ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Мамедов Аяз Алиевич
Всем смертям назло

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 4.97*25  Ваша оценка:


   ВСЕМ СМЕРТЯМ НАЗЛО
  
  
  
   Трудно в одном очерке отразить все перепития судьбы героев моего повествования, но я все-таки постараюсь сделать это. И прежде чем дойти до сути, необходимо провести краткий анализ событий более чем шестидесятилетней давности. О войне 1941- 45 годов писалось очень много, но поверьте, тема эта себя не изжила, тем более, что начальный период войны обернулся для судеб миллионов советских граждан, настоящей катастрофой. Я не пытаюсь умолять героизм наших воинов, прошедших долгий путь к победе, но то каким тернистым был этот путь, думаю, будет интересно узнать не только убеленным сединой людям, но и молодому поколению.
   Еще были живы миллионы, которых унесет война. В этот предрассветный час на границе шли бои, а страна спала, не зная еще, что ее ждет. Потом это нападение назовут "внезапным, вероломным". Но разве так уж внезапна была эта война? Разве не предупреждали наши разведчики, порой рискуя жизнью, о готовящемся вторжении гитлеровцев, называя точную дату, чуть ли ни час, когда будет совершено нападение? Но им не верили. Не верили, или это была хитроумная партия "великого гроссмейстера"?
   За 8 дней до войны, ТАСС публикует сообщение: "...По данным СССР, Германия так же неуклонно соблюдает условия Советско-германского пакта о ненападении, как и Советский Союз, ввиду чего, по мнению советских кругов, слухи о намерении Германии порвать пакт и предпринять нападение на СССР лишены всякой почвы..." Германия не ответила на это сообщение, не пыталась переубедить нас, но и не опровергала этого заявления.
   27 мая приграничные округа получили указание в срочном порядке строить полевые фронтовые командные пункты, а 19 июня вывести на них фронтовое управление. 12 июня командование получило приказ - вывести дивизии, расположенные в глубине округов, ближе к границе, и одновременно с этим маскировать аэродромы, воинские части, парки, склады боеприпасов. Значит, советское руководство знало о готовящемся вторжении и активно готовилось к боевым действиям! Но тем неменее, Красная Армия продолжала жить по распорядку мирного времени. В частях и соединениях расположенных вблизь границы на воскрессенье, 22 июня, были назначены спортивные мероприятия и игры. Только в семь утра была отправлена директива Наркома Обороны: "...Всеми силами и средствами обрушиться на вражеские силы и уничтожить их в районах, где они нарушили советскую границу. Впредь до особого распоряжения наземным войскам границу не переходить". А тем временем война шла уже три часа, уже погибла под бомбами, так и не взлетев, большая часть нашей авиации, уже гнали немцы первые колонны пленных, тех кто действительно был застигнут врасплох, и ни подвигов их ни имен мы уже не узнаем. Советский Союз не подписался под международной конвенцией о военнопленных, ссылаясь на то, что в Рабоче-крестьянской Красной Армии не может быть попавших в плен. Как было сказано Сталиным: "У нас нет пленных, у нас есть предатели". В результате к началу 1942 года в немецких лагерях из трех миллионов девятисот тысяч советских военнопленных в живых останется миллион сто тысяч человек.
   Чем же можно объяснить трагедию начального периода войны? Действительно ли фактор внезапности сыграл такую ужасающую роль, или существовали и более глубокие причины? Трагедия 41 года была результатом разгрома Красной Армии, который учинил Сталин в 37, 38 и последующие предвоенные годы. За все четыре года войны Красная Армия не понесла таких потерь в командном составе, как за предыдущие, 4 предвоенных года. Армия была обезглавлена. А всего арестовано, посажено в лагеря и расстреляно было сорок три тсячи офицеров и генералов. Стоит ли удивляться тому, что начальный период войны для СССР обернулся настоящй катастрофой, если только в Киевском Особом Военном Округе, стратегически важного направления, двумя армиями командовали люди вообще не имевшие военного образования, что к началу войны только 7,1% командиров всей армии имели высшее образование.
   Красная Армия на Юго-Западном направлении имела две сильнейшие группировки, под командованием маршала С.М.Буденого, в составе Киевского Особого Военного Округа и Одесского Военного Округа, что составляло 91,5 дивизий. Правда, войска этих округов не были укомплектованы по штату военного времени, но тем не менее фашисткого превосходства в живой силе не было. Советским воскам противостояла группа армий "Юг" под командованием генерал-полковника Фон Рундштедта (61,5 дивизий). Войска противника не имели превосходства в живой силе, но значительно уступали в танках, самолетах и несколько меньше в артиллерии (соотношение сил: л.с. 1 : 1; танки 7 : 1; самолеты 2,7 : 1; орудия и минометы 1,7 : 1).
   Таким образом Рундштедт используя фактор внезапности и то, что войска РККА не успели завершить сосредоточение и развертывание нанес главный удар подвижными силами в направлении на Киев. Несмотря на упорное сопротивление советских солдат, 7 июля немцам удалось прорвать советскую оборону. В результате этого прорыва возникла угроза захвата Киева и окружения частей 6 и 12 армий. Еще целый месяц советские бойцы героически держали оборону, но связь с командованием была нарушена, полностью отсутствовало тыловое обеспечение, иссякли боеприпасы. Части обороняющихся сил стали "отработанным материалом". Уже в начале августа войска этих двух армий, были взяты в плотное кольцо в районе г. Умань, разбиты и остатки были пленены вместе с командующими. Всего при обороне Киева фашисты пленили 667 000 бойцов и командиров Красной Армии.
   Среди плененных 6 армии были и герои нашего повествования: военврач Гусейнов Самандар Вейс оглы и медсестра 601 военного госпиталя Полищук Софья Леонидовна. Войну они встретили в разных местах, он служил в г. Черновцы, она работала медсестрой в г. Бердичев. Скорее всего, до начала войны молодые люди даже не были знакомы, но судьбы их перехлестнулись самым невероятным образом. Уже в августе в селе Вандам Куткашенского района (ныне Габалинский р-н) родители Самандара, получившие "похоронку", неутешно оплакивали гибель сына, а его тем временем гнали в лагерь Шепетовку. По какому-то непонятному стечению обстоятельств, в том же лагере уже находилась и Полищук С.Л.
   Ровно через год, С.Л. Полищук удалось бежать из лагеря. Она попадает в партизанский отряд, помогает раненым и больным, участвует в боях. В одном из таких боев, в марте 1943 года, группа партизан была окружена, и все кто не погиб в том бою, попадают в плен. Среди них была и Софья Леонидовна, вторично попавшая за колючую проволку фашистов. На этот раз ее уже гонят в глубь Европы в лагерь г. Нойхаммер, где она работает в прачечной лагеря. Так Софья Леонидовна получает относительную свободу передвижения.
   Наверное правду говорят, что браки заключаются на небесах. Ведь судьбе было угодно, чтобы эти два человека встретились не в мирное время, когда служили в одном армейском объединении, ни позже, когда оба содержались в одном лагере, но по разную сторону проволоки. Судьба решила соеденить их в этом проклятом Богом месте.
   Еще в начале 1942 года в лагерь Нойхаммер этапом был доставлен С.В. Гусейнов. Здесь он лечил наших военнопленных, но что не маловажно, и азербайджанцев-легионеров. Именно это позволило, так же как С.Л. Полищук, свободно передвигаться в пределах лагеря. Так, наверное, и встретились два человека, полюбили друг друга и пошли по жизни вместе. На какие уловки они шли, чтобы оставаться незамеченными - один Бог знает, но видимо, именно Он, решил испытать их вновь.
   В начале 1944 года фашистов теснили уже не только советские войска, но и союзники. Тысячи военнопленных вывезли в Италию для строительства оборонительных рубежей, и военврач Гусейнов С.В. был среди них. В апреле 1944 года вместе с группой военнопленных он совершает побег и присоединяется к партизанскому Движению Сопротивления. Мало кто знает, что Гарибальдийские бригады насчитывали окола ста тысяч человек, в составе которых плечем к плечу, сражалось более 5000 советских людей, среди которых был и Гусейнов С.В. Осенью в отряд прибывают советские офицеры во главе с генералом Судаковым, и после проверки группу бывших советских военнопленных отправляют в СССР. Стоит ли говорить, что по прибытии в Союз они вновь прошли через "проверку", т.е. фильтрацию. Для нашего героя эта "проверка" длилась целый год. После окончания "проверки", его вновь призывают в армию, и он продолжает лечить военнослужащих: сначала в Подольском пересыльном пункте, а потом в Саратовском.
   А тем временем, в далеком г. Нойхаммере, в лагере N 308, у советской военнопленной Полищук С.Л., родился мальчик. Мальчика назвали Яшаром, а впереди был еще целый год фашисткого рабства. Ценой невероятных усилий женщина смогла таки сберечь ребенка, и после освобождения англичанами, репатриации и фильтрации, в августе 1945 года поехала на родину любимого. Можете себе представить, что после после четырех лет после "гибели" сына, на пороге вдруг появляется русская женщина с годовалым ребенком на руках, как две капли похожего на маленького Самандара? А о нем не было еще никаких вестей, и только Софья Леонидовна успокаивала родителей мужа: "Жив он. Вернется, скоро вернется". Вернулся! Возможно, что, только когда увидив сына живым, родители осознали всю невероятность действительности. Оба, и Самандар и Софья Гусейновы, до самой смерти не любили вспоминать о том кошмаре, который им пришлось пережить, но думаю, это наш долг, долг перед их памятью, никогда не забывать тех, кто выстоял.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 4.97*25  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018