстрела. Один за другим смолкли автоматы других засадников. Огненный шквал, неожиданно обрушившийся на патрульный наряд из оливковой рощи, если не полностью уничтожил израильтян, то, во всяком случае, абсолютно лишил их воли к сопротивлению. Со стороны дымящихся машин по нападающим так и не было сделано ни одного выстрела. Сейчас, когда стрельба полностью прекратилась, стало слышно басовитое гудение пламени, потрескивание вспучивающейся от жара пузырями и лопающейся автомобильной краски и мерный скрип все еще вертящегося по инерции заднего колеса головного "хаммера" задранного высоко вверх. Однако, как Волк ни напрягал слух, он не мог расслышать ни человеческих голосов, ни бряканья амуниции, не видел, занимающих позиции для обороны стрелков. Обе машины казались мертвыми. Довершая впечатление, из водительского окна второго "хаммера", безвольно упав на топорщащиеся остатки выбитого пулями бронеплекса, свисала, царапая скрюченными пальцами дверцу, поросшая черными волосами рука с синевшей на запястье сложной татуировкой.
  Волк осторожно приподнялся, готовый при малейшем движении со стороны чадящих машин, вновь броситься ничком на землю. Внимательно всмотрелся в открывающуюся глазам картину. Отметил для себя еще одно неподвижно лежащее тело в тлеющей на спине полевой куртке. Тишина. Ни звуков, ни движения... Ничего...
  - Черт, Фаш! Похоже, мы всех их убили! - в голосе неприкрытые досада и разочарование.
  Всех убивать не планировалось, хотя бы одного надо было взять живым. Халилю требовался заложник. Живой израильский солдат, которого можно было бы показать по телевиденью, у которого в Израиле нашлись бы родные и близкие, требующие от правительства новых уступок террористам. То есть такой человек, жизнью которого можно было бы шантажировать ненавистных евреев, так же как это уже было недавно с захваченным два года назад пограничником. Вот только, похоже, не получилось. Даже если в этом чертовом пекле, что они здесь устроили, кто-то и уцелел, он, наверняка, нашпигован пулями и не переживет рывка через границу. Толку от заложника, который загнется от ран в пути?
  Фашист, опасливо присевший на колено и настороженно сжимающий автомат, вгляделся в сочащиеся черным дымом машины.
  - Не может быть, эти суки живучие. Просто наложили в штаны, и боятся обозначиться, трясутся за свои драгоценные шкуры. Только и всего, а ты панику зря разводишь.
  - Зря панику говоришь, развожу, - ухмыльнулся уголком рта Волк. - Может, сходишь тогда, проверишь? Заодно работу проконтролируешь, а?
  Глаза его опасно сверкнули, зло прищуриваясь, превращаясь в узкие щелки из которых зрачки смотрели острыми змеиными жалами.
  - А что? Думаешь слабо? - презрительно скривился Фашист, приподнимаясь с колена и вскидывая к плечу автомат. - Сейчас схожу, приведу тебе этих засранцев.
  - Ладно, уймись, ты мне еще живой нужен, - со значительным нажимом глядя напарнику прямо в глаза и не отводя взгляда, произнес Волк. - Пошли кого-нибудь из Абдов, только быстро. Время дорого. Эти, - быстрый кивок в сторону горящих машин. - Вполне могли ехать с включенной на передачу рацией. Так что того и гляди, дождешься тревожную группу.
  - Тогда пошли все вместе, - тряхнул головой, отбрасывая назад, слетевшую на лоб светло-русую челку Фашист. - Броском вперед, пока не очухались. Эй, воины Аллаха, пора собирать трофеи! Ну, поднимаемся, поднимаемся!
  Абды недоуменно поглядывая то на Фашиста, то на мрачно молчащего Волка, встали в рост и, держа оружие наготове, медленно двинулись вперед. Волк весь сжавшись в ожидании, слился воедино с автоматом, ловя прорезью прицела малейшее шевеление впереди. Абды шли не скрываясь, в полный рост и если кто-то из патрульных выжил, то сейчас по ним огненной плетью должна была хлестнуть очередь. Ливанцы тоже знали это, но все-таки шли, шли на верную смерть. Однако израильтяне отчего-то медлили. Подпускают ближе, чтобы наверняка? Не заметили? Или действительно живых не осталось? Мысли вихрем неслись в голове Волка, а сжавшиеся в щелки глаза все скользили вдоль чадящих машин, слева на право, и тут же обратно. Никого, ничего... Тишина...
  Фашист, издевательски улыбнувшись и укоризненно прищелкнув языком, поднялся на ноги.
  - Пожалел меня, говоришь? На верную смерть не послал? Пошли, дядя Женя, слишком хорошо мы, видать, стреляем, нет там никого.
  Волк нехотя поднялся, "дядей Женей" Фашист называл его только когда, по его мнению, напарник допускал какой-нибудь явный ляп с извечной своей любовью к перестраховке. Издевательским "дядей" он как бы подчеркивал их разницу в возрасте, намекая, что некоторым, слишком острожным, пора уже на покой, так как неверное ремесло наемника в принципе для молодых. Случалось такое не редко, но в свое оправдание, Волк всегда мысленно приводил один и тот же аргумент: "Тем не менее, мы оба до сих пор живы, в отличие от многих других, не так ли?", вслух, однако он эту мысль никогда не озвучивал, опасаясь насмешек острого на язык Фашиста.
  Теперь они все четверо были как на ладони, стреляй, не хочу. Но искореженные машины молчали, будто и не было еще минуты назад внутри восьмерых патрульных. Неужели действительно все убиты?
  Очередь ударила в тот момент, когда он уже до конца уверился в том, что живых врагов впереди нет. Длинная, бестолково выбившая фонтанчики пыли из-под ног шедших впереди Абдов и усвистевшая в нависшее над машинам небо, безобидно дырявя ни в чем не повинные облака. Похоже, стрелок ранен или серьезно контужен и лишь только сейчас пришел в себя настолько чтобы открыть огонь. Эту мысль Волк додумывал уже в длинном перекате, закончившимся четким кувырком за небольшой холмик, могущий хоть как-то прикрыть от пуль. Тренированное тело опытного диверсанта сработало само, не требуя участия разума. Краем глаза он зацепил сноровисто откатившего под прикрытие зарослей низкорослого кустарника Фашиста. Абды тоже стремительно исчезли из виду, в том, что никого из них незадачливый стрелок даже не зацепил, Волк был абсолютно уверен. Не та выучка у ребят, чтобы вот так вот запросто попасть под шальную очередь. Вскинув автомат, Волк дал несколько коротких очередей, жестяным грохотом пробарабанивших по броне чадящего "хаммера". Как бы там ни было, а охладить слегка пыл невидимого стрелка не помешает. Но осторожненько, так, чтобы не дай Бог не убить. Желательно даже не задеть, потому все пули значительно выше того места, где несколько секунд назад заплясала четырехлучевая звезда автоматного пламени.
  Фашист тоже отметился, секанул по машинам парой очередей. Изик азартно ответил, чуть ли не половиной магазина. Тут дело понятное, страх перед нападающими, шок после подрыва, возможно боль ран. Он сейчас настолько эмоционально взвинчен, что не способен ни толком целиться, ни контролировать расход отнюдь не бесконечных боеприпасов. Сейчас его огонь практически не опасен. Вот когда начнет расчетливо бить одиночными, тогда берегись, значит полностью пришел в себя и того и гляди завалит кого-нибудь из неловко подставившихся штурмующих. А такого исхода допускать нельзя, слишком мало людей в группе, чтобы класть их, выковыривая из обломков упрямого еврея. Нет, действовать надо сейчас, пока он оглушен и смят, пока не может толком собраться для результативного сопротивления. Вот только подниматься с такой уютной, безопасной позиции за холмиком под автоматный огонь, пусть даже неприцельный, ой как не хотелось. Хотя, кто сказал, что нужно это делать самому?
  - Фаш! - не скрываясь, по-русски заорал Волк. - Пошли Абдов вперед с двух сторон. Мы с тобой прикрываем!
  Только потом он сообразил, что тот, залегший сейчас где-то среди перевернутых машин, вполне может тоже понимать русский, хватает на той стороне линии бывших соотечественников. Но что уж теперь, что сделано, то сделано, назад не откатишь. Изик на голос среагировал, не понять уж, знал русский, нет ли, но секанул по кустам, где затаился Фашист, пуская пули веером, срубая зеленые верхушки. Наемник ответил прицельной очередью, заставляя стрелка, залечь, перестать стрелять хоть на минуту. Одновременно он выкрикивал команды на арабском. Абды сноровисто задвигались на получетвереньках, юркими ящерицами обходя с двух сторону обломки машин, беря их в гибельную вилку. Волк примерившись и примерно определив место, где засел стрелок дал две очереди с таким расчетом, чтобы изика хорошенько обсыпало выбитой пулями прямо у него перед носом землей. Вроде сработало, на какой-то момент автомат живучего патрульного замолчал. Воспользовавшись этим Абды, вскочив на ноги, рванулись вперед, уже не скрываясь, в воздух взлетели черные мячики шоковых гранат, западный аналог российской "Зари", специально разработанные для того, чтобы парализовать объект захвата. Волку уже выпадал случай познакомиться с их действием, ощущение такое, что даже самому крутому вояке не стыдно в штаны напустить, если ударит неожиданно. Он еще успел увидеть, как падают навзничь ливанцы, утыкаясь лицами в землю, закрывая ладонями уши, и сам не задумываясь, последовал их примеру. Грохнуло один раз, потом еще, даже сквозь зажмуренные веки, по глазам ударило яркой вспышкой, поплыли в темноте вспышками радужные круги. Когда Волк, наконец, проморгался, ливанцы были уже возле машин. Стрелять по ним никто не пытался.
  Абд-первый замер с автоматом наготове, сдвинувшись чуть в сторону, чтобы товарищ не закрывал ему возможной директрисы стрельбы. Абд-второй мелкими приставными шажками, настороженно вертя бритой наголо головой, двинулся вдоль промятого корпуса машины, вытягивая шею, пытаясь заглянуть на ту сторону груды железного лома, еще несколько минут назад бывшей бронированным джипом. "Грамотно действуют, - отметил про себя, наблюдая за подчиненными Волк. - Не плохо их в учебных лагерях натаскали". Коротким взмахом руки он показал Фашисту на вторую машину, следи мол, а то пока Абды сосредоточились на головной, самое время по закону подлости неожиданно ожить еще кому-нибудь из экипажа оставленной без присмотра тачки. Абд-первый тоже время от времени бросал в ту сторону настороженные взгляды, но этого явно мало, да и не нужно ему сейчас отвлекаться от прикрытия товарища.
  Абд-второй уже поравнялся с кабиной головного "хаммера" и резким рывком выметнул свое тело за нее, тыча впереди себя автоматным стволом. И тут же вскрикнул скорее удивленно, чем испуганно, дернулся в бок, приседая и выбрасывая вперед автомат. Но не выстрелил. Что же там такое? Если готовый к бою враг, почему ливанец не стреляет? Или гранаты оказались не просто свето-шумовыми и разнесли незадачливого стрелка в клочья? Додумывал эту мысль Волк уже на бегу, тело среагировало само, раньше, чем мозг успел отдать команду мышцам. Стремительным броском наемник по кратчайшей дуге обогнул обгоревший джип, оттолкнул не столь быстрого и тяжелее соображающего Абда-первого, чтобы не путался под ногами и, разворачиваясь в прыжке, вылетел за покореженный капот. Первым кого он там увидел, оказался израильтянин в зеленой полевой форме. Сердце рухнуло куда-то в желудок. Абд, сука, почему не стрелял! Враг был на расстоянии вытянутой руки, чуть правее, чем нужно, никак не успеть развернуть слишком далеко отведенный во время прыжка влево ствол. На, сволочь! Левая нога, вкладывая в удар инерцию прыжка, врезалась носком армейского ботинка израильтянину под ребра. Тот согнулся судорожно всхрапнув. Ага, не нравится! С боку что-то отчаянно заверещал Абд. Не до тебя сейчас, придурок! За согнувшимся пополам и жадно хватающим широко распяленным ртом воздух изиком, обнаружился второй. Ни хрена себе, нет живых! Да их тут больше, чем достаточно! Ровно на две штуки больше. Вот только второй все же слишком далеко, однозначно не успеть его достать до выстрела. Но что это? Он поднимает руки? Что, сдается что ли? И этот, перхающий стоя перед ним на коленях, у него же не было оружия. Черт! Что здесь происходит?
  Вынырнувший с другой стороны машины Фашист, как всегда непробиваемо спокойный, коротко перебросился с Абдом несколькими арабскими фразами, которых едва знавший язык Волк не понял. После этого идейный боец с сионизмом саркастически улыбнулся напарнику и опустил автомат.
  - Ну ты просто герой, дядя Женя. Здорово напугал этих уродов. Они, понимаешь, тут сидели, собираясь по-легкому сдаться в плен. А тут ты, как снег на голову: одному по ребрам, другому стволом в морду! Правильно, пусть сразу видят, какие крутые пацаны их взяли.
  - Поостри мне еще тут, - беззлобно буркнул в ответ, врубившийся, наконец, в ситуацию Волк и глубоко вздохнул, выпуская откуда-то изнутри пережитый страх, прогоняя противную мышечную дрожь.
  Глянул на скорчившихся на земле изиков. Да, только на первый взгляд показалось, что они целые и невредимые, оба явно в ступоре, ох, подействовали гранатки, не зря их с собой прихватили. Лица у солдат белые, ни кровинки, губы прыгают, глаза пустые, бессмысленные, зрачки во всю радужку, как у наркотов под дозой. Видать не слабо по кумполу врезало, ну один в один глушенная динамитом рыба, едва-едва плавниками ворочает, не поймет, что с ней произошло. Тот, что сидел дальше, неловко завалился на бок. Показалась неумело накрученная на плечо марлевая повязка. Бинты уже пропитались темной венозной кровью. Заскорузлые тряпки, даже намотанные в несколько слоев, не в силах были справиться с обильным кровотечением. Так вот чего так долго медлил с огнем наш снайпер! Перевязывал раненого друга. Что ж, похвально, похвально... Вот только насколько это поможет? Как-никак впереди еще многокилометровый пеший бросок к месту, где ожидает транспорт. Ладно, посмотрим по ходу. Это была удача. Целых два заложника, причем один почти неповрежденный, разве что немного контужен, но это пройдет... Удача!
  - Фаш, расспроси их! Первый, проверь другую машину! Второй, бегом до поворота, смотреть и слушать, если что маякнешь!
  Повинуясь красноречивым жестам командира, Абды бросились исполнять отданные приказы, даже раньше, чем Фашист перевел им смысл непонятной речи. Ну не давался Волку арабский, не мог его привыкший к выразительному и краткому русскому мату язык выводить все эти рулады. Понимать он еще с пятого на десятое понимал, а вот говорить мог лишь в рамках простейших бытовых нужд. Благо дело имелся Фашист, игравший роль бессменного переводчика.
  От второй машины ощутимо несло гарью и тошнотворным душком горелого мяса, Абд-первый аккуратно присев рядом заглянул в салон. Бегло осмотрев внутренности машины, он для верности потыкал туда автоматным стволом. Потом обернувшись к Волку, вскинул вверх ладонь с растопыренными в стороны пальцами. "Четверо внутри", - понял наемник. Правильно, так и должно быть, они всегда в "хаммерах" по четверо ездили, так что все на месте, никто не потерялся, и, судя по всему, все холодные. Он усмехнулся, привычное обозначение мертвеца - "холодный", как-то не вязалось с обгоревшими трупами в салоне, эти скорее были горячими. Смотреть там явно было больше нечего, но Абд почему-то не спешил уходить, мялся, вглядываясь внутрь салона, затем несколькими сильными рывками освободил заклинившую дверь, распахнув ее. Из раскрытой двери на землю тяжелым кулем, вывалился изик в перемазанной запекшейся кровью, обгоревшей полевой форме. Вновь налетевший ветерок донес до ноздрей Волка выворачивающий на изнанку запах паленой кожи, он хотел уже обругать Абда за излишнее рвение в осмотре явной мертвечины, как изик, ударившись спиной о подножку, тихо застонал. Оказывается, жизнь еще теплилась в этом обожженном, окровавленном существе, лишь весьма отдаленно напоминавшем сейчас человека. Абд торжествующе вскрикнул и вопросительно покосился на Волка, делая характерный жест, ребром ладони по горлу.
  - Оставь его, - равнодушно махнул рукой Волк. - Сам сдохнет, никуда не денется, нечего возиться.
  Ливанец склонил голову на бок, вслушиваясь в звучание чужой непонятной ему речи, внимательно впился глазами в лицо наемника, пытаясь прочитать по нему смысл сказанного.
  - Вот чурка нерусская! - горестно вздохнул Волк, делая рукой энергичный призывный жест. - Сюда иди, обезьяна! Брось этого бедолагу, горе ты мое луковое!
  На жест Абд отреагировал сразу, с сожалением бросив взгляд, на безвольно распростершееся возле "хаммера" тело израильского солдата, он обошел его стороной и двинулся к Волку. Все же не удержался и, проходя мимо, пнул раненого в висок. Голова изика безвольно мотнулась из стороны в сторону, но на этот раз даже легкого стона они не услышали, возможно, солдат был уже мертв.
  Фашист меж тем, опустившись на корточки рядом с сидящим на земле стрелком, внимательно слушал его рассказ, изредка задавая короткие уточняющие вопросы. Если солдат на секунду замолкал, чтобы перевести дух, он просто поднимал на него свой неподвижный равнодушный взгляд, и тот вновь начинал говорить, заикаясь и периодически судорожно сглатывая обильно выделявшуюся слюну. Была у Фашиста такая особенность, когда он вел полевой допрос, практически всегда обходилось без мер физического воздействия. Достаточно было ему внимательно посмотреть в глаза человека, и тот тут же начинал рассказывать все, что интересовало наемника, вспоминая даже такие подробности о которых и сам давно думать забыл. Что уж там таилось такое в его взгляде, даже сам Фашист толком объяснить не мог. Регулярно пристававшему к нему с расспросами Волку, он, как-то будучи сильно подшофе рассказал, что в такие моменты, просто как можно ярче представляет себе, что сделает с сидящим напротив человеком, если не получит от него нужной информации. А потом видимо срабатывает какой-то неизвестный телепатический канал и пленник, напрямую получая в мозг картинки страшных пыток, безоговорочно верит в то, что с ним именно так и поступят, попробуй он что-нибудь утаить. Впечатленный Волк при первом же удобном случае попытался воспользоваться этим методом, но здоровенный друз из бригады Голани рассмеялся ему в лицо, и надо было видеть, как побледнел и съежился этот смельчак, едва рядом появился, интеллигентный и с виду совсем не страшный Фашист. Видно телепатия, это особый дар, доступный вовсе не каждому, а может, обманул напарник, ляпнул первое, что пришло в голову, лишь бы от него отстали с расспросами.
  - Ну что тут? - Волк вклинился в задушевную беседу, украдкой показывая напарнику на часы, не увлекайся, мол, время дорого.
  - Не здорово все, - пожал плечами Фашист. - Рация у них была постоянно на передаче, так что весь наш фейерверк на базе слышали. Тревожная группа будет здесь в течение получаса. Потом будет введен план "Ганнибал", специально разработанный для пресечения захвата солдат. Предусматривается нанесение совместных артиллерийских и авиационных ударов по опорным пунктам "Хизбаллы" вдоль границы и организация преследования силами пограничной бронегруппы. Это танк и два бронетранспортера. Короче, надо очень быстро уносить отсюда ноги и вызывать "Самум" пусть дает ливень, иначе не уйдем.
  - Ливень, Вова, это очень серьезно. Скорее всего, это очередная война... - задумчиво протянул Волк. - Они уже не смогут остановиться, если начнут...
  Фашист в ответ лишь равнодушно пожал плечами, война, так война, что ж теперь, кровью блевать что ли...
  - Ты старший, тебе виднее, - он демонстративно покрутил перед лицом Волка девичьи тонким запястьем, показывая мерно отсчитывающую мгновения секундную стрелку на массивных командирских часах. - До прибытия тревожной группы двадцать минут, для нас это пять километров отрыва при самом хорошем раскладе. Учти еще, что вот эту дохлятину, похоже, придется тащить на себе. - Фашист легонько пнул носком ботинка тихо постанывающего раненого, и, поймав гневный взгляд второго изика, послал ему воздушный поцелуй. - Без "ливня" они нас достанут в течение часа. Это как максимум, вполне возможно, что и раньше... Решай...
  Несколько секунд Волк, как зачарованный следил за ползущей по кругу стрелкой, потом, тяжело вздохнув, кивнул.
  - Хорошо, вызывай, - голос наемника звучал тихо, едва слышно, будто он выталкивал слова через силу, с трудом заставляя себя, их произносить.
  Фашист, ободряюще подмигнул ему и потянул из кармана разгрузки дальнобойную рацию. Передать просьбу о начале "ливня" мог только он, познаний Волка в арабском языке на это не хватило бы. Фашист понимал, как непросто далось напарнику столь ответственное решение, и всем своим видом пытался показать сейчас, что поддерживает его на все сто, считает его поступок правильным и единственно возможным в данных обстоятельствах. Однако Волк уже отвернулся от него и, выплескивая бурлящую в душе неуверенность и страх, заорал на молча застывших в ожидании команд Абдов:
  - Что замерли, дети шайтана?! Поднимайте эту падаль! Хотите дождаться пока вся пятая бригада и пограничный спецназ в придачу вцепятся нам в задницу?! Ну, шнель, пидоры! Шевелитесь, ублюдки!
  Ориентируясь больше на красноречивые жесты и интонации, чем на понимание содержания отданного на дикой смеси отдельных арабских слов и русского мата приказа, Абды подскочили к изикам, энергичными тычками под ребра и вовсе не деликатным рывком за шиворот вздернули на ноги почти целого, ткнули пальцем в раненого. Солдат попытался поднять потерявшего сознание товарища на руки, но закружившаяся после контузии голова и подкосившиеся в коленях ноги помешали ему это сделать. В результате оба вновь рухнули на землю. Волк рыкнул что-то матерное в сторону Абдов, заставив их склониться над раненым. Экономно вылитая из фляги в лицо солдату струйка воды привела его в чувство. А несколько резких хлопков по щекам заставили со стоном принять сидячее положение. Абд-первый толкнул к нему второго солдата и с его помощью раненый смог подняться на ноги, покачиваясь, сделал несколько неверных шагов. Волк, все еще сохраняя по инерции на лице свирепую гримасу, развернулся к Фашисту:
  - Ну что там?
  - Ничего, не мешай пока! - ничуть не испугался грозного вида командира группы младший наемник и, отвернувшись, вновь забормотал в гарнитуру рации: - "Самум", "Самум", это "Голубь", ответьте... "Самум", "Самум"...
  - "Самум" ответил, слышу тебя "Голубь".
  Голос, искаженный треском помех едва хрипел, пробиваясь через холодный эфир, но Фашист рад был и этому. Он мысленно представил себе горбоносого и смуглолицего радиста, напряженно вслушивающегося в слабый голос далекого "Голубя" еле звучащий в наушниках и, стараясь говорить как можно четче и членораздельнее, произнес:
  - "Самум", это "Голубь". Посылка получена, начинаю доставку. Нужен сильный ливень вдоль всей линии, иначе могу не дойти. Повторяю, посылка получена, для доставки нужен ливень. Очень сильный ливень.
  - "Голубь", это "Самум", - в еле слышном, забитом помехами голосе радиста командного пункта так и сквозит радостное возбуждение, он буквально захлебывается, торопясь, комкает слова, проглатывает их окончания. - Вас понял, ливень будет. Самый сильный ливень! Удачи! Возвращайтесь живыми!
  - Спасибо, "Самум", конец связи.
  - До встречи, "Голубь", конец связи.
  Оглянувшись на нетерпеливо переминающегося на месте Волка, Фашист подтверждающе кивнул головой и принялся не спеша запихивать рацию обратно в карман разгрузки. Волк, не дожидаясь его, махнул рукой Абдам, все, хватит стоять, двинулись. Абд-первый коротким рывком за ворот куртки потянул за собой раненого изика, второй, подхватил его под здоровое плечо, вроде двинулись, даже достаточно ходко получилось. Абд-первый шагнул вперед, задавая направление и темп движения, оба пленника, понукаемые Абдом-вторым, тронулись вслед за ним. Сам Абд-второй, пристроился замыкающим короткой цепочки, перетянув автомат на грудь и постепенно переходя с размеренной экономной трусцы на все более быстрый бег. Волк знал, что оба Абда могут вот так вот бежать часами, не останавливаясь, будто заводные игрушки, до тех пор, пока не разожмется окончательно, закрученная ключом пружина, пока совсем не оставят силы. Вот только поможет ли это умение сейчас, когда соревноваться в скорости и выносливости им придется с бронетехникой тревожной группы. Что линия условной границы ничуть не смутит израильтян, он даже не сомневался. Тут надо отдать евреям должное, за своими пленными, убитыми или ранеными, эти парни полезут даже к чертям в адское пекло, не то, что на сопредельную территорию. Так что надо спешить, скорее добраться до ожидающих в условленном месте машин, может это хоть как-то уравняет шансы. Пленные изики выглядели более-менее молодыми и спортивными на вид, так что, глядишь, и смогут поддерживать заданный Абдами темп, несмотря на контузию и ранение. В себе и Фашисте он, понятно, не сомневался, не такое приходилось выдерживать. Пятикилометровый марш-бросок в полной выкладке оба воспринимали не более чем легкую разминку. Тревожило другое, теснилось камнем в груди, давило на сердце, принятое единолично решение о запросе "ливня". Этим кодовым словом обозначался массированный обстрел из минометов и "катюш" всей передовой линии израильских позиций в секторе: их казарм, укрепленных пунктов, военных городков, а до кучи и гражданских кибуцев и маленьких городов расположенных в зоне досягаемости ракет. "Катюшами" здесь по привычке называли любые реактивные системы залпового огня, так что не стоит обольщаться, вспоминая некогда грозное, но давно устаревшее оружие Второй мировой. Иные из так называемых "катюш" вполне могли по своим техническим характеристикам представлять угрозу даже для тех городов и поселений северного Израиля, что находились в двадцати-тридцати километрах от границы. А ведь кроме подразделения Насер, на вооружении которого состоят "катюши" имеются еще и подразделения имама Рада и 1400, оснащенные тяжелыми ракетами "Фаджар" и "Зильзаль", эти вполне долетят при необходимости до самой Хайфы. Маловероятно, конечно, что их задействуют в запрошенном "ливне", ну да лиха беда начало. Израильтяне, само собой, в долгу не останутся, можно не сомневаться, что в ответ на огневой налет, незамедлительно последуют массированные ракетно-артиллерийские и бомбо-штурмовые удары, по всем известным позициям и укрепрайонам боевиков "Партии Аллаха", вполне возможно даже что не только по приграничным. Реакцией будут обстрелы Хайфы и Кирьят-Шмоны, так и пойдет потом по нарастающей, а остановить раз запустившуюся военную машину, обычно бывает ох как нелегко!
  С другой стороны у группы сейчас не было реально другого выхода. Если не отвлечь внимания приграничных частей израильской армии, то шансы уйти в глубь ливанской территории у них более чем призрачные. Так почему он, Волк, должен больше переживать о каких-то совершенно незнакомых ему людях по обе стороны границы, тех, что уже несколько десятков лет не могут поделить узкую полоску земли вдоль морского побережья, с тупым упорством баранов убивающих друг друга в постоянных войнах? Тем более на чашу весов поставлены его собственная жизнь и жизни доверившихся ему бойцов. Эти четыре жизни субъективно много дороже для него, чем сотни и даже тысячи других, к тому же за одну из них и так уже очень дорого заплачено. Он грустно улыбнулся про себя, когда в голову пришла эта мысль, вспоминая, какой ценой пришлось выкупать свою шкуру в далекой отсюда Чечне. На самом деле он и не забывал этого никогда, просто пережитое хранилось где-то глубоко внутри на недоступном повседневно слое памяти, а сейчас вдруг вновь встало перед глазами растерянное и беспомощно улыбающееся лицо веснушчатого паренька-первогодка, принявшего смерть, чтоб он жил. Того, чьей жизнью Волк выкупил свою. Выходит теперь его жизнь стала вдвое дороже... Видишь, ты не только за себя сейчас живешь на этом свете, за него тоже, так что и жизнь твоя дорогого стоит. Нечего ей за зря разбрасываться! Он тряхнул головой, прогоняя настойчивое виденье, выползшее непрошенным из заповедных тайников подсознания, несколько раз размеренно глубоко вздохнул, пытаясь вернуть себе спокойное и ровное расположение духа. Вроде бы сработало, широко распахнутые глаза молоденького солдата, глядящие поверх ствола пистолета в самую душу, потускнели, поблекли, возвращаясь обратно, туда, где им и место, в самый дальний темный чулан, какой только существует в мозгу. В то место, где люди привычно хранят, оставленные за спиной скелеты. Все, хватит, не до того сейчас, некогда рефлексировать и заниматься самокопанием. Вперед, вперед! Вдох-выдох, раз-два! Вдох-выдох!
  Но все равно, когда он мысленно представлял себе, как именно сейчас, в эту самую секунду, пока его ноги в тяжелых ботинках раз за разом впечатываются в сухую пыль, по эфиру летит во все концы приграничья слово "ливень", такое простое и безобидное, но несущее за собой огонь, взрывы, смерть и страдания, ему становилось не по себе. Непрошенные холодные мурашки стайкой бежали вдоль позвоночника, мерзко щекоча вспотевшую спину. "Ливень!" И минометные расчеты вскрывают тяжелые зеленые ящики, извлекая из них маслянисто поблескивающие на солнце округлые тела мин. "Ливень!" И бегут к ракетным установкам наводчики и операторы, шепча на ходу слова шахады, понимая, что их местоположение засекут после первого же залпа, и уже через считанные секунды сюда обрушится ответный огонь, мстящий за смерть и боль, выжигающий все до основания. "Ливень!" Мир застыл на секунду в одном шаге от пропасти, медленно склоняясь в зовущую черную бездну. "Ливень!"
  Хоть и ждал этого, а далекий грохот канонады докатился приглушенным гулом все же внезапно. Ну все, теперь обратного хода нет, началось! Судя по мерному глухому уханью, доносившемуся откуда-то справа, там заработала минометная батарея. Фашист на секунду приостановился, вглядываясь в ту сторону и криво ухмыльнувшись, показал Волку большой палец: "Есть! Заработало!" Волк лишь хмуро кивнул напарнику на бегу, восторга младшего товарища он вовсе не разделял. С неба понесся нарастающий гул, разорвавший воздух над головами громкими хлопками.
  - Пошли родимые! - радостно заорал Фашист, задирая голову вверх, пытаясь увидеть летящие прямо над ними ракеты. - С праздником, жиды! Принимай подарки! Хава нагила! Хава нагила! Хава нагила! Хава!
  - Дыхалку береги! Чего орешь, как резанный! - одернул его Волк, и, напрягая горло, прокричал так, чтобы услышал задающий темп Абд-первый. - Шевели там поршнями, сын арабского народа! Заснул на ходу, что ли?!
  Абд обернувшись и поймав грозный командирский взгляд, понятливо кивнул и прибавил, да так, что уже через минуту Волку стало не до разговоров. Даже более молодой, находящийся в гораздо лучшей физической форме Фашист и тот вынужден был заткнуться и размеренно пыхтел, пристраивая вдохи и выдохи под ритм монотонно долбивших пыль ботинок. Волк тяжело всхрипывал, держась за спиной Абда-второго, стараясь попадать в ногу его шагам, вытягивать его темп. Получалось из рук вон плохо, все же не мальчик, уже сороковник корячится. В такие годы положено сидеть в уютном кожаном кресле, иметь непыльную руководящую должность, личный кабинет, служебный автомобиль и длинноногую секретаршу (знание делопроизводства и умение работать на компьютере не обязательно), а не носиться сломя голову по поросшим выгоревшей на солнце травой холмам чужой страны. Возраст, господа, возраст... И если он запросто мог посоревноваться с любым молодым в умении стрелять, ставить и снимать мины, мог даже без проблем выйти на ринг, то вот такой вот изматывающий бег на выносливость, выдерживать становилось раз от разу все тяжелее. Сердце непрошено забухало где-то у самого горла, в правом боку заворочалась острая игла, а ноги с каждым шагом наливались свинцовой тяжестью. Со взмокшего от натуги лба неприятно пощипывая глаза стекали тонкие струйки пота, очень хотелось вытереть их рукавом, но сделать лишнее движение рукой, сейчас означало сломать вроде бы пойманный ритм, выскочить из-под его гипнотического действия, которое только и позволяет держать заданный Абдом-первым темп. Этого он себе позволить не мог, точно зная, что стоит на секунду остановиться сейчас, и он уже не сможет бежать тем же темпом, что остальные. Интересно, как там изики?
  Чуть приподняв голову, он с любопытством заглянул за маячившее перед лицом плечо Абда-второго. Оказалось, волновался не зря: раненый уже переставлял ноги лишь по инерции, влекомый мощной рукой ливанца. Второй солдат что-то возмущенно лопотал по-своему, похоже требовал не мучить раненого товарища. Ага, родной, если не будем мучить придется твоего дружка пристрелить, хотя бы чтоб погоню на наш след не навел. Так о чем же ты там просишь? О смерти для друга? Но так действительно не пойдет, вон у пацана глаза уже закатились, и лицо как мел белое, вот-вот свалится, тогда точно придется пристрелить. Жалко, за двоих и заплатят вдвое. Осталось то, совсем чуть-чуть... Нет, не дотянет... Точно не дотянет...
  Будто подслушав мысли Волка и восприняв их как команду, раненый изик запнулся и тяжело рухнул навзничь, издав протяжный стон. Разгоряченный Абд-второй подскочив к нему несколько раз с размаху приложился по упавшему ботинком. Не помогло, раненый завозился, пытаясь подняться, но бессильно упал на выставленные вперед руки. Ливанец замахнулся еще раз, но Волк дернул его за плечо.
  - Отставить! Отставить, я сказал, обезьяна! Этим делу не поможешь, он все равно больше не сможет бежать.
  Подошедший Фашист, ухмыльнувшись, потянул из набедренной кобуры пистолет.
  - Да подожди ты! - неприязненно скривился Волк.
  - Чего ждать? - напарник удивленно пожал плечами. - На войне, как на войне. Загнанных лошадей пристреливают...
  Волка в который раз уже резанула неприкрытая жестокость Фашиста, его готовность убивать, причем убивать легко, направо и налево, без малейших колебаний и угрызений совести. На язык просилось что-то резкое, жесткое, но почему-то он устыдился своего минутного порыва и прямо сказать, что ему претит хладнокровное убийство беспомощного безоружного человека, пусть даже врага, посчитал для себя стыдным и неправильным. Однако он вовремя вспомнил другой подходящий аргумент:
  - Куда спешишь? Это же деньги! Живые деньги! Понимаешь? Время у нас пока еще есть, пристрелить всегда успеем. Сейчас сообразим носилки и понесем.
  Фашист скептически скривился:
  - Пойдем вдвое медленнее, рискуешь, командир... Всех денег все равно не заработать. Шкура иногда дороже, чем доллары, даже наличными.
  Волк зыркнул на него исподлобья, и напарник тут же примирительно развел руки в стороны:
  - Ладно-ладно, я помню, что ты главный... делай, как хочешь, я молчу...
  Носилки соорудили быстро, использовав для этого связанные между собой полиуретановые коврики, моток веревки, притороченный к разгрузке Абда-первого и две тут же срубленные жердины. Вновь потерявшего сознание, мечущегося в горячке раненого осторожно уложили на них, стараясь не тревожить вновь засочившееся нехорошей темной кровью плечо. Абд-второй и пленный изик взялись за импровизированные рукояти носилок первыми, вроде ничего, даже бежать с грузом вполне получалось. Двинулись. Вновь гулко затопали, давя изумрудную траву тяжелые ботинки, постепенно набирая скорость, входя в прежний ритм.
  Краем глаза Волк зацепил мерно раскачивающуюся сзади и чуть правее фигуру напарника. Фашист бежал легко и свободно, казалось, не шагает по земле, а парит над ней, не касаясь поверхности. Бежал чуть ближе, чем надо, и не прямо за спиной Волка, а чуть сбоку. Так бегут, равняясь на слабейшего, замыкающие разведгрупп, чтобы в любой момент успеть поддержать, подхватить, а то и пнуть готового свалиться "мешка". Когда-то так бегал сам Волк, внимательно следя за расходующим последние силы бойцом, тщательно просчитывая, сколько тот еще вытянет, когда придет настоящий край и потребуется помощь замыкающего. Теперь роль "мешка" отвели ему самому, дожился, блин! Обида подхлестнула, заставила живее перебирать ногами, он почти догнал задававшего темп Абда-первого. Вот мол, знай наших! Скосил победно взгляд на Фашиста и прочел в его глазах явный скепсис, так смотрят взрослые, на упрямого и своенравного ребенка, упорно пытающегося что-то им доказать. "Не пыжился бы ты, дядя Женя! - казалось, говорили глаза напарника. - Нечего тут лихость молодую демонстрировать. А то, как бы тебя после таких демонстраций еще и тебя на себе тащить не пришлось!" Волк, задыхаясь от обиды, до хруста сжал челюсти, вроде и не сказал ему ничего младший товарищ, а ощущение такое, будто по щекам отхлестали. Про себя он решил, что лучше сдохнет, чем хоть раз собьет темп общего движения группы.
  К участку забора, где вчера проводили переброс, они выскочили, когда Волк уже готов был упасть. Он еще держался только на одном самолюбии, а ведь пробежали всего ничего, километра полтора не больше. Другое дело, что темп, взятый Абдами, для иного "спортсмена" был бы хорош и на стометровке. Так что к проволочной сетке забора Волк подбежал уже на одном характере, ни сил, ни дыхания к тому времени не осталось. У забора ливанцы дисциплинированно остановились, уложили носилки с так и не пришедшим в себя раненым, пригнули к земле второго пленника. Абд-первый присел рядом, настороженно оглядываясь по сторонам, а Абд-второй скорой трусцой припустил назад, по своим же следам и залег метрах в пятидесяти от группы, там, где дорога, вьющаяся вдоль контрольно-следовой полосы делала поворот. Вытянув из брезентового чехла полевой бинокль, ливанец принялся внимательно наблюдать за убегающей к горизонту накатанной колеей. Если погоня придет, то только оттуда, и пока Абд не ушел с выбранной позиции, израильтянам ни за что не удастся внезапно подобраться к группе. Волк, тяжело дыша, опустился на землю, жадно хватал широко распяленным ртом летевший над холмами горячий ветер. По идее, сейчас он должен был руководить действиями группы, но, давно зная своих людей, Волк считал, что вмешиваться в отрепетированный и отлаженный процесс лишний раз не стоит. Ни к чему создавать лишнюю неразбериху. К тому же сил на это уже элементарно не было. Необходима передышка, пусть самая короткая, пусть всего несколько минут... Но эти минуты следовало провести в максимальном расслаблении, давая отдых натруженным мышцам, позволяя судорожно сокращающимся легким насытить их кислородом. Иначе следующую часть пути ему просто не выдержать.
  Передышка, однако, действительно оказалась короткой. Сейчас в скрытности уже никакой нужды не было, так что Абд-первый и Фашист просто прокусили в проволочном заборе проход ножницами по металлу, отогнув края сетки по сторонам. На все, про все, две минуты не больше. Волк уже с натужным стоном начал подниматься на ноги, шепотом проклиная отличное качество режущих проволоку, как масло кусачек, но тут, как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло. Неожиданно заартачился пленный изик - уселся с упрямым видом на землю, заявляя, что никуда больше не пойдет. Волк, в глубине души был ему даже благодарен за эту небольшую задержку, что позволяла продышаться, успокаивая, легкие, готовые выломать ребра, выравнивая стук выпрыгивающего из груди сердца. А в том, что Фашист и Абд мигом справятся с возникшим затруднением, он вовсе даже не сомневался. Потому и вмешиваться не спешил, лишь наблюдал внимательно за происходящим. Разглядывал упрямо сжатые в тонкую нитку губы изика, поражаясь слегка его наивности. На что он рассчитывает, дурачок? Пытается потянуть время? Зря... Фашист заставит его бежать с максимальной скоростью за минуту, не больше. И не таких обламывал, даром, что внешность имеет больше подходящую яйцеголовому аспиранту университета, чем профессиональному диверсу и солдату удачи.
  Если израильский солдат, проявляя непокорность, и рассчитывал на международные конвенции по гуманному обращению с пленными, то он сильно ошибался. Присевший рядом с ним на корточки Фашист даже не пытался его пугать, или уговаривать. С непроницаемым, будто закаменевшим лицом младший наемник ловко поймал его указательный палец в железный захват кусачек.
  - Вставай!
  Изик лишь отрицательно мотнул головой, не желая тратить на похитителя слова, и гордо вскинул подбородок. Фашист пожал плечами, как знаешь, мол. Ни малейших колебаний, никаких чувств не отразилось в его ставших вдруг льдисто прозрачными глазах. Волк уже видел у напарника такой пустой взгляд и ничуть не сомневался в том, что сейчас произойдет. А вот пленник, похоже, не верил, что такое может с ним случиться, иначе не стал бы проверять Фашиста на прочность. Целее был бы. Сухо щелкнули кусачки, звучно стукнули друг об друга металлические поверхности, легко отхватив зажатый между ними кусочек плоти, одним махом перекусив тонкую кость. Две фаланги указательного пальца пленника упали на землю. Секунду тот смотрел в немом удивлении на торчащую из начинающего сочиться кровью мяса сахарно-белую с розоватым сколом посредине кость, пораженный вытеснившим боль психологическим шоком, не в силах двинуться, не в состоянии даже просто закричать. Фашист, воспользовавшись этой паузой, быстро ухватил кусачками его средний палец, лицо все та же неподвижная маска, ни один мускул не дернулся, ни малейшей тени не промелькнуло, отражая отблеск хоть каких-нибудь чувств. Только теперь изик закричал, высоко и тонко, как преследуемый охотниками раненый заяц. Он попытался выдернуть руку из стального захвата кусачек, но Фашист был на чеку и вовремя пресек эту попытку коротким ударом в лицо.
  - Вставай! - голос звучал спокойно и равнодушно, так буднично, что солдат даже на минуту смолк, захлебнувшись собственным криком, с недоверием заглядывая в глаза похитителя.
  В глазах Фашиста стоял все тот же стылый лед полнейшей бесстрастности и безразличия, и, похоже, именно это, а не боль в искалеченной руке, побудило изика медленно подняться на ноги. Он еще раз взглянул в лицо своему мучителю, силясь прочесть в этих закаменевших чертах хоть что-то, ухватить хоть какие-то эмоции, но вновь не преуспел. Фашист был абсолютно, совершенно равнодушен - если понадобится, с легкостью отхватит еще один кусок плоти, потом еще и еще, так и будет обстругивать человека, будто чиня ломкий карандаш, без гнева и злости, без жалости и сочувствия. Именно та не укладывающаяся в мозгах цивилизованного человека простота и легкость, с которой его подвергли пытке, сломила характер пленника, заставила его подчиниться.
  Фашист, поняв все по опущенным в землю глазам солдата, по покорно согнувшейся спине, жестом подозвал Абда-первого, кивнув на сочащийся темной кровью палец пленника, и отошел в сторону, пряча кусачки. Ливанец, без слов поняв распоряжение наемника, сноровисто перемотал кровоточащий обрубок стерильным бинтом и, не удержавшись, врезал изику хороший подзатыльник, что-то наставительно пробурчав по-арабски. Похоже, Абд сообразил, что с искалеченной рукой пленник не сможет нести носилки со своим раненым товарищем, а значит эта почетная миссия теперь целиком и полностью в прямом смысле слова ложилась на плечи обоих ливанцев. Как тут было не возмутиться! Волк, удобно присевший на бугорке, видя, что инцидент исчерпан, с кряхтеньем поднялся на ноги, махнув Абду-второму рукой, пошли, мол. Тот легко, будто и не было всего несколько минут назад изматывающего бега на пределе человеческих сил, подхватился с земли и потрусил в их сторону, на бегу запихивая обратно в чехол бинокль и поправляя сбившиеся ремни снаряжения.
  Тем временем Фашист ловко просунулся в проделанную в заборе дыру, каким-то чудом ухитрившись не зацепиться за торчащие по краям проволочные зубья. Миг, и он уже оказался на ливанской земле, суверенной и неприкосновенной для иностранных войск. Жаль только, что этот факт в настоящее время имел лишь психологическое значение. Вряд ли соображения о соблюдении международных договоров теперь, после всего происшедшего, удержат погоню на израильской территории. Где-то совсем недалеко за спиной грохотала канонада, выли в полете мины, тяжело бухали разрывы. Уже несколько минут как в работу минометной батареи начали явственно вклиниваться резко тявкающие танковые пушки и дробное стакатто крупнокалиберных пулеметов. Видно израильские военные, наконец, очухались и пытались по мере сил дать отпор обстреливающим их позиции агрессорам. Это было ожидаемо, и Волка ничуть не тревожило. Волновало его сейчас нечто другое. А именно пока еще далекое комариное пение мощных моторов, что все явственнее вплеталось в снарядный вой, делаясь громче, неся с собой нешуточную угрозу. К месту гибели патруля спешила тревожная бронегруппа, а до спасительной рощи за склоном крутого холма на ливанской территории, где их ждали машины, оставалось еще порядка трех километров. Пятнадцать минут бега, даже с учетом навьюченного по-боевому груза, носилок с раненым и пересеченной местности. Всего пятнадцать минут. Но сейчас это было все равно, что бежать на другой конец континента. Этих пятнадцати минут у них не было. Чутьем не однажды травленного охотниками зверя Волк явственно это ощущал. А подобные предчувствия подводили его крайне редко, можно сказать никогда...
  - Живей, живей, черти! - задыхаясь, хрипел он по-русски, вовсе не заботясь о том, понимает ли его кто-нибудь из группы кроме Фашиста, подталкивал кулаком в спину слишком медленно, по его мнению, перебирающего ногами изика.
  И все чаще и чаще на бегу оглядывался назад, ожидая, что вот-вот из-за поворота дороги оставшегося далеко за спиной выметнется взбитое мощным протектором облако пыли, а сквозь него проглянет тупорылая морда головного "хаммера". Но пока погони пока видно не было. Звонкое пение моторов превратилось уже в ровный мерный гул, но самих машин все никак не появлялись в пределах видимости. Еще в какой-то момент Волку показалось, что он слышит далекий лязг гусениц. Танк? Он вопросительно скосил глаза на Фашиста. Слышал ли тот? Напарник, поймав его взгляд, коротко подтверждающее кивнул. Танк это очень серьезно. Танк, это дальнобойная пушка, что при умелом наводчике лупит также точно, как снайперская винтовка, плюс пара крупнокалиберных пулеметов, что и без ее помощи могут разнести ожидающие их за холмом машины. Как ни хороши мощные американские джипы, что ждут их там, а переть на них напролом без дороги по пересеченной местности чистое безумие. А если по дороге, то очень скоро придется выскочить из-под прикрытия холма и примерно три километра нестись под прицелом танковой пушки и пулеметов. Три километра в таких условиях это невероятно много. Две-три минуты - четыре-пять пушечных выстрелов. Хотя, скорее всего, столько им не понадобится, стрелять изики за годы постоянных войн навострились неплохо. Ладно, об этом будем думать позже, сейчас главное добраться до спасительного холма, раньше, чем бронегруппа вылетит из-за поворота, иначе здесь в голом поле их перестреляют как зайцев, на выборку.
  - Быстрей, уроды! Быстрей! Ну!
  Перед глазами вспыхивают и гаснут разноцветные круги, мозг почти полностью отключился, не в силах выдерживать постоянный стон рвущихся в невозможном усилии мышц. Шаг, шаг, еще один... Мерно бухают об землю ботинки. Впереди качается пятнистая спина Абда-второго, грязно-белые разводы соли, темное пятно пота вдоль позвоночника. Влево, вправо... Шаг, шаг, еще один... Быстрее, быстрее... Хриплый, каркающий голос бьется в ушах, кто это кричит? Лишь спустя несколько секунд доходит, что кричит он сам, по инерции продолжая понукать и так отдающую последние силы группу. Вообще внешние раздражители воспринимаются все более тупо, мир заволакивает мутно-багровая пелена. Шаг, шаг, еще один... Земля под ногами вздыбливается, противится бьющим ее ботинками, выпрямляет согнутый хребет. Теперь приходится не столько бежать, сколько карабкаться вверх под немыслимым углом, цепляясь руками на редкие пучки травы, больно режущие пальцы. Шаг, шаг, еще один... уклон уже так резок, что он больше не бежит, а скорее ползет на четвереньках, руки теперь не изредка цепляются за траву, а тяжело впечатываются ладонями в жесткую потрескавшуюся от жары землю. Шаг, шаг, теперь руками, еще один шаг... Ходьба на руках, как в цирке... На миг ему становиться дико смешно, но рассмеяться нет сил, пересохшее горло сводит судорогой, и наружу вылетает лишь сиплый хрип. Но вот почва неожиданно опять выравнивается и можно со стоном облегчения распрямиться, оглядываясь кругом. Они на вершине холма. Все-таки сделали это! Успели! Добрались!
  Невольно все переходят на шаг, сами по себе, без какой-либо команды. Волк оглядывается назад, с высоты окидывая взглядом окрестности. Далеко позади, еще на израильской территории, разворачиваясь в боевой порядок, ползут по расстилающейся внизу равнине, коробочки бронетранспортеров и похожий отсюда не неповоротливого жука танк. Вот только эта неуклюжесть и неповоротливость обманчива, ох, как обманчива. Неожиданно длинный хобот танковой пушки начинает двигаться по кругу и точно упирается в них, прямо в то место, на котором находиться группа.
  - Ложись! Ложись, уроды! - истошно орет Волк, рывком за ворот валя в траву стоящего рядом изика.
  Слишком поздно. Только сейчас он сообразил, что их фигуры застывшие на вершине холма отлично видны на фоне белесого полуденного неба и израильские солдаты наверняка успели их засечь. Для прицельной стрельбы расстояние, конечно, великовато, но все равно, лишний раз рисоваться совсем ни к чему.
  - Вниз, вниз, вместе с грузом, - рассерженным котом шипит Волк обоим Абдам.
  Те, послушно ухватив носилки, умудряясь еще тычками и пинками подгонять второго изика, ползут за гребень холма, на его обратный скат, туда, где уже можно будет распрямиться в полный рост без риска быть обнаруженными. Туда, где надежно укрытые в тени оливковой рощи ожидают два гражданского вида джипа с мощными моторами, гарантия успешного отрыва. Сам Волк разворачивается в другую сторону, у них с напарником есть еще одно важное дело. Фашист юркой ящеркой скользит в высокой траве, выползая на гребень, туда, откуда лучше обзор, движется младший наемник легко и стремительно, будто и не было только что утомительного марш-броска. Волк завистливо вздыхает про себя, вот она молодость, хоть и сам вроде еще не старый дед и иному молодому сто очков вперед дать может, а нет уже прежней легкости, прежней пластики и выносливости мышц, нет, и не будет уже никогда. Эх, пора менять профессию, дядя Женя, пора переквалифицироваться в управдомы...
  Добравшись до гребня холма, оба наемника, замерли надежно скрытые травой. Отсюда все маневры направленной в погоню бронегруппы были видны как на ладони. Нерешительно рыскающие переваливаясь на рыхлой следовой полосе бронетранспортеры, настороженно задравший башню танк, суетящиеся возле дыры в ограждении фигурки в зеленой полевой форме, кажущиеся отсюда вовсе нестрашными игрушечными солдатиками.
  - Ссат! - хриплым шепотом, будто эти у забора могли его услышать, прокомментировал ситуацию Волк. - Не хотят вслед за нами лезть без прикрытия. Сейчас будут вертушки вызывать, запрашивать артиллерию...
  - Вряд ли, - лениво тянет Фашист. - Это если бы мы просто патруль обнулили. А за заложников они жопу будут до последнего рвать... Что-что, а своих жиды не бросают. Они же понимают, что если тянуть время, ждать прикрытия, то взять нас будет потом нереально. Так что верняком полезут внаглую...
  - Спорим? - усмехается Волк.
  - Бутылка виски, черной марки, против коробки сигар на твой выбор, - предлагает в ответ Фашист.
  Волк еще минуту раздумывает, взвешивая равноценность предложенных закладов, и тут спор теряет смысл. Танк, еще выше задрав хобот пушки, тяжело взрыкивает мотором и подминая гусеницами проволоку, вкатывается на суверенную ливанскую территорию.
  - Ну, что я говорил! - торжествующе заявил Фашист, насмешливо глянув в сторону напарника. - Жаль, что ты так туго соображаешь, сейчас я бы уже бутыль вискаря срубил на халяву. Эх, и тормоз ты, дядя Женя!
  - Я не тормоз, я медленный газ, - беззлобно парировал Волк. - Чем старших подкалывать, смотри лучше, что они дальше делать будут.
  - И смотреть нечего, - нарочито скучающим тоном отозвался молодой наемник. - В лоб за нами они не попрут, побоятся, мало ли что. Поэтому танк сейчас поползет на ту вон высотку сбоку, оттуда обзор лучше. И только потом остальная броня пойдет осторожно сюда, под его прикрытием. Мы же все так и рассчитывали...
  - Ага, рассчитывали! Гладко было на бумаге, да забыли про овраги... Никогда не считай противника глупее себя, пока не убедишься в том, что он мертв. Слыхал такое?
  Фашист лишь обиженно шмыгнул носом, не считая нужным отвечать напарнику. Внизу на равнине тем временем все происходило в точности так, как он предсказывал. Приземистая "меркава" крутанув туда-сюда башней, словно принюхиваясь, медленно поползла влево, в сторону небольшого холма с плоской, будто срезанной гигантским ножом вершиной. Оттуда действительно окружающая местность смотрелась, как на ладони и лучшей позиции для прикрытия действий пехоты танкисты подобрать не могли. Гусеничные бронетранспортеры, классические американские М-113, знакомые любому служившему в Советской Армии по множеству пропагандистских фотографий из жизни вероятного противника, расходились широкой вилкой, обходя холм, где были замечены подозрительные фигуры с двух сторон, захватывая его в смертоносные клещи. В бинокль Волку хорошо были видны, стрелки по пояс высунувшиеся из люков, напряженно припавшие к торчащим над похожими на гигантские утюги бронированными коробками пулеметам. Сейчас танк вползет на господствующую высоту, изготовится задавить осколочными снарядами любое сопротивление беглецов, или их группы прикрытия. И тогда оба БТРа рванут вперед полным ходом, отсекая, засевших на холме диверсантов от ливанской территории, прижимая огнем к земле, вынуждая сдаться, спасая свои жизни, и значит, не давая террористам и пальцем прикоснуться к заложникам. А чуть позже подтянуться уже вызванные вертушки, прочешут район с воздуха, проверят, чтобы никто не ушел. А пехота сможет с победой вернуться домой, в пункт постоянной дислокации, завершив операцию возмездия и вырвав из грязных лап арабских экстремистов своих товарищей. Вот так все будет. По-крайней мере, они себе это так представляют.
  - Смотри, смотри! Клюет! - возбужденно прошептал Фашист, от избытка чувств подталкивая товарища локтем. - А что я тебе говорил!
  - Заткнись, сглазишь! - прошипел в ответ Волк.
  Ему хотелось до конца выдержать образ невозмутимого старого ветерана, которого всякой ерундой не проймешь, но голос подвел, дрогнул, вплетая в нарочито грубую фразу звенящую азартную ноту. Еще бы! Сейчас в эту самую секунду решалось, смогут ли они унести отсюда ноги подобру-поздорову или придется-таки принимать заведомо неравный и проигрышный бой.
  Танк, мерно покачиваясь на неровностях грунта, вползал на плоскую вершину холма. Вот он тяжело перевалился на ровную площадку будто срезанного ножом усеченного конуса и, выдав с кормы клуб сизого дыма, в нерешительности остановился, ощупывая пушкой соседний взгорок, на котором затаились наемники.
  - Ну, еще чуть-чуть! Самую малость! Цып-цып-цып! Иди сюда, хороший мой! Иди! - похоже, сам себя не слыша, горячечно шептал прямо под ухом Фашист.
  Волк поймал себя на том, что тоже мысленно пытается внушить мехводу замершей без движения бронированной громады мысль продвинуться чуть вперед. Ведь и в самом деле, оттуда и обзор лучше, и площадка там поровнее, поудобнее, лично видел вчера вечером. Так чего же ты ждешь, родной? Смелее, еще чуть вперед!
  И словно повинуясь его молчаливой просьбе-приказу, невидимый механик-водитель тронул машину вперед. И тут же из-под днища ярким столбом плеснуло пламя. Танк, будто резиновый мячик, легко подпрыгнул в воздух, подлетев на несколько метров, а потом грузно осев вниз, так что содрогнулась земля. Грохот взрыва долетел до них чуть позже, одновременно с криком Фашиста:
  - А, сука! Не нравится!
  Молодой наемник даже попытался в азарте вскочить на ноги, размахивая руками, и если бы Волк вовремя не навалился ему на спину, наверняка выдал бы приближающимся БТРам их позицию.
  - Ты чего? Совсем ошалел?! Лежи спокойно!
  - Видал, дядя Женя! Видал?! Как я их просчитал, а?! - не унимался Фашист. - Я же тебе сразу сказал вчера, надо высотку минировать, мимо не пройдут! Помнишь, да?! Помнишь?!
  - Помню, помню, - недовольно ворчал Волк. - Ты гений, великий полководец, Александр Македонский, мать твою! Уймись только, ради бога! Там еще два БТРа, или забыл?
  - По хрену БТРы, дядя Жень! По хрену, я тебе говорю! Теперь они дальше не сунутся без саперов! Обосрутся, верняком обосрутся! Здесь же тоже закладки могут быть!
  Радостно захлебывающегося Фашиста прервал еще один громовой раскат. Не сговариваясь, оба наемника посмотрели в сторону подорвавшегося на мине танка. Похоже сдетонировал-таки боекомплект бронированной машины. Корпус просел, будто вмявшись внутрь, из выбитых ударной волной люков щедро плеснуло пламя.
  - Звиздец котенку, больше срать не будет! - радостно улыбнулся Фашист. - И заметь, из экипажа так никто наружу и не выбрался, а теперь уж точно всем звиздец. Полный!
  - Полный звиздец! - смачно повторил он, помолчав несколько секунд.
  Меж тем прогнозы Фашиста относительно дальнейшего развития событий начинали сбываться. 113-ые медленно отползали назад, стараясь двигаться по своим следам, похоже, перспектива нарваться на заранее подготовленное минное поле и разделить судьбу злосчастного экипажа танка доблестных воинов вовсе не прельщала. Что в принципе было совершенно неудивительно. Волк для себя прикинул, что случись подобное в свое время в родной Краснознаменной, вряд ли он сам, командуя бронегруппой, рискнул бы при таких обстоятельствах продолжать преследование. Скорее уж остановил бы своих орлов еще у забора, убоявшись возможных политических последствий нарушения границы. Так что изики в данном случае проявили себя мужественными и упорными бойцами и то, что удача в этот раз оказалось не на их стороне относится скорее к области пресловутого "военного счастья", чем к каким-то их просчетам и ошибкам. Молодцы в общем, до конца своих вырвать из лап террористов пытались. Просто не повезло... А вот им в очередной раз подфартило, ушли, опять ушли, прямо по грани, по лезвию, но все же. Как долго еще будет им улыбаться удача? Когда закончится отпущенный судьбой лимит? Эх, кабы знать, где упадешь, соломки подстелил бы...
  Хотя праздновать победу еще рано. Изики, наверняка сейчас вызывают вертушки, и если у него есть желание невредимым добраться до Бинт-Джебейля, то следует поторапливаться. От вертолетов так легко не уйдешь. Единственный шанс, успеть выскочить из опасной зоны раньше, чем они нападут на след. Так что вперед, вперед, нечего рассиживаться. Дернув за рукав напарника, Волк аккуратно начал отползать с гребня высотки, на обратный скат, туда, где, невидимые для израильской бронегруппы, притаились мощные внедорожники, что домчат их до ближайшего укрепрайона "Хизбаллы" меньше чем за час. "Голубь" возвращается в голубятню, в точности выполнив все порученное, встречайте с фанфарами, и, главное, готовьте обещанные деньги, господа борцы за чистый ислам.
  Сколько уже было таких возвращений, сколько еще ждет их впереди... Джихад не имеет конца, а значит без работы "Голубю" сидеть не придется. Аллах акбар! Воистину акбар!
  
  Хроника событий:
  12 июля, среда, день первый
  • 08:45 - патруль Армии обороны Израиля (АОИ) в составе семи солдат на двух джипах "хаммер" под командованием Эхуда Гольдвасера выезжает на патрулирование границы.
  • 09:01 - атака боевиков "Хизбаллы" на патруль в районе кибуца Зарьят (контрольная точка 105). Были похищены двое военнослужащих (Эльдар Регев и Эхуд Гольдвассер) 5-й резервистской пехотной бригады, трое погибли, двое получили ранения.
  • Параллельно похищению "Хизбалла" подвергает миномётном обстрелу опорные пункты вдоль границы, 4 человека ранены (2 солдата и 2 гражданских). Сообщается о 22 ракетах, упавших на территории Израиля.
  • 09:27 - комбат, ответственный за участок границы, на котором произошло похищение, вводит в действие план "Ганнибал" - автоматические действия СВО и ВВС в случае похищения солдат
  • 09:33 - батальон открывает огонь по опорным пунктам "Хизбаллы" вдоль границы. Запрос комбата на артподдержку отклонён, по-видимому артиллерийская батарея, размещённая в районе границы, была без расчётов. В бригаде предполагали, что батарея будет готова только к 18:00 (то есть 9 часов после похищения), реально батарея была готова через 7 часов.
  • 09:39 - два боевых вертолёта прибыли в район размещения батальона.
  • 09:45 - вертолёты сообщают, что они видят два горящих джипа.
  • 10:03 - батальон сообщает в штаб бригады, что 2 солдата из состава патруля отсутствуют.
  • 10:20 - премьер-министр Израиля Ольмерт извещён о похищении.
  • 11:00 - танк роты "Алеф" 82-го батальона 7-й бригады выдвигается на господствующую высоту с ливанской стороны границы. При достижении позиции танк подрывается на фугасе, весь экипаж (4 человека) погибли. В ходе эвакуации танка от миномётного огня гибнет ещё один военнослужащий. Таким образом в этот день погибло 8 и было похищено 2 бойца АОИ, 4 солдата и 2 гражданских получили ранения.
  • В рамках плана "Ганнибал" ВВС атакуют (план "ха-Меймад ха-Ревии" - "Четвёртое измерение") объекты "Хизбаллы" вдоль границы и объекты инфраструктуры, включая дороги и мосты, ведущие на север. Всего за этот день было атаковано более 36 различных целей, в том числе как минимум 3 моста через реку Литани и 2 через реку А-Захарани.
  • В АОИ распространён план "Мей Мером" ("Небесные воды") - план общего наступления в Южном Ливане. План предусматривал массированное применение артиллерии и авиации по целям "Хизбаллы" с параллельной мобилизацией резерва, а затем - широкомасштабное наступление в Южном Ливане. План был опробован на учениях СВО в июне 2006 г., был выявлен ряд недостатков, после чего план был отправлен на доработку. На октябрь 2006 г. были запланированы новые учения, в случае успеха которых план должен был быть утверждён начальником генерального штаба АОИ.
  • 12:50 - пресс-конференция премьер-министра Израиля Ольмерта. В ней он заявляет, что похищение - не просто теракт, а акт агрессии против Израиля со стороны соседнего государства (Ливана).
  • 14:30 - совещание у министра обороны по дальнейшим действиям Израиля.
  • 16:06 - совещание у начальника генерального штаба. Отдан приказ готовиться к атаке ракет большой дальности "Хизбаллы". Отвергнуты предложения о мобилизации резерва.
  • 18:00 - совещание премьер-министра и министра обороны с руководством силовых ведомств.
  • 20:00 - 2-х часовое заседание правительства в Тель-Авиве. Принято решение начать операцию против "Хизбаллы". Операция получила название "Сахар холем" ("Достойная плата" или "Достойное вознаграждение"), 13 июля её переименовали в "Шинуй кивун" ("Смена курса"). Для принятия срочных решений создан узкий кабинет министров в составе 7 человек: премьер-министра Эхуда Ольмерта, первого заместителя премьер-министра Шимона Переса, министра обороны Амира Переца, министра иностранных дел Ципи Ливни, заместителя премьер-министра и министра транспорта и безопасности на дорогах Шауля Мофаза, заместителя премьер-министра и министра промышленности, торговли и занятости Эли Ишая и министра внутренней безопасности Ави Дихтера.
  • 22:30 - заседание узкого кабинета и принятие конкретных решений о ближайших целях операции.
  • 23:59 - начало операции ВВС "Мишкаль Сгули" ("Удельный вес"), по уничтожению арсенала ракет большой и средней дальности "Хизбаллы". 69-я эскадрилья ВВС ("Патишим"), вооружённая самолётами F-15I "Раам", нанесла удар по местам дислокации пусковых установок (ПУ) и складам боеприпасов. Уничтожены 40-44 ПУ из 50-59 имевшихся и сотни ракет. Налёт продолжался 34-39 минут. Сразу после этой операции ВВС начали операцию "Мишкаль Ноца" ("Вес пера") - уничтожение ПУ и складов ракет малой дальности ("катюш") в Южном Ливане. Всего - несколько десятков объектов, малую часть от имевшегося арсенала таких ракет.
  
  
  
  Шура Шварцман. Черный.
  
