ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Марютенков Валерий Степанович
Афганистан. Десант "Кобальта" ч.1

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 5.16*49  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Посвящается первому десанту сотрудников МВД СССР вАфганистане.


Первый десант "Кобальта" в Афганистанe. 1 ч.

  

ПРОЛОГ

  
   Будучи участником Афганских событий по линии Министерства внутренних дел, по прошествии стольких лет, по некоторым соображениям, я решил вернуться в тот далёкий 1980.год, когда по воле судьбы оказался в столь далёкой для меня стране- Афганистане. Толчком к репортажу послужила страничка рижанина, Николая Владимировича Волкова в "Art Of War " в интернете, на этом сайте собраны материалы воспоминаний участников Афганских и Чеченских войн; других "горячих точек" Если в Чеченских компаниях активную роль играли и в настоящее время играют сотрудники органов внутренних дел, то в Афганских событиях ни в одном материале их нет и в помине., как-будто их там не было. Но это противоречит истине. Их были там тысячи , они участвовали вместе с десантниками в боевых операциях, по специфике и роду своей деятельности добывали важные разведданные, которые использовались при проведении войсковых операций. За свой мужественный труд тысячи из них были удостоены высоких правительственных наград-орденов и медалей, а представитель МВД Латвийской ССР стал Героем Советского Союза. Исходя из всего этого я и решил хотя и в небольшом материале показать пред историю появления сотрудников органов внутренних дел в Афганистане, их повседневную работу, успехи и неудачи, первые потери своих боевых товарищей.
  
  

Вербовка на "Советника"

  
   Посвящается первому десанту
   сотрудников МВД СССР в
   Афганистане.
  
   Моя "вербовка" на отправку в Афганистан была проведена по всем правилам советской идеологической машины. Вначале июля 1980.года я был вызван в МВД Латвийской ССР, где замминистра по кадрам провёл со мною беседу, так сказать на вольную тему, а затем, приняв во внимание прочность семейного положения и другие обстоятельства, предложил мне оказать помощь дружественному афганскому народу в качестве советника Царандоя (Афганская милиция). Для чистоты здоровья полагалось брать с собой жену. Обговорив дома с женой все вопросы и польстившись экзотикой востока, на следующий день я дал своё согласие, в последствии сожалея о своём опрометчивом поступке. Но дело было сделано. Начались медицинские проверки, сбор необходимых документов, покупка необходимых вещей и предметов туалета, медикаментов. Для поправки здоровья в августе мне выделили путёвку в дом отдыха "Боровое" под Лугой, Ленинградской области, где я отдыхал до 29 августа, когда днём телефонограммой срочно был вызван в министерство, в Ригу. Прямо с поезда утром 30 августа явился в Отдел кадров, где к моему удивлению увидел ещё девять таких-же "советников". На инструктаже нам объявили, что в виду изменения обстановки отправка нашей группы назначена на завтра. Сегодня мы должны получить денежные и вещевые аттестаты, а так-же 3-ёх месячную зарплату. Затем отпустили проститься с семьями, объяснив, что жёны прибудут к нам позднее. Наш отъезд предусматривался на завтра-т.е. 31 августа ,поездом Рига-Москва. До прибытия к месту командировки (так нам вежливо объяснили) старшим группы был назначен я. Прощание и слёзы на Рижском вокзале я пропущу ,так как проводы близких всюду одинаковы.
   Москва нас встретила ясным солнечным днём и прямо с Рижского вокзала нас отвезли на аэродром "Шереметьево", где в ожидании борта томились такие-же собратья по несчастью как и мы. Там я познакомился с группой сотрудников Архангельского УВД., особенно с майором Киргинцевым, который был назначен старшим над прибывшими офицерами. В тот-же день обычным пассажирским рейсом на ТУ-154 поздно ночью прилетели в Ташкент, откуда автобусами были перевезены в учебный лагерь внутренних войск МВД СССР, на территории Узбекистана. Началась обычная солдатская рутина, какую в своей жизни проходит каждый новобранец. Рассортировав нас более-менее по территориальному признаку и укомплектовав отряды численностью в 50-60 человек, нас стали переодевать в форму внутренних войск, перед этим зачитав приказ министра о присвоении очередных званий (несмотря на сроки выслуги). Расконсервировали ящики с АК-74 с откидными прикладами, пистолетами "ПМ", выезжали в степь, где учились стрелять по мишеням, бросать гранаты. Несколько раз проводились ночные стрельбы. Под жарким солнцем Узбекистана, в виду каждодневной муштры, да и слухи пошли об истинном нашем предназначении в Афганистане, некоторые офицеры решили бежать, чтобы не попасть в Афган.
   Начальство, предвидя такой вариант, по всему периметру лагеря выставила ночные посты и первые трое беглецов с позором были возвращены в лагерь.
   Помимо всей этой муштры и бесконечных политиформаций, умные генералы и полковники из МВД и Академии читали нам лекции об особенностях предстоящей нашей работы там, где свободолюбивый афганский народ борется с врагами афганской революции. В настоящее время, спустя двадцать пять лет, анализируя эти "умные" выступления, я удивляюсь той беребедне и глупости, которой нас учили эти светила Советской милицейской науки. Чему,они могли нас научить, если сами не знали историю той страны , нравы и традиции народа, куда нас посылали. Верхом всякой глупости можно назвать выступление специалиста по оперативной работе , который предлагал привлекать к сотрудничеству мулл. В общем ничего из этой учёбы нам не пригодилось. Только через ошибки и смерть товарищей мы набирали опыт работы, который позднее начал приносить результаты.
  
  

Афганистан. Кабул

  
   Кабул далёкий
   И безжизненная степь....
   (из солдатской песни)
  
   8сентября 1980.г. военно-транспортный самолёт ИЛ-76 с пятьюдесятью сотрудниками нашей девятой группы, с вооружением, с годовым запасом боеприпасов, обмундирования и другим военным имуществом, приземлился в аэропорту Кабула, столицы Афганистана. В виду спецрейса таможенной проверки не было. Время показывало 7.30 утра. Несмотря на ранний час солнце жгло основательно, температура воздуха была +36 гр.Со всем личным оружием, боеприпасами, касками и вещмешками нас построили на взлётной полосе аэродрома и прилетевший с нами генерал по списку передал нас представителю КГБ СССР в ранге полковника, который поздравил нас с прибытием в ДРА. Нам стало ясно, что впредь мы будем находиться в подчинении этого ведомства. Вскоре подъехали несколько открытых армейских грузовиков, в которых нас разместили и машины тронулись. В недалеке можно было разглядеть палаточный городок, вернее, город. Минут через 10 прибыли в этот палаточный город, как позднее выяснилось, в лагерь Витебской воздушно-десантной дивизии.
   По прибытии в лагерь вылезли из машин и не узнавали друг друга, так как с головы до ног были покрыты толстым слоем пыли , которая покрыла нас во время движения автомашин по высохшей земле. В лагере нас уже ждали. Были поставлены четыре взводные палатки, подвезли железные кровати и решётки для пола. Началось обустройство. В двух палатках разместились сотрудники милиции и несколько сотрудников из внутренних войск. В третью палатку сложили боеприпасы, комплекты форменной одёжды и другое имущество, привезённое из Союза. В четвёртой палатке разместился руководящий состав группы.
   Устроившись более-менее в своих палатках, с интересом начали осматривать окрестности. Повсюду, куда хватал изгляд, громоздились гряды гор, окутанные вдалеке туманом. Ближайшие из них были тёмно-коричневые с фиолетовым отливом цвета. Ни одного кустика, ни одной травинки не было на них. Примерно в двух километрах от лагеря, между отдельными горами и на их склонах раскинулся большой восточный город. И без вопросов мы поняли, что это Кабул- столица Афганистана. Было нестерпимо жарко, хотелось пить, но наполненные водой в Ташкенте фляги были давно опустошены. Заметив у солдатских палаток резиновые ёмкости с водой решили наполнить фляги, но офицер-десантник объяснил нам, что эту воду пить нельзя, так как её привозят из различных мест и в ней могут быть бактерии, вызывающие кишечные заболевания, в том числе даже брюшной тиф. Позднее некоторые наши товарищи испытали это на себе. Нам объяснили ,что пить можно только кипячёную воду, что впредь мы и делали. Всё же из-за смены пищи, чрезмерного употребления фруктов, все мы переболели лёгкой формой дизентерии, через каждые пять минут бегая в отхожее место. Здесь в лагере мы узнали ,что вместе с нами, каждый своим бортом взлетели все 600 "советников",которые слушали никчёмные лекции в учебном лагере внутренних войск в Узбекистане вернее под Ташкентом. Их тоже по 50-60 сотрудников отправили во все центры крупных провинций.
   Как я уже отмечал ранее, нас одели в форму ВВ, предусмотренную для районов с жарким климатом и наши капитанские, майорские и п/полковничьи погоны вызывали нездоровый интерес и излишние расспросы в лагере. В виду этого, в целях конспирации погоны сняли. Нашу группу объединённое руководство отряда "Каскад-Кобальт" оставило в резерве столицы. Весь л/состав разбили по отделениям и назначили командиров. Я был назначен командиром второго (Латвийского) отделения. Через пару дней начались, и политзанятия и боевые учения, приближенные к реальным условиям. Контроль осуществляло руководство группой: командир-полковник А. Кучумов из Томского УВД, зам. командира п/полковник Греков из Калининграда ; начальник штаба п/полковник Киргинцев из Архангельска ; (святой отец ) замполит Буткевич из Минска. Наибольшее внимание уделялось стрельбе из личного оружия, пистолета и автомата. В группе было три ручных пулемёта, три снайперские винтовки и несколько автоматов с ночной оптикой. Кроме боевого оружия особое внимание уделялось изучению взрывчатых веществ и мин, как самодельных, так и промышленного изготовления из Западной Европы и Америки. Учились взрывать заряды, ручные гранаты, стрельбе из стандартного РПГ и портативного устройства. Учились как правильно заскочить и занять своё место в БТРе, как соскочить с него на ходу. Многие испробовали себя в стрельбе из башенного крупнокалиберного пулемёта. По желанию с полной выкладкой и вооружением поднимались на гору и спускались вниз. Всё это делали в 40 градусную жару, когда форма была мокрой от пота, а губы трескались от недостатка влаги в организме. Были случи, когда отдельные ребята падали в строю- первый был следователь из Риги - Борис Чекотин. В непрерывном темпе, кроме воскресений, целый месяц мы продолжали полевые учения. Исчезли животики, ребята похудели, некоторые сбросили почти 20.кг веса. Многие переболели . Тогда мы ещё не знали, что скоро, очень скоро всё приобретённое во время учёбы пригодится в реальных боевых условиях под жарким афганским солнцем под свистом автоматных пуль.
  
  

Благословление на бой

  
   В небе красная тает ракета,
   Нас на помощь зовёт Царандой....
   ( из солдатской песни )
  
   И вот, спустя месяц после прибытия в Кабул и окончания изнурительных полевых учений, по решению объединённого руководства "Каскад - Кобальт" Кабульского гарнизона, было принято решение об участии в войсковых операциях в окрестностях Кабула и в провинции Парван, с целью получения оперативной информации непосредственно на поле боя, от пленных и населения. Сотрудников, имеющих специальности радистов, включили в состав войсковых колонн и подчинили их командирам. Назначенные для участия в войсковых операциях сотрудники с полным комплектом вооружения и защитных средств отбыли к своим местам сбора, в основном в места проживания сотрудников КГБ, где они в ожидании войсковых колонн провели несколько дней. В ожидании время всегда тянется медленно,ребята занимались кто чем мог. Нашлись поэты и музыканты. В считанные часы сочинялись стихи, подбиралась музыка и рождались солдатские песни. Одна из таких песен получила такую популярность, что каждый из участвовавших в Афганистане военных-представителей родов войск и сотрудников объединённого отряда считали её своей, заменяли слова и приписывали себе авторство - смотрите песни на страничке Дроздова Анатолия Валерьевича с "Art Of War".
   Датой рождения этой популярной песни можно смело считать дни между 11-12 октябрём 1980 года.
   Называли её по разному: "Чеквардак", "Синеглазый шурави", а прототипом к ней послужил сотрудник моей позднее сформированной опергруппы капитан Беликов Вячеслав - синеглазый блондин, инспектор уголовного розыска Вильнюсского ГУВД, ( Лит.ССР.) с мягким характером, вечной улыбкой на губах и весело смеющимися голубыми глазами молодой человек. Слова этой песни были следующие :
  
   * * *
   Как у нас в уезде Чеквардак
   Среди женщин шум и кавардак,
   Из Кабула к нам пришёл отряд
   Под названьем "Кобальт и Каскад".
  
   "Каскадёров" я пошла смотреть
   И стояла скрывшись за мечеть,
   Вдруг гляжу идёт ко мне один
   Синеглазый молодой блондин.
  
   Как взглянула я на шурави,
   Так в душе запели соловьи.
   Позабыла стыд и шариат,
   Говорю: "пойдём со мной солдат".
  
   Пусть ты и не обрезанный "кяфир"
   Только для тебя устрою пир,
   Спать тебя с собою положу
   И сниму не только паранджу.
  
   Но глядит печально шурави,
   Ты меня красотка не зови,
   Наш начальник грозный мушавер,
   Заставляет спать нас в БТР.
  
  
   Глупый синеглазый шурави,
   Ты минуты радости лови.
   Знаю я , в горах сидит душман,
   Против русских точит ятаган.
  
   Шурави смеётся : "Не пугай!"
   Всех душманов я отправлю в рай.
   На земле Афганской будет мир,
   Вот тогда с тобой устроим пир.
  
   Пролетели дни как листопад
   И опять в Кабул ушёл "Каскад"
   А я жду, сгораю от любви,
   Где-ж ты синеглазый шурави
  
  
   Между тем в лагерном городе десантников распоряжением руководства группой было оставлено двенадцать сотрудников для охраны наших палаток и имущества группы.
   Я переживал, что меня не взяли на операцию, но командиру группы очевидно было виднее, кого брать, а кого оставить. К тому же при прыжке с бронетранспортёра я повредил левую ногу и её необходимо было лечить (греть) что в походных условиях было невозможно.
   Примерно через неделю по указанию Главного советника по линии МВД генерала Косоговского, из оставшихся в лагере сотрудников, вместе со мной отобрали семь офицеров, отвезли в Кабул и поместили в виллу в центре города, вернее всех, кроме меня, вселили в складское помещение. Вилла , которую штабисты окрестили "Белым аистом" в виду её белой окраски, была обнесена высоким каменным забором , с одной стороны примыкала к улице и имела небольшой садик, в котором росло несколько фруктовых деревьев.
   В одном углу сада рос довольно густой куст , наподобие нашей сирени.
   Дня два мы знакомились как с самой виллой и прилегающим районом, затем нам поставили задачу и объявили : на вилле будет размещена прилетающая из Союза делегация во главе с заместителем министра Щёлокова, генерал-лейтенантом Елисовым. Я был назначен начальником охраны и должен был в первую очередь отвечать за жизнь заместителя министра.
   Делегация прибыла на охраняемый объект 21-го октября 1980 г. и для нас наступил ответственный момент. Я, как начальник охраны, по распоряжению штабного офицера впускал и выпускал на территорию виллы приезжавших с докладами и подарками советников провинций. Офицер охраны не должен был появляться на глаза генерал-лейтенанту, он вёл наблюдение стоя за кустом в углу сада. Елисов после вкусного обеда, обычно имел привычку прогуливаться по дорожке сада, переваривая жирную непривычную для его желудка афганскую пищу. Он был низкого роста, курносый, с круглым желтоватым болезненного вида лицом.
   Однажды во время послеобеденной прогулки , он подозвал меня к себе и начал расспрашивать о жителях окружающих домов. Мой ответ, что там живут в основном торговцы-индусы его не удовлетворил, так как он желал знать по фамильно. Ясно, что он не разбирался в обстановке, традициях мусульманской страны, где никто кроме мужа не имеет права войти в женскую половину дома, да и в дом во время отсутствия хозяина. Во время нахождения в Кабуле Елисов успел узнать о наших первых потерях, но об этом позднее.
   Делегация МВД СССР во главе с Елисовым вылетела в Москву 30-го октября, увезя с собой подарки, которые едва вместились в микроавтобус "Латвия". Перед отлётом в Союз нас выстроили во дворе виллы. Елисов поблагодарил всех за службу и объявил благодарность. На этом наша миссия с высокопоставленными лицами закончилась.
  
  

Первые потери

  
   "Судьбу не предскажешь заранее
   Не с нами создания суть,
   Ни в Библии, ни в Коране
   Не найдешь своей жизни путь".
   (из солдатской песни)
  
   20-го октября 1980 года войсковая колонна, к которой была прикреплена наша группа во главе с п/полковником Киргинцевым, возвращаясь с операции , недалеко от Кабула , в одном из аулов приняла бой с крупной бандой душманов. Часть ребят из нашей группы фланговым огнём была отрезана от главных сил. Ребята сражались мужественно. Киргинцев, спасая раненого офицера, автоматным огнём уничтожил выскочившего из пещеры китайского инструктора. Окружённые наши товарищи погибли. Взорвал себя гранатой раненый в ноги ст. лейтенант Русаков из ВВ, если память мне не изменяет - из Орла. Был убит майор Юртов Виктор из белорусского города Гродно. Рижанин , капитан Исаков всю ночь провёл в расселине скалы, охраняя трупы погибших товарищей и отбиваясь от душманов. Только утром его и трупы погибших подобрала прилетевшая "вертушка".
   Трупы погибших наших сотрудников доставили в лагерь, переодели в парадную армейскую форму и в цинковых гробах, как "Груз-200" в сопровождении представителя нашей группы майора Иванчикова из Минска, самолётом были доставлены в Ташкент, для дальнейшей отправке родным. У обоих погибших офицеров были жёны и дети, у Русакова - один, а у Юртова - двое.
   Трагическая судьба наших товарищей, их бессмысленная гибель, церемония прощания и проводов морально подорвала настроение в группе. Группа деморализовалась на глазах, началась массовая пьянка, руководство группой не могло появляться в палатке участников операций. А результаты обеих операций были плачевны. Погибло двое наших - сотрудников МВД. Самые ощутимые потери понёс "Каскад", у них погибло четверо сотрудников и трое были ранены.
   Оба погибших наших товарищей были награждены орденами "Боевого Красного Знамени" , посмертно. Звание "Героя Советского Союза" были присвоены -нашему капитану Исакову и одному раненому офицеру "Каскада".На всех других участников операций были
   оформлены представления к награждению правительственными наградами.
   После гибели наших товарищей, каждый месяц при получении заработной платы, все мы откладывали в общую кассу по 300 афганей для покупки ценных вещей детям и жёнам погибших отцов и мужей. Эту миссию добровольно взял на себя замполит группы., капитан Буткевич из Минска.
   Когда происходили эти печальные события я, со своей группой охранял виллу с делегацией МВД СССР во главе с генерал-лейтенантом Елисовым и после её отлёта в Москву, 30-го октября, получил новое назначение, на время праздника охранять виллу главного Советника по линии МВД, генерала Косоговского, так как в городе участились вылазки душманов. Несколько дней перед этим в одну из вилл "Каскада"были брошены три гранаты, к счастью без жертв. Моя очередная миссия закончилась благополучно 10.ноября 1980.года.
  
  

МАРЮТЕНКОВ В. С.


Оценка: 5.16*49  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2015