ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Некрасов Игорь Петрович Inek
Битва Масленицы и Поста.

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения]
 Ваша оценка:

  Не на подмостках, а прямо на площади,
  Мы разыграем спектакль… Итак,
  Там хоровод…на телеге без лошади
  В кости играют…тут пара бродяг
  Песню ворует… вот в поисках малости
  Молится нищенка… музыка, смех…
  Суть и причина — невинные шалости,
  Коих должно быть в достатке на всех…
  Кто-то хоронит…а кто-то хоронится,
  Разные кто-то, но площадь одна…
  Разные поводы к звону у звонницы…
  Даже в течение утра и дня…
  Перемешаем партер с мизансценою…
  Битву устроим Еды и Поста…
  Ставки… Листы с пожелтевшими ценами…
  Выигрыш полон, да касса пуста…
  И обязательно, грязное платьице —
  Все реквизит, никакой не намек…
  Солнце? Да пусть себе по небу катится…
  Верх Фаэтона росою промок?…
  Не было верха, не подняли…Изверги
  К казни готовятся, Йорик, не плачь…
  Через мгновения сменят их киборги,
  И не подарит минуту палач…
  Двое — семья, а бредут пилигримами
  Мимо и мимо…А карлик иль шут —
  Их поводырь днем с огнем…Белой глиною
  Видится им бесконечный их путь…
  Кругом гончарным земля им покажется,
  Верой податливой станут они…
  Выйдет в святые бывшая бражница,
  Ей бы сменять на хлеба трудодни…
  В крышах есть щели, и стены все слушают,
  Долго искать не пристало топор…
  Строки стихов стали злыми кликушами,
  Задолго свой сочинив приговор…
  Площадь…Артисты впадают в прострацию
  От предсказаний… Сценарий… Пора…
  Мельком в толпе замечаю Горацио…
  И умолкаю… Да будет игра…
  
  ///////\*
  Она:
  Белый свет на белый снег —
  А отражается радуга…
  Это не надолго — мартовский снэк:
  Боже, как это не надолго…
  
  Синих звезд на небо ковш —
  Пар облаками от каменки…
  Утро приходит, когда его ждешь,
  С запахом счастья от ладанки…
  Он:
  Быть устаем мы магами.
  Быть устаем мы гномами...
  Быть устаем мы многими...
  А как немного надо нам...
  
  Поводырь:
  
  Весна пришла! На все плевать!
  Капелью с высоты! И в темя!
  Весна! О чем еще писать!
  И где найти прекрасней тему!
  или банальней...
  
  Встреченный одноногий калека:
  
  Смотрю на небо...а оно чисто… даже зацепиться взгляду не за что... погуляю...беру с собою все, что осталось вкусного, вдруг кошка-бродяжка встретится - угощу... Мне очень хочется уйти цветком из снега...на паперти у жизни стать крестом...иль выпасть из звезды, что цветом Веги...нет, не сейчас - потом...потом...потом...
  
  Обыкновенный сумасшедший (или романтик):
  
  Когда у песни нет ни слов, ни музыки.
  А у дня с кровью вырваны зори.
  Когда звезды чернее неба.
  А у ветра болотный запах.
  Когда дождь в черно-белой шали –
  Это радуга в авангарде,
  Когда падают тени навзничь,
  Обессилев от тяжести солнца,
  А на них трехпудовые взгляды
  Весом взятым бросают зрачки,
  И от стона распятого звука
  Не укрыться под ласковость сна,
  Вот тогда и приходит весна,
  Чтобы песню зачать, а струнам –
  Дрожью бить эрогенные зоны,
  И экстаз с явным признаком садо
  Засияет звездою в колодце,
  И волна смоет трупный запах
  С каждой капельки чудо-дождя,
  Я – прохожий, умою руки,
  Мне по штату положено верить
  В неизбежность тепла и света,
  Колеровка – прикол для души…
  Это есть по соседству с жизнью…
  Это мы называем сказкой,
  И чем старше, тем больше верим,
  В чудо действия старых вин…
  Им приписываем рассветы,
  А закаты – без всякого спора –
  Зачисляем в случайность веры…
  И хотим, чтоб Венера ждала…
  А она укрывается на ночь
  В таракание темных гостиниц,
  От бесстыдных и алчущих взоров
  Неприкрытых желаний и слов…
  А когда начинаются утра,
  Она снова и снова выходит
  На балкон. Ей поет серенаду
  Редкий русский акын – соловей…
  И листва наполняется синью,
  А по небу все четче зелень –
  Отражение в отраженье
  Трав, листвы, не зеленых глаз,
  И конечно же канапушки –
  Им без носа на свете скучно,
  А усталому сердцу томно
  В переливах весенней любви…
  Нет весны – ее надо придумать,
  И поверить в ту юную сказку,
  Что зовется банально жизнью…
  А сама – лишь прологом в смерть.
  
  На горизонте появляется мираж. Что-то связанное с горами и рассветом, весной и радугой…
  
  Обыкновенный сумасшедший (или романтик):
  
  Рододендроны. Их в горах немного еще осталось.
  Размечтаюсь:
  Нарву букет, расправлю облака,
  И в брызги разметая ливень,
  По радуге скачусь...
  
  Поводырь:
  
  Букет рододендронов. Все не так.
  Могила альпиниста без иконы.
  И надпись ее почерком: "Дурак!
  Мне не нужны твои рододендроны..."
  
  Встреченный одноногий калека:
  
  О, шут глумливый тысячу раз прав...
  Любовь - лишь жалкий "чих!" от тех приправ,
  Что щедро просыпаются из женщин...
  Расти, умней, и становись серьезным,
  И хватит бредить верностью подзвездной...
  Она не для тебя...Простые вещи...
  
  Как долго их с тобой я постигал...
  
  Он:
  Платья судеб - из черных метелей...
  Белым - небо, а синим - снег...
  Вся палитра холодных пастелей...
  И короткий...коротенький век...
  Нижет стежки стежками...все ближе
  Вышний, вешний и просто чужой...
  Сучья брошенность ангела лижет,
  И секут нас опять над межой...
  Блажь сердечная - холод постелей...
  Лучше голод, чем сытый покой,
  Я крещен был в кровавой купели...
  Плох, хорош - не отвечу, - такой...
  
  Она:
  Лев, тигр, рысь...иль все же просто кошка...
  в колоде он то черт, то домовой...
  я ставлю с молоком парящим плