ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Муровицкий Александр Иванович
Возвращение

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 9.20*6  Ваша оценка:

  Вы когда-нибудь возвращались с Войны? Нет, не с той войны, которая закончилась Великой Победой Советского народа в войне с фашизмом. Когда весь народ ликовал и солдат Победы носили на руках! А с Войны, на которую Вас "не посылали"! Нет?
  А ведь вокруг нас много людей, которых послали на Их Войну, а потом стыдливо опускали глаза, говоря о том, что кто их послал, пусть тот и решает их проблемы. А отвечать некому?! Но, ведь Солдат Войну не выбирает! Ее ему определяют!
  Вот оказался солдат на войне, либо еще где-нибудь, где он и такие как он выполняют поставленные перед ним задачи, сложные, порой смертельно опасные. И только они подвергаются Риску! Афганистан, Чернобыль, Чечня, Балканы, Южная Осетия, да и все вооруженные конфликты! Это не касается всех граждан страны, это - касается только Их! В этот период - они нужны, на них смотрит вся страна, весь мир, они чувствуют, что все зависит только от них, они в ответе за все! Потом все заканчивается, и эти Солдаты возвращаются в мирную жизнь! А готова ли мирная жизнь к их приходу. Готовы ли они к приходу в мирную жизнь!
  Тогда посмотрите вокруг и увидите пожилых и молодых людей, глядящих на мир совсем другими глазами, глазами непонимания того, что происходит. Глаза, которых ищут привычный пейзаж военных действий. Тело и мозг ждут понятных и четких команд. Разум подчинен одной цели -победить!
  Особенно это заметно сразу после возвращения, когда еще свежи воспоминания. Видно как непривычно сидит на них гражданская одежда, как руки постоянно ищут чего-то привычного, а это - оружие. А оружия нет, от этого им очень неловко ощущать себя в окружающем пространстве.
  Это - люди, вернувшиеся с Войны.
  Впервые сразу много таких молодых людей я увидел в Ташкенте на железнодорожном вокзале. Была осень 1982 года, и ташкентский вокзал был заполнен афганскими "дембелями".
   Молодые, загорелые ребята в отглаженных парадках с медалями и орденами на груди. Они были красивы в своем военном обмундировании. Они гордились собой, за то, что смогли преодолеть то, что не под силу другим! Они были величавы от того, что они с честью выполнили Приказ Родины, выполняя интернациональный долг. В их глазах читалась надежда на то, что их усилия не были тщетными, а потери - обоснованны интересами Государства!
  Потом они поймут, что в то время пока этот самый долг выполняли, что-то изменилось. И в них самих и в окружающих, и в жизни.
  И назовут это - "афганским синдромом".
  Со временем, часть этих людей найдут себя в обществе, станут активной частью граждан, сыграют значительную роль в строительстве новых государств - бывших республик Советского Союза. А кто-то не сможет "излечиться" от афганского синдрома, сломается, и никто не сможет помочь ему.
  Потом были участники межнациональных конфликтов на "осколках" СССР.
  А затем была Чечня. И в стране появились молодые люди с "чеченским синдромом".
  Не избежали удара по душевному равновесию и мои коллеги по МЧС России. Для нас "чеченская компания" началась в ночь с 31 декабря 1994 года на 1 января 1995 годы, как видно из календаря - аккурат на Новый год!
  Может быть мы и не подвергались той опасности, которая ежедневно подстерегала военнослужащих и сотрудников Армии и МВД, но до сих пор помню шорох пули прошедшей в сантиметрах пяти над моей головой в строительном вагончике ночью во время обстрела. А еще помню, что наш Командир отряда Александр Васильевич Молев отдал распоряжение о том, чтобы все офицеры не отличались в снаряжении и носили форму точно такую же как и солдаты.
  Ведь, в первые дни нахождения в разрушенном Грозном, нас заставляли носить командирские сумки и даже повязки "Руководитель работ", но после того как нескольких офицеров обстрелял снайпер, стало не до "командирской" важности.
  Меня, первое возвращение с войны, по началу, не очень сильно задело, потому что возвращались мы медленно, постепенно "входя" в мирную жизнь.
  Из вагонного окна сперва видели следы войны: окопы, блокпосты, военная техника на позициях, уничтоженная и сгоревшая техника, разбомбленные и сгоревшие дома. Потом их сменили воинские эшелоны, с выходящими из Чечни войсками, а также направляющиеся в зону боевых действий, а затем и их не стало.
  На вокзале нас встречали со знаменами и оркестром и мы хоть немного, но почувствовали, что нас ждали и мы заслуживаем уважения.
  Правда, потом все изменилось.
  Вот как описал мой боевой товарищ Олег Костин наше возвращение с войны.
  
  "Просто так" (Чеченский синдром).
  
  Из Чечни вернулся я героем,
  Грудь колесом, немного под хмельком,
  Но командир сказал нам перед строем:
  "Сломаю я чеченский ваш синдром".
  И началась такая свистопляска,
  Нам говорят, что были мы в Раю.
  И что спасла оранжевая каска
  Хмельную и дурную жизнь мою.
  Болтают, будто бы чеченский снайпер,
  Увидев лишь эмблему МЧС,
  Откладывал свой смертоносный "шмайсер"
  И целоваться к "эмчээсам" лез.
  А то, что ночью поливали трассерами,
  Так это для того, чтоб посветить,
  Чтоб не споткнуться пьяными ногами
  И шишечку на лобик не набить.
  Наград так много нам досталось,
  Что дырочки сверлили на спине,
  Но представленье где-то затерялось,
  Чеченский лишь синдром достался мне.
  И вот хожу я с ним как с гонореей,
  Которую не могут залечить.
  От передач из Грозного балдею,
  Хочу не пить, но не могу не пить.
  А в общем-то забыть давно мне нужно:
  Кошмар ночей и пыль горячих дней,
  Загруженных КАМАЗов вой натужный,
  Безумные глаза простых людей.
  Все выдумал я, мне не верьте люди!
  Все это я в газетах прочитал.
  Прощайте! И счастливы будьте!
  Я снова за газетой побежал.
  
  Когда мы осмотрелись, то увидели, что за время, нашего нахождения в "неспокойном" Грозном, что-то изменилось. Вернувшихся с Войны обижало то, что тот, кто отсиделся в родном гарнизоне и не был "осчастливлен" участием в боевых действиях под разными предлогами, получил не только новые должности, но и определенные блага, а именно новые квартиры, а еще купил себе автомобиль типа Газ-69 или "Уаз", за счет передачи техники из военного фонда в гражданскую жизнь.
  Кто-то прилетев к нам в командировку на один день, в наше отсутствие ходил по части с гордым видом побывавшего в бою, хотя толком ничего не видел, а во время ночного обстрела и вовсе, упал на колени закрывал голову руками, в то время как мы приступали к усилению обороны и принимали меры по отражению нападения.
  Второе возвращение из Чечни в 2000-м, было несколько иным. Пару часов лёту из Моздока и... ты в аэропорту Москвы: реклама, музыка из всех щелей, хорошо одетые люди, шикарные машины, пиво, смех. Всем глубоко плевать на то, что где-то идет война и гибнут люди.
  Это резало глаза, било в Душу и заставляло мозг выбрасывать из себя негативные стрелы непонимания происходящего.
  С нами был солдат, легко раненый накануне убытия из Грозного. Чтобы не оставлять его в госпитале Моздока, решили привезти с собой. Он, передвигаясь на самодельном костыле, ошалевшими глазами осматривал окрестности московского аэропорта, хотя в Грозном он пробыл всего-то месяц!
  Посмотрите внимательно вокруг! Если увидите "военный синдром" в глазах находящегося рядом с вами человека, не отталкивайте его, постарайтесь понять и помочь!

Оценка: 9.20*6  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018