ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Наговицына Екатерина
Санька

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]


   Сегодня меня бросил парень. Правда, если быть точной, то бросил он меня уже двадцать третий раз. Какое- то упрямое злое постоянство в повторении этого события. Это не раздражает, не выламывает сердце и не пробивает на слезу. С тупым математическим задором я делаю новую зарубку в голове, красиво выводя римское число "двадцать три". Получается два креста и частокол. Символично. Интересно, до какого рисунка мы дойдем в этих странных отношениях? Наливаю кофе и разглядываю добрый солнечный день на улице. Там, за стеклом, всё иначе - легче, веселее, ярче. Хочется сбежать, сбросив в коридорную пыль все, что сейчас на душе. Но не получится. Нельзя. "Работа не кошка, не выбросишь в окошко", всплывает дурацкая присказка руководства. Эти сутки я вынуждена провести здесь. И сразу мозг автоматически начинает наматывать новый клубок мыслей:
   "Двадцать третий раз. Не хило. Неужели я заслуживаю? Нет, конечно же нет. И не надо себя жалеть. Да я и не жалею".
  
   За спиной послышались почти невесомые шаги, и ко мне подошла подруга Маринка.
  
   - Ты чего хмурым взглядом окно протираешь?
  
   - Переживаю очередную отставку.
  
   - О как! Опять Саня чудит?
  
   - Чудит.
  
   - И что, на этот раз есть новая причина для расставания или все по- старому?
  
   - Как обычно: " Уходи, Ольга. Ты достойна лучшего. Встретишь еще в своей жизни замечательного и надежного. Мне лучше одному".
  
   - Понятно. А ты что?
  
   - А что я? Как всегда пытаюсь ему объяснить, что не надо за меня решать, что мне лучше. И прошу его дать возможность самой выбирать. В общем, всё как всегда.
  
   Марина приобнимает меня за плечи, - держись, подруга.
   Но тут ее окликают и она убегает шепнув на прощание:
  
   - Ты же знаешь, завтра всё изменится!
  
   Я улыбаюсь в ответ от того, что точно знаю, что действительно уже завтра утром всё вернется на исходный рубеж. Правда, вопрос- на долго ли...
   Саня встретит меня робкой, почти детской улыбкой, которая совсем не вяжется к его всегда серьезным серым глазам и, взяв за руку, скажет:
   - Привет Ольга- Оленька, ты так мне нужна. Как воздух... Понимаешь... Я живу только потому, что в моей жизни есть ты.
  
   И вот что на это скажешь? Какое женское сердце не замрёт на секунду от этих слов?
  
   Да вот только услужливая память отсчитает новое число расставаний и примирений. Моя память. А Санькина... сотрет и этот день, и завтрашний.
  
   У него тяжелая контузия и всё запуталось в голове в нерешаемую задачу из сплошных неизвестных. Дни его исчисляются только сменой всплывающих картин: то ему кажется, что он опять в бою управляет бэтэром, наводя пулемет и уничтожая противника, то осознает, что вокруг уже мирная госпитальная реальность и он должен научиться жить по- новому, то опять выжимает гашетку до железки, мстя за своего лучшего друга, а потом устало откидывается на мокрую от пота подушку и просит сестричку принести воды. И во всем этом круговороте постоянно гонит меня в лучшую жизнь, а наутро уговаривает не оставлять его. И вот что это- искренняя любовь или крайняя степень эгоизма? Где пролегла грань между самыми сильными противоположными человеческими чувствами? Я не могу найти ответ и остается только надежда, что может в один из дней замечательному парню Сашке станет лучше, и сознание перестанет играть с ним злые шутки, война отступит, и он наконец- то сможет разобраться, что действительно ему необходимо.
  
   И если этот день наступит, я перестану быть для него воздухом и смыслом жизни, ведь я - всего лишь его лечащий врач. И я не знаю, кто такая Ольга.


По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2015