  Кофе исходил ароматом корицы и еще каких-то дразняще пряных специй. Правильный кофе, настоящий. Не та моча, что в третьесортных забегаловках зовется "Эспрессо" и заваривается путем простого залития бурого порошка кипятком. А тот, который получается после размалывания на стариной ручной кофемолке аккуратно обжаренных зерен, доводится несколько раз почти до кипения в изящной обязательно медной турке, и лишь потом разливается по тонкостенным чашечкам китайского фарфора, сдобренный темным тростниковым сахаром. Мечта, а не кофе! В отпуске Шварцман пил только такой. И подавали его лишь в одном единственном месте. В маленькой кофейне, притулившейся через три квартала от его дома. Точнее не от его собственного дома, а от высоченной, вытянувшейся к небу свечки, на седьмом этаже которой помещалась его квартира. Назвать это жилье домом язык как-то не поворачивался. Дом это что-то живое, теплое, хранящее на себе отпечаток личности хозяина, а вовсе не отделанные по последнему слову евродизайна квадратные метры, на которых он появляется раз в год, когда выпадает отпуск. Холодные безликие стены, не несущие никакой информации о жильце, лишенные души и индивидуальности, будто казенный номер в гостинице.
  Зато кофе в отпуске всегда был самым лучшим, сваренным по старинному берберскому рецепту специально для него, как для постоянного клиента заведения. Это становилось уже ритуалом, ежедневным священнодействием, которое ничто не могло отменить. С возрастом он начал особенно ценить такие вот маленькие радости, мелкие привычки и безобидные пунктики, собственноручно разработанные для себя любимого, позволяющие лишний раз уцепиться за стремительно превращающуюся просто в унылое существование жизнь. Этакая игра в эстетствующего аристократа. "Каждое утро мне просто необходимо выпить пару чашечек кофе по-берберски, даже не представляю себе, как можно начинать утро иначе", - так он порой говорил случайным знакомым, нарочито противным снобистским тоном, изящно отклячив в сторону мизинец правой руки с безупречным маникюром. Играл в аристократа, заполняя упражнениями в актерском мастерстве, столь желанную ранее беззаботную скуку отпуска. Случайные знакомые верили. Вот только себя не обманешь, не вытравишь память о тех многочисленных утрах, что начинались с глотка противно воняющей дезинфекционной таблеткой, теплой воды из фляги. Не забудешься до конца, играя в скучающего плейбоя, пусть даже на короткое время. Просто уже не можешь иначе, какая-то часть мозга, продолжающая помимо твоей воли жить в настороженном боевом режиме, не даст расслабиться, окончательно поверить в придуманную не столько для окружающих, сколько для самого себя красивую сказку. Он горько усмехнулся, только сейчас сообразив, что неосознанно сел в угол, лицом ко входу и так, чтобы за спиной была глухая стена. Намертво въевшаяся в плоть и кровь привычка сработала с неотвратимостью хорошо отлаженного спускового механизма. Какой уж тут образ скучающего светского льва? Откуда?
  Но в отпуске все равно ужасно хотелось создать качественную иллюзию именно такой вот жизни, некий эрзац светскости, манер и лоска. Важной частью данного образа было это почти ритуальное кофепитие. Потому в любую погоду, в любом настроении, он каждое утро заходил сюда, в малопосещаемое в это время заведение всего на пять столиков, где за барной стойкой его ждала улыбчивая девушка в кружевной наколке. Каждый год разная, почему-то барменши здесь надолго не задерживались. Он церемонно здоровался, усаживался всегда за один и тот же столик в углу у огромного, как магазинная витрина, во всю стену окна. Сидел и смотрел на снующих за прозрачной преградой стекла людей, на мельтешащие туда-сюда машины, наблюдал людскую суету и радовался тому, что лично он не имеет к ней никакого отношения. Как рыба, сонно и равнодушно глядящая из аквариума, из-за прозрачной, но надежно отсекающей ее от остального мира пленки прозрачного стекла.
  Затем девушка приносила ему кофе, грациозно сгибалась, выставляя на стол все положенные аксессуары, и он с удовольствием наблюдал за ее точными движениями, за изгибами облаченного в строгую униформу тела, вдыхал запах ее духов и собранных в целомудренный узел волос. Иногда улыбался мечтательно, задерживая взгляд на ее миловидном личике, и тогда юная барменша забавно краснела, торопясь сбежать обратно за стойку. Он ни разу не заговорил с ней. Только делая обычный изо дня в день повторяющийся заказ. К чему? Знакомство могло разрушить все очарование момента. Пусть лучше все остается так, как есть. С возрастом начинаешь ценить многие, казалось бы, простые и обыденные вещи, перестаешь стремиться к результату, предпочитая ему сам процесс. Для него сегодняшнего, умудренного опытом, уже не молодого, что говорить, гораздо приятнее было оставить ситуацию нераскрытой, полной полунамеков и тонкой игры: таинственный элегантный незнакомец, никогда не спешащий и, не моргнув глазом, ежедневно заказывающий самый дорогой напиток в заведении и сгорающая от любопытства молодая девушка... Нужно ли здесь продолжение? Да и какое? Пошлый роман-однодневка... Что вы, это все только испортит, пусть лучше останется легкий флер маленькой неразгаданной тайны, одиноко звенящая нота неизвестности и романтики в пульсирующем всего в метре за стеклом насквозь прагматичном мире. К тому же и походов таких осталось всего шесть. Шесть последних дней так быстро пролетевшего отпуска. В следующий раз он вернется сюда лишь через год. Если ему суждено вернуться вообще... Если будет куда возвращаться... И хоть это и грустно, но через год, его скорее всего будет встречать уже другая девушка. Она так же удивится его первому заказу, будет мучиться извечным женским любопытством несколько недель, и так же не решится с ним заговорить. И в ее памяти он тоже останется таинственным незнакомцем, человеком из загадочного и прекрасного мира. Что ж, пусть будет так...
  Откинувшись на спинку стула, Шварцман специальной серебряной гильотинкой аккуратно срезал кончик кубинской сигары, предвкушая и оттягивая наслаждение, поднес ее к носу, вдохнул терпкий запах табака. Закрыв глаза, на секунду увидел, как ласковая океанская волна накатывается на песчаный пляж. Мелькнули под веками обворожительные мулатки, креолки, пиратские бригантины, ром и плантации сахарного тростника. Мечта! Мечта, которой ему никогда не увидеть воочию. Много чего уже никогда не увидеть и не испытать в этой жизни. Мир оказался слишком велик, и не в силах человека объять необъятное, слишком короток наш срок здесь, чтобы успеть все, о чем мечтают распаленными бессонными ночами мальчишки любой национальности, и любого цвета кожи. Он и так пережил наяву большую часть своих детских грез, тех, что на поверку оказались далеко не столь прекрасными, как виделось в те годы, когда мир был юным и простым, состоящим всего из двух красок: черной и белой. Так стоит ли жаловаться? Определенно нет. Ведь совсем недавно разменян четвертый десяток, жизнь всего лишь на полпути. Кое-что еще можно успеть. Нужно только плюнуть на все и перестать, наконец, таскать каштаны из огня для других, дать отдых постоянно обожженным и кровоточащим рукам, пусть дальше дерьмо разгребает кто-нибудь еще.
  Он улыбнулся невесело и поднес к губам маленькую фарфоровую чашечку. Первый, самый вкусный глоток обжигающего ароматного напитка. Кофе должен быть горячим и сладким, как поцелуй женщины. Этой простой истине научил его старый араб Мустафа. Добрый и мудрый, чем-то неуловимо похожий на оживший вдруг персонаж из сказок "Тысячи и одной ночи", задержавшийся в нашем времени реликт глубокой старины. Тот самый, которому он собственноручно выстрелил в затылок, всего неделю спустя, после того, как они вдвоем пили кофе, занятые неторопливой беседой. Точно такой же как тот, что черной дегтярной волной плещется сейчас в его чашке... Кожу ладоней мерзко защипало, будто на нее вновь брызнули теплые капли крови и мозга. Старик даже не вскрикнул, он, скорее всего, вообще не понял, что с ним произошло. По-крайней мере Шварцману хотелось так думать. Вновь в коленях возникла эта постыдная зудящая слабость, совсем как тогда, когда палец лежал на спусковом крючке направленного в затылок Мустафе пистолета и, казалось, не было в мире силы способной сдвинуть его с мертвой точки. Он тряхнул головой, отгоняя, налетающий морок, но добился лишь того, что перед глазами вновь, в который раз, встали убогие дома палестинского пригорода, окружившие центр трущобы. Те, где он прожил неделю. Палестинец среди палестинцев. Боец израильского специального подразделения "Дувдеван", волк в овечьей шкуре.
  Никакого намека на военную форму - потертые джинсы, легкие куртки и повязанные вокруг шеи традиционные куфьи. Подержанная "субару" - битое ржавое ведро. Трое бойцов в самом сердце палестинской территории, трое евреев, выдающих себя за палестинцев. Трое против всех. Малейшая ошибка: случайно проскользнувший акцент, не к месту брошенное слово, неправильный жест и их просто разорвут на части. Спрятанные за пазухой пистолеты, в данном случае слишком слабая гарантия выживания, о ней даже не стоит лишний раз упоминать, разве что если повезет, кто-то может успеть застрелиться, не попасть в руки врагов живым. Не больше. Такая уж служба в "Дувдеван", такие задачи, силой никто сюда не тащил, наоборот отговаривали, как только могли. Не отговорили. Подразделение создано для обнаружения и нейтрализации боевиков "ХАМАС", "Исламского джихада" и других агрессивных организаций исламистов, в последнее время растущих словно грибы после дождя. Обнаружение и нейтрализация, лучше всего захват живьем, лишь на самый крайний случай ликвидация. Здесь это называют "выхватывание". Грамотно "выхваченный" деятель, дает расклад по всей известной ему части подполья арабских боевиков, наводя на следующие объекты. Те, в свою очередь на следующие, простая арифметическая прогрессия. Бойцы, неотличимые от обычных феллахов, колесят по палестинским деревушкам, смешиваются с общей арабской массой, растворяются в ней, ожидая своего часа, невидимые, неслышимые серые тени в любой момент готовые нанести точный удар. Боевики лишаются сна и покоя, опасность всегда рядом, она может исходить от кого угодно - от идущей по улице женщины, от чинящего велосипед паренька, от бродячего проповедника... Когда и от кого угодно. Принцип неотвратимости кары в действии, вот суть методов, что реализуют здесь бойцы "Дувдеван".
  На окраине выжженного солнцем, забитого пылью маленького городишки Дженин в доме старого Мустафы поселились улыбчивые молодые студенты, приехавшие из самого Тель-Авива. Очень редкий случай - палестинцы, которые учатся в университете, почти невозможная диковина. Мустафа просто млел от общения с уважительно относящимися к нему, умными и предупредительными собеседниками. Да они еще и деньги за снятую в его хибаре комнату платили. При этом вели себя прилично, истово совершали все положенные мусульманам ритуалы, не пьянствовали, не водили развратных женщин. Вот она надежда Палестины, ее долгожданное сияющее заслуженным благоденствием будущее. Эти уж наверняка сумеют, действуя не только грубой силой, но и умом вернуть отнятые у обманутого народа земли, сумеют воссоздать единое палестинское государство. Особенно полюбился ему чернявый Шура, странное какое-то имя, сам говорит, что это прозвище, а товарищи при этом скалятся в белозубых улыбках. Ну да ладно, это их дело. Какая разница как кому хочется называться, не в этом суть. Суть в почтительном уважении, с которым слушает Шура старого Мустафу, и не показное это внимание, а самое, что ни на есть настоящее, очень дорого стоящее.
  Бойцы "Дувдеван" прожили у старика девять дней, за это время цель операции была достигнута. Установлен контакт с боевиками из входящей в арафатовский ФАТХ группировки "Черные пантеры". Приманка - продажа оружия, автоматов Калашникова, якобы привезенных с собой псевдостудентами. В перспективе дальнейшее сотрудничество и более крупные партии. На Территориях оружие нужно всем, оно просто необходимо, как воздух. Без оружия ты никто и звать тебя никак, твой номер вечно девятый. Зато, если у тебя есть автомат, ты предельно уважаемая личность, с тобой считаются, стараются угодить, да просто боятся. С автоматом ты можешь вступить в любую из многочисленных группировок и иметь хороший заработок, сильно не перетруждаясь. В общем, как давно замечено, оружие дает своему владельцу силу и власть. На Территориях это вдвойне справедливо. Так что крючок, заброшенный группой "мистааравим", лжеарабами, беспроигрышен, какая-никакая рыбка обязательно дернет наживку. Но любая группу в этот раз не устраивает, охота идет адресно, только на "пантер". Потому проходит целых девять дней до первой поклевки.
  Шварцмана остановили на улице. Юркий беспризорный мальчишка в грязных заношенных шортах и такой же замызганной майке внимательно смотрел в лицо быстрыми черными бусинками глаз, улыбался хитрой нагловатой улыбкой.
  - С тобой хотят поговорить, уважаемый. Большие люди хотят тебя видеть по важному делу. Иди за мной, я тебя отведу.
  Сердце глухо ухнуло в груди. Есть! Похоже на этот раз клюнуло, причем так, как обычно и клюет по-настоящему крупная рыба. Без дешевых понтов и наездов. Внешне он постарался не выказать ни малейшего волнения, отмахнувшись от малолетнего наглеца, как от надоедливой мухи. Но тот отставать не хотел, явно пообещали денег, если приведет нужного человека. Потому и старался стервец на все сто, шел следом, хватал за руку, настойчиво нудил себе под нос насчет "больших и важных людей".
  - Если большие люди хотят со мной говорить, пусть приходят и говорят. Я ни от кого не прячусь, любой, если захочет, может меня найти, - равнодушно пожал плечами Шварцман. - Знаешь дом старого Мустафы? Вот передай важным людям, чтобы приходили туда, я с друзьями там остановился.
  Однако так легко отделаться от настойчивого посланца не удавалось. Забегая вперед и искательно заглядывая в глаза, мальчишка продолжал канючить, постепенно переходя от просьб к угрозам:
  - Очень важные люди, те, что борются с евреями, очень серьезные. Самые крутые в нашем районе. Их все здесь уважают и бояться. Если такие люди зовут, надо идти. Иначе сильно пожалеть потом можно.
  - Ну и достал ты меня, малой! Откуда ты только взялся такой приставучий? - Шварцман остановился и демонстративно оттер ладонью выступивший на лбу пот, показывая этим жестом, насколько утомил его назойливый попутчик. - Ладно, уговорил. Веди к своим важным людям, да побыстрее, у меня дел сегодня еще не меряно.
  Конечно, это было не самым безопасным вариантом дальнейшего развития событий. Отправляться неизвестно куда, на встречу с явными боевиками никого из своих ни о чем не предупредив, крайне рискованно. В результате подобного разговора можно просто исчезнуть бесследно, как уже неоднократно случалось с агентами здесь на Территориях. И даже останков твоих потом не найдут, чтобы предать земле должным образом. Хотя вот этот последний момент, если честно, волновал Александра Шварцмана очень мало. Ну не верил он в загробную жизнь, был убежденным атеистом и с презрением относился к любым посмертным процедурам, будь то православное отпевание, ритуальное прочтение Кадиша, или любые другие подобные заморочки. Но вообще-то пропасть безвестно и валяться в какой-нибудь вонючей выгребной яме все равно отчаянно не хотелось. Потому неторопливо топая за юным гонцом, усиленно изображая крайнее раздражение оттого, что вынужден нарушить четко распланированный день, Шварцман изрядно нервничал, обливаясь холодным потом, несмотря на жаркий день и нестерпимо яркое солнце, торчащее прямо в зените. Зародившейся внутри неуверенности способствовало и то, что в группе он был самым неопытным и для первоначальных переговоров с террористами подходил, прямо скажем, меньше остальных. Но тут уж не переиграешь, если выбор боевиков пал именно на него, приходилось играть роль до конца.
  Мальчишка, безошибочно находя дорогу, петлял между глинобитными лачугами кварталов городской бедноты. Как он ориентировался в этом трущобном лабиринте, для Шварцмана оставалось загадкой. Несмотря на всю специальную подготовку, на затверженную наизусть перед заданием схему Дженина, лично он потерял направление уже давно и вряд ли смог бы теперь самостоятельно найти дорогу обратно. Покосившиеся домишки, как две капли похожие один на другой, в полнейшем беспорядке громоздились с обеих сторон, а иногда вдруг ни с того ни с сего преграждали путь, будучи с легкой руки своих хозяев выстроены прямо посреди улицы. Однако провожатый шел уверенно, обходя все препятствия, и Шварцман, в конец отчаявшись запомнить дорогу, бездумно топал за ним все дальше и дальше погружаясь в этот многоярусный лабиринт.
  - Вот! Люди ждут тебя здесь! Заходи! - наконец радостно блестя глазами, объявил маленький посланец, остановившись перед особенно невзрачной хибарой.
  Внутрь саманного домишки вела рассохшаяся деревянная дверь, болтавшаяся вместо петель на прибитом к косяку куске толстой резины с автомобильной камеры. Помявшись несколько секунд в нерешительности, Шварцман деликатно постучал пальцами по шершавым не струганным доскам. Внутри послышалось какое-то торопливое шевеление и явственно щелкнул спущенный не слишком таящейся рукой пистолетный предохранитель, потом зашаркали по земляному полу шаги. "Интересно девки пляшут, по четыре штуки в ряд, - нервно сглотнул Шварцман. - Здорово здесь гостей привечают, сразу заряженным стволом в морду тычут. Вот так зайдешь, а тебя рукояткой по кумполу без предупреждения. Эх, говорила мама, иди в институт сынок, сейчас был бы врачом, или инженером. Не жизнь, малина..." Нарисовать себе радужные перспективы врачебно-инженерного бытия, что по нелепой случайности его миновало, Шура до конца не успел. Дверь широко распахнулась и вынырнувшая из темноты постройки мускулистая рука, буквально втянула его внутрь.
  - Салам алейкум, - воспитанно поздоровался Шварцман, щурясь после яркого солнечного света, и силясь разглядеть рассевшихся за грубым столом в дальнем конце квадратной комнаты людей.
  Получалось откровенно плохо, внутренности домика освещало лишь узкое окошко под самым потолком, солнечный луч из которого падал точно в центр комнаты, ярким пятном выхватывая полоску утоптанного земляного пола. Все остальное пространство пряталось в густой тени, в которой угадывались лишь силуэты троих сидящих у приземистого стола. Еще один тяжело дышал прямо за плечом, но обернуться и посмотреть на него Шварцман не решился. Не стоило лишний раз злить "уважаемых" людей никчемным любопытством.
  - Алейкум, ас-салам, - густым сильным голосом отозвался один из сидевших за столом.
  Остальные ограничились приветственными кивками. Шварцман молча ждал продолжения, в конце концов, не он сам напрашивался на разговор, а его сюда привели, ну вот пусть и начинают первыми. Интерес-то у них имеется, не наоборот. Заодно пока и глаза к темени привыкнут, вовсе не помешает поподробнее рассмотреть и запомнить в лицо этих деятелей. Секунды летели мимо, четко отсчитывая лихорадочные удары сердца в груди. Трое за столом молчали. Теперь стало видно, что один из них глубокий старик, хоть лицо и замотано куфьей до самых глаз, но согбенную годами спину и иссохшие, иссеченные морщинами руки так просто не спрячешь. Двое других - мужчины среднего возраста, судя по всему, они здесь пешки, лиц своих не скрывают, сидят как статуи, ловят малейший жест старшего. Скосив глаза влево, он сумел рассмотреть и того, что втянул его в дом, здоровый, чертяка, чуть ли не на голову выше и значительно шире в плечах. Бритая голова, мясистые вывернутые наружу губы, сплюснутый широкий нос... Ба, да это же самый настоящий негр! Вот это да! Преступный интернационал в сборе. Ну теперь никаких сомнений, это именно те, кто нужен. По агентурной информации в группировку "пантер" входило значительное количество негров, выходцев из Судана и Марокко. Клюнула рыбка, теперь еще бы подсечь качественно!
  - Ты, тот, кого называют Шура? Студент из Тель-Авива? - снова тот же звучный насыщенный голос.
  Теперь Шварцман разглядел, что говорит старик, и даже удивился, никогда бы не подумал, что эта дряхлая развалина может обладать столь сильно звучащим тембром.
  - Да, - согласился он. - Друзья называют меня Шура, это прозвище. На самом деле меня зовут Саид-Мухаммад. Для краткости можно просто Саид. Я действительно учусь в университете. А в чем собственно дело?
  - Шура - название высшего совета шариатского суда, - с великолепным презрением игнорируя вопрос Шварцмана, словно рассуждая вслух сам с собой, проговорил старик. - Откуда такое славное прозвище у студента?
  Шварцман беззвучно выругался, вспоминая товарищей по группе, его русское имя казалось им настолько забавным, что они при каждом удобном случае пользовались им и здесь, на задании. На все его опасения опытные "мистааравим" со смехом отвечали, что такое дикое сочетание звуков не может вызвать никаких подозрений, никто в здравом уме не подумает, что это настоящее человеческое имя, да и запомнить вряд ли сможет. Вот, пожалуйста, доигрались! Еще какие-то странные ассоциации у палестинца по этому поводу вылезли. Но откуда он знает имя? Так его звали только в доме Мустафы... Выходит старик связан с этой группой, не зря им рекомендовали поселиться именно у него. Вот и косвенное доказательство того, что Мустафа на самом деле ведет двойную жизнь связника террористов. Но хватит об этом, сейчас надо срочно придумать какое-то не звучащее слишком уж нелепо объяснение странному прозвищу. Шариатский суд, надо же...
  - Дело в том, - откашлявшись, чтобы выиграть время, начал Шварцман. - Дело в том, что мои друзья почему-то считают меня, несмотря на молодость, очень справедливым человеком и частенько обращаются ко мне для разрешения различных споров. Ну и пока недовольных моими решениями не было. Все признавали их правильными и разумными, прямо как решения шариатского суда. Отсюда и прозвище.
  Сидящий напротив старика боевик, не сдержавшись, прыснул в кулак, но под строгим взглядом старшего, мгновенно осекся, натянув на лицо прежнее бесстрастное выражение.
  "Что ты несешь, придурок! Это же полнейший бред!" - отчаянно вопил в мозгу внутренний голос. Но ничего более правдоподобного придумать с ходу не удалось. Ерунда, пусть хавают, что дают. Ты вообще не обязан им что-либо объяснять. Надо капельку наглее, ты же не знаешь, кто они, а значит, не должен бояться. Пока, по-крайней мере... Ну-ка, наедь на них слегка, посмотрим, что будет...
  - А что это собственно за вопросы, уважаемые? У меня вообще-то на сегодня дел полно. Хоть и приятно с вами беседовать, но, к сожалению, время поджимает. Счастлив был познакомиться...
  Шварцман развернулся, демонстрируя намерение выйти из саманной хибары, и тут же в лоб ему уперся пистолетный ствол. Причем старик, он готов был за это поручиться, никаких команд ни словом, ни жестом не отдавал. Выходит, роли расписаны заранее. Сжимавший пистолетную рукоять негр, смотрел равнодушно и чуть насмешливо, не проявляя ни малейшего волнения по поводу сложившейся ситуации, даже жвачку во рту перекатывать не перестал. Ствол держит умело, вот только чересчур уверен в себе, и явно недооценивает противника. Срез дула упирается в лоб, дистанция - метр. "Ах, с каким удовольствием, я сломал бы тебе сейчас граблю, ты даже пискнуть бы не успел! - с сожалением подумал Шварцман, изо всех сил изображая предельный испуг. - Всего-то и надо, чуть довернуться, уходя с линии выстрела и слегка подсев поймать локоть на стандартный болевой через плечо. Пара секунд и ты, дорогой мой шимпанзенок, уже калека!" К сожалению, подобное развитие событий явно выходило за рамки продуманного на базе спектакля о трех студентах. Даже если допустить, что один из них случайно оказался знаком с костоломными приемами армейского рукопашного боя, все равно ничего хорошего не выходило, ведь оставались еще трое за столом, не будут же они спокойно наблюдать за тем, как он тут резвиться. Поэтому оставим идею наказать наглого негритоса до лучших времен. А сейчас играем перепуганного маленького человечка, абсолютно беспомощного в сложившейся ситуации и до смерти боящегося злых дядек. Главное не переиграть, полнейший трус и явное ничтожество, контрабандой оружия заниматься не может, так что испуг должен быть строго дозированным.
  Шварцман замер и медленно поднял руки на уровень плеч, демонстрируя врагу открытые ладони.
  - Я все понял... Не надо угрожать мне оружием... Я все понял... Скажите ему, чтобы он убрал пушку... Видите, я же не сопротивляюсь... Ну, пусть он уберет ее...
  - Убери оружие, Зуфар, не пугай нашего гостя, - в голосе старика явно проскальзывают нотки удовлетворения. - Он просто молод и от того слишком горяч, на самом деле он вовсе не хотел вести себя непочтительно. Я прав, Шура?
  Шварцман быстро и мелко закивал, с готовностью подтверждая правоту боевика.
  - Да-да, уважаемый, меня просто не так поняли... Я вовсе не хотел кого-нибудь оскорбить.
  - Видишь, Зуфар, он уже раскаивается. Убери пистолет.
  - Как прикажешь, Муммит, - равнодушно процедил негр, усиленно двигая нижней челюстью.
  Ага, значит старшего зовут Муммит, прозвище, конечно. Но прозвище достаточно красноречивое, само за себя говорящее. По-арабски аль-Муммит означает - умертвляющий. Ну-ну...
  Пистолет исчез так же неуловимо быстро, как и появился, Зуфару нельзя было отказать в проворстве и сноровке при обращении с оружием. Интересно потом будет потягаться. Шварцман криво улыбнулся и медленно опустил руки, разворачиваясь к сидящим за столом. Краем глаза успел уловить жест одного из боевиков, прячущего что-то за пазуху. Видимо тоже держал его на прицеле. Хорош бы он был, если бы не удержался и попытался заломать негра! С пулей в позвоночнике особо не повоюешь!
  - Подойди ближе, садись с нами за стол. Будем говорить, - желтые ястребиные глаза старика смотрят внимательно, пытаются проникнуть в самую душу, прочитать спрятанные в глубине потаенные мысли.
  Один из боевиков чуть подвинулся к стене, освобождая самый край грубой лавки, и Шварцман осторожно присел на нее, опасливо косясь в сторону предводителя бандитов. Тот вроде бы остался удовлетворен осмотром и даже как-то помягчел на вид.
  - Я, и мои братья ведем священную борьбу за свободу палестинского народа, за возвращение принадлежащих ему земель, - начал он нараспев. - Борьба эта тяжела, требует больших жертв от каждого палестинца. Каждый, должен внести в нее свой посильный вклад, лишь тогда мы сможем изгнать нечестивцев из священного города и воссоединиться с нашими соотечественниками, отрезанными от нас чужой территорией. Лишь тогда для гонимого всеми народа настанет лучшая жизнь.
  "Ага, пошли проповеди о священной войне, значит, сейчас будет давить на национальное самосознание, пытаясь получить оружие даром, - сообразил Шварцман. - Что ж послушаем, время есть..." Старик действительно разорялся еще минут десять, расписывая обязанности каждого истинного мусульманина, перед лицом ведущегося здесь газавата. Шварцман, демонстрируя предельное внимание и сочувствие, разве что в рот ему не заглядывал, слушал внимательно, в подходящих местах кивал и поддакивал, выказывая полнейшее согласие с генеральной линией повествования. Убедившись окончательно, что студент полностью разделяет его мнение и готов всячески содействовать борьбе за свободу, Муммит, наконец, перешел к делу.
  - Люди говорят, что ты и твои друзья привезли с собой оружие...
  Шварцман никак не прореагировал на сказанное, не согласился, но и не опроверг, продолжая преданно таращиться в ястребиные глаза старика. Тот усмехнулся про себя, и нервно постучав пальцами по столешнице, произнес с нажимом:
  - Люди говорят, что оружие это - автоматы Калашникова, от пуль которых не спасают даже израильские бронежилеты. Решительные люди с таким оружием, могли бы принести много пользы. Плохо, когда оружие лежит без дела.
  Шварцман вновь промолчал.
  - Еще хуже, - с нажимом выговорил старик. - Когда люди, сами не желающие рисковать, не хотят поделиться все равно не нужным им оружием с теми, кто готов бороться за свободу с врагом. Такие люди сами становятся врагами.
  - Вот как? - голос Шварцмана так и сочился ядовитым сарказмом. - Значит, люди сказали тебе, что мы привезли с собой автоматы?
  Муммит подтверждающе кивнул, еще сильнее сощурив и без того узкие глаза. Не ожидал он от насмерть перепуганного студента таких речей, не ожидал. Теперь он силился понять, где же прокололся, что важное, дающее собеседнику возможность так с ним говорить, упустил из виду.
  - Раз люди все так хорошо знают, наверное, они сказали и то, что каждый автомат будет стоить тебе двести долларов, так?
  - Ты сам, палестинец, и хочешь нажиться на нашей общей борьбе? - голос старика приобрел опасную остроту бритвы.
  - Каждый должен на что-то жить сам и кормить своих детей, - примирительно развел руками Шварцман. - Ты же не требуешь, чтобы каждый крестьянин даром отдавал тебе то, что вырастил на своем поле, только потому, что ты сражаешься с нашим общим врагом. Нет, когда ты голоден, ты идешь и покупаешь себе лепешку за деньги, платя пекарю за его труд. Так почему ты решил, что я должен отдать тебе свою "лепешку" бесплатно?
  - Ты зря теряешь с ним время, Муммит, - поднял голову сидящий у стены боевик.
  Только теперь, когда он развернулся к нему, Шварцман заметил следы страшных ожогов на лбу и подбородке террориста, а вся левая половина его лица, вообще была закрыта кожаной полумаской, без отверстия для глаза. Вид боевик имел в результате весьма устрашающий. Единственный глаз, выпученный, почти вылезший из глазницы, горел мрачным огнем. "Похоже, парень, доигрался с самодельной взрывчаткой, - решил про себя Шварцман. - Уж больно характерный ожог. Послушаем, однако, что скажет".
  - Нечего разговаривать с этим торгашом, - рявкнул меж тем, одноглазый. - Позволь, я выпущу ему кишки! А потом убьем и остальных!
  - И никогда не узнаете, где находится так нужное вам оружие, - меланхолически глядя на пробивающийся через узкое окошко солнечный луч, произнес Шварцман.
  - Ну почему же, - бесстрастно глядя ему в лицо, произнес старик. - Ты нам расскажешь, перед смертью. Ты ведь захочешь умереть легко, правда?
  Вот теперь разговор начал приобретать и вовсе нежелательный оборот, судя по всему, пора было выкладывать на стол припрятанных до поры в рукаве козырей.
  - Конечно, только вот вряд ли это понравится полковнику Келлаху.
  Имя одного из лидеров боевого крыла движения "Фатх" произвело эффект неожиданного удара грома среди ясного неба. Террористы на мгновение застыли, лишь старик продолжал сверлить собеседника тяжелым взглядом своих желтых глаз.
  - В принципе, мне все равно, что скажет на это Келлах, я ему не подчинен, - произнес он, наконец, упрямо качнув головой. - К тому же мне и моим людям действительно нужно оружие.
  - Сколько у тебя людей? Сколько им нужно оружия? - не давая ему окончательно опомниться, перешел в атаку Шварцман.
  - Людей много, - отрезал старик. - А оружия нужно еще больше. Оружия вообще много не бывает.
  - Ага! И поэтому ты готов убить троих соотечественников, ради двух привезенных ими для пробы автоматов. Так? Ради двух автоматов ты затеял весь этот спектакль?
  - Всего двух? А говорили... - разочарованно протянул за спиной Шварцмана негр, но тут, же прикусил язык под яростным взглядом старика.
  - Представь себе, шоколадка, всего двух, - тут же развернулся к нему Шварцман. - А ты что думал? Объясняю еще раз. Мы специальная группа, прибывшая в эту дыру по личному поручению полковника Келлаха, чтобы наладить снабжение оружием местных борцов за свободу, с собой мы привезли только образцы. Два автомата Калашникова разных модификаций. Но...
  Шварцман выдержал драматическую паузу, высоко задрав вверх вытянутый указательный палец.
  - Но, полковник Келлах не имеет возможности заниматься благотворительностью. Доставка оружия стоит денег. Их приходится платить властям, чтобы они вовремя закрыли глаза, приходится отдавать за перевозку, да и купить стволы изначально тоже надо заплатив деньги. Поэтому я называю цену - двести долларов за китайский автомат, и двести пятьдесят за югославский. И тот и другой мы привезли с собой, кто хочет, может посмотреть. А теперь думайте, что вы будете делать... Или вы честно платите за оружие и получаете его столько, сколько вам будет нужно в любое время. Или вы можете нас убить и бесплатно забрать те два автомата, что мы привезли с собой. Вот только я потом не дам за ваши шкуры и медной монеты. Я все сказал, решать вам...
  С деланно безразличным видом Шварцман откинулся назад, скрестив на груди руки, демонстрируя полнейшее равнодушие к своим собеседникам, на самом же деле пристально следя за каждым их движением, за любой пробежавшей по их лицам тенью. Момент был критический. Либо старик должен сейчас безоговорочно признать свое поражение, либо он, Шварцман, не выйдет из этой развалюхи живым. Невероятно обострившимися чувствами он буквально физически ощущал, как напрягся за его спиной чернокожий Зуфар, как дрожит, едва сдерживая нетерпение, в предчувствии крови, одноглазый, как проносятся, сменяя друг друга мысли в мозгу старика, отражаясь неверными тенями в янтарно-желтых глазах.
  - Хорошо, - хлопнул по столу ладонью Муммит. - Только из уважения к мужественному полковнику Келлаху я принимаю твои условия. Но ты должен показать мне привезенное оружие, и дать лично его опробовать.
  Шварцман тихонько стравил сквозь зубы набранный в грудь воздух, оказывается все то время, пока старик обдумывал его слова, он вообще не дышал, собранный в одну напряженную струну, закаменевший, готовыми к мгновенному рывку мышцами. Справа послышался глубокий печальный вздох, одноглазый не смог скрыть охватившего его разочарования. Сорвалась казавшаяся такой близкой кровавая потеха!
  - Конечно, - стараясь, чтобы голос его звучал спокойно и ровно согласился Шварцман. - Ты знаешь, где нас найти, приходи сегодня после заката. К этому времени мои друзья достанут стволы из тайника и приготовят к стрельбе. Ты сможешь сам все увидеть и попробовать.
  - Я приду не один. Со мной будут мои братья.
  - Как хочешь, - равнодушно пожал плечами Шварцман. - Только не собирай слишком большую толпу, лишнего внимания нам не надо.
  - Договорились, - усмехнулся Муммит. - Лишние глаза и уши никому не нужны. До встречи вечером. А сейчас, прошу, посиди здесь немного, отдохни после разговора. Я и мои люди уходим, не нужно тебе смотреть, куда мы пойдем.
  - Уважаю твою осторожность, Муммит, - криво улыбнулся Шварцман. - И отдавая ей должное готов просидеть в этой развалюхе, сколько нужно, лишь бы усыпить твои подозрения.
  - Говорят, раньше у змеи, был сладкий голос, как у птицы, но жалила она так же смертельно, - буркнул себе под нос старик, поднимаясь на ноги и делая знак остальным следовать за ним.
  Шварцман сохраняя на лице самое серьезное выражение дурашливо поклонился ему вслед.
  Когда он вышел из душной, саманной развалюхи на улицу, ноги еще чуть подрагивали в коленях, так и, норовя подломиться. Не прошел даром разговор с братьями-мусульманами. Прислонившись к нагретой солнцем стене, он остановился, подставляя лицо острым, жалящим как пики лучам, пытаясь прийти в себя. За закрытыми веками огненными сполохами метались яркие радужные мушки. Сколько он так простоял, Шварцман не помнил, голова была будто налита изнутри свинцовой тяжестью, противно ворочалось что-то мерзкое внизу живота и отчаянно хотелось хлопнуть залпом стакан холодной водки, чтобы разом разжались сдавившие душу тиски. В итоге отпустило и без запретного для правоверного напитка, только нервно и мелко продолжало пульсировать правое веко. Тряхнув головой, Шварцман огляделся по сторонам, пытаясь сообразить, в каком направлении ему двигаться из этого полуразвалившегося лабиринта убогих построек. Быстрая, едва заметная тень, метнулась за обломок глиняного забора, уходя из поля зрения. Показалось? Ну нет, это вряд ли.
  Сделав вид, что ничего не заметил, Шварцман, устало волоча ноги, побрел вдоль узкой, воняющей нечистотами улочки. Подойдя к первому же перекрестку, он остановился в нерешительности, соображая, куда идти дальше. Задумчиво потянул из кармана платок, вытер вспотевшее на жаре лицо. Ага! Есть! Зажатый в платке маленький кусочек зеркала четко отразил прижавшуюся к стене дома детскую фигурку в выгоревшей майке и шортах. Давешний посланец "уважаемых людей" добросовестно продолжал отслеживать перемещения палестинского студента. Что ж, все правильно, береженного Бог бережет, ну или Аллах, что в принципе одно и то же. Конечно, нельзя бросать бесконтрольно человека, с которым вечером назначена встреча, мало ли куда он может направиться после такого свидания, может быть прямиком в полицию. Молодец товарищ Муммит, все правильно сделал. Решив без нужды не мучить ни себя, ни юного шпиона, Шварцман, старательно не замечая неумелого соглядатая, направился прямиком к дому старого Мустафы. Точнее попытался направиться прямиком, что не слишком-то получилось, пришлось-таки изрядно поплутать по трущобам, проклиная и устроившего в таком месте встречу Муммита, и его людей, и все движение "Фатх" в целом. Пару раз лишь серьезное волевое усилие позволило ему удержаться от того, чтобы просто не остановиться где-нибудь за углом, подождать крадущегося по пятам мальчишку и потребовать от него указать обратную дорогу. Но всему в этой жизни приходит конец, пришел он и замусоренным кварталам городской бедноты, свернув в очередной раз на каком-то перекрестке, Шварцман увидел впереди вполне нормальную городскую улицу, явно ведущую к центру.
  К его несказанной радости оба "палестинских студента" оказались дома. Как потом выяснилось Айзек Кацман, в тот день вернулся с городского рынка, где толкался в надежде на установление каких-либо интересных в оперативном плане контактов раньше обычного, из-за банального расстройства желудка. При местной антисанитарии не мудрено. А старший их тройки Мотя Левинзон вообще в тот день не планировал никуда выходить, решив основательно прощупать их квартирного хозяина. В итоге, когда запыхавшийся Шварцман вихрем ворвался в просторную гостиную на первом этаже. Мотя и старый Мустафа блаженствовали, по очереди затягиваясь ароматным дымом высокого кальяна, перед каждым стоял изящный серебряный поднос с чашками кофе и сладостями. Неторопливая беседа длилась уже несколько часов. Мустафе торопиться было некуда, а Мотя, понятно, тоже согласен был беседовать со старым арабом хоть до утра лишь бы услышать в результате хоть что-нибудь интересное. Явление Шварцмана, прервало очередную арабскую байку из цикла "Тысячи и одной ночи", которыми словоохотливый хозяин с удовольствием потчевал гостей. Мотя, только глянув на лицо младшего товарища, тут же вскинулся с горы мягких подушек, на которые секунду назад удобно облокачивался левой рукой.
  Вообще-то начальник звался, конечно, не Мотя, а Мотл и со всем приличествующим случаю уважением, но каждый, кто хоть раз воочию видел его оттопыренные уши и добродушно-наивную физиономию, официальное обращение мог применять по отношению к нему лишь с недюжинным усилием. Так и повелось Мотя, да Мотя, сначала за глаза, а потом выяснилось, что сам начальник против такого сокращения ничуть не возражает. Сейчас, правда, он вовсе не Мотя, точно так же, как Шварцман - Саид-Мухаммад.
  - Что случилось, Саид? На тебе лица нет. Встретил привидение?
  - Почти. Пойдем наверх, надо поговорить. Простите, эфенди, - Шварцман учтиво поклонился Мустафе. - Я заберу этого пустоголового ишака, он наверняка уже утомил Вас своей глупостью.
  Мустафа хитро подмигнул ему и важно закивал головой, соглашаясь отпустить своего собеседника.
  Когда они, наконец, уединились в своей комнате на втором этаже дома. Шварцман проверив, нет ли кого-нибудь в коридоре, шепотом, сбиваясь и заикаясь от волнения, рассказал Моте о случившемся. Старший слушал внимательно, старался не перебивать и терпеливо ждал, если Шварцман вдруг начинал путаться и перескакивать с одного на другое. В разгар повествования, в коридоре под чьей-то неосторожной ногой скрипнули половицы. Шварцман дернулся было к двери, но Мотя успокоил его коротким жестом, призывая оставаться на месте. Тревога действительно оказалась ложной, что-то недовольно бурча себе под нос, порог комнаты переступил Айзек.
  - Клянусь бородой пророка, на местном рынке продают такую отраву, что ни один мусульманский желудок не в состоянии качественно ее переварить, - мрачно объявил он во всеуслышание, держась рукой за вздувшийся живот.
  Против ожидания не услышав привычного смеха, третий член группы "мистааравим" удивленно оглядел своих товарищей.
  - Не понял, почему такое пасмурное настроение? Случилось еще что-то страшное, кроме моего поноса?
  - Закрой дверь и иди сюда, - коротко распорядился Мотя.
  Причем сказано это было таким тоном, что Айзек мгновенно перестроился на нужную волну, став разом собранным и деловитым. Даже его выпучивавшийся секунду назад надутым барабаном живот, вдруг сам собой втянулся внутрь, став привычно впалым и мускулистым.
  Несколькими сжатыми фразами Мотя ввел его в курс дела, и вопросительно покосился на Шварцмана.
  - Продолжай.
  - Да, собственно, на этом и все. Дальше они ушли, а я подождал немного и домой. До самого дома меня вел тот мальчишка, что подходил вначале на улице. Думаю, он и сейчас где-нибудь здесь ошивается, наблюдает за домом. Также есть основания полагать, что информация о нас утекла от Мустафы. Этот Муммит спрашивал, почему меня зовут Шура. Здесь меня так называли только вы двое. Слышать это мог один Мустафа.
  - Молодец, соображаешь, - коротко похвалил Мотя. - Давай теперь по деталям...
  Не меньше часа он гонял его, заставляя вспоминать малейшие детали разговора, поведения террористов их внешности, выжимая из памяти то, чего казалось там и быть не могло. Шварцман сам удивлялся, сколько дополнительной информации смог выдать после этого допроса. Наибольшее внимание старшего привлек, как ни странно вовсе не Муммит, а террорист с обожженным лицом и кожаной полумаской. Он настойчиво возвращался к нему раз за разом, требуя все новых и новых подробностей о нем, уточняя уже сказанное, пытаясь выяснить что-то новое. При этом Мотя периодически бросал многозначительные взгляды в сторону молча слушавшего Айзека, и тот то и дело отвечал ему подтверждающими кивками. В конце концов, Шварцману эти переглядки порядком надоели, и он открыто возмутился:
  - Хватит уже гримасничать у меня за спиной, может старшие братья поведают юному палестинцу, что вызывает у них такое оживление?
  - Есть причины, не обижайся, - не принимая шутливого тона, совершенно серьезно отозвался Айзек.
  - Тем более, раз есть причины, может, и мне о них неплохо было бы знать?! - медленно закипая, произнес, пристально глядя в глаза старшему Шварцман.
  - Дело в том, - нехотя принялся объяснять Мотя. - Что этот твой одноглазый очень смахивает на одного нашего старого знакомого. Про Муммита и Зуфара ни я, ни Айзек никогда раньше не слышали, так что они, скорее всего, просто мелкая сошка. А вот одноглазый с твоих слов очень сильно похож на некоего Али Кинжала. Весьма интересного типа, профессионального террориста и наемника, приговоренного к смертной казни в нескольких странах.
  - Да ладно, - пренебрежительно махнул рукой Шварцман. - Мне он опасным не показался, так обычный психопат. Старик смотрелся гораздо более угрожающе, да и слушался его этот ваш Али, как собачонка.
  - Вот-вот, - качнул головой Айзек. - Он психопат и есть. Протекла крыша у борца за чистый ислам после одной нашей операции, да так, что теперь он только под чьим-то началом может работать, самостоятельно ни-ни, от вида крови впадает в экстаз. Если потом вовремя не оттащить, то удирать с места преступления даже и не подумает...
  - Тем более, что нам какой-то неадекватный араб? - искренне недоумевал Шварцман.
  - Он, видишь ли, опасен не сам по себе... - медленно выговорил, поглядывая искоса на старшего, Айзек.
  - Дело в том, что он знает меня в лицо, - деланно равнодушным тоном продолжил Мотя.
  - Как?! - поворот оказался настолько неожиданным, что Шварцман не смог сдержать удивленного возгласа.
  - Просто, - пожал плечами Мотя. - Я был в составе той группы, после встречи с которой он вынужден носить свою маску. Кинжал тогда спасся, заскочив в горящий дом и пробежав его насквозь. Никто не решился последовать за ним, а заслон на той стороне его проморгал. Если это действительно он, то, скорее всего, сможет меня узнать. На память этот парнишка никогда не жаловался.
  - И что будем делать теперь? - тупо уставившись на него, спросил Шварцман.
  - Работать, - невозмутимо отозвался Мотя. - Работать...
  Встречу готовили исходя из того, что ночных гостей будет как минимум четверо, столько же, сколько засветилось в заброшенном доме. Учитывая, что Мотя может быть узнан, если одноглазый и впрямь тот самый Кинжал, его решили оставить в резерве. Встречу должны были проводить Айзек и Шварцман вдвоем. Детальная разработка плана и репетиция всех возможных вариантов развития ситуации, которые только пришли в изобретательные головы бойцов "мистааравим", проглотили все оставшееся до заката время. Мустафе было сказано, что вечером они ожидают прихода друзей, старый араб лишь загадочно покивал седой головой, лишней раз подтверждая сложившееся у лжепалестинцев мнение, что он давно уже в курсе предстоящих событий.
  Нетерпеливый стук в дверь раздался, едва ярко-красное закатное солнце утонуло за линией горизонта. Только недавно отзвучал крик муэдзина с возвышавшегося неподалеку минарета, зовущий всех правоверных к вечернему намазу. Старый Мустафа все еще продолжал молиться у себя за проеденной молью занавеской, отделявшей гостиную от его личных апартаментов. Шварцман сделал из этого вывод, что его недавние знакомые обязательным обращением к Аллаху сегодня пренебрегли, несмотря на декларируемое духовное благочестие всех борцов за свободу Палестины. На всякий случай он отложил этот факт в памяти, мало ли, пригодится.
  Старый Мустафа, кряхтя и нарочито шаркая ногами, поминутно жалуясь на здоровье и горькую судьбу, двинулся к дверям. Вообще-то старик имел довольно легкую для своих лет походку и перемещался по дому и прилегающему двору весьма резво. Сейчас он явно лишь играл физическую немощь, неизвестно кому пытаясь пустить пыль в глаза: ночным гостям, или палестинским студентам.
  Первым в гостиную зашел, как и ожидалось, Зуфар. Причем зашел здесь будет не совсем правильно подобранное слово, скорее плавно по-кошачьи втек, беззвучным стелящимся шагом. Правая рука под полой легкой джинсовой куртки, явно на рукояти покоящегося в наплечной кобуре пистолета. Не утруждая себя приветствиями, чернокожий настороженно оглядел обоих "палестинцев" и скользнул мимо них в дальний угол. Там и замер, внимательно поглядывая по сторонам и держа одновременно под контролем и входную дверь, и лестницу, ведущую на верхний этаж. Шварцман нервно сглотнул, выглядел боевик более чем внушительно, а в его движениях легко читалась опасная пластика хищного зверя, быстрого, сильного и абсолютно беспощадного. А ведь есть еще трое палестинцев... Уверенность, внушенная Шварцману, невозмутимым видом его более опытных товарищей стремительно улетучивалась. Он даже почувствовал, как предательски дрогнуло колено левой ноги, но тут поймал краем глаза ободряющий кивок и улыбку Айзека и самочувствие вроде бы улучшилось.
  Следом за телохранителем в гостиную важно вошел Муммит. Лицо его все так же скрывала намотанная до самых глаз куфья, спина держалась прямо, как палка отчего всей своей худощавой фигурой, палестинец напоминал неуклюжее деревенское пугало, вдруг по нелепой случайности ожившее. Вот только холодный взгляд желтых ястребиных глаз, мгновенно рассеивал это впечатление, заставляя относиться к их обладателю, как минимум с уважением, если не со страхом. Одноглазый и второй палестинец неслышно просочились следом за вожаком, безмолвными тенями замерев за его спиной.
  - Мир вам, добрые люди, - приветствовал гостей Мустафа, склоняясь в почтительном поклоне, не слишком впрочем, низком.
  - Мир тебе и дому твоему, уважаемый, - скрипуче отозвался остановившийся посреди комнаты Муммит.
  Оба палестинца ограничились небрежными поклонами. Зуфар на приветствие не прореагировал никак.
  - Мой дом - ваш дом, - произнес ритуальную фразу Мустафа. - Входите, обогрейтесь у огня, сейчас принесут напитки и фрукты...
  - Перестань, старик, сейчас не до условностей, - небрежным жестом руки прервал его Муммит. - Мы здесь по делу, и все это прекрасно понимают. Чем быстрее мы закончим то, ради чего пришли, тем лучше будет для всех, так давай не будем отвлекаться на пустые слова...
  - Слова вежливости не бывают пустыми... - укоризненно покачал головой Мустафа.
  Но Муммит уже не слушал его, развернувшись к сидящему на подушках привалившись к стене Шварцману.
  - Где образцы? Показывай.
  Шварцман замешкался, дело было в том, что никаких образцов просто не существовало в природе. Предлог позволивший завлечь террористов в дом был откровенно надуманным, не имевшим под собой никакой реальной почвы. В принципе по сценарию сейчас уже можно было начинать захват, но отчего-то медлил Мотя. Старший группы должен был, аккуратно выбравшись наружу через окно их комнаты, проконтролировать прилегающую территорию. Чтобы гарантированно избежать неприятностей в случае, если боевики оставят кого-то наблюдать за домом снаружи. Силовой захват по плану начинался как раз с его входа в дом. Используя момент растерянности от неожиданного появления еще одного участника "переговоров" и планировалось стреножить по крайней мере Муммита и Одноглазого, остальными участниками банды единогласно решено было пренебречь. Конечно, если будет такая возможность, и их попытались бы взять живьем, но и если придется вывести обоих в расход, никто особо жалеть не будет. Не ясно оставалось, что делать с хозяином дома, по ряду косвенных признаков выходило, что Мустафа связан с террористами, но вроде бы активного участия в банде он не принимал. В конце концов, решили сориентироваться по ходу действия. Однако никто не ожидал, что ночные гости поведут себя с таким агрессивным напором. Рассчитывали на традиционные восточные разговоры ни о чем, предваряющие здесь любые сделки, это должно было дать время Моте на зачистку территории вокруг дома. Но Муммит потребовал перейти к делу тут же, едва вошел. Теперь надо было как-то изворачиваться, тянуть время... Но как?
  - Так, где оружие... - сверкнув жестким ястребиным взглядом, Муммит сделал шаг к развалившемуся в обманчиво расслабленной позе Шварцману.
  Тот приподнялся на подушках беспомощно разводя руками.
  - У тебя есть деньги? - бесцеремонно перебил вожака террористов Айзек, не дав младшему коллеге и рта раскрыть.
  - Причем здесь деньги? - развернулся к нему Муммит. - Мы хотим только посмотреть товар. Или для этого обязательно нужны деньги?
  - Если у тебя нет денег, то нечего и смотреть, - невозмутимо парировал Айзек. - Ты же не финики на базаре покупаешь. Или может, захочешь еще и бесплатно попробовать?
  Муммит возмущенно засопел, подыскивая ответ, который враз мог бы поставить на место зарвавшегося наглеца. Но ничего подходящего ему в голову так и не пришло, к тому же в разговор неожиданно вклинился Одноглазый.
  - Старик, ты говорил, что их трое. Но я вижу здесь только двоих, - неестественно выпученный глаз пристально уставился на хозяина дома. - Где же третий?
  - Здесь третий, здесь, Али, не волнуйся... Он там, на верху, в их комнате... - торопливо кланяясь, зачастил Мустафа.
  Шварцман и Айзек быстро переглянулись. Али! Выходит Мотя был прав и этот урод с обожженным лицом действительно знаменитый психопат и убийца - Али Кинжал.
  - Не называй меня по имени, глупый ишак, - в шипящем голосе террориста было столько неприкрытой угрозы, что старый Мустафа невольно отшатнулся и еще быстрее закивал седой головой, словно игрушечный китайский болванчик.
  Муммит подозрительно оглядев обоих лжепалестинцев, притворно спокойным и вежливым тоном осведомился:
  - Почему ваш друг не хочет спуститься и поздороваться с нами? Он что-то скрывает от нас? Быть может те самые автоматы, которые вы так не хотите нам показать?
  - Халеду, просто с утра нездоровится, - сухо отозвался Айзек. - Я не понимаю, какое это может иметь отношение к делу.
  Услышав кодовую фразу "я не понимаю", означавшую "внимание, готовность номер один", Шварцман подобрался всем телом и вроде бы невзначай поджал под себя ноги, приняв позу, позволяющую совершить из положения, сидя мгновенный неожиданный для противника прыжок.
  - Я не понимаю, - с нажимом повторил Айзек. - Зачем вам понадобился наш друг. Он лежит наверху, потому что болен.
  - Проверь, - сухо бросил Муммит, замершему в углу Зуфару.
  Теперь он уже даже не пытался скрыть настороженной враждебности, не утруждая себя маскировкой ее под маской холодной вежливости. Остальные боевики тоже выглядели отнюдь не доброжелательно. Шварцман незаметно повел плечами, подвигал шеей, разминая мышцы перед предстоящим рывком. Он ничуть не сомневался что вот сейчас, пока террористы скучились в центре комнаты, а державший все ее пространство под контролем Зуфар покинул свою выгодную позицию, Айзек подаст команду к атаке. Но тот отчего-то медлил...
  Шварцман отвечал за правый сектор, все, кто правее воображаемой линии, поделившей гостиную пополам, находились в его зоне ответственности. Все кто левее - пациенты Айзека. Атакующий с тыла Мотя должен был смотря по ситуации поддержать того из них, кому будет сложнее. Сейчас в секторе Шварцмана были Кинжал и второй палестинец, тот, что так ни разу и не раскрыл рта, на протяжении всего их знакомства. Для себя Шварцман прозвал его Молчун. Кроме того Зуфар, тоже, двигаясь к лестнице наверх, попадал в его сектор. Трое - слишком много для одного, даже специально тренированного на силовой захват бойца. Что ж, значит, придется стрелять. Тоже не беда, главное - качественно спеленать Кинжала, остальных можно не жалеть. Он будто бы случайно провел правой рукой по колену, нащупывая укрепленный на запястье в специальном приспособлении миниатюрный браунинг калибра 5,6 мм. Вроде бы дамская пушченка, несерьезная, но на таком расстоянии дыр может наделать в человеке вполне качественно, ни один хирург не заштопает. А изначально малое останавливающее действие, вполне компенсируется самодельным крестообразным надпилом на головке пули. Попав в вязкое человеческое тело, мягкая свинцовая оболочка раскроется, раскинувшим во все стороны лепестки цветком, разрывая попутно слабую плоть. Он уже видел однажды, какие раны получаются от таких пуль - выходное отверстие величиной с кулак, если не больше. Достаточно резко ударить внутренней стороной запястья об колено и сдвинувшаяся защелка, распрямит пружину специального механизма, выбрасывая браунинг точно в ладонь стрелка. Ничтожная доля секунды и в пустой прежде руке появляется ствол.
  Зуфар, бесшумно скользнув через центр комнаты, ступил на первую ступеньку ведущей наверх лестницы. Шварцман выжидательно покосился на напарника. Что же ты медлишь?! Давай сигнал! Айзек успокаивающе прикрыл глаза, незаметно для арабов отрицательно качнул головой. Подожди, еще не время!
  - Там никого нет. Никого, и открытое окно в комнате, - чернокожий Зуфар невероятно легко, несмотря на свои внушительные габариты, сбежал вниз по лестнице.
  Осмотр верхнего этажа не занял у него и минуты.
  - Так где же ваш больной друг? - ястребиные глаза Муммита превратились в две узкие щели, из которых опасно сверкнуло янтарем. - Или он настолько сильно болен, что выпрыгнул в окно и побежал к доктору?
  - О чем ты говоришь с ними, Муммит?! - истерично взвыл Одноглазый Али, выхватывая заткнутый сзади за пояс пистолет. - Здесь какой-то подвох! Я чую это! Чую!
  Шварцман едва сдержался, чтобы не выстрелить в потерявшего душевное равновесие Кинжала. Столько яростного безумия светилось сейчас в единственном глазу араба, что он и впрямь поверил, что террорист сейчас будет стрелять. Но повинуясь короткому жесту Муммита, Али неожиданно покорно опустил пистолет. Забормотал извиняющимся голосом:
  - Я чую, чую... Чую от них запах угрозы... Это враги, они хотят зла... Я чую это, чую...
  - Заткнись, - грубо прервал его Муммит, и, повернувшись к Айзеку, которого выделил, как старшего в паре "палестинских студентов", неожиданно мягко попросил: - Расскажи нам, куда и почему делся твой друг. Видишь, мои люди волнуются, они подозревают предательство, скоро я не смогу их сдерживать, тогда они спросят тебя по-другому... Так где же этот больной юноша по имени Халед?
  - Да здесь я, здесь, не волнуйся! - неожиданно прозвучало от двери.
  Быстро глянув в ту сторону, Шварцман увидел замершего в дверном проеме с пистолетом наизготовку Мотю. Ствол смотрел Муммиту прямо в лицо.
  - Прикажи своим нукерам бросить оружие, и сам подними руки, медленно, так чтобы я видел, - старший группы "мистааравим" говорил совершенно спокойным равнодушным тоном, словно даже мысли не допускал, что его команда может быть не выполнена.
  И лишь хорошо знавший его Шварцман, уловил в голосе Моти легкую нервную дрожь, показывающую, чего тому стоила на самом деле эта показная уверенность.
  - Делайте, как он сказал, - поспешно приказал Муммит. - А ты, Халед... Тебя ведь зовут Халед, правильно? Ты успокойся, мы все здесь немного погорячились. Но братьям во Аллахе не пристало направлять друг на друга оружие. Тем более грозить друг другу смертью. У нас хватает настоящих врагов, чтобы убивать их. Вовсе ни к чему ссориться еще и между собой.
  "Да он так ничего и не понял! - обожгла Шварцмана догадка. - Он продолжает считать нас торговцами оружием! Это обязательно надо использовать!" Видимо, сходная мысль пришла в голову и Моте, потому что он на секунду замешкался, явно обдумывая сложившуюся ситуацию. Айзек тем временем уже отпрянул к стене и целился в голову также держащему его на прицеле Зуфару. По сравнению с мощным американским кольтом в руках чернокожего браунинг Айзека выглядел детской игрушкой, но на дистанции немногим более трех-четырех метров это не имело никакого значения. Сам Шварцман вскочил на ноги, прикидывая, кого из палестинцев выбрать для первого броска: Али, или Молчуна. В конце концов, в руках у Кинжала был ствол, а его товарищ оставался пока безоружным, лишь прянул к окну, похоже решив, в случае опасного развития событий, выпрыгнуть во двор выбив раму. На лице палестинца был написан хорошо читаемый испуг. "Отлично, этот уже не боец, - решил про себя Шварцман. - Значит, Али! Кинжал, тот еще орешек, он потверже будет, его наведенным стволом не испугаешь".
  Тут же подтверждая, только мелькнувшую у Шварцмана мысль, Али ловко развернулся к двери, одновременно вскидывая оружие, и замер, отшатнувшись назад, словно увидел приведение.
  - Ты?! Шайтан! Откуда ты взялся?! Я же убил тебя! Убирайся обратно в ад! Исчезни!
  Пистолет плясал в дрожащей руке Кинжала, выделывая замысловатые коленца, указательный палец судорожно вздрагивал, силясь попасть на спусковой крючок.
  - Эш! Эш (огонь - ивр.)! - уже не скрываясь, в полный голос выкрикнул Мотя, нажимая на спуск.
  Разом пошла кровавая кутерьма и неразбериха. Все задвигались одновременно, загремели выстрелы, ударили по ушам крики раненых. Отступавший к окну палестинец, получив пулю в живот, охнул, сползая на пол. Зуфар и Айзек выстрелили друг в друга почти одновременно, но если стрелявший уже в падении боец "Дувдеван" счастливо умудрился избежать вражеской пули, то чуть замешкавшийся негр получил прямо в лоб. Его бритый череп раскололся, словно перезрелый арбуз, перемешанные с алой артериальной кровью мозги с хлестким шлепком брызнули на беленую стену. Несколько секунд чернокожий гигант еще продолжал стоять, хотя головы у него уже не было вовсе, а потом с грохотом завалился на пол. Все это произошло в течение каких-то неизмеримо малых долей секунды. Террористы еще только начинали двигаться, пытаться оказать сопротивление, а двое из них уже были надежно выведены из строя.
  Кинжал, наконец, все-таки смог нажать на спуск, гулко ухнул выстрел, пуля со сладострастным чмоканьем впилась в деревянную притолоку точно над головой Моти. Хищно оскалившийся араб перевел прицел ниже, но тут Шварцман в простом футбольном подкате, пролетев несколько метров с дальнего конца комнаты, достал его под колени. Второй раз Али выстрелил уже в падении, пуля безобидно ушла в потолок, яростно взвизгнув злым рикошетом. Пальнуть третий раз Шварцман ему уже не дал, как клещами вцепившись обеими руками в запястье руки сжимавшей оружие. Подмяв под себя худое, жилистое тело боевика, оседлав его, он, несмотря на сопротивление, методично выкручивал ему кисть, до тех пор, пока пистолет не вывалился из нее, глухо звякнув сталью об пол. Мотя, с разбегу перепрыгнув через них, метнулся к Муммиту, обхватив его будто в страстном объятии, прижав руки террориста к бокам, не давая выхватить оружие, он завалился вместе с ним на пол. Подскочивший сбоку Айзек, расчетливо пнул вожака боевиков в висок. Голова террориста безвольно мотнулась из стороны в сторону и замерла, мышцы расслабились, глаза закатились под веки. Муммит потерял сознание. Тем временем Али Кинжал, отчаянно вывший от ярости, выгибавшийся всем телом, пытаясь сбросить с себя Шварцмана, улучив момент, резко, как атакующая змея, выбросил вперед голову и вцепился зубами в плечо оседлавшему его бойцу. Укус был настоящий, вовсе без дураков. Вскрикнув от боли, обезумев от вида собственной крови текущей по щеке палестинца, Шварцман несколько раз ударил его локтем в лицо, целя в ту его часть, что была закрыта кожаной повязкой. Подействовало, Али разжав зубы, отвалился назад. Не давая ему опомниться Шварцман, перехватив его левой рукой за волосы, несколько раз сильно шарахнул Кинжала затылком об пол. Охваченный приступом нерациональной, не рассуждающей злобы он все бил и бил уже потерявшего сознание врага. Остановиться его заставил рывок за плечо и громко сказанная на иврите фраза:
  - Стой! Хватит, ты так его насмерть забьешь!
  Сбросив чужую руку, он резко развернулся, готовый сцепиться с новым противником, но натолкнувшись на спокойный и деловитый взгляд Айзека, вроде бы опомнился. Горло сводило злой судорогой, и Шварцман, уже отвалившись от своей жертвы, еще долго не мог вздохнуть полной грудью, кашляя и перхая разбитыми губами. Прокушенное плечо дергало резкой болью, надорванный рукав рубашки свисал до самого локтя.
  - Придется делать уколы от бешенства, Шура! Этот тип явно был бешенным, - веселился, нервно подергивая уголком рта Айзек.
  Мотя одним резким движением сдернул с лица лежащего без сознания Муммита куфью, обнажая бритый наголо, обтянутый сморщенной, как старинный пергамент кожей череп, крючковатый, загнутый к низу, будто клюв хищной птицы нос и худые впалые щеки. Всмотрелся внимательно и удивленно качнул головой.
  - Айзек, иди сюда, глянь, может у меня глюки...
  Подошедший Кацман внимательно всмотрелся в лицо террориста, даже губами беззвучно зашевелил от старательности.
  - Абу Фаджар? - глянул вопросительно на старшего.
  - Раз ты тоже узнал, выходит он... - улыбаясь, развел руками Мотя.
  - Но ведь это же удача! Причем такая, какой давно не было. Не кто-нибудь, а сам Абу Фаджар, да еще Али Кинажал в придачу! Сколько на этой парочке крови наших ребят! Но вот, похоже, отбегались, ублюдки!
  - Похоже на то, - радостно потирая руки, согласился Мотя.
  Весь этот диалог бойцы "мистааравим" вели на иврите, как им казалось, в наполненной тяжелым сладковатым запахом крови и кислой пороховой вонью комнате, скрываться им было уже не от кого. Охваченные эйфорией удачной, хорошо сделанной работы, позволившей "выхватить" "изъять из обращения" сразу двух известных террористов, они совсем позабыли о хозяине дома. Вместе с первыми выстрелами старый Мустафа, благоразумно бросился на пол, заползая под низкую скамеечку с мягкими подушками, стоящую в дальнем углу. Там он и провел все время потребовавшееся "мистааравим" на нейтрализацию палестинцев, внимательно наблюдая за схваткой. Теперь он тоже не спешил вылезать, переводя удивленные, но постепенно наполнявшиеся пониманием глаза, с одного из своих постояльцев на другого. То, что палестинские студенты вдруг заговорили на ненавистном языке поганых евреев сначала его только лишь удивило. Но когда он уловил смысл произнесенных фраз, в душе старого араба колыхнулась слепая, не рассуждающая, требующая немедленного удовлетворения ярость. Эти трое обманули его, втерлись к нему в доверие и использовали как приманку для борцов за освобождение Палестины. Они поступили вероломно, предав принявшего их как родных сыновей человека. И за это они должны были понести немедленное и жестокое наказание.
  Взгляд старого Мустафы упал на отлетевший в сторону и лежащий совсем рядом огромный пистолет Зуфара. Черный вороненый ствол даже на вид был чрезвычайно опасным и таким же притягательным. Каждый палестинец с детства неравнодушен к оружию и найти здесь мужчину не умеющего стрелять гораздо труднее, чем не умеющего, к примеру, читать и писать. Неграмотные еще попадались, а вот те, кто не умел обращаться с оружием, нет. Медленно, как завороженный, Мустафа потянулся к оружию. Вот его пальцы коснулись холодной на ощупь стали, вот крепко стиснули рукоять. Оба лжестудента не обращали на него внимания, занятые разговором над телом поверженного Муммита.
  - Будьте вы прокляты, неверные собаки! - воскликнул Мустафа, вытягивая руку с оружием.
  Непривычно большой и тяжелый пистолет оттягивал немощную старческую кисть книзу, мушка плясала, никак не желая совмещаться с целью, и Мустафа вынужден был подхватить пистолетную рукоять второй рукой. Оба еврея стремительно разворачивались к нему, на лицах ужас и растерянность. Они тоже потянулись за своим оружием, но уже явно не успевали. Не успевали... Указательный палец правой руки Мустафы ласково потянул спуск, вот сейчас должен грохнуть выстрел, вот сейчас... ну же...Ну! Тяжелый удар в затылок бросил его лицом в пол, Мустафа еще успел подумать, что надо как-то прикрыть руками лицо, чтобы не сломать нос. Подумать то успел, но ставшие вдруг бессильно ватными руки не послушались. Подставить их, чтобы смягчить падение, он так и не успел. Впрочем, это уже не имело значения, когда старик ударился об пол, он был уже мертв.
  Шварцман выстрелил, не задумываясь, так как на тренировках учили стрелять по внезапно появляющемуся врагу, не целясь, на голой интуиции. Когда в руках Мустафы вдруг появился, направленный на его друзей ствол, выбора у бойца "мистааравим" уже не было. Он не колебался ни мгновения. Как человек, Александр Шварцман в тот момент просто не существовал, вместо него жила и действовала боевая машина, воспитанная в "Дувдеван". Надпиленная пуля разнесла затылок старика в клочья, капли крови и мозга липкими теплыми шлепками ударили по рукам и лицу Шварцмана. Выстрел был произведен почти в упор. Ноздри щекотал пряный запах кофе из опрокинутой на пол чашки. Пряный запах кофе по-берберски...
  
  
  
  Шварцман неспешно отхлебнул маленький глоточек и, аккуратно поставив игрушечную фарфоровую чашечку обратно на блюдце, вновь повернулся к окну. За прозрачным стеклом все так же кипела стремительная полная беспорядочной суеты жизнь большого города. Завывая клаксонами неслись машины, торопились по своим делам пешеходы, никто из них не шел медленно и размеренно, все практически бежали, выдерживая неизменный скоростной ритм повседневности, извечный бег по кругу, когда невозможно остановиться даже на мгновение, никак не выпасть из увлекающего тебя вперед и вперед потока.
  Терпкий сигарный дым приятно защекотал гортань. Утонув в ароматном облаке дорогущего кубинского табака, Шварцман блаженствовал, лениво поглядывая на пульсирующую за стеклом жизнь. Так умудренная жизнью неспешная глубоководная рыба с вялым интересом посматривает, еле шевеля плавниками на собравшихся за прозрачной стеной посетителей аква-музея. Ей нет до них в сущности никакого дела, она даже толком не видит их, замечая лишь переливы непривычных ярких красок за толстым стеклом, но она все равно смотрит на эту игру цветов, получая от нее истинное удовольствие неприсутствия, неучастия в этом общем, несущемся по вечному кругу потоке. "И так будет еще целых шесть дней... - блаженно зажмурившись, подумал про себя Шварцман. - Шесть дней томительно сладкого безделья, возможности безнаказанно посылать всю Вселенную в целом и каждого ее представителя в отдельности так далеко и надолго, как они того заслуживают. Возможности жить для себя, сообразуясь лишь со своими желаниями и интересами. Благо работа позволяет во время этих редких передышек абсолютно не стесняться в средствах". Он еще раз глубоко затянулся сигарой.
  Открыть глаза его заставил чужой взгляд, который он почувствовал даже сквозь расслабленное состояние утренней неги. Взгляд был колкий, осуждающий, почти враждебный. Прямо за витриной стоял прямой как палка ортодоксальный еврей. Настоящий истинно верующий, здесь их называют хареди. Традиционная одежда, неизменная черная кипа на голове, борода и, конечно же, обязательные пейсы, прямо образец для карикатуры. В руках книга в строгом переплете, наверняка что-нибудь на религиозную тематику. Глаза скрывались за стеклами круглых очков, но смотрели с явным брезгливым осуждением. Еще бы! Он на миг представил себе, как должен был выглядеть сейчас в глазах ортодокса. Праздный бездельник, прожигающий жизнь по дорогим ресторанам, уже с утра предающийся своим обычным порокам, чем не пример сосредоточения мирового зла. Он болезненно скривился и исподтишка показал прилипшему к витрине прохожему здоровенный кулак. Тот, поняв, что замечен, возмущенно фыркнув, поспешил удалиться, гневно тряся мохнатыми пейсами. Однако настроение было уже безвозвратно испорчено.
  С традиционным еврейским обществом у Шварцмана не заладилось изначально. Сам он хоть и происходил из стопроцентно еврейской семьи, где не только мать, по которой здесь принято считать национальную принадлежность, но и отец, были самыми что ни на есть настоящими евреями, отношения с иудаизмом имел весьма поверхностные. Как-то так получилось, что его родившиеся и выросшие в российской глубинке родители сами не были истинно верующими, и своего ребенка своевременно не приучили к исполнению принятых у иудеев обрядов. Да и синагоги в их местности отродясь не водилось. К тому же время стояло на дворе насквозь социалистическое с полнейшим отрицанием любых и всяческих богов, хоть Иисуса, хоть Аллаха, хоть Кришны со всеми Буддами вместе взятыми. Так и вырос еврейский мальчик Саша Шварцман, не пройдя даже обязательной для каждого иудея процедуры гиура. Больше того, он в тогда нисколько и не задумывался над тем, что он еврей, а значит, чем-то отличается от сверстников, с которыми вместе гонял по двору футбольный мяч. О том, что он принадлежит к избранному Богом народу, Сашка узнал много позже, и, надо сказать это сразу ему не слишком понравилось. Видал он уже к тому времени одних "богоизбранных".
  Впервые с неравенством по праву рождению, с агрессивной проповедью расового превосходства лейтенант Шварцман столкнулся при восстановлении конституционного порядка в Чеченской республике. Причем напыщенная идеология полуграмотных чеченцев наивно пытавшихся провозгласить свой этнос эталоном чистоты некоей евро-кавказской расы, в первое время немало его позабавила. Он с удовольствием читал трофейные брошюрки, напечатанные за незнанием собственной письменности на русском языке, превозносившие историческое величие чеченцев, оперирующие такими поверхностными аргументами, что многие из них звучали, как анекдоты. Чего только стоило возведение исторического корня чеченцев к Ною и его ковчегу, на основании лексического анализа самоназвания "нохчи". Лихой исследователь не дюже сумняшеся заявлял, что корень "нох" в этом слове есть на самом деле имя собственное, созвучное Ною, или Нуху, если на мусульманский манер. Ну а "чи", означает "народ", "люди". Итого: нохчи - люди Ноя, первый народ, высадившийся на землю после потопа, корень всех остальных наций и рас, праотец всего нынешнего человечества. Естественно то, что сам Ной был стопроцентным чеченцем после всего этого не вызывало ни малейшего сомнения. Старшие товарищи Шварцмана, уже пообтершиеся на этой странной войне и оттого озлобленные и молчаливые офицеры, не разделяли его веселья. А вскоре и сам он понял, что поводов для смеха действительно маловато. Понял, после того, как они, перебив охрану, взяли по наводке информатора из местных, лагерь, где держали пленных солдат, будущих рабов.
  - Понял теперь, чем страшен этот их национализм, - угрюмо спросил его, едва удерживающего внутри содержимое желудка, командир группы, капитан Севастьянов. - Тем он страшен, что они действительно верят в свое превосходство. Считают, что им все позволено. Что мы и не люди вовсе в полном смысле этого слова, а так, рабочий скот. Что-то вроде баранов. Потому они вполне вправе творить все это...
  Капитан обвел широким жестом панораму загона окруженного колючей проволокой. А посмотреть там действительно было на что. Изуродованные трупы лежали вповалку друг на друге, следы издевательств были настолько чудовищны, что Шварцмана не оставляло впечатление, что он находится на бойне.
  - Видишь, а тебе смешно. Тут не смеяться надо, брат. Жечь надо это, каленым железом вытравливать, пока корни в душах не пустило. Ведь очень легко поверить, когда тебе говорят, что ты самый лучший, уже по праву рождения, а остальные всего лишь рабы, самой природой предназначенные тебе в слуги. А поверивших уже не переубедить, только убить можно. Понял ли?
  Шварцман потрясенно кивнул, понял, командир, понял... Этот урок он запомнит на всю жизнь. И попав в конце девяностых в вожделенный Израиль, с первых шагов по обетованной земле, с ужасом увидит, выпирающие наружу то там, то здесь метастазы болезни под названием "богоизбранность", всплеск которой он наблюдал когда-то в Чечне...
  Шварцман откинулся в мягком кресле, прикрыв глаза, чтобы не попадал едкий табачный дым. Он вспоминал. Вспоминал свои первые дни на этой земле. Он приехал сюда в поисках спасения. Преданный своей страной, народом, правительством, брошенный всеми, почти сошедший с ума, держащийся на последней грани, опасный, как травленый волк. Чеченская война поставила крест на его офицерской карьере. Слишком много увидел и понял лейтенант Шварцман, за две свои чеченские командировки. Такому правительству он служить не хотел, такой народ защищать тем более. Как можно служить тому, кто постоянно пытается тебя убить? Как можно защищать тех, кто молча смотрит на то, как тебя раз за разом предает твой верховный главнокомандующий, и после всего этого щерясь в радостной улыбке дебила все равно идет голосовать "сердцем за Ельцина"? Из армии лейтенант Шварцман вылетел с треском в прямом смысле этого слова. Треснул ногой в роскошную дверь приемной командующего округом и в доходчивых русских словах, вполне органично прозвучавших в устах простого еврейского парня объяснив ему, что лично он думает о тех генералах, которые покрывают торговлю оружием и за деньги выводят из-под огня окруженных боевиков. После такого концерта итоговая формулировка "за дискредитацию звания российского офицера" показалась ему даже мягкой.
  К берегам земли обетованной отставного офицера вынес в конце концов мутный поток последней волны большой алии девяностых годов. К тому моменту жизнь в Израиле уже начала поворачиваться к эмигрантам отнюдь не радужной стороной. Да, в официально декларируемой позиции руководства страны, поощрявшей их приезд, ничего не изменилось. Изменилось само отношение. Израиль действительно отчаянно нуждался в притоке рабочих рук, в тех, кто встанет к станкам, сядет за рычаги машин, возьмет в руки гаечные ключи, в солдатах для защиты страны, наконец... Но ехали все больше профессионалы умственного труда: музыканты и художники, журналисты и писатели, юристы и экономисты... Приезжали и с удивлением узнавали, что Израиль сегодня вовсе не нуждается в знатоках меняющихся через день российских законов, а нуждается он, скажем, в квалифицированных сварщиках, или того хуже, сантехниках... С ужасом понимали музыканты и певцы, что спрос на их талант отсутствует вовсе, зато нужны чернорабочие на заводах и водители тракторов в кибуцах. Для приезжих такое положение дел становилось настоящим ударом. Да их обеспечивали комнатами в общежитиях, бесплатными курсами по изучению языка, некоей социальной поддержкой на первое время, но чтобы жить здесь приходилось работать, и частенько бывший кандидат философских наук оказывался в итоге официантом в ресторане или водителем такси.
  Сашке Шварцману в этом плане было так же сложно, как и остальным. В военном училище его научили стрелять, взрывать мосты и здания, корректировать огонь артиллерии и удары штурмовой авиации, вести разведку местности и уходить от преследования путая следы. Дальнейшая служба отточила эти умения на практике, добавив к ним еще одно, пожалуй, самое важное, то, которому не научат ни в одном училище - умение убивать. Это было не мало... Но здесь к сожалению требовалось нечто другое... А больше Александр Шварцман, бывший офицер спецразведки ГРУ ГШ, личный позывной - Черный, ничего в этой жизни не умел, и если честно, вовсе не горел желанием чему-то учиться... Чтобы хоть как-то сводить концы с концами он подрабатывал в бригаде мусорщиков на улицах Тель-Авива. Абсолютно равнодушно, не чувствуя ни унижения, ни брезгливости копался в мусорных баках и урнах, будто во сне вываливал горы отвратно воняющих отходов в баки специальной машины и день за днем упорно лепил на фонарные столбы написанные от руки дешевой шариковой ручкой объявления: "Отставной офицер с боевым опытом ищет работу. Специализация - разведка и штурмовые операции любого уровня сложности", внизу заботливо нарезанные талончики с номером сотового телефона. Как правило, талончики так и оставались нетронутыми, жители Тель-Авива не желали проводить штурмовых операций, не нуждались в специалисте по ведению разведки. Но он продолжал упорно писать и клеить аккуратно вырванные из клетчатой ученической тетради листки. И однажды вечером телефон все-таки зазвонил...
  Ему назначили встречу в открытом уличном кафе, а оттуда двое сопровождающих перевезли его в комфортабельный офис. Сидящий за абсолютно пустым письменным столом, сухощавый, гибкий и даже на вид чрезвычайно опасный мужчина средних лет в светлом льняном костюме смотрел внимательно, без малейшей тени той брезгливости, что за последнее время Шварцман привык считывать в направленных на него взглядах, говорил короткими рублеными фразами, голосом, которому сразу же хотелось безоговорочно подчиняться. Доброжелательным, мягким тоном мужчина задавал вопросы, один за другим, один за другим... Шварцман с трудом выдержал долгий и подробный допрос, во время которого по несколько раз проверялось и перепроверялось буквально все сказанное. Его эмоциональный рассказ об участии в чеченской войне вдруг прерывался, казалось бы ничего не значащими вопросами о детстве, в которых таились замаскированные ловушки и наоборот, в повествование о школьных годах собеседник умудрялся вплетать вдруг какие-то уточнения о разведывательных рейдах в тылу чеченских боевиков. Так что вовсе не удивительно, что к концу беседы Шварцман чувствовал себя выжатым, как лимон. Потом был еще тест на физическую пригодность, проверка быстроты реакции, выносливости и сообразительности... много чего было. Так что он чуть не заплакал от счастья, когда, сухощавый, с первых дней назначенный его куратором, наконец, крепко пожал ему руку, произнеся слова, перевернувшие жизнь Сашки Шварцмана:
  - Поздравляю, вы зачислены в специальное подразделение "Дувдеван".
  Из задумчивости его вывел мелодичный звон колокольчика над входной дверью. Шварцман поднял голову окинув взглядом еще одного неурочно раннего посетителя заведения и аж скривился от сдерживаемого с величайшим трудом отвращения. Протискиваясь боком сквозь слишком тесную для его комплекции дверь в зал вплывал ражий детина явно славянского вида. Этот тип бывших соотечественников Шварцман научился определять за версту, презрительно обзывая их про себя "бройлерными кабанами". В последнее время они буквально наводнили израильскую столицу, попадаясь на его пути все чаще и чаще. Возможно, их было на самом деле и не так много, но находясь в радиусе полкилометра от одного такого экземпляра очень сложно было его не заметить, что и создавало, видимо, ложное впечатление многочисленности подобных особей. Уж слишком развязно и нагло вели себя обычно эти представители переходного от обезьян подвида человека разумного. Покосившись еще раз на пыхтящего у стойки детину, присмотревшись к нему повнимательнее, Шварцман горестно вздохнул. Если где-то глубоко внутри еще теплилась надежда на ошибку, то теперь она полностью пропала. Вызывающе огромный золотой крест, на густо заросшей груди выпирающей из надетой на голое тело безрукавки (это в иудейской-то стране!), мутно-синие разводы татуировки на пальцах и характерные размашистые жесты, те что мелкие бандиты зовут распальцовкой, не оставляли ни малейшего сомнения в национальности и роде занятий здоровяка. "Чуть приподнявшийся сниматель оброка с торговцев семечками, - неприязненно косясь на мощную спину разом закрывшую половину барной стойки, решил про себя Шварцман. - Прибыл с туристическим визитом на святую землю. И что же вас тянет-то сюда как магнитом, убогие?" "А чё? Все пацаны, в натуре, уже были! Базарили тута ништяк все, прикольно, типа!" - мысленно отозвался он за делающего заказ бройлера и чуть не сплюнул на пол от накатившего отвращения.
  - Не ну ты чё, коза, в натуре не врубаешься? Мне самый дорогой кофе, только быстро? Чё? Полчаса ждать? Это чё, ты полчаса будешь порошок кипятком заливать? Ты чего, меня совсем за лоха держишь? - браток на дикой русско-ивритской смеси пытался объясниться со страдальчески закатывающей глаза барменшей.
  Пытаясь отключиться, вернув себе прежнее лирическое настроение и не слышать этого диалога, Шварцман отвернулся к окну. Однако нырнуть в прежнюю блаженную нирвану никак не получалось, против воли он продолжал вслушиваться в нагловатый басок беспокойного клиента за спиной. Таких русских Шварцман ненавидел всей душой. Не вообще русских, а именно вот таких, выбравшееся наверх, в результате псевдодемократических перемен в стране, тупое, прожорливое быдло. В целом русского народа его ненависть не касалось, русских в принципе Шварцман не любить не мог. Слишком много времени прожил он с ними вместе, никогда не отделяя сознательно себя от них, даже не подозревая, что такие градации вообще существуют. До начала поселперестроечной свистопляски он всегда чувствовал себя равным среди равных, гражданином одной великой страны, наравне со всеми остальными. О том, что он еврей, ему впервые напомнили в середине девяностых. Он как наяву вновь увидел ехидный взгляд штабного кадровика, озадачившего лишь на первый взгляд дурацким вопросом: "Раз ты еврей, какого хрена тебя в разведку понесло? Ехал бы к себе в Израиль. Или не берут?" Слова "к себе в Израиль" больно резанули тогда по сердцу, не сразу, сначала он даже не понял, что собственно ему было сказано. Привычно отшутился, сунул свои документы в вялую потную ладонь кадровика и пошел себе дальше. Смысл сказанного дошел до него позже. К себе в Израиль... Это куда? С каких это пор "к себе" стало означать в далекую чужую страну? К себе, это в выросший посреди густого леса, маленький городок в лежащей в центре России Пензенской области. Вот это действительно "к себе", туда, где на самом деле дом. Сашка Шварцман искренне не понимал тогда, почему он вдруг должен ехать в какой-то вовсе незнакомый и даже вроде бы враждебный Израиль, почему окружающие считают, что его родина там, а не здесь, где он родился и вырос. Это был лишь первый случай, позже эта неприкаянность и инаковость будут преследовать Сашку по жизни, где бы он ни очутился. В России он всегда будет евреем, а то и жидом поганым, только и думающим о том, как обокрасть русского человека и свалить с награбленным в вожделенный Израиль. В Израиле он вечно будет носить на себе клеймо неправильного "русского" еврея, скорее всего члена жуткой русской мафии, пьяницы, бездельника и дебошира... Такова жизнь, там был чужим, а здесь так и не стал своим... Хотя и там, и здесь чужим он был далеко не для всех... Вновь мелькнул перед мысленным взором его первый командир группы - быстрый в движениях, ловкий и отчаянно до бесшабашной лихости смелый капитан спецразведки Женька Севастьянов, или просто Кэп. Вот уж кто ни разу не обратил внимания на то, какой национальности его подчиненный, возможно потому, что когда прикрываешь друг другу спину, вовсе не важно, кто держит заднюю полусферу еврей, негр, эскимос, или североамериканский индеец, лишь бы прикрытие было надежным. А ненадежных парней в их группе и не было, не приживались как-то...
  
  
  
  База боевиков пряталась в узкой горной лощине. Буйная растительность предгорий надежно скрывала два добротных бревенчатых дома от наблюдения с воздуха. Трудолюбиво пыхтел, вырабатывая столь необходимое для комфортной жизни электричество дизель-генератор, где-то за стеной аппетитно дымила полевая кухня. Ну прямо все удобства на лицо, не жизнь - малина, словно и не война идет, а обычный турпоход по живописным местам Чеченской Республики Ичкерия. Так они теперь себя называют. Тоже забавно придумали, особенно учитывая, то, что изначально Ичкерия, это лишь небольшое феодальное княжество, объединившее несколько вовсе не самых влиятельных сейчас горских тейпов. Интересно, как остальным, не обидно жить теперь под таким общим названием. Кстати, тейп Дудаева, как раз в историческую Ичкерию и не входил. Вот тебе и первый независимый президент! Не мог другое название подобрать что ли, звались же когда-то республика Нохчи-чо, и то прикольнее было.
  Капитан оторвался от бинокля, повернув к залегшему рядом Сашке изукрашенное потеками маскировочной краски лицо:
  - Смотри, Черный, сейчас они на утреннюю перекличку строиться будут, а потом общий намаз.
  При фамилии Шварцман, позывной - Черный практически неизбежен, а что, звучит вовсе не хуже, чем у других. Сашка послушно принял у командира протянутый бинокль, припав к мягким резинкам окружающим окуляры. Приближенные оптикой постройки будто прыгнули вперед, оказавшись вдруг на расстоянии вытянутой руки. Вот из домика что поменьше, потягиваясь и сонно зевая, вышел на крыльцо мужик с черной окладистой бородой до половины груди. Араб-инструктор. Добротный камуфляж, уверенные плавные движения, сразу чувствовалось, что это человек сильный, при том прекрасно осознающий свою силу и на этом основании относящийся к остальным представителям рода хомо сапиенс с едва уловимым налетом легкого презрения. Несколько раз энергично подергав руками, сделав пару наклонов, араб спустился с невысокого крыльца и что-то гортанно выкрикнул. Расстояние и предательское горное эхо не позволили разобрать отдельных слов, в целом похожей на древнее заклинание фразы.
  Вначале ничего не происходило, и инструктор уже набрал в грудь воздуха, чтобы повторить отчего-то не подействовавшую команду. Но раньше, чем он успел произнести хоть слово, дверь второго домика с грохотом распахнулась и наружу, толкаясь и топоча армейскими ботинками, вывалились курсанты. Десять молодых чеченцев, все в одинаковых черных комбинезонах, с повязанными на головах зелеными лентами. Будущие специалисты-подрывники, проходящие здесь курсы начальной саперной подготовки под руководством опытных инструкторов, наемников из арабских стран - Ирака, Ливана и Иордании. Чеченцы замерли, построившись в одну шеренгу, преданно следя глазами за расхаживающим перед строем наставником. Тот неодобрительно покосился на часы, и проворчал что-то неразборчивое себе под нос, демонстрируя курсантам циферблат.
  - Злиться, что недостаточно быстро встают, - прокомментировал и без бинокля все различивший Кэп. - Сейчас устроит этим душкам "подъем-отбой" по полной программе. А потом проверку "фанеры" на прочность для главных тормозов по отдельной...
  Он тихо рассмеялся, представив себе эту картину. Шварцман тоже пару раз придушенно хихикнул, уж больно забавной выходила традиционная армейская "дедовщина" применительно к чеченским борцам за независимость.
  - А раненько они поднимаются, командир, - отсмеявшись, прокомментировал он. - Еще даже солнце не показалось, только-только рассветать начало...
  Действительно вокруг царило утреннее затишье, тот особый час, когда ночь уже отступила, а новый день не спешит еще вступать в свои права. Час когда все в природе замирает: ночные обитатели предгорий уже приготовились к дневке, а дневные еще не проснулись... Время расслабленной утреней неги, когда седой туман ползет с неприступных вершин в спящие долины, заволакивает их уютным, непрозрачным одеялом.
  - Им так положено, - авторитетно отозвался Кэп. - Время утренней молитвы, ну и намаз опять же. У них же Аллах четко установил - хошь, не хошь, а пять раз в сутки изволь помолиться, причем не когда тебе самому в голову взбредет, а строго в определенное время. Это у нас в плане религии полный бардак, а у этих чертей все четко.
  - Да ладно, - усомнился Шварцман. - Неужели они все это соблюдают? Ну ладно, где-нибудь в Иране или Эмиратах, я еще поверю. Там их с рождения приучают. А здесь-то, еще пять лет назад была советская власть, когда бы они успели этой дури нахвататься?!
  - Ну сами чеченцы, скорее всего, конечно, в такую рань продирать глаза не стали бы, - ухмыльнулся Кэп. - Но они ведь здесь всего лишь бессловесные бараны, пастухи же, как раз те самые арабы, которых воспитывали в исламском духе с самого детства. Так что видишь как оно, мыши плакали, кололись, но продолжали есть кактус...
  - Ничего, - с притворной жалостью протянул Шварцман. - Трудно только первые двадцать лет, потом привыкнешь, и станет значительно легче...
  - А вот тут, ты ошибаешься, Черный, - совершенно серьезно произнес Кэп. - Эти привыкать не станут. Для них ислам, вовсе не религия, отвечающая внутреннему стремлению души. Для них он лишь удобное прикрытие, которое позволяет как встарь, с полным моральным обоснованием грабить и убивать неверных. Никогда для них не будет другой религии, кроме разбойничьего желания нажиться за чужой счет. А остальное все так, шелуха, словесные кружева, призванные прикрыть главное...
  Меж тем, повинуясь команде бородача, чеченцы сноровисто разулись, расстелили специальные коврики и, опустившись на них, приступили к ритуальным процедурам. Только сейчас Шварцман разглядел, что в руках у всех курсантов были кувшины с изящно изогнутыми носиками, из которых теперь они деловито поливали ноги и руки, ополаскивали лица. Потом настал черед собственно молитвы. Араб читал что-то нараспев из книги в строгом черном переплете, а курсанты стройным хором вторили ему. Слова молитвы раскатисто неслись по ущелью, бились об его стены, порождая гулкое гротескно хохочущее эхо. "Аллаху Акбар! Аллаху акбар!" неслось над просыпающимися предгорьями, совсем недавно бывшими частью огромной страны, жители которой об Аллахе Великом и Всемилостивом и не вспоминали.
  - Ладно, двинулись назад, не на что тут больше смотреть. Дальше у них будет завтрак, а потом занятия по подрывному делу.
  Кэп юркой бесшумной ящерицей скользнул вниз по склону, и Шварцман, оторвавшись от бинокля, последовал за ним.
  На школу подрывников укрытую в самом сердце контролируемой боевиками территории, группа спецразведки, совершавшая рейд по району ответственности напоролась совершенно случайно еще три дня назад. Кэп доложил командованию и сгоряча потребовал немедленно направить вертушки для огневого налета, обещал обеспечить стопроцентно точную корректировку, матерился, забрызгивая слюной гарнитуру рации, отчаянно рубил способной крушить кирпичи ладонью воздух. Не помогло. Из штаба объединенной группировки поступил приказ наблюдать. Не обнаруживая себя, отслеживать происходящее на базе и ждать. Чего ждать, Кэп не понимал. Первые же сутки наблюдений показали, что школой руководят два араба-наемника, а курсантами, являются десять молодых чеченцев, которых усиленно обучают подрывному делу, уделяя занятиям по десять часов в сутки. Причем никаких других дисциплин, жизненно необходимых диверсантам чеченцам не преподают, зато усиленно накачивают пропагандой ваххабистских течений в исламе. Из такой однобоко направленной учебы Кэп сделал для себя неизбежный вывод, что готовят курсантов для заданий с билетом, что называется, в один конец. То есть все обучающиеся являются смертниками, предназначенными для того, чтобы ценой собственной жизни нанести федеральным войскам максимально возможный ущерб. Этакие современные камикадзе.
  Доложив свои соображения в штаб, он присовокупил, что база может быть гарантированно уничтожена в результате авиационного или артиллерийского налета по снятым координатам при поддержке и страховке его разведгруппы. Ответ оставался столь же нелогичным, сколь и стереотипным - продолжайте наблюдение. И сколько можно его продолжать?! До тех пор, пока питомцы арабов не закончат свое обучение и не разъедутся по заданиям в разные концы мятежной республики, чтобы нанести свои одноразовые удары. Ищи их потом! А сейчас есть уникальный шанс прихлопнуть весь гадюшник одним ударом, зацепив заодно и арабских инструкторов. Однако равнодушный эфир, приносил все ту же фразу: "Продолжайте дальнейшее наблюдение".
  В яме оставленной вывороченными наружу корнями поваленного дерева ласково плясал язычок пламени. Со знанием дела разложенный костерок абсолютно не давал дыма и с десятка метров был уже незаметен. Зато сколько радости и уюта он приносил в оборудованную разведчиками берлогу, обеспечивая бойцов теплом, горячей пищей, да просто радуя глаз, непрекращающейся игрой, танцующего на сухих ветках пламени.
  - Эй, воины! Где завтрак для отцов-командиров! - еще на подходе свистящим шепотом окликнул дремлющих возле огня солдат Кэп.
  - Щас все будет, тащ капитан, щас все будет, - засуетился плотный крепыш сержант Фахрутдинов. - Эй, ну-ка, завтрак товарищу капитану! Быстрее!
  Разведчики подхватились, будто и не спали секунду назад. Едва только офицеры спрыгнули в яму и уселись у костра, протягивая ладони к огню, как к ним уже потянулись разогретые и аппетитно скворчащие плавящимся жиром банки армейской тушенки. Маленький кругленький словно колобок украинец Каширский, бывший внештатным поваром группы и на этом основании носивший аппетитное прозвище Каша, уже пристраивал на самодельной треноге котелок с крепко заваренным чаем, хлопоча вокруг вернувшихся офицеров, словно заботливая жена, встречающая с работы припозднившегося мужа.
  - Вот еще галеты, тащ капитан, с галетами тушенка вкуснее, - приговаривал он, преданно заглядывая Кэпу в глаза. - Эх, щас бы сала, чи ковбасы. А тушняк це разве ж еда. Так баловство одно... Вы ешьте, ешьте, тащ капитан, бо чай вже почти поспел... Еще пара хвылын и будет горячий...
  - Да что ты вьешься вокруг меня, Каша. Так весь аппетит пропадет, когда ты постоянно в рот заглядываешь, - притворно сердито ворчал Кэп, отмахиваясь от чересчур заботливого солдата.
  - Та хиба ж так можно, тащ капитан, вы же без моего догляду, як дите малое, в сухомятку ели бы, - обижался, надувая щеки Каша, но привычной своей суеты, тем не менее, не оставлял.
  - Эх, любят меня зверушки, - довольно похлопывая себя по округлившемуся животу, шутливо заявлял Кэп, откинувшись на земляную стенку ямины. - Правда, Фахрутдинов?
  - Так точно, правда! - радостно скалился сержант, легко уворачиваясь от шутливого тычка командирского кулака в печень.
  "А ведь они действительно его любят, - лениво думал, приятно осоловевший после сытного завтрака Шварцман. - Вот вроде бы и не миндальничает он с ними, порой под горячую руку и в морду провинившемуся может заехать. А вот, поди же ты, все равно любят, и без дураков готовы за ним хоть в огонь, хоть в воду, хоть к черту в пасть. Интересно, будут когда-нибудь бойцы так же относиться ко мне. Ведь когда-нибудь у меня тоже будет своя группа, а потом рота, батальон... а может быть даже и целая бригада..."
  Толчок локтем в бок совершенно не деликатным образом прервал полет его фантазии, на легких крыльях мечты уже уносившей его к генеральским погонам и брюкам с лампасами.
  - Ты чего, заснул что ли, Черный? Слышишь, чего говорю?
  - А? Что? - Шварцман непонимающе уставился на смеющегося командира.
  - Глухих мимо повезли, вот что! Ладно, бойцам постоянно дембель снится, да сиськи шестого размера, ты-то, о чем размечтался?
  - Да так... - смущаясь и от того никак не успевая придумать какой-нибудь достойный ответ, пожал плечами Сашка.
  Сейчас он злился на себя, на свою неуместную мечтательность и неумение осадить острого на язык капитана. В самом деле, как заработать молодому лейтенанту, авторитет у солдат входящих в группу, если сам командир так и норовит выставить его на посмешище?!
  - Ладно, не дуйся, - миролюбиво хлопнул его по плечу Кэп. - Я говорю, ждать надоело у моря погоды. Мы же на войне, а не на курорте, согласен?
  - Ну, - все еще переживая собственную неловкость, буркнул Шварцман.
  - Хер колечком гну! Ты чего, лейтенант, как неживой совсем?! Я тебе говорю, пора потрогать этих уродов за вымя! Сколько ждать можно?
  - Так ведь приказ... - неуверенно начал было Сашка, и тут же осекся, так сверкнул на него взглядом капитан.
  - На тот приказ, у тебя мой будет, все беру на себя, не боись! Ну а мне, чтобы давить эту мразоту ничьи разрешения не требуются. Так что будем считать вопрос решенным, подержим сегодня вечерком этих обезьян за яйца!
  - А что, командир, разве обезьяны несут яйца? - с самым серьезным видом осведомился единственный контрактник в группе Петрович.
  Петрович был по возрасту даже старше, чем сам Кэп, а в Чечне мотал уже второй срок и на этом основании ему позволялись некие вольности.
  - Нет, Петрович, не несут. Некоторые обезьяны носят яйца, - в тон контрактнику отозвался Кэп.
  Держать обезьян за яйца начали сразу после заката, в неверных сумеречных тенях группа выдвинулась на исходные позиции. Учебный день в школе подрывников завершался вечерней молитвой, после нее измотанные курсанты отправлялись в свой дом, оставляя наблюдать за территорией всего одного часового. Разведчики за несколько дней непрерывного наблюдения успели досконально изучить принятый на объекте распорядок. Часовым назначался один из курсантов по очереди. Службу он нес довольно своеобразным образом, вовсе не предусмотренным положениями Устава гарнизонной и караульной службы. Наряженный на охрану чеченец просто-напросто садился на крыльцо домика служившего казармой курсантам и тихо дремал в обнимку с автоматом до двух часов ночи. В два он уходил в дом, будил своего сменщика, и на крыльцо возвращался уже тот. В течение времени, необходимого на побудку, а время это в зависимости от крепости сна второй смены, иногда могло достигать получаса, школа оставалась вообще без охраны. Сразу было видно, что всерьез нападения здесь никто не ждал. Еще бы, в глубине территории, полностью контролирующейся бандитскими отрядами Басаева и Гелаева, на которой не было ни одной заставы, ни одного блокпоста федеральных войск, боевики чувствовали себя абсолютно вольготно и безопасно. А охранник был скорее данью традиции устройства любых военных лагерей, чем реальной необходимостью. Разведчикам такое разгильдяйство создавало прямо-таки тепличные условия для работы, оттого настроение в группе при выходе на задачу было скорее приподнятое, чем тревожное. Налет, задуманный командиром, имел все шансы пройти без сучка и задоринки.
  Да и солдаты в группе подобрались бывалые и тертые, несмотря на молодость видавшие виды, предстоящий ночной бой, вызывал в них по большей части лишь позитивную, веселую злость застоявшихся без дела бойцов. Как это ни удивительно, практически самым зеленым и необстрелянным в группе, был как раз, формально назначенный заместителем ее командира лейтенант Шварцман. Кроме него этот выход был первым лишь для одного разведчика, отслужившего всего полгода. Видимо от этой общности Сашка испытывал особую симпатию к невысокому круглоголовому крепышу со странным прозвищем Колумбиец. Поинтересовавшись как-то истоками такой странной клички, Шварцман с разочарованием узнал, что произошла она всего лишь от переделки фамилии солдата Коломиец. Он-то ожидал какой-то запутанной истории, а все оказалось так примитивно и просто. Вообще лейтенант частенько ловил себя на том, что все придуманные им головоломные приключения и яркие события, оборачиваются на деле такой вот примитивной простотой. Даже сама воображаемая романтика службы в разведке, обернулась всего лишь тяжелой лошадиной пахотой, требующей больше терпеливой покорности вьючного животного, чем бесшабашной храбрости грозного хищника. Правда, сегодняшний ночной налет на базу боевиков, обещал, наконец, настоящее приключение, в духе тех, что грезились ему горячечными бессонными ночами перед командировкой на взаправдашнюю войну.
  - Так, Черный, ты сегодня только на подхвате. Первый бой эта штука такая, сложная, его пережить надо. Тогда станешь настоящим бойцом. Потому пойдешь со мной в паре, будешь держать спину. Вперед не лезь и без нужды не высовывайся, герои нам здесь не нужны. Герои они вон штабы на Ханкале охраняют, а мы на этой войне так, чернорабочие, мусор человеческий чистим... Так что главное спокойнее, не паникуй и лишний раз не дергайся. Гут? Ну, вот и отлично, договорились...
   Кэп говорил нарочито бодро и весело, стараясь придать себе небрежно-уверенный вид, показать, что ему все нипочем, заразить невольно дрейфящего перед ждущей впереди неизвестностью новичка своим позитивным настроем. В глубине командирских глаз Шварцман легко различил вспыхивающие то и дело азартные огоньки. Для капитана Севастьянова ночной налет был своего рода спортом, вроде очередного выхода на ринг, против сильного и хитрого соперника, которого необходимо было, во что бы то ни стало, обязательно победить. Такой вот кровавый спорт.
  К базе они вышли чисто. Шварцман, устраиваясь рядом с Кэпом в самой гуще цепляющегося за склон лощины кустарника, еще подумал, как забавно было бы сейчас посмотреть на вытянувшиеся бородатые рожи чеченцев, если сообщить им, что они со всех сторон окружены федералами, уже держащими их всех под прицелом.
  - Командир, может того, - рискнул предложить он. - Дать сейчас по ним со всех стволов, да и делу конец.
  - Ишь, какой быстрый! Дать и все! - усмехнулся Кэп. - Легкой жизни ищете, юноша...
  Потом все же пояснил снисходительным тоном:
  - Видишь ли, это тебя в училище, на огневой подготовке дяди с большими звездами добросовестно обманули. Ты думаешь, что здесь так же как на стрельбище, с двенадцати патронов завалишь двух автоматчиков, плюс пулеметный расчет? Хрена лысого! Если даже учитывать момент первоначальной растерянности, эффект неожиданности и прочие эфемерные психологические нюансы, то процентов пятьдесят этих деятелей, я думаю, уцелеют после огневого налета, займут оборону и вполне продержатся до подхода подкреплений. А вот после этого подхода обороняться в самую пору будет уже нам. Теперь угадай с первого раза, кого после твоей кавалерийской атаки будут долго и нудно гонять по горам хмурые и очень раздосадованные духи? Что, молчишь, студент? От тож, думай прежде, чем чего-нибудь ляпнуть. Нет, мы все сделаем чисто и грамотно, так, что комар носу не подточит...
  Красный от стыда Шварцман, зарекся больше давать какие-либо советы и, насупившись, принялся наблюдать за раскинувшейся внизу прямо под ним территорией школы. Смотреть, прямо скажем, особо было не на что. Знакомые, кажется до последнего гвоздя, домики, зеленый бок торчащей из-за стены полевой кухни, натянутая поодаль армейская палатка, в которой хранилась используемая для практических занятий взрывчатка, мерно тарахтящая ДЭСка. Вот собственно и весь пейзаж, даже глазу зацепиться не за что. Отмолившиеся духи неспешно разбредались по домам, несколько человек курили на крыльце, о чем-то тихо беседуя. Вскоре угомонились и они, один за другим потянулись внутрь, в подсвеченное электричеством тепло большого домика. На крыльце остался только скучающий часовой, мечтательно опершийся на ствол поставленного между колен автомата, глядя на усыпанное огромными яркими звездами ясное небо.
  Ночное небо в горах, оно совершенно особое, не такое, как на равнине. Будто накрыли горные кручи огромной чашей черного стекла, изукрашенной узорами созвездий. Плывут по гладкой черноте купола неведомо куда сверкающие огоньки далеких звезд, перемигиваются между собой, будто знают какую-то очень важную тайну, настолько важную, что нет ничего более сокровенного, скрытого от людей в устройстве мироздания. Узнай ее, и станешь властелином жизни и смерти, самым могущественным и богатым, победишь старость и болезни, изобретешь вечный двигатель и машину времени, дашь счастье всем обитателям маленького шарика, плывущего в холодной пустоте, того самого, что носит смешное и трогательное название Земля. Много о чем мечтается под усыпанным звездами горным небом, много чего видится в его бездонной черноте...
  - Петрович, давай со своими, только осторожно, на цыпочках!
  - Принял, командир, сделаем.
  Искаженный треском помех шепот из портативной рации бесповоротно ломает все очарование ночи. Рация вовсе даже не военного вида, куплена Кэпом еще дома на собственные деньги. В некоторых ситуациях связь внутри группы просто необходима, а у родного армейского начальства, как всегда, снега зимой не выпросишь, не то, что дополнительного нештатного оборудования. Шепот контрактника, долетевший с другой стороны лагеря, пронзая радиоволнами равнодушный эфир, громом ударил по и так натянутым нервам, Шварцман весь подобрался. Вот оно началось! Завозился, поправляя снаряжение, щелкнул предохранителем автомата.
  - Ты чего? - недовольно прошипел рядом Кэп. - Блохи закусали? Чего вертишься?
  - Так это... - не понял вопроса Шварцман. - Пора же, пойдем сейчас...
  - Уймись, никто никуда не идет, - цыкнул на него Кэп. - Точнее идет, но не мы с тобой и вообще не здесь.
  - Не понял...
  - Нечего понимать. Сейчас Петрович, Цыпа и Шнур сползают аккуратно, заложат взрывчатку, под дом с боевиками, да заминируют ихний склад. Вот и все. А ты куда собрался, вояка?
  Шварцман был так удивлен словами командира, что даже пропустил мимо ушей обидного "вояку".
  - Так мы что же? Просто возьмем их и взорвем? А разведданные? А "языки", полевой допрос?
   - Блин, ну и нудный же ты тип, Черный, - мотнул головой Кэп. - Тебе же русским языком сказано, взорвем только хибару с чеченцами. Они-то тебе на кой? Что ты хочешь от них узнать? Они же просто мясо, мясо и не более того. А вот арабов, конечно, попробуем спеленать живьем. Это и впрямь ценные типсоны. Много интересного в штабе рассказать могут. Все, теперь не отвлекай меня, смотри лучше, наши уже двинулись.
  Повинуясь приказу старшего группы, Шварцман припал к ночному прицелу. Мир тут же залился призрачным бледно-зеленым светом, растеряв все свои краски. Зато он теперь отчетливо видел, растворившийся было в опустившейся на землю темноте бандитский лагерь. Там мало что изменилось, свет в домиках давно не горел, умаявшиеся за долгий учебный день боевики спали крепким сном. Часовой все так же сидел на ступеньках крыльца, не то был полностью погружен в какие-то одному ему известные думы, не то просто дремал. С замиранием сердца Шварцман пытался отыскать ползущих к лагерю подрывников, но как ни старался в неверных светло-зеленых тенях ничего разобрать не удавалось. Минуты тянулись цепляясь одна за другую, вытягиваясь будто резина до невероятной длины, в лагере ничего не происходило. Да где эти саперы? Когда же они доберутся до своих целей? Заснули что ли по дороге?
  - Кэп, это Петрович, - всхрапнула рация в командирской разгрузке.
  - Ответил, - тщетно пытаясь скрыть дрожь волнения в голосе, выдохнул Кэп.
  - Подарки под елкой. Можно начинать праздник.
  - Понял тебя, работаешь по моей команде.
  - Принял, жду.
  Шварцман вопросительно покосился на командира. Тот подтверждающе кивнул. Все. Заряды заложены, можно начинать.
  - Когда? - одними губами шепнул лейтенант.
  Кэп молча показал в ответ два растопыренных пальца. Ага! Значит в два часа, во время пересменки часовых. Специально для того, чтобы единственный готовый к бою защитник лагеря тоже оказался внутри обреченного здания. Что ж, разумно, слов нет. Вот только ждать еще целую вечность, а в крови приливной волной бушует адреналин, и каждая минута превращается по субъективному внутреннему отсчету времени едва ли не в час.
  Без пятнадцати два, когда истомившийся в ожидании Шварцман, уже всерьез стал считать, глядя на замершую стрелку наручных часов, что они неведомым образом провалились в некую дыру в иные измерения, где время попросту кончилось, уступив место вечности, Кэп шепотом позвал:
  - Пейджер! Ходи сюда дорогой!
  - Прибыл!
  В окружающей тьме бесшумно соткался более черный, чем ночь сгусток, постепенно превратившийся в расплывчатую фигуру в мешковатом маскхалате. Пейджером в группе звали радиста, огненно рыжего, веснушчатого паренька откуда-то с Валдая.
  - Давай связь со штабом.
  - Есть, - кивнул головой радист, опускаясь на колени и аккуратно снимая с плеч, массивную штатную рацию. - Только на обычный штырь не возьмет, надо антенну бегущей волны разворачивать.
  - Ну так давай разворачивай, только швыдче, швыдче, хлопец, не томи!
  Наконец все приготовления были закончены и радист, нахлобучив на голову огромные наушники, сделавшие его разом похожим на инопланетянина из фантастического фильма, шепотом забубнил в гарнитуру: "Молот десять, я Муфта двадцать один, прием... Молот десять, я Муфта двадцать один, прием..." "Кто только выдумывает такие дурацкие позывные, - удивленно качнул головой Шварцман. - То ли дело у чичей: барсы, волки, ангелы, а тут на тебе, молот с муфтой!
  Вскоре Молот отозвался сонным голосом дежурного радиста и Пейджер протянул гарнитуру с наушниками Кэпу:
  - Есть связь, тащ капитан, ответил Молот.
  - Ответил? - хитро улыбнулся Кэп, пряча руки за спину. - Тогда передай ему: "Обнаружен охраной лагеря, веду огневой бой, требуется срочная эвакуация воздухом, нахожусь в квадрате сорок восемь, по улитке девятка, ближе к тройке", понял?
  - Но... - заикнулся за его спиной пораженный Шварцман.
  - Молчать! - грозным шепотом рявкнул на него Севастьянов, и вновь повернувшись к радисту, ласково продолжил:
  - Давай, Пейджер, передавай. А то засиделись мы тут чего-то... Давно домой пора...
  Радист, расплывшись в понимающей улыбке, склонился над гарнитурой.
  Едва закончилась передача, Кэп злорадно улыбнулся, представляя, какой переполох сейчас царит на Ханкале и тихим свистом дал команду штурмовой группе спускаться. Обнаружить себя разведчики не боялись, единственный часовой в этот момент как раз был занят тем, что прилагая титанические усилия, пытался разбудить своего сменщика.
  К домам подошли метров на пятьдесят. К немалому удивлению Шварцмана все роли оказались уже заранее расписаны, и сейчас Кэп только коротко уточнил диспозицию.
  - Снайпера, на прикрытие, и внимательнее там, чтоб ни один не выскочил. Фахрутдинов, ты со своей тройкой к казарме, проконтролируете работу подрывников. Трак и Каша, оба с нами в дом инструкторов. Вперед не лезть, эти перцы нужны живыми. Маньяк, ты с пулеметом на тот конец лощины, прикроешь, мало ли... Колумбийца с собой возьми, если что, поможет... Все? Всем все ясно? Ну, тогда с Богом, славяне, натянем глаз на черную задницу!
  Вытянув из кармана разгрузки черную коробочку портативной рации, Кэп вжал большим пальцем тангенту.
  - Петрович, это Кэп.
  - Ответил.
  - Давай, давай, родной!
  И Петрович дал. Грохнуло вначале за задним углом дома, использовавшегося бандитами под казарму. Яркий столб пламени взметнулся, казалось, до самого неба. Строение, жалобно скрипнув, перекосилось набок, однако все-таки устояло. Но тут ударило сзади в землянке, да так, что первый взрыв показался детской хлопушкой. У разведчиков даже на расстоянии почти в сотню метров заложило уши, взрывная волна тяжелой кувалдой пихнула в грудь и пронеслась дальше вдоль лощины, ломая на своем пути древесные стволы. Склад боеприпасов и взрывчатки детонировал на славу, уже после основного самого мощного взрыва последовала еще целая россыпь более тихих, глухо хлопавших то тут, то там, видно рвались раскиданные ударной волной боеприпасы. Взрыв в палатке доконал искалеченное строение, с тяжким всхлипом деревянная кровля осела вниз, погребая под собой сложившиеся карточным домиком стены, кое-где в обломках уже мелькали язычки пламени - занимался пожар. Сквозь треск расходящегося огня и гулкое уханье рвущихся боеприпасов то и дело пробивались отчаянные вопли заживо погребенных под рухнувшим домом боевиков.
  - Не стоять, не стоять, уроды!
  Перекошенное гневом, зло оскаленное лицо Кэпа неожиданно оказалось прямо перед Шварцманом. Сильные пальцы рванули его за рукав.
  - Вперед! Штурмовые группы, вперед! Бегом! Порвем ублюдков!
  В каком-то нереальном полуобморочном состоянии, будто в кошмарном сне, Шварцман последовал за командиром. Мимо неслись гротескные изломанные тени, как-то разом ни с того ни с сего вспыхнула беспорядочная автоматная стрельба. Причем кто в кого стреляет было абсолютно не разобрать. Сашка, поддавшись общему ажиотажу, тоже выпустил пару очередей по горящим обломкам казармы. Никто ему не ответил, и он стрелять перестал. Однако со всех сторон продолжали грохотать длинные очереди, порой пули противно взыкали прямо над головой. "Вот блин! Чеченцев, похоже, всех взрывом накрыло! Так и без них, свои уложат!" - мелькнула в мозгу заполошная паническая мысль. Он бежал, стараясь не упускать из виду спину летящего вперед гигантскими прыжками Кэпа. Где-то сзади и сбоку азартно пыхтели Трак и Каша. Пятьдесят метров они преодолели за рекордное время секунд в шесть - семь, не больше. Вот и домик арабских инструкторов.
  С разбегу удар литой подошвой десантного ботинка. Дверь отлетает внутрь и с маху бьется об стену маленького коридорчика. И тут же выстрел. Пуля смачно входит в косяк, но Кэп уже в длинном прыжке-перекате влетает в дом. Шварцман инстинктивно вскидывает автомат, но вовремя вспомнив, что арабы нужны живьем, успевает задрать ствол вверх на мгновение раньше, чем указательный палец додавливает свободный ход спускового крючка. Выстрелы громом рвут барабанные перепонки, автомат трепыхается, захлебываясь ненавистью, рвется из рук. Воспользовавшись секундной заминкой, мимо лейтенанта внутрь дома протискивается Трак. Каша нетерпеливо толкает в спину, что-то кричит, плавающие в колокольном звоне уши никак не могут разобрать, что хочет боец. Но это и не важно, сейчас уже не важно. Важно только одно, взять живьем! Живьем хотя бы одного!
  В комнате на полу ворочается чудовищная куча мала, сплошное переплетение рук, ног. Гигантский человекообразный осьминог. Периодически где-то в самом центре кучи мелькает растрепанная черная борода араба, сейчас густо перепачканная кровью текущей из разбитого лица. Куча постоянно движется, хрипит на разные голоса свирепой матерщиной и проклятиями на чужом незнакомом языке. Шварцман в растерянности замирает, не зная, что сделать, что предпринять, как помочь Кэпу и Траку. Оттолкнув его в сторону, в комнату влетает Каша. Боец не сомневаясь ни секунды, отбрасывает автомат и падает в самый центр кучи. Секунда и он выныривает из объятий "осьминога" крепко сжимая обеими руками за уши чужую бородатую голову.
  - Га! Га! - утробно вскрикивает солдат, и раз за разом бьет в окровавленное лицо врага головой.
  Шварцман тупо смотрит, как далеко до хруста в шейных позвонках откидывается назад голова в зеленой косынке и с размаху впечатывается лбом в расквашенное лицо араба. "Ух!" - говорит тот при этом. "Га!" - вскрикивает боец. "Ух!" - отвечает араб.
  - Безумие, это какое-то безумие! - сам того не замечая вслух бормочет Шварцман, безвольно роняя вниз сжимающие автомат руки.
  Голова кружится, все плывет перед глазами...
  - Окно! Окно! Держи второго! - ревет откуда-то с полу Кэп.
  Невольно подчиняясь магнетизму командирского голоса, Шварцман делает шаг к выбитому окну в дальнем конце комнаты, толком не понимая, что собственно и зачем он делает, осторожно стараясь не порезаться об острые клыки торчащих осколков стекла, высовывается наружу.
  - Держи второго! - задыхаясь от ярости хрипит в спину командир.
  На влажной земле под окном четко отпечатался ребристый след протектора армейского ботинка, рядом деревянный обломок рамы, битое стекло. "Второй выпрыгнул в окно. Кэп хочет, чтобы я его догнал", - приходит откуда-то издалека вялая мысль. Подняв голову и всмотревшись в неверные тени, отбрасываемые полыхающей рядом казармой, Шварцман различил ловко перепрыгивающую кусты, огибающую деревья фигуру араба. Всего каких-то двадцать-тридцать метров... Не далеко же он убежал за столько времени. Ошарашенное, впавшее в ступор сознание напрочь отказывается верить в то, что с момента, когда Кэп ударом ноги выбил закрытую на защелку дверь, прошло лишь несколько секунд. Неловко опершись рукой о подоконник, Шварцман все же порезался битым стеклом, резкая боль привела его в чувство. Тряхнув головой, он одним движением автоматного приклада смел с уцелевшей части рамы остатки стекла, принялся осторожно протискиваться в окно. Медленно, слишком медленно... Лохматая чернявая голова уже мелькает на самой границе освещенного пожаром, выхваченного из ночной темноты, круга... Нет, не успеть, уйдет... Уйдет... Кое-как вывалившись из окна, Шварцман вскинул автомат, ловя в прицел напряженно согнутую спину беглеца. Он уже глубоко вздохнул, готовясь послать первую пулю, которая должна была лечь точно между лопаток, в позвоночник, но тут навстречу арабу шагнула из темноты фигура в пятнистом комбинезоне. Облегченно вздохнув, лейтенант опустил автомат. Все решилось без его выстрела. И, слава богу, не пришлось никого убивать...
  Когда на него выскочил спасающийся бегством араб, Колумбиец в первый момент растерялся, не зная, что же теперь следует предпринять. По идее следовало стрелять, но вот так просто выстрелить в безоружного человека почему-то показалось ему невыносимо глупым, не то чтобы недопустимым, или там негуманным, а именно глупым и стыдным. Он даже хихикнул нервным придушенным смешком, воровато оглянувшись, не видел ли кто? Однако араб приближался, и что-то предпринять становилось уже совершенно необходимым. Все еще сомневаясь, Колумбиец выступил из кустов ему на встречу и, передернув затвор, угрожающе выставил перед собой автомат.
  - Стой! Стрелять буду! - привычную уставную фразу хотелось произнести значительно и грозно, но голос подвел, дрогнул в середине нервно, скатываясь во все тот же истеричный смех.
  Араб остановился и замер, будто налетев с разбегу на каменную стену, медленно поднял на уровень плеч раскрытые пустые ладони. Оружия у него нигде видно не было. Да и сам он был весь какой-то нестрашный, растрепанный, всклокоченный, тяжело дышал, вздымалась и опадала широкая грудь. Однако в лице его Колумбиец никаких признаков страха не заметил. Глубоко посаженные черные глаза смотрели на него внимательно и спокойно и чувствовалась в них такая сокрушительная мощь, такая внутренняя сила, что хоть и стоял солдат с готовым к бою автоматом против безоружного, но все равно невольно вздрогнул, плотнее сжал вспотевшей ладонью цевье.
  - Стрелять будешь? - прерывистым после быстрого бега, хриплым голосом на чистом русском языке осведомился араб.
  Вопрос прозвучал буднично и непринужденно, словно не о жизни и смерти своей спрашивал наемник, а закурить просил у солдата.
  - Кха... хха..., - попытался что-то ответить Колумбиец, внезапно чувствуя, как под гипнотическим взглядом араба непослушный язык вдруг прилип к небу, а колени пронзила противная ватная слабость.
  - Ну, давай, выстрели, - криво ухмыльнулся араб. - Выстрели в живого человека, мальчик. Знаешь, что бывает, когда автоматная очередь попадает в человека в упор?
  Оценивающе глянув в лицо замершему под его взглядом, как кролик перед удавом бойцу араб широко шагнул вперед, почти уперевшись грудью в автоматный ствол. Колумбиец отчаянно замотал головой, с ужасом ощущая, как слабость ползет от коленей вверх, как превращаются в жидкий бессильный кисель, только что каменевшие в напряжении мышцы.
  - Если ты нажмешь на курок, мои внутренности, кровь, мозги полетят тебе прямо в лицо. Представь, капли теплой крови на своем лице...
  Араб сделал неуловимо быстрое движение, и его ладонь легла на дрожащие пальцы Колумбийца. Короткий рывок и автоматный ствол уже безобидно уставился вверх. Солдат, цепенея от ужаса, попытался крикнуть, позвать на помощь, но из горла вырвался лишь еле слышный сдавленный сип. В глазах араба мелькнуло явное презрение.
  - Зачем ты пришел сюда воевать, мальчик? Ты даже убить не способен.
  Невыносимо долгую секунду наемник пристально смотрел в белое как мел лицо Колумбийца, в его расширенные в смертельном ужасе глаза, на дергающуюся в тике щеку, прыгающие губы...
  - Живи!
  Удара Колумбиец не увидел, и даже не почувствовал, просто на него вдруг обрушилась тугая, вязкая как кисель тьма. Наемник поддержал обмякшее тело оглушенного мальчишки, аккуратно опустил его на землю, разжал безвольные пальцы, по инерции цепляющиеся за автомат. Замер на мгновение, все еще колеблясь, даже перехватил поудобнее трофейное оружие. По всем канонам врага следовало добить, но, то врага и воина, а этот до звания воина явно не дотягивал. Пацан, одетый государством в форму... Ладно, пусть живет... С кошачьей грацией развернувшись, араб нырнул в чахлый кустарник, ужом скользнул между ветками, растворяясь в окаймляющей склоны зеленке.
  Через полчаса на помощь разведчикам подошли вертушки. К сожалению, пленный арабский инструктор до их появления не дожил. Улучив удобный момент, когда охранявший его Каша на что-то отвлекся, наемник сумел раскусить зашитую в воротник его куртки ампулу с ядом.
  - Ну ты и урод, - качал укоризненно головой стоя над трупом Кэп. - Что за дешевые шпионские фокусы? Фильмов про Бонда насмотрелся, скотина? А мне теперь такой пистон за это вставят, что тебе и не снилось!
  Многоопытный командир разведгруппы был весьма недалек от истины, по результатам разбора полетов на базе он действительно словил от начальства очередной строгий выговор за самоуправство и халатное отношение к служебным обязанностям. Шварцман, как более молодой и неопытный, отделался выговором обычным, правда, со снижением квартальной премии аж на десять процентов. Сумма была эквивалентна на тот момент стоимости бутылки водки, так что лейтенант особенно не расстроился. Выговор, он, как известно, не триппер, с ним ходить можно...
  
  
  
  Из задумчивости Шварцмана вырвал звон упавшего и покатившегося по полу блюдца. Он стремительно развернулся, уже готовый вмешаться в происходящее. Первой мыслью было, что беспокойный землячок, разозленной непонятливостью барменши, принялся распускать руки. Но нет, бритый здоровяк в безрукавке, тоже замер у стойки с раскрытым в удивлении ртом. Глаза девчонки меж тем словно черной вязкой водой наполнялись страхом. В чем же дело? Только тут до него долетели слова радиодиктора, прервавшего вдруг концерт классической музыки. Звук был почти на нуле, оглушенная услышанным барменша никак не могла сообразить, что нужно чуть привернуть ручку громкости. Потому до Шварцмана долетали лишь отдельные обрывки фраз, но и их вполне хватало. "Атака боевиков "Хизбаллы"... Минометные обстрелы опорных пунктов вдоль границы... Массированные ракетные обстрелы приграничных городов..." Началось, пронеслась в голове первая мысль, что ж, именно этого и следовало ожидать, после ухода армии из Южного Ливана, понятно было, что так просто они не успокоятся.
  - Братуха, ты радио слушаешь? Знаешь, чего делается?
  Молодой бычок надрывался в мобильник, от возбуждения подпрыгивая у стойки. "Что испугался, бройлер? - неприязненно подумал Шварцман. - Сейчас будешь требовать у турагента деньги за путевку назад? Даже на другом конце страны в штаны напустил, супермен..."
  - Какую ты повестку ждать собрался, дятел? Так что ли не ясно? - продолжал меж тем здоровяк. - Пока они там, в бригаде раскачаются, война кончится! Самим надо ехать узнавать. Самим! Ты как хочешь, а я еду! Что? Ну, правильно, братуха. Я всегда в тебя верил! Где пересечемся?
  У слушавшего весь этот монолог Шварцмана от удивления буквально отвалилась челюсть. А стриженый браток, уже развернулся на выход.
  - Извини, красивая, не до кофе мне сейчас. После загляну, тогда и поворкуем...
  В глазах барменши вдруг блеснули слезы.
  - Ты жди, красивая, - хохотнул стриженый. - В шесть часов вечера, после войны... А ты чего так скис, мужик? Не ссы, мы этих хизбаллонов в жопу трахать будем, вот увидишь! Мне эти пидоры еще за прошлый раз ответят!
  Шварцман чисто автоматически согласно кивнул, пристально глядя на обнаженную руку здоровяка. Раньше он все время стоял к нему другим боком, а вот теперь, собравшись уходить, развернулся. На корявой неумелой татуировке, красовавшейся на плече, расправляло ветви оливковое дерево, а понизу вилась короткая надпись на иврите: "Голани шели" (моя Голани). Эмблема и девиз бригады Голани, той самой, бойцы которой от начал до конца прошли через всю первую ливанскую войну и после постоянно несли службу в буферной зоне безопасности Южного Ливана. Вот тебе и бройлерный кабан! Однако, Шварцману и самому не плохо было б позвонить... Все еще удивленно качая головой, он полез в карман за мобильником.
  
  
  
  Хроника событий:
  
  13 июля, четверг, день 2-й
  • В ночь с 12 на 13.07.06 г. ВМС начинают морскую блокаду Ливана. Обстрелу с моря подвергнуты 5 объектов, в основном - топливные заправки в районе Сайды.
  • Объявлена воздушная блокада Ливана.
  • 07:30 - начало массированного ракетного обстрела Израиля - ответ "Хизбаллы" на ночные операции. Всего в тот день было выпущенно 197 ракет, практически все упали к северу от шоссе Акко-Амихуд. 2 человека погибли - в Нагарии (Моника Лелер, новая репатриантка из Аргентины, погибла примерно в 08:00) и Цфате (Ницан Розван).
  • За день 69 человек ранены, в том числе двое солдат
  • ВВС атакуют более 80 объектов в Ливане, включая 11 мостов, международный аэропорт Бейрута, крупное топливохранилище в районе аэропорта и мобилизационный штаб "Хизбаллы" в шиитском городе Бааль-Бек в долине Бекаа. За первые два дня войны в Ливане погибли 53 гражданских лица, включая около 20-ти в ходе операции "Мишкаль Сгули".
  • ВВС бомбят ТВ-станцию "Эль-Манар", принадлежащую "Хизбалле" (в ходе войны станцию бомбили несколько раз, тем не менее "Эль-Манар" продолжала передачи до последнего дня войны, используя запасные передатчики, или передатчики других каналов).
  • В СВО перебрасывают первое подкрепление - 101-й батальон 35-й парашютно-десантной бригады.
  • ВВС сбрасывают листовки над районом Дахия аль-Джанубия в Бейруте, более известном в Израиле как просто "Дахия" - местом расположения штабов "Хизбаллы" и квартир многих из её руководителей. В листовках содержится призыв к мирному населению покинуть район.
  • 20:30 - две первые ракеты выпущены "Хизбаллой" по Хайфе (упали в районе Стела Марис).
  • Вечер - оперативный отдел генерального штаба выпускает приказ "Шинуй кивун-1" - первый из 30 (5 приказов и 25 уточнений приказов), опубликованных в АОИ в ходе войны. Приказ предусматривал 4 дня интенсивных ударов по "Хизбалле", после чего (с 17.07.06 г.) должна была последовать остановка, для оценки дальнейших действий. Остановки так и не последовало...
  • Сирийская армия приводится в состояние повышенной боеготовности.
  
  
  
  Фашист. Путь националиста.
  
  Жертву они приглядели в этот раз довольно быстро. Здоровяк-негр, вольготно развалился на сиденье, ничего не замечая вокруг и, благостно улыбаясь, тянул баночное пиво, доставая банку за банкой из объемистого полиэтиленового пакета стоящего в ногах.
  - Ишь, сука какая! - восхитился Кастет. - Дует пивко, будто у себя дома в Африке. Оккупант хренов! Ничего, сейчас у тебя наше пиво колом в глотке встанет!
  - Будем брать? - самый молодой из собравшихся в тамбуре парней не смог скрыть возбужденной дрожи в голосе.
  Неудивительно для домашнего интеллигентного мальчика Вовы это была первая охота. Да и вообще, то, что сейчас предстояло, для него в принципе было внове. Тихий отличник, посещающий музыкальную школу, студию бальных танцев и кружок углубленного изучения английского языка, ни разу в своей короткой жизни еще не ударил другого человека. Ну, если не считать, конечно, несерьезных детсадовских потасовок со сверстниками. Видимо, поэтому то, что сейчас должно было произойти, рождало внутри организма противную мелкую дрожь, пронзало все существо предчувствием и предвкушением чего-то темного, запретного, атавистично тянущегося с далеких первобытных времен. И от того это ждущее впереди неизвестное казалось хоть и пугающим, но все же маняще прекрасным.
  Остальные были гораздо спокойнее, деловитые, собранные, уж им-то подобное мероприятие не в первой, потому лишнего адреналина в кровь не выплескивалось.
  - Вжик и Пепел, аккуратно проскочите по вагонам, гляньте, нет ли где ментов. Только быстро, минут через десять будет станция, потом длинный перегон. Надо успеть уложиться.
  Маленький юркий Вжик согласно кивнул бритой наголо головой и вопросительно глянул на широкоплечего мрачного вида верзилу по прозвищу Пепел.
  - Я вперед пробегусь, а ты давай в хвост. Идет?
  - Идет, - пробасил здоровяк, направляясь в конец состава.
  Вжик тем временем, отодвинул дверь в вагон и, стараясь не глядеть на будущую жертву, чтобы раньше времени не спугнуть, быстрыми шагами двинулся по проходу. Вагон, как по заказу был почти пуст. Увлеченно тискающаяся в дальнем конце парочка, три оживленно судачащие старушки дачницы, да двое угрюмых мужиков средних лет в потрепанных армейских бушлатах, похоже припозднившиеся работяги. Пассажиры особого внимания на паренька в черной куртке и звонко цокающих подковками армейских ботинках не обратили, негр так даже головы не повернул.
  - Так, остальные слушаем сюда, - Кастет говорил свистящим шепотом, будто опасаясь, что в вагоне его могут услышать. - Входим, все вместе, рассаживаемся рядом, блокируем урода со всех сторон. Начну я первым, раньше меня не дергаться. Главное, чтобы он из вагона не выскочил. Время у нас будет, так что не торопимся, все делаем спокойно, наверняка. Арий и Клепа, вы не работаете. Будете держать стоп-кран, только вежливо. Пассажиры - славяне, так что руки не распускать, если полезут к кнопке вызова милиции, или стоп-крану, просто не пускать. Аккуратно отжимать в сторону, стараться убедить словами. Бить, только в крайнем случае, ясно?
  Арий и Клепа синхронно замотали стриженными под ноль головами, чуть не стукнувшись затылками.
  - Так, - Кастет остро глянул в сторону Вовки. - Ты, молодой, на подхвате. Делаешь то же, что и все. Лишний раз не путаешься под ногами и не тормозишь процесс, возиться с тобой будет некогда. Понял?
  - П-п-понял..., - запинаясь от волнения, еле выдавил из себя Вовка, преданно глядя на вожака.
   - Страшно? - Кастет криво ухмыльнулся, обнажая ряд металлических коронок на месте передних зубов.
  - Е-есть немного...
  - Это ничего, попервости всегда так, всех мандражит, даже самых крутых. Оно ведь как, главное в первый раз не обосраться, потом, как по маслу пойдет.
  Вожак покровительственно похлопал Вовку по плечу, на миг больно стиснув крепкой ладонью мышцу.
  - На войне без страха не бывает, парень. Учись его преодолевать.
  Вовка благодарно кивнул в ответ, чувствуя, как и вправду несколько унялась колотившая его внутренняя дрожь, а к налившимся противной ватной тяжестью мышцам возвращается привычная пружинистая гибкость. Действительно, это ведь война. Такая же, как на настоящем фронте, со своими победами и поражениями, с ранеными и убитыми, так что страх перед боем дело вполне естественное. Ничего не пугаются только дураки и покойники, так что его минутная слабость вовсе не зазорна, главное научиться действовать вопреки этому липкому ужасу перед врагом, перебороть свой страх. В самом деле, чего собственно бояться, ведь рядом надежные друзья, которые не бросят, не подведут...
  Тут он несколько лукавил сам с собой. Настоящими друзьями эти парни для него пока что не стали, и станут ли когда-нибудь, еще очень большой вопрос. Слишком уж выбивался он из их среды, смотрелся случайно залетевшей в стаю белой вороной. Еще бы, основная масса ребят, входивших в бригаду, принадлежала совсем не к тому слою населения, с которым он привык общаться. Это были дети жителей далеких рабочих окраин, толком не учившиеся в школе, и сейчас подавшиеся в техникумы и профтехучилища, один лишь Кастет, оказался студентом строительного института, да и тот с трудом перебивался с "двойки" на "тройку", постоянно вытягивая и пересдавая "хвосты". Они не читали философских трудов, не имели никакого понятия об изящных искусствах, были по сути своей просты и примитивны. Но почему-то лишь они эти недоразвитые, с точки зрения, получившего разностороннее образование мальчика-интеллигента, осмеливались оказывать сопротивление наводнившим Москву еще более диким кавказцам, выходцам из Средней и Восточной Азии, тем же неграм, наконец. Рафинированная столичная молодежь из хороших семей на такое оказалась в принципе неспособной. Да ей это было и не нужно. Потому Вовчик и был сейчас не в привычной среде, а в стае этих маргиналов и люмпенов, и вместо того, чтобы играть на скрипке, или штудировать английские неправильные глаголы, стоял, прислонившись к грязной серой стене заплеванного тамбура пригородной электрички.
  Конечно, так не бывает, чтобы такой вот домашний мальчик вдруг ни с того ни с сего оказался в бригаде готовящихся провести очередную акцию скинхедов. Для этого что-то должно было произойти в его жизни, нечто из ряда вон выходящее, разом обрушивающее привычный устоявшийся мир, выворачивая его вместо лощеной лицевой стороны наверх неприглядной изнанкой. Но до самого события мы еще дойдем, а пока посмотрим, как у яркого представителя "золотой" молодежи, вообще впервые зародились мысли о национальных ценностях и идеях, возникло желание спасти эту катящуюся в пропасть страну. Тут всему виной был самый обычный школьный урок истории. Семинар о падении древнего Рима под ударами варваров.
  Ох, нельзя все же доверять преподавание в элитных школах такого тонкого и деликатного предмета как история слишком увлеченным людям. Нельзя! Но чего уж там, поздно, уже доверили. Учитель истории из частной гимназии, где за немалые деньги обучался, оканчивая курс обязательного среднего образования, Владимир Молчанов, оказался личностью неординарной, он был буквально влюблен в собственный предмет и чрезвычайно им увлечен. "Не зная прошлого, невозможно понять настоящего, и предвидеть будущего!" - важно говорил историк, значительно поднимая вверх указательный палец. На его уроках гимназисты пускались в бурный полет фантазии, примеряя на себя мантии королей и императоров, издавая указы, и объявляя войны. Проводили параллели с сегодняшним днем, обсуждали последние решения правительства и тенденции развития международных отношений. Узкие рамки школьного курса были настолько тесны преподавателю, что гимназисты умудрялись проскочить общие знания галопом, не задерживаясь на годовом школьном курсе больше чем на месяц, а потом начинались чудеса. Историк учил их вычленять подковерный ход борьбы политических и экономических интересов разных стран на мировой арене, замечать исторические тенденции развития того или иного народа, понимать на этой основе происходящее в мире сейчас и достаточно точно прогнозировать то, что еще только должно произойти. Изучение истории превращалось в увлекательную игру. Не только увлекательную, как оказалось, но и весьма опасную для неокрепшего, духовно пылкого юноши. Семинар о гибели Римской империи, просто потряс Вовку Молчанова. Уж больно явными были исторические параллели с нынешней Россией, уж очень удачно ложились характерные штрихи сегодняшнего дня, на кальку давних событий.
  - Падение Рима началось с того, что жителям колоний было предоставлено римское гражданство, наряду с жителями метрополии, что практически уравняло их в правах, растворив государствообразующее ядро Империи в общей массе когда-то покоренных народов, нивелировав его значение, - увлеченно рубя ладонью воздух, говорил учитель.
  - Изнеженная, погрязшая в разврате и удовольствиях римская знать не желала, да и не могла уже выступить на защиту завоеваний предков. Нация суровых, закаленных в боях воинов, покоривших мир, выродилась в слабых телом и духом потребителей рабского труда покоренных народов. И обречена была со временем пасть под их ударами.
  - Падение Империи начиналось с тихой оккупации ее городов, включая даже сам Рим. Римляне не хотели больше ни работать физически, ни служить в армии, желая заниматься лишь трудом благородным, умственным, и, конечно же, развлечениями. Это привело к тому, что в римские города начался неконтролируемый завоз рабочей силы из колоний, и отнюдь не только рабов. Наряду с бесправными рабами в Рим стекались и получившие имперское гражданство инородцы. Именно они делали всю черную работу в Вечном городе, обеспечивая его продуктами и водой, украшениями и тканями, оружием и предметами роскоши. Именно они стали со временем составлять мощь прославленных римских легионов. Именно на них вскоре стала держаться вся жизнь Рима. И именно они предали своих захлебнувшихся в роскоши хозяев, когда пришла пора биться с наступающими полчищами варваров, фактически их соплеменников.
  - Так пал Рим, и под обломками прекрасных храмов и оскверненных памятников погибла великая цивилизация. Нет, не грязные дикие варвары уничтожили ее. Она убила себя сама, - трагическим шепотом закончил рассказ историк.
  - А теперь домашнее задание, - уже обычным деловым тоном продолжал он. - Подготовить доклад о том, какие схожие черты вы видите в Римской Империи времен упадка с положением современной нам России. Думайте, наблюдайте, анализируйте.
  Это злополучное домашнее задание полностью изменило жизнь Вовки Молчанова. Слишком много нашлось на его взгляд бесспорных параллелей. Он шел по Комсомольскому проспекту к метро, голова гудела от роящихся в ней будто пчелы в улье мыслей. А навстречу ему то и дело попадались варвары, те самые, под чьими ударами уже рухнул Рим, те, что пришли теперь сюда, чтобы уничтожить его город, его жизнь, его самого. Вот горбоносый парень с сильными, густо поросшими жесткими черными волосами руками сноровисто заворачивает шаурму для толпящихся у ларька студентов. Почему он здесь? Вот за столиком летнего кафе сидят о чем-то беседуя одетые с крикливой, режущей глаз роскошью черноусые молодцы явно азербайджанского вида. Что они делают в моей Москве? В самом сердце русского государства? Вот грязная попрошайка с раскосым азиатским лицом, за подол цепляются чумазые дети. Беженцы... Откуда они? Почему бежали сюда, в его город?
  Чувствуя, как его бросает в жар, а перед глазами начинает кружиться привычная уличная толпа, Вовка ускорил шаги, желая быстрее нырнуть в вестибюль метро, очутиться в приятной прохладе подземки, остудить, наконец, воспаленную голову. Вот уже и массивные деревянные двери с горящей высоко над ними буквой "М". Еще несколько шагов...
  Чуть сбоку от входа в метро, мрачно глядя перед собой остановившимся равнодушным взглядом, сидел безногий парень в потертом армейском камуфляже и голубом берете. Десантник. Обрезанные почти до самого паха ноги, стыдливо прятались под небрежно наброшенным одеялом, вытарчивая из-под него неуклюжими культями. На груди у парня неровным рядком висели какие-то медали, Вовка не очень в них разбирался, потому ни одной опознать так и не сумел. Рядом с десантником стоял плоский деревянный ящик с откинутой крышкой. "Нужны деньги на протезы", - коротко значилось на крышке. Никаких приличествующих случаю "помогите", или "умоляю", не просьба, скорее требование. На дне ящика сиротливо лежала одинокая мятая десятка. Не богатый улов к трем часам пополудни. Вовку будто током ударило. За свою жизнь он, наверное, сотню раз равнодушно проходил мимо таких вот покалеченных вояк, цинично выброшенных государством на обочину жизни как использованный отработанный материал. В конце концов, у каждого свои проблемы, разве нет? А вот сейчас, под впечатлением урока истории, вдруг зацепило, да еще как, до навернувшихся на глаза слез. Вот он - современный легионер, брошенный страной, презираемый согражданами, теми самыми, которых он защищал, когда потерял ноги. Это ли не пример того, что страна необратимо валится в пропасть, сама не замечая, что с ней происходит? Это ли не яркое свидетельство того, что все помпезные торжества, парады, презентации, дикие разгулы "новых русских" не что иное, как пир во время чумы? Просто способ замазать себе глаза, не видеть происходящего вокруг? И эта брезгливость во взглядах спешащих мимо людей. Брезгливость и досада. Досада оттого, что безногий инвалид своим видом заставляет их вспомнить, что не все замыкается в их привычном, бегущем как белка в колесе в погоне за деньгами, маленьком личном мирке. Оттого, что он сидит тут безмолвным укором, портя им привычное радостно-дебильное настроение, нагружает лишними проблемами, чего-то требует... Лучше бы тебя там убили, прости Господи, что ты торчишь тут, как бельмо на глазу?!
  Вовке вдруг стало невыносимо, до мелких злых слез стыдно за них, за себя, который стоит, уставившись на упрямо глядящего в землю десантника, и не может ничего изменить. Он с трудом проглотил подкативший к горлу горький комок и суетливо, будто куда-то отчаянно спеша, принялся рыться по всем карманам, выгребая из них мелочь и смятые купюры.
  - Э, чё выстал на дорге? Ходыт мешаэш, да!
  Гортанный голос с резким кавказским акцентом и несильный толчок в плечо. Упущенные из рук от неожиданности монеты серебряным дождем зацокали по асфальту. Вовка еще несколько секунд удивленно смотрел вслед статному красавцу с резким орлиным профилем, облаченному в форсистый итальянский костюм. Кавказец. Может быть даже чеченец. Щеки обдало вспыхнувшим внутри жаром, острая, нерациональная обида сжала сердце тисками. Не из-за потерянной мелочи, нет. Он просто не мог понять почему. Почему, безногий десантник сидит у метро, вынужденный клянчить деньги себе на протезы. А тот с кем он воевал на Кавказе, защищая свою Родину, идет мимо в шикарном костюме, стоящем, наверное, много дороже этих самых злосчастных протезов. И это происходит не где-нибудь в Грозном, а здесь в Москве. Почему так? Кто же, спрашивается, победил в той войне? Чеченцы? Выходит, что так... В голове бушевал ураган, в груди стало вдруг жарко и тесно. Как в тумане, Вовка шагнул к раскрытому ящику, не считая вывалил туда ворох бумажек, что смог отыскать по карманам. Метнулся назад, ползая под ногами прохожих, собрал высыпавшуюся мелочь, бегом вернулся обратно, аккуратно положил монеты поверх бумажных денег. Распрямился и наткнулся на пристальный взгляд васильково-голубых глаз, таких неожиданно ясных, на этом прокопченном солнцем лице.
  - Спасибо, брат, - голос был хриплым, каркающим, так бывает, когда человек долго молчит, когда человеку не с кем даже поговорить.
  - Мне... У меня... - отчаянно заикаясь и злясь на себя из-за этого начал Вовка.
  - Я потом еще принесу! - неожиданно громко, так что испуганно шарахнулся в сторону кто-то из прохожих, вдруг выкрикнул он. - Я найду еще и принесу, обязательно!
  Слезы душили его, он плохо различал за их расплывчатым туманом текущую мимо толпу. Кажется, он даже несколько раз с кем-то столкнулся, пока добрался до эскалатора. Люди скользили удивленными взглядами по подростку с покрасневшими заплаканными глазами и тут же равнодушно отворачивались. У всех свои проблемы, не так ли?
  
  
  
  Пепел и Вжик вернулись почти одновременно.
  - Чисто, - в ответ на вопросительный взгляд вожака угрюмо пробасил здоровяк.
  Вжик быстро-быстро закивал головой, показывая, что и с его стороны электрички все в порядке. Он весь дрожал в радостном предвкушении и от возбуждения, похоже, не мог связно говорить. Вовка мельком глянул на него и поразился произошедшей враз с добрейшим по сути дела парнем перемене. Даже внешне Вжик выглядел совершенно не так, как обычно: лицо раскраснелось, крылья носа хищно раздувались, втягивая воздух, а все тело находилось в постоянном движении. Он словно не мог стоять на месте, то приплясывая от нетерпения, то потирая ладони, то вдруг принимаясь поправлять что-то в одежде стоящих рядом товарищей. Именно так ведут себя нетерпеливые маленькие дети в ожидании какого-нибудь счастливого события, вроде новогодней елки, или рождественского маскарада. Вот только радостным карнавалом предстоящее им сейчас дело отнюдь не было, по-крайней мере для Вовки, хотя у каждого свое мнение.
  Украдкой он оглядел остальных членов команды. С теми тоже произошли разительные перемены. Кто-то на глазах мрачнел, кто-то наоборот глумливо улыбался и пытался плоско шутить, скрывая нервозность и страх. Да, страх! Вовка это отчетливо ощутил, за масками суровой решимости и разудалой бесшабашной лихости, скрывался липкий обезоруживающий страх. Они все боялись! Боялись этого развалившегося на лавке негра, боялись его случайных попутчиков, милиции, просто боялись того, что должно было сейчас произойти. Боялись, но одновременно и ждали этого, будто наркоманы, жаждущие получения очередной дозы.
  Электричка, протяжно взвыв, начала замедлять ход. Станция. За ней будет длинный перегон, на котором все и должно случиться. Остановка всего пара минут - пара минут до того, как ему придется перешагнуть через себя, через все ценности, что пытались в него вложить родители, через все их воспитание, через самую суть того, что составляло его душу, а заодно через человеческий, а может быть и божеский закон. Ведь "не убий" сказанное Христом, явно не для этих сходящих с ума от страха, но все же упрямо готовящихся к бою бритоголовых мальчишек, что по какому-то недоразумению окружают его сейчас. Неожиданно остро, до колик в животе захотелось домой, в свою уютную комнату, к любимым книгам и мягкому креслу в котором можно было утонуть, спасаясь от всех невзгод и потрясений окружающего мира. Похоже, игра в спасение нации зашла слишком далеко. Обладающий в отличие от своих товарищей кое-какими правовыми знаниями и весьма живым воображением Вовка прекрасно представлял себе возможные последствия того, что они сейчас собирались совершить. На какой-то томительно длинный момент он представил себя в наручниках на скамье подсудимых, вот судья в мантии поднимается со своего места и начинает зачитывать приговор. Умышленное убийство, совершенное группой лиц с особой жестокостью... Десять лет в колонии общего режима... Десять лет! Это же целая вечность! Причем десять лет не просто вычеркнутых из жизни, а десять лет наполненных каждодневным страданием существования в зарешеченном мире. И это наказание за всего лишь минутную глупость, идиотскую мальчишескую гордость, что не позволили вовремя отойти в сторону... Нет, надо бежать отсюда! Бежать, во что бы то ни стало, пока еще не поздно! Бежать!
  Захваченный этой суматошной мыслью, он вскинул голову и уперся глазами в насмешливое лицо Кастета. На губах вожака играла ехидная улыбка, казалось, он как в раскрытой книге прочитал все, что творилось в Вовкиной душе, и теперь презрительно улыбался, смеясь над его слабостью, осуждая за трусость. Ноги готовые еще секунду назад понести его прочь, будто приросли к полу, даже за все богатства этого мира он не смог бы сделать ни одного шага под этим пристальным взглядом.
  - Не ссы, молодой, все нормально будет. Не в первый раз, - криво ухмыльнулся Кастет, подмигнув ему левым глазом.
  - Угу, - нашел в себе силы как можно безразличнее выдохнуть Вовка и отвернулся, чтобы не видеть выражение глаз вожака.
  Прижавшись горящими щеками к пыльному, но приятно холодному стеклу он следил за тем, как медленно поплыл назад заплеванный серый перрон. Электричка уносила его вперед, туда, где ждало переломное испытание, отрезающее дорогу назад, открывающее новый этап жизни.
  
  
  
  - Эй, дэвишка! Э, куда так бежишь, да?
  Гортанный кавказский акцент, с которым была произнесена полная наглой развязности фраза, заставили Вовку дернуться и закрутить головой. Ту, к которой были обращены эти слова, он увидел сразу же, высокая эффектная блондинка с подтянутой спортивной фигурой и роскошной гривой рассыпавшихся по плечам волос, гордо подняв голову, шла от метро. Трое кавказцев стояли около потянувшихся вдоль улицы ларьков, торговавших всякой всячиной. Один из них заросший до самых глаз густой черной щетиной, отлепился от ларечной стены, которую подпирал спиной и двинулся наперехват. У Вовки сладко екнуло и замерло сердце. Он в доли секунды представил себе, как было бы здорово сейчас ухватить наглого горца за шкварник и, отшвырнув в сторону, любезно подать руку прекрасной даме. Потом грозным взглядом пригвоздить к асфальту дернувшихся было дружков поверженного врага, и поцеловать руку восторженно глядящей на него прекрасной незнакомке. Он даже шагнул было вперед. Но к счастью вовремя вспомнил, что подобный подвиг, наверное, мог бы совершить кто-нибудь из любимых киногероев, весь увитый мышцами мастер единоборств, а вот ему, к сожалению, такое точно не под силу. И вряд ли звероподобный кряжистый здоровяк кавказец, даже внимание обратит на такую мелкую помеху, как хилый мальчишка со скрипичным футляром в руке. А если уж обратит, то не ко времени выступившему скрипачу уж точно не поздоровится.
  - Оставьте меня! Что вы себе позволяете?!
  Пытавшаяся просто игнорировать любвеобильного сына гора блондинка, все же вынуждена была его заметить, когда волосатая клешня уцепила-таки ее за локоть.
  - Э, зачэм так говорышь?! Зачэм вырываишься? - укоризненно качнул головой здоровяк. - Нэ нада, рваться! Пайдем вина выпьем, посыдым, пагаварым...
  Он настойчиво тянул упирающуюся блондинку в сторону располагавшегося поодаль уличного кафе. Дружки подбадривали его гортанными возгласами на непонятном Вовке языке и вполне понятными движениями рук и бедер. Блондинке жесты, похоже, тоже были ясны, поскольку она залилась до корней волос краской и отчаянно вырывалась из рук галантного ухажера. Тот в ответ лишь смеялся, легко пресекая все потуги слабой девушки обрести свободу и постепенно метр, за метром таща ее за собой в сторону от оживленной улицы.
  Люди шли мимо сплошным потоком. Шли старательно отворачиваясь, чтобы не видеть умоляющих взглядов девушки, делали вид, что донельзя увлечены чем-то на другой стороне проспекта, а потому не слышат и не видят, того что происходит здесь, совсем рядом, обтекали будто волны неприступный утес кавказца и упирающуюся блондинку, а вместе с ними и застывшего в ступоре худосочного гимназиста со скрипичным футляром в руке. Вовка с надеждой смотрел на спешащих мимо мужчин, многие из них суровостью комплекции ничуть не уступали кавказцу, вот только они не замечали его взгляда, уставясь себе под ноги, или на крыши окрестных домов, озабоченно ускоряя шаг. То, что творилось на проспекте, было не их делом. Их никто не трогал, и ладно, а там хоть трава не расти. У всех свои проблемы, и никому нет дела до чужих. Вовка смотрел в эти наигранно равнодушные пустые лица и чувствовал, как откуда-то из глубины души клокочущей пеной поднимается дикая, не рассуждающая, не соизмеряющая сил ярость. Он уже знал, что не сможет выдержать роль пассивного наблюдателя до конца. Как бы там ни было, что бы ни случилось потом, это будет все равно намного лучше, чем, если он не предпримет ничего. Иногда лучше получить самые страшные побои, чем чувствовать себя трусом и подлецом, презирать и казнить себя за это. Физическая боль куда как легче, чем боль моральная. Но все равно ему было страшно. Страшен был звероподобный кавказец, пугали его гогочущие дружки, но терпеть больше не было сил. Пена бешенной первобытной злобы, бушевавшей внутри, настойчиво требовала выхода. Он крепко зажмурил глаза и сделал шаг по направлению к кавказцу и корчащейся в его руках блондинке. Маленький шажок, определивший всю его дальнейшую жизнь. Так переступая грань, шагает в открытый самолетный люк молодой парашютист, совершающий первый прыжок.
  - Ты чего пристал к женщине, бачок сливной? Не видишь, она не хочет?! - голос прозвучал прямо у него над головой.
  Говоривший лениво, со спокойной иронией, растягивал гласные, совершенно не московский, провинциальный диалект.
  Вовка удивленно открыл глаза. Двое крепких наголо обритых парней остановились совсем рядом, презрительно рассматривая оторопевшего от неожиданного вмешательства кавказца.
  - Ну, чего вылупился, обезьяна черножопая? Отскочил от девочки, резко!
  Тот, что был повыше, для убедительности притопнул армейским ботинком с высоким берцем. Глухо звякнула об асфальт подковка. Вовке по глазам резанули немыслимой белизной форсисто болтающиеся шнурки ботинка. Второй бритоголовый с изуродованной рваным шрамом щекой мрачно набычился, сунув руку в карман подвернутых внизу синих джинсов. Карман явно был не пустой и угрожающе оттопыривался. На черной футболке обтягивающей мощный торс белели буквы "Я - русский", на заднем плане взлетал, расправляя крылья журавель. Вовка глядел на нежданных защитников во все глаза, не в силах оторваться. Почему-то они казались ему сейчас сродни древним богатырям, огромными гороподобными гигантами, и он искренне удивлялся, почему же кавказец не бежит от них в ужасе.
  Кавказец же бежать и не думал, не таков горский менталитет, что бы склоняться перед кем бы то ни было, особенно, когда на тебя смотрят твои же соплеменники. Болезненно охнувшую блондинку он, правда, тут же отшвырнул, нечего делать женщине в мужских разборках. Сейчас предстояло гораздо более интересное развлечение, подходящую длинноногую самку потом найти будет не трудно, благо их здесь достаточно бродит. А вот заступаются за них гораздо реже и подобное покушение на его неотъемлемые мужские права должно быть подавлено на корню. Кавказец искренне считал этот населенный жалкими трусливыми мужчинами и похотливыми женщинами город своей добычей. И был, в общем, не так уж далек от истины, тем, кто приставлен был защищать этих, не могущих самостоятельно постоять за себя баранов, он и его братья щедро платили, остальных запугивали, так что могли творить здесь все, что хотели. Такое положение дел его как нельзя более устраивало, и любое покушение на устоявшийся порядок он воспринимал, как личное оскорбление и брошенный ему вызов. А лишний раз бросать вызов Саламбеку Сатуеву не рисковали даже его сородичи - чеченцы, знали, добром не кончится. Что уж тут говорить о каких-то слабых в поджилках гасках, пусть даже у них трижды воинственный вид и бритые головы, не таких в бараний рог гнули.
  Утробно взревев, будто атакующий слон, кавказец рванулся к обидчикам, замолотил огромными кулачищами не тратя времени на предисловия. Он вовсе не обладал отточенными навыками спортсменов-единоборцев, атаковал беспорядочно, делая ставку на ярость и сокрушительный напор, но при его массе никакие особые ухищрения и не требовались. Попадание пудового кулака в цель автоматически означало для незадачливого оппонента как минимум тяжелое увечье. Однако в этот раз все вышло строго наоборот. Первым оказавшийся на его пути Шрам и не подумал спасаться бегством, или падать под тяжелыми ударами. Ловко нырнув под свистнувший в воздухе кулак, он вдруг возник сбоку и сзади от потерявшего его из виду Саламбека, и пока чеченец, яростно рыча, разворачивался к перехитрившему его противнику, вырвал из кармана правую руку. Тускло блеснула на солнце серой сталью мощная крестовая отвертка с удобной резиновой ручкой.
  - Гр-ра! - взревел чеченец, когда стальной стержень легко пробив льняную рубашку, глубоко вошел ему в печень.
  Истошно закричала некрасиво кривя рот и прижимая ладони к щекам, все еще не поднявшаяся на ноги блондинка.
  Сначала Саламбек даже не понял, что с ним произошло. Отчего все тело пронзила острая вспышка невыносимой боли, яркой световой гранатой разорвавшейся в голове, на миг ослепившей и оглушившей его. Потом вдруг разом ослабли такие мощные и всегда послушные мышцы. Он хотел ударить русского локтем, но отчего-то не смог даже поднять руку. Хотел развернуться к нему лицом, но ноги подломились в коленях, отказываясь держать его тело. Что-то горячее потекло в пах и дальше по бедрам. Саламбек почувствовал, что мир вокруг стремительно закружился, как в далеком детстве, когда он ездил с отцом на ярмарку в довоенный еще Грозный и катался в парке на каруселях. Он еще успел удивиться, такому яркому детскому впечатлению вдруг ни с того, ни с сего всплывшему сейчас из глубины памяти. Потом вспомнил про бритоголового русского, поискал его глазами, но не нашел, зато почувствовал, как сзади его подхватили под мышки чьи-то сильные руки, помогая осторожно опуститься на асфальт. Асфальт оказался теплым и мягким, нагретым летним солнцем, почти таким же теплым и мягким, как трава на высокогорных лугах, и солнце было таким же нежным и ласковым, гладило его лицо своими лучами, и Саламбек, потянулся за этой лаской, закрыв глаза и постепенно проваливаясь в темноту.
  Когда кавказец бросился в атаку, Вовка весь сжался от страха за посмевших вступиться за блондинку парней. Все-таки он был очень силен и страшен, этот дикий сын гор и сразу было понятно, что его врагам, как минимум не поздоровится. Однако бритые ничуть не испугались. Тот, что со шрамом уверенным плавным движением скользнул навстречу врагу, ловко избегая разящих ударов, извернулся немыслимым образом, будто прилипнув к кавказцу в извращенном сладострастном объятии. А потом похожий на огромную гориллу, заросший волосами горец, вдруг пошатнулся, закачался и едва устоял на ногах. Бритоголовый заботливо поддержал его под мышки и аккуратно усадил на асфальт. Сидеть кавказец, правда, тоже не смог и тут же мягко завалился на бок.
  - До встречи в аду, обезьяна! - ухмыльнулся второй бритый, так и не принявший участия в схватке.
  От ларьков им навстречу рванулись товарищи кавказца, у одного в руке блеснул нож. Видимо, до последнего момента горцы не считали нужным вмешиваться в конфликт, веря, что славяне, как обычно разбегутся при виде разъяренного Саламбека. Но что-то пошло явно не так, то ли славяне попались неправильные, то ли сам Саламбек оплошал, только факт был налицо, их брат лежал без чувств, завалившись на покрытый чахлой городской травой газон, а оба бритоголовых были целехоньки. Меж тем, русские, похоже, не замечали нависшей над ними новой угрозы: тот, что со шрамом, увлеченно протирал носовым платком побуревшую отвертку, второй что-то деловито советовал ему, повернувшись к приближающимся чеченцам спиной. Вооруженный ножом был уже всего в нескольких метрах, еще три-четыре секунды и он нанесет удар в спину. Он не будет предупреждать врага, окликать его и предлагать повернуться, такие фокусы хороши для красивых рыцарских романов, а отнюдь не для уличной драки. Тут нужно использовать любое преимущество над противником, а прав будет тот, кто останется стоять на ногах. Рука, сжимающая нож уже пошла в замах, удар в который будет вложена вся инерция бега и немалый вес тела, окажется страшным, если даже не убьет на месте, то в любом случае надежно выведет из строя. Вовка с неожиданной ясностью осознал это в тот момент. И сделал единственное, что мог в данной ситуации. Сам потом себе удивлялся, но сделал. С громким полувизгом, полукриком он метнулся под ноги набегающему чеченцу. Сжимаясь в комок ударил его плечом в колени, проехался локтями по обдирающему кожу зернистому асфальту, не чувствуя боли, непередаваемой музыкой слыша ударившие в уши злобные ругательства. Остро воняющая потом тяжесть навалилась на него, он запутался в чужих ногах, сжался в комок, силясь спрятаться, укрыться, от того, что происходит вокруг. А где-то над головой яростно хрипела злая матерщина, слышались глухие удары и вскрики боли. И вдруг все кончилось. Чья-то сильная рука вздернула его за шиворот на ноги, прямо перед глазами оказалось лицо одного из бритоголовых, щедро перемазанное струящейся из носа крупными сгустками кровью.
  - Живой?
  Он поспешно закивал, хотя вовсе не был в этом до конца уверен.
  - Хорошо. Тогда ноги в руки и айда за нами. Ну, быстрее! Не тормози!
  Какое-то время его просто волокли по загаженным подворотням, проходным дворам, нескончаемому лабиринту дворов-колодцев, трущоб, заборов и тупиков. Потом он, немного придя в себя, уже бежал сам, бежал, превозмогая нещадное колотье в боку, жадно хватая воздух распяленным ртом, стараясь не отстать от пыхтящих впереди бритоголовых.
  Остановились неожиданно, как раз в тот самый момент, когда Вовка уже всерьез думал, что больше не выдержит, этого стремительного бега с препятствиями по грязным задворкам, о существовании которых он даже не подозревал до сегодняшнего дня. Оба бритых тоже запалено дышали, видно и им пробежка далась нелегко.
  - Пику скинул? - сдавленно прохрипел тот, что повыше.
  - Обижаешь, начальник, - ухмыльнулся в ответ Шрам. - Давно уже.
  Высокий тоже расплылся в улыбке, демонстрируя ряд металлических коронок на месте передних зубов. Переминавшегося с ноги на ногу рядом с ними Вовку они будто бы вовсе не замечали. Наконец железнозубый повернулся к нему, проехался жесткой пятерней по волосам.
  - Спасибо, малой. Если бы ты чертям в ноги не кинулся, не знаю, что и было бы. Не заметили мы их вовремя, думали этот черножопый один куражился. Самостоятельно.
  - Молодца, братишка, с нас при случае сто грамм и пончик, - поддержал товарища Шрам, криво улыбаясь одной половиной лица.
  Вовка только теперь рассмотрел, какая у него кривая и неестественная улыбка. Располосованная бугристым, плохо сросшимся рубцом левая щека оставалась совершенно неподвижной, и лишь правый уголок рта полз вверх, превращая лицо в перекошенную гротескную маску. По идее это должно было смотреться отталкивающе и уродливо, но видимо из-за тепло глянувших на него больших серых глаз, опушенных неожиданно длинными, как у девушки ресницами, улыбка показалась ему доброй и открытой. Видимо поэтому, когда железнозубый, еще раз потрепал его по волосам и, кивнув на прощание мол, бывай, брат, развернулся, собираясь уходить, Вовка, набрался смелости уцепить того, что со шрамом за руку. Парень недоуменно обернулся, и Вовка, торопясь, пока тот не отмахнулся от него как от надоедливой мухи, захлебываясь от волнения выпалил:
  - Ребята, а вы кто? Я тоже хочу, так как вы... С вами... То есть, я хотел сказать...
  Он замолчал, не умея выразить словами теснившиеся в груди чувства, боясь, что ошибся и все не так понял, но вместе с тем надеясь, что все это неслучайно, что наконец-то обрел единомышленников. Шрам несколько секунд внимательно вглядывался в его раскрасневшееся лицо, а потом, повернувшись к своему товарищу, нерешительно произнес:
  - Слышь, Кастет, а паренек-то похоже стоящий... Как думаешь? Нам молодая поросль нужна... Смену себе растить надо...
  Вовка с надеждой глянул в мрачное оценивающее лицо железнозубого Кастета. Тот укоризненно качнул головой:
  - Вот всегда ты так, Меченый, так и норовишь кого-нибудь на улице подобрать, да на груди пригреть. Только думать же надо, это тебе не котенок бездомный, а человек, пусть маленький еще, да глупый. Но человек со своими мыслями, желаниями и идеями, а ты его уже норовишь к нам записать. Так это только в пионеры всех подряд одним чохом принимали, а тут личное осознание требуется, желание и понимание...
  - У меня есть, - затараторил, торопясь убедить железнозубого Вовка. - У меня есть желание, есть понимание... Я с вами хочу...
  Больше всего на свете он боялся, что эти двое сильных взрослых парней сейчас развернуться и бесследно исчезнут из его жизни, потому был готов буквально на все лишь бы они признали его право быть рядом с ними. В конце концов, разве не он так мужественно помог им только что справиться с кавказцами. Они сами говорили, что без него бы не обошлись. Так чего же они теперь раздумывают, а этот самый Кастет вообще смотрит подозрительно, будто на врага?
  - Чего ты с нами хочешь? - устало вздохнул железнозубый. - Сам не знаешь о чем речь, а туда же, возьмите меня, я хочу... Куда ты хочешь?
  - Я это... Ну... - Вовка еще раз оценил черные футболки парней, красноречивую надпись "Я - русский" у Меченого и более непонятную, но тоже будящую в воображении какие-то смутные ассоциации, "Нет цветным революциям" у Кастета, и наконец, решившись выпалил: - Я хочу защищать русских, за Русь, за страну! Только я не знаю, что делать... Возьмите меня к себе, я не подведу, правда!
  - Слыхал, Кастет? - мотнул головой Меченый. - Я же говорю, наш парень. Я своих нутром чую.
  - Да уж, на ментовскую прокладку вроде не похож, хотя кто знает... - все так же угрюмо протянул Кастет, но в глубине его нарочито строгих глаз уже плясали ясно видимые Вовке веселые огоньки. - Ладно, малой, считай, уговорил. Диктуй контактный телефон, я тебе на днях позвоню. Там все и решим.
  Замирая от счастья, Вовка продиктовал телефонный номер, Кастет деловито записал его на извлеченный из кармана джинсов потертый дешевый мобильник и удовлетворенно кивнул:
  - Ну, бывай, молодой, до связи!
  Вовка потянул было новым знакомым руку для прощального мужского пожатия, в эту минуту он сам себе казался взрослым и солидным, потому такой жест по его пониманию как нельзя соответствовал моменту. Однако ближе к нему стоявший Меченый с усмешкой отстранил его ладонь и пожал локоть.
  - Привыкай, молодой, у нас здороваться и прощаться принято только таким образом.
  Удивленный Вовка перечить не посмел и неловко перехватил под локтем протянутую руку Кастета, вызвав взрыв доброжелательного смеха.
  - Ничего еще научишься, будет случай!
  Кастет позвонил только через два дня, и все это время Вовка провел будто на иголках в ожидании его звонка, удивляя родителей, первым бросался к телефону, уходя из дома, строго наказывал обязательно поднимать трубку и если его будут спрашивать точно записать все что скажет позвонивший. И вот, наконец, свершилось. Он сразу узнал железнозубого по голосу, и от первых же его слов сердце ухнуло куда-то вниз, провалившись в желудок, Вовка и сам не ожидал, что так сильно разволнуется. Он едва мог связно говорить, постоянно заикался и переспрашивал, чем вскоре довел собеседника до настоящего раздражения.
  - Короче, записывай адрес, подъедешь, там и пообщаемся, - отрезал в конце концов Кастет и продиктовав улицу и номер дома повесил трубку.
  К месту встречи Вовка летел как на крыльях, ничуть не заботясь о том, что внезапная поездка на другой конец города полностью срывает его весьма плотный жизненный график. Оно и понятно, в конец обрыдшие уже занятия в музыкальной школе, по важности и эмоциональной насыщенности не шли ни в какое сравнение с предстоящей встречей. "Подумаешь, ну совру завтра что-нибудь!" - окончательно решил он для себя возникшую проблему и тут же позабыл о ней, захваченный предвкушением ждущего впереди эпохального события.
  Кастет ждал его во дворе старой облезшей четырехэтажной хрущевки с неряшливыми, завешанными стираным бельем балконами и мутными от пыльной грязи окнами. Он сидел на покосившейся лавочке у подъезда и вполне мирно пыхтел сигаретой. Сегодня в облике защитника Руси не было ничего героического и угрожающего, самый обычный парень, каких полно в любом московском дворе. Даже бритый наголо череп не смотрелся чем-то выдающимся на фоне простецкого спортивного костюма и домашних тапочек на босу ногу. Просто молодой бездельник вышедший покурить в свое удовольствие перед подъездом, подышать свежим воздухом пополам с никотином. Однако Вовку мирный облик его визави обмануть уже не мог. Видели совсем в других ситуациях! Подойдя, он, еще чуть робея, протянул для приветствия руку, тем самым опробованным в прошлый раз способом, и Кастет привычным жестом пожал ему локоть, мимоходом похвалив:
  - Молодец, быстро схватываешь!
  - А я вообще способный, - задиристо вздернув подбородок, ответил Вовка, подпустив в голос тщательно выверенную нотку легкой наглецы.
  - Ну-ну, посмотрим... - по лицу Кастета скользнула мимолетная тень улыбки. - Ладно, нечего здесь сидеть. Приглашаю в гости.
  Недокуренная сигарета ловким щелчком пальцев была отправлена в примостившуюся рядом урну, а сам бритоголовый до хруста в спине потянувшись, поднялся с лавочки и зашагал к подъезду. Шел, даже не оборачиваясь, абсолютно уверенный, что Вовка тут же последует за ним. Конечно, домашний мальчик Вова когда-то в раннем детстве имел беседу с родителями на тему недопустимости хождения на квартиры незнакомых людей, но сейчас явно был не тот случай, потому помявшись несколько секунд он все же шагнул на ступеньки крыльца. Ободранная рассохшаяся дверь, снабженная неожиданно мощной пружиной хлопнула за его спиной, навсегда отрезая выход обратно в прошлую беззаботную, простую и ясную жизнь. Вот только в тот момент Вовка еще не понимал этого. А если бы понимал, то возможно бросился бы тут же обратно. А может быть и нет... Как знать?
  Жил Кастет на третьем этаже в маленькой двухкомнатной квартирке. Несмотря на бедность обстановки и явную нужду хотя бы в косметическом ремонте, в квартире царили чистота и порядок, все вещи были аккуратно разложены по местам, создавая впечатление нахождения не в жилом помещении, а в отлично отлаженном производственном цехе, библиотеке или операционной. Порядок, конечно, дело хорошее и нужное, но конкретно здесь его было явно чересчур. Вовка даже остановился в нерешительности посреди прихожей, опасаясь что-нибудь задеть, или ненароком испачкать. Чутко уловив его настроение, видимо не впервые сталкивающийся с подобной реакцией гостей Кастет успокаивающе буркнул через плечо:
  - Не обращай внимания. Это мать моя извращается. Совсем сдвинулась на чистоте. Ходишь, как по музею. Потопали в мою берлогу. Да, чуть не забыл, разуваться не надо.
  Подавая гостю, пример он бесцеремонно зашлепал пыльными тапочками по натертому до зеркального блеска паркетному полу. Вовке ничего не оставалось делать, как последовать за ним. Правда он все же старался идти чуть ли не на цыпочках, чтобы лишний раз не следить.
  Берлога Кастета располагалась сразу за большой комнатой игравшей роль зала и являла по сравнению с ней разительный контраст. Сразу было понятно, что в этих двух комнатах живут совершенно разные люди, у каждого из которых имеется свой собственный мир, куда соседу ход заказан. Первое на что натыкался взгляд в комнате Кастета был огромный рисованный красками плакат, в центре которого стоял бритый наголо парень в высоких черных ботинках, сжимающий в правой руке бейсбольную биту, левой рукой он обнимал светловолосую девушку, прижимающую к груди младенца, рядом с ней присел на корточки рабочий в спецовке и оранжевой строительной каске, справа от бритоголового замер солдат в камуфляже. На заднем фоне дымили заводы, шли по полям комбайны, и вставало из-за горизонта ярко-оранжевое солнце. Над солнечными лучами кроваво-красными буквами горел девиз: "Когда мы вместе, нам все по силам!" Вдоль стены тянулись плотно заставленные книжные полки, сбоку притулился компьютерный стол с отражающим стремительно несущееся навстречу звездное небо монитором. У дальней стены аккуратно заправленная кровать, над ней крупномасштабная карта России, испещренная непонятными пометками и маленькими бумажными флажками на булавках. Особое внимание Вовки привлекли три пары белых шнурков повязанные на три вбитых прямо за дверью гвоздика. Еще один гвоздик вбитый рядом, сейчас пустовал, пока только ожидая свою пару. Уловив его взгляд, Кастет криво ухмыльнулся, непонятно заявив:
  - Смотри, смотри, молодой, когда-нибудь и у тебя такие будут...
  Вовка счел за лучшее более подробно не расспрашивать, что-то подсказывало ему, что за этими на первый взгляд вполне безобидными предметами кроется какая-то мрачная тайна, которую, если уж совсем честно, ему не слишком-то хотелось знать.
  - Присаживайся, - Кастет махнул рукой в сторону мягкого кресла с пепельницей на подлокотнике.
  Вообще, судя по въевшемуся в стены и мебель крепкому табачному духу можно было легко догадаться, что хозяин берлоги не часто утруждает себя выходами на улицу для перекура. Некурящий Вовка слегка поморщился, но изо всех сил старался не показывать вида, что ему неприятна затхлая прокуренная атмосфера. Кастет, небрежно скинув тапочки, с ногами забрался на кровать и, видимо сочтя на этом прелюдию достаточной, огорошил в Вовку лобовым вопросом:
  - Ну и что к нам привело?
  - Ну я... Это... В общем..., - жалко замямлил Вовка, чувствуя, что и в самом деле никак не может четко сформулировать, что он собственно забыл в этой провонявшей табаком берлоге.
  - Желание бороться за русскую национальную идею, наверное, - пришел ему на помощь едва заметно усмехающийся Кастет.
  Вовка облегченно вздохнув, быстро закивал, строго говоря, эфемерная национальная идея была не совсем тем, что он имел в виду, но сейчас он готов был согласиться и на это.
  - А ты хоть отдаешь себе отчет, к кому именно желаешь присоединиться в этой борьбе? - теперь в вопросе звучала неприкрытая ирония.
  Может быть, именно реагируя не нее, Вовка неожиданно даже для самого себя набычился и, резко кивнув головой, брякнул:
  - Отдаю!
  - Да ты что?! - притворно восхитился Кастет. - Так кто же мы тогда, по-твоему, такие? Просвети, сделай милость!
  - Ну... Это... - вновь замямлил Вовка, чувствуя себя полнейшим идиотом.
  - Ладно, не пыжься, - взмахом руки прервал его терзания хозяин берлоги. - Ты этого знать просто не можешь. Ибо привели тебя сюда не политические убеждения, а просто инстинктивный протест против засилья чуркабесов и цунарефов, наводнивших наш город. Ты просто впервые встретил тех, кто реально им противостоит и потому по молодой горячности тут же решил к ним присоединиться, не раздумывая над их мотивами и политической платформой. Так?
  Вовка обреченно кивнул. Мало того, что все было действительно именно так, он еще и поражен был неожиданно правильной и грамотной речью, услышать которую от уличного бойца никак не ожидал. Наслаждаясь произведенным эффектом, Кастет несколько томительных секунд молчал, а потом рубанул резким как выстрел вопросом:
  - О скиндхед движении что-нибудь слышал?
  Огорошенный Вовка вновь смог лишь кивнуть, да жалко пискнуть:
  - Это которые Гитлеру поклоняются...
  - Чего? - в голосе Кастета мелькнули жесткие металлические нотки. - Не повторяй чухню, если сам не разбираешься! Поклоняются идолам и богам. А скинхеды просто чтят память Гитлера, как одного из величайших арийских вождей. Понятно?
  - Понятно, - робко пискнул Вовка. - Но ведь Гитлер, он того... Ну, это...
  - Что "того", что "это"?! Сейчас ты мне будешь говорить, что Гитлер маньяк и убийца, развязавший самую кровавую войну в истории человечества, рассказывать о миллионных жертвах нашей страны в этой бойне и нести прочий пропагандистский вздор изобретенный фальсификаторами истории. Так? Так... Потому можешь не трудиться, все аргументы, которые ты можешь привести, мне прекрасно известны. Заодно и время сэкономим.
  - А что, разве это не правда?
  - Представь себе, нет. Точнее, правда, конечно, но далеко не вся. Вот как ты, например, считаешь, какой был выход у разгромленной в первой мировой войне Германии, разоренной униженной аннексиями и контрибуциями. Что она могла сделать, чтобы подняться с колен? Могло ли с этой задачей справиться продажное демократическое правительство, состоявшее сплошь из безыдейных казнокрадов, воров и взяточников?
  - Ну, я не знаю, - осторожно протянул огорошенный таким жарким натиском Вовка.
  - А тут не надо знать. Ты просто подумай. После поражения в войне к власти в Германии пришли демократы. Страна лежала в руинах, производство уничтожено, вся инфраструктура разрушена, золотой запас разграблен победителями. Отрезаны плодородные земли за Рейном. Казалось бы, государство полностью уничтожено, поставлено на колени. Да еще и наверху оказалась продажная клика мерзавцев и ублюдков, озабоченных лишь собственным безбедным житьем, набиванием карманов, за счет обнищания и гибели своего народа. Как ситуация, ничего не напоминает?
  Вовка молча закивал головой, напоминает, а то как же, даже ходить далеко не надо, выгляни в окно, увидишь ту же картину.
  - То-то же, - довольно улыбнулся Кастет. - Верно схватываешь, молодой. Сегодня мы почти в том же положении. Тоже проиграли войну, пусть не горячую, а холодную, но последствия ее не менее тяжкие. Правит нами та же самая продажная элита, для которой мы лишь быдло, рабочие скоты, которых нужно как можно эффективнее доить, добывая себе безбедную жизнь. Как думаешь, если вдруг сейчас откуда-нибудь с неба на Россию свалится золотой дождь, ну не знаю, прилетят вдруг добрые инопланетяне и подарят президенту самородок весом в сто пятьдесят тонн. Если такое случится, станем мы с тобой жить лучше?
  - Станем, наверное, денег же больше будет, - неуверенно проговорил Вовка, во все глаза глядя на пылающее вдохновением и праведным гневом лицо Кастета.
  - Хрен там! - торжествующе воздел палец к потолку тот. - Не станем, даже не надейся. Все будет разворовано той самой продажной элитой, что окопалась наверху. Просто они станут еще богаче. У них появятся золотые унитазы в туалетах и обои, отделанные натуральными бриллиантами, а нищие в подворотнях все так же будут умирать от голода и болезней. Не в деньгах дело, брат. Мы с тобой живем в самой богатой в мире стране! Но власть в ней захватили воры и ублюдки, вот в чем загвоздка. Как может быть так, что у нас чуть ли не самый низкий уровень жизни среди европейских стран, а Москва один из самых дорогих городов мира? Откуда деньги у тех, кто здесь живет, а? Как может быть так, что все иностранные курорты, просто стонут от сказочно богатых "новых русских", а учителя, врачи, офицеры едва не умирают с голоду. Где справедливость?
  Вовка потерянно молчал, оглушенный убийственной простотой приведенных аргументов.
  - Нет такого понятия "разруха", точнее есть, только это термин не объективный, а субъективный. Находящийся в людских головах. Как говорил профессор Преображенский, если я начну мочиться мимо унитаза, у меня в туалете наступит разруха. Так и здесь. Нет объективных причин для бедности, есть субъективное неправильное распределение богатств страны, выгодное окопавшимся наверху уродам.
  - А причем здесь Гитлер? - все же сумел вставить фразу в монолог увлекшегося скина Вовка.
  - Гитлер причем? А вот причем! В тридцатые годы, придя к власти в Германии, он дал своей стране национальную идею. Ту, что и обеспечила невиданный экономический подъем, впоследствии и давший возможность для ведения победоносных войн. А что такое национальная идея? Это в первую очередь единство по национальному признаку. То есть немецкий бродяга, ближе немецкому банкиру, чем, к примеру, другой банкир, но француз, или там англичанин. Понимаешь? Единство нации, направленное на созидательную работу ради ее величия. Когда правящая элита думает не о своем благополучии, а о процветании своей нации, читай своего народа, а значит и самой страны. Чувствуешь разницу? Это когда капиталист сознательно идет на сокращение личной прибыли, лишь бы обеспечить в достаточной мере своих рабочих, а те в ответ поднимают производительность труда до заоблачных высот. Это когда никто не смеет воровать у нации и страны, а тех, кто пытается это делать осуждает не только формальный суд, но и все сограждане. Когда вору и казнокраду никто не подаст руки, не захочет с ним общаться ни за какие деньги, потому что украл он не у абстрактного государства, а украл у народа, у нации, у тебя лично, как ее части. Ощущаешь разницу подходов? Весь феномен германского чуда был в создании новой бескорыстной правящей элиты, той, что смогла организовать и повести за собой народ к сияющей цели величия нации. Вот именно в этом и есть величайшее проявление гения Гитлера, как политика и организатора. Так почему же не использовать его опыт? Не отдавать должное его заслугам? Только потому, что он воевал против нашей страны?
  - Но ведь это не все, - попытался возразить Вовка. - Были ведь еще концлагеря, Хатынь, геноцид покоренных народов.
  - Не вали все в одну кучу, - наставительно произнес Кастет, сурово сдвинув брови. - Тут однозначного ответа нет. Замечу лишь, что товарищ Сталин в свое время устроил ничуть не меньший по масштабам геноцид собственного народа, что, по-моему разумению, гораздо отвратительнее и чудовищнее, тем не менее многие до сих пор считают его величайшим вождем всех времен и народов. А концлагеря, да, существовали, это факт, но подобные перегибы ничуть не умаляют заслуг фюрера в деле борьбы против мирового сионизма, за чистоту арийской расы. Кстати основные зверства при этом совершали не столько сами немцы, сколько предатели и наемники из числа самих покоренных народов, лишний раз доказывая тем самым, что они и есть именно недочеловеки о которых и писал в своей брошюре доктор Геббельс. Унтерменши.
  Вовку несколько покоробила такая трактовка вопроса, уж что-что, а ужас нацистских концлагерей, бывших истинными фабриками смерти, у него никогда не повернулся бы язык назвать просто "перегибами". Да и сама личность бесноватого фюрера в его представлении отнюдь не соответствовала тем сверкающим доспехам спасителя белой расы и гениального политика, в которые упорно облачал бывшего ефрейтора Кастет. Однако сегодня он решил не спорить и выслушать оппонента до конца, лишь подбросив ему пару вопросов на засыпку, долженствующих более-менее прояснить его позицию.
  - Ну ладно, оставим Гитлера, тут мне вроде бы все понятно. Я вот про разных там мигрантов хотел спросить, с ними-то вы боретесь, правда?
  - Правда, - разочарованно буркнул Кастет, явно недовольный столь пренебрежительным отношением к теме величия нацистского вождя. - Они же тоже представители низшей расы. Недочеловеки. А благодаря нашему антинародному правительству эти дикари сейчас поднимают голову, захватывают наши города, вытесняют русских с рабочих мест, пытаются контролировать розничную торговлю. А самое страшное, что они тут же начинают подтягивать сюда своих родственников, друзей, знакомых. Стоит одному чуркобесу закрепиться в русском городе, как не успеешь оглянуться, а он уже перевез сюда еще десятка полтора. Им же на хер ничего не надо, могут всем гуртом в однокомнатной квартире жить и на полу спать все вперемешку. А наши продажные менты их за взятки прописывают. Потом смотришь, а дети этих уродов уже бьют себя копытом в грудь, мы, мол, тут коренные жители, родились здесь и выросли, а значит это наша земля, мы здесь хозяева. Ну и творят само собой что хотят, пользуются тем, что менты у нас за копейки покупаются.
  - Вот и я так думаю! - с горячностью подхватил Вовка. - Надо как-то положить этому конец! Надо собрать митинг, раскрыть людям глаза! Надо написать открытое письмо правительству! Донести до него народную волю!
  - Ага, - презрительно скривился Кастет. - А еще обратиться в ООН, позвонить президенту Соединенных Штатов и в Лигу сексуальных реформ, им тоже интересно узнать будет. Не мели ерунды, молодой!
  - Почему ерунды? - обескуражено развел руками Вовка, беспомощно глянув на заострившиеся вдруг жесткие черты лица сидящего напротив скина.
  - Потому, - отрезал тот. - Ты что думаешь, правительству это все неизвестно? Думаешь, они там не в курсе про растущее влияние землячеств, про этническую преступность, про то, что в автономиях потихоньку разворачивается травля русского населения? Да они больше нас с тобой знают и все прекрасно понимают, вот только делать ничего не будут.
  - Но почему? Они же тоже живут в этой стране, их дети ходят по тем же улицам, где устраивают беспредел кавказцы! Почему они ничего не будут предпринимать?
  - Потому! Потому что этот процесс приносит им деньги! Потому что эти мутанты полностью уже переродились и мыслят другими категориями. Если кто из них и был русским по рождению, то давно уже позабыл об этом и спокойно продает своих соотечественников направо и налево. Дети? Да не смеши! Их дети разъезжают на престижных иномарках под охраной здоровенных мордоворотов. А когда здесь по-настоящему станет жарко и все эти Ахмеды и Мамеды заявят о своих правах на наши земли, вся эта продажная свора просто снимется отсюда и осядет где-нибудь в Монте-Карло. А мы, простые русские люди, захлебываясь в крови, будем разгребать последствия их толерантной национальной политики. Так уже было в Чечне! Там треть населения было русских, и что? Где они сейчас? Преданы собственным правительством, ограблены, убиты и изнасилованы. А этим пидорам все мало! Они тоже самое готовят для всей России. И так и будет, если не встать у них на пути!
  - Так что же делать? - дрогнувшим голосом спросил Вовка. - Должен же быть какой-нибудь выход?
  - Выход? - горько улыбнулся Кастет. - Выход один. Каждый должен съесть свой собственный кусок дерьма. Каждый должен чем-то пожертвовать в борьбе за свободу и независимость России. Маленький человек должен принести маленькую жертву, большой - большую. Но каждый, понимаешь, каждый должен хоть что-то сделать, а не сидеть сложа руки, ожидая чудесного спасения. Никто не даст нам избавления, не Бог, не царь и не герой, слыхал такое?
  - Добьемся мы освобождения своею собственной рукой, - как завороженный продолжил Вовка.
  - Вот-вот, - прервал его Кастет. - Потому мы и стараемся делать то, что можем. Бьемся с чертями, чтобы у них наша земля горела под ногами, чтобы не чувствовали они себя здесь хозяевами, понимаешь?
  - Как бьемся? - неуверенно переспросил Вовка.
  - Насмерть, - зло ощерился скин. - Насмерть бьемся. Это настоящая война, парень, с убитыми и ранеными. Вот только пленных здесь не берут, не принято. Такие вот дела.
  Вовка заметил, как Кастет при последних словах невольно покосился в сторону висящих на гвоздиках шнурков и тоже перевел на них взгляд. Снежная белизна резко контрастировала с темно-серыми обоями.
  - Вот, - тяжело выдавил скин. - За каждого наглушняк забитого черного скин покупает себе белые шнурки.
  - За каждого? - Вовку передернуло, противно заныло в низу живота, показалось вдруг, что стоит он у обрыва в мрачную сырую яму, перегнувшись через край, заглядывает в ее бездонную черноту. - Так это...
  - Да, - кивнул головой Кастет. - Трое на личном счету...
  
  
  
  Сейчас, в грязном заплеванном тамбуре пригородной электрички, Вовка, глядя на спокойное и безмятежное, даже какое-то отрешенное лицо Кастета живо вспомнил тот разговор и мысленно позавидовал вожаку. Конечно, имея такое за плечами, предстоящая акция, должно быть, кажется не более чем развлекательной прогулкой, выездом на пикник. А вот у него, Вовки всерьез дергаются, пульсируя противной мелкой дрожью колени, и все мышцы будто ватные, словно он вдруг превратился в мягкую тряпичную куклу, безвольную и безобидную. Вагон мотылялся на рельсах, поезд все набирал и набирал ход, уносился вдаль бетон станционного перрона.
  - Ну что, камрады, все помнят как действовать?
  Кастет, хищно прищурившись, оббежал соратников внимательным взглядом.
  - Д-да..., - злясь на себя за это неуместное заикание, еле выдавил Вовка.
  Остальные солидно кивали, Меченый с видом оскорбленного достоинства, молча пожал плечами, стоило мол, спрашивать о такой ерунде, само собой всем все понятно.
  - Хорошо. Тогда двинулись помаленьку, славяне. Перун с нами!
  Упоминание древнего языческого бога-громовержца было отнюдь не случайным. Как выяснил недавно Вовка в команде большая часть бойцов совершенно серьезно придерживалась язычества, исповедуя вместо привычного на Руси православия культ покровителя воинов Перуна. Конечно, никто из них толком не знал, какие при этом должны производиться обряды и в чем собственно суть служения столь одиозному божеству, но недостаток энциклопедических знаний древних верований с лихвой возмещался горячим энтузиазмом новоявленных идолопоклонников и богатой фантазией. Как вскоре понял Вовка, культ Перуна был хорош лишь тем, что в понимании скинов как бы противопоставлял их традиционной религии, выделял из лавинообразно возросшей за последние годы в стране массы верующих, еще вчера числившихся записными атеистами. Так что показное язычество скинов в данном случае было просто своеобразной формой протеста против ханжеского использования православия лицемерными толпами "внезапно прозревших" сограждан. Однако вдаваться в тонкости древнего славянского культа, читать специальную литературу, разбираться в хитросплетениях огромного пантеона забытых ныне богов никому всерьез не хотелось, так что даже самые ярые язычники чаще всего ограничивались ношением на шее стилизованного знака "солнцеворот", да употреблением к месту и не к месту ритуальных фраз с упоминанием бога-громовержца. Вот и сейчас Кастет почти автоматически призвал на помощь древнеславянского покровителя воинов, а руки нескольких бойцов привычно нырнули за пазухи, чтобы коснуться нательных "солнцеворотов" подпитываясь от них энергией необходимой в предстоящей схватке.
  В вагон заходили аккуратно, стараясь заранее не всполошить будущую жертву. Худощавый жилистый Арий неспешным прогулочным шагом направился к стоп-крану и вроде бы случайно плюхнулся на свободную лавку рядом с ним. Все теперь можно быть уверенным, что любой активист "общества защиты черномазых" сможет добраться до выкрашенной в красный цвет рукояти только через его труп. Кто-кто, а уж Арий-то парень надежный, не раз проверенный делом. Пухлощекий, с виду абсолютно безобидный увалень Клепа смешно переваливаясь с ноги на ногу, подплыл к кнопке вызова милиции и расслабленно потянувшись, облокотился рядом с ней на стену вагона. Все. Блокировка проведена чисто.
  Негр вовсю идущих вокруг него приготовлений не заметил, насосавшись баночного пива, он мирно дремал на своей лавке, не обращая никакого внимания на происходящее. Пользуясь этим скины расселись вокруг него и на соседних лавках, вздрагивающий от страха и нетерпения Вовка занял позицию сзади, прямо напротив покрытого жесткими кучеряшками затылка черного. Тем не менее их маневры не остались незамеченными пассажирами вагона, бабульки-дачницы разом прекратили свои пересуды недоверчиво следя быстрыми горящими неподдельным интересом глазенками за бритыми наголо парнями, методично окружающими спящего негра. Один из потертых мужиков, долго решался, Вовка как в раскрытой книге читал по его лицу боровшиеся внутри чувства, потом все-таки встал изо всех сил стараясь казаться абсолютно равнодушным, и направился к выходу из вагона. Решил сбежать от греха подальше. Может быть, его бы и отпустили с миром, если бы не шарнирная деревянность якобы непринужденной походки, не сквозивший в каждом движении животный ужас. Обостренное чутье охотников в такие моменты улавливает чужой страх на уровне инстинктов. А перепуганный пассажир в планы Кастета никак не входил, мало ли что он может натворить с испугу, оставшись без контроля. Вдруг еще ментов надумает вызвать, расхлебывай потом. Коротким жестом вожак указал на бредущего к выходу мужика Пеплу, тот понятливо кивнул и двинулся на перехват.
  - Ты куда это собрался, дядя?
  Не смотря на вроде бы доброжелательный тон вопроса, тяжелая рука легшая на плечо не оставляла никаких сомнений в серьезности намерений вопрошавшего. Мужик вздрогнул всем телом и едва заметно просел в коленях.
  - Да я это... Того... Покурить хотел... Вот..., - едва слышно пролепетал он, искательно заглядывая в прищуренные глаза остановившего его скина.
  - Курить в электропоездах запрещено, дядя, - наставительно произнес Пепел, буравя его пристальным взглядом. - Минздрав предупреждает.
  - Что-то душно мне, подышать бы... - все еще не сдавался мужик.
  - Сядь, где сидел, - задушенным голосом произнес Пепел и, растянув уголки губ в больше похожей на оскал улыбке, неожиданно просительным тоном добавил: - Пожалуйста.
  Трудно сказать, что сильнее подействовало: явная угроза, звучавшая в голосе скина, или эта вот мертвая улыбка, без участия остающихся холодными и злыми глаз, но мужик окончательно потеряв волю даже к пассивному сопротивлению, медленно шаркая ногами, будто враз постарев лет на десять, направился к своей лавке.
  Произошедший посреди вагона короткий инцидент наконец привлек внимание и влюбленной парочки. До этого момента они увлеченно целовались, с великолепным презрением игнорируя все происходящее вокруг. Теперь, похоже, дошло. Девушка, со страхом глядя на агрессивно и целеустремленно блокирующих вагон бритоголовых, прижалась к парню, инстинктивно стараясь укрыться за его спиной. Парнишка, с виду отнюдь не атлет, все же выпятил на показ грудь и расправил чахлые плечи, однако в его беспокойно бегающих из стороны в сторону глазах Вовка без труда прочел страх. Похоже, абсолютное спокойствие в вагоне сохранял только беспечно дрыхнущий негр. Ситуацию следовало как-то разрядить и чем быстрее, тем лучше. Неконтролируемая паника среди пассажиров отнюдь не входила в планы бригады.
  - Уважаемые русские пассажиры вагона! - Кастет, подняв вверх для привлечения внимания правую руку, вышел на середину грязного пыльного прохода между сиденьями.
  Говорил он в полный голос, и негр наконец-то проснувшись, беспокойно заворочался на лавке, неожиданно обнаружив, что он окружен злорадно ухмыляющимися ему бритоголовыми.
  - Уважаемые пассажиры, - не обращая на него внимания, продолжал меж тем Кастет. - Прошу вас сохранять спокойствие и проявить выдержку и понимание. Сейчас здесь будет проведена акция по очистке русской земли от инородной мрази, на ней паразитирующей. Никому из русских пассажиров никакого вреда причинено не будет. Потому прошу всех оставаться на своих местах и не мешать нам работать. Заранее благодарю вас за понимание и поддержку.
  Пассажиры настороженно молчали, внимательно следя за вожаком скинов. Окинув их напоследок пристальным взглядом и, похоже, удовлетворившись результатами осмотра, Кастет развернулся к виновнику торжества, беспокойно ерзающему на лавке.
  - Зря ты приехал из своей Африки, обезьян, - с притворным сочувствием произнес скин, придвигаясь к негру поближе. - Побьют тебя здесь.
  Негр собирался что-то ответить, толстые губы даже успели шевельнуться, пытаясь вытолкнуть какие-то слова. Но стремительно свистнувший в воздухе тяжелый ботинок врезался черному прямо в ухо, заставив подавиться начатой было фразой.
  - Бей!
  Откуда-то сзади в воздух взлетели сразу две тяжелые ременные пряжки и обрушились на череп закрывающегося руками негра. Густо брызнула во все стороны ярко-алая кровь. Пепел, вскочив на спинку сиденья и удерживаясь руками за полочку над окном, раз за разом молотил ногой черному по лицу, по закрывающим его рукам, по плечам, по шее... Остальные тоже старались не отстать. Каждый пытался протиснуться к врагу, хоть раз приложиться тяжелым ботинком или заточенным ребром ременной пряжки. В результате скины только мешали друг другу, не давали развернуться, по-настоящему сильно ударить. Негр несмотря на град сыплющихся со всех сторон пинков и затрещин сумел все же подняться на ноги и пользуясь тем, что массой своей намного превосходил любого из нападающих рванулся в проход, силясь выскочить из ставшего смертельной западней вагона. И это ему почти удалось. Одним движением отшвырнув легкого Вжика, плечом оттолкнув Меченого, он все-таки вывалился в центральный проход, и уже совсем было наладился бежать, но ловко подставленная Кастетом подножка свалила его на пол.
  - На, сука!
  Кастет, высоко подпрыгнув, приземлился обеими ногами в тяжелых ботинках прямо на грудь негру. Тот утробно взвыл, в груди что-то мерзко хрустнуло, с противным хлюпом оборвалось. Отчаянно на одной визгливой ноте заверещала в углу вагона девчонка, забилась в истерике, закрывая глаза ладонями.
  Вовка стоял как зачарованный, глядя на происходящее рядом. Ужас невероятно жестокого избиения парализовал его, и он впал в некое подобие ступора, смотрел на себя беспомощно замершего посреди вагона, будто со стороны. Негр уже не кричал, а лишь глухо ухал, после каждого удара, сопротивляться он больше не пытался, не пытался даже закрыться, а вошедшие в раж скины месили его упавшего тяжелыми ботинками. Будто даже не били, а просто втаптывали в пол вагона, размазывали по нему, словно делали тяжелую напряженную работу. Вовка слышал их тяжелое, хриплое дыхание, невнятный мат и короткие яростные вскрики. Они будто виноград ногами давят, пришла в голову дурацкая мысль. Он даже засмеялся коротким нервным смехом, вспомнив картину из учебника истории - древние виноделы мнут босыми ногами яркие сочные ягоды, сок струится в подставленные заранее амфоры. Здесь тоже струилось... ботинки бойцов, подвернутые синие джинсы, рукава курток, были сплошь заляпаны темными сгустками крови щедро разлетавшейся во все стороны.
  - Бей!
  Уставшую, замотавшуюся пару сменила другая, потом еще и еще раз. Негр больше даже внешне не походил на человека. Так, окровавленный, распухший кусок мяса. Больше на удары он не реагировал. Может быть умер? Вовка искренне пожелал, в тот момент, чтобы так оно и было. Пусть он будет мертв, пусть избавится, наконец, от этих мучений, от этой дикой боли. Колыхнулась где-то внутри робкая мысль, что все это не правильно, что вовсе не такой должна быть война за освобождение русского народа, не так должны выглядеть жертвы, и вовсе не этот невесть в чем провинившийся негр в принципе должен попасть в категорию жертв. Он даже почти понял уже в чем ошибка, неправильность происходящего, но тут его резко дернули за руку.
  - Давай сюда, молодой! А ну расступись, пропустите, ну!
  Раскрасневшийся, с горящими глазами Кастет, расталкивая толпящихся вокруг распластанного на полу тела скинов, тащил Вовку за собой. Бритоголовые послушно расступались, пропуская их вперед. В первый момент Вовку чуть не вывернуло наизнанку от ударившего в нос сладковатого запаха свежей крови, наверное, так должно пахнуть на бойнях, отстраненно подумал он, чувствуя как вязкий тошнотный ком, то подкатывает к самому горлу, то вновь проваливается в желудок. Все происходило будто в тяжелом предутреннем кошмаре, когда твое тело тебе будто бы и не принадлежит, не повинуется, действуя само, подчиняясь чужой и недоброй воле. Вовка все видел, все понимал, но не в силах был что-либо предпринять, ощущая себя скорее зрителем жуткого фильма, чем всамомделишным участником происходящего. Что-то говорил Кастет, ободряюще хлопал его по плечу Пепел, криво улыбался, оскаливая зубы Меченый. Он не слышал их, внезапно кто-то невидимый выключил звук, превратив окружающую реальность в сцену из старого немого кино. Невесть откуда у него в руке оказалась рукоятка отвертки, удобно легла своим резиновым телом в ладонь. Окружившие его со всех сторон скины смотрели с болезненным любопытством, напряженно ждали от него каких-то действий. Чего они ждут? Чего хотят от меня?
  - Бей! - команда резким щелчком бича пробивается сквозь немую завесу.
  В голосе столько повелительной власти, что ему просто невозможно не подчиниться. Тело движется само, без участия мозга, не спрашивая разрешения у смотрящего страшный фильм Вовки, да и что толку спрашивать о чем-то безвольного зрителя никак не могущего повлиять на процесс?
  - Бей!
  Четырехгранное жало крестовой отвертки бестолково тычется в вяло колышущуюся грудь негра не в силах прорвать одежду, погрузиться в горячую живую плоть.
  - Бей! Ну же! - голос дрожит от ненависти и ярости.
  Ненависти к нему, ярости вызванной тем, что он такой неумелый и бестолковый. Где-то в груди начинает шевелиться, разрастаться как снежный ком холодный, липкий страх. Удары становятся чаще и сильнее, но все равно, цветастая рубашка негра, покрытая бурыми кровяными потеками не поддается, вдавливается в кожу вместе с жалом отвертки, никак не желая прорываться.
  - Не так же! Вот как!
  Чужая рука одним ловким рывком задирает рубашку негра, обнажая дряблый заляпанный кровью живот. И здесь кровь! Почему так много крови? Ловкие пальцы перехватывают его вялую потную ладонь на рукояти отвертки, направляют и усиливают удар.
  - Вот так эту суку! Вот так! - торжествующе ревет в ухо голос.
  Отвертка легко входит в плоть, с хрустом разрывает кожу, с хлюпаньем вылетает назад, и вновь погружается внутрь чернокожего тела, выдавливая из раны рядом струю темной печеночной крови. "Несколько дырок в печени. Если не будет срочной медицинской помощи не жилец, - отстраненно сообщает кто-то в мозгу. - Внутреннее кровотечение, резкое падение давления, смерть". Взлетает в воздух отвертка, чужие пальцы поверх собственной ладони направляют ее убийственный полет. "Смерть, смерть, смерть", - монотонно твердит в мозгу голос. Он все дальше и дальше и окровавленное жало отвертки начинает кружиться перед глазами, а потом невероятно уютный и мягкий пол вагона нежно тыкается в лицо, принимает в свои объятия распростертое тело. Издалека, как сквозь вату долетают какие-то слова, ничего не значащие сейчас фразы, смысл которых все равно никак не доходит до сознания:
  - Готов, чернозадый, медицина бессильна!
  - Смотри, смотри, молодой, поплыл!
  - Эй, поддержите его, упадет же сейчас!
  - Держи, тебе говорю!
  - Ничего, отойдет, просто обморок с непривычки. Бывает, а так молодец, мужиком себя показал.
  - Эй, бяшка, очнись! Ну! С белыми шнурками, камрад! Хорошо начинаешь!
  Вовкой овладело странное состояние, он вроде бы все понимал, видел и слышал и в то же время как бы отсутствовал в этом мире, звуки доходили до него словно сквозь вату, движения воспринимались резкими дискретными вспышками при которых люди замирали в неестественных невозможных позах, мысли же и чувства как будто полностью атрофировались, проносясь через мозг безудержным сквозным потоком, не задерживаясь там и не оседая. Он видел, как Пепел и Меченый глухо матерясь от усердия раз за разом тычут кованными каблуками ботинок в оконное стекло, видел, как оно постепенно покрывается сетью трещин, прогибается под их ударами, валится осколками наружу. Видел, но не мог сообразить, зачем они это делают. Видел, как бьется в истерике, заламывая руки, девушка в конце вагона, как некрасиво трясется в нервном тике ее перемазанное потекшей косметикой лицо. Видел неудержимо блюющего стоя на четвереньках между сиденьями мужика, того самого, что порывался уйти из вагона. Забившихся в угол, прижавшихся к окнам старушек, одна из которых кажется, была в обмороке. Он все это видел, но эти картины проходили мимо его сознания, ничуть его не цепляя.
  И лишь когда Меченый с Пеплом подхватили под мышки окровавленный изуродованный труп и поволокли его к выбитому окну, он вдруг в полной мере ощутил весь ужас только что происшедшего, осознал свою роль в этом кошмаре. И так это понимание ударило по и без того предельно натянутым нервам, такая бездна разверзлась вдруг внутри, что Вовка отчаянно взвыл по-волчьи, не в силах сдержать обрушившихся враз на него тоски и страха. Взвыл, в отчаянии кусая до крови губы, языком ощущая ее противный металлический вкус, понимая, что все, прошлая жизнь кончилась, обратной дороги теперь нет. Грань, отделявшая его от солнечного мира нормальных людей, осталась далеко позади, отброшенная назад перейденным сейчас извечным запретом божеским и человеческим. "Не убий!" Теперь эта заповедь тяжким мельничным жерновом повиснет у него на шее навсегда, на всю жизнь, оставляя на его теле ясно видимое Каиново клеймо. Навсегда!
  Меченный и Пепел, кряхтя и досадливо сплевывая, выпихивали тело черного в окно.
  - Здоровый черт, ишь, отожрался на наших харчах, ни хрена не лезет.
  - Пихай, давай, нельзя его здесь оставлять. Иначе менты сразу на хвост сядут, а так пока найдут, пока сообразят.
  - А эти? - Пепел приналег плечом, одновременно мотнув головой в сторону пассажиров.
  - Эти? - подошедший Кастет презрительно усмехнулся. - Эти молчать будут как рыбы, не видишь у них уже штаны мокрые. Ну разве что бабки чего-нибудь скажут, но бабкам не поверят. Так что пихай сильнее. Если его здесь не найдут, то считай ничего и не было.
  Видимо воодушевленные этим напутствием Пепел и Меченый налегли сильнее, и труп чернокожего, наконец, нехотя перевалился через край окна, на прощанье тяжело бухнув снаружи по стенке вагона.
  Все было настолько пронзительно буднично, настолько неправильно, что Вовка даже замолк, подавившись своим воем, до боли кусая заткнувший рот кулак. Они вели себя так, будто ничего особенного не произошло, будто не обрушились только что враз все незыблемые устои мироздания, будто это не они несколько минут назад на этом самом месте убили человека. Убили, не прячась, на глазах кучи свидетелей. Происходящее просто не укладывалось в голове, казалось сценкой из пьесы абсурда, так не могло быть, просто не должно было.
  - Пойдем, молодой, хватит рассиживаться, - ладонь Кастета легла на плечо. - Ты молодец, отлично себя показал. А сейчас через пару минут будет станция, нам желательно сойти, не стоит здесь задерживаться, пойдем.
  Ничего не видя перед собой, будто сомнамбула, Вовка поднялся и послушно пошел вслед за вожаком, лишь один раз он оглянулся на выбитое окно в другом конце вагона, на потеки крови под ним. По проходу гулял свежий ветер, вынося наружу тяжелый запах бойни, заменяя его душистым хвойным духом еловых лесов мелькающих за окном. Электричка замедляла ход, впереди была станция.
  
  
  
  Фашист открыл глаза, по зрачкам острым скальпелем резанула яркая голубизна нереально чистого неба. Он инстинктивно зажмурился, под закрытыми веками мелькнули сполохами алые вспышки. Алое на черном... Так похоже на кровь текущую по темной бархатной коже. Тот негр в электричке стал его первой жертвой, первой и потому, наверное, наиболее памятной. Частенько возникавшей из небытия, тревожившей память. После него были другие, достаточно много, лиц некоторых из них Фашист не помнил, или просто не видел. Они сливались в длинную безликую череду призраков, медленно бредущих перед мысленным взором. Бесплотные тени, не пробуждающие в душе никаких эмоций, ни страха возмездия, ни угрызений совести. Совесть вообще его не мучила, он никогда не убивал просто так, не убивал ради наживы, или для удовольствия. Каждая жертва была необходима, становилась очередной пусть маленькой ступенькой на пути к ведущей его великой цели. Каждый выстрел, взрыв, удар ножа был морально оправдан. Вот только тот первый все не давал ему покоя, бередил душу, возникая из черной пропасти небытия всякий раз, когда Фашисту вновь предстояло отнять чью-то жизнь. Как это было сейчас... Для себя, привыкший искать во всем положительные моменты Фашист, решил, что это хорошая примета, предвещающая успех очередной операции. Решил и заставил себя в это поверить. А однажды даже рассказал об этом Волку. Неумеренно залитая в организм после очередной операции водка вынудила поделиться с напарником. Старый диверсант лишь молча покрутил пальцем у виска и так глянул, что дальнейшая откровенность оказалась просто невозможной, слова будто застыли в горле.
  Фашист энергично мотнул головой, отгоняя неприятные воспоминания, совершенно лишние перед боем, и перевернулся на живот. Бездонная небесная синь крутнулась, уходя вверх, и на ее месте перед глазами оказались сочные заросли зеленой травы, густо покрывавшие гребень холма. Далеко внизу петляла разбитая гусеницами грунтовка, вдаль до самого горизонта простиралась иссеченная темными шрамами оврагов, покрытая пятнами оливковых рощ равнина, замкнутая с двух сторон крутыми стенами высоких холмов. Узкое дефиле, в котором исчезала грунтовая дорога, находилось за спиной Фашиста, дальше за ним открывалась прямая дорога на Бинт-Джебейль, один из основных оплотов "Хизбаллы" в Южном Ливане, мощный укрепленный пункт, о гарнизон которого должны были обломать свои гнилые зубы жидовские батальоны. Но кто сказал, что нужно ждать врага пассивно сидя в укрытии? Нет, друзья, современная оборонительная тактика должна быть маневренной и активной. Потому целый рой мелких групп специального назначения Аппарата центральной национальной безопасности, подобно туче жалящих не смертельно, но чрезвычайно больно москитов, выплеснулась вперед, навстречу боевым порядкам наступающего врага. Интернациональная группа с позывным "Голубь" отнюдь не была исключением. Как сказал Волк, доводя личному составу очередное задание руководства: "Под сидячую жопу доллар не кладут!". В тактике и стратегии предстоящих операций их никто не ограничивал, никто не навязывал никаких оперативных планов. Группа была в свободном поиске. Чем больнее ужалит маленький москит, тем больший гонорар в итоге получит, а выбрать место для укуса уже его личное дело.
  Это узкое дефиле между поросшими редким кустарником и молодым подлеском холмами они нашли совершенно случайно. Еще когда проезжали мимо впервые опытным взглядом оценивший ландшафт Волк подмигнул меланхолично насвистывавшему какой-то нацистский марш Фашисту.
  - Видал? Вот в таких местах партизаны твоим партайгеноссе так по пятой точке накладывали, что те потом сидеть не могли.
  - Ну да, ну да, слыхали, как же, - охотно поддержал тему Фашист. - Вот интересно только, кто же тогда, к примеру, дивизию Ковпака в непроходимые горы загнал. Те самые с отбитой пятой точкой, или другие какие? Ты же, дядя Женя, поди, историю разведки в свое время изучал? Неужто про немецких егерей и ягдкоманды ничего не рассказывали, или позабыл?
  - Ладно, белокурая бестия, может и войну твои любимые фрицы случайно проиграли? - нахмурился Волк, не любивший даже косвенных напоминаний о своей прежней жизни, той в которой ему читали историю разведки.
   - Проиграли, - неожиданно легко согласился, разряжая обстановку Фашист. - С этим не спорю. Но дрались лихо и достойно уважения.
  - Ага, только над пленными при этом издевались, и мирное население расстреливали почем зря.
  - И это было, - равнодушно пожал плечами Фашист. - Так этого на любой войне хоть ложкой ешь. А то наши не зверствовали в Германии...
  - Исторических фактов не отмечено, - буркнул все еще дующийся на напарника Волк.
  - Да какие тебе факты нужны? - удивился Фашист. - Сам представь себя на месте тех, кто столько лет на фронте, да по своей земле под пулями, да на сожженные деревни и разрушенные города глядя. Ты бы, что на их месте сделал, до чужого дорвавшись? Молчишь? То-то...
  Волк отвернулся к окну, разговор стал ему откровенно неприятен. Его вообще довольно часто шокировали воззрения младшего товарища на казалось бы ясные любому первокласснику и совершенно бесспорные для самого Волка вещи. Однако дискутировать всерьез сейчас не хотелось, давно успел уже прочно для себя усвоить, что переубедить Фашиста ему не под силу, не хватает знаний, логики и фундаментального образования. Более эрудированный и как видно собаку съевший на подобных диспутах Фашист легко разбивал его самые крепкие аргументы, камня на камне не оставляя от вроде бы незыблемых на первый взгляд логических построений. Не то чтобы ему удавалось в чем-то убедить самого Волка. Но вот это чувство глупой беспомощности, когда тебе в глаза говорят, что черное, это белое, а ты никак не можешь доказать оппоненту обратное, выводило разведчика из себя, нервировало, лишая душевного равновесия. Потому в подобные споры он по мере возможности старался не вступать, на корню пресекая попытки Фашиста втянуть его в очередную дискуссию. Вот и сейчас, едва разговор свернул на опасную зыбкую почву оценки итогов Второй Мировой, Волк предусмотрительно замкнулся, молча глядя в окно на стремительно летящие вдаль холмы.
  Фашист продолжил было насвистывать свой марш, но быстро замолчал, растеряв подходящее настроение. Абды, как всегда, молча таращились с заднего сиденья в ожидании команд руководителей группы. В салоне машины сгустилась недобрая, напряженная тишина. Нарушил ее первым все же Фашист, неуютно поежившись, он, как ни в чем не бывало, заявил, подтолкнув старшего товарища локтем:
  - А у тебя я гляжу, глаз алмаз, Волчара! Реально, место для засады самое то. Танковый батальон вдвоем остановить можно. Завидую я тебе, так сходу поляну срисовать без ошибок уметь надо.
  - То-то же, - ворчливо произнес разом оттаявший Волк, тщетно пытаясь скрыть, насколько приятна ему грубоватая похвала напарника. - В том и есть главное отличие разведчика от обычного лопуха-пехотинца. Все надо примечать, мало ли, пригодится.
  Тогда командир "голубей" даже представить себе не мог насколько пророческими окажутся эти его слова. Осторожно ползущую колонну изиков они засекли буквально через десяток километров. Две "меркавы" и тяжелые "накпадоны" с пехотой явно направлялись в Бинт-Джебейль и миновать удобное для засады дефиле у них не было ни малейшей возможности. Почему командир израильского подразделения избрал именно эту дорогу, сказать было трудно. Возможно, не слишком внимательно изучил карту, может, не ждал от ливанцев такой прыти, рассчитывая встретить какое-либо сопротивление только в самих городских кварталах, или просто получил подробные указания из вышестоящего штаба и скрупулезно их выполнял, справедливо полагая, что начальству всегда виднее, даже если смотрит оно из кабинета. Впрочем, сейчас причина, подвигнувшая командира изиков на такой шаг, уже никакого практического значения не имела. Идея пришла Фашисту и Волку одновременно. Вот оно болезненное место для укуса!
  - Дефиле! - прошептал Фашист, не отнимая от глаз полевого бинокля.
  Приближенные полевой восьмикраткой так, что казалось, протяни руку и можно будет дотронуться до запыленной брони, танки уверенно ползли по грунтовке, следом ковыляли, переваливаясь с обманчивой неуклюжестью "накпадоны".
  - Точно, - согласился Волк. - Батальон, не батальон, а этим там качественно кровь пустить можно. Тысяч на десять зеленых не меньше.
  Фашист криво ухмыльнулся и щелкнул пальцами.
  - Ага, и десятка на два поганых "жидов"! Приятное с полезным, прямо как отпуск в хорошем санатории, а?
  - Ох, не любишь ты людей, Фаш, не любишь... - нарочито укоризненным тоном подначил напарника Волк.
  - Людей люблю, - совершенно серьезно отозвался Фашист. - Вот только те, на броне, не люди. Скорее наоборот...
  Волка в очередной раз покоробила циничная откровенность напарника, но вновь сочтя за лучшее не вступать лишний раз в спор, он, ничего не сказав, отвернулся.
  Теперь они ждали, наскоро оборудовав позицию на склоне. Колонна ползла не быстрее тридцати километров в час, так что до расчетного времени прибытия ее в точку встречи оставалось еще прилично. Даже учитывая то, сколько они возвращались назад, время, затраченное на подготовку позиций и сюрприза внизу на дорожном полотне, они вполне успевали еще неспешно попить кофе, словно английские джентльмены периода колониальных войн, всегда воевавшие с максимальным комфортом. Кофе впрочем, отсутствовал в принципе и несколько глотков теплой нагретой беспощадным ливанским солнцем воды из походной фляге были неважной заменой благородному напитку.
  Наконец колонна показалась внизу, вынырнув на открытое пространство из-за небольшой оливковой рощицы. Два танка, шесть "накпадонов" и "хаммер" головного дозора впереди.
  - Блядь! - с чувством выругался Фашист. - Вот тебе и весь сюрприз полетел к херам!
  Волк тоже досадливо сжал зубы. Еще бы! Первоначально дозорного джипа они не заметили. Толи просмотрели издалека теряющегося на фоне солидной бронетехники малыша, толи он в тот момент шел в общем боевом порядке. Но теперь дозор рождал серьезную проблему. Дело в том, что Фашист с Абдами на скорую руку подготовили у самого входа в узкое дефиле танковую ловушку - мощный гаубичный снаряд с навеской из пластита, управляемый подвешенным на подходящих ветках реле, на фотоэлементах. Как только шедший впереди танк войдет в дефиле - хлоп! Мощный взрыв и ловушка захлопнется. До тех пор пока покалеченного бронированного монстра не смогут оттащить в сторону колонна дальше не пройдет. А если добавить сюда еще энергичный огневой налет, по тем, кто попытается этим заняться, то можно гарантировать задержку минимум на день. А в условиях современной войны, день простоя - очень большой срок. Однако, все планы на корню порушил невесть откуда взявшийся впереди колонны "хаммер". Фотоэлементы были пристроены с таким расчетом, чтобы гарантированно сработали при проходе бронетехники, то есть на высоте где-то около метра. А им без разницы кто закрыл на миг свет - мощный танк, или юркий подвижный "хаммер", сработка будет что так, что так. Вот только никакой помехи движению колонны подорванный внедорожник не создаст. Затора, в результате которого колонна должна была стать удобной мишенью, не получится. В таких обстоятельствах в бой даже ввязываться не стоило, разумнее было, не обнаруживая себя отойти от греха подальше. Вот только подорванный патрульный джип и танк это две большие разницы в деньгах. А от денег ох как не просто отказываться, особенно, когда уже твердо настроился их получить. Эх, непруха! Волк от расстройства даже хлопнул кулаком по прикладу своего автомата, чего обычно себе никогда не позволял. Уважал оружие, считал, чуть ли не живым существом, способным понимать ласку и отомстить за обиду. Но тут уж не сдержался, прорвало! Лежавший рядом Абд-второй даже покосился на него удивленно, не водилось раньше такого за командиром.
  Над головой грохнуло, взвыло мощным трубным гудом. Звено блеснувших серебром крыльев на солнце штурмовиков прошло на север. Полетели бомбить одним им известные цели в глубине ливанской территории. Истребители-бомбардировщики - маарах крав, на иврите. Пользуются тем, что у Израиля абсолютное превосходство в воздухе, идут на бреющем, ничего не опасаясь, ни от кого не прячась. В первые же дни войны израильская авиация нанесла весьма чувствительные удары по объектам "Хизбаллы", а заодно и по всей инфраструктуре Южного Ливана. Пытаясь предотвратить вывоз в глубину страны захваченных в приграничье заложников израильские пилоты весьма успешно бомбили мосты через реку Литани, разрушали ведущие на север дороги. Противопоставить воздушной войне ливанцы могли только устаревшие средства ПВО: пушечные зенитные установки, крупнокалиберные пулеметы, да несколько десятков ПЗРК. Этих сил было явно недостаточно для организации прикрытия от воздушного противника, потому израильская авиация чувствовала себя в небе Ливана вполне комфортно. Даже умудрялась охотиться в приграничье за отдельными мелкими отрядами боевиков и их транспортом.
  Самолеты с ревом пробили насквозь маленькое белое облачко у самого горизонта и уже должны были исчезнуть вдали, растворяясь в необъятном воздушном океане, как гул их турбин вновь стал нарастать. Штурмовики возвращались. К чему бы это? Что они здесь увидели такого, что заставило их отклониться от курса, оставив на время выполнение полученной задачи. Фашист, возбужденно завозившись в своем окопчике, потянул Волка за рукав, указывая пальцем в сторону ползущей по дороге колонны. Волк недовольно развернулся. Ну что там еще?
  А посмотреть действительно было на что! Как раз сейчас, в тот момент, когда над ней проходили самолеты, колонна втянулась в поросшую по краям кустарником неглубокую балочку, совершенно скрывшись от глаз пилотов. Зато головной дозор, далеко оторвавшийся от основных сил, браво пылил по открытой местности у самого входа в дефиле в гордом одиночестве.
  - Смотри! Смотри! Самолеты возвращаются! - возбужденно шипел прямо в ухо Фашист. - Они приняли их за боевиков, чуешь?! Сейчас вмандячат по своим, к попу не ходи! У них приказ уничтожать одиночные машины!
  - Да ладно, должно же у них быть что-то типа опознавателя "свой-чужой" иначе они своих уже целую кучу бы наколбасили, - с сожалением качнул головой Волк. - На худой конец, прежде чем долбить запросят по связи штаб. Не, так слишком хорошо было бы, не ударят они, не надейся...
  - Херня, мы им сейчас чуть-чуть подмогнем, - горячечно шептал Фашист, лихорадочно роясь по карманам разгрузки. - Ну, где же вы? Идите к папочке...
  - Эй-эй! Ты чего хочешь сделать? Погоди! - забеспокоился Волк, видя, как напарник одну за другой тянет из кармана сигнальные ракеты.
  - Не ссы в компот, нормально все будет! Не ссы! - грубо отпихнул его Фашист, переворачиваясь на бок и готовя к пуску первую ракету.
  Два штурмовика, изящно развернувшись, на бреющем подходили к замершему на дороге "хаммеру". Водитель, похоже, тоже осознал грозящую ему опасность и остановил машину, показывая, что не собирается бежать и прятаться. Что свой он, свой! Скорее всего, ему бы удалось убедить в этом пилотов, да и не ударили бы они без полученного с базы подтверждения. В любом случае должны были убедиться сначала, что своих войск в этом районе нет. Не ударили бы, но... Это "но" очень часто вмешивается в человеческую жизнь, необратимо меняя естественное и привычное положение вещей, выворачивая наизнанку весь ход событий. В этот раз, зловещее "но", приняло облик трех сигнальных ракет: зеленая, красная, снова зеленая; прочертивших небо в направлении замершего на дороге внедорожника. Целеуказание противника, принятое у израильского спецназа, явный и недвусмысленный ответ на возникшие у летчиков сомнения. Наводнившие приграничье группы разведывательных и специальных подразделений Израиля отнюдь не были такой уж редкостью в этих местах, так почему бы пилотам было не поверить, что одна из таких групп специально наводит их сейчас на боевиков? Гул турбин перешел в истошный вой, ведущий опустил нос, ныряя ниже к земле, заходя на штурмовку, ведомый наоборот поднялся чуть выше, прикрывая атакующего товарища.
  Те, что ехали в "хаммере" тоже все поняли, увидев взлетевшие со склона ракеты. Они сделали все, что могли в этой ситуации. В отчаянной попытке спастись, водитель, бросил машину вперед, погнал неровными зигзагами, тяжелый пулемет, развернувшись, чесанул по холму, в тщетной попытке нащупать невидимого авианаводчика. Однако пули легли много ниже того места, где вжавшись в землю залегли "голуби". Зато штурмовик не подвел, доказав, что израильских пилотов не зря готовят в учебных центрах, а курс летной подготовки по праву является одним из самых сложных в АОИ. Ракеты сорвались с пилонов и, вытянув за собой черные дымные следы отработанного топлива, рванулись к земле. Темные стрелы шли точно туда, где через секунду должен был оказаться дозорный внедорожник. Самолет, утробно взревев турбинами, свечкой уходил вверх, ввинчиваясь в небесную синь. За мгновение до того, как "хаммер" утонул в дымном облаке разрывов, Волку даже сквозь самолетный гул показалось, что он слышит отчаянный крик ехавших в машине людей. Фашист тоже закричал, только в отличие от израильских солдат в крике его звучал не тоскливый ужас неминуемой гибели, а злорадное торжество. Он тоже видел, что траектории ракет и "хаммера" неминуемо сходятся в одной точке. В последний момент водитель все же успел резко рвануть руль влево, и тяжелая бронированная машина, сделав почти балетный пируэт, съехала с дороги, уворачиваясь от прямого попадания. Но, учитывая мощность авиационных ракет, это уже не имело практического значения.
  Тяжелый удар казалось, потряс саму землю. Волк инстинктивно схватился руками за уши, ему показалось, что голова вдруг треснула и сейчас разлетится на части. В его боевом опыте такое было внове, еще ни разу ему не выпадало быть так близко от зоны нанесения авиационного удара. И он про себя решил, что и в дальнейшем не желал бы испытывать подобных ощущений. Тут тряхнуло еще раз, вторая ракета достигла цели. Дорогу полностью заволокло дымом, невесомая взвесь из пыли и мелких камешков забарабанила вокруг. Даже Фашист прекратил, наконец, орать, подавившись собственным криком. Ударная волна, пролетевшая горячим ветром по склону ткнула его лицом в землю, и теперь он ожесточенно отплевывался, мешая со слюной сгустки крови и желтой ливанской пыли. "Хаммер" внизу полыхал ярким костром. Рыжее пламя с жадным потрескиванием пожирало остатки машины, в горячем безветренном воздухе черный маслянистый дым поднимался столбом. Удушливо пахло какой-то химической гадостью. Волк поискал глазами кого-нибудь из экипажа, но так ничего и не увидел, похоже выскочить никто не успел. Сильны, летуны, ничего не скажешь! Самолеты с чувством выполненного долга уходили обратно на север. Проходя над горящим внедорожником, ведущий качнул крыльями, передавая привет корректировщикам. Фашист с хриплым каркающим смехом помахал рукою в ответ.
  Колонна вынырнула из балки, когда штурмовики еще маячили серебристыми искрами на горизонте. Всего каких-то несколько секунд, несколько мгновений, отделивших жизнь от смерти. Будь водители танков лишь чуть порасторопнее и пилоты, наверняка сообразили бы, что их элементарно дурачат, а, следовательно, те, кто превращались сейчас в скрюченные обугленные куски горелого мяса в полыхающей машине остались бы живы. Всего лишь несколько быстротечных секунд, тех, на которые в обычной жизни никто не обращает внимания. Волк грустно качнул головой, в последнее время он все чаще и чаще ловил себя на том, что начал замечать такие вот моменты, о которых никогда раньше не задумывался. Этак скоро совсем крыша поедет у тебя, дядя Женя, так и пулю словить не долго, не о том, ты думаешь на операции, не о том...
  Увидев, во что превратилась их разведка, колонна прибавила ход. "Накпадоны" чем-то неуловимо напоминающие доисторических монстров, начали расползаться в стороны, выстраиваясь в боевой порядок. "Они не поняли, что случилось с "хаммером"! - обожгла Волка шальная догадка. - Они не видели атаки штурмовиков, и теперь могут предполагать все что угодно, от гранатометного выстрела, до случайного подрыва на фугасе!"
  - А ну! Замерли все! - рявкнул он, даже не успев до конца додумать, пришедшую в голову мысль. - Мордами в землю и не отсвечивать!
  Надо сказать, что команда несколько запаздала. Оба Абда и без того уже дисциплинированно распластались по своим щелям, а Фашист, припав к прицелу снайперской винтовки, внимательно следил за всеми эволюциями врага.
  - Фаш, блин! - страшным шепотом вскрикнул Волк. - Всех засветишь, придурок!
  - Спокойно, дядя Женя, спокойно! - сквозь зубы процедил напарник, не отрываясь от прицела. - Сейчас мы их еще чуть-чуть пощиплем, когда машину осматривать полезут.
  Однако вышло все несколько по-другому, неугомонный Фашист рассчитывал просто сделать пару результативных выстрелов по досмотровой группе, но видно пресловутое военное счастье было в тот день на их стороне. Почти поравнявшись с горящим внедорожником, головной танк съехал с дороги, и замер, настороженно крутя во все стороны башней. Зато шедший следом за ним решил проскочить чуть вперед, обеспечивая себе более широкий сектор обстрела. Аккуратно обойдя пылающую груду железа "меркава" продвинулась чуть дальше и словно в нерешительности замерла в каких-то пяти метрах от заложенного фугаса.
  - Ну! Ну же! Давай родимый, давай, не бойся! - кусая губы, шептал Фашист, гипнотизируя застывший на месте танк пристальным взглядом.
  И словно подчиняясь его мысленному приказу, танк, отплюнувшись облаком сизого дыма, медленно пополз вперед, словно нащупывая дорогу вслепую лязгающими гусеницами. Волк следил за ним, как зачарованный, его полностью поглотил этот процесс движения бронированной махины к гибели. Время казалось, растянулось, стремительно превращаясь в вечность. Танк, плавно покачиваясь, наползал на фугас бронированным телом. Невероятно обострившимся зрением Волк видел в тот момент, укрепленный на ветке придорожного куста фотоэлемент, и даже вроде бы сумел расслышать тихий щелчок сработавшего реле. А потом ударил взрыв. Танк будто норовистый жеребец подскочил на дыбы, постоял так, опираясь на взвихрившийся под гусеницами огненный клубок, и с грохотом осел обратно вниз, на дорогу. Длинный, похожий на хобот ствол танковой пушки бессильно обвис, клюнув землю, а откуда-то из под башни пока еще тонкой струйкой потянулся черный маслянистый дымок. И тут же вокруг разверзся ад. По склонам, зажимающим узкое дефиле, ударили со всех стволов, свинцовый вихрь буквально перепахал их, срубая верхушки кустарников и мелких кривых деревцев, взрывал землю, поднимая в воздух кучи сухой выгоревшей листвы и вырванные с корнем комья травы. Волк вжался в землю, скрючившись в эмбриональной позе на дне своего наспех отрытого окопчика, стараясь стать как можно меньше, забиться в эту узкую щель, слиться с землей, а еще лучше провалиться сквозь нее, уйти от бушевавшего на верху урагана свинца и стали. Лопнули в ушах несколько снарядных разрывов, частым гребнем чесанули склоны осколки. Это головная "меркава" мстила за погибшую боевую подругу. Вновь ударили пулеметы. Волк готов был поклясться, что обстрел идет уже целую вечность, удивлялся, откуда у изиков столько боеприпасов, прекрасно понимая умом, что это лишь субъективное впечатление и с момента подрыва танка прошло едва ли несколько минут. Понимал умом, но не трясущимся от ужаса телом, вопившим каждой свой клеткой, что все, это конец, рано или поздно шальной кусочек свинца ударит не в сухую прокаленную землю рядом, а сюда прямо в него скрюченного, будто червяк на дне наспех вырытой ямы. Ударит, разрывая мышцы, выворачивая и наматывая на себя кишки, калеча и раздирая его плоть. Господи, помоги, Господи, если ты есть прекрати этот ужас! Черт! Мне же теперь надо обращаться к Аллаху. О, Аллах, милостивый и милосердный... Как же там дальше-то? Очередь крупнокалиберного пулемета прошла прямо по краю импровизированного бруствера, сыпанув вниз землей и мелкой каменной крошкой, выбивая из головы все связные мысли, оставляя один лишь животный крик ужаса: "Нет! Не хочу! Не надо, не-е-ет!"
  И вдруг разом все кончилось, схлынуло. Больше не гуляла по склону ревущая смерть. Солнечный луч, отразившийся от металлического тела, брошенного на бруствере автомата, шаловливо погладил его по щеке. Он открыл запорошенные пылью глаза и несколько минут непонимающе смотрел прямо перед собой, разглядывал неспешно ползущего по каким-то своим делам жука, качающуюся на краю окопа травинку, замершее в вышине легкое белое облачко. Грудь полнилась дикой сумасшедшей радостью. Живой! Опять живой! Снова пронесло! Пронесло, мать вашу! Думали шлепнуть старину Волка? А вот вам тройной в перекладку!
  Осторожно приподняв голову над бруствером, он осмотрелся. Как это было ни странно после такого массированного огневого налета, все "голуби" оказались живы и здоровы, причем уже оклемались и в отличие от своего командира вовсю занимались делом. Абд-второй, припав глазом к видоискателю бесстрастно и деловито фиксировал цифровой камерой произведенные разрушения, водя объектив от все еще чадящих остатков джипа к покореженному, замершему с перекошенной башней танку и обратно. "Молодец, - невольно похвалил ливанца про себя Волк. - Без документального подтверждения нанесенного врагу ущерба денег никто не заплатит. Правильно сообразил Абд, при случае надо бы поощрить". К своему стыду следовало честно признать, что сам он и вовсе позабыл об этой необходимой формальности, и вообще непозволительно долго приходил в себя после обстрела. Хорош командир, дрожащий на дне окопа, в то время как вся его группа занята делом! "Старею, наверное, пора переквалифицироваться в управдомы", - мелькнула невеселая мысль. Волк глянул влево, отфиксировал ястребиный профиль Абда-первого, напряженно следившего за суетящимися внизу как муравьи изиками. Поймав взгляд командира, Абд махнул рукой, показывая, что с ним все в порядке, и он готов к дальнейшему выполнению приказов. Волк поднес к глазам бинокль.
  Изики внизу облепили поверженный танк и аккуратно извлекали из открытого люка человека в танковом комбинезоне. Как ни удивительно, танкист был жив, бледное без единой кровинки лицо кривилось от боли, из носа темной струей текла на подбородок кровь. Судя по тому как его держали запрыгнувшие на броню пехотинцы, у парня были перебиты ноги, однако ни одного звука, за все время пока длилось извлечение его из все еще сочащейся дымом утробы бронированного колосса, танкист так и не издал, хотя боль должен был испытывать просто адскую. Волк удивленно качнул головой, отдавая дань мужеству неизвестного еврейского парня. Еще один его товарищ сидел прямо на обочине, уронив голову в танковом шлеме на лежащие на коленях руки. Плечи танкиста так крупно дрожали, что это было заметно даже с разделяющего его и Волка расстояния. Вот значит как, по-крайней мере двое членов экипажа уцелели при подрыве. Повезло, ребятишкам, ничего не скажешь! Зеленая туша "накпадона" торчала рядом, закрывая броней солдат от возможного обстрела. Но поскольку водитель бронетранспортера толком не представлял, где должен находиться противник, стоял он вовсе не там где надо бы, оставляя диверсантам отличный обзор. Взгляд Волка зацепился за оливковое дерево, грубыми мазками намалеванное на броне. Эмблема бригады "Голани", признанных специалистов по Южному Ливану и борьбе с боевиками "Хизбаллы". Вот значит, кто к нам сегодня пожаловал. Ну-ну... Надо свистнуть Абду-второму, чтобы заснял крупным планом, премия, наверняка, солидно возрастет. К этим парням у "Хизбаллы" особый счет...
  Оторваться от бинокля его заставила какая-то непонятная возня рядом. Обернувшись, он уперся взглядом прямо в Фашиста поудобнее прилаживающего к плечу винтовку с оптикой. На тонких бескровных губах змеилась знакомая жестокая усмешка, верная предвестница очередного отчаянно бесшабашного поступка. Судя по всему, Фашист намеревался, не отходя от кассы исправить ошибку судьбы, подарившей жизнь злосчастным танкистам. Извернувшись всем телом, Волк дернул напарника за рукав, сбивая прицел. В ответ раздалось раздраженное шипенье. Волка это впрочем, ничуть не смутило.
  - Ты чего еще удумал, стервец?! - свистящим шепотом прошипел он в ответ. - Тебе что мало что ли? Или совсем жить надоело?! Только обозначься сейчас, потом не выпустят!
  Фашист повернул к нему белое как мел, с горящим на щеках лихорадочным румянцем лицо, зрачки - узкие черные точки, будто наведенные в упор ружейные стволы, впились в глаза Волка.
  - Не мешай! - хрипло прокаркал напарник. - Я их сейчас достану. Только не мешай!
  - Остынь, придурок! - уже всерьез взъярился Волк. - Они же нас тут в землю вроют потом!
  - Уйдем! Ни хера не будет! Всегда уходили, и тут уйдем!
  - Да ты чего, Фаш?! Совсем звезданулся? Крови тебе что ли мало? Уймись!
  - Мало, - неожиданно тихо и задумчиво отозвался Фашист, глядя сквозь Волка пустым невидящим взглядом. - Их поганой крови мне всегда будет мало...
  - Отставить, я сказал! - в голосе Волка опасно звякнул металл. - Все, группа отходит! Понял меня? Нет?
  - Понял, - неожиданно легко согласился Фашист. - Ты начальник, я - дурак. Отходите, я прикрою.
  Несколько секунд Волк испытующе сверлил его взглядом, но Фашист уже натянул приличествующую случаю маску тупого исполнительного служаки и пробивать ее, чтобы увидеть, что под ней прячется, не было уже ни времени, ни сил. Волк ограничился лишь стереотипным:
  - Смотри у меня...
  На что получил вполне ожидаемый ответ:
  - Все нормально будет, дядя Жень, ты не волнуйся...
  Волк не видел издевательской улыбки, искривившей губы напарника едва он отвернулся. Иначе трижды подумал бы, стоит ли оставлять Фашиста на прикрытии. Но занятый выбором маршрута отхода Волк вовремя не оглянулся, потому ничего не заметил. Действительно, сейчас, самое разумное, что могли сделать "голуби", так это тихо исчезнуть со склона, предоставив израильтянам думать, что и танк и дозорный "хаммер" просто неудачно налетели на давно устроенное здесь минное поле. Планировавшийся ранее огневой налет стоило отложить до лучших времен, противник обладал слишком явным превосходством в огневой мощи, а и эффект неожиданности уже был безвозвратно упущен. Не зачем рисковать, награда и так выйдет более чем солидная, а всех денег, как известно не заработаешь... Так что отставить лишний фанатизм, и аккуратненько назад, пока не заметили и не накрыли снарядом из пушки уцелевшего танка.
  Отходить было не далеко, метров пятьдесят до верхней точки гребня холма ползком и на получетвереньках, обдирая локти и колени в жесткой траве, матерясь про себя по-русски и по-арабски, цепляясь оружием за хлесткие ветки кустарников. Но всему в этом мире рано или поздно приходит конец, пришел он и этому пути к гребню. Вот ползший первым Абд-второй, нырнул в заросли на вершине, привстал, метнулся, пригнувшись вперед. Волк замер в ожидании. Если догадались выслать группу в обход, то вот сейчас должны ударить выстрелы. Секунды тянулись, как расплавленный воск, наполненные бьющейся в висках кровью, хриплым прерывистым дыханием, стуком трепещущего в груди сердца. Нет. Тишина. Значит, прошел чисто, теперь можно двигаться и самим. Последний рывок, а там останется только сбежать вниз с холма, прыгнуть в замаскированный в роще ровер и с ветерком унестись в укрепленный район Бинт-Джебейля, где ожидают отдых и вожделенная награда.
  Он уже скользнул между ветвями спасительных кустов на вершине холма, погружаясь с головой в их зеленые объятия, когда снизу, оттуда, где остался Фашист, дважды хлестко ударила снайперка. Характерный звук его винтовки заряженной особыми патронами с усиленной пороховой навеской Волк не спутал бы ни с чем.
  - Сука! - взвыл в голос диверсант. - Что же ты делаешь, урод?!
  Первым порывом было кинуться обратно, на выручку бестолковому снайперу, которого наверняка сейчас обнаружат, выковыряют огнем танковой пушки из отрытой на склоне норы и просто разорвут на куски. Он даже успел сделать несколько шагов назад. А потом на место естественному желанию выручить попавшего в беду товарища, пришла холодная злость. В самом деле, какого хрена он должен подставлять под огонь свою шкуру, выручая напоровшего косяков напарника. Ведь, что ни говори, им теперь тоже угрожает не малая опасность. Изикам после снайперского обстрела доподлинно известно, что враг находится здесь, на склоне. Что это не просто подрыв на заранее подготовленном минном поле, а спланированная диверсионной группой засада. И можно голову отдать на отсечение, парни из бригады "Голани" сделают все, чтобы сравнять счет сегодняшней встречи. Чего-чего, а упорства, дерзкой смелости и умения воевать, этой бригаде не занимать, имели случай лично убедиться. Помедлив еще несколько секунд, Волк решительно тряхнул головой, будто отгоняя какое-то назойливо зудящее насекомое и махнул рукой замершему рядом Абду. Все, двигай вперед! Ливанец не заставил себя упрашивать и стремглав рванул через заросли, ему тоже отнюдь не улыбалась встреча лицом к лицу с разъяренными потерями израильтянами. Воровато оглянувшись назад, будто всерьез рассчитывая увидеть нагоняющего его Фашиста, Волк тяжело вздохнул и неторопливой рысцой потрусил вслед за проламывающимся сквозь кусты Абдом. Туда, где ожидал их замаскированный покрытыми чахлой зеленью ветками ровер. За его спиной откашлялся и, набирая обороты взрыкнул тяжелой полновесной очередью крупнокалиберный пулемет. Следом хлестко тявкнула танковая пушка, ухнул на склоне взрыв.
  До машины они добрались быстро, повинуясь молчаливому кивку Волка, Абд-второй уселся за руль, плавно повернул в замке ключ зажигания. Хорошо отрегулированный мотор не подвел, мерно зашуршал на холостых оборотах, готовый унести хозяев прочь из опасной зоны. Абд-первый вольготно расположившийся в одиночку на заднем сиденье, беспокойно посматривал на медлившего с посадкой Волка. Абд-второй тоже то и дело бросал в сторону командира вопросительные взгляды. Пора было давать команду на отход. Рвать отсюда когти, пока изики не очухались окончательно и не зажали. В конце концов, решение было принято еще там, в нескольких метрах от вершины холма, когда они с Абдом-первым рванули сюда вместо того, чтобы прикрыть огнем отход незадачливого снайпера. Где-то за гребнем, на противоположном склоне в гулком реве автоматических пушек и пулеметов, продолжала танцевать смерть. Это значило, что Фашист все еще жив. Жив и ведет бой. Тот бой, который по всем законам войны должен стать для него последним. Ну что ж, каждый выбирает сам...
  - Время, поехали, - деланно равнодушным голосом произнес Волк.
  Сопроводил слова для верности красноречивым жестом, мало ли, его корявый арабский, Абды вполне могли и не понять. То ли дело Фашист, тот трещал на их выламывающей язык мове, как на родном русском. Эх, Фашист, Фашист... И что тебя, дурака, дернуло? Осуждающе качнув головой, Волк, по-стариковски кряхтя, принялся забираться в машину. И когда он уже собирался захлопнуть дверцу, последний раз кинув взгляд на гребень холма, за которым под ураганным огнем погибал его друг, разглядел вдруг в кустах какое-то движение.
  - А ну, постой! - он схватил за локоть уже готового тронуть машину с места Абда. - Погоди, погоди, обезьяна нерусская! Понимаешь, что говорю? Нет?
  Ветви кустов отчетливо заколыхались, будто сквозь них отчаянно торопясь продирался какой-то крупный зверь. Абд-первый, что-то ворчливо пробурчал по-арабски с заднего сиденья и выставил в окно автоматный ствол. Но Волк уже знал, кто это ломится к ним сквозь кустарник, и автомат ливанца тут был совсем ни к чему. С треском обломанных веток из зарослей вывалился Фашист, не устоял на ногах, зацепившись за какой-то корень, и кубарем покатился вниз. Ткнулся спиной в ствол молодого деревца на склоне, зацепился за него рукой, тормозя падение, и поскакал дальше на четвереньках, словно какое-то огромное насекомое. Снайперку он волочил за собой на ремне. Напряженно ловившему каждое его движение Волку показалось сначала, что напарник ранен, но нет, крови видно не было, и двигался Фашист четко и слаженно, используя все четыре конечности, просто видимо охваченный страхом погони мозг гнал тело вперед, не давая и секундной передышки, чтобы сообразить, что нужно подняться на ноги. Дохнувший в лицо порыв ветра, донес с той стороны холма резкие крики, команды на чужом языке и короткие автоматные очереди. Израильская пехота начала прочесывать склон, простреливая на своем пути все подозрительные места. Это было плохо, судя по звукам стрельбы и команд, эти парни уже через несколько минут будут здесь.
  Хрипло выматерившись, Волк выскочил из машины и метнулся навстречу все еще скачущему на четырех костях Фашисту. В две секунды преодолев разделявшее их расстояние, резким рывком за шиворот вздернул напарника на ноги, поволок за собой.
  - Ранен?! - вопрос выплюнут прямо в белое перекошенное лицо, в огромные во всю радужку черные провалы зрачков.
  В ответ отрицательный взмах головы, в глазах полное безумие, на губах пена, хрип запаленного дыхания.
  - Давай, сука, давай! - полустон, полурев, натужный вопль рвущий горло в запредельном усилии.
  Открытая задняя дверца уже рядом, Абд-первый с брошенным к плечу автоматом, ствол наведен на вершину холма, именно там вот-вот должны появиться изики. Еще один рывок на пределе отпущенных организму сил и возможностей. Фашист головой вперед летит в салон, не до нежностей. Абд-второй нетерпеливо газует. Ровер начинает медленно ползти вперед.
  - Куда, блядь?! Шефа потеряли!
  Волк запрыгнул в уже двинувшуюся машину, перевалился на кожаное сиденье, с минуту сидел молча, сосредоточенно хватая распяленным ртом бьющий в открытое окно воздух. Изики появились на вершине, когда ровер отчаянно прыгая на ухабах, ушел уже чуть ли не на километр. Несколько автоматных очередей, пущенных вдогон, безобидно вспахали дорогу где-то далеко позади. Чтобы попасть в машину на таком расстоянии, мало быть снайпером, нужно иметь еще и соответствующее оснащение. А вот его-то как раз у обычного пехотного подразделения быть не могло, так что Волк по поводу беспорядочной стрельбы сзади не волновался. Ушли! Снова ушли! Опять подошедшая совсем близко костлявая осталась с носом! Эйфория удачного отрыва распирала грудь, захлестывала мозг. Хотелось кричать и хлопать себя по ляжкам. На фоне нахлынувших радостных эмоций, даже злость на дурацкий поступок напарника отошла куда-то на второй план, растворилась в водовороте бурлящих внутри чувств. Однако сам Фашист захлестнувшей напарника радости, отнюдь не разделял, нервно тиская кулаки, сотрясаемый крупной дрожью, он вжался в спинку заднего сиденья, неудержимо клацая зубами, левая щека мелко пульсировала в тике. Абд-первый, опасливо отодвинулся от неверного с которым явно творилось что-то неладное. В конце концов, и Волк обратил внимание на состояние напарника, обернулся к нему, просунувшись между передними сиденьями, всмотрелся пристально в лицо.
  - Ты как, Фаш, в порядке? Чего зубьями щелкаешь? Отходняк накрыл?
  - Б-бросили, с-суки! - заикаясь, еле выдавил прыгающими губами Фашист. - Шкуру спасали, а м-меня там к-кинули!
  - О, как! - Волк почувствовал, как на смену светлой ничем не замутненной радости изнутри поднимается мутная волна слепого безрассудного гнева, и крепко стиснул кулаки, стараясь взять себя в руки. - Мы значит, тебя бросить хотели, а ты выходит у нас ангел с крыльями? Да? Чего замолк, давай, кукарекни еще что-нибудь!
  Волк говорил абсолютно спокойно, но в голосе его звенела столь неприкрытая холодная ярость, что Фашист на минуту даже перестал трястись и лишь тяжело дышал, отвернувшись к окну, стараясь избегать взгляда напарника. Абды старательно делали вид, что они вообще здесь не присутствуют, в разборки между русскими влезать было себе дороже, это они уже успели твердо уяснить.
  - Ты какого хрена стрелять начал, урод? - обманчиво вкрадчивым тоном вопросил Волк, придвигаясь поближе к напарнику и ухватив его правой рукой за ворот камуфляжной куртки.
  Не дождавшись ответа, он продолжил говорить сам, и каждое его слово тяжелым молотом падало на опущенную голову Фашиста.
  - Значит, говоришь, бросили тебя бедного на растерзание? А ты сам, что сделал? Ты всех нас подставил! Ведь замешкайся мы всего на минуту, и никто не ушел бы живым, понимаешь? Никто! Стоило это того? Сам как думаешь? Мало того, что ты нас всех под пули подвел, ты еще и евреям своим любимым едва не оказал огромную услугу. Как думаешь, это равноценный размен: пара вонючих изиков, против элитной группы диверсантов? А ведь ты нас чуть вот так и не разменял!
  Фашист молчал уставясь в пол между сиденьями и лишь все ниже и ниже опускал голову, под градом убийственных слов, что обрушивал на него командир группы. Возразить ему было нечего.
  - Молчишь? То-то же! - закончил наконец разнос Волк, и сменив гнев на милость, стараясь сгладить гнетущее впечатление, что овладело всеми членами группы уже мягче спросил:
  - Попал хоть в кого-нибудь?
  - Минус два, - подняв голову, глянул ему в лицо Фашист.
  - И то хлеб, - кивнул, показывая, что считает произошедший инцидент полностью исчерпанным Волк. - Жалко, что официального подтверждения, скорее всего хрен дождешься. Не заплатит тебе никто за пробежку на мослах по пересеченной местности. Эх, истребитель ты наш, чудо морское...
  Фашист отвернулся к окну, за приспущенным стеклом летели назад, исчезая за горизонтом пейзажи Южного Ливана, оливковые рощи сменялись покрытыми изумрудной травой лугами, тут и там вырастали причудливой формы холмы, качнулись под налетевшим порывом ветра два одиноких силуэта молодых эвкалиптов. Фашист смотрел вдаль, туда, где яркое оранжевое солнце медленно валилось за затянутый мутной дымкой горизонт. О чем он думал в этот момент, какие картины сменяли друг друга перед остановившимся невидящим взглядом? Кто знает... Фашист сидел молча, лишь руки ласково гладили все еще теплый ствол, прижатой к бедру снайперки, а на губах играла знакомая презрительная улыбка.
  
  
  
  Хроника событий:
  
  23 июля, воскресенье, день 12-й
  • ВВС атакуют десятки целей в Ливане, в том числе здания и штабы в Бейруте и Сайде.
  • АОИ призывает население южноливанских деревень покинуть районы к югу от реки Литани.
  • Число мобилизованных резервистов достигло 18000 человек, в основном для замены регулярных частей на Территориях и на границе с Сирией. Общая численность войск, действующих в Ливане на данный момент, - менее 1 бригады.
  • Продолжаются обстрелы Израиля - в этот день выпущено 110 ракет. Двое погибших от попадания "катюш" - в Хайфе (Шимон Гликлих) и Кирьят-Ата (Авад Хавив из деревни Иблин).
  • За день 45 раненных.
  • Ущерб промышленности Севера оценивается в 2 миллиарда шекелей.
  • 20:15 - 51-й батальон бригады "Голани" входит в Ливан в рамках операции "Курей Плада-2".
  • Премьер-министр Израиля Ольмерт предостерегает Сирию от вмешательства в войну, а также заявляет, что Израиль обдумывает предложение разместить в Ливане силы из стран Европы, которые приведут к выполнению резолюции ООН Љ 1559.
  • Министр иностранных дел Франции посещает Израиль после визита в Ливан.
  • Министр иностранных дел Ливана заявляет, что похищенные солдаты чувствуют себя хорошо.
  • В Ливане создано правительство чрезвычайного положения.
  • До сих пор из Ливана на Кипр эвакуированы около 30000 иностранных граждан.
  24 июля, понедельник, день 13-й
  • ВВС наносят удар по сотням целей в Ливане. В том числе уничтожены 9 РСЗО "Хизбаллы", по 14 направляющих на каждой. Всего к 24-му июля ВВС выполнили около 4500 боевых вылетов, в том числе 800 - боевых вертолётов.
  • Начало операции "Курей Плада-2" против столицы "Хизбаллы" в Южном Ливане - города Бинт-Джебейль. В операции участвуют 3 бригады: 1-я пехотная "Голани", 35-я парашютно-десантная и 7-я бронетанковая.
  • Утром 6 бойцов "Голани" получили ранения в районе Бинт-Джебейль в результате ошибочного удара ВВС Израиля. При их эвакуации гибнут 2 танкиста, ещё 6 получают ранения.
  • полдень - вертолёт AH-64D "Апачи Лонгбоу" ("Сараф") 113-й эскадрильи "ха-Цраа" разбился на севере Израиля. Оба пилота погибли.
  • Продолжаются обстрелы Израиля - в этот день выпущено 106 ракет.
  • За день 44 раненных, в том числе 27 солдат.
  • Государственный секретарь США Кондолиза Райс прибывает с визитом в Бейрут и в этот же день отбывает в Израиль. Райс обвиняет "Хизбаллу" в начале войны и заявляет, что прекращение огня невозможно без возвращения похищенных солдат.
  
  
  
  Мусульманин поневоле
  
  Очередь ударила на этот раз откуда-то справа, вроде с первого этажа покосившегося остова строения, бывшего когда-то пятиэтажным домом. Когда-то давно до артналетов и ударов штурмовой авиации. Но от этого не легче, точного расположения стрелка он засечь не успел. Не ожидал никого с той стороны. Собственно говоря, как раз рассчитывал, что там и есть та самая вожделенная дыра в затянувшемся смертельной петлей вокруг них окружении. Именно туда и собирался рвануть, выдираясь из готового захлопнуться капкана. Ан нет, выходит и там тоже вилы. Крепко обложили, уроды, качественно.
  - Не дрейфь, пацан, прорвемся! - собственный голос показался чужим, хриплым, сдавленным.
  Но веснушчатый паренек с дурацкой кличкой Колумбиец, глянул в ответ с надеждой. Похоже, и впрямь поверил, что командир знает, что и как теперь делать, что сможет вывести его живым из этой ловушки. Эх, дурачок, ты дурачок... Ну да так оно и в самом деле лучше, пусть верит и надеется до последнего. Лучше так, чем тупой ступор обреченности, или бессмысленная истерика. А вот самого себя так легко не обманешь. Все, похоже, отгулял свое по белу свету Женька Севастьянов. Крепко зажали, теперь не выскочишь. Как же неудачно все вышло! Может и вправду стоило остаться в осажденном опорном пункте с вэвэшными спецназерами? Пусть на исходе были боеприпасы, давно закончились запасы воды и продовольствия, а раненым не хватало обезболивающего, и угрюмый поседевший в двадцать пять лет фельдшер-контрактник при перевязках совал им в зубы сложенный вчетверо кожаный ремень. Зато вокруг были свои... А в компании, как известно, и умирать веселей.
  Шли девятые сутки августовских боев за Грозный. Район Минутки, где в окружении боевиков Хаттаба еще отчаянно сопротивлялись на блок-постах и опорных пунктах вэвэшники, был полностью отрезан от федеральных войск. В приход помощи давно никто не верил. Хаттаб, потерявший в бесполезных штурмах чуть не половину своих людей, уже дважды присылал парламентеров. Обещал жизнь и неприкосновенность, обещал коридор для выхода к своим, почетную сдачу с сохранением знамен и оружия... Все что угодно, только уйдите с Минутки, прекратите сидеть костью в горле. В ответ они скупо били одиночными выстрелами, отгоняя размахивающих белыми флагами боевиков. Не о чем нам с вами говорить! Не о чем! Живой пример того, как Хаттаб держит слово был у всех перед глазами. Три дня назад сдались чеченские милиционеры, зажатые боевиками в угловой пятиэтажке, выходящей прямо на площадь. Поверили посулам Черного араба, и вышли с поднятыми руками. Всем им отрезали головы, деловито и беспощадно, прямо там же перед домом, в котором они держали оборону. Так что теперь никаких переговоров, лучше умереть в бою, чем быть зарезанным словно баран на бойне. Потому дрались, дрались без надежды на победу или спасение, отстреливались до последнего патрона, в мрачном ожесточении рвались в контратаки. Порой доходило до того, что озверевших от крови, обкуренных анашой боевиков приходилось отбивать врукопашную. Пили набранную в каски дождевую воду, жарили, и ели пойманных в самодельные петли воробьев и крыс. Но держались.
  Севастьянов с Шварцманом и Колумбийцем в качестве водителя приехали в Грозный накануне штурма, для передачи документов в штаб. На ночь расположились в комендатуре 101 бригады внутренних войск. Там их и застал, начавшийся на рассвете штурм. Девять дней они держали оборону вместе с "вованами", на десятый, видя что положение становится совершенно безнадежным, решили пробиваться к своим. Ушли тихо, под покровом ночи, не имея ни карты города, ни схемы расположения своих и чужих войск, зная только общее направление движения. На юг, через Черноречье, где-то там, должны быть свои... Уходили втроем, теперь ходить могут лишь двое. Уже на рассвете их обстрелял чеченский снайпер одну из пуль положивший Шварцману в бедро. Изжевавшего весь воротник, чтобы не кричать от боли, периодически теряющего сознание лейтенанта Кэп волок на себе. Щуплый Колумбиец на такой подвиг в принципе не был способен. Соответственно и темп продвижения, был понятно какой.
  Много позже узнает Женька Севастьянов о том, что пока зажатая боевиками в клещи сто первая, харкая кровью, отбивалась в окружении в центре города, прибывший в Чечню миротворец Лебедь, вел переговоры с чеченскими лидерами, устраивал односторонние прекращения огня и матом крыл генералов, пытавшихся пробиться на выручку к осажденным, заявляя, что они срывают ему всю политику. Прочтет он и о том, как ликовали полевые командиры, узнавая о его приезде: "Лебедь едет! Вот, теперь мы спасены!", и о цене в два миллиарда рублей, заплаченных за беспрепятственный вход боевиков в город. Много чего узнает разведчик, но это будет уже после, в другой жизни...
  А сейчас Кэп загнанно дыша, опустил на бетонный пол тихо застонавшего в беспамятстве Шварцмана и аккуратно выглянул в оконный проем, сильно не высовываясь, всего в треть лица. Однако и этого хватило, тут же по карнизу зло взыкнула пуля. Капитан отшатнулся, удивленно выматерившись. Не ожидал такого. Плотно обложили.
  На группу боевиков они налетели ближе к полудню. Как обычно и бывает, вышло все совершенно случайно. Завернув за угол здания, вдоль стены которого, они двигались сторожкими перебежками, Кэп нос к носу столкнулся с одетыми в турецкий камуфляж бородачами. Спасла только отточенная многолетними тренировками реакция. Успел и назад податься, и Колумбийцу махнуть предупреждающе, и гранату рвануть из разгрузки. Разгрузка, слава богу, не стандартная армейская А-1, а трофейная импортная, со специальными петлями в предназначенных для гранат кармашках. Надел кольцо предохранительной чеки на петельку, потом можешь одной рукой дергать, колечко так и останется в кармане, а готовая к бою гремучая смерть в ладони. Осторожно, словно шар в кегельбане, катнул железное яйцо гранаты за угол, навстречу уже орущим что-то по-своему боевикам, навстречу торопливым оскальзывающимся на бетонных обломках шагам, лязгам передергиваемых затворов, щелчкам предохранителей. На, суки, получай! Грохнуло. Азартные охотничьи крики сменились воплями ужаса и боли. Ага, не нравится! Так и подмывало высунуться на мгновенье из-за угла, оценить результаты, может даже дать пару очередей для пущего замешательства. Но такого откровенного мальчишества Кэп позволить себе не мог. Был бы один, так запросто сыграл бы с этими уродами в кошки-мышки, вот бы умылись кровью ублюдки, вылавливая его по развалинам! Но рядом тихо сипел что-то неразборчивое в горячечном бреду, не ходячий Черный и жался обмирающий от страха пацан-первогодок. Так что нет, на сегодня, никаких лишних фокусов. Будем надеяться, что удачный гранатный бросок позволит оторваться, и то будет просто подарком судьбы.
  Не вышло. Не оторвались. Духи тоже оказались хваткие, сразу видать не новички в уличных боях. Зажали крепко и грамотно, не вырваться. В головоломных скачках по развалинам наперегонки со смертью прошло полтора часа и вот теперь их все же загнали в тупик. Дальше из этого дома им хода нет. Куда ни сунься, везде открытое, простреливаемое засевшими вокруг духами пространство. Одному еще есть шанс рвануть, но с раненым, не стоит и пытаться... Кэп задумчиво обвел взглядом просторный двор уставленный покалеченными и выгнутыми в причудливые формы детскими горками и лесенками. Если проскочить на ту сторону, нырнув с разбегу в гостеприимно ощерившийся битым кирпичом провал в стене обрушившейся многоэтажки, то можно вырваться сразу на параллельную улицу, вдоль по ней уходя от преследования. Вот только до нужного пролома метров тридцать открытого пространства. Это много, слишком много... С Черным на спине не меньше десяти-пятнадцати секунд... Достаточно чтобы превратить обоих в дуршлаг... Что же делать? Что делать?
  В развалинах мелькнула смутная тень, и Кэп оскалившись, дал в ту сторону одиночный выстрел. Он давно уже перекинул предохранитель своего автомата на одиночный огонь, патронов оставалось штук пятьдесят - пять минут боя. У Колумбийца еще хуже, давно уже пристегнут последний магазин. Автомат Шварцмана так и остался валяться где-то среди битого кирпича в двух кварталах от Минутки, там, где его подстрелил снайпер. Так что всего боезапаса чуть больше пары полных магазинов, не шибко разгуляешься... Тень в развалинах напротив исчезла, попал, или нет, не понятно, но уж напугал точно... Мама, я одну муху убила, а еще одну в обморок уронила! Кэп невесело ухмыльнулся, поводя стволом из стороны в сторону, внимательно вглядываясь в залитое солнцем пространство двора. Из глубины комнаты через пролом окна обзор был не важный, но высовываться наружу, подставляясь под снайперский выстрел, он не рискнул. Ага, есть! Быстрая фигура в ярком новеньком камуфляже, метнулась за разбитый бетонный блок посреди двора. Капитан подвел мушку чуть левее каменной махины, принялся ждать. Не будет же этот шустряк там слишком долго отлеживаться, отдышится и дальше вперед. А вот выскакивать из-за укрытия он будет как раз справа, если не левша, конечно. Не прошло и минуты, как его терпение было вознаграждено. Из-за блока высунулась голова в лихо заломленном на ухо черном берете, воровато огляделась и спряталась обратно. Указательный палец офицера на спусковом крючке медленно пошел назад, выбирая свободный ход. Боевик всем телом подался вперед из-за укрытия, сам насаживаясь грудью на край автоматной мушки. Приклад ласково ткнулся в плечо резиновым затыльником, экстрактор лязгнул, выплевывая стреляную гильзу. Получив полутонный удар пули точно в середину груди, боевик, всплеснув руками, будто услышал нечто удивительное, завалился назад, за бетонный обломок, пропал из виду. "Качественный минус", - решил про себя Кэп. Наверняка задето легкое, а с такими ранениями в полевых условиях не выживают, разве что оказать экстренную медицинскую помощь в условиях хорошо оборудованного госпиталя, но подобный сервис, боевикам пока не доступен. Хотя если так дальше пойдет, они и в наших госпиталях скоро лечиться начнут! Вот будет хохма - сначала стреляем друг в друга, а потом на соседних койках раны залечиваем! А что? На этой заказной войне и такое никого не удивит...
  - Эй, русские, сдавайтесь, тогда убивать не будем! - заорал кто-то с другой стороны двора.
  - Пошел ты на х...! - хрипло отозвался, сложив ладони рупором для лучшего звучания, Кэп.
  - На х... твоя жопа хороша! - явно обиделся неудачливый парламентер. - Сдавайтесь, пока мы добрые, все равно вам деваться некуда! Обещаем, что не убьем!
  На этот раз капитан решил даже не отвечать, цену обещаниям боевиков он знал хорошо, навидался за эту войну. Однако предпринять что-то просто необходимо, в одном орущий с того конца двора чеченец прав на все сто процентов. Если и дальше сидеть здесь, сложа руки, то конец их будет скорым и весьма предсказуемым. Стараясь ступать аккуратно и лишний раз не шуметь, Кэп выскользнул из квартиры в подъезд, спустился по короткой лестнице в несколько ступенек в подвал. Осмотрелся. Нет, безнадежно, подвалом не пройти. Авиаторы, а может и артиллеристы постарались на славу, несущие перекрытия во многих местах обрушились, опорные балки просели и некогда общий подвал под домом оказался полузавален, и разделен обвалившимися кирпичами и бетонными плитами на маленькие изолированные отсеки. Не уйти! А вот спрятаться, пожалуй, можно. Ну-ка! Так же бесшумно вернувшись в квартиру, он тронул за плечо, вздрогнувшего от неожиданности Колумбийца.
  - А ну, воин! Помоги!
  Общими усилиями они кое-как взвалили что-то бормочущего в бреду Шварцмана капитану на плечи, и Кэп, поманив солдата за собой, двинулся обратно в подвал. Затащив раненого лейтенанта в неприметный закуток, за рухнувшей вертикально плитой, разведчик обернулся к замершему рядом Колумбийцу.
  - Значит так, военный, слушай приказ Родины. Останешься здесь с лейтенантом. Будете сидеть тихо, как мыши, боевики вас не заметят. Я сейчас попробую увести их за собой. Понял? Они все рванут за мной, а вы пока тут отлежитесь. Только тихо, это главное, врубаешься?
  Боец торопливо закивал стриженой головой, смертельная тоска, плескавшаяся в его пронзительно голубых глазах, стремительно сменялась вспыхнувшей где-то в глубине души безумной надеждой. Кэп невесело улыбнулся. Сейчас он совершал сделку, его собственная жизнь, против жизни этих вот двух. Цена, конечно, не равная для него, но так надо... "Так надо", - мысленно повторил он, упрямо мотнув головой, и продолжил:
  - Будете ждать меня до ночи. Понял? До темноты! Если я к тому времени не вернусь, попытаетесь самостоятельно выбраться из города. Лейтенанта не бросать. Уяснил, воин? Не бросать! Узнаю, что ты струсил и сбежал, а его здесь кинул, найду даже на том свете. Ясно?
  - Ясно, - послушно кивнул солдат.
  - Ну, вот и ладненько. Вот и хорошо...
  Не зная что еще сказать, как оттянуть тот момент, когда надо будет выйти наружу, бежать, стрелять, уводя боевиков от места, где прячутся боец с раненым лейтенантом. Понимая это и от того злясь на себя, он резко развернулся, затопал по ведущим наверх ступенькам. Уже у выхода обернулся, бросив через плечо нарочито небрежно:
  - Удачи, солдат. Увидимся.
  - И вам, тащ капитан, удачи, - заикаясь и стуча зубами, еле выговорил Колумбиец.
  Сначала он двигался вдоль дома, перебегая из комнаты в комнату, через проломы в стенах пробираясь из подъезда в подъезд. Изредка постреливал одиночными на звук, на мелькнувшую тень, на смутное движение. Попасть в кого-то конечно даже не надеялся, просто обозначался, вот он я, смотрите, я здесь. Боевики вроде клюнули, тоже начали перемещаться по своей стороне двора, по-крайней мере он довольно часто ловил краем глаза, осторожно перебегающие от укрытия к укрытию параллельно ему силуэты на той стороне. Значит, поверили, это хорошо, чем больше боевиков он сейчас уведет за собой, тем больше шансов уцелеть будет у оставшихся в подвале разведчиков.
  Следующая комната, куда он заскочил, оказалась угловой, все, дом кончился, дальше открытое, простреливаемое пространство. Скорчившись в углу комнаты, он внимательно осматривал расстилающийся за выбитыми провалами окон пейзаж, искал промежуточные укрытия, что позволили бы под огнем пересечь улицу и заскочить в следующий дом. В лабиринте брошенного дома он долго мог водить за нос преследователей, не то что на открытом пространстве, к тому же там, они сразу поняли бы, что русский остался всего один, а значит, еще двое прячутся где-то позади и неплохо бы их поискать.
  В принципе выбирать особо было не из чего, окна выходили на две стороны. Одно - прямо во двор, открывая дорогу к бегущим параллельно ему, стремясь отрезать путь, чичам. А второе выводило на узкую улочку, на другой стороне которой маячил обглоданный артиллерийским огнем скелет девятиэтажки, с бесстыдно вывороченными, выпирающими наружу внутренностями. Так что выбор был очевиден, вот только как перемахнуть улицу. Прямо к проезжей части притулилась покореженная пулеметным огнем ржавая "копейка". Это будет первый рубеж, добежав до которого можно будет чуть-чуть перевести дух, ну а потом открытое пространство. Ну что же делать? Значит спринтерский забег, другого варианта нет. Ну что? Пошел? Пошел!
  Размашисто перекрестившись, никогда не веривший в Бога и сроду не бывавший в церкви, Кэп вскочил на невесть каким чудом уцелевший подоконник. Рванул вперед, не скрываясь, делая ставку только на быстроту, даже не пригнулся ни разу. Лишь бы не оступиться на устилающих землю обломках, лишь бы не подвернуть ногу, не упасть, сбивая набранный темп. Под прикрытие капота машины он въезжал уже на спине, с разбегу бросившись наземь и перекатываясь за спасительное железо. Вслед ударила запоздалая очередь, звонко простучали по асфальту веселыми градинами пули. Точно в том месте, где он был секунду назад, чуть-чуть опоздал боевик, самую малость. Перевалившись на живот, Кэп дал три одиночных подряд по развалинам, надеясь заставить противника хоть на мгновение укрыться, выиграть себе несколько спасительных секунд для очередного рывка. Вновь вскочил на ноги, пригнувшись, метнулся вперед через улицу. Странно, но вслед не стреляли. "Что? Страшно стало за шкуры свои поганые, уроды? Попрятались!" - злорадно подумал он, с разбегу заскакивая в пролом на первом этаже девятиэтажки. Остановился, щуря глаза, внезапно ослепнув в темноте комнаты после яркого солнца, заливавшего двор.
  И тут на него бросились черные силуэты, соткавшиеся вдруг из той самой непроницаемой темноты. Нахлобученный на голову мешок на мгновение лишил его возможности сопротивляться, потом он забился, замолотил вслепую руками и ногами. Но на него уже навалились чьи-то мускулистые, жилистые тела, зажали в борцовском захвате, сбили с ног, выворачивая руки. Потом последовал удар по голове, в мозгах поплыл колокольный звон, нет, он не потерял сознания, но все тело вдруг стало будто тряпочным, бессильным, непослушным. Кэп не в силах был пошевелить ни рукой, ни ногой. Нападавшие тут же воспользовались этим, выкручивая ослабшие руки в суставах, обматывая их веревкой. Наконец с него сдернули мешок.
  - Ну что? Добегался, козел? - злой шепот громом ударил в уши, отдаваясь многократным эхом, ударяясь о стенки черепа и вновь отражаясь от них каким-то непереносимым внутренним эхом.
  Из багрового тумана перед глазами выплыло, склонилось над ним смутно знакомое смуглое лицо, с аккуратно подстриженной щегольской бородкой, черные глаза смотрели с насмешливым прищуром. Где-то я его уже видел, или не его, другого, но очень похожего... И тут тоскливым ужасом сжало сердце, поползли внутри холодные липкие щупальца страха. Плен... Это слово на разные лады крутилось в мозгу, затапливая сознание пониманием своей жуткой сути. Помимо воли всплывали из памяти картины растерзанных тел солдат, что они не раз находили, затравленный взгляд извлеченных из зиндана рабов... Это все плен... Все это слилось воедино в одном коротком слове, заключавшем в себя черную бездну морального унижения, физических страданий и бесславной гибели в конце. Кэп зарычал, отчаянно задергался всем телом, и только тут обнаружил, что руки крепко стянуты за спиной. Когда только успели гады? Он никогда не думал о том, что может вдруг попасть в плен, на многочисленных рабов и заложников, взятых ради выкупа, которых доводилось освобождать в чеченских селах, всегда смотрел с брезгливым интересом, уверенный, что уж он-то никогда не окажется на их месте. Раньше смерть, чем бесчестье! Так он всегда думал, с чувством внутреннего превосходства разглядывая эти опустившиеся, дрожащие от страха тени прежних людей. А вот оно как все вышло...
  Эх, сейчас бы ампулу с ядом, как у того араба, инструктора подрывников! Араба! Давшая прихотливый извив мысль обожгла внезапной догадкой. Да, точно, вот на кого похож тот, что сидит рядом, внимательно вглядываясь в лицо. Действительно, нехарактерные для чеченца тонкие и правильнее черты, более смуглая кожа, темные глаза с миндалевидным разрезом, говорили в пользу этого предположения. Тоже араб. Значит, взяли его наемники Хаттаба, а это ничего хорошего не сулило. О звериной жестокости выходцев из Иордании, составлявших костяк отрядов Черного араба не зря ходили легенды, видно на легкую смерть теперь рассчитывать не приходится.
  - По кускам тебя резать сейчас буду, - словно подслушав его мысли, спокойно и буднично заявил араб, извлекая из ножен на поясе устрашающего вида тесак с зачерненным лезвием.
  Вот тут Кэп и испытал впервые в жизни приступ настоящего оглушающего страха. Его не могла напугать гибель в бою, когда умираешь, даже не успев этого понять. Его не пугала схватка с любым противником один на один, в схватке всегда есть шанс победить... Но вот эта беспомощность, когда ты полностью во власти жестокого врага, способного измыслить для тебя самые изощренные пытки, не ведающего ни жалости, ни сострадания, просто размазала его, заставила каждую клеточку его тела вопить от ужаса. Он уже забыл о том, что лишь секунду назад хотел умереть. "Жить! Жить любой ценой!" - захлебываясь верещал мозг, лихорадочно перебирая самые фантастические варианты спасения. Мышцы сжимались и разжимались в судороге запредельного усилия, пытаясь разорвать стягивающие запястья путы. Ноги бестолково сучили каблуками по полу, стараясь уползти как можно дальше от араба и его жуткого ножа. Но тот, довольно улыбаясь, придвигался все ближе, поднося нож к самому лицу обезумевшей жертвы, наслаждаясь ее смертельным ужасом.
  Капитан уже давно перестал быть собой, перестал быть офицером и даже просто человеком, теперь он превратился в воющего в смертной тоске зверя, готового на все, лишь бы избежать предстоящих мучений, избежать смерти. И тут на самом краешке еще сохранившего рассудок сознания вдруг мелькнула спасительная мысль, дурная, невозможная, но все же ставшая той самой соломинкой, за которую хватается утопающий. Вспомнился рассказ одного из ветеранов-разведчиков, прошедших Афган, случайно услышанный на какой-то юбилейной пьянке. Суть его сводилась к тому, что большой грех для мусульманина убить другого правоверного без веской на то причины, особенно это справедливо в отношении новообращенных. А ведь с формальной точки зрения стать мусульманином, принять ислам, совсем просто. Никаких долгих и красочных ритуалов, вроде православного крещения для этого не требуется.
  - Лла... Илла...х-ха... - с трудом выдавил Кэп пересохшим горлом, пытаясь как можно дальше отодвинуться от мельтешащего прямо перед лицом ножа.
  Араб рассмеялся беззаботно и весело, будто действительно увидел вдруг что-то донельзя забавное, и прижал холодное лезвие тупой стороной к щеке пленника, наслаждаясь перекосившей его лицо нервной дрожью.
  - Лла иллаху алла ллахи, - выплюнул ему прямо в глаза Кэп. - Ва Махамадун расулу ллахи!
  Араб отшатнулся, удивленно глядя на пленника, он никак не мог понять, что же происходит, даже нахмурился, вслушиваясь в непривычно звучащий в устах русского, исковерканный резким акцентом символ веры. Он явно слышал нечто знакомое, но вот не мог сообразить что.
  - Лла иллаху алла ллахи, - торопливо зачастил Кэп, захлебываясь звуками чужого, никак не дающегося языка.
  Вот так на самом деле и становятся мусульманами, фраза, которую пытался выговорить на арабском капитан является символом веры мусульманина и означает: "Нет бога кроме Аллаха, и Мухаммед пророк его". Любой произнесший это трижды, становится правоверным, все остальное: знаменитый обряд обрезания, беседа с муллой, первый намаз - уже вторично, главное вот этот момент, трижды повторенное утверждение.
  Сообразивший, наконец, в чем дело араб издевательски расхохотался:
  - Презренный гяур! Ты что же думаешь, что можешь обмануть и самого Аллаха? Считаешь, что бездумно произнесенные слова помешают мне убить тебя? Нет! Не все так просто! Принятие веры должно быть еще и искренним, а уж до искренности как я вижу тебе очень далеко, трусливая собака!
  Зачерненный клинок взметнулся в воздух, но вдруг замер в верхней точке, перехваченный рукой еще одного бородача, неслышно подошедшего сзади.
  - Постой, Али... Я почему-то ему верю. Быть может он и вправду решил отринуть свою дьявольскую веру и препоручить жизнь и смерть Аллаху...
  - Ты что же, Саладин, хочешь, чтобы я пощадил эту свинью? - араб недоверчиво покосился на второго бородача.
  Тот в ответ лишь молча кивнул, отпуская руку своего товарища.
  - Ну хорошо, хорошо... Ты командир, тебе решать, - недовольно пробурчал Али, вгоняя тесак обратно в ножны и поднимаясь на ноги.
  Кэп облегченно вздохнул, по мере того, как угроза гибели отодвигалась на второй план, к нему постепенно возвращался обычно присущий ему ясный аналитический ум. То, что названный Саладином боевик говорил по-русски, еще ничего не значило, черты лица у него тоже несли оттенок скорее персидской, нежели чеченской крови. К тому же араб безоговорочно выполнил его команду, а уж насколько своенравны и самоуверенны арабские наемники, считающие себя высшими существами, а чеченцев презираемой низшей расой, разведчику объяснять было не надо. Вряд ли араб стал бы подчиняться чеченцу, разве что очень высокопоставленному и авторитетному полевому командиру. Да еще и это прозвище, как невнятно вспоминалось из истории, Саладин это исковерканное имя арабского полководца Салах-ад-Дина, прославившегося успешной борьбой с неверными во времена крестовых походов. Очень подходящее прозвище, для арабского наемника конца двадцатого века.
  - Помнишь меня? - Саладин низко склонился над пленником.
  Пораженный вопросом Кэп пристально всмотрелся в заросшее бородой лицо. Нет, ничего не подсказывала обычно цепкая, специально тренированная память.
  - Нет? - расплылся в улыбке араб. - А вот я тебя сразу узнал...
  Выдержав томительную паузу, во время которой Кэп напряженно гадал, где же мог встречать этого борца за свободную исламскую республику Ичкерия, он, наконец, подсказал:
  - Школа подрывников, возле Хотли-Чу, в горах? Помнишь? Двое арабских инструкторов. Одного, Хасана, вы взяли. Ну а второй... - он вновь широко улыбнулся. - Второй это я. Понял теперь, почему я удержал Али?
  - Потому что большой грех одному мусульманину убить другого, - с надеждой произнес Кэп.
  Саладин в ответ залился веселым смехом.
  - Удачно пошутил! Конечно, нет! Попробуй угадать еще раз.
  - Ну, значит, ты хочешь от меня узнать о судьбе своего пленного напарника, - предположил Кэп.
  - О Хасане? Было бы действительно забавно. Но, честно говоря, он меня не сильно занимает. Думаю, что он не зажился на этом свете, всегда мечтал умереть в бою с неверными, придурок.
  Кэп невольно кивнул, подтверждая версию Саладина.
  - Нет, русский, я оставил тебя в живых не потому, что ты стал мусульманином, поверь это ни меня, ни Али, не остановило бы. И не потому, что мне нужны от тебя какие-то сведения. Я оставил тебе жизнь, потому что видел тебя в бою и знаю, что ты умелый и опытный воин. Я хочу предложить тебе стать одним из нас. Вступить в мой отряд на правах равного, среди равных. Одинаковая опасность и такая же доля в добыче, как у остальных. Мусульманином ты уже стал, - он хитро усмехнулся. - Так что здесь проблем не будет. Если надо, Али подтвердит перед всеми, правда Али?
  Выдвинувшийся из-за спины Саладина араб угрюмо кивнул, подтверждая его слова.
  - Ну, что скажешь?
  Кэп переводил непонимающие глаза с непроницаемого лица Али, на смеющегося Саладина и никак не мог поверить в то что слышал. Неужели все повернулось вот так вот просто! Мысли неслись в голове бешеным галопом. "Ерунда! - кричал внутри кто-то захлебывающийся в радостной эйфории. - Сейчас можно притвориться, наобещать им чего угодно. А как только развяжут руки, наверняка удастся найти способ удрать к своим. Не будут же они его караулить, в самом деле! Главное, чтобы это все было сказано всерьез, а не ради издевки над беспомощным пленником. Лишь бы все оказалось правдой! Ну, Господи, Аллах, кто там еще, ну, пожалуйста! Пусть все это будет правдой! Тогда еще повоюем! Еще отомстим за пережитое только что унижение! Главное уцелеть! Уцелеть здесь и сейчас!"
  Саладин хитро улыбаясь, следил за вихрем чувств, как в зеркале отражавшимся на лице пленника, он видел уже такое не раз, читал все мысли русского, словно в открытой книге и если бы захотел, легко мог бы поразить его, произнеся их вслух. Но молчание сейчас входило в правила игры, пусть, пусть пока считает, что он умнее всех, так же, как многие до него.
  - Зачем тебе это? Зачем я тебе? - хрипло выдохнул Кэп, вглядываясь в прищуренные глаза араба.
  - Буду с тобой откровенным, - вздохнул, беспомощно разводя руками Саладин. - Я и мои люди сражаемся здесь не только за Аллаха, но и за деньги, нам все равно, кто будет биться с нами рядом: чеченец, русский, мусульманин, христианин... Лишь бы он был хорошим воином. Ты хороший воин, а я за последнее время потерял очень много людей и нуждаюсь в новых бойцах. Ну как, согласен?
  - Ладно, - Кэп облизал пересохшие губы. - Уговорил, красноречивый. Не могу тебе ни в чем отказать. Руки-то развяжешь?
  - Развяжу, конечно, развяжу, но только позже, - улыбка Саладина просто сочилась медом.
  Повернувшись в сторону пролома, он крикнул резким, командным голосом:
  - Эй, кто там! Ну-ка русского сюда!
  И не успел Кэп еще сообразить, чтобы это значило, как двое здоровенных бородачей в турецком камуфляже и черных беретах, втолкнули в комнату Колумбийца. На их фоне солдат выглядел особенно жалко, грязный оборванный, по-мальчишески худой, с непропорционально большой головой на узких плечах. Увидев своего бойца, Кэп вслух застонал от досады. Не вышло, все его жертвы, весь риск оказались напрасны. Боевики все-таки отыскали тех, от кого он пытался их увести. Когда бородачи отпустили Колумбийца, он без сил рухнул на подогнувшиеся колени. Губы солдата постоянно тряслись, глаза усиленно моргали, в них плескался дикий, животный страх. Кэп со стыдом отвернулся, сейчас перепуганный солдат являл собой точное отражение того, кем, точнее чем, был он сам всего несколько минут назад.
  - Ну вот, теперь можно и развязать тебе руки, - довольно хихикнул Саладин.
  Скупой жест командирской руки, и угрюмый Али, рванув все еще лежащего на спине Кэпа за шиворот, придал ему сидячее положение. Лязгнул, вылетая из ножен знакомый тесак, и капитан почувствовал, что его руки свободны. Еще не веря, он поднял к лицу затекшие, посиневшие запястья. Кровообращение быстро восстанавливалось, напоминая о себе тысячью иголок разом впившихся в многострадальную плоть, но пальцы уже шевелились и запястья нормально гнулись в обе стороны. Так что в принципе все было в порядке. В порядке, да не совсем.
  Все так же хитро улыбаясь, Саладин вытянул из поясной кобуры пистолет. Самый обычный штатный пистолет российской армии, восьмизарядный ПМ. Ловко выщелкнув из рукояти обойму с восемью тупоносыми патронами, искоса поглядывая на трущего запястья Кэпа, он один за другим вылущил семь из них в подставленную кепку, затем одним щелчком загнал магазин назад в рукоять оружия, скинул вниз флажок предохранителя и передернул затвор. Кэп смотрел на него со все возрастающим беспокойством, он кажется уже знал, что последует дальше, знал, но даже самому себе не хотел до конца признаваться в этом знании. Чтобы не накликать и так неизбежную беду, что ли? Однако, самые черные его предположения все же полностью оправдались.
  - Держи, - Саладин протянул ему пистолет с одним патроном.
  Рука автоматически сжала еще теплую, нагретую пальцами араба рукоять, ладонь почувствовала привычную, рождающую спокойствие и уверенность тяжесть оружия. Вот только сейчас никакого спокойствия и тем более уверенности Кэп не ощущал.
  - Убей его, и мы тебе поверим, - равнодушно заявил Саладин, ткнув пальцем в сжавшегося на полу Колумбийца.
  Кэп глянул на дрожащего солдата, вскинувшего на него молящие глаза, и отрицательно мотнул головой.
  - Ему все равно не жить, - терпеливо пояснил Саладин. - А смерть от пули, легкая смерть. Подари ему легкую смерть, и мы тебе поверим.
  Кэп дрогнувшей рукой поднял пистолет. В голове бушевал ураган, мысли теснились, обгоняя друг друга. Что делать? Выстрелить в этого урода? Нет, не успеть, он встретился взглядом с одним из арабов, притащивших Колумбийца и тот предостерегающе качнув головой, показал ему направленный в его сторону автоматный ствол. Точно, не успеть... Господи глупо-то как... Почти поверил... Уже думал, что все, пронесло... Тогда, значит, надо стрелять в себя. Вот тебе шанс. Не ты ли всего несколько минут назад мечтал об ампуле с ядом, хотел легкой смерти? Но теперь отчего-то даже одна мысль о возможности повернуть оружие против самого себя, казалась капитану невыносимой. Сбился нужный настрой, умелый психолог Саладин, подарил пленнику надежду, заставил поверить в то, что все уже позади, все благополучно обошлось. Расстаться с подаренной жизнью теперь уже не хватало душевных сил. Значит, придется стрелять в Колумбийца? Пистолетный ствол неуверенно потянулся к голове стоящего на коленях солдата.
  - Давай, давай! Стреляй! Чего ты ждешь?! - по-русски кричали, подбадривая его столпившиеся вокруг арабы.
  Им было весело, перед глазами игрался забавный спектакль, итогом которого в любом случае будет смерть. Одна, или две, это уж как получится. Где-то сбоку мелькнул хищно сверкнувший глазок видеокамеры. Так-то вот, они и про видеосъемку не забыли! Выстрели сейчас и после не отмоешься, до конца жизни с ними будешь, душу им продашь с потрохами. Не человеком тебе дальше жить, а травленым волком, волком-людоедом, которому обратной дороги уже никогда не будет. Но ведь Колумбиец все равно умрет! И так, и так ему не жить! Ему так даже лучше, хоть без мучений умрет, без издевательств... Это же простая арифметика, пусть лучше погибнет один, чем оба, правда ведь? Ну это же понятно каждому... Ну! Ну!! Ну!!! Палец на спусковом крючке, будто сам по себе, как бы нехотя, преодолевая невероятно сильное сопротивление, пополз назад.
  - Тащ капитан! Тащ капитан! Не надо! Пожалуйста, не надо! - зачастил, дергая губами солдат. - Я все сделал, как вы говорили... Все... Правда. Они только меня одного взяли. Слышите, одного! Не надо, тащ капитан, пожалуйста! Не надо стрелять, тащ капитан! Тащ капитан!!!
  - Стреляй! Ну! - голос Саладина хлестнул по нервам ударом бича.
  - А-а! Суки! - в голос взвыл Волк, зажмуривая глаза и дожимая спуск.
  Грохот выстрела ударил в уши невыносимым громом, будто не маленький пистолет стрелял, а, как минимум, мощная гаубица. Рукоять выскользнула из дрожащих обессиленных пальцев. Лязгнул о камень металл, потом послышался мягкий звук завалившегося тела. Весело загомонили арабы. Не открывая глаз Кэп тоскливо, по-звериному завыл, качаясь из стороны в сторону, выплескивая в обращенном к небесам стонущем вопле весь ужас, презрение к себе и запоздалое раскаяние... Вот только небеса оставались глухи к его мольбам. Может тот, кто все же есть там наверху, не слышал этот полный боли стон, был, чем-то занят, а может, ему просто не было дела до страданий маленькой ничтожной букашки, вдруг переставшей быть человеком.
  - Ты чего орешь?! - грубый рывок за плечо встряхивает его, заставляет открыть глаза.
  Вокруг темнота лишь слегка подсвеченная заглядывающими в открытое окно звездами. Лицо склонившегося над ним Фашиста, в этом освещении видится бледным размытым пятном, вовсе не заспанные, как обычно остро и проницательно смотрящие глаза, кажутся темными бездонными провалами.
  - Чего орешь, говорю? Время два часа ночи. Спи, давай!
  - Извини, кошмар приснился, - сипло, едва выдавливая непослушные звуки из сведенного судорогой горла, хрипит Волк.
  - Ничего, бывает, дядя Жень... Что, мальчики кровавые в глазах?
  - Да, что-то вроде... - теперь он уже лучше владеет голосом, и тот звучит почти спокойно и ровно. - Пойду, покурю на балконе, воздухом ночным подышу.
  - Иди, иди, - соглашается Фашист. - Врачи советуют... Полезно.
  Желанной ночной прохлады на огороженном витыми гипсовыми колоннами балконе, прилепившемся к стене маленького отеля на уровне второго этажа, Волк не нашел. Ночь дышала в лицо удушливым жаром, густо замешанным на вони канализации и гниющих отбросов. Оно и понятно, гражданское население давно покинуло обреченный город, бросив и свое имущество и дома. Лучше быть нищим, но живым, чем умереть на нажитом добре. В городе остались только, готовящиеся к обороне боевики, а им было не до таких мелочей, как вывоз мусора и ремонт давно забившихся стоков. Потому, учитывая летнюю жару, весь город просто тонул в тошнотворных запахах гнили и разложения. Вокруг ни огонька. Бинт-Джебейль спал, тревожно ворочался во сне, изредка вздрагивая от то и дело хлопавших где-то на окраинах выстрелов. Это шайки мародеров делили между собой добычу в брошенных жителями частных домах. В центр они старались не заходить, чтобы не нарваться на не жалующих их боевиков, потому на этих искателей чужого добра пока что никто не обращал особого внимания, лишь бы под ногами не путались.
  Волк вытянул из пачки сигарету, дрожащими пальцами сунул ее в рот и долго чиркал ломающимися в руках спичками о коробок, пытаясь прикурить. Наконец удалось, он, глубоко, всей грудью втянул горький дым, чувствуя, как уходит, растворяется в табачной горечи владеющее им напряжение, разжимаются сжавшие сердце тиски. Мысли потекли ровнее... Вспомнилось, как вот так же он курил ночью на балконе, глядя на искалеченный, погруженный во тьму город под названием Грозный. Вот только тишины в те дни в чеченской столице не было. Стрельба и вопли веселящихся чеченцев не смолкали до утра. Как же! Они считали, что смогли победить Россию, отстоять свою независимость и вырвать принадлежащее им по праву из алчной пасти северного соседа. После подписанных в Хасавюрте мирных соглашений радостная эйфория охватила даже самых трезвомыслящих. По городу носились абсолютно дикие слухи о том, что Яндарбиев якобы потребовал от русских компенсацию за все страдания, причиненные чеченскому народу и те, конечно, согласились заплатить. Еще бы! Куда им деваться, ведь иначе мы их просто порвем. Продолжим войну уже на их территории и тогда уж сполна посчитаемся за все! Давно пора вышвырнуть русских с Кавказа! Или пусть платят! По слухам сумма, причитающаяся каждому чеченцу, колебалась в районе ста пятидесяти тысяч долларов, и должна была уже вот-вот быть выплачена на руки. Доходило до того, что в Грозном даже занимали под эту грядущую выплату вполне реальные деньги и брали банковские кредиты. Все находились постоянно в приподнятом настроении, в ожидании богатства, что должно было вот-вот свалиться им на головы. Каждый день завершался праздником, со стрельбой в воздух, запуском сигнальных ракет и ритуальным зикром на площади.
  Однако в отряде Саладина общего веселья не разделяли. Профессиональные наемники не слишком довольны были сложившейся ситуацией. В результате мирных соглашений они оставались не у дел, без работы. "Это абсолютно нечестно! - досадливо качал головой Саладин. - Тупые скоты - чеченцы, просто-напросто купили себе победу! Причем купили ее на российские же деньги. Это самое грандиозное надувательство в истории. Надо же - игрушечная война на заказ". Он был, бесспорно, умен, этот практически без акцента говоривший по-русски ливанец, которого склонность к авантюрам толкнула на рискованный и неверный жизненный путь наемника. И надо отдать ему должное, не будучи настоящим жителем Чечни или России он намного лучше коренных обитателей видел суть сложившейся проблемы и гораздо реальнее смотрел на вещи. Неудивительно, что наемник чувствовал себя обманутым, он-то рассчитывал на длительное противостояние, приносящее его команде стабильный доход, а в результате неприкрытого предательства российскими политиками своей собственной армии, вышло так, что здесь больше нечего было делать. Вливаться в формирующуюся армию Ичкерии он не желал, а воевать самостоятельно, как раньше, было не с кем.
  Единственным, кто неприкрыто радовался сложившейся ситуации, был новый русский член отряда. Хоть и была уже перейдена в момент рокового выстрела в развалинах девятиэтажки некая роковая черта, но стрелять в своих, вести с ними бой, Женька Севастьянов наверняка бы не сумел. А ведь пришлось бы... Война штука такая, или стреляешь и убиваешь ты, или убивают тебя. Третьего не дано. "Звать мы тебя будем Волком, - заявил Саладин. - Чувствую я что-то волчье в твоей натуре". Волк, так Волк... Он не возражал, после убийства Колумбийца бывший капитан впал в равнодушный ступор. Словно автомат он делал то, что ему говорили, ел, не чувствуя вкуса пищи, пил, потому что так надо, спал, проваливаясь в черную пропасть без сновидений... Его не оставляло ощущение того, что тот пистолетный выстрел убил вовсе не Колумбийца, убил его самого, превратив в жуткого бездушного зомби, который продолжает ходить, говорить, что-то делать... Но при этом полностью лишен души, превращен в ожившего по чьей-то злой воле мертвеца, в ходячий труп. Так, какая разница, как будут называть этого зомби окружающие, настоящие живые люди? Пусть зовут Волком, если хотят.
  Отряд Саладина состоял всего из десятка боевиков. Костяк его составляли жители Ливана и примкнувшие к ним иорданцы и иранцы. Славянином и вообще представителем белой расы был только он один, потому остальные относились к нему с едва скрываемым недоверием, хотя сам Саладин не редко демонстративно выказывал русскому наемнику свое расположение. Ну что же, тут ничего не поправишь, свой среди чужих, чужой среди своих, известное дело. Все бойцы отряда, насколько успел оценить Волк, были настоящими профессионалами, людьми войны, впитавшими в плоть и кровь ее жестокие законы, умевшими убивать влет, без сомнений и лишних рефлексий. К его удивлению почти все они отлично говорили по-русски, на этом языке решали все вопросы с чеченцами, и даже между собой предпочитали общаться тоже именно так. По обрывкам подслушанных разговоров он вскоре понял, что кого-кого, а уж исламских фанатиков в отряде нет вовсе, и воевать сюда эти люди прибыли совсем не за зеленое знамя пророка, а только лишь за собственный кошелек. И уж эту войну они ведут куда как с большим рвением. Чеченцев арабы недолюбливали и презирали за их дикость и умственную ограниченность, за то, что те, пытались исламом прикрыть проявление своих грабительских инстинктов. Нет, насчет помародерствовать, ограбить местное население, без разницы, какой оно национальности, люди Саладина тоже были отнюдь не дураки, но они при этом не пытались прикрываться Кораном и знаменем борьбы с неверными.
  После подписания Хасавюртовских соглашений отряд Саладина обосновался в центре Грозного, захватив два этажа не слишком разгромленных квартир в пятиэтажке на Партизанской улице. Тогда это делалось запросто. Имея автомат и твердый характер, можно было поселиться в любых апартаментах, лишь бы хватило железа в позвоночнике после отстаивать их от других претендентов, которых по городским улицам шлялось немеряно. В город стекались не только крупные отряды известных полевых командиров, более менее организованные и спаянные некой дисциплиной, но так же и огромное число мелких откровенно бандитского толка шаек и даже просто агрессивных и предприимчивых одиночек, в поисках счастья и богатой добычи покинувших обжитые места. В круговерти этой разношерстной человеческой мути, порой было чрезвычайно сложно ориентироваться, еще сложнее было уцелеть не став случайной жертвой, шныряющих вокруг акул и пираний. Потому ночная стрельба в Грозном велась отнюдь не только в воздух, и причиной ее была не одна лишь радость по поводу долгожданной победы. Под покровом тьмы, мародеры шныряли по брошенным квартирам, бандитские шайки мерялись крутизной и грабили еще уцелевшее мирное население, даже средь бела дня в одиночку и без оружия выйти на улицу мог только совершенно безрассудный человек. Победа, независимости по-чеченски. Когда каждый стал независим не только от России, но еще и от защищавших его раньше российских законов. Волчье время.
  Саладин вернулся уже в сумерках, после того, как пропадал где-то весь день. Вид у командира наемников был усталый, но донельзя довольный. Собрав весь отряд в специальной совещательной комнате, куда боевики стащили уцелевшую мебель чуть ли не со всего дома, Саладин, дождавшись пока все рассядутся и приготовятся его слушать, открыл совет.
  - Братья, я считаю, что скажу сейчас то, о чем думают все здесь сидящие, - он обвел замерших наемников внимательным взглядом, чуть дольше задержавшись при этом на непроницаемом равнодушном лице Волка. - Война закончилась, и нам больше нечего делать в этой стране.
  Наемники оживленно задвигались, одобрительно загудели.
  - Но! - Саладин поднял вверх руку, призывая их сохранять спокойствие. - Все вы знаете, что мы долго и честно бились за свободу Ичкерии, а значит, заслужили немалую награду.
  В ответ раздалось общее одобрительное ворчание. Да, они все были не против того, чтобы их наградили, считали это вполне заслуженным.
  - Однако, взявшие с нашей помощью власть в этой стране люди, забыли о наших услугах, - горестно опустил взгляд в пол Саладин. - Они не хотят делиться с нами ни полученной властью, ни деньгами, ни славой. Они вообще хотели бы сделать вид, что таких, как мы вовсе не существует на свете. А может даже не только сделать вид, а претворить эти мысли в реальность. Так что же нам делать в сложившейся ситуации?
  Арабы заворожено молчали, уставившись в рот своему вожаку, ловя каждое его слово. Даже Волк, вроде бы начавший догадываться куда клонит хитрый ливанец, позволил себе чуть податься вперед, а по сковавшей его душу броне безразличия пробежали первые едва заметные трещины.
  - Я заявляю, братья! Те, кто хочет нас обмануть, не ценит наших услуг, вообще отворачивается от нас, те нам не друзья, и мы им ничем не обязаны! - голос Саладина гремел, набирая обороты. - А потому мы сами должны взять то, что принадлежит нам по праву! Сами, своей рукой, потому что никто не сделает этого за нас. И пусть гнев Аллаха падет на головы тех, кто забыл сражавшихся рядом с ними в дни священного джихада братьев. И теперь я спрашиваю вас: верите ли вы мне, пойдете ли вы со мной туда, куда я вас поведу?
  Последние слова Саладина потонули в дружном восторженном реве.
  А уже на следующее утро Волк в паре с угрюмым и неразговорчивым Али сидел в засаде, на крыше чудом уцелевшей девятиэтажки с которой открывался шикарный вид на здание Госбанка. Солнце ласково гладило лучами их спины, прохладный, налетавший порывами ветерок обдувал разгоряченные лица. До банка было по прямой не больше двухсот метров, потому все происходящее внизу они отлично различали даже без биноклей, да и то сказать, бинокль в здешних местах штука опасная. Когда по улицам ходит огромная масса изрядно повоевавших людей с готовым к бою оружием в руках, любой случайный блик, напоминающий о ненавистных снайперах федералов, изрядно кровушки попивших у чеченцев, может быть для незадачливого наблюдателя просто смертельно опасен. На ступеньках, поднимающихся к ведущим внутрь дверям, расселись вооруженные автоматами бородачи - охрана. Охранники принадлежали к элитному Президентскому полку национальной гвардии, носившему имя Дудаева. Именно они держали под контролем все правительственные здания в Грозном, несли охрану членов нового правительства республики. Соответственно и за безопасность Национального банка тоже отвечали они. По слухам в Президентские гвардейцы попадали лишь самые отчаянные и опытные головорезы, совершившие немало подвигов во славу Аллаха. Волк криво ухмыльнулся, вот сегодня вечерком мы на них и посмотрим в деле. Пустим кровь уродам, заодно и за Колумбийца посчитаюсь. В его измученном упреками совести мозгу, обстоятельства смерти злосчастного рядового как-то так причудливо трансформировались, что вроде бы теперь виновными в ней оказались как раз эти самые чеченцы, что сейчас лениво переговаривались, развалившись на ступеньках. Волк едва сдерживался, чтоб не дать по ним автоматную очередь уже сейчас. Минутная стрелка на часах ползла со скоростью беременной улитки. Лишь бы не подвел неизвестный информатор Саладина, лишь бы все оказалось правдой.
  - Спокойно лежи. Что ты дергаешься? - Али покосился на него с недовольством, мало того, что дали в напарники этого еще вчера бывшего врагом русского, так он к тому же какой-то дерганный весь.
  - Хорошо, лежу, - с усилием пряча бушевавшую внутри злость, выдохнул Волк.
  Али смерил его презрительным взглядом, хотел уже сказать что-то обидное, но вдруг отвлекся, уставившись куда-то через его плечо.
  - Смотри! Едут! - голос сиплый от волнения, глаза с расширившимися во всю радужку зрачками.
  Волк стремительно развернулся, впиваясь взглядом в выползающую на площадь маленькую колонну. Два черных сверкающих лаком джипа, а за ними ободранный армейский БТР-70 с намалеванным на броне флагом свободной Ичкерии. Сидящие на ступеньках гвардейцы повскакали со своих мест, замерли, настороженно вглядываясь в лица вновь прибывших. Джипы шурша по асфальту мощными протекторами остановились прямо возле входа в банк. Захлопали двери, из машин выскакивали по всем правилам бандитского шика разодетые чеченцы. Темные очки-консервы, топорщащиеся от всевозможного воинственного барахла импортные разгрузки, добротный натовский камуфляж. Все говорило о том, что прибыли не абы кто, а настоящие горные орлы, элита бандитской армии. Волк аж зубами заскрипел от злости, глядя на их самодовольные, уверенные рожи. Вот начали здороваться с охраной, жать руки, обниматься. БТР тем временем занял позицию между джипами и окружающим площадь комплексом зданий, развернув тупорылое пулеметное дуло в сторону возможной угрозы.
  Наконец с взаимными лобзаниями было покончено и вновь прибывшие принялись таскать в распахнувшиеся двери Национального банка, запечатанные брезентовые сумки. Ровно восемь штук.
  - Есть! - тихо прошипел Али. - Есть! Слава Аллаху Милостивому и Всемогущему!
  "Да, не подвел информатор! - думал меж тем про себя Волк. - Слава Богу, значит, задуманному на ночь делу быть. Вот тут-то я и посчитаюсь за все! Будет случай напиться вражьей кровушки, будет!"
  В восьми брезентовых мешках, привезенных в Национальный банк под столь внушительной охраной, содержалось без малого восемь миллиардов российских рублей, направленных в мятежную республику федеральным правительством в рамках программы восстановления ее внутренней инфраструктуры. Чем не контрибуция с проигравшей стороны?
  Откуда узнал о предстоящей доставке денег арабский наемник Саладин так и осталось тайной, но по этому поводу можно сказать, не рискуя слишком уж погрешить против правды одно: "Деньги легко находят путь к сердцам людей, открывают любые двери и развязывают любые языки".
  Волк, стоя на узком балконе и глядя на чужой расположенный за многие тысячи километров от его родины город, глубоко затянулся, наблюдая, как вспыхивает яркой звездой огонек на конце сигареты, так же ярко смотрится в темноте летящий к цели гранатометный выстрел.
  Ударивший по ушам грохот выстрела и вой летящей гранаты. Почти в упор, из-за угла ближнего к банку здания. Взрыв, похожий на вспыхнувший в ночи бенгальский огонь, расшвырял в разные стороны, разнес вихрем специально насеченных убойных элементов темные фигуры охранников на ступеньках. Китайцы плевать хотели на положения международных конвенций, запрещающие изготовление осколочных гранат для РПГ, поэтому их продукция весьма дорого ценится здесь понимающими людьми. Вот и сейчас одной гранаты оказалось вполне достаточно, чтобы разом смести всю внешнюю охрану. Правда оставалась еще внутренняя, та, что надежно укрыта сейчас внутри здания за металлическими дверями и забранными витыми железными решетками окнами. Несколько гранатометов ударили разом, полностью забивая звонким гулом и так оглохшие уши. На этот раз нормальные кумулятивные гранаты, две, одна за другой в двери, две в окна, туда, где по составленной от руки схеме, которую бережно прячет в нагрудном кармане Саладин, должно было находиться спальное помещение охранников.
  - Вперед! Вперед! - надрывается командир, размахивая автоматом.
  Черные стремительные тени бросаются через площадь к выбитым гранатометным выстрелом дверям. В дверном проеме клубится дым, перемешанный с пылью, отлетевшей со стен штукатурки. Сквозь плотную завесу вдруг ярко вспыхивает четырехлучевая звезда автоматного пламени. Пули зло рвут воздух прямо над головой. Рука сама скользит в карман разгрузки, нащупывает гладкое холодное на ощупь яйцо наступательной гранаты. Замах, и гремучая смерть улетает вперед. Низко пригнувшись и закрываясь наискось автоматом, Волк рвется следом. Быстрее, быстрее! Сейчас единственный шанс уцелеть, это скорость. Рядом скользят пятнистые силуэты наемников, лица скрывают глухие черные маски. Неожиданно из глубины живота поднимается истерический смех, вспоминается шутка Саладина.
  - Эй, Волк, знаешь, зачем пасечник надевает маску, когда идет собирать мед?
  Прищуренные глазки командира хитро поблескивают, вопрос явно с подвохом. Женька равнодушно мотает головой, ему все равно.
  - Если пчелы потом узнают, убьют! - довольно изрекает ливанец, протягивая ему черную маску, мешок с дырами для глаз и рта. - Понял намек?
  Взрыв, гудящие колокольным звоном уши, едва различают его как далекий безобидный хлопок. Ударная волна боксерской перчаткой толкает в лицо, но на таком расстоянии она слишком слаба, чтобы сбить его с ног.
  - Давай, русский! - ревет где-то сбоку Али. - Порвем уродов!
  Под ногами ступеньки крыльца, ботинки звонко цокают по ним, перелетая за один шаг сразу через три штуки. Быстрее, быстрее! Пока не опомнились, пока не ударили в упор из пулеметов. Темп, темп!
  Вот и повисшая на одной чудом удержавшейся петле стальная створка и свернувшийся клубком, посеченный осколками труп стрелка рядом. Короткая очередь под ноги на бегу, на всякий случай, мало ли что. Попал, не попал останавливаться и смотреть некогда. Темп!
  Чужое, одышливо задыхающееся, нестерпимо воняющее потом и страхом тело, вылетает ему навстречу из-за угла. Палец автоматически нажимает на спуск и короткая, экономно отсеченная очередь отбрасывает чеченца с дороги. Воздух рвет истошный вопль боли. Вот эта распахнутая дверь должна вести в помещение для отдыха охраны, теперь стоп, теперь надо аккуратно. Прижимаясь спиной к шершавой стене, Волк скользит, настороженно вслушиваясь в то, что происходит за закрытой дверью. Там слышатся приглушенные голоса, какая-то возня, шорохи и скрипы. Ага, затаились, козлятки! Ждете? Ну-ну... Рядом возникает Али, показывает знаками: "Давай на два счета!". "Давай!" - кивком соглашается Волк, замирая с автоматом наготове у самого косяка. Али перебегает вперед и застывает по другую сторону двери. В руках араба граната Ф-1. Фенька гарантированно выкосит всех, кто находится за дверью. Али кивает головой - готов! Будто подброшенный распрямившейся внутри пружиной, Волк с силой бьет носком ботинка в дверь. Она распахивается, с размаху впечатываясь в стену, и в тот же миг Али сильным броском закатывает гранату внутрь. Синхронно оба приседают, зажимая ладонями уши. Удар! Одним коротким рывком оба бойца врываются в помещение, готовые к стрельбе автоматы уперты в плечи. Волк падает на колени и так на них и выезжает почти на центр комнаты. Али страхует по верхнему уровню. Даже не сговариваясь, они распределились по высоте, чтобы не задеть своим огнем друг друга. Вот что значит боевой опыт, и вовсе без разницы в какой армии и на какой войне он получен.
  Однако стрелять, похоже, не в кого. В комнате три залитых кровью трупа и один еще живой чеченец с искромсанным осколками животом, серые ленты внутренностей, будто щупальца неведомого монстра вытарчивают из набухшей кровью камуфляжной куртки. Чеченец молчит, только тяжело дышит, так что при каждом вдохе бурно вздымается грудь. Выкатившиеся из орбит глаза, бессмысленно смотрят в потолок. За его спиной зарешеченное окно и застрявший сошками в прутьях пулемет ПК. Вот чего они здесь возились, сообразили, что враг уже в здании и пытались освободить попавший в стальной плен пулемет. Волк, заворожено глядя в остановившиеся глаза раненого чеченца медленно, словно в тяжелом кошмарном сне поднимает автомат, ствол опускается, почти упираясь в голову охраннику, но во взгляде того, так и не мелькает ни тени мысли, он уже на небесах, к нему тянут прохладные, пахнущие благовониями ладони обворожительные гурии. Очередь. Тело конвульсивно дергается под пулями и замирает.
  - Упокой Аллах его душу! - издевательски хохочет Али, хлопая по плечу замершего Волка. - Пойдем, русский! Пора делить сокровища!
  Докуренная до самого фильтра сигарета падающей звездой прочертила темноту ливанской ночи. Волк долго смотрел ей вслед, туда, где уже на земле все еще продолжал тлеть рубиновый огонек.
  
  
  
  Утром их разбудил бесцеремонный грохот ударов прикладами и ботинками в запертые металлические ворота. Волк с Фашистом, когда устраивались в Бинт-Джебейле, не особо раздумывая, пошли по наиболее простому пути. Пользуясь тем, что практически все гражданское население покинуло город, они просто захватили в свое личное пользование небольшой частный миниотель, представлявший из себя двухэтажное здание, рассчитанное на десять номеров для постояльцев, общую столовую на первом этаже и довольно солидную территорию вокруг дома, окруженную глухим каменным забором. Теперь добраться до них можно было только через те самые, запертые предусмотрительными Абдами на ночь ворота, которые и сотрясались сейчас от града ударов.
  - А ну прекратить этот грохот! - заорал только что проснувшийся и от того злой и раздражительный Фашист, распахнув окно.
  - Отпирай! - рявкнули снизу в ответ, продолжая греметь прикладами.
  - Я те щас отопру! Вот я те щас отопру! - вконец взъярился Фашист. - Эй, Волчара, где у нас гранаты?! Подай-ка мне одну для гостей!
  Еле продравший глаза после практически бессонной ночи Волк, непонимающе уставился на что-то тараторящего на арабском напарника. Зато внизу сразу смолкли, послышались тихие совещающиеся друг с другом голоса. А потом кто-то робко прогундосил, не показываясь из-за забора:
  - Нам нужен командир группы "Голубь" и его русский друг. Скажите, они здесь живут?
  - Ты сначала покажись, уважаемый! - все еще грозно, но уже больше играя гнев, рыкнул Фашист. - А ну всем, кто не хочет словить прямо сейчас гранату, выйти на середину улицы, чтоб я вас видел.
  Внизу вновь заспорили шепотом, так что не было слышно, что конкретно там говорят.
  - Считаю до трех! - голый по пояс Фашист высунулся из окна так далеко, что Волк всерьез начал опасаться, как бы напарник не вывалился невзначай. - Раз! Два!
  - Не надо гранату! Не надо! - заверещали из-за забора. - Нам приказали доставить вас к шейху Халилю. Приказали доставить немедленно! Все, не надо гранату, мы выходим!
  Услышав имя шефа Аппарата центральной национальной безопасности, Волк разом подскочил с постели и высунулся в окно. Сонливость сняло, как рукой. Шейх просто так беспокоить не стал бы. Да и само появление его в Бинт-Джебейле в тот момент, когда туда вот-вот должны были войти израильские войска, уже говорило о чрезвычайной важности предстоящего задания. Трое типичных боевиков "Хизбаллы" одетых в темно-зеленую камуфляжную форму неловко переминались посреди улицы.
  - Что, сам Халиль здесь? - переспрашивал удивленный не меньше своего старшего товарища Фашист. - Откуда он взялся?
  - Приехал утром на трех машинах с охраной. Приказал немедленно вас отыскать. Наверное, всю ночь был в пути. Ночью самолеты не бомбят, можно ездить. Сейчас он в четвертом бункере в Северном секторе, ждет вас.
  - Хорошо, мы сейчас оденемся и выходим. Машина у вас есть?
  - Да, есть машина.
  - Ладно, ждите в ней. Сейчас мы свою заведем, и будете показывать дорогу.
  Фашист уже хотел было захлопнуть окно, но старший прибывших за ними боевиков отрицательно замахал руками.
  - Нет, приказано доставить вас на нашей машине, а потому отвезти обратно. Не надо свою брать. И не надо брать ваших людей, которые из Ливана. Шейх приказал, чтобы пришли только русские!
  - Это еще что за дела? - вслух удивился Фашист, непонимающе глядя на Волка.
  Тот в ответ, молча, пожал плечами, изобразив на лице философское смирение. Про себя же подумал, что ничего хорошего подобный вызов не сулит, а раз не привлекают истинно мусульманскую часть команды, то поручение должно быть наверняка делом щекотливым, находящимся на самой гране того, что дозволено правоверному, а может и переходящим эту весьма расплывчатую грань.
  Шейх ждал их в личном кабинете командира сектора. Сидел в углу, поджав ноги на цветастом молитвенном коврике с великолепным презрением игнорируя европейскую мебель, которой был обставлен кабинет. Во всем, что касалось канонов восточной культуры, соблюдения традиционного уклада, Халиль был показательно ортодоксален, и хотя и не требовал от своих подчиненных таких же жертв, но зная нрав и привычки шефа, практически все сотрудники Аппарата центральной национальной безопасности старались так же во всем придерживаться истинно исламских традиций. Волк, почтительно склонившись в дверях, исподтишка оглядел худощавую высохшую фигуру шейха, облаченную в небрежно наброшенный на плечи черный халат. Халиль с последней их еще довоенной встречи сильно изменился. Черты его и без того ястребиного лица невероятно заострились, глаза покраснели от долгой бессонницы, а щеки ввалились обтянув желтой, как древний пергамент кожей, вытарчивающие вперед скулы. Да видно не сладко пришлось ему с началом боевых действий! На голове шейх обычно носил традиционную черную чалму с зеленой повязкой хаджи, сегодня зеленая лента отсутствовала, и это Волк тоже счел дурным знаком. Снять подобную почетную регалию, правоверного могло побудить лишь участие в деле, которое он не считает правильным и угодным Аллаху. Так что отсутствие повязки сегодня говорило само за себя.
  - Входите, входите, друзья мои, - радушно распахнул им навстречу объятия шейх.
  Однако с места не встал, и даже не приподнялся, ограничившись лишь формальным жестом приязни. Волк про себя накинул еще несколько гирек на чашу весов отмерявшую рост его дурного предчувствия. Обычно Халиль был не столь ласков, сколь деловит, не скрывая своего утилитарно прагматичного отношения к наемникам. Уж своими друзьями он всяко их ни разу не называл, явно готовит какую-то гнусную пакость.
  - Входите, садитесь, где удобнее, разговор будет долгим, - приглашающе повел ладонью Халиль.
  Как и положено примерному мусульманину, Волк, под острым взглядом главного ревнителя исламских традиций Партии Аллаха, дисциплинированно опустился на пятки. Фашист, свободный по своему вероисповеданию от подобных условностей, нахально уселся на стул, презрительно игнорируя пронзивший его острым кинжалом из-под кустистых бровей взгляд Халиля. От Волка не укрылось, как непроизвольно дернулся кадык шейха и плотнее сжались губы, будто не пуская наружу готовые вырваться гневные слова. "Ох, довыпендривается глупый мальчишка... Доиграется с огнем...", - горестно качнул он головой, но перевоспитывать Фашиста было занятием бесперспективным, Волк знал это абсолютно точно.
  - Вы знаете, что уже третью неделю идет война с неверными, - откашлявшись тихо начал Халиль. - Войска захватчиков уже здесь, на нашей земле. Постоянные воздушные удары подрывают мужество защитников страны. К сожалению, в наши времена сердца правоверных не столь тверды и полны мужества, как в далекую старину.
  Халиль значительно посмотрел прямо в лицо сидящему напротив него Волку и, понизив голос до едва различимого шепота, продолжил:
  - Поэтому сегодня нам нужен пример ужаса. Некий символ звериной жестокости врага, который мог бы зажечь справедливую ярость в сердцах жителей Ливана, вернул им утраченное мужество и стойкость.
  - И что же может стать таким символом? - почтительно спросил, заглядывая в полузакрытые глаза шейха Волк.
  - Не торопись, - властным жестом руки Халиль остановил его. - Жестокости и варварству врага нет предела. Под ударами его бомб и ракет десятками и сотнями гибнут беззащитные люди, не сделавшие агрессору ничего плохого, не представлявшие для него никакой угрозы. Это ли не символ мученичества? Это ли не вызов нам? Разве не взывают о мести невинно погибшие души? Разве не заставляют нас крепче сжимать оружие?
  Волк подтверждающе закивал головой, осторожно показав из-за спины кулак нагло улыбавшемуся во весь рот в процессе всего эмоционального выступления шейха Фашисту.
  - Каждый пример в отдельности достоин того, чтобы покарать агрессора самой страшной карой. Плохо лишь то, что когда погибает маленький человек, простой крестьянин, то об этой трагедии знают лишь его близкие, ну может быть односельчане. Ярость и ненависть не обретают массового масштаба, не распространяются на всю страну. Нужно чтобы одновременно погибло очень много таких маленьких людей, чтобы всколыхнуть заблудших, вернуть в их сердца жажду справедливой мести.
  - Надо ждать, когда израильская авиация нанесет особенно мощный удар, - склонил голову Волк.
  - Увы, - лицо шейха отражало искреннее неподдельное горе. - Увы, мы не можем ждать, когда это случится. Слишком быстро мужество оставляет наших людей... Мы не можем терять это время...
  - Так значит... - внутренне цепенея от внезапной догадки начал Волк.
  Даже все время скептически усмехавшийся Фашист опасно подобрался, подавшись вперед всем телом и внимательно всматриваясь в прикрытые веками глаза шейха. Тот скорбно склонил голову, соглашаясь.
  - Когда и где? - голос Фашиста звучал собранно по-деловому. - И какова цена?
  - Три ваших обычных ставки, - холодно отрезал Халиль. - Необходимо подорвать жилой дом в деревне Кфар Кана. Подорвать вместе с жителями, так чтобы было максимальное количество жертв среди гражданского населения.
  Волк замер, не веря собственным ушам, так это чудовищное предложение прозвучало в устах шейха буднично и просто. Зато Фашист, уже обдумывавший предстоящую операцию, тут же уточнил:
  - Как это должно быть связано с Израилем?
  Шейх хрипло рассмеялся.
  - Конечно, идеальным вариантом было бы подорвать дом во время налета израильской авиации. Но вы ведь не захотите закладывать взрывчатку под бомбами, правда? Да и какой смысл подрывать жилье, если все люди в это время будут в убежище?
  - Разумеется, - сухо отозвался Фашист, начав выстукивать пальцами на полированной столешнице какой-то неизвестный Волку марш.
  - В таком случае план таков: в этой деревне как минимум два десятка многоквартирных домов. Бомбят ее часто. Хотя бы одна бомба должна во время очередного налета ударить рядом с каким-нибудь из них. Нужно отследить этот момент. И после налета подготовить и произвести подрыв дома в то время, когда жители уже вернутся из убежищ по своим квартирам.
  - Если подрыв готовить и производить после налета, то сложно будет увязать это с действиями вражеской авиации.
  - Это уже не ваша забота. Ну, скажем, наши эксперты обследуют место трагедии и дадут четкое заключение о том, что дом обрушился в результате того, что был поврежден во время налета. Или найдем еще какой-нибудь приемлемый вариант. Это уже не ваше дело. От вас требуется только осуществить подрыв.
  - Наши гарантии?
  - Какие гарантии? - натягивая на лицо маску удивленного простака, переспросил Халиль.
  - Гарантии, что вы не решите нас после операции зачистить, как нежелательных свидетелей, - жестко рубанул Фашист. - Или, скажете, что такой вариант не приходил вам в голову?
  - Что ж, не буду отрицать, - с подкупающей искренностью улыбнулся шейх, разводя руками. - Думал, думал и об этом...
  - И что? - Волк с искренним интересом глянул на шефа.
  - И ничего, - благодушно отозвался Халиль. - Подумал и отказался от этой идеи. Решил, что ликвидировать вас нерентабельно. Словам вашим все равно никто не поверит. Да и кому вы будете рассказывать об этом? Трибуналу? Ведь кровь невинных жертв окажется в первую очередь на ваших руках, не на моих! Мы будем с вами в одной лодке. Так зачем, при таких обстоятельствах, мне лишаться моей лучшей диверсионной группы?
  - Хотелось бы все же более ощутимых гарантий, - с мелькнувшими в голосе жесткими нотками отрезал Фашист.
  - Из гарантий, будет лишь мое слово, - ожег его злобным взглядом шейх. - Или тебе этого мало, гяур!
  Показное добродушие сползало с его лица, как сползает под струей растворителя старая автомобильная краска, обнажая серую сталь.
  - Мало, - невозмутимо отозвался Фашист. - Человек своему слову хозяин: хочет дает, хочет обратно забирает... Если тебе нечего больше предложить, то мы отказываемся. Ищи других дурачков...
  - А вы уже не можете отказаться, - яростно сверкнул глазами шейх. - У вас уже нет выбора!
  - У человека всегда есть выбор... - меланхолично протянул Фашист, болтая в воздухе носком правой ноги, закинутой на колено левой.
  - Он хочет тебе сказать, Фаш, что мы выйдем отсюда живыми, только если согласимся... - внимательно вглядываясь в лицо Халиля, произнес Волк. - Иначе нас просто не выпустят. Мы уже нежелательные свидетели, мы знаем об его планах, и теперь он нас не отпустит. Единственный шанс остаться в живых, сделать, как он говорит. Тогда мы тоже будем замазаны по уши, и он, может быть, решит поверить в наше молчание.
  Шейх едва заметно кивнул, подтверждая правоту наемника.
  - Вот как... - протянул, качая головой Фашист.
  Волк кинул в его сторону быстрый тревожный взгляд, уж очень не понравился ему тон напарника. По лицу Фашиста ползла знакомая змеиная улыбка, абсолютно не отражавшаяся в ставших пустыми и холодными глазах. Такое выражение лица у напарника Волк уже видел неоднократно, и всякий раз оно оказывалось верным предвестником крупных неприятностей ожидавших всех окружающих.
  - Фаш, - начал он, примирительно вскидывая вверх раскрытые ладони. - Не надо...
  Грохот распахнувшейся двери прервал его. В кабинет ввалился задыхающийся от быстрого бега боевик в черном комбинезоне коммандос.
  - Господин! - захлебываясь выдавил он. - Господин! Они вошли в город! Кяфиры в городе, начался штурм! Вам надо срочно эвакуироваться! Они скоро будут здесь! Я и мои люди проведем вас по тоннелям за пределы города.
  - Вот и хорошо, - заторопился Волк. - Бегите, Халиль, ваша жизнь слишком ценна для Партии Аллаха. А мы с напарником пойдем, посмотрим, чем мы можем помочь наверху. Там к тому же наши ребятки одни, без присмотра остались...
  Он почти тащил за рукав, упирающегося Фашиста, все еще прожигавшего шейха ничего хорошего не сулящим взглядом.
  - Не вздумайте позволить им себя убить, - сухо предупредил Халиль. - Когда настреляетесь, немедленно выбирайтесь из города и свяжитесь со мной по рации, частоту и позывные вы знаете. Хотите вы того, или нет, нам придется вернуться к этому разговору.
  - Конечно, конечно... - китайским болванчиком кивал Волк, изо всех сил выпихивая Фашиста из комнаты.
  Когда они выскочили из подземного укрытия на поверхность, то сразу поняли, что штурм действительно начался и драка идет не шуточная. Со стороны северной окраины города неслась ожесточенная автоматная перебранка, в звонкие голоса родных "калашей" вплеталась более глухая скороговорка американских винтовок, бухали подствольники, хлопали разрывы ручных гранат. А вскоре над головами повис зловещий минометный вой.
  - Смотри-ка, все по-взрослому! - повернулся к напарнику Волк.
  Глаза у Фашиста горели, ноздри возбужденно раздувались, он улыбался.
  - Пойдем, постреляем?
  - На фига? - искренне удивился Волк порыву напарника. - Без нас разберутся. Еще не хватало шальную пулю поймать.
  - Пуля дура, штык - молодец, - мечтательно протянул Фашист. - Пойдем, хоть посмотрим, что там к чему. Если что, всегда успеем сдристнуть, но знать, что делается нам ведь надо?
  - Надо... - тяжело вздохнув, согласился Волк. - Не пойму только зачем?
  Бинт-Джебейль городок не большой, из конца в конец быстрым шагом можно добраться минут за сорок. До окраины, на которой шел бой, наемники добежали за пятнадцать. По самому городу изики пока не стреляли, хотя боевые вертолеты барражировали в отдалении и даже порой шваркали НУРСами куда-то по только им самим видимым целям. По дороге они наткнулись на минометную батарею, которая в хорошем темпе лупила по окраине. Сидевший на крыше двухэтажного здания корректировщик, не отнимая от глаз бинокля, что-то выкрикивал, и наводчики, подкрутив прицел, отскакивали в сторону. Заряжающий опускал в черное жерло очередной гостинец, и миномет выплевывал в воздух воющую смерть. Фашист, резко затормозив, подскочил к одному из командиров расчетов. Ухватив бородатого боевика за ворот пятнистого комбинезона, он что-то проорал ему прямо в ухо. Бородач отрицательно замотал головой, пытаясь освободиться. Но наемник держал его крепко. В конце концов, боевик видимо решил, что проще будет удовлетворить любопытство настырного европейца и быстро-быстро заговорил, помогая себе энергичными жестами рук. Фашист несколько раз понимающе кивнул, задал несколько уточняющих вопросов и вернулся к нетерпеливо переминавшемуся у забора Волку.
  - Все херня, дядя Женя! - еще издали заорал он. - Изики попробовали войти в город, но им крепко съездили по зубам. Сейчас они закрепились в нескольких домах на окраине, коммандос их оттуда выковыривают. А эти лупят по подступам, чтобы отсечь подкрепление. Никакой это не штурм, так, разведка боем.
  - Так что? Возвращаемся?
  - Ну, хоть одним глазком взглянуть-то надо? - хитро улыбнулся Фашист, зажмуривая левый глаз и изображая, что целится.
  - Блин, Фаш, ты уже взглянул недавно! И что тебе дурню неймется?!
  - Воюю я, дядя Женя, чищу планету от мрази, - совершенно серьезно пояснил Фашист. - Вечный Жид, не значит бессмертный, а? Или ты против чуть-чуть подразмяться? Может поджилки затряслись? Ты не стесняйся, скажи, я пойму... Если что и один могу прогуляться, не маленький, как-никак...
  - Ладно, уговорил, - сплюнул под ноги Волк. - Пошли, посмотрим.
  Ориентировались они на грохочущую впереди перестрелку, а вскоре начали появляться и боевики в черных комбинезонах коммандос. Одни из них волокли к месту боя ящики с боеприпасами и полные гранат брезентовые сумки, другие навстречу им тащили на носилках раненых. Судя по интенсивности стрельбы, схватка впереди кипела нешуточная.
  - Давай сюда, - сориентировался Волк. - Изики, похоже, внизу, под этим холмом. Наши их сверху давят!
  Круто развернувшись, они бросились вверх по улочке, стараясь на всякий случай бежать, тесно прижимаясь к протянувшимся вдоль нее заборам. Грохот выстрелов нарастал, сбоку тянулись одноэтажные частные дома с плоскими крышами и торчащими над ними бочками солнечных бойлеров, мелькали запущенные садики с чахлыми деревцами, отвратительно пахло стекающими прямо вдоль улицы по неглубокой канавке канализационными водами. Задыхаясь и жадно хватая распяленными ртами уже горячий, несмотря на ранний час воздух, они выбрались на вершину холма, осторожно присели, осматриваясь.
  - Да вон они! - показал рукой Фашист. - Ну, точно!
  У самого подножия холма хлопали разрывы выпущенных из подствольников гранат. Большей частью они группировались вокруг трех отдельно стоящих домов. Оттуда, стараясь лишний раз не высовываться, отвечали автоматным огнем. Недалеко от домишек высилась мечеть, прикрываясь ее каменными стенами, по осажденным долбил пулемет. От мечети, вдоль оливковой рощи тянулась высокая бетонная стена, видимо бой начался в тот момент, когда вошедшие в город изики попытались перебраться через нее. Практически под ней лежали несколько тел в зеленой израильской форме, приглядевшись повнимательнее, Волк различил, что по-крайней мере двое из лежащих еще шевелятся, значит, не убиты, только ранены. Их товарищи, отделенные от стены простреливаемым со всех сторон пространством, ничем не могли им помочь.
  Волк видел, как несколько боевиков, осторожно перебегая под прикрытием стены, подобрались практически к тому месту, напротив которого, на той стороне бетонной преграды, остались раненые израильтяне. По сигналу высокого чернобородого ливанца, видимо бывшего в этой группе заводилой, двое коммандос взмахнули руками, посылая через стену в сторону огрызающихся огнем домов ручные гранаты. Однако расстояние было слишком велико для броска. Черные мячики гранат взвились в воздух и, не долетев до домов даже половины расстояния, безобидно рухнули на тянувшуюся от мечети грунтовую дорогу, взбив маленькие облачка пыли. И тут же ударили взрывы, закрутив в воздухе высокие песчаные смерчи. Тонко пронзительно вскрикнул один из лежащих у стены раненых, видимо задетый случайным осколком.
  - Аллах акбар! Аллах акбар! - взревел, потрясая зажатым в руке автоматом чернобородый.
  Шесть ловких фигур в черных комбинезонах метнулись через забор. Но из крайнего дома рокотнул длинной истеричной очередью пулемет, сметя их будто стальной метлой. Исковерканные пулями тела повалились обратно. Чернобородый протяжно выл, зажимая обеими руками голень левой ноги, из которой вытарчивал розовый обломок кости. Ступни у чернобородого не было вовсе.
  Ободренные такой удачей евреи предприняли попытку вытащить своих раненых, сразу четверо солдат один за другим стремительно выскочили из крайнего дома и стремглав метнулись к распростертым у стены телам.
  - Ну-ка, ну-ка... - заинтересованно пробормотал Фашист, поднимая автомат.
  - Не попадешь, - лениво протянул Волк, прикидывая расстояние. - Тут оптика нужна.
  - Забьемся на пузырь водяры, что без всякой оптики, - закусывая губу и стравливая сквозь зубы воздух, старательно выговорил Фашист.
  - Легко, - согласился Волк, всматриваясь в летящие не разбирая дороги в стремительном броске зеленые фигурки у подножья холма.
  Пулемет в мечети молчал, то ли не заметили рывка, то ли никак не могли перебросить прицел. Со стороны холма прозвучало лишь несколько одиночных выстрелов, взбивших фонтанчики земли под ногами бегущих.
  - Вот этого, который впереди, - сквозь зубы процедил Фашист, медленно ведя стволом, выверяя упреждение.
  Волк пристальнее всмотрелся в бегущего первым изика. Тот был даже на вид крупнее и физически сильнее трех других, каску он где-то потерял, и теперь можно было видеть короткий ежик рыжих волос у него на макушке. Бежал рыжий хорошо, периодически бросаясь из стороны в сторону, закладывая петли и зигзаги. Трудная мишень.
  Выстрел. Облачко пыли взлетело из-под ног шарахнувшегося как раз в этот момент в сторону рыжего. Невнятное ругательство Фашиста и снова выстрел. На этот раз видимо взял слишком высоко, пуля ударила в ствол дерева далеко за спиной рыжего.
  - Не попадешь, мазила! - веселился Волк. - Готовь пузырь водяры!
  Надо сказать, учитывая то, что находились они в настоящей исламской стране, заклад был отнюдь не шуточным. Так просто, как в России водочки здесь не купишь, изрядно придется помучиться, да и цену заплатишь немалую. Фашист стиснул зубы, буквально слившись с оружием, шепча что-то сквозь зубы, не то молитву, не то проклятия. На этот раз он целился непривычно долго. Рыжий уже почти подбежал к одному из раненых. Выстрел! Солдата будто с размаху ударили в голову кувалдой. Он прогнулся в спине, ноги, по инерции продолжая бежать, взлетели вверх, обгоняя тело, и несколько раз конвульсивно дернулись в воздухе.
  - Есть! - вскакивая на ноги, выкрикнул Фашист. - Есть!
  И тут же сунулся носом в землю. Волк распластался рядом. Пулеметчики изиков внизу словно обезумели. Видимо, кто-то из них засек место, откуда прилетела роковая пуля, а восторженный прыжок Фашиста окончательно раскрыл их позицию. Очереди впивались в забор прямо над головой, осыпали отколотой щепой, срезали верхушки деревьев, со страстным чмоканьем впивались в саманные стены окружающих ветхих домишек.
  - Назад, назад, ползи, ну! - рявкнул прямо в побелевшее лицо напарника Волк. - Назад, на обратный скат, там не достанут.
  Подавая пример, сам метнулся юркой змеей, вдоль густо воняющей нечистотами канавы. Глянул искоса на струящийся по ее дну мутно-бурый ручеек и едва сдержал подкативший к горлу рвотный спазм. Поборов неуместную брезгливость он еще сильнее вжался в сухую пыльную землю. Пропахав носом метров пятьдесят, они рискнули приподняться на четвереньки, пробежав так еще немного, остановились, тяжело дыша, загнанно глядя друг на друга. По щеке Фашиста, яркой блестящей струей текла кровь.
  - Ранен? - Волк встревожено глянул на напарника.
  - Н-нет, н-не знаю... - внезапно начав заикаться, выдал дрожащим голосом Фашист. - А что такое?
  - Ну-ка дай я посмотрю, - холодея от дурного предчувствия, Волк склонился над ошарашено моргающим напарником, аккуратно, касаясь лишь пальцами повернул к себе его голову и тут же облегченно вздохнул.
  - Ф-фу, напугал, чертяка!
  Из щеки Фашиста, всего на полсантиметра ниже глаза, торчала глубоко впившаяся под кожу щепка, отколотая от забора шальной пулей. Осторожно потянув за высовывающийся наружу конец занозы, Волк вытащил ее и сунул в руку скривившемуся от боли Фашисту.
  - Держи, вояка!
  - Э нет, мы так не договаривались, - замотал головой все еще смертельно бледный Фашист. - Ты мне пузырь должен, а суешь какую-то деревяшку.
  - Будет тебе пузырь, будет, - смеялся Волк. - Главное, что живой. А остальное купим!
  
  
  
  Хроника событий:
  
  26 июля, среда, день 15-й
  • Бой в Бинт-Джебейль, в ходе которого гибнут 8 и получают ранения 23 бойца 51-го батальона бригады "Голани". В этот и 3 последующих дня в районе Бинт-Джебейль уничтожено более 80 боевиков "Хизбаллы", 26 из них - из отборных подразделений этой организации ("коммандос Хизбаллы").
  • Офицер 101-го батальона 35-й бригады гибнет в районе деревни Марун ар-Рас, ещё 5 бойцов получают ранения.
  • Продолжаются обстрелы Израиля - в этот день выпущено 123 ракеты, в том числе по Афуле. Шейх Насралла вновь угрожает обстрелами районов к югу от Хайфы, конкретно говорится о Нетании.
  • За день 63 раненных, в том числе 31 солдат.
  • Появляются сообщения о том, что Насралла прячется в посольстве Ирана в Бейруте. "Хизбалла" этот факт отрицает.
  • Международная встреча в Риме (участвуют 18 стран и международных организаций) по вопросу боевых действий в Ливане. Какое-либо решение так и не выработано, в тоже время заявлено, что необходимо создать международные силы под эгидой ООН для разграничения воюющих сторон.
  • Президент Франции выступает против того, чтобы НАТО возглавило международные силы в Ливане.
  27 июля, четверг, день 16-й
  • Правительство принимает решение о продолжении операций в Ливане и о мобилизации 3 дивизий резервистов (в то же время нет решения о расширении сухопутной операции). Всего в ходе войны было мобилизовано около 60000 резервистов - эквивалент 4 дивизий. Вместе с регулярными войсками СВО имел под своим командованием около 100000 солдат (включая войска на сирийской границе). В то же время даже в разгар сухопутной операции в конце войны, на территории Ливана было единовременно не более 9-10 тысяч бойцов АОИ.
  • Начинается мобилизация резервистов.
  • Продолжаются бои в Бинт-Джебейль.
  • ВВС наносят удары по более чем 90 целям в Ливане. Убит высокопоставленный активист "Хизбаллы", отвечавший за контрабанду оружия в Ливан. Среди прочего атакованы места базирования "подразделения 1400" - ракеты средней дальности "Хизбаллы".
  • Продолжаются обстрелы Израиля - в этот день выпущено 97 ракет.
  • За день 44 раненных, в том числе 6 солдат.
  • США предотвращает осуждение Израиля в Совете Безопасности за удар по наблюдателям ООН.
  • Президент Ирана призывает к прекращению огня.
  
  
  
  Миттельшпиль
  
  Кфар Кана оказалась вовсе не такой полузаброшенной деревушкой, как они представляли себе по рассказу Халиля. Центральный район по-крайней мере выглядел достаточно презентабельно, мало чем уступая тому же Бинт-Джебейлю. Волк с Фашистом неспешным прогулочным шагом топали по кривой узкой улочке внимательно оглядывая возвышающиеся с обеих сторон грязно-белые стены многоквартирных домов-скворечников, построенных в обычном ливанском стиле, с обилием мягких закругленных углов и элементами традиционного исламского декора. Тут и там из стен торчали привинченные на солнечной стороне пластиковые и железные баки. Горячей воды тут не было в принципе, потому местное население и пользовалось таким нехитрым и дешевым способом ее подогрева. Выставленная под яростное солнце емкость быстро нагревалась, и получался некий аналог русского летнего душа.
  - Голь на выдумки хитра! - присвистнул Волк, наблюдая украшающие стену очередного дома разноцветные баки.
  Фашист лишь презрительно скривился. Ему вообще этот рекогносцировочный поход не слишком-то нравился, и он даже не пытался этого скрывать: демонстративно морщил нос, когда перепрыгивал через обычную для местных деревень арычную канализацию, окидывал каждого встречного ливанца вызывающим взглядом, норовя задеть плечом, бесстыдно пялился на закутанных в черное женщин, жавшихся к стенам домов. Вообще, несмотря на субботний день, а может быть именно благодаря этому, на улицах было достаточно много людей. Носились туда-сюда азартно визжащие ватаги загорелых до черноты юрких ребятишек одетых в одни лишь шорты. Неспешно с осознанием собственного достоинства дефилировали мужчины в длинных белых рубахах. Смешливыми стайками собирались молодые женщины, семенящие мелкими шагами с набитыми корзинами в руках. Центр деревни, где и располагались искомые многоквартирные дома, был довольно компактен, да и самих домов насчитывалось от силы десятка два. Причем возводили их в полнейшем беспорядке, как бог на душу положит. Может у проектировавших застройку архитекторов и был какой-то замысел, но он оказался, видимо, настолько хитер, что постичь его логику, ни Волк, ни Фашист так и не смогли. В результате такой беспорядочной застройки и деревенские улицы, в центре даже проложенные асфальтом, вились в полнейшем хаосе внезапных изгибов поворотов и развилок. Ориентироваться, путешествуя по ним, было практически невозможно, и лишь по характерному внешнему виду домов Волк понимал, были они уже здесь, или проходят по этому месту впервые. В самой середине деревни располагалась просторная площадь, на которой под импровизированными навесами, защищавшими продавцов от жалящих укусов палящего солнца, шумел местный рынок. Потолкавшись ради интереса по торговым рядам, наемники выяснили, что торговали здесь в основном продуктами и предметами первой необходимости, так же пользовались спросом военное обмундирование, снаряжение и различные части экипировки. Оружие здесь тоже наверняка можно было купить. Просто открыто на прилавках оно не лежало, а тратить драгоценное время на детальное изучение этого вопроса Волк с Фашистом посчитали излишним. С трудом выбравшись из рыночной суеты, они вновь углубились в застроенные двухэтажками кварталы.
  - Я не понимаю, - бурчал Фашист. - Мы чего собственно здесь хотим обнаружить? Или тебе просто нравится шляться по этому вонючему клоповнику?
  Волк терпеливо улыбался в ответ, и в который раз принимался объяснять:
  - Мы же должны представлять себе в каких условиях придется работать. Как вообще устроены эти дома, где лучше заложить взрывчатку, как сюда доехать, наконец. Да мало ли что еще?
  - По-моему, мы все это уже давно разглядели, - недовольно шипел Фашист. - Многоквартирные дома все стандартной постройки. Два этажа вверх, внизу подвал. Там и есть опорные колонны для несущих стен. Заряды надо будет размещать под них. Что ты еще хочешь увидеть?
  - Как что? - тоже начинал раздражаться от непонятливости напарника Волк. - Надо же осмотреться, проникнуться духом этого места, понять, как и чем живут местные...
  - Не все ли равно, - с циничной откровенностью прервал его Фашист. - Какая разница, как они живут, если мы пришли сюда их убить?
  Волк счел за лучшее вовсе не отвечать на этот выпад, к тому же выкатившаяся откуда-то из подворотни прямо им под ноги ватага малышни позволила ему мотивированно отвлечься.
  - Эй, осторожнее, ребятня, затопчете ведь! - добродушно расхохотался он, ловя растопыренными ладонями наиболее разгоряченных, летевших прямо на него мальчишек. Впереди босоногой пацанвы подскакивал ободранный кожаный мяч. "Мальчишки, они мальчишки и есть, во всем мире одинаковые", - умильно подумал Волк, отбивая мяч в сторону и глядя, как метнулись за ним через улицу смуглые поджарые фигурки.
  Рев мотора вылетевшего на бешеной скорости из-за поворота черного мерседеса ударил по нервам, заставив его невольно вздрогнуть. Ребятня прыснула в рассыпную, освобождая дорогу невесть откуда взявшейся машине. Как местные умели водить автотранспорт, Волк прекрасно себе представлял. Считая, что учиться автоделу для мужчины занятие унизительное, большинство ливанских водителей права просто покупало, или обходилось вовсе даже без них, предпочитая учиться мастерству укрощения стального коня походу действия. И если где-нибудь в городах какие-то правила движения, благодаря контролю полиции еще соблюдались, то в таких вот деревнях, местные воротилы, разбогатевшие на контрабанде оружия и наркотиков, накопив денег на десятилетнее ржавое ведро, считали себя центром вселенной и не собирались утруждаться, заботясь о жизни окружающих пешеходов. Деревенские мальчишки, похоже, понимали это ничуть не хуже Волка, потому едва черный мерс показался из-за поворота, улица перед ним мгновенно опустела. Лишь один, самый мелкий, которому раньше все никак не удавалось дотянуться до мяча, вдруг метнулся наперерез машине за весело скачущей через улицу вожделенной игрушкой.
  - Стой, дурак! Куда?! - забывшись, по-русски гаркнул ему вслед Волк, едва ли осознавая сейчас, что маленький ливанец вряд ли сможет его понять.
  Резкий окрик за спиной, однако, подстегнул малыша. Ловко перехватив прыгающий по булыжникам мостовой мяч, пацаненок, уже развернулся, чтобы бежать обратно, но тут попавшая в щель между камнями нога неловко подвернулась и он, выпустив из рук игрушку, растянулся во весь рост. Истошно взвыл клаксон мерседеса, однако сбросить скорость водитель даже не подумал. Волк замер на мгновение, вглядываясь в ставшие вдруг огромными от страха глаза мальчишки, который явно уже никак не успевал подняться и отбежать с пути несущейся на него железной махины. Всего миг продолжался этот немой контакт глаз, испуганных и молящих одних, и растерянных, не знающих на что решиться других. А потому будто какая-то невидимая пружина, резко распрямившись, швырнула Волка вперед, прямо на дорогу. Распластавшись в длинном прыжке, проехавшись животом и грудью по шершавым булыжникам, наемник все же дотянулся до тонкой кисти руки мальчишки, сжал ее жесткими сильными пальцами. Потом он извернулся всем телом, рванул, выворачивая плечо из сустава, так что хрупкое худое тело арабчонка буквально взвилось в воздух, отлетая в сторону, падая на него. И тут мимо, обдав их пылью и копотью сгоревшей соляры, пронесся черный бок мерседеса. Мощные покрышки прошуршали по камням мостовой всего в нескольких сантиметрах от того места где лежали Волк и свалившийся на него, верещащий от страха мальчишка. Изрыгающий поток грязных ругательств Фашист, стоя над ними, рвал из-за спины зацепившийся за что-то автомат, но к тому времени, когда он, наконец, вскинул готовое к бою оружие, мерс, отчаянно скрипя тормозами, уже скрылся за поворотом.
  Волк медленно сел, все еще прижимая к груди вздрагивающего мальчишку, оттер рукавом выступивший на лбу крупными каплями пот.
  - Ты в порядке? Цел? - подбежавший Фашист тормошил за плечо, с беспокойством заглядывал в глаза.
  - Вроде... - прислушавшись к своим ощущениям, пробормотал Волк. - А ты как, парень?
  Мальчишка молчал, продолжая то и дело крупно вздрагивать всем телом, похоже, вопроса он даже не услышал, а может быть просто не понял.
  - Да брось ты этого щенка, дядя Женя! - бесновался Фашист. - Сам-то как? Нормально все? Ничего не сломано? Руки-ноги двигаются?
  - Да вроде в порядке все, - осторожно ссаживая арбчонка на асфальт и поднимаясь на ноги, выговорил Волк.
  Постоял, переминаясь с ноги на ногу, подвигал плечами, нагнувшись, несколькими сильными ударами выбил из камуфлированных штанов пыль, и уже более уверенно повторил:
  - Да, в порядке все.
  - Ф-фух! - шумно выдохнул Фашист. - Ну и мудак же ты, дядя Женя! Мудак, прости Господи! Кой хрен тебя только под машину понес? Акробат, задроченный!
  - Ладно, не ругайся! - сварливо прервал его Волк. - Так поступил бы каждый советский пионер.
  - Оно и видно, что каждый пионер, - остывая, сплюнул через плечо Фашист. - Ленинцы пустоголовые! Наплодили, блин, дебилов-альтруистов. Пятый десяток уже корячится, а его все на подвиги тянет!
  - Мухаммад! Мухаммад! - прорезал воздух пронзительный крик.
  Мимо метнулась черная тень. "Будто ворона взмахнула крыльями!" - неожиданно подумал Волк. Женщина в традиционном черном платье с замотанным до самых глаз черным же платком лицом, кинулась из-за спины Волка к все еще сидящему на земле арабчонку, вздернула его на ноги, принялась ощупывать, тискать, прижимая к себе, бормоча что-то ласковое и бессвязное. Маленький Мухаммад, сносил эти проявления материнских чувств со снисходительным спокойствием настоящего мужчины. Он даже пытался утешать женщину, гладя ее по голове и тихо говоря ей что-то приличествующее случаю, мужественное и серьезное. Волк отступил на шаг, чтобы не мешать этой сцене и был так увлечен ею, что даже не заметил, как к нему подошел пожилой ливанец, опирающийся на старый ободранный костыль. Что рядом кто-то стоит, наемник понял лишь, когда тот заговорил:
  - Благодарю Вас за спасение жизни моего племянника, - проскрипел старик, тряся редкой бородой с обильной проседью.
  - Ну что вы, не стоит благодарности, - отмахнулся Волк, разворачиваясь чтобы уйти.
  - Подождите, - старческая рука цепко схватила его за рукав куртки. - Назовите хотя бы свое имя. Чтобы мы знали за кого вознести хвалу Аллаху!
  Женщина в бесформенном черном платье, так и не выпускавшая сына, стоя перед ним на коленях, резво развернулась и, схватив ладонь Волка своими влажными горячими пальцами, прижалась к ней щекой, что-то неразборчиво бормоча.
  - Ну что Вы, не надо... - заливаясь краской, попытался деликатно высвободиться наемник, но куда там, женщина даже и не думала его отпускать.
  - Скажите свое имя, господин, и наша семья будет каждый день благодарить Аллаха, за то, что он послал нам такого героя, - не отставал хромоногий старикан. - И следующего сына, которого принесет нам Мадина, мы назовем этим именем, чтобы он вырос таким же отважным героем, как Вы, господин.
  Волк уже раскрыл, было, рот, чтобы назваться, но неожиданно замешкался. Не Евгением Севастьяновым же представляться... Может тем именем, что дали ему при обращении в ислам? Отчего-то не хотелось... "А ведь у меня нет имени, - неожиданно стальной иглой пронзила мысль, он даже остановился пораженный внезапной болью. - Все отняли, все! Даже имя! Осталась только дурацкая кличка, будто у собаки..."
  - Его зовут Юсуф Шарук, - видя замешательство Волка, рявкнул Фашист первое, что пришло на ум. - А еще он очень спешит!
  Отстранив сильной рукой пытавшегося что-то возразить калеку, наемник решительно вырвал ладонь Волка из пальцев плачущей женщины и подтолкнул его вперед.
  - Идем, дядя Женя, идем, нечего нам здесь делать!
  Они зашагали вниз по узкой кривой улочке, пару раз Волк оборачивался на ходу, наблюдая, как счастливая мать покрывает поцелуями спасенного сына, а тот, стесняясь столь бурного проявления ее чувств, неловко отпихивается от нее, стараясь вырваться из ее объятий. Уже поворачивая за угол, Волк на прощанье помахал рукой, гордому арбчонку, и мальчишка ответил ему солидным взмахом руки, будто взрослый. Завернув, Волк быстрым движением смахнул с глаза попавшую туда пылинку, а может быть и набежавшую вдруг непрошеную слезу, кто знает, и не глядя на напарника, произнес куда-то в пустоту:
  - А ведь у меня тоже мог бы быть сын. Даже постарше уже, чем этот мальчишка, а может такой же...
  - Все это очень трогательно, ну просто очень, - ухмыльнулся Фашист. - Особенно, учитывая то, что ты здесь чтобы всех их убить. Стоило ли стараться, вытаскивая пацана из-под машины, если завтра собираешься его взорвать! Не регулярный ты какой-то, дядя Женя, прям, как моя половая жизнь!
  - Ты... - задохнулся не находя слов Волк. - Ты... ну я не знаю! Ты просто чудовище какое-то!
  - Знаешь в чем между нами разница? - ничуть не обидевшись, спросил Фашист, растягивая губы в своей всегдашней презрительной ухмылке.
  - И в чем же?! - развернулся к нему задетый за живое Волк.
  - Я не скрываю того, что я чудовище, - флегматично отозвался Фашист, принявшись насвистывать какую-то веселую мелодию.
  До выхода из деревни они больше не разговаривали.
  Тьма опустилась на землю стремительно, будто кто-то повернул выключатель. Несмотря на то, что Волк вот уже почти десять лет жил здесь, он все равно никак не мог привыкнуть к этой местной особенности. На рассвете, солнце, едва показавшись оранжевым краем из-за затянутого утренней дымкой горизонта, за каких-то два-три часа взлетало в зенит, откуда и жгло потом весь день прямыми палящими лучами. Так же быстро происходил и закат, когда усталое светило буквально рушилось обратно за горизонт, погружая мир в темноту таинственной южной ночи. Вот и сейчас, потемнело так быстро, что наемники даже не заметили самого процесса. Вроде только что сидели у небольшого разложенного в специально отрытой яме, чтоб не засекли досужие наблюдатели, костерка, то и дело, поглядывая на высившиеся поодаль окраинные постройки Кфар Каны, а вот уже белесые строения совершенно пропали, растворились во тьме, укутанные звездным покрывалом. И вообще уже ничего не различить за узким кругом света, выхваченным из мрака живым, несущим тепло пламенем костра, и лишь таинственный шелест легкого ветерка в листве деревьев напоминает о том, что вокруг есть еще что-то кроме освещенной мятущимися пламенными бликами травы под ногами и песчаных стенок вырытого убежища.
  Коротать ночь решили в рощице неподалеку от деревни. Во-первых, разместиться в деревне не привлекая к себе лишнего внимания, не представлялось возможным. Ни гостиницы, ни какого-нибудь частного отеля они так и не заметили, хотя облазили можно сказать каждый квадратный метр деревушки. Был, конечно, вариант попытаться снять комнату или какую-нибудь пристройку в частном секторе, но едва сунувшись туда, наемники обнаружили, что буквально вся сельская окраина превращена в сеть замаскированных опорных пунктов боевиков. В нескольких дворах они даже обнаружили укрытые маскировочными сетями пусковые установки ракет. Лишний раз контактировать с товарищами по оружию не хотелось. Во-вторых, и это соображение стало определяющим, наемники всерьез опасались ночного налета израильской авиации и не желали подвергать лишней опасности себя, а главное небольшой грузовичок с кузовом фургоном, на стенках которого яркими красками было выведено название строительной фирмы "Джихад эль-Бина". Фирма эта реально существовала в природе. Именно ее специалисты после того, как израильская армия оставила зону безопасности к югу от реки Литани, помогали ливанским военным в укреплении пограничной полосы, строили дороги и восстанавливали пострадавшие деревни. Мало кто в Ливане не знал, что фирма создана на деньги "Партии Аллаха" и жестко ею контролируется. Но никого этот факт не смущал, пожалуй, даже наоборот, добавлял уважения и авторитета ее сотрудникам. Собственно благодаря этому машина строителей, органично вписывающаяся в пейзаж Южного Ливана, и была выбрана для исполнения их плана.
  В просторном кузове фургона мирно лежали мешки с цементом - вполне нормальный строительный груз, на тот случай, если кто-то особо настырный решит проверить. Вооруженные люди в кабине, тоже вполне объяснимы, время сейчас военное, враг, что называется у ворот, так что даже строители, представители самой мирной профессии вынуждены перевозить свои грузы с оружием в руках. И лишь если кто-нибудь удосужился бы, разобрав завалы из бумажных мешков с цементом добраться до тех из них, что лежали в самом дальнем ряду, да еще и вскрыть один из этих отложенных подальше мешочков, тогда бы он увидел весьма странную картину. Из вспоротого мешка вместо серой цементной пыли тяжело заструились бы буро-желтые гранулы, напоминающие мелкую вермишель, в которых любой сапер без колебаний опознал бы гексоген. Один из самых мощных и опасных видов промышленной взрывчатки. Вот почему так опасались авиаударов наемники. Даже попадание бомбы рядом с машиной могло привести к детонации опасного груза, и тогда задание Халиля однозначно можно было бы считать проваленным, после чего цена их собственных жизней в независимости от степени личной вины в срыве миссии стремительно приблизилась бы к исчезающе малой величине.
  Учитывая оба перечисленных фактора, ночевка за пределами деревни в небольшой рощице выглядела просто идеальным вариантом. Уж сюда-то точно не залетит ни одна шальная ракета, и практически наверняка не забредет ни один досужий боевик. У этой публики хватает развлечений в деревне, так что шляться ночью по окрестностям они точно не станут. Необходимо было лишь соблюдать самые элементарные меры предосторожности и маскировки, чтобы не выдать часовым своего местоположения. А то те с перепугу могли и обстрелять рощу, приняв их за подкрадывающийся в темноте к деревне израильский спецназ.
  Огонек уютно потрескивал на дне ямины, на железной треноге исходил паром закопченный чайник, обещая скорое наслаждение крепким горячим напитком. Они только что поужинали, и уютно разлеглись, глядя на танцующие на сухих ветках языки пламени. Дневная перепалка была уже прочно забыта, и Волк, приподнявшись на локте, лениво обратился к Фашисту:
  - Слушай, Фаш, давно хотел у тебя спросить, но все как-то случай не подворачивался...
  - Ну, спрашивай, - расслабленно подбодрил его Фашист, закидывая руки за голову и мечтательно глядя в висящее над ними звездное небо.
  - Ты только не обижайся, хорошо? Обещаешь?
  - Ну, если ты не будешь расспрашивать меня о любовных связях моей прабабушки, то обещаю... - Фашист тихо хихикнул себе под нос.
  - Расскажи, чего тебя вообще сюда принесло? Чего дома не сиделось?
  - Я же тебе тысячу раз говорил, - удивился Фашист. - Воевать с мировым еврейством я приехал. С жидо-массонским заговором...
  - Да это я уже слышал, - нетерпеливо прервал его Волк. - Мы с тобой это уже обсуждали! Я вот что хочу спросить: ты же здесь не в международных банкиров стреляешь, не в финансовых воротил, а в обычных еврейских парней, они-то, в чем перед тобой виноваты?
  - Понимаешь ли, - приподнявшись на локте и внимательно глядя на освещенное пламенем костра лицо напарника начал Фашист. - С этой заразой надо бороться всем вместе, сообща... Каждый на своем уровне должен что-то сделать, внести посильный вклад. Да, ты прав, до Ротшильдов и Бильдебергского клуба мне, конечно, не дотянуться, кишка тонка. Зато я могу здесь спокойно убивать других евреев, простых Хаимов и Мойш. Это и есть мой вклад в общее дело. А с теми разберутся уже другие люди...
  - Так ты что? Предлагаешь всех евреев уничтожить? Вообще весь народ, с женщинами, детьми, стариками... Правых и виноватых, вообще всех одной кучей?
  Удивленный Волк тоже приподнялся с земли, пытаясь заглянуть в глаза напарнику. Пламя костра мигнуло, прижатое к земле налетевшим порывом ветра и вдруг вытянулось длинным языком в сторону Фашиста, освещая его лицо. Волк вгляделся пристальнее в эти прозрачные неподвижные глаза и отшатнулся, разглядев в них лишь холодную пустоту арктической пустыни.
  - Конечно, всех. Зачем же их сортировать... - невозмутимо сообщил напарник.
  - Но почему? - в вопросе прозвучало даже не привычное возмущение, а скорее безмерное удивление.
  - Это надо с самого начала объяснять, - зевнул Фашист. - Так в двух словах не скажешь... а время позднее уже...
  - Да ладно тебе, - завозился, устраиваясь поудобнее Волк. - Объясни уж, ночь длинная...
  - Тебе что, в самом деле, интересно? - сделал последнюю попытку увильнуть от объяснений Фашист.
  - Представь себе, - решительно заявил Волк. - Может быть, и я начну осознанно бороться с евреями, а не за деньги.
  - Ладно, - улыбнулся Фашист. - Так уж и быть, слушай. Началось все с появления на земле далеких предков современных людей. Тех, первых представителей рода хомо сапиенс, которые возникли на территории нынешней Восточной Европы. Это были первые люди в том смысле, который мы вкладываем в понятие - человек. Они обладали гибким подвижным умом, очень быстро создали речь, научились пользоваться огнем и изготавливать оружие и орудия труда. В первую очередь орудия труда, потому что это была раса прирожденных людей-тружеников, людей-творцов. Энергия, которых была направлена на созидание, а не на разрушение. Это были предки тех, кого впоследствии стали называть арийцами и борейцами. Предки современных славян, немцев и некоторых балканских народов.
  - Тихо, тихо, притормози коней, - перебил разошедшегося напарника Волк. - Это что же, по-твоему, выходит, что предками славян были арийцы?
  - Ну да, - ничуть не смутился Фашист. - Конечно, предками славян была одна из ветвей древних ариев.
  - Так значит, мы с немцами вроде как пошли от одного корня? Имеем общих предков?
  - Конечно. Даже немецкие пруссы, это не что иное, как искаженные руссы. Просто одно из славянских племен.
  - Раз так, какого же они тогда хрена обзывали нас в войну недочеловеками и собирались уничтожить чуть ли не полностью, а? Хороши братья, ничего не скажешь!
  - Вторая Мировая, одна из самых тяжелых и мрачных страниц в истории белой арийской нации, - с вовсе не наигранной скорбью произнес Фашист. - Это величайшая трагедия, братоубийственная война, в которой жиды стравили между собой два великих арийских народа.
  - Нет, братец, вот тут, ты точно гонишь! - Волк в азарте рубанул воздух ладонью. - Причем же здесь жиды? Их самих уничтожали в первую очередь. Они наравне с русскими бились на фронтах этой войны. Уж если кто в ней действительно пострадал больше всех, так это как раз русские и евреи, ну и сами немцы, конечно тоже.
  - Вот-вот, хотели уничтожить евреев, а как обычно это и бывало в истории, больше всех пострадали русские и немцы, - иронично скривился Фашист. - Ты не спорь пока, дай я тебе попытаюсь объяснить все с самого начала. Тогда ты и сам поймешь, как все вышло.
  - Ладно, слушаю, - недоверчиво склонил голову набок Волк.
  То, что сейчас говорил напарник, для него звучало полнейшей дикостью, явным бредом, после такого начала он уже заранее настроился на скептический лад, понимая, что и продолжение будет в том же духе. Собственно можно было дальше и не слушать, просто очень хотелось понять, как и чем так сильно зацепили эти бредни в общем-то неглупого, эрудированного и умеющего критически мыслить парня. Зацепили настолько, что заставили пойти убивать людей, повинных лишь в том, что они родились евреями.
  - Так вот, - продолжал меж тем рассказывать Фашист. - Все проблемы современного нам человечества тянутся как раз из того первобытного времени, когда параллельно расе будущих ариев, виду хомо сапиенс на планете существовала еще одна тупиковая ветвь человеческой эволюции. Неандертальцы. Тупые и жестокие охотники-каннибалы. Не способные к труду и искусству, не способные к обучению и созиданию, звери в человеческом обличье. Конечно, вид хомо сапиенс был более прогрессивным и жизнеспособным по сравнению с видом хомо неандерталиус, и на этом основании в традиционной науке принято считать, что сапиенсы просто напросто вытеснили неандертальцев из ареала своего обитания в непригодные для жизни районы, где те благополучно погибли.
  - Этакий геноцид на заре человечества, - глубокомысленно вставил Волк.
  - Геноцид, он самый, - согласился Фашист. - Но, увы, отнюдь не абсолютный, как считается, и не доведенный до логического конца. Многие археологические исследования указывают на то, что в период появления сапиенсов, неандертальцами была широко заселена территория современной Западной Европы, Ближнего Востока и Средней Азии. Пользуясь своим численным превосходством и звериной людоедской хитростью, неандертальцы вполне успешно противостояли натиску сапиенсов, а иногда умудрялись их даже порабощать. Поэтому, помимо прямого истребления во многих районах происходила и ассимиляция, взаимопроникновение двух культур. Женщины неандертальцев с удовольствием отдавались более привлекательным и цивилизованным сапиенсам. Женщины сапиенсов в свою очередь часто похищались агрессивными каннибалами отнюдь не с гастрономическими целями. После такого скрещивания на свет рождались ужасные ублюдки-нелюди, наследовавшие от сапиенсов пытливый, быстрый ум, а от неандертальцев звериные людоедские инстинкты. Вот это страшное сочетание и привело к появлению в итоге фактически двух видов человека разумного. Великого и свободного человека-творца на востоке Европы, и злобного лишь внешне человекоподобного людоеда-разрушителя, ненавистника всего светлого и возвышенного на западе. Причем наиболее хитрым и жизнеспособным плодом этого противоестественного скрещивания стал как раз еврейский этнос. Уступая неандерталоидам саксам и прочим гуннам в грубой животной силе, эти, зато обладали невероятной хитростью, позволившей им опутать паутиной лжи весь мир, закабалившей людей с помощью придуманной ими же банковской системы, паразитирующей на остальных людях. В первую очередь, конечно, на постоянно обманываемых и ограбляемых ими арийцах.
  Разволновавшись в процессе этой обличительной речи, Фашист вскочил на ноги, азартно размахивая руками.
  - Тише ты, истинный ариец, не мельтеши так, - дернул его за штанину Волк.
  И, дождавшись, когда напарник смущенно улыбнувшись, вновь усядется на место, спросил, тщательно подбирая слова:
  - То есть, по-твоему, на земле сейчас живут два совершенно разных вида человеческих существ, я тебя правильно понимаю?
  - Правильно, - кивнул Фашист.
  - Но ведь это же бред, - ласково, словно втолковывая элементарные вещи умалишенному, попробовал вразумить его Волк. - Проведена целая куча генетических исследований, практически расшифрован геном человека. Если бы все обстояло так, как ты говоришь, ученые уже давно нашли бы это различие.
  - Вот то-то и оно! - торжественно воздел вверх палец Фашист. - За долгие века селекции, вся неандертальская примесь в человечестве сократилась буквально до одного "людоедского" гена, который и превращает человека в кровожадного монстра. И евреи всячески блокируют исследования по выявлению у людей этого гена. Знают, что иначе откроется правда, об их нечеловеческом происхождении. Понимаешь? Они не люди, они звери в человеческом облике. Звери, живущие среди нас, притворяющиеся нами и ненавидящие нас первобытной звериной ненавистью. Они должны быть уничтожены. Должны! Ради будущего арийской расы! Ради будущего наших детей!
  - Да ты просто псих, Фаш! - Волк с силой встряхнул разошедшегося напарника за ворот пятнистой куртки. - Ты параноик! Понимаешь, нет? Тебе нужно лечиться, ты душевнобольной, если всерьез веришь в это! Кто только засрал тебе мозги такими идеями?
  - Были люди... - криво улыбнулся Фашист. - А впрочем, что я перед тобой распинаюсь. У тебя шоры на глазах, шоры натянутые сионистско-интернационалистской идеологией советского воспитания, специально разработанной евреями, чтобы дурачить русский народ. Пока ты сам. Сам! Не захочешь скинуть повязку с глаз и взглянуть, наконец, на мир, такой, как он есть, ничто тебе не поможет. Ты ничему не поверишь и бестолку тут что-либо объяснять.
  Он демонстративно отвернулся от Волка, глядя на тлеющие в ночи угли догорающего костра. Волк, решив больше ничего не говорить, растянулся на еще хранящей дневное тепло земле. Он уже последними словами ругал себя в душе за то, что сунулся к Фашисту с расспросами. Конечно, у парня явно изо всех щелей течет крыша, но разве это его дело? Пока Фаш нормально воюет и устраивает его как напарник, пусть верит, во что ему нравится, какое кому до этого дело? Фашист же пристально следил за последними едва вспыхивающими на темнеющих углях язычками пламени. Подчиняясь древней магии огня, он погружался в воспоминания, мысленно переносясь на несколько лет назад, в другую страну, в полный машин и людей северный город. Его родной город, в котором он впервые встретил тех, кто рассказал ему о страшной изнанке этого мира ведомого к гибели затаившимися среди людей человекозверьми.
  
