ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Мамедов Аяз Алиевич
Я помню тебя отец

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения]
Оценка: 5.28*8  Ваша оценка:


   Я ПОМНЮ О ТЕБЕ , ОТЕЦ !
  
  
  
   Когда я принимал решение начать писать о безвестных бойцах Великой войны, то, честно говоря, засомневался: "А имею ли я на это право? Как читатель будет воспринимать эту информацию, и будет ли она интересна?" Однако уже после первой публикации я понял, что не смогу обойти своим вниманием, ту часть жизни, где я сотрудничал с обществом Красного полумесяца. Результатом этого сотрудничества, стал материал публикуемый сегодня.
   Как часто не правильно говорят, что прошлая война была между Германией и Россией. Лично я никогда не считал эту бойню только русской. В ней принимали участие не только русские, но и украинцы и белорусы, грузины и азербайджанцы, туркмены и казахи, и весь многонациональный Советский Союз. Я считаю себе за честь, что мои соотечественники Ази Асланов, Мехти Гусейн, Зия Буньядов и многие другие были не только Героями Советского Союза и Кавалерами Орденов Славы, но и простыми бойцами Красной Армии, прошедших трудный путь дорогами войны. Разве можно принижать их роль в той ужасной войне и умолять их заслуги. Я взял на себя смелость поведать широкой общественности о судьбах наших соотечественников, прошедших путями войны, ставших узниками фашистких концлагерей, проклятых судьбой, но тем не менее, выживших в той кровавой бойне. Звезда Героя на груди говорит о многом, но разве мало среди СОВЕТСКИХ людей, не удостоенных столь высокой награды, но ставших героями поступками своими. Тех, чей каждый день проведенный в плену становился подвигом. Конечно, скептики скажут: "Ну что это за подвиг в плену?" Но поверьте - это действительно подвиг - не сломаться, выжить, бежать и быть пойманным вновь, и хотя попал-то в плен не по своей вине (не сдавался), до конца жизни ощущать на себе укоризненные взгляды тех, кто всеми правдами и неправдами "откосил" от армии, тех кто ни дня не быв на фронте, имел наглость щеголять в военном френче и не беда если на груди не было наград. А по мне просоленная потом гимнастерка или завшивленная роба узника лагерей, дороже, чем габардиновый, с иголочки, френч псевдовояки.
   Оказалось, что время не властно над судьбами людей. По прошествии лет люди ищут близких и хотят знать о них если не все, то хотя бы, где воевал, как попал в плен, пропал без вести, но жив, или похоронен дорогой для них человек. Что немаловажно, люди хотят снять пятно позора с близкого человека. Ведь время, когда попавших в плен огульно причисляли к предателями Родины, давно прошло. Тем более, что большинство бойцов попали в плен из-за бездарности командиров, а преднамеренно сдававшихся в плен - единицы. Но ведь военнпленных числилось свыше 6 миллионов (6306 тыс) человек.
   Разговаривая с ветеранами-фронтовиками, я выяснил для себя одну непреложную истину - практически невозможно было остаться в живых или не получить ранение в трех атаках. Если вдруг кто-то оставался в живых и без единой царапины, то о таком говорили как о "рожденном в рубашке". Это было практически невозможно, как к примеру находиться в открытом космосе без скафандра. Но сегодня речь пойдет о солдате, который длительной время находился между жизнью и смертью, но остался жив, и ценой его жизни стала ЧУЖБИНА.
   Ахмедов Ахмед Ширин оглы родился в 1912 году в селе Карбенд Карягинского (ныне Физулинского) района. До войны, как и миллионы советских граждан трудился на благо своей родины, и своим трудом вносил вклад в дело строительства социализма. Выучился молодой Ахмед на шофера и разъезжал на своей полуторке по бескрайним просторам Карабаха. Перевозил фрукты и овощи, доставлял колхознников на полевой стан, возил продукты чабанам на высокогорные пастбища. Мечтал учиться в институте, стать инженером, завести семью и жить счастливо, воспитывая детей. И приглядел молодой человек красавицу-селянку. Отец парня засватал красавицу, а через какое-то время сыграли веселую свадьбу. Всем селом гуляли на той свадьбе, а через год у Ахмеда и Запты родилась девочка. Радость родителей была нескончаемой, и назвали они девочку Тамаша (Представление), словно, говоря людям: "Смотрите, какая у меня красавица дочь". Жить бы семье в счастье и радости, да вот только наступили дни лихолетья. Германия вероломно напала на страну.
   Советские люди не верили, что война продлится долго: "Вот получит Гитлер по носу, и все закончится очень быстро". А это "быстро" закончилось аж через четыре года. Не было в ту пору ни одного города, села или дома, кого бы обошла война стороной. Ахмед понимал, что придет пора и ему отправляться на фронт, но его пока не брали (кроме своей семьи, на нем были еще и младшие сестры). В селах не хватало рабочих рук, а о водителях и говорить не стоит. На несколько сел одна полуторка и та "инвалидка": сломалась - отремонтировали, опять сломалась. А председатель колхоза орет: "Ты саботажник. Война идет, а ты машину не можешь привести в порядок". На дню по несколько раз грозился отдать под суд, а сам понимал, что работают на износ и не виноват Ахмед в поломке машины. Да будь его воля, он каждый день бы менял в машине детали, и все на новое. Так и работали. Сутки напролет за баранкой, а выпадавшие минуты отдыха необходимо делить со своим железным конем, чтобы он, не дай Бог, завтра не подвел. Совсем не бывал он с семьей. А как бы это было надо!
   Постепенно начали возвращаться с фронта бойцы, кто без рук, кто без ног, покалеченные, но живые. И наконец нашлась замена и нашему шоферу. Получил Ахмед повестку, и сразу же засобирался в путь. А молодая Запта все тихо плакала (ведь понимала, что должен идти ее Ахмед), и ей в голос вторила маленькая Тамаша. Как будто точно знали обе, что не увидят больше Ахмеда.
   Это был уже не 41 год, но и до 43, когда научились бить фашиста, было не так мало времени. Немец дрался жестоко, и довольно часто еще Красной Армии приходилось испытывать горечь поражений. А. Ахмедов не попал в маршевую роту, но был всегда на передовой, шофер он и на войне шофер.
   В один не добрый день (как будто на войне бывают добрые дни?) А. Ахмедов должен был доставить снаряды в артдивизион. Планировалось контрнаступление и необходимо было пополнить запасы боеприпасов. Как назло и на фронте А.Ахмедову попалась полуторка-инвалидка, которую что ни час надо ремонтировать. Кленя Гитлера, войну и судьбу, Ахмед ковырялся в движке, но ведь правду говорят в народе: - "Беда не ходит одна". Налетели немецкие самолеты, и на голову, словно дождь посыпались бомбы. Очнулся солдат в нескольких метрах от воронки, где вместо его машины догорала груда искореженного металла. Боец попытался подняться, но не смог пошевелить и пальцами. Нестерпимая боль снова опрокинула его в беспамятство. Сколько времени пробыл в таком состоянии Ахмед не знал, но в сознание он пришел только в санбате.
   Девчушка, чуть болше наперстка, вытянула его на себе. Дотащив до укрытия, уползла за следующим раненым бойцом, а Ахмед так и не узнал имени девушки, которой был обязан жизнью. В полевом госпитале А.Ахмедова кое-как "залатали", и он пошел на поправку, думая о родном селе, семье и, что скоро увитится с близкими. Но фашисты провели успешное наступление, и, как часто было, весь госпиталь с медперсоналом, больными и ранеными попал к ним в плен. Кто мог передвигаться, помогая друг другу, шли, а тяжело раненых фашисты рассреливали на месте. Угнали А.Ахмедова в лагерь для военнопленных, а родные так и не получили о нем никаких сведений: где он, что с ним, жив ли вообще? Как и миллионы людей Ахмедов был превращен в раба фашисткой империи. Гоняли его из одного лагеря в другой и везде фашистам нужен был его рабский, безропотный труд. Война для него закончилась в Рурских угольных шахтах. Войска союзников почти не сталкиваясь с сопротивлением отступающих фашистов освобождали один населенный пункт за другим. Англоамериканцы, освобождая узников концлагерей проводили с советскими людьми гораздо больше времени, чем со всеми остальными освобожденными. Советских людей убеждали, что на родине им уготована не легкая доля. Освобожденных советских людей, особенно военнопленных, в Союзе ждут лагеря Сибири, лесоповал и рудники. У многих в памяти были еще живы тридцатые годы - годы репрессий и унижений, но там где было массовое скопление советских людей эта пропаганда не имела большой силы. Но в лагере, где содержался Ахмед Ахмедов, соетских люей было всего шестеро. Все они поверили, что на родине их считают предателями, тем более, что к моменту пленения Ахмедова, И. Сталин объявил всех попавших в плен к немцам - изменниками родины.
   Именно это повлияло на решение всех шестерых, остаться на чужбине. Тогда еще никто из них не знал, чем для них обернется это решение. Всех их разбросало по Европе. Возможно кто-то из них и изменил свое решение, но двое азербайджанцев пошли по жизни вдоем. Товарищи по несчастью Ахмед Ахмедов и Аббас Худуоглы так и не расстались до самой смерти.
   Долго мыкались они по послевоенной Европе, подробатывая на пропитание, пока не добрались до Швейцарии. Чем-то эта страна напоминала Ахмеду его родной Карабах. Так и остались два друга в Щвейцарии, вспоминая отчий дом, близких, но теперь уже таких далеких родных. Здесь оба обзавелись новыми семьями, но так и осталась в скорбном сердце Ахмеда его Запта и маленькая Тамаша. Прошли годы, и Аббас Худуоглы в 1967 году с коммерческой целью приехал в Советский Союз. Он выполнил просьбу друга и на день вырвался в Азербайджан. Нашел жену Ахмеда Запту с дочерью. Передал им весточку и рассказал о жизни Ахмеда. Радости близких не было конца, и несмотря на то, что у Ахмеда была уже другая семья, они возблагодарили Всевышнего за то, что он остался жив и здоров, что в далекой Швейцарии есть женщина Анна, которая ни одним словом не укорила Ахмеда за память к ним. Через Аббаса передали они родному Ахмеду скудную посылочку (пусть порадуется вкусу домашнего мотала) и маленькое письмецо, мол живы-здоровы, и радуемся, что ты жив. Хоть и настало время оттепели, знали, что, возможно, эта единственная ниточка между родными оборвется навсегда.
   Запта ханум так и осталась верной своему Ахмеду, а перед смертью просила дочь никогда не забывать отца. А Тамаше ханум и не нужна была просьба матери - она никогда не забывала о нем, и до сей поры жила надеждой, что встретит родных из далекой Швейцарии.
   Рухнул железный занавес. Тамаша ханум поручила Мухтару, старшему сыну, найти хоть какие-то сведения об отце и деде. Мухтар проделал огромную работу по поиску. Куда только не писали, к кому ни обращались. И ведь нашли. Опять помогла маленькая, жизнелюбивая женщина из Службы розыска Общества Красного Полумесяца, Афет ханум Мирзазаде. Правда, не радостную весть сообщили Тамаше ханум из Красного Креста Швейцарии. Из Швейцарии сообщили, что Ахмедов Ахмед Ширин оглы скончался 4 ноября 1974 года в гор. Ванген под Ольтен, где он проживал. А еще сообщили, что дочь его друга Аббаса Худуоглы жива и здорова, сможет поведать родным о жизни А.Ахмедова и показать место его захоронения.
   Тамаша ханум, можно сказать, совсем не помнит отца, наверное, никогда не сможет побывать у него на могиле, но всегда будет помнить о нем - Ахмедове Ахмеде Ширин оглы, бойце забытого полка.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 5.28*8  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2012