ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Муровицкий Александр Иванович
Главная встреча

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения]
Оценка: 9.00*5  Ваша оценка:

  Здание Михайло-Архангельского храма издалека бросалось в глаза, отличаясь от всех остальных строений разрушенного Грозного. Стены иссечены тысячами пуль, кровля и купола отсутствуют.
  Рядом с входом в храм сидит на табурете солдат из нашего отряда и что-то усиленно трёт.
  - Что оттираешь? - спрашиваю.
  - Деньги из церковной кассы! - ответил воин, - Там сейф церковный сгоревший, бумажные-то деньги все в труху, а вот металлические - нормальные. Сейчас ототрем, всё ж для церкви подспорье будет.
  Зашел внутрь храма, везде пустота пожарища и только кое-где лежали остатки сгоревшей утвари. Закопченные пожаром стены скрывали рисунок росписи. Создавалось впечатление какой-то нереальной, немного фантастической обстановки.
  Наш отряд первый день работал в храме. Все люди были расставлены по объектам и занимались своим делом. Экскаватор расчищал территорию вокруг здания, автокран поднимал на крышу бетонную плиту для установки вместо разбитой. В здании насчитал около пяти пробоин от снарядов разного калибра.
  Ближе к обеду на территории храма стали собираться люди, обратил внимание на то, что среди них было десяток детишек разного возраста. Оказалось, что дети пришли на занятия в воскресную школу при храме. Еще подумалось, что не видел я больше школ в Грозном, наверное это было единственное учебное заведение в городе. Кроме религиозных дисциплин детям читали все предметы школьного курса в соответствии с классом обучаемых. Хотя это деление было условным, поскольку многие дети по году и больше не посещали школу, да и учебный год церковной школе начался только в апреле 1995 года.
  Здесь же и кормили всех кто придет. Таким образом, на церковном подворье действовал этакий культурный центр сопряженный с, говоря военным языком, "полевым пунктом питания".
  - Где берёте продукты? - спросил у тетушек, занятых приготовлением еды.
  - Да, где придется, милок! То кто-нибудь принесет, то батюшка, дай Бог ему здоровья, где-нибудь достанет.
  На следующий день решили проблему по хлебу, нашему полевому хлебозаводу была поставлена задача на дополнительное производство хлеба для этого "пункта питания".
  - А где же батюшка? - спросил я.
  - Должен завтра приехать, поехал по районам.
  На следующий день, прибыв на место работ, личный состав отряда занялся уже ставшим привычным для нас делом: поиском неразорвавшихся боеприпасов, разбором завалов, уборкой строительного мусора, ремонтом (по мере возможности) того, что можно отремонтировать.
  Между храмом и зданием воскресной школы, где происходили богослужения, появился микроавтобус "Раф", которого не было вчера. Капот, двери и в стекла транспортного средства были простреляны десятками пуль. Спросил у находящегося во дворе бородатого мужчины, как потом оказалось - Дьякона: "Как же он ездит?".
  - Да, вот, - ответил священнослужитель, - слава Богу - двигается, вчера вечером вернулись из Аргуна. Если бы не этот автобус, не знаю, как бы мы тут со всем обходились.
  Спросил про батюшку. "Сейчас выйдет", - ответили женщины.
  Через какое-то время из строительного вагончика, приспособленного под жилье, вышел крепко сложенный, среднего роста, русоволосый священник в рясе, в хромовых сапогах, без головного убора.
  Подошел к нему, представился и поздоровался.
  В ответ услышал по-военному четкий ответ "Протоиерей Анатолий Чистоусов".
  Мы прошли с отцом Анатолием по объектам работы, обговорили дополнительные мероприятия. Им была высказана просьба провести обследование на предмет радиационного загрязнения территории, прилегающей к храму в связи с тем, что ранее в теперь разрушенных зданиях располагался онкологический центр и имелась информация, что поврежденные источники ионизирующего излучения заражают прилегающую местность. Еще, меня поразила фраза, сказанная отцом Анатолием: "Мне-то все равно, а люди волнуются".
  Вызвал по радиостанции специалистов рационной и химической защиты, которые прибыв, провели замер уровня радиации. В принципе, радиационный фон был повышен, но только в каких-то конкретный местах разрушенных помещений, за пределами этих помещений, радиационный фон был естественным.
  Накануне проведения обедни отец Анатолий побеседовал с нашим Командиром, а затем и мной и предложил поучаствовать в службе. Посчитав, что наша беседа является исповедью, после службы отец Анатолий нас причастил, помазал мирром и благословил на наши труды во имя спасения людей! А еще подарил по иконе Владимирской Матери Божьей. С тех пор эта икона всегда со мной, вот и сейчас пишу эти строки, а с иконы, подаренной отцом Анатолием, на меня смотрят глаза Богородицы и Младенца - Спасителя!
  Отец Анатолий пригласил нас с Командиром на обед. Кроме отца Анатолия, Александра Васильевича Молева и меня, на обеде присутствовали священнослужители: отец Александр Смывин и отец Василий - священник из станицы Червленая.
  Тут мы с Командиром узнали, что отец Анатолий окончил военное училище, дослужился до звания "майор", а потом уволился, стал священником и вот возглавляет грозненский приход.
  За обедом был, обычный в таких случаях, разговор повидавших жизнь людей, о житейских проблемах, о службе как военной, так и церковной, о войне, о жизни и смерти.
  Поражал спокойный тон разговора отца Анатолия, его взвешенная позиция о том, что происходит, отсутствие страха и готовность к самопожертвованию ради Людей и дела, которому он служит! В его глазах виделся железный характер и воля! О таких людях обычно говорят: "кремень - человек".
  Потом, после обеда отец Александр рассказал нам о том, что во время штурма Грозного, когда железнодорожный вокзал в январе 1995 года был в осаде и боевики окружили десантников, в храм приехало несколько боевиков, ни слова не говоря, угрожая автоматами, посадили отца Анатолия в машину и привезли к железнодорожному вокзалу. Там они приказали ему уговорить русских солдат сдаться.
   В переговорах принимали участие представители правозащитных организаций, уговаривавшие солдат по мегафону сдаться, и что-то им обещавшие.
  А отец Анатолий перекрестил офицеров и солдат, благословил их. Благословил на то, чтобы они выжили, на то чтобы вернулись к своим матерям, жёнам и сёстрам.
  И вот в 1996 году после хасавюртовских соглашений и сдачи Грозного мы услышали страшную новость, что отец Анатолий захвачен боевиками и увезен в неизвестном направлении, а потом и о том, что он принял мученическую смерть. А отец Александр Смывин был жестоко избит и с трудом смог покинуть Грозный.
  Потом в 2000 году, когда я встречался с будущим Патриархом, а тогда Митрополитом Смоленским и Калининградским Кириллом, был разговор об отце Анатолии. Его Святейшество - поддержал меня в том, что этот человек достоин высокого звания "Святого" как мученик, но есть принципы, которыми руководствуются при причислению к лику Святого и для решения данного вопроса нужно время.
  В своей книге "Несвятые святые" Архимандрит Тихон (Шевкунов): "Я назвал эту главу "Несвятые святые". Хотя мои друзья - обычные люди. таких много в нашей Церкви. Конечно, они весьма далеки от канонизации. Об том нет даже и речи. Но вот, в конце Божественной литургии, когда великое Таинство уже свершилось и Святые Дары стоят в алтаре на престоле, священник возглашает: "Святая - святым!". Это означает, что Телом и Кровью Христовыми будут сейчас причащаться святые люди. Кто они? Это те, кто находится сейчас в храме, священники и миряне, с верой пришедшие сюда и ждущие присащения. потому что они - верные и стремящиеся к Богу христиане. Оказывается, несмотря на все свои немощи и грехи, люди, составляющие земную церковь, для Бога - святые". Святые люди - среди нас! Святость исходит от их мыслей, поступков и целей! Замечаем мы их или нет, не важно - они есть и они среди нас! Не забывайте это, заамечайте этих людей!
  Много разных людей я встречал по жизни: простых и важных, полководцев и политиков, рабочих и бомжей, крестьян и ученых. Но! Встреча с Анатолием Чистоусовым - офицером и священником, Святым Человеком, была, наверное, самой Главной встречей в моей жизни!
  
  Справочный материал:
  26 апреля 2000 года Федеральная служба безопасности России передала митрополиту Смоленскому и Калининградскому Кириллу, председателю Отдела внешних церковных сношений Московского Патриархата, подборку документов, свидетельствующих о судьбе настоятеля Михайло-Архангельского храма в Грозном священника Анатолия Чистоусова, похищенного чеченскими боевиками 29 января 1996 года.
  Полученные документы представляют собой часть архивов департамента государственной безопасности Чеченской республики Ичкерия, ныне находящихся в распоряжении российских компетентных органов.
  Согласно имеющимся свидетельствам, после похищения отец Анатолий содержался в лагере департамента государственной безопасности Ичкерии в районе села Старый Ачхой. Здесь священник Русской Православной Церкви был расстрелян, приняв мученическую кончину от рук своих похитителей.
  Это подтверждается, в частности, соответствующим актом от 14 февраля 1996 года, который был составлен ответственными сотрудниками службы безопасности при президенте Ичкерии и заверен военным прокурором республики.
  Среди переданных документов имеется фотография тела священника Анатолия Чистоусова, сделанная его палачами после расстрела.
  В продолжение всего периода, когда судьба отца Анатолия оставалась неизвестной, Священноначалие Русской Православной Церкви предпринимало решительные усилия по вызволению похищенного священника, равно как и иных клириков и чад Церкви, плененных в Чечне. В одних случаях узники в конечном итоге обретали свободу, в других, к прискорбию, - были казнены бандитами и упокоились в селениях праведных.
  Русская Православная Церковь скорбит о безвременной кончине священника Анатолия Чистоусова, до конца достойно исполнявшего свой пастырский долг в труднейших обстоятельствах и запечатлевшего верность Христу даже до смерти.
  26.04.2000
  Источник: РПЦ. Архив официального сайта Московского патриархата.
  http://www.mospat.ru/archive/nr004261.htm
  
  Священник Русской Православной Церкви
  БИОГРАФИЯ
  Окончил военное училище штурманов ВВС и педагогический институт (заочно). В восьмидесятые годы XX век проходил службу офицером-воспитателем в одном из военных училищ города Ставрополя.
  В 1993 году уволился из рядов Вооружённых Сил России. Майор запаса.
  18 марта 1994 года Митрополитом Гедеоном (Докукиным) рукоположен в сан диакона.
  20 марта 1994 года - рукоположен в сан иерея.
  21 марта 1994 года направлен в распоряжение благочинного православных церквей Чеченской республики.
  С 15 марта 1995 года - настоятель Михаило-Архангельского храма города Грозного и благочинный православных церквей Чеченской республики.
  29 января 1996 года, во время Первой чеченской войны, вместе с протоиереем Сергием Жигулиным был захвачен боевиками и помещён в концлагерь так называемого "Департамента государственной безопасности Чеченской республики Ичкерия". Под пытками не оговорил себя и не отрёкся от веры и, в итоге, был расстрелян боевиками.
  Погиб 14 февраля 1996 года.
  Останки отца Анатолия были эксгумированы только в июле 2003 года в горах недалеко от Старого Ачхоя.
  Источник: Сайт "People.su"
  http://www.people.su/122769
  

Оценка: 9.00*5  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2012