  
  
  Ботинки выбивали по асфальту барабанную дробь. Быстрее, еще быстрее! Плевать на колотье в боку, давно сбитое дыхание и ноющие мышцы ног. Быстрее! Если догонят... Нет, не думать об этом, не думать! Просто быстрее, еще быстрее, выжать из измученного, стонущего от запредельного усилия тела, максимально возможную скорость. Мимо мелькали, размазываясь, оранжевые полосы света, отбрасываемые редкими фонарями, впереди уже маячил залитый огнями Комсомольский проспект, быстрее туда, к людям, к веренице машин, прочь от этого гиблого места. Вслед неслись гортанные вопли преследователей, громом отдавался в ушах топот их ног. Быстрее, быстрее!
  В этот раз они явно попали в хорошо подготовленную засаду. Кто-то сдал, может быть случайно проболтался, может быть расчетливо предал. Теперь уже не важно. Важно то, что их здесь ждали! С таким за всю свою карьеру в бригаде скинхедов Вовка встретился впервые, хотя уже не раз принимал участие в подобных операциях. Судя по реакции старших бойцов, они тоже растерялись. Всякое, конечно, бывало, но одно оставалось неизменным, всегда нападали и били они, жертвам оставалось лишь сдаться, или попытаться как-то спастись. Самих себя в роли беспомощных жертв они никогда даже не представляли. Никогда вплоть до сегодняшнего вечера...
  Акцию они спланировали давно. Несколько человек, даже съездили сюда на разведку и рекогносцировку, естественно стараясь не привлекать к себе лишнего внимания, переодевшись в обычные молодежные наряды и натянув на бритые головы яркие бейсболки. Бывшее институтское общежитие действительно оказалось заселено кем угодно, только не студентами. Потолкавшись часок по окрестностям, переодетые скины выяснили, что основной частью постояльцев являются рыночные торговцы, выходцы с Кавказа. Цель была признана подходящей. Место действия тоже благоприятствовало, старые изобилующие проходными дворами кварталы центра Москвы. Достаточно удаленные от центральных улиц, тихие, без лишних свидетелей. Вместе с тем, совсем рядом несколько станций метро, позволяющих оперативно покинуть место совершения акции, разбившись на мелкие группы.
  Особого планирования не было, просто по двое, по трое съехались в район ближе к темноте и, собравшись, выдвинулись к мрачному зданию общежития, затаились на подступах, решив накрыть первую же нерусскую морду, какая появиться в пределах видимости. Морды отчего-то появляться все никак не хотели, хотя по уверению разведчиков, еще вчера так и шныряли по округе, причем чувствовали себя здесь уверенно, по-хозяйски. Время в ожидании тянулось медленно, Кастет, заметно нервничая и настороженно оглядываясь по сторонам, курил сигарету за сигаретой. После Вовка вспомнит это необычное поведение лидера и решит, что возможно тот предчувствовал те события, которые должны были обрушиться на их бритые головы уже через несколько минут.
  Со стороны входа в ведущий к общаге переулок донесся тихий свист.
  - Опаньки, кажись, идет, голубчик, - заулыбался нехорошей улыбкой Пепел, выплюнув прямо под ноги недокуренный хабарик.
  Практически тут же из темноты материализовался Вжик, запыхавшийся, но довольный.
  - Идет, идет! - зашипел он, подскакивая от волнения. - Здоровый такой даг. Самое то!
  - Быстро! Все по щелям! А то спугнем, - Кастет, подавая пример, первым отступил в тень стоящего рядом дома.
  Скины рассредоточились, прячась в подъездах, на лавочках за кустами, в небольшом палисаднике. Уже слышны были громкие уверенные шаги приближающегося к месту засады человека. Под светом одинокого фонаря в круглом оранжевом пятне, остался один Вжик. Мелкорослый скин, должен был по неписаной дворовой еще традиции спровоцировать начало драки. Дать остальным своего рода моральное право на избиение обидевшего "маленького" чужака. Вроде ерунда полнейшая, а ведь работало. Вовка даже по себе это замечал, хотя он теперь был уже далеко не тот книжный домашний мальчик, для которого ударить человека было неразрешимой задачей. С тех пор он стал гораздо смелее, решительнее, увереннее в себе, превратившись в опытного уличного бойца, без колебаний пускающего в ход кулаки, а то и подручное оружие. Но, все равно, подойти и ни с того ни с сего напасть на идущего по своим делам незнакомца было невыразимо труднее, чем налететь на того, кто "обидел" малорослого Вжика. Что поделаешь, психология!
  Дагестанец показался, наконец, в освещенном круге. Действительно детина был здоров, как бык. Широкие плечи, распирали добротную кожаную куртку, огромные кулачищи расслабленно свисали вдоль бедер, почти доставая до уровня колен, такими по-обезьяньи длинными оказались руки горца. Вжик, по сравнению с надвигающимся на него эльканом (жаргонное обозначение кавказцев, образованное от аббревиатуры ЛКН - лицо кавказской национальности) смотрелся просто ребенком. Тем не менее, чувствуя за спиной поддержку затаившихся поблизости друзей, он держался весьма уверенно.
  - Эй, черножопый, закурить есть? - развязно спросил он, нахально загораживая кавказцу дорогу.
  Тот остановился, разглядывая сверху вниз неожиданную помеху.
  - Э, ты скинхед что ли, да? - прогудел он, презрительно игнорируя вопрос Вжика.
  - Ну, положим, а тебе что, чего-то не нравится? - вкрадчиво поинтересовался Вжик, придвигаясь к гиганту на шажок ближе.
  - И чего? Бить меня сейчас будешь, да? - заулыбался дагестанец, откровенно веселясь, видимо представив такую невероятную картину.
  - Ага, - так же радостно согласился с ним Вжик. - Буду.
  - А за что? Почему бить хочешь? - все не унимался любопытный кавказец. - Что я тебе плохого сделал? Живу, тебя не трогаю... Почему бить хочешь?
  - Не нравишься ты мне, черножопый, - развел руками маленький скин. - Жил бы у себя в ауле, трахал себе овец с козами, все нормально было бы. Так нет, тебя же сюда тянет, к русским людям. Вот и приходится.
  Ловко подскочив на месте, словно волейбольный мяч Вжик, чтобы разом прекратить все дальнейшие расспросы, просто-напросто смазал кавказца кулаком по морде. Точнее попытался, потому что как ни стремителен и внезапен был его прыжок, но головы дагестанца там, куда он метил кулаком уже не оказалось. Все еще сохраняя на лице удивленно-укоризненную улыбку, гигант отшатнулся назад и кулак маленького скина просвистел у самого его носа.
  - Э, ты чего делаешь? Зачем?
  Но Вжику разговаривать уже надоело, потому едва приземлившись, он своим коронным ударом выстрелил вперед правую ногу, впечатав каблук армейского ботинка прямо в живот не ожидавшему такой подлости противнику. Тот глухо охнул, и инстинктивно отмахнулся своей огромной лапой, махом снеся Вжика, отлетевшего от ударов на пару метров.
  - Э, малый, ты как, живой? - опасливо протянул дагестанец, склоняясь над приземлившимся от этой плюхи на задницу и обалдело крутящим головой маленьким скинхедом.
  - Я не понял, пацаны. Тут какая-то черножопая мразота славян обижает! - выступил из темноты Кастет, делая знак остальным, что настал момент выхода на сцену.
  Кавказец моментально разогнулся, принимая боевую стойку. Из темноты послышался дружный смех. Скинам было весело. Несмотря на выдающуюся комплекцию противника никто из них не сомневался в исходе предстоящей схватки. Когда десять человек бьют одного, то даже будь ты чемпионом мира по всем возможным единоборствам, трендюлей получишь все равно. А уж если тебя атакуют не чайники, а закаленные во многих драках уличные бойцы, сбитые в слаженную не боящуюся ни своей, ни чужой крови команду, то исход тем более предрешен. Они не торопились, деваться жертве было некуда, так почему бы ни потянуть удовольствие, разыгрывая некую прелюдию к предстоящему избиению. Теперь они стояли как раз по периметру отбрасываемого фонарем света, в центре круга замер набычившийся кавказец. Вжик, криво ухмыляясь и потирая вспухшую бордовой опухолью щеку, тоже оттянулся к своим. Дагестанец переводил с одного на другого взгляд своих быстрых черных глаз, и их выражение очень не понравилось Вовке. В них не было ни страха, ни удивления, черный не трясся от ужаса, не пытался найти возможность для бегства, он считал, молча и деловито, пересчитывал выходивших из окружающей темноты один за другим противников. Старательно шевелил губами, повторяя про себя все растущие цифры. Словно и впрямь надеялся справиться со всей их ватагой.
  - Что все уже, меня бить собрались? - напряженно прозвенел его голос. - Или там еще прячется кто-то? Выходите все, не бойтесь!
  - Тебе и столько за глаза хватит, - мрачно пообещал Кастет, щелчком раскрывая зажатую в правой руке телескопическую дубинку.
  Время разговоров закончилось, пора было переходить от слов к делу, глумливо улыбаясь, скины вступили в полосу света, медленно сжимая круг. Вовка уже прикидывал про себя, куда нанесет первый удар извлеченными из рукава куртки нунчаками. Решил для начала ударить в правую ключицу, если повезет и тяжелая выточенная из текстолита палка ляжет удачно, то вполне можно с одного раза переломить хрупкую кость полностью обездвижив противнику руку. И тут вдруг привычный сценарий дал сбой. Кавказец, оглядев наступающих бритоголовых, убедившись, что за их спинами в темноте больше не прячется никаких подкреплений, что-то резкое выкрикнул на своем гортанном языке. Ответом ему были такие же крики с двух сторон узкого переулка, а потом топот множества ног. Скины от неожиданности замерли, еще не понимая, что неведомым образом из охотников превратились в преследуемую дичь, а в переулок уже шумной толпой хлынули азартно вопящие дагестанцы. В руках черные сжимали заранее приготовленные палки, куски арматуры и резиновые дубинки, кое-где мелькали и столь полюбившиеся всем россиянам бейсбольные биты.
  Всего миг понадобился кавказцам, чтобы смять, растащить в стороны растерявшихся от внезапности нападения скинов. А потом началось избиение. Вяло сопротивляющихся бритых окружали по трое-четверо, сбивали с ног и топтали уже на земле, взлетали в воздух кулаки, сжимающие импровизированное оружие и тяжело опускались на головы и спины, тех, кто еще минуту назад чувствовал себя полностью хозяевами положения. Вопли ужаса и боли мешались с торжествующим ревом победителей, бились в каменные стены домов, рикошетили от них хохочущим эхом.
  Вовке повезло, когда на него кинулся заросший щетиной, жилистый дагестанец, размахивающий железной цепью, он умудрился нырнуть под свистнувшую над самой головой железяку и вкладывая в толчок весь вес тела, протаранить противника плечом в солнечное сплетение. Судорожно всхрапнув тот осел на асфальт, попутно сбив с ног не расчетливо набегавшего сзади товарища. В рядах противника на миг появилась узкая брешь, открывавшая, скину дорогу для бегства. Долго Вовка не раздумывал, просто оттолкнув кого-то еще, перепрыгнув через возившихся на земля дагестанцев, рванулся в образовавшийся промежуток, на ходу уворачиваясь от нацеленных в него ударов арматурных прутов. Повезло, выскочил удачно. Не оглядываясь назад, туда, где с азартными криками добивали его друзей, он бросился со всех ног прочь. Скорее, скорее выскочить из страшного тупика, вырваться из этого кошмара!
  Следом неслись гортанные крики, летел топот множества ног, кавказцы вовсе не собирались упускать добычу. Чувствуя, как сердце бешено колотится где-то у самого горла, задыхаясь от быстрого бега, он позволил себе мельком оглянуться и сразу засек сзади три несущиеся вслед за ним тени, постепенно настигающие, что-то кричащие в пылу погони. Он тоже заверещал, отчаянным воплем загнанного зверя, страх полностью затопивший мозг подстегнул готовые отказать мышцы. Вовка летел как на крыльях, огромными скачками перескакивая через отражающие свет фонарей лужи, моля бога лишь об одном, не упасть, не поскользнуться случайно на мокром, усыпанном прелой листвой асфальте, потому что если он упадет, то встать уже не дадут. Догонят и тогда... Тогда... Что будет тогда не хотелось даже думать. Помимо воли вспоминались, окровавленные распростертые тела, остававшиеся лежать на таком же вот мокром асфальте после их собственных акций. Бесчувственные, мало напоминающие уже людей, куски окровавленного мяса. Так что пощады ожидать явно не приходилось, отыграются за все, не зря же готовили эту засаду, не зря так упорно преследуют, явно решили накрыть разом всех... Могут ведь и убить. Мысль поразила своей нелепостью, его такого молодого, только начавшего жить, весело собиравшегося еще час назад на очередную охоту, могут убить. Здесь в этом пахнущем прелой листвой переулке, просто забить насмерть. Слишком разыгравшееся воображение услужливо нарисовало скорчившийся у бордюра в напрасной попытке закрыться от сыплющихся градом ударов, окоченевший труп. От подкатившего к горлу осклизлым комом ужаса он снова вскрикнул, тонким заячьим взвизгом. Преследователи отозвались дружным яростным ревом, будто пришпорившим и так несущегося со всех ног беглеца.
  До огней проспекта оставалось всего ничего, когда подвернулась попавшая в предательскую выбоину нога. Острая боль пронзила лодыжку раскаленной иглой, пробиваясь по нерву до самого колена. "Ну вот и все, - всплыла в голове холодная отстраненная мысль. - Теперь точно конец". В отчаянной попытке добраться до людей, позвать кого-нибудь на помощь Вовка запрыгал на одной ноге. Назад он не смотрел, слишком страшно было видеть торжествующие улыбки настигающих его кавказцев. Ему и не надо было смотреть, нарастающий топот их ног, торжествующие вопли колокольным набатом звенели в ушах. В отчаянье он упал на четвереньки, попытался хоть так уползти от налетающей сзади смерти, в запредельном усилии преодолев еще несколько метров.
  Вовка не видел, как из потока летящих по проспекту машин неожиданно вывалился черный сверкающий лаком "туарег" с глухо тонированными стеклами, как с великолепным презрением игнорируя протестующие вопли клаксонов, он почти под прямым углом преодолел две крайних полосы и вкатился передним колесом на асфальт, перепрыгнув через бордюр. Хлопнули распахиваясь дверцы и двое крепких мужчин в одинаковых кожаных куртках, выскочили на тротуар.
  Вовка тянул за собой отказавшую ногу, полз вперед, уже чувствуя спиной, как замахивается бегущий первым кавказец, инстинктивно напрягаясь в ежесекундном ожидании удара.
  - Эй, лысый, ты чего тут разлегся? Грязно же на улице, ну, вставай!
  Сильный уверенный голос прозвучал где-то над ним настолько неожиданно, что Вовка вздрогнул всем телом. А потом его подхватили чьи-то руки, без особых усилий возвращая ему вертикальное положение. Серые со стальным отливом глаза глянули из под пшенично-русой челки с веселой снисходительностью.
  - Живой? Что с ногой случилось?
  - Мелочь... Подвернул... - просипел Вовка беспокойно оглядываясь, ища глазами преследователей.
  А они были тут как тут. Несколько обескураженные тем, что на сцене появились новые действующие лица, пытающиеся взять под защиту скина, которого они уже считали своей законной добычей, они тем не менее не оставили своих агрессивных намерений.
  - Э, вы кто такие? Чего лезете в чужое дело? - набычившись обратился к Вовкиным спасителям самый старший кавказец, державшийся поувереннее остальных.
  Пшеничноволосый, тот, что придерживал под руку Вовку, вопрос дагестанца просто проигнорировал. А второй невысокий крепыш с роскошными черными усами, презрительно скривился, засовывая правую руку за пазуху.
  - Ни фига себе! Говорящие обезьяны! Чудо природы! Ты видал когда-нибудь такое, Глеб? Может в академию наук позвонить?
  - Зачем так говоришь?! Кто тебе тут обезьяны?! - вспыхнул праведным гневом кавказец, делая шаг вперед.
  Трое его товарищей держались сзади, но тоже что-то неодобрительное и угрожающее заворчали. Как прикинул про себя Вовка расклад, даже с участием этих двух мужиков получался неутешительным, четверо кавказцев, против их троих, к тому же из него сейчас какой боец на одной-то ноге? Будто читая его мысли пшеничноволосый Глеб, меланхолично процитировал реплику из фильма о трех мушкетерах несколько ее видоизменив, сообразно ситуации:
  - Один из нас ранен, он же юноша, почти ребенок, а потом скажут, скажут, что нас было трое!
  Не оценив его юмора, кавказцы, подзадоривая друг друга, продолжали надвигаться на них, охватывая полукругом. В руке одного покачивалась цепь, другой сжимал обломок арматурного прута, двое небрежно поигрывали ножами. Рука усатого медленно показалась из-за борта кожанки, в ней матово блеснул воронением пистолетный ствол. "Пистолет Макарова, штатное армейское оружие, - оценил про себя Вовка. - На пару с ТТ самый массовый ствол в среде российских граждан". Он тут же горестно вздохнул, вряд ли пистолет был боевым, скорее всего безобидный пугач-газовик, или, что не многим лучше пневматическая копия настоящего оружия. Серьезного преимущества такая игрушка им, конечно, не давала, дагестанцы, похоже, считали так же, чуть сбив вначале шаг, они снова двинулись вперед. Усатый меж тем их реакцией ничуть не смутился, спокойно, даже как-то лениво скинул вниз предохранитель, с лязгом передернул затвор, загоняя патрон в патронник, затем задрал ствол вверх, и нажал на спуск. Выстрел гулко раскатился, отражаясь от стен домов, по переулку пошло гулять раскатистое эхо. Выходит не пневматика...
  - Следующий влетит в башку, - так же спокойно и холодно, как говорил в начале, практически без интонации и выражения, произнес усатый, опуская пистолетный ствол навстречу вожаку кавказцев.
  Тот, однако, тоже не мог сейчас спасовать, за спиной стояли трое соплеменников, которые потом обязательно расскажут о проявленном им малодушии. В такой ситуации любой кавказец скорее предпочтет смерть, чем покажет свою слабость.
  - Если я от твоей пшикалки хоть раз чихну, - пренебрежительно усмехнулся элькан, делая еще шаг навстречу усатому и поигрывая зажатым в руке ножом. - То вот эту самую пику, загоню в твою белую задницу по самую рукоять!
  - Вот как? - будто даже удивился усатый. - Что ж, если товарищи не хотят по-хорошему, уберем вазелин. Лови, джигит!
  Второй выстрел показался Вовке значительно тише первого, может быть просто он был не столь неожиданным, или уши уже привыкли. А может быть патрон оказался какой-то бракованный... Хлопнуло, вроде не сильнее детской хлопушки, зато эффект от выстрела превзошел все ожидания. В последний момент, перед тем, как палец дожал спусковой крючок, усатый все-таки опустил смотревший прямо в лицо кавказцу ствол на уровень его живота. Вожака дагестанцев будто переломило в поясе, сложив пополам, какое-то время он еще покачиваясь, стоял на ногах, а потом со стоном завалился на бок. Трое его друзей буквально остолбенели, застыв с отвалившимися челюстями, не зная, что же теперь предпринять, и на что решиться. А черный провал пистолетного дула уже испытующе заглядывал в их лица.
  - Заберите отсюда эту падаль, и пошли вон, шакалы! - голос усатого звучал резко, как свист бича.
  Невольно подчиняясь ему, даги задвигались, подхватили на руки скулящего от боли вожака и, шипя угрозы вперемешку с проклятиями и ругательствами, исчезли в темноте переулка. Усатый провожал их насмешливым взглядом все еще не убирая в кобуру оружие. Лишь когда последний кавказец скрылся из виду, он неуловимо быстрым движением вернул пистолет за пазуху и развернулся к своему товарищу, все еще поддерживающему под локоть стоящего на одной ноге Вовку.
  - Что с ногой? - тон вопроса был собранным и деловитым, ни малейшей нотки жалости не прозвучало в голосе.
  - Подвернул, когда от этих бежал, - невольно распрямляя спину и вытягиваясь, отрапортовал Вовка. - Не могу наступать, больно.
  - Вывих, или перелом, - со знанием дела сообщил тот, которого звали Глебом. - Придется пацана в больницу отвезти.
  - Ну, Глебыч, вечно ты найдешь на свою задницу приключений, - недовольно проворчал усатый. - Вот возись теперь с этим найденышем, а то дел больше нет. Первый раз за неделю хотел пораньше спать лечь, так нет, надо было влезть с твоим вечным альтруизмом.
  - Надо же поддерживать подрастающее поколение, - пожал плечами Глеб. - Вразумлять, наставлять, спасать если надо. Это же наша прямая обязанность, можно сказать...
  - Ага, особенно этих бритоголовых придурков, - фыркнул в усы его товарищ.
  - И их в том числе, Петруха, и их в том числе, - благостно покивал Глеб. - Чего они к тебе прицепились-то, малый? Из-за прикида твоего попугайского?
  - И ничего не попугайского, - буркнул обиженный такой уничижительной оценкой Вовка. - Они нас тут специально поджидали, а потом вот...
  Он развел руками, показывая в каком плачевном виде находится, и тут же замер пораженный еще одной мыслью.
  - А может, поможете нашим? - робко заглядывая в глаза Глебу, спросил он. - Тут не далеко, три квартала всего...
  - Ну, знаешь, - возмущено гаркнул усатый. - Ты что думаешь, мы члены общества бескорыстной помощи придуркам?!
  - Спокойно, Петя, не кипятись, - жестом остановил его Глеб. - Парень просто еще в шоке, вот и несет невесть что. Давно вас накрыли по времени?
  Вовка от такого вопроса даже растерялся. В самом деле, как оценить сколько времени прошло с того момента, как на них бросилась разъяренная толпа? Вроде бы целая вечность прошла, но умом он ясно понимал, что это лишь для него время услужливо растянулось, для остальных оно продолжало свой бег в обычном режиме.
  - Ну... - нерешительно начал скин, беспомощно глядя в лицо пшеничноволосому Глебу.
  - Ладно, понял, - смилостивился тот. - На часы ты не смотрел, а так оценить не можешь. Тогда слушай и соображай сам: они на вас напали, ты вырвался, побежал, они гнали тебя три квартала, потом мы вмешались, здесь разговаривали, время шло. И того, как минимум, минут десять, получается, еще пять минут нам туда бежать. Всего пятнадцать. Теперь сам прикинь, там уже спасать некого. Разве что скорую можем вызвать, вот единственная реальная помощь. Ага! И это уже не нужно, кто-то опередил.
  Действительно в шум проспекта вплелись еще далекие, но постепенно нарастающие звуки сирен.
  - Так что все, наше вмешательство абсолютно не требуется, - заключил Глеб. - Попрыгали, малый, мы тебя до травматологии подбросим.
  Уже покачиваясь на удобном кожаном сиденье, величаво плывущего в вечернем потоке машин "туарега", Вовка решился задать мучивший его вопрос.
  - Если вы так скинов не любите, почему тогда мне помогли?
  - Кто тебе сказал, что мы скинов не любим? - удивленно обернулся к нему с переднего сиденья Глеб.
  - Ну как же, - в свою очередь удивился его непонятливости Вовка. - Ваш друг же сказал, что не хочет спасать бритоголовых придурков, и Вы мою одежду попугайской назвали.
  Сидевший за рулем Петр при этих словах хмыкнул в усы, тут же сделав вид, что невероятно поглощен дорожной ситуацией. А Глеб широко улыбнулся.
  - Ты прости нас, малой. Просто у нас совсем другие планы на сегодняшний вечер были, а тут пришлось с тобой возиться, вот Петруха и вспылил немного. Ну а насчет твоего прикида, то конечно он попугайский. Чего вот ты хочешь добиться, одеваясь так, что за километр видно - скин идет?
  - Ну как чего? - замялся Вовка. - Это самовыражение, вот! А еще, чтобы нерусь издали видела и боялась!
  Усатый откровенно хохотнул, и Вовка смешавшись, замолк.
  - Ты не обижайся, - тоже едва сдерживая улыбку, мягко произнес Глеб. - Но мы ведь только что видели, как они вас испугались.
  - Но так ведь не всегда, мы им тоже... - запальчиво крикнул Вовка, воинственно размахивая руками.
  - Верю, верю, - успокаивающе закивал Глеб. - Только это всего лишь детские шалости и мелкое хулиганство. В твоем возрасте пора уже быть взрослее. Ну неужели ты всерьез думаешь, что если вы набьете десяти, даже пусть сотне мигрантов морды, они перестанут сюда ехать? Да никогда в жизни. Наоборот, от ваших комариных укусов они только крепнут. Вы, если хочешь, даете им право на формирование собственных боевых дружин, якобы для защиты от экстремистов. Ну это мы только что видели.
  Вовка невольно кивнул соглашаясь, да уж, действительно, что видели, то видели. Не поспоришь...
  - То-то! Вот и результат вашей борьбы на лицо, взяли и поспособствовали консолидации врага. Эх, малый! Я прекрасно понимаю, что вами движут благие побуждения, неосознанный протест против засилья инородцев в русских городах. Но ведь бороться с ними надо вовсе не так!
  - А как? - саркастически скривился Вовка. - Что, на митинги ходить? Может на стенах лозунги писать?
  - Слыхал, Петр, - улыбнулся водителю Глеб. - А паренек-то боевой! Жалко только в голове каша, а так, наш ведь парень, как думаешь?
  Усатый проворчал что-то маловразумительное, что при достаточном воображении можно было принять и за согласие.
  - В общем так, - Глеб порылся во внутреннем кармане своей кожанки и извлек оттуда визитницу. - Если ты действительно хочешь противостоять инородцам, защищать русский народ, заниматься по-настоящему серьезными делами, а не всякой мелочевкой, то когда выпишут из больницы, позвони мне.
  Вовка растеряно вертел в пальцах плотный прямоугольник визитки: Никонов Глеб Егорович, инструктор клуба славяно-горицкой борьбы "Перунова рать" значилось на ней.
  - А вы вообще кто? - обалдело уставился он на Глеба, заниматься какой-то там славяно-горицкой борьбой в его планы вовсе не входило.
  - Не обращай внимания на титулы, это все мишура. Главное суть, - подмигнул в ответ пшеничноволосый. - Мы С-18, русское отделение. Слыхал про таких?
  Вовка непонимающе мотнул головой, заливаясь краской стыда. Глеб смотрел на него так, будто он публично сознался в том, что не умеет читать, или не знает таблицы умножения.
  - Комбат-18, кровь и честь... Ну? Что ничего никогда не слышал? Тоже мне, еще скином зовешься! Ладно, как выздоровеешь, позвонишь, там все и узнаешь.
  Глеб развернулся вперед, оставив Вовку мучительно краснеть, теряясь в догадках, чтобы это могла быть за организация с таким странным названием.
  Усатый Петр, потянулся к кнопке "Play" перемигивающейся разноцветными огнями магнитолы. Из спрятанных где-то за сиденьем динамиков грянули призывные маршевые аккорды.
  Наш марш зовет под знамена всех лучших,
  Во славу гордой и белой Руси!
  Во всеоружии духа и тела ублюдкам
  Мы уступать не должны.
  "Не должны!" - неожиданно даже для себя вслух повторил последнюю фразу вслед за неизвестным ему певцом Вовка, захваченный жестким наступательным ритмом песни.
  - Мы маршируем! - сообщил из динамиков солист.
  - Маршируем! - радостно подхватил хор.
  - Под имперским русским флагом! - задыхаясь, уточнил певец.
  - Мы маршируем! - вновь взревел невидимый хор.
  Неожиданно опять запульсировала огнем боль в успокоившейся было ступне, и Вовка зажмурив глаза, откинулся на кожаные подушки, кусая нижнюю губу, чтобы не застонать.
  - Под имперским русским флагом! - продолжал с надрывом бухать в голове незнакомый голос.
  Черный "туарег", отражая свет уличных фонарей тонированными стеклами, медленно вкатывался на стоянку перед зданием подстанции скорой помощи.
  
  
  
  Сказать, что обитатели подмосковного дома отдыха ракетчиков были взбудоражены прибытием очередной группы отдыхающих, значит, ничего не сказать. В бедном на события замкнутом мирке, огороженной территории посреди нетронутого елового леса на берегу Москвы-реки появление каждого нового лица непременно обсуждалось и мусолилось на все лады. Ведь постояльцами учреждения, как правило, оказывались не только отставные генералы и полковники, а также их жены, никогда не упускавшие случая перемыть косточки вновь прибывшим. Тем более таким необычным как эти. Десяток молодых парней призывного возраста, крепких, широкоплечих и одинаково коротко стриженных ни на кого не глядя, продефилировал мимо праздно скучающих на лавочках вдоль центральной аллеи отдыхающих. Замыкал группу кряжистый абсолютно седой мужик лет пятидесяти с резкими рублеными чертами лица. Все были одеты в строгую полувоенную одежду модного сейчас в молодежной среде стиля милитари, за плечами висели одинаковые пятнистые рюкзаки.
  - Вот молодежь пошла, - недовольно зазудела, едва дождавшись, пока новички миновали ее лавку генеральша Попова. - Поздороваться даже никто и не подумал.
  Сморщенную будто печеное яблоко, почти семидесятилетнюю даму вовсе не волновало то простое обстоятельство, что с ней лично никто из прибывших знаком не был, а значит и приветствовать ее был не обязан. Еще несколько клушек преклонного возраста, штатных подпевал генеральши с готовностью закачали головами, подхватывая стоны насчет бескультурья молодого поколения. Уже через несколько минут старушки и сами искренне поверили в то, что их только что смертельно оскорбили. Сам того не желая, просто руководствуясь извечным стариковским желанием что-нибудь добавить к тому что говорят рядом, совершенно не заботясь о теме беседы, масла в огонь подлил и отставник Попов, тут же дышавший полезным в его возрасте хвойным ароматом.
  - Пацаны молодые, в армии, небось, не служившие, - осуждающе покрутил он седой головой. - О дисциплине понятия никакого... Теперь прощай покой и тишина. Начнут водку пить, да девок в окна к себе по ночам таскать.
  - И кто их только сюда пустил, - истерично закатила глаза генеральша. - Юра, Юра, ну что же ты сидишь и спокойно смотришь, как нас лишают заслуженного отдыха! Разве для того мы столько лет в лишениях, верой и правдой...
  Душившие пожилую даму рыдания помешали ей закончить начавшееся было перечисление заслуг перед державой славной четы Поповых, действительно почти сорок лет бок о бок прослужившей на центральном командном пункте ракетных войск стратегического назначения. Свою карьеру молодой лейтенант Попов, удачно женившийся на дочке тогдашнего начальника главного управления кадров министерства обороны, начал в качестве штабного адъютанта, да так и пошел по штабным паркетам до собственных генеральских погон. Бесспорно, столь выдающаяся и напряженная служба на благо Родины, требовала теперь всемерно трепетного отношения к отдыху заслуженных ветеранов.
  Впечатленный слезами жены генерал, подтянув спортивные штаны, немедленно отправился требовать выдворения с территории "беспокойных" и явно не имеющих никакого отношения к Вооруженным Силам соседей. Однако ни генеральское возмущение, ни угрозы звонков высокопоставленным друзьям должного впечатления на начальника дома отдыха не произвели.
  - Это коммерческий заезд, - беспомощно развел руками полковник от медицины. - Заявлены, как спортивная команда по многоборью с тренером.
  Генерал продолжал давить его отработанным за годы службы тяжелым взглядом, но в этот раз привычное средство явно давало сбой. Чертов медик бестрепетно смотрел ему прямо в лицо и даже не собирался виновато опускать глаз.
  - Платят полную стоимость путевки. В отличие от вас, - не удержался от шпильки, дерзкий полковник.
  По правде говоря, ему уже изрядно поднадоело приезжавшее сюда каждое лето по льготным расценкам, то есть практически задарма, чванливое генеральское семейство, вечно всем недовольное, и претендующее на особое к себе отношение. Потому сейчас он с искренним удовольствием на вполне законных основаниях отказывал отставнику в его требованиях.
  - Жалуйтесь, жалуйтесь, Юрий Иванович, - благожелательно кивал он головой, приобняв генерала за плечи и выпроваживая его из кабинета. - Я тоже считаю, что это форменное безобразие. Просто время сейчас такое, понимаете, время... Все за деньги. Одни деньги у всех в голове, куда катится Россия?
  Пока генерал возвращался из административного здания обратно к своему спальному корпусу, он немного успокоился. Как ни странно в немалой степени способствовали этому приведенные начальником дома отдыха аргументы. О том, что Россию продали, отставник знал не понаслышке, даже сам успел слегка поучаствовать в этой продаже, будучи в комиссии по инвентаризации имущества Западной группы войск. Что ж теперь приходилось мириться с последствиями и терпеть рядом с собой наглую молодежь. Если они платят живыми деньгами за право здесь находиться, то борьба с ними автоматически становилась малоперспективной.
  Против ожидания особого беспокойства вновь прибывшие до конца дня не доставили. Организованно все в одно время прибыли на ужин в столовую, вели себя подчеркнуто скромно, не шумели, ели аккуратно и быстро. Поев тут же убыли обратно к себе в самый дальний, стоящий несколько на отшибе от остальных зданий корпус. Где и оставались до самой ночи, причем свет дисциплинированно погас во всех комнатах ровно в двадцать три часа. Официально страдавшая бессонницей, а на самом деле повышенным любопытством, генеральша за этим проследила лично. Ни брожения по территории с пьяными песнями и воплями, ни развратных девиц ночью в районе дальнего корпуса не наблюдалось. Дружина добровольных активисток-пенсионерок патрулировала ближние подступы к зданию практически до утра. Однако и это показное благонравие было записано вновь прибывшей молодежи в явные минуса.
  - Знаем мы таких спортсменов, - шипела разочарованная и оскорбленная в своих лучших чувствах генеральша. - Это они до поры, до времени такие тихони, в тихом омуте черти водятся!
  Ее прогнозы оправдались тем же утром. Едва поборники чужой нравственности, утомленные ночным бдением забылись на рассвете чутким стариковским сном, как были безжалостно разбужены топотом тяжелых ботинок по асфальту. Прилипшие к окнам пенсионеры с брюзжанием наблюдали четкий строй обнаженных по пояс парней бодро проскакавших по центральной аллее к воротам, ведущим в пропахший хвойными ароматами лес.
  - Ну, это уж вовсе хамство! Самая неприкрытая наглость, - негодовала, заламывая руки генеральша. - Старые заслуженные люди вынуждены просыпаться ни свет, ни заря от их топота. До завтрака, между прочим, еще целый час, а я почти всю ночь не спала!
  Во время завтрака местный "женсовет" всячески демонстрировал седому и его спортсменам свое возмущение случившимся. Выражалось это в поджатых губах и убийственных взглядах, способных просто испепелить более впечатлительных людей. Но спортсмены излишней восприимчивостью, по-видимому, не страдали, так как бушевавшую вокруг бурю негодования просто не заметили. А сразу же после завтрака они, построившись в колонну по три бегом умчались в лес, где и пробыли до самого обеда. Пообедав, так же строем исчезли в корпусе, откуда вышли лишь на ужин. Одним словом новых соседей постоянные обитатели дома отдыха видели лишь три раза в день во время приемов пищи, да на обязательной в любую погоду утренней пробежке, все остальное время команда спортсменов проводила либо у себя в корпусе, либо в окружающем территорию лесу. Пенсионеров просто разъедало любопытство - что же это за команда такая, с жесткими, прямо монашескими правилами и распорядком.
  - Ой, еще неизвестно чего они там целыми днями в лесах делают, - не сдавалась генеральша. - Может эти, как их, порнофильмы снимают, вот их потом на девок-то и не тянет. А может это вообще секта какая-нибудь, сатанисты, дьяволу поклоняются!
  Порнофильмы это конечно вряд ли, а вот насчет секты вполне может быть, уж больно порядки у них жесткие, как раз фанатам-сектантам впору. И ведь не проверишь никак! А интересно, прямо жуть! Вот разве что проследить за ними потихоньку. Ага, проследить, а ну как заметят, что потом говорить? А что собственно говорить! Здесь земля, слава богу, пока что не купленная, куда хочу туда и иду! Кто мне по лесу гулять запретить может?! Кому я тут чего объяснять должен?! На том и порешили... Только страшновато как-то все равно. А ну как, действительно это бандиты какие-нибудь окажутся, или террористы... Опасно это все как-то. Но уж больно любопытно! Любопытно, но опасно... Значит мужчина должен идти. Всяческие опасности это по мужской части. Вот любопытство, это да, по женской, а опасности, нет, по мужской. Мужчина в распоряжении "женсовета" был лишь один.
  Генерал долго отнекивался, то ссылался на разыгравшийся не ко времени ревматизм, то на общую не солидность предлагаемой авантюры, но куда ж ты денешься, будучи в окружении почти десятка изнывающих от любопытства баб. Как говорится, чего хочет женщина, того хочет бог... На четвертый день общими усилиями уломали.
  - Ты осторожнее там, старый, только одним глазком глянь и назад, - напутствовала Юрия Ивановича жена. - Мало ли там чего, на самом-то деле...
  - Может того, не ходить, - осторожно предложил генерал, но наткнувшись на убийственный взгляд супруги, лишь жалостливо закряхтел, шаркая ногами в мягких кроссовках. - Ладно, ладно... Шучу я, шучу... Что ты сразу-то?
  Против ожидания в лесу генералу даже понравилось, чистый напоенный душистым запахом смолы и хвои воздух был так сладок и насыщен кислородом, что казалось, просто врывался живительной струей в сморщенные стариковские легкие, расправляя их, наполняя кровь давно забытым ощущением молодой силы. Шагалось легко, ноги тонули в мягкой подушке из мха и опавшей хвои, пружиня и приятно переваливаясь. В воздухе звенели вездесущие комары, но это отчего-то вовсе не портило настроения. Темные стволы вековых елей, казались замершими вдоль тропинки в дозоре сказочными великанами, а сквозь косматые шапки их развесистых лап весело подмигивало теплое августовской солнце. Настроение было бодрым, хотелось заорать во все горло что-нибудь лихое, или запеть какую-нибудь разудалую песню. Генерал даже откашлялся смущенно, искренне удивленный таким мальчишеским желанием. Одернул себя, в конце концов, он здесь не на прогулке, а практически в разведывательном дозоре, или даже поиске. Так что и вести себя нужно соответственно соблюдая все возможные меры предосторожности и не терять бдительности, а то так недолго и упустить тех, кого он отправился выслеживать.
  Оказалось, однако, что по этому поводу Юрий Иванович волновался совершенно напрасно. Спортсменов удалось обнаружить неожиданно легко. Услышал он их даже раньше, чем увидел. Когда в первый раз до него докатился сквозь пение невидимых лесных птах и мерный шум деревьев под легким ветерком, слаженный полурык, полувскрик, он не сообразил, что бы это могло быть. Но странные звуки повторялись раз за разом и вскоре генерал уже отчетливо различал, что это кричат в несколько глоток люди. Он припомнил, что примерно такие же звуки слышал как-то в борцовском зале, когда приезжал забирать внука с тренировки, так кричали, высвобождая взрывную энергию броска юные дзюдоисты, обрушивая противников на татами. "Странно, эти вроде бы не борцы, а вообще многоборцы..., - недоуменно пожал плечами Юрий Иванович. - Ладно, чего там гадать, надо подойти поближе, там все и увижу". По мере приближения к месту тренировки, крики становились все громче и яростнее, проскальзывали в них даже нотки злобного звериного рычания. Часто в общую какофонию вплетался резкий командный голос седого тренера, дававшего какие-то указания. Наконец генерал их увидел. Раздвинув пушистые ветви неизвестного ему кустарника, Юрий Иванович обозрел открывшуюся ему просторную поляну и обомлел. Надо сказать, было от чего.
  На поросшей мягкой травой лесной прогалине замерли в три ряда построенные в шахматном порядке спортсмены. Каждый сжимал в руках автомат Калашникова с примкнутым штыком. Стоящий прямо перед ними седой что-то резко выкрикнул, и десятка спортсменов с синхронным ревом пырнула штыками воздух. Седой придирчиво осмотрел застывшие в конечной точке выпада фигуры, прошел между рядами, у кого-то что-то поправил, некоторым сделал замечания. Вновь встал перед строем выкрикнув следующую команду. В ответ последовал грозный атакующий рык десятка глоток и размашистый удар прикладом по невидимому врагу. И снова, застывшие, будто в детской игре "Замри" фигуры, неторопливый обход, правки, коррекция стоек... И так раз за разом. Юрий Иванович не мог впоследствии вспомнить, как долго он простоял за кустом с отвалившейся челюстью, наблюдая за странными упражнениями многоборцев. Да каких к чертям многоборцев, сейчас ему было уже абсолютно ясно, что он наблюдает не что иное, как самую обычную тренировку по армейскому рукопашному бою. А армейская рукопашка в ее боевом исполнении, как известно, предмет весьма специфический, к спорту имеющий лишь очень приближенное отношение и уж многоборцам всяко не нужный. "Что же это такое? Кто же это такие? - холодея от догадок одна страшнее другой напряженно размышлял генерал. - А оружие у них откуда? Не было ведь раньше..."
  И неожиданно он получил исчерпывающий ответ на все свои вопросы. Взрыкнув на мощной пониженной передаче на лесную прогалину неожиданно выкатилась грузопассажирская "газель". Седой подал очередную команду, и спортсмены дисциплинированно построились в две шеренги, опустив к ноге автоматы. Хлопнула пассажирская дверь машины, и на землю спрыгнул облаченный в пятнистый комбинезон сухопарый мужчина в лихо заломленном черном берете без эмблемы на голове. Седой подскочил к нему, щелкнул каблуками, вытянулся рапортуя. Сухопарый, похлопал его по плечу, протянул для пожатия руку и направился к застывшим, будто статуи с оружием в руках "спортсменам".
  - Слава России! - взлетела в нацистском приветствии рука вновь прибывшего.
  - Слав России! - слаженно грохнул строй.
  Генерал охнул, схватившись за сердце, завозился, выбираясь из кустов и не чуя под собой ног, не разбирая дороги, затрусил тяжелой рысцой обратно.
  - Это фашисты, ты понимаешь? Самые настоящие фашисты, я сам лично видел! - полчаса спустя брызгал слюной от избытка чувств он в мобильный телефон. - Их надо арестовать немедленно! Они опасны! У них оружие! Ты уж там поспеши, подключи контрразведку, ФСБ, кого там еще?! Хорошо, жду, хорошо!
  Моложавый генерал в просторном кабинете министерства, тяжело выдохнув, откинулся на высокую спинку удобного офисного кресла.
  - Достал уже старый пердун! - с чувством произнес он вслух. - Чего только не придумает, лишь бы в следующий раз отправили отдыхать куда-нибудь на моря! Надо же, фашисты у него в доме отдыха! Телевизора обсмотрелся, что ли!
  Вовка ловко и мощно ударил штыком в укрепленный на специальной переносной стойке набитый соломой манекен. Прямо в сердце, под жирную, надпись сделанную краской: "ЖИД". Да, по сравнению с тем, чем занимались здесь, жалкие подвиги бригады скинов действительно смотрелись не более чем мелким хулиганством. Здесь учили не бить инородцев, здесь учили убивать. Убивать быстро и эффективно, безжалостно и умело. Потому что в этой войне никому нет пощады, потому что в смертельной схватке сошлись не армии, даже не страны, битва шла между людьми и зверями, представителями античеловечества, решившего уничтожить последний оплот арийской расы. А потому "во всеоружии духа и тела ублюдкам, мы уступать не должны!" Сильным рывком он освободил застрявший в чучеле штык, автоматически принимая после удара защитную позицию. Навыки, которые умело вырабатывал в них седой инструктор, намертво въедались в юношеский мозг. Но гораздо страшнее было то, что кроме них в сознание курсантов выплескивался мощный вал человеконенавистнической идеологии предельно радикального агрессивного национализма. Столь притягательного для незрелых человеческих сердец. Ведь это так приятно осознавать себя представителем высшей расы, разве нет?
  
  
  
  Проснулись они от накатывающегося на них гула десятков самолетных турбин, плывущего с низко нависшего над головами, набрякшего тучами неба, вскинулись, ошалело крутя головами, испуганно глядя друг на друга. За их спинами, в десятке километров к северу от приютившей наемников рощи тревожно и пронзительно выли сирены, призывая жителей деревни укрыться в убежищах.
  - Ни хрена себе, - качая головой, прошептал Волк.
  - Согласен, - зябко лязгнул зубами Фашист. - Ночной налет, да еще столько самолетов сразу... Жуткое дело...
  - Надеюсь у этой эскадрильи хороший штурман, - прошептал Волк. - Не хотелось бы взлететь на воздух из-за чьей-то ошибки.
  - Ну, как говорится, верь в лучшее, готовься к худшему, - подытожил Фашист. - Пойдем-ка, дядя Женя, подальше от нашего грузовичка. Заляжем где-нибудь на краю рощицы, оттуда и спектакль будет виднее.
  Подхватив на всякий случай оружие, они налегке пробежались до крайних деревьев, улеглись под ними, вслушиваясь в надвигающийся рокот. Самих самолетов в темноте не было видно, но мощный вой разрываемого их турбинами воздуха ввинчивался в мозг, рождая ощущение неуверенности и страха, заставляя помимо собственной воли вжиматься в землю в ужасе ожидая неизбежной развязки. С окраины Кфар Каны зачастили, захлопали зенитные установки. Скорострельные пушки, захлебываясь яростной злостью, вонзали в черное небо яркие мячики трассирующих зарядов, огненной строчкой пробивая висящий над землей черный бархат. Насколько результативным оказался их огонь, судить пока было трудно, по-крайней мере, ни одного попадания Волк с Фашистом так и не заметили. Плюющиеся огненной злобой зенитки неожиданно напомнили Волку почуявших чужака деревенских собак, бросающихся в бессильной ярости на забор, натягивающих сдерживающую их цепь.
  - Просто по секторам бьют, вслепую. Надеются отсечь, от деревни, заставить отбомбиться где-нибудь в стороне - нервно тиская автомат, шипел под ухом Фашист.
  - Не выйдет, - рассудительно качнул головой Волк. - Кабы у них тут серьезная ПВО была налажена, а так... Пара ЗУшек для современных штурмовиков не угроза...
  - Ты-то откуда знаешь?
  - Книжки умные читать надо, - отрезал Волк. - Вестник офицера ПВО и Зарубежное военное обозрение, слыхал про такое?
  - Слыхал, слыхал. Отвяжись! - окрысился Фашист.
  - Вот то-то, что только слыхал, - сварливо проворчал Волк. - А умные люди читают...
  Он бы наверняка добавил еще что-нибудь поучительное, но тут в небе вспыхнул огонь. С диким грохотом оно треснуло, раскрываясь, выпуская из своей черной утробы, с шипеньем рванувшиеся к земле огненные стрелы. Самолеты с душераздирающим воем один за другим заходили на штурмовку. Захлебнулась, исчезнув в сплошном огненном зареве одна из ЗУшек, подавилась очередным залпом вторая. А несущиеся к окраинным домам деревни ракеты все чертили и чертили смертоносные огненные дуги, нарезая небесную чернь на неровные куски. Разрывы грохотали, встряхивая землю, на деревенских окраинах. Там, где расположились укрепленные пункты боевиков и замаскированные пусковые установки, сейчас царил ад. Взлетали в воздух фонтаны земли, яркими кострами полыхали дома, гремящая сила воздушного удара просто перемалывала в фарш позиции боевиков "Хизбаллы".
  - Ну, куда?! Куда вы бьете, уроды?! - рычал, кусая губы Фашист. - Ну, хоть одна, одна единственная ракета в центр. Ну же! Ну!
  Как назло, самолеты один за другим заходили на цель, поливая ее потоками огня с неба, но, ни разу их удары не вышли за пределы безлюдных окраин, дома которых, покинутые жителями, были давно уже превращены в огневые точки. Похоже израильским пилотам этот факт был прекрасно известен, как и то, что мирное население сосредоточено в центре деревни.
  Волк неодобрительно покосился на своего напарника, в который раз уже его неприятно поражало то, что делал или говорил Фашист. Конечно, под давлением обстоятельств он сам вынужден был участвовать в готовящемся здесь чудовищном преступлении. Но он был поставлен перед тяжелым выбором: его жизнь, против жизней других ни в чем не повинных людей, сделал его в пользу жизни своей и порой ненавидел себя за это. И уж абсолютно точно был далек от того, чтобы желать удачного исполнения этой их миссии. А вот Фашиста, похоже, столь тонкие материи не волновали вовсе, он был рад представившемуся случаю за компанию со столь ненавидимыми им евреями укокошить еще и пару десятков арабов. Что этими арабами были старики, женщины и дети, его ни в малой степени не волновало. Волк с внутренним содроганием припомнил циничный упрек напарника, тот, когда Фашист обвинил его в непоследовательности. Мол, стоит ли, рискуя собственным здоровьем спасать одного арабчонка, если приехал сюда для того, чтобы убить их целый десяток. Он еще раз внимательно пригляделся к напарнику, оценил азартно блестящие глаза, сжатые в волнении кулаки, дрожащие от возбуждения губы... "Да ему же просто нравится убивать! - неожиданно понял старый наемник. - Он же до сих пор будто играющий в войну мальчишка, убивает легко, словно понарошку, не чувствуя, сколько горя и боли приносит в этот мир, не понимая всей трагедии смерти. Так же легко умрет и сам, не зная цену смерти, разве можно осознать цену жизни? Даже своей собственной?"
  - А! Есть! Есть, маму пополам! - заорал вдруг во все горло Фашист, подскакивая от избытка чувств и указывая в сторону деревни.
  Отвлекшийся от созерцания зрелища воздушного налета Волк, обернувшись туда, куда тыкал пальцем напарник, успел засечь лишь короткую вспышку в районе высившихся темной грудой в центре двухэтажных домов. Похоже, кто-то из пилотов все же ошибся с прицелом, и одна из ракет легла в жилом квартале, а может, сыграл свою роль вездесущий Его величество Случай, направив ракету в самый край изначально заложенного в нее при конструировании поля возможного рассеивания. Короче, как бы там ни было, удар по избранным целью жилым домам был нанесен, все условия акции соблюдены, теперь следовало выбросить из головы различную рефлексирующую интеллигентскую муть и приниматься за работу. Иначе вполне можно было не успеть до возвращения жителей из убежищ, а лишние свидетели в таком деле вовсе ни к чему.
  - Есть, дядя Женя! Есть! - все еще захлебывался радостью Фашист.
  - Сам вижу, и незачем так орать, - осадил его Волк. - Все, двинулись обратно к машине. Эти сейчас уберутся, не бесконечный же у них боезапас, и к этому времени мы должны быть уже на шоссе. Так что давай, не сачкуй.
  Место попадания они нашли быстро, ракета ударила прямо под стену жилой двухэтажки, изрядно разворошив примыкающую к ней мощеную булыжником дорожку, сам дом практически не пострадал. Осыпались стекла в нижнем этаже, а так все в порядке, стены и фундамент выдержали близкий удар, видать, сработаны были на совесть. С первого взгляда было ясно, что ударившая рядом израильская ракета ущерба практически не причинила, а уж создать опасность обрушения строения и подавно никак не могла, однако, этот факт волновал наемников меньше всего. Это уже дело подкупленных "Хизбаллой" экспертов, грамотно обосновать случившееся. Дело экспертов обосновать, а их дело вовремя произвести взрыв, так чтобы было как можно больше пострадавших.
  Ступеньки, ведущие в подвал, оканчивались фанерной дверью, которая даже не была закрыта. Впрочем, здесь никаких препятствий и не предвиделось. Сгибаясь под тяжестью мешков с гексогеном, наемники преодолевали крутой спуск практически бегом. Хрипели натужно, исходили потом, работая, как ломовые лошади, даже команда профессиональных грузчиков не смогла бы разгрузить маленький фургончик быстрее, чем это сделали они.
  - Мешки с цементом тоже тащи! - отплевываясь забившей горло пылью, хрипел Фашист, который в подрывном деле разбирался несравненно лучше, и потому был сейчас командиром. - На обкладку пойдут!
  Волк ответил ему горестным стоном, взваливая на спину пятидесятикилограммовый груз. Сам Фашист конечно тоже не сачковал, но его молодой организм все же намного легче переносил эту гонку по лестницам с отягощениями.
  Наконец мешки были аккуратно уложены внизу. Те из них, что содержали взрывчатку Фашист, тщательно выверяя расстояния, разместил у опорных колонн. Подсоединив к ним штатные армейские детонаторы, он связал их в единую цепь, воткнув провода замыкателя в обычный механический будильник.
  - Теперь стрелочка подойдет, - почти нежно пояснил он Волку. - И получится очень громкий дзынь, сразу все проснутся. А потом снова уснут, но уже вечным сном!
  Волк демонстративно отвернулся, веселое настроение напарника было ему явно не по душе. Почувствовав это, Фашист уже без ерничанья, коротко и по-деловому приказал:
  - Так, теперь мешки с цементом, наваливаем сверху на гексоген. Так основную силу взрыва направим внутрь, на колонны. Давай, взялись!
  - Будь ты проклят! - хватаясь за ноющую поясницу, простонал Волк.
  - Уже давно, - совершенно серьезно ответил Фашист, невесело улыбнувшись уголком рта и хватаясь за ближайший мешок.
  Насчет времени взрыва они неожиданно всерьез заспорили. Волк стоял на том, чтобы, сильно не мудрствуя, выставить интервал в один час, достаточный для того, чтобы убраться подальше от дома. К тому же, чем короче время работы часового механизма, тем меньше шансов случайного обнаружения закладки. По-крайней мере такие аргументы приводил в пользу своего варианта наемник, на деле же, он в глубине души рассчитывал, что жители деревни просидят это время в убежищах в ожидании новых налетов, и подрыв дома не принесет очередных жертв. Он надеялся, что Фашист не догадается об этом его скрытом желании, но просчитался. Напарник, тонко ухмыльнувшись, пристально глядел ему в глаза:
  - Вот что мне в тебе не нравится, дядя Женя, - начал он. - Так это твое вечное желание и рыбку съесть, и на... елку влезть. Ты что же думаешь? Эти обезьяны до утра будут тариться по подвалам, мы рванем пустой дом, а Халиль нас за это по головке погладит? Нет уж, назвался груздем, полезай в кузов! Раз уж подписались на такое, значит надо идти до конца, без соплей! Я предлагаю ставить на восемь утра. В это время тут гарантированно будет самый максимум народу. А насчет случайного обнаружения, ты же сам знаешь, что это бред, в этот подвал сотню лет никто не заглядывал, и еще столько же не заглянет. Если, конечно, дом эту сотню лет простоит, в чем я глубоко сомневаюсь, ха-ха!
  - Хватит! - с проскользнувшими в голосе нотками истерики рявкнул Волк. - В конце концов я, а не ты старший группы, значит мне решать. А я уже решил! Подрыв будет через час, и точка! Вопросы?!
  - Что вы, что вы, гражданин начальник, - склонился в издевательском поклоне Фашист. - Какие могут быть вопросы? Молчим-с, мы всегда, знаете ли, молчим-с, где уж нам разговаривать...
  - Вот и отлично, - не принял ерничанья напарника Волк. - Тогда устанавливай время подрыва на час вперед, и пора двигать отсюда.
  - Есть, мой генерал! - шутливо отсалютовал ему Фашист, склоняясь над будильником.
  Волк не поленился проследить, чтобы ярко-золотистая стрелка, определяющая время звонка, передвинулась действительно только на час вперед. Фашист всегда был себе на уме, вполне мог все равно сделать по-своему. Однако напарник в этот раз поводов для нареканий не дал, не пытался смухлевать, или как-то схитрить, быстро и точно передвинул стрелку будильника на час вперед и выжидающе повернулся к Волку.
  - Все, на выход! - скомандовал наемник и, подавая пример первым зашагал по ведущим наверх выщербленным ступенькам.
  Фашист дисциплинированно топал следом, но на середине лестницы вдруг остановился зло чертыхнувшись.
  - Ты чего? - обернулся к напарнику Волк.
  - Фонарь внизу забыл. Е-мое, ну что за ерунда?! Все ты, заморочил меня своим человеколюбием!
  Волк, молча пожал плечами, продолжая подниматься наверх, отвечать на явно дурацкое обвинение он нужным не счел. За спиной послышался быстрый топот ботинок, Фашист возвращался за забытым фонарем. Какая-то смутная мысль беспокойно кольнула Волка, он попытался сосредоточиться, чтобы поймать ее за хвост, вытащить из подсознания, чтобы тщательно обдумать. Но, когда ему показалось, что он, наконец понял, что в происходящем так его встревожило, с улицы донесся подозрительный шорох, заставивший сосредоточить все внимание на сереющем проеме выхода на поверхность.
  - Эй, вы что это там делаете? Я сейчас полицию позову! - послышался сверху дребезжащий старческий голос.
  - Зачем полицию? - удивился на ломанном арабском Волк, чем похоже еще больше насторожил невидимого собеседника.
  Досадливо сплюнув, надо же, принесло кого-то совсем не вовремя. Наверняка старик принял их за грабящих дома мародеров, и теперь того и гляди здесь и вправду может появиться полиция. А такое развитие событий совсем не желательно, сами-то они, конечно, успеют смыться, а вот если полицейские полезут в подвал? Нет уж, надо любой ценой постараться успокоить слишком бдительного старичка. Прыгая сразу через две ступеньки, Волк взлетел наверх. Старик оказался самым обычным пожилым ливанцем, согбенным прожитыми годами, опиравшимся при ходьбе на деревянную клюку. При виде облаченного в пятнистую форму, увешанного оружием Волка, он чуть не упал от страха, но, стараясь не подавать виду, что испуган, браво замахнулся клюкой, показывая, что без боя не сдастся.
  - Послушайте... - лихорадочно соображая, что бы такого поубедительнее соврать, начал Волк, успокаивающе демонстрируя старику пустые ладони.
  - Уважаемый! - гаркнул у него за спиной неожиданно возникший в проеме Фашист. - Почему вы не в убежище? Вы что не знаете установленного порядка? Или не слышали сирены?
  Стушевавшись от такого напора, пожилой ливанец забормотал что-то о том, что он слишком стар, чтобы лазать по подвалам, а смерть все равно уже стоит у него за плечом, так лучше умереть здесь, под открытым небом, чем как забившаяся в нору крыса.
  - Все равно это нарушение, - сурово сдвинул брови Фашист. - На ваше счастье, мы не полицейские, а просто служащие строительной фирмы. "Джихад эль-Бина", слышали, наверное? Вот и наша эмблема на фургоне.
  Старик, довольный тем, что его надуманные прегрешения так легко прощены, понимающе закивал головой.
  - Вы здесь живете? В этом доме? - не унимался Фашист. - Теперь в вашем доме будет склад строительных материалов, вход мы закроем, а вы предупредите жильцов, чтобы они не вздумали что-нибудь отсюда забрать. Эти материалы предназначены для восстановления пострадавших от налета домов. Поэтому если кто-нибудь украдет хоть один мешок цемента, он будет считаться врагом ливанского народа и презренным мародером. А соответственно будет расстрелян по приговору военного суда, ну или забит камнями на главной площади. Вы хорошо меня поняли, уважаемый?
  Старик согласно затряс козлиной бородой, преданно заглядывая в лицо Фашиста.
  - Это хорошо, вы сразу показались мне честным человеком и настоящим мусульманином, - торжественно объявил разошедшийся наемник, и, толкнув в спину остолбеневшего Волка, прошипел ему прямо в ухо: - Пойдем, дядя Женя, пойдем, нам пора...
  Вернувшись обратно в облюбованную рощу принялись ждать взрыва, по часам выходило, что до него всего пятнадцать минут. Волк беспокойно барабанил пальцами по торпеде, пристально вглядываясь в подсвеченную огнями пожаров на окраинах деревню. Где-то в центре ее, там, где темными громадами сгруппировались многоквартирные дома, вот-вот должна была полыхнуть яркая вспышка, свидетельствующая о выполнении задания Халиля. Старший наемник заметно нервничал. Фашист же, напротив, был необыкновенно спокоен и равнодушен, откинувшись в водительском кресле, он мирно посапывал носом, в притворной, а может и настоящей дремоте. Стрелка неумолимо отбивала минуты, подбираясь к роковой цифре. Вот до нее осталось десять минут, девять, семь, пять...
  - Вставай, всю жизнь проспишь, - ткнул локтем в бок напарника Волк. - Время, "Ч" минус пять!
  - Да ну?! - саркастически улыбнулся тот. - Ну ладно, посмотрим. Посмотрим...
  Что-то в насмешливом тоне напарника насторожило Волка, и он испытующе взглянул ему в лицо, но наткнулся на пустой, абсолютно непроницаемый ответный взгляд и отвел глаза от греха подальше. Не любил он встречаться глазами с Фашистом, когда тот вот так смотрел, будто сквозь тебя, спокойно и равнодушно, страшные у него тогда становились глаза, пустые, будто ведущие куда-то в жуткую темную пещеру провалы.
  Часы отмеряли последние секунды, звонко щелкая в наступившей в кабине напряженной тишине. И вот стрелки замерли на растянувшееся в вечность мгновение напротив роковой цифры. Волк впился взглядом в темное, лишенное огней селение. Щелкнула, перескакивая вперед секундная стрелка, еще, и еще раз, вот двинулась и минутная, но ничего не происходило.
  - Блядь! - с чувством выругался Волк. - Заводи, поехали?!
  - Куда, дядя Женя? - жалостливо глянув на него, спросил Фашист, не делая ни малейшей попытки завести мотор.
  - Ловить кобылу из пруда! - раздраженно рявкнул Волк. - Не видишь что ли? Не сработала наша закладка, проверить надо, в чем там дело!
  - Так рано еще, вот и не сработала, - безмятежно проговорил Фашист, закладывая руки за голову и сладко потягиваясь. - Два часа еще, дядя Женя, читай по губам: два!
  - Так ты... - пораженный ужасной догадкой начал Волк.
  - Ага, - согласился Фашист. - Когда за фонариком возвращался, переставил слегка часики, чтобы тебя потом совесть не мучила.
  - Сука! - побелевшими губами еле выговорил Волк, с ненавистью глядя на напарника.
  - Мне это уже говорили, - ухмыльнулся Фашист, спокойно выдерживая его взгляд.
  - Да я тебя! - все-таки не сдержавшись, замахнулся Волк.
  - Не стоит, - холодно прервал его Фашист. - Сиди спокойно, дядя Женя!
  Он чуть-чуть подался назад, и Волк увидел глядящее ему в живот пистолетное дуло. Пистолет Фашист держал в левой руке, но наемник прекрасно знал, что его напарник одинаково ловко умеет стрелять обеими.
  - Сядь и успокойся, - в голосе ясно прорезалась жесткая непререкаемая сталь. - Все уже сделано. Потом еще благодарить меня будешь.
  - Сука, - уже не в запале, а спокойно и рассудительно повторил Волк, бессильно откидываясь в мягком кресле.
  - Я знаю, - согласился с ним Фашист. - А теперь отдыхай...
  Следующие два часа прошли в напряженном молчании. Фашист делал вид, что дремлет, но его нарочито расслабленная поза уже не могла никого обмануть. Волк тупо смотрел в лобовое стекло. Ни чувств, ни мыслей больше не было, одно тупое безразличие, в конце концов он сделал все что только мог, чтобы избежать лишних жертв и не его вина, если что-то пошло не так, как хотелось бы.
  Взрыв раздался точно в восемь утра, так, как и планировал Фашист. Солнце уже стояло достаточно высоко над горизонтом, заливая деревню впереди яркими лучами. На фоне этого освещения саму вспышку они не увидели, просто один из многоквартирных домов в центре этажной застройки, вдруг словно вспух изнутри, на мгновение поднялся в воздух, отрываясь от земли, а потом осел вниз, осыпавшись тяжелыми обломками.
  - Ну, вот и все, понеслась душа в рай, - шепотом прокомментировал Фашист. - Теперь поехали, посмотрим.
  Волк не ответил, напряженно глядя перед собой, в душе бушевала такая ненависть, что он едва сдерживался, чтобы не кинуться душить обманувшего его напарника. Только то во всех отношениях справедливое соображение, что этим уже ничего не изменишь, останавливало его от немедленных действий.
  Машину из осторожности бросили, не доезжая нескольких кварталов, дальше пошли пешком, с трудом лавируя в бегущей в том же направлении толпе ливанцев. Даже отсюда были слышны душераздирающие крики женщин, и тревожный вой сирен полицейских и пожарных машин. К самому месту происшествия вплотную подойти не удалось, вокруг бушевал настоящий людской водоворот. Кто-то бежал вперед, кто-то назад, кого-то тащили на носилках... Истошно голосила упав на колени закутанная в черное женщина... Перед глазами Волка все сливалось в пеструю орущую круговерть, он шел будто во сне, в голове нарастая пульсировал огненный шар боли, вспыхивали под веками огненные круги. Толпа буквально несла его, закручивая в своем водовороте, и неожиданно выкинула прямо к развалинам, к тяжелым бетонным плитам, наваленным друг на друга. Прямо под ногами мелькнули обрушившиеся балки, какой-то мусор и щебень.
  Словно что-то толкнуло его, заставило опустить взгляд. Совсем рядом с ботинком наемника из-под тяжелой плиты торчала обнаженная детская рука. По покрытому серой грязью локтю, неторопливо стекала, смешиваясь с цементной пылью густая темная кровь, пальцы судорожно сжимались в маленький кулачок. Показалось на миг, что он слышит, долетевший из-под каменной толщи тихий стон и судорожные постепенно затухающие удары маленького сердечка задавленного ребенка. Волк знал, что этого не могло быть, что в окружающем гаме, шуме множества голосов, он никак не мог разобрать этих звуков, но все равно слышал их. Слышал, как трепыхается, все реже и реже, из последних сил борющееся сердце. Удар, еще удар, еще... И тишина, мертвая, давящая... Все... Оборвалась еще одна жизнь. Закружившаяся голова, заставила его пошатнуться, подогнулись вдруг ослабевшие ноги. Перед глазами мелькнуло склонившееся над ним лицо Фашиста. Вспыхнувшая огнем в груди ненависть на секунду вырвала его из цепких объятий накатывающей черноты обморока.
  - Убийца! - хрипло выдохнул Волк, прямо в это белеющее смутным пятном лицо. - Это все ты! Ты...
  Он попытался, оскалившись вцепиться напарнику в горло, но зубы лишь бессильно клацнули, а окружающий мир, крутнулся, сжимаясь в яркую точку, проваливаясь в огненный вихрь алых сполохов, бушевавший в мозгу.
  
  
  
  Хроника событий:
  
  30 июля, воскресенье, день 19-й
  • 08:00 - в южноливанской деревне Кфар Кана рухнул двухэтажный жилой дом, повреждённый в результате бомбардировки ВВС Израиля за 7 часов до этого. "Хизбалла" заявляет о гибели около 60 мирных жителей, в основном женщин и детей. Впоследствии выяснилось, что, по всей видимости, дом рухнул из-за детонации склада взрывчатых веществ "Хизбаллы", а число погибших не превышало 28 человек (из них 19 детей), к тому же возможно среди них были и боевики "Хизбаллы".
  • Наземные силы АОИ начинают действовать в районе населённых пунктов И-Тайбе, Мардж-Аюн и Эль-Хиам в Южном Ливане.
  • Премьер-министр Израиля Ольмерт отклоняет возможность прекращения огня без достижения целей операции.
  • Командование тылом начинает подготовку к возможности ракетных обстрелов центра страны.
  • Продолжаются обстрелы Израиля - в этот день выпущено 157 ракет, в том числе 91 - по Кирьят-Шмоне.
  • За день 89 раненных, в том числе 8 солдат.
  • ООН осуждает атаку в деревне Кфар Кана. Правительство Ливана отменяет визит Кондолизы Райс в знак протеста против случившегося в Кфар Кана, а сама госсекретарь признаёт, что настало время для прекращения огня.
  • Франция пытается привести к немедленному прекращению огня.
  31 июля, понедельник, день 20-й
  • Израиль заявляет о 48-часовом прекращении бомбардировок в Ливане, из-за событий в Кфар Кана, начиная с 02:00 ночи.
  • "Хизбалла" на два дня прекращает обстрел Израиля "катюшами".
  • Начало операции "Курей Плада-4" в районе деревни Айта а-Шааб.
  • АОИ продолжает уничтожение опорных пунктов "Хизбаллы" вдоль границы.
  • За день 37 раненных, в том числе 12 солдат.
  • Премьер-министр Израиля Ольмерт заявляет, что не следует ждать прекращения огня в ближайшие дни.
  • Ночью 31.07/01.08 узкий кабинет министров разрешает АОИ расширить сухопутную операцию в Ливане и создать "Особую Зону безопасности" на глубину 6 км от ливано-израильской границы (план "Шинуй кивун-8").
  • Подписан договор о компенсациях между министерством финансов и туристическим сектором на севере.
  
  
  
  Эндшпиль.
  
  Монотонный чавкающий звук, издаваемый винтом чоппера, врезался в мозг уже привычно, становясь лишь фоном к окружающей обстановке. Привык за время пути. Разговаривать при таком звуковом сопровождении само собой было абсолютно невозможно, так что пришлось обходиться без этого, традиционного в любой дороге, хоть наземной, хоть воздушной, развлечения. Честно говоря, не очень-то и хотелось. Сегодня группа "мистааравим" выдвигалась на особую задачу. Такого в их практике еще не было. Можно даже сказать, что они собирались сыграть совсем на новом уровне. Если раньше им приходилось работать фактически внутри своей страны, на так или иначе подконтрольной Израилю территории, с возможностью немедленной силовой подстраховки их действий, с продуманной, обеспеченной всей мощью Армии Обороны Израиля эвакуацией, то сейчас они летели в полнейшую неизвестность. За иллюминатором плыла ночь и чужая земля. Земля иностранного государства. Так что они фактически являлись сейчас просто диверсантами, безликими жертвенными пешками в игре нескольких стран, пешками, которые без колебаний будут отданы на заклание при малейшей ошибке, или если просто не повезет.
  Под пятнистым брюхом вертушки была Сирия. И если в расчеты штабных теоретиков, планировавших переброс, вкралась хоть маленькая неточность... Если неизвестным агентами разведки не удалось именно на этом участке границы на несколько часов вывести из строя следящие системы сирийской ПВО... То возможно две неповоротливые вертушки, превратившиеся на экране радара в яркие точки уже сопровождает прищуренный взгляд араба, готового вжать кнопку "Пуск", отправляя им навстречу зенитную ракету. Однако, чему быть, того не миновать, что толку волноваться о чужих ошибках, когда уже через несколько минут представится отличная возможность наделать своих?
  Шварцман оглядел сидящих напротив бойцов спецподразделения "Сайерет МАТКАЛ", аналога российского ГРУ. Некоторым образом его бывшие коллеги. Отборные боевики-терминаторы, каждый из которых был способен в одиночку справиться чуть ли не со взводом противников, демонстрировали безразличное спокойствие. Кто-то дремал, кто-то смотрел в иллюминаторы, двое, хохоча, играли на пальцах в какую-то детскую игру. Ну, прямо как самые обычные мальчишки! С виду никогда не подумаешь, что уже через несколько минут этим людям, возможно, предстоит тяжелый бой на территории чужой страны. Это уже не железные нервы, это просто какой-то сверхпрочный титановый сплав!
  Оглянувшись на своих товарищей, Шварцман с удовлетворением отметил, что эти двое отнюдь не столь же беспечны, сколь армейские супермены. И Мотя, и Айзек заметно нервничали. Мотя беспрестанно шевелил губами, будто молился, а Айзек все никак мог найти, чем же занять руки и, то и дело расстегивал и застегивал широкие клапана карманов непривычной сирийской военной формы без знаков различия, в которую были одеты все трое. Глядя на волнение друзей, Шварцман неожиданно для себя успокоился. Поняв, что вовсе не он один здесь такой паникер, что другие тоже волнуются и боятся предстоящего, он вдруг почувствовал, как все его существо затопил равнодушный покой, отдающий слегка фатализмом. Делай, что должно, и пусть свершится то, чему суждено. Букашкой пришел ты в этот мир, и не в силах твоих изменить записи, сделанные задолго до твоего рождения чужой рукой на скрижалях судьбы.
  Выглянувший из кабины пилотов борттехник, напрягая горло, и сложив ладони у рта рупором, проорал:
   - Впереди на дороге фары! Предположительно наша колонна! Время подлета две минуты!
  Вот оно! Началось! Спецназовцы завозились, в последний раз проверяя оружие, подтягивая ремни снаряжения, что-то показывая друг другу непонятными непосвященным знаками. Приближалось их время. Две минуты до места встречи. Через две минуты операция израильской разведки "Хад вэ-Халак" ("Чётко и ясно"), подойдет к одной из своих ключевых точек, и от того как сработают в этой точке все задействованные игроки, зависит, получит ли вся операция дальнейшее развитие, или единственным ее итогом станет нелегальное пересечение сирийской границы. Впрочем, от "мистааравим" на этой стадии общей работы ничего не требовалось, разве что не путаться у спецназовцев под ногами. Сольная партия лжеарабов будет играться дальше. А пока можно отдохнуть. Вот и будем сохранять полнейшее спокойствие, Шварцман откинул голову назад, прислонившись затылком к вибрирующей в такт мотору обшивке вертолета. Но при этом все равно искоса поглядывал в иллюминатор, надеясь что-нибудь различить в ночной темноте.
  Вот внизу и впрямь мелькнула полоска асфальтированного шоссе, по которому яркими конусами света вытянулись пятна от фар идущих друг за другом машин. Две штуки, внедорожник и маленький юркий грузовичок. По описанию похожи на тех, кого они ищут. Ну да чего гадать, сейчас спецы удостоверятся.
  Вертушки, обогнав машины и резко развернувшись им навстречу, окатили дорогу слепящим светом прожекторов. Загремел усиленный мощными динамиками голос на арабском языке.
  - Внимание, говорит государственная пограничная служба! Требую немедленно остановиться! Повторяю: немедленно остановитесь, или открываем огонь!
  Выполнять эти требования водители даже не подумали, ехали себе так же, как раньше, даже не снизив скорости. Ничего другого собственно и не ожидалось, потому, пилот одной из вертушек тщательно прицелившись, нажал на гашетку установленного под кабиной пулемета. Грохнула раскатистая очередь, звонко ударили по дорожному полотну мощные пули.
  - Внимание, говорит государственная пограничная служба! Приказываю остановиться! В противном случае открываю огонь на поражение!
  Подкрепленное пулеметом требование оказалось видимо гораздо весомее, водитель шедшего головным джипа так резко надавил на тормоз, что грузовичок чуть не врубился ему в зад, успев остановиться уже в самое последнее мгновенье.
  Вертушка с десантниками пошла на посадку. Спецназовцы повскакали с тянувшихся вдоль бортов откидных сидений и столпились у открытого люка. Выпрыгивать наружу они начали еще до того, как шасси вертолета коснулись земли. Демонстрируя отличную выучку, бойцы тут же разбегались в стороны широким полукругом, изготавливаясь к стрельбе. Все подразделение было переодето в форму сирийских пограничников и вооружено автоматами Калашникова, так что здесь никаких отступлений от играемого спектакля, даже самый предвзятый критик заметить был не должен. Командир спецназовцев, высокий широкоплечий капитан, последним шагнул в люк, когда вертолет уже прочно стоял на земле. От замерших на шоссе машин к нему, изрыгая проклятия и размахивая каким-то удостоверением, бежал сирийский офицер.
  Капитан вразвалочку, демонстрируя полнейшее спокойствие и миролюбие, мол, просто работа такая, а я сам против вас, ребята, ничего не имею, направился навстречу сирийцу. Тот что-то кричал, раздраженно рубя ладонями воздух, тыкал в нос капитану раскрытые корочки, объясняя произошедшую ошибку. Командир спецназовцев ни слова не понимавший на арабском языке, кроме нескольких утилитарных команд типа "Стоять, бросай оружие!", слушал его, изо всех сил изображая сочувствие и полнейшее внимание, периодически понимающе качая головой. Бойцы, тем временем, заранее разбившись на боевые двойки, прикрывая друг друга, рванулись к машинам, и уже выволакивали из кабин водителей, тут же роняя их на землю, упирая в затылки стволы автоматов. Вся операция заняла не более минуты. Так что, к тому времени, когда сирийский офицер, так содержательно беседовавший с капитаном, заподозрил, наконец, что-то неладное, и тон его криков из раздраженно-угрожающего стал все более склоняться к вопросительному, оба водителя уже лежали носом в асфальт лишенные всякой возможности оказать сопротивление. Заглянув через плечо сирийца, и получив от подчиненных условный знак, говорящий о том, что все в порядке и маленькая колонна полностью под контролем, капитан, не вдаваясь в дальнейшую дискуссию коротко замахнувшись, рубанул возмущающегося офицера ребром ладони по шее, аккуратно придержал обмякшее тело, почти нежно опустив его на дорожное полотно.
  Тем временем десантники уже раскупорили крытый тентом кузов грузовичка и один за другим выволакивали на землю длинные зеленые ящики. Всего десять штук. Нетерпеливо махнув рукой, капитан приказал тут же вскрыть один. Щелкнули запоры, откинулась деревянная крышка, и лучи фонариков отразились от двух матово блеснувших зеленых труб, под ними виднелось и пусковое устройство. В ящике были упакованы переносные зенитные комплексы "Игла", советского еще производства, морально устаревшие, но вполне сохранившие свою грозную эффективность. Десять ящиков - двадцать ракет. При удаче - двадцать сбитых самолетов. Груз предназначался боевикам "Хизбаллы" и должен был быть доставлен в Бааль-Бек, одну из главных цитаделей Партии Аллаха. Теперь сомнений не осталось, они взяли именно тех, кого и должны были.
  Капитан выкрикнул слова команды, и закипела работа, ящики, ухватив каждый по двое, спецназовцы бегом волокли к приземлившемуся вертолету, обратно бежали с точно такими же, но специально подготовленными израильскими инженерами. Вместо головки самонаведения в подменных ПЗРК, стояли безобидные муляжи, захватить воздушную цель и произвести по ней пуск такой ракетой, не представлялось возможным. В вертолеты погрузили и трех связанных пленников, как и в случае с ящиками вместо них имелась подмена. Давно ждущая своего часа группа "мистааравим". Вот только в отличие от выхолощенных зенитных ракет, эта подмена была смертельно опасной.
  - Удачи, парни! - на прощанье обнял по очереди всех троих капитан. - Если что, кричите! Вытащим хоть у черта из пасти!
  - Вы нам только шепните, мы на помощь придем, - нервно дергая губами, напел по-русски Шварцман.
  - Чего? - удивленно обернулся к нему спецназовец.
  - Да ничего, это я так, - смутился лжеараб. - Удачно вам долететь!
  Капитан кивнул и бегом кинулся к уже завывающему винтом чопперу, придерживая рукой готовую слететь с головы кепку.
  Пока вертолеты окончательно не растворились в ночной темноте, трое оставшихся на земле людей смотрели им вслед. Но вот они полностью пропали, а вскоре затихло и потревоженное рокотом их двигателей небо. Трое остались одни посреди пустого шоссе, посреди чужой враждебной страны, окруженные холодной тьмой, которую едва пробивали звезды.
  - Что приуныли, братья-арабы?! - нарочито весело ухмыльнулся Мотя. - Вытянем, не впервой ведь!
  - Конечно, командир, - согласился с ним Шварцман.
  Айзек, лишь подтверждающе кивнул, зябко передернув плечами.
  
  
  
  - Помянем!
  Водка тяжело заплескалась о дно настоящих граненых стаканов. Стаканы, невесть где, раздобыл Фашист, заявивший, что полумерами в данном случае никак не обойтись, а потому антураж затеваемой пьянки обязательно должен быть классическим. Водку тоже купил он, причем в мусульманском Ливане найти настоящую русскую водку было не так-то просто. Строго говоря, то, что они сейчас пили, водкой в полном смысле этого слова назвать было нельзя. Так, разведенный с водой медицинский спирт. Хорошо еще если действительно медицинский. Даром что фантазийно оформленная бутылка была украшена этикеткой с громким названием "Смирнофф". Одним словом не выпивка, а пойло, чистейшая отрава для организма. Но так оно было даже лучше, к подобным напиткам Волк привык еще за время нищей курсантской юности. Мутная волна опьянения, обволакивала голову, разжимала сдавившие сердце тиски, делала окружающий мир ярче и добрее.
  - Помянем, - согласился Волк, поднимая плеснувший у самого обреза, полный стакан.
  Теплая, остро пахнущая жидкость с трудом проталкивалась в горло, приходилось пить ее осторожно, маленькими глотками, тонкие струйки текли по подбородку, шибая в нос сивушным ароматом. Давясь и морщась, Волк все же влил в себя содержимое стакана, и зашарил по столу пальцами пытаясь подцепить закуску. Фашист заботливо всунул ему в руку уже надкусанный огурец. Шумно втянув ноздрями огуречный запах, перебивший отвратный водочный аромат, Волк аппетитно захрустел огрызком. Впечатление портило только то, что огурец был местный, не такой ядреный, как дома, сладковатый. Но если уж слишком сильно не привередничать, то можно было не обращать на подобные мелочи внимания. Подняв глаза на напарника, оглядев его отчего-то расплывающуюся, двоящуюся физиономию, Волк поймал себя на том, что по какому-то прихотливому капризу оглушенного ударной долей алкоголя мозга, впал в слезливую сентиментальность, и жгучая ненависть к сидящему напротив хладнокровному убийце сменилась вдруг такой же острой жалостью.
  - Фаш, чертов ублюдок, ты хоть сам понимаешь, что с тобой происходит? - крутя перед лицом напарника указательным пальцем начал он.
  - Все нормально, дядя Жень, все нормально... Давай еще по одной?
  - Наливай, - решительно кивнул, едва удержав упавшую на грудь голову Волк. - Наливай и слушай! Все с тобой ненормально, понимаешь? Все ненормально...
  - Пусть ненормально, - легко согласился разулыбавшийся Фашист. - Давай теперь за нас. За нас и за удачу!
  - Да! За удачу, это надо, это хорошее дело! - поддержал уже изрядно захмелевший Волк.
  Чокнулись. На этот раз водка провалилась внутрь организма не в пример легче, чем в прошлый, теплым шаром разлившись внутри желудка, огнем пробежав по жилам.
  - Ты псих, Фаш, понимаешь? Псих! Ты веришь во всякую муть, и, что самое страшное, ради нее убиваешь людей! Так нельзя, пойми, нельзя! - с пьяной настойчивостью продолжал гнуть свою линию Волк.
  Тоже уже изрядно нетрезвый Фашист, пренебрежительно махнул рукой:
  - Будто ты не делаешь того же самого, дядя Женя! Хватит мне уже морали читать!
  - Нет! - вновь закрутил перед его лицом пальцем Волк. - Нет, не хватит! Ты послушай, послушай! Моя жизнь уже давно сделана, не по своей воле переломана, да перекручена, так, что не разгладить, не выправить. Но я, что? Давно душа пропащая. А ты молодой, у тебя жизнь впереди...
  Нетерпеливым жестом он прервал, вскинувшегося было, чтобы возразить Фашиста.
  - Ты рот-то не торопись открывать, ты послушай, что тебе взрослый человек говорит! Ты себе сам жизнь калечишь, вбил в голову дурь несусветную и в нее веришь! Даже не это самое страшное, верь, во что хочешь, но других не трожь! Что же ты, мать твою, творишь, парень?! Ты хоть видал, кого мы в этом доме подорвали? Видал, кого там из-под завалов доставали? Что молчишь? Видал?!
  - Видал! - процедил сквозь зубы Фашист, разливая по стаканам остатки водки. - Побольше тебя видал! В обмороки, как институтка, не хлопался! Не люди это для меня - враги! Все! Без разницы! Ребенок вырастет и попытается отнять жизнь у меня, или моего ребенка, женщина родит новых бойцов, которые когда-нибудь возьмут в руки оружие, старик научит своих внуков ненавидеть белых и их убивать. Они все враги моей расы! Пойми ты, наконец, в этой войне, не бывает нейтралов и мирного населения, здесь все четко поделены на две стороны! Идет война, порой неявная, скрытая, порой горячая со стрельбой! Это и тихая оккупация русских городов приезжими чуркобесами, это и проба сил в Чечне, это и поднявший голову черный терроризм. Все это звенья одной цепи, часть одного глобального плана, разработанного и претворяемого в жизнь евреями. А вы просто слепцы, с завязанными глазами, покорно бредущие на бойню. Пойми, идет глобальная война, за само существование белой расы! Война! И я знаю свое место в окопе!
  - Ты идиот! - охваченный порывом пьяной злости рявкнул ему прямо в лицо Волк. - Ты убийца и параноик! Тебя в психушку надо отправить! В смирительную рубашку на вечно замотать!
  - Да?! - тоже взъярившись, заорал в ответ Фашист, брызгая слюной. - Я, значит, убийца и душегуб, а ты у нас ангел с крыльями! Ну и оставайся тогда жить в собственном розовом дерьме! Слепец! Нет, хуже! Предатель! Предатель!
  Опрокинув стул, на котором сидел, Фашист вскочил на ноги и стремительно выбежал из комнаты. Хлопнула за его спиной дверь гостиничного номера. Волк, судорожно хватая воздух широко распяленным ртом, откинулся в кресле, схватившись рукой за грудь, тщетно пытаясь унять, бешено забившееся сердце. "Предатель! Предатель!" - на разные лады стучало в мозгу. Плыли за закрытыми веками разгромленные обрушенные снарядами и бомбами развалины, слепо заглядывающие ему в лицо выбитыми глазами - окнами, вновь вставал перед мысленным взором Грозный, августа 96-го. "Предатель...", - беззвучно шевельнулись слабеющие губы.
  Скатившись по лестнице на первый этаж, в гостиничный холл, Фашист немного остыл, но возвращаться сейчас обратно в номер, вновь видеть самодовольно-дебильное лицо, не желавшего понимать элементарных вещей напарника, было выше его сил. Шатающейся неверной походкой, он вышел на улицу, прошел бесцельно несколько шагов и прислонился к стене. Зашарив по карманам, после долгих поисков выудил сигарету, жадно втянул в легкие горький дым. После нескольких затяжек голова стала пустой и легкой, в сигаретах была заряжена изрядная доза свободно продававшейся здесь марихуаны. Фашист беспричинно хохотнул, осмотрелся вокруг и заржал уже в голос, такими смешными казались ему сейчас спешащие по своим делам ливанцы. Те шли мимо, стараясь не обращать лишнего внимания на неадекватно ведущего себя европейца в камуфляжной форме, мало ли что, время сейчас неспокойное, лучше держаться от всяких странностей подальше. А европеец в самом центре одного из основных опорных пунктов "Хизбаллы" в Ливане, это явление более чем странное, да еще, если он стоит посреди улицы, глупо хихикая. Тут поневоле задумаешься.
  Фашист сделал несколько глубоких затяжек, пытаясь продлить это порожденное наркотической эйфорией легкое воздушное состояние. Но оно почему-то стремительно испарялось, уступая место дурной мутной злобе, поднимавшейся на поверхность из самых глубинных тайников души. Еще секунду назад добродушные и смешные ливанцы, теперь явно косились на него со злобным недоверием, перешептывались на ходу, строили против него какие-то козни. Сами их смуглые лица выражали высокомерное презрение, которое так и хотелось стереть хорошим ударом кулака.
  - Чертовы обезьяны! - зло прошипел себе под нос по-русски Фашист. - Вечно все испортят. Ни водки выпить, ни травы покурить спокойно.
  В этот момент привлеченная бормотанием женщина в глухом черном платье и с платком на лице, мимолетно глянула в его сторону, чем вызвала в душе Фашиста просто оглушающий взрыв бешенства.
  - Чего ты смотришь, овца?! - рявкнул он, хватая ее за рукав и разворачивая к себе. - Чего тебе надо, рожа?!
  Испуганная ливанка взвизгнула, выдираясь из его рук, но куда там, цепкие пальцы Фашиста держали крепко.
  - Открой личико, Гюльчатай! - он издевательски склонился над ней, пытаясь сдернуть прикрывавший нижнюю часть лица платок.
  Спроси его в тот момент, зачем ему это, он не смог бы внятно ответить, просто вдруг захотелось.
  - Оставь ее! - проходивший мимо пожилой ливанец твердо перехватил его руку. - Ты сошел с ума! Что ты делаешь?
  - А! - обрадовано взревел Фашист. - Защитник появился! Тоже считаешь, что я псих, да?! На, получай!
  Хлесткий удар в лицо, сбил старика с ног. Выпущенная в горячке Фашистом ливанка, воспользовавшись моментом, отскочила на середину улицы, оглашая окрестности истошными воплями. Зато перед наемником оказались сразу двое весьма решительно настроенных молодых ливанцев, похоже сыновья все еще сидящего на земле и ошалело трясущего головой старика.
  - Опаньки! Да вас тут целое кубло, уроды! Ну, мужайтесь, сейчас вам будет больно! - весело орал Фашист, пританцовывая в боксерской стойке.
  Первого из нападавших он встретил ударом тяжелого ботинка в колено, а когда тот согнулся от боли, добавил другой ногой ему точно в лицо. Со вторым пришлось повозиться подольше. Ливанец оказался быстрым и вертким и трижды умудрялся увернуться от размашистых ударов пьяного Фашиста, но, в конце концов, и он сделал ошибку, позволив наемнику схватить себя за рукав. Фашист ловко подсел под напирающего противника, потом резко распрямился, и вот араб уже с маху шмякнулся о булыжники мостовой. Коротким пинком в горло наемник успокоил его окончательно. Улица звенела криками, громыхала топотом десятков ног. Подняв глаза, Фашист с удивлением обнаружил, что зажат в плотном кольце весьма недружелюбно настроенных людей, большинство их них составляли, конечно, зеваки и случайные прохожие, но некоторые из присутствующих настроены были весьма и весьма решительно. А у двоих или троих даже мелькнули в руках узкие ливанские ножи.
  - А, обезьян еще прибыло! - свирепо вращая глазами, взвыл Фашист. - Ну, давайте! Подходите! Можно всем вместе, если по одному страшно! Сейчас я вам покажу, что значит сила белого человека! Wait power! Слышите, недоноски?! Wait power!
  Толпа, уступая ярости его напора, отшатнулась было, словно отливная волна, но тут из задних рядов, кто-то тоненько крикнул:
  - Убейте гяура, правоверные! Убейте его! Это такие, как он бомбят наши города! Это они убивают наших братьев! Смерть неверным!
  И подчиняясь этому призыву, передние ряды вновь качнулись вперед, угрожающе ворча. Фашист оскалился, щелкая зубами, крутясь юлой во все стороны, как окруженный охотничьими собаками волк.
  Услышав под окном шум драки и яростные крики, различив в общем хоре голос напарника, Волк подскочил в кресле, как ужаленный. Заплетающиеся после выпитого ноги слушались плохо, путаясь в мягком устилающем пол ковре. Но он все-таки справился, доковылял до выхода из номера, и, подцепив висящий на вешалке автомат, вывалился в длинный гостиничный коридор. Дважды упав, он все же скатился по лестнице, и, оттолкнув бросившегося ему на помощь портье, вывалился во вращающиеся двери.
  Улица была буквально запружена ливанцами, густой толпой обступившими что-то или кого-то слева от входа. Из середины толпы доносились глухие звуки ударов, азартные выкрики, и натужные всхрипы. Фашиста нигде не было видно. Волк удивленно закрутил головой, соображая, куда же мог деться напарник и с медленно нарастающим ужасом, осознавая, что же могла делать тут эта вдруг собравшаяся в одночасье под окнами толпа.
  - Назад! - заревел он во всю силу своих легких, передергивая затвор автомата. - Назад, уроды! Р-разойдись!
  Однако никакого действия на разгоряченных кровью ливанцев его вопли не возымели. Лишь несколько человек, с самого края, покосились на него, и тут же опять отвернулись, пытаясь протиснуться к центру бурлящего людского водоворота.
  - Ах, ты! - грязно выругавшись, Волк вскинул автомат.
  Ствол плясал в его нетвердых руках, и простучавшая длинная очередь широким веером пришлась по стенам окружающих домов. Зазвенело выбитое шальной пулей стекло. Людское мельтешение разом прекратилось. Ливанцы испуганно приседали, разворачивались в сторону покачивающегося на ступеньках гостиничного крыльца европейца.
  - Назад, я сказал, курвины дети! - орал, надсаживая связки Волк. - Разойдись!
  Толпа замерла в нерешительности, со страхом и злобой рассматривая стоящего перед ней очередного гяура, сотни сочащихся чистой незамутненной ненавистью глаз внимательно следили за Волком. Момент был переломным, найдись сейчас среди толпы способный повести ее за собой вожак, тот, кто просто рявкнул бы одно только слово: "Вперед!", и разъяренные ливанцы Волка просто бы разорвали, и автомат бы не помог. Но на счастье наемника, заводил, готовых взять на себя руководство народной массой вовремя не нашлось.
  - Всех положу, уроды! - взревел Волк, вновь нажимая на спуск.
  Рука дрогнула, и автоматный ствол стремительно повело вниз. Пули ударили прямо под ноги людям, зазвенели свирепыми рикошетами, брызнули по толпе отколотой каменной крошкой. Кто-то присел, закрывая голову руками, кто-то отчаянно завизжал, кто-то бросился прочь. Еще недавно единая, свирепая, готовая к бою и разрушению людская масса стремительно превращалась в перепуганное стадо. Еще минута и улица перед наемником полностью опустела, открыв его глазам растерзанное тело напарника. Фашист лежал в луже крови, раскинувшись навзничь, заплывшее лицо было разбито до неузнаваемости, грудная клетка страшным ударом проломлена и вмята внутрь, из сломанной в локте руки бесстыдно торчал сахарно-белый обломок кости.
  Пошатываясь на неверных, подгибающихся на каждом шагу ногах, Волк подошел к напарнику, уронил, звякнувший о камни автомат, опустился на колени. Долго всматривался в застывшее неподвижное лицо, в остекленевшие мертвые глаза, шептал, что-то неслышное, мерно раскачиваясь из стороны в сторону. По морщинистым щекам наемника, чертя мокрые дорожки, крупными каплями ползли слезы. Где-то далеко истошно выли, перекликаясь друг с другом сирены спешащих к гостинице полицейских машин.
  
  
  
  Сирийско-ливанская граница вовсе не похожа на ту классическую границу, которая возникает в воображении, когда кто-нибудь произносит это овеянное романтикой слово. Нет здесь ни пограничных столбов, ни многокилометровых контрольно-следовых полос между рядами колючей проволоки. Днем с огнем не найти классического пограничника с верным другом, служебным псом на длинном поводке. Вообще эту воображаемую линию разделяющую два государства вполне можно пересечь даже этого не заметив, что по одну ее сторону, что по другую тянуться те же самые холмы с пологими склонами и плоскими вершинами покрытые редкой побуревшей на солнце растительностью. Изредка вековой покой холмистой равнины нарушит рокот патрульного вертолета пограничной службы, или пропылит, перепрыгивая через кочки пара военных джипов с грозно вздернутыми вверх стволами турельных пулеметов. Но это бывает крайне редко, не от кого охранять здесь границу. Дружат между собой сопредельные государства. С редкостным взаимопониманием обращаются друг к другу за военной и экономической помощью, ведут совместные программы, в общем, живут, душа в душу. Оттого и граница полностью прозрачная, просто рай для контрабандистов. Вот только и контрабандистов в здешних краях не водится, по-крайней мере тех, кто через границу тайком крадется, с вьюком запрещенных товаров за плечами. Здесь по обе стороны живут люди солидные, уважаемые, те, что ноги бить по тайным тропам не желают, они через пограничные посты на современных асфальтированных дорогах спокойно ездят, а товары свои гружеными фурами гоняют: оружие в один конец, наркотики с подпольных заводов "Хизбаллы" в другой. Взаимовыгодный бартер получается. Платят, конечно, коммерсанты кому следует, но не столько в этом даже дело. Пришел бы сверху приказ пограничникам глаза на этих деятелей не закрывать, никакие деньги бы не помогли. Но нет такого приказа, и не будет никогда. Дружат два государства, рука об руку идут к сияющему торжеству ислама во всем мире.
  Потому и маленький конвой с двумя десятками ПЗРК, не скрываясь, подполз прямо к будке с полосатым шлагбаумом и развевающимся под порывами налетавшего ветра сирийским флагом. Тут об их появлении, похоже, были предупреждены загодя. Пограничник, не подходя к притормозившему в нескольких метрах от него внедорожнику, потянул вверх шлагбаум, жестом руки предлагая проезжать на нейтральную территорию. Мотя, сидевший за рулем, вымученно улыбнувшись бдительному стражу границы, тронул машину с места. Важно переваливаясь, черная громада внедорожника плавно въехала под шлагбаум, покидая сирийскую территорию. Пограничник, отсалютовав на прощание сидевшим в кабинах "мистааравим" лениво побрел назад к своей будке, остальное его уже не касалось.
  Впереди замаячил ливанский пограничный пост. Не доезжая до него метров пятидесяти Мотя затормозил. Шедший сзади грузовичок, дисциплинированно держа дистанцию, остановился метрах в десяти от него.
  - Чего не едем, шеф? - напряженно спросил развалившийся в обманчиво расслабленной позе на переднем сиденье Шварцман.
  - Спокойно, Шура, в Ливан попасть еще успеешь, - ухмыльнулся Мотя, барабаня пальцами по рулю.
  - Я же просил, не зови меня Шурой, хотя бы на заданиях, - окрысился в ответ Шварцман.
  - Ладно, ладно, - примирительно закивал лопоухий Мотя. - Забылся, больше не буду. А не едем, потому что ждем комитет по торжественной встрече.
  - А он что, должен быть?
  - Обязательно. По-крайней мере у настоящего сирийца были такие инструкции. Подъехать к пограничному посту и ждать на нейтральной территории сопровождающих. По Ливану, знаешь ли, просто так чужакам ездить опасно. Можно запросто груз отдать не в те руки, да еще и самим головы не сносить. Тут же не одна "Хизбалла" веселится, еще полно разных уродов, а от такого подарочка, как наши "иголки" никто из них не откажется. Так что кури пока, время вроде есть! Хизбаллоны чего-то встречать не торопятся.
  Следующие четверть часа прошли в напряженном молчании, со стороны ливанского поста никто им навстречу не выходил, только прогуливался вдоль дороги одетый в пятнистую форму пограничник, настороженно посматривающий в их сторону. Несмотря на работающий в машине кондиционер оба "мистааравим" обливались потом, сказывались натянутые до предела незапланированным ожиданием нервы. Чтобы хоть как-то разрядить повисшее в салоне молчание Шварцман, откашлявшись, мечтательно протянул, глядя куда-то в затянутый дымкой горизонт:
  - А вот бы этого Омарчика изъять без шума и пыли. Представляешь, сколько полезного из него бы наши спецы вынули.
  - Мечтать не вредно, а главное дешево, - ухмыльнулся Мотя.
  - Почему мечтать? - деланно удивился, предвидевший такую реакцию старшего Шварцман. - Можно и реально попробовать сделать...
  - Как ты попробуешь?! - завелся с полоборота, клюнув на подначку подчиненного Мотя. - Омар Махди, к твоему сведению, входит в десятку опаснейших террористов мира. У него на счету сотни человеческих жизней. Это настоящий хищник, хитрый и коварный. Как ты его выхватишь, если он днем и ночью находится под охраной. Кто-нибудь из его головорезов даже спит с ним всегда в одной комнате. Нет уж, никакой самодеятельности. Если он действительно лично приедет контролировать сделку, то наша задача только подать сигнал. Дальше пусть работают ребятишки из "Сайерет МАТКАЛ"...
  - Ага! - запальчиво перебил Шварцман. - Видал я ночью этих дуболомов. В глазах не проблеска интеллекта, никакого стиля. Самые обычные гориллы! Они же просто качественно настрогают там десяток трупов, а разведданные, а связи! Откуда они потом возьмутся?! У мертвых не спросишь!
  - Знаешь, дорогой, - тоже закипая начал Мотя. - Тебя я особо предупреждаю! Никакой самодеятельности! Пусть лучше Махди будет гарантированным трупом, чем твои дешевые потуги дадут ему хоть один шанс из ста ускользнуть! Черт с ней с информацией, этот парень слишком опасен, чтобы затевать с ним какие-то игры.
  Шварцман обиженно отвернулся, показывая, что разговор окончен, но он все равно остается при своем мнении. Он, конечно, умом понимал правоту начальника, но глупая гордость мешала признать это открыто. В салоне машины вновь воцарилось неловкое предгрозовое молчание. Не выдержав его давящей тяжести Шварцман уже совсем было решил извиниться за свою горячность, но Мотя все же заговорил первым.
  - Смотри! Кажется, едут!
   Действительно со стороны ливанского пограничного поста показался разукрашенный разноцветными пятнами камуфляжа армейский джип. Пограничник неспешно побрел открывать шлагбаум.
  Ведший машину Абд-первый поминутно вздрагивал, оглядываясь на разъяренного не на шутку Волка. Мешая исковерканные арабские слова, застревавшие в горле, с гладко летевшим русским матом наемник поминутно, тыкал в лицо незадачливому водителю свои наручные часы. Будто Абд и без него не знал, что они катастрофически выбиваются из графика и сирийцы с долгожданным грузом наверняка уже давно торчат на границе. Вообще после глупой гибели второго русского, растерзанного толпой в самом центре Бааль-Бека, лидер "голубей" словно съехал с катушек: то впадал в полнейшую прострацию, проводя в молчаливой апатии несколько часов подряд, то наоборот начинал кипеть лихорадочной жаждой деятельности, орал беспричинно на Абдов, награждая их вовсе не шуточными пинками и подзатыльниками. На всех ливанцев он теперь глядел с нескрываемой ненавистью, щеря зубы в злобной гримасе, даже начальству не стеснялся прямо в глаза демонстрировать свое презрение. Как ему только поручили столь важное задание, как проводку от границы сирийского конвоя с оружием? Ну вот скажите по совести, разве виноват водитель в том, что дороги в таком плохом состоянии, что они умудрились на середине пути спустить правое переднее колесо, а потом едва смогли его заменить на запаску, сломав при этом баллонный ключ и окончательно между собой разругавшись? Ясно же, что это всего лишь случайность, ни в коей мере от водительского мастерства не зависевшая. Так нет же! Волк шпынял бедного Абда весь остаток пути.
  Наконец, впереди замаячил полосатый шлагбаум пограничного поста, и лениво опершийся на него, разморенный жарой, пограничник. Еще за сотню метров, Волк нетерпеливо надавил на клаксон, ничуть не заботясь о том, что мешает водителю поворачивать руль. Так они и ехали, исходя требовательным ревом сигнала, что впрочем, не произвело на пограничника особого впечатления. Лишь когда джип подкатился вплотную, и он смог различить запыленные номера, страж неспешно отодвинул полосатую преграду, выпуская их на нейтральную территорию, где уже ожидали машины с сирийцами. Лихо подрулив к головному внедорожнику, Абд-первый, затормозил, разворачивая машину, так что задние колеса вздымая тучи пыли юзом прошлись по обочине. За что тут же заработал очередной подзатыльник тяжелой командирской рукой, чуть не врезавшись носом в лобовое стекло.
  - Вот обезьяна бестолковая! - ворчал Волк, выбираясь на дорогу.
   Двери внедорожника тоже распахнулись. Из водительской ловко выскочил, одним пружинистым движением смешной лопоухий сириец в военной форме без знаков различия. А из пассажирской показался... Волк вдруг почувствовал, как у него перехватило дыхание, словно кто-то с размаху врезал ему в солнечное сплетение. Шварцман... Шурка Шварцман! Лейтенант спецразведки, с позывным Черный, оставленный раненым, истекающим кровью в подвале разрушенной пятиэтажки в центре Грозного. За тысячи километров от этого клочка нейтральной земли между государствами. Возмужавший и поседевший, обзаведшийся морщинами, глубокими бороздами прорезавшими высокий лоб, горькими складками залегшими у губ, но, несомненно, тот самый. Шурка! Живой! А потом радостно оживившийся было, взгляд наемника скользнул ниже по сирийской военной форме, по небрежно переброшенному через плечо короткоствольному автомату, вновь поднялся, встретившись с расширившимися в мгновенном удивлении, смешанном с испугом глазами самого Шварцмана. Тоже узнал! Вот только радости что-то маловато у юноши во взоре. Воровато оглянувшись на лопоухого, Шварцман, коротким, вроде бы случайным жестом прижал указательный палец к губам, значительно глянув на Волка. Наемник ответил ему едва заметным кивком, понял, молчу, и усилием воли заставив себя отвернуться от невесть каким чудом вдруг воскресшего из небытия однополчанина, широко зашагал навстречу уже топавшему к нему лопоухому.
  - Салам алейкум, уважаемый!
  - Аллейкум ас-салам!
  - Вижу, вы проделали долгий путь? - напряженно вглядываясь в глаза лопоухого, произнес Волк.
  - Когда везешь гнев Аллаха, дорога не кажется долгой, - улыбнулся тот, отвечая условленной фразой.
  Последние сомнения рассеялись, перед ними действительно сирийские эмиссары, доставившие для Омара Махди партию ПЗРК.
  - Нормально ли добрались? - уже без подковырок спросил Волк, оглядывая запыленный внедорожник и пристроившийся сзади грузовичок, старательно пытаясь не глядеть на стоящего тут же Шварцмана.
  - Да, все удачно.
  - Весь груз во второй машине?
  - Да, там. Хотите проверить?
  - Нет необходимости, - небрежно отмахнулся Волк. - Обманывать такого человека, как наш общий друг, себе дороже.
  - Действительно, - расплылся в улыбке лопоухий.
  - Сколько у вас людей?
  - Трое, я и двое водителей.
  - Хорошо, тогда сделаем так, - Волк наморщил лоб в притворном раздумье. - Дальше сложный участок дороги, так что лучше будет, если машины поведут мои люди.
  - Как скажите, уважаемый, - согласно кивнул лопоухий.
  Волку его согласие впрочем, не сильно-то и требовалось, он уже вовсю распоряжался:
  - Абд-первый, давай за руль этой тачки! Абд-второй, в грузовик! Нашу машину я поведу сам, буду показывать вам дорогу! Ты, - указательный палец Волка небрежно ткнулся в грудь подошедшего Шварцмана. - Поедешь со мной! Таким образом, в каждой машине будет один ваш человек, один мой, согласны?
  Лопоухий сбитый с толку таким напором, неопределенном кивнул.
  - Раз так, то бегом по машинам! Время дорого! Поехали! Поехали! - тут же воспользовался его секундным замешательством Волк.
  Пара минут суеты, и вот уже слаженно взрыкнули, заводясь, двигатели внедорожников, мощно взревел в хвосте маленькой колонны грузовик. Тронулись! Ливанский пограничник сплюнул зеленую, тягучую от заложенного под верхнюю губу насвая слюну, и неспешно поволок в сторону полосатую трубу шлагбаума, открывая проезд.
  - Ну, здравствуй, командир, - тихо произнес Шварцман, когда пограничный пост остался, наконец, позади.
  - Здорово, коль не шутишь, - хмыкнул Волк. - Откуда ты здесь взялся, Шурка? Не думал уже встретить тебя среди живых...
  - Слухи о моей смерти оказались сильно преувеличенными, - улыбнулся Шварцман. - А вообще-то это долгая история...
  - Так мы вроде бы никуда и не торопимся, в Бааль-Беке будем не раньше вечера, так что времени наговориться хватит...
  - Да ничего интересного собственно, - пожал плечами Шварцман. - Когда ты начал уводить духов, мы с Колумбийцем вдвоем остались. Вдруг слышим, шорохи, шаги, потом взрывы и стрельба. Не такая, когда бой идет, а знаешь, методичная, размеренная, словно на стрельбище и не отвечает никто. Короче ясно, половина за тобой рванула, а остальные подъезды проверяют, все подозрительные места простреливают и гранатами закидывают. Полный звиздец в общем. Я уже к смерти приготовился, радовался, что хоть без мучений обойдется, раз, и в рай. Но тут у Колумбийца походу нервы не выдержали, духи уже в соседнем подъезде шуровали, а он сидел все и дрожал, глаза бешенные, и тут вдруг как сорвался, рванул вверх по лестнице. Ну, там стрельба сразу, крики, улюлюканье, одним словом они за ним кинулись, а проверять подвал уже не стали. Не знаю, ушел парень или нет...
  - Не ушел, - мрачно перебил его Волк. - Я знаю. Там и погиб...
  - Земля ему пухом, - глухо отозвался Шварцман. - Пусть не осознанно, из страха, по дурости, но мне жизнь он сохранил. За собой чертей увел.
  - Ну а дальше? - тряхнув головой, отгоняя неприятные воспоминания, переспросил замолчавшего Шварцмана Волк.
  - А дальше и рассказывать нечего. Пролежал в подвале до темноты, потом пополз потихоньку, куда глаза глядят. Может так и загнулся бы, но местные беженцы случайно подобрали, те, что по подвалам прятались. Чеченцы, кстати... Не поверишь...
  - Не поверю, - сухо вымолвил Волк, жестко сжав губы.
  - Тем не менее, - продолжал Шварцман. - Я у них в подвале три дня провалялся, пока разведка наша, случайно туда не забрела. Тогда уже пацаны меня на себе вытащили...
  - Ладно, - Волк испытующе глянул в глаза попутчику. - Здесь-то, какими судьбами?
  - Служба... - развел руками Шварцман.
  - Не Сирии служба-то, правильно понимаю?
  - Правильно, - выдохнул Шварцман, в свою очередь, сверля старого знакомца испытующим взглядом.
  - Кому, если не секрет? - обманчивая небрежность тона не могла никого сейчас обмануть, не могла скрыть звучащего в вопросе напряжения.
  - Родине, кому же еще, - криво ухмыльнулся Шварцман.
  - Ого! - искренне удивился Волк. - И что же надо здесь ГРУ?
  - ГРУ? - не сразу понял "мистааравим". - А, вот ты о чем... Нет, командир, у меня теперь другая родина, и ГРУ здесь совсем не причем...
  - Вот, значит как, - тяжело выговорил Волк. - Вот, значит как... Выходит казачок засланный... Один, или вся группа?
  - Вся, - кивнул Шварцман.
  - Вот как... - вновь повторил задумчиво Волк. - Раз так легко говоришь, выходит все, отгуляла роща золотая... Мои в задних машинах живы еще?
  - Живы, не беспокойся...
  - И когда же?
  - Никогда, - отрезал Шварцман. - Цель - Омар Махди, вы нам без надобности.
  - Махди, говоришь, - Волк смахнул ладонью со лба выступивший пот. - Но я то тебя узнал, выходит не выйдет у вас ничего.
  - Сдашь? - криво улыбнулся Шварцман.
  - Что за словечки дурацкие? - возмутился Волк. - Мы с тобой что, в школе училке под жопу кнопку подкладываем? Какое сдашь? Разоблачу группу диверсантов, так это правильно называется.
  Шварцман не отрывая взгляда от дороги, осторожно потянул правой рукой рукоять спрятанного в набедренных ножнах клинка. Одно короткое движение и острое жало вонзится водителю в горло, навсегда лишая его возможности кого-то разоблачить. Все! Все слова уже сказаны и дальнейшее известно, да и смешно было бы ожидать чего-то иного. Волк прав, здесь все серьезно, и игры идут взрослые, кровавые, а раз уж жизнь развела по разные стороны баррикад, глупо надеяться, что кто-то подставится в память о некогда существовавшей дружбе. Вот только почему так невыносимо тяжело движется тренированная и привычная к ножу рука, почему так невероятно трудно, решиться на этот смертоносный отточенный удар? Трудно, но надо! Это необходимо, не только ради спасения собственной жизни, и даже не столь ради нее, сколько для того, чтобы жили лопоухий Мотя и здоровяк Айзек, чтобы кровавый хищник Махди, получил наконец по заслугам за все свои преступления, чтобы жизнь тысяч мирных людей по ту сторону границы стала хоть чуточку спокойнее и безопаснее... И все это тяжелой гирей легло на одну чашу весов, в то время как на противоположной всего лишь давняя дружба. Всего лишь... Ведь это так мало в наше время, почти ничего... Но почему же тогда весы так долго колеблются в равновесии, заставляя предательски дрожать сжимающие теплую рукоять ножа пальцы? Нет, все, к черту слабость, надо решаться, иначе потом будет поздно. Всего один короткий удар! Ему даже не будет больно, он просто не успеет понять, что произошло. Давай же! Ну! Миллиметр за миллиметром стальное жало поползло из ножен.
  - Ты ножичек-то обратно задвинь, дурень, - проворчал Волк, с повышенным вниманием разглядывая убегающую под колеса дорогу. - Еще порежешься ненароком. Подумал, как потом мой труп объяснять будешь? Что, ссора на почве внезапно возникшей неприязни? Так тебе и поверили! Как был недоучкой, так и остался, прости Господи! Провалишь же задание, идиот!
  - А если ты расскажешь своим кто я такой, что лучше будет? - срывающимся от волнения голосом спросил Шварцман.
  - Не лучше, - согласился Волк. - Только не расскажу. Промолчу, так уж и быть.
  - Чего вдруг? - недоверчиво покосился на него Шварцман.
  - Того! Надоело предавать! Хоть раз хочется остаться честным человеком. Или наоборот, уж предавать, так всех. С какой стати делать исключение для этих уродов? Чем они лучше других?
  - Не понял...
  - А тебе и не надо, - спохватившись, отрезал Волк. - Просто делай свое дело. С этой минуты я тебя не знаю, и не знал никогда. Это же просто случайность, что ты встретил здесь старого знакомца, так?
  - Так, - кивнул головой Шварцман.
  - Вот считай, что этой случайности не произошло.
  Дальше они ехали в полнейшем молчании, думая каждый о своем.
  
  
  
  - Отлично, - смуглое лицо Махди украшенное аккуратно подстриженной кучерявой бородкой лучилось чистой, незамутненной радостью. - Я всегда верил, что братья-мусульмане не оставят наш многострадальный народ в беде. Но сегодняшний подарок превзошел даже самые смелые мои ожидания. С этим оружием, я смогу преподать подлым гяурам такой урок, который они не скоро забудут. Наконец-то пришел час расплаты и для этих воздушных пиратов, безнаказанно убивавших наших родных и близких.
  Тонкие пальцы знаменитого террориста нежным ласкающим движением погладили зеленый бок тубы с ракетой. Он потянулся, чтобы закрыть откинутую верхнюю крышку ящика, но замер не в силах расстаться со столь радующим глаз зрелищем. Так светло и искренне может радоваться новой игрушке лишь маленький ребенок. Для профессионального убийцы и террориста, входящего по неофициальному хит-параду спецслужб в десятку самых опасных людей мира, такое проявление восторга казалось не просто неожиданным, невозможным. Тем не менее, сейчас оно было на лицо. Не сдерживая эмоций, Махди обнял, крепко прижимая к груди всех троих "сирийцев", шепча каждому на ухо горячие слова благодарности. Волк, все время стоявший рядом с равнодушно-бесстрастным видом, не сдержавшись, отвел в этот момент глаза, против воли наткнувшись на тревожный вопрошающий взгляд Шварцмана. Чертыхнувшись про себя, наемник вновь уставился на все еще обнимающегося с лопоухим Махди. Смотреть сейчас на старого друга, ясно читать светящуюся в его глазах мольбу и надежду, было выше его душевных сил, хотя еще там на шоссе, он твердо решил про себя не выдавать израильских разведчиков.
  - Друзья, вы устали после долгой и трудной дороги, - прочувствованно произнес меж тем, обращаясь к "сирийцам" Махди. - Приглашаю вас эту ночь провести в моем скромном доме, будьте моими гостями, разделите со мной сегодняшний ужин. Прошу вас.
  - Мы действительно очень устали, - прижав ладонь правой руки к сердцу поклонился лопоухий. - И с благодарностью принимаем Ваше любезное приглашение.
  Взаимные расшаркивания и соревнования в вежливости продолжались еще какое-то время, а затем Махди с ближайшим окружением и все трое "сирийцев" направились к парадному входу в "скромный" трехэтажный особняк террориста, во дворе которого и происходила сцена осмотра привезенного груза. Нарочно пройдя мимо Волка, чуть не задев его плечом, Шварцман будто бы невзначай прошипел, практически не разжимая губ:
  - Уезжай отсюда, командир. Уезжай... И спасибо тебе.
  Волк только грустно улыбнулся в ответ. Куда уезжать? Да и зачем? Как говорится, единожды предав... Раз уж примерил на себя иудину долю, то назад хода не будет. Так и пойдет судьба вкривь, да наперекосяк... Ведь даже если только мельком вспомнить то, что случилось после того рокового выстрела, что превратил его из офицера российского спецназа в скитающегося по миру бродягу без роду, без племени, сразу станет ясно, что вся его дальнейшая жизнь не что иное, как череда предательств, больших и малых, осознанных и случайных. Так стоит ли продолжать дальше бег по замкнувшемуся кругу? Бесконечно длить столь опротивевшее уже самому существование? Зачем?
  На плечо наемника легла тяжелая рука. Он даже вздрогнул от неожиданности, разворачиваясь. Перед ним стоял немолодой араб в черном комбинезоне.
  - Господин Махди, приглашает тебя и твоих людей переночевать в его доме. Для вас приготовлена комната, ужин принесут прямо туда. А сейчас, следуйте за мной, я проведу.
  Невесело хмыкнув и приглашающе кивнув головой, нерешительно переминавшимся с ноги на ногу Абдам, Волк направился к дому вслед за шагавшим впереди, указывая дорогу, арабом.
  Комната оказалась, конечно, не гостевыми апартаментами, а видимо обиталищем кого-то из слуг, но переночевать в такой вполне было можно. На полу лежали несколько относительно чистых матрасов, застеленных одеялами, в углу примостился стол на низеньких, едва десяток сантиметров от пола, ножках. Имелось даже несколько подушек, правда старых и облезлых, но при этом достаточно мягких. Одним словом восточный минимализм в действии, абсолютно ничего лишнего. Из освещения присутствовала болтающаяся под потолком электрическая лампочка без абажура. Распахнув дверь в комнату и, пропустив вперед гостей, проводник, без особого почтения поклонившись, напомнил, что ужин скоро будет и с чувством выполненного долга оставил их одних.
  Абд-первый сразу же завалился на расстеленные на полу матрасы, блаженно вытянувшись в предвкушении долгожданного отдыха. Абд-второй все же нашел в себе силы аккуратно составить вдоль стены три походных рюкзака, в которых хранились все личные вещи членов команды, и тоже рухнул, как подкошенный. Волк, искоса глянув на них, прошел через всю комнату к окну и встал, прижавшись разгоряченным лицом к приятно охлаждавшему кожу стеклу. С минуту он о чем-то напряженно думал, потом развернулся к кайфующим на постелях подчиненным.
  - Эй, воины ислама, а ну подъем! Чего разлеглись?! Отдыхать будем после окончательной победы учения пророка во всем мире! Ясно? А сейчас, подъем! Подъем, кому сказал?!
  Голос командира звучал столь решительно и жестко, что спорить и возмущаться Абды не решились, с кряхтением и стонами поднялись на ноги, жалостливо глядя на Волка темными от усталости миндалевидными глазами.
  - Значит так, - подавив в душе не вовремя накативший приступ непрошеной сентиментальности, зло резанул Волк. - Сейчас, бегом вниз к машине и в путь. Абд-второй, ты вроде посообразительнее, будешь старшим. Отправляетесь назад на пограничный пост, задача - выяснить имя и фамилию того пограничника, который нас сегодня пропускал. Он употреблял наркотики на посту и должен быть наказан! Понятно?
  Удивленные Абды быстро закивали головами, какое им собственно дело до обдолбившегося на посту пограничника они не понимали, но спорить с разгневанным, все чаще в последнее время ведущим себя неадекватно, Волком не решились.
  - Короче, выясните фамилию нарушителя, а так же фамилию его непосредственного начальника, этот тоже ответит за попустительство своим подчиненным. Заночуете там же на посту. А утром сразу назад. Так, что еще?
  - Может, все-таки успеем поужинать? - робко пискнул более наглый Абд-первый.
  - После войны будешь ужинать, солдат! - гаркнул Волк, так что у бедолаги от страха перекосилось лицо. - Держите, купите еду по дороге.
  Вытянув из кармана разгрузки солидную пачку банкнот вперемешку ливанских и иностранных, Волк, не считая, всучил их Абду-второму. Порывшись по всем карманам, добавил к ним еще кучу разномастных смятых купюр.
  - Зачем так много, командир? - спросил удивленный Абд.
  На мгновение Волк замялся. Действительно зачем? Но тут же нашелся:
  - Не нравятся мне хитрые рожи местной обслуги, - криво улыбнулся он. - Боюсь, обокрасть могут. Пусть деньги лучше у вас побудут, так надежнее, вернете потом.
  Абд все равно смотрел на него с каким-то подозрением, и даже можно сказать с немым укором. Не выдержав этого взгляда, Волк заорал:
  - Ну чего вам еще? Все! Бегом исполнять! Ну! Быстро!
  Абда-первого будто мощной пружиной выкинуло за дверь, вот он только что был, и вот раз! Его уже нет. Абд-второй все-таки задержался, спросил жалким совершенно не своим голосом:
  - Точно все в порядке, командир? Может пусть он один съездит, а я тут останусь, а?
  - Я не понял, солдат! - уже в ненаигранном бешенстве взревел Волк. - Я, кажется, отдал тебе приказ! Может ты потерял слух? Бегом отсюда! Бегом!
  Потеряно качая головой, Абд-второй вышел из комнаты, тихонько притворив за собой дверь. Пару минут спустя внизу затарахтел, знакомо закашлял мотор внедорожника. Вернувшийся к окну Волк успел увидеть выезжающий со двора размалеванный камуфляжной раскраской джип и две фигурки внутри. Одну склонившуюся над рулем, и другую, все время тревожно оборачивающуюся назад.
  - Ну вот, - сам себе по-русски сказал наемник. - Одним грехом на душе меньше будет. Хотя в общем зачете это ни на что не влияет.
  Он бездумно стоял, глядя в окно, пока в двери комнаты деликатно не постучали. Двое мальчишек в черных комбинезонах принесли ужин: казан исходящего шафранным ароматом горячего плова, лепешки, какие-то фрукты. Выпроводив их Волк уселся за стол, горстью зачерпнул плов, разжевал жирную рассыпчатую массу не чувствуя ни вкуса, ни запаха. Потом, пораженный внезапной мыслью, он вскочил на ноги и принялся рыться в своем рюкзаке, нетерпеливо выбрасывая из него вещи. Искомое, как обычно, обнаружилось только на самом дне. Но все-таки обнаружилось, а это уже было приятно. С торжествующим видом Волк извлек на свет запечатанную бутылку водки. Напиток покупался в свое время для Фашиста, в счет проигранного в Бинт-Джебейле пари, но случая отдать его напарнику так и не представилось. Сейчас же водка пришлась как нельзя кстати. Сжимая бутылку в руке словно гранату, Волк вернулся к столу и, раскрутив винтовую пробку, припал к горлышку затяжным глотком. Теплая вонючая жидкость винтом скрутила пищевод, но уже через несколько секунд внутри разлилось приятное тепло.
  - Видишь, Фаш, как оно вышло, - произнес наемник в пустоту, отсалютовав бутылкой невидимому собеседнику. - Пригодилась твоя водочка, с ней родимой, веселей получается. Видишь, как оно все? Ведь не собирался я за тебя мстить, не хотел, да и не заслуживал ты этого, если честно... А получается все равно отомстил... Не своими руками, но все же... Так что радуйся, долги за тебя закрыты.
  Ловко забросив в рот очередную горсть плова, Волк вновь залил ее изрядной дозой водки. В голове приятно зашумело, окружающий мир стал более ярким и каким-то расплывчатым. Возникший вдруг откуда-то Фашист дружелюбно подмигнул ему с другого конца стола. Потом рядом с ним появился Колумбиец. Тот тоже выглядел совсем не злым, только чуть печальным, и все время молчал.
  - Ты уж прости меня, братуха, слаб я оказался... Слаб... А если, честно, то давно я уже за слабость ту расплатился... - проглотив подкативший к горлу комок, сказал ему Волк. - Жизнью своей кривой, да поломанной расплатился... Сполна все счета закрыл... Чего молчишь? Презираешь? Гадом считаешь?
  Солдат лишь отрицательно мотнул головой, глядя на бывшего капитана с пронзительной, кольнувшей прямо в сердце, жалостью.
  - Пора, дядя Женя, пора... - мягко произнес Фашист. - Мы уже тебя заждались.
  - Я заждался, - поправился он, глянув на сидящего рядом Колумбийца. - Ему с нами не по пути будет...
  - Понимаю, - согласно кивнул головой Волк. - Понимаю...
  Пистолетная рукоять удобно легла в ладонь, большой палец привычно отщелкнул к низу предохранитель. Лязгнул, передернутый затвор, на миг обнажив сверкнувший латунью патрон. Колумбиец, отвернулся, зябко вздрогнув плечами, Фашист ободряюще кивнул. Волк грустно улыбнулся ему и вставил ствол себе в рот.
  Одинокий выстрел в дальнем крыле особняка Омара Махди хлопнул как раз в тот миг, когда с неба донесся мерный рокот множества вертолетных моторов. Группа "мистааравим" четко выполнила поставленную задачу, сообщив подразделению спецназа "Сайерет МАТКАЛ" точное местонахождение опасного террориста.
  
  
  
  Хроника событий:
  
  2 августа, среда, день 22-й
  • Ночь 01/02.08 - спецоперация "Хад вэ-Халак" ("Чётко и ясно") подразделений "Сайерет МАТКАЛ" ("Разведка Генштаба") и "Шальдаг" в городе Бааль-Бек. Уничтожено от 10 до 19 боевиков "Хизбаллы", арестованы 5 подозреваемых в связях с "Хизбаллой" (позже все они были отпущены). Командовал операцией полковник Ницан Алон - командир территориальной бригады "Эцион" (Бейт-Лехем) и бывший командир "Сайерет МАТКАЛ" (1998-2001 г.г.).
  • "Хизбалла" возобновляет обстрел Израиля - в этот день выпущена 231 ракета (249 по другим источникам). Среди прочего обстреляна Изриэльская долина. Погибший от попадания ракеты в кибуце Саар возле Нагарии (Дейв Лельчук).
  • Израильские ВВС наносят удары по более чем 100 целям в Ливане.
  • Продолжаются сухопутные операции в Южном Ливане - "Курей Плада-4" в Айта а-Шааб и "Курей Плада-5" в Сихин и Раджмин. В деревне Айта а-Шааб гибнет боец 35-й бригады. Уничтожено не менее 35 боевиков "Хизбаллы".
  • За день 129 раненных, в том числе 41 солдат.
  • Премьер-министр Израиля Ольмерт заявляет, что операция продолжится до прибытия в Ливан международных сил, которые разоружат "Хизбаллу". Среди прочего сказана фраза, что "боевые действия помогут новой программе размежевания" (под "размежеванием" понимается ликвидация еврейских поселений на Территориях, как это было летом 2005 года в Газе и северной Самарии).
  • Кондолиза Райс заявляет, что прекращение огня - вопрос дней, а не недель.
  

Оценка: 8.39*24  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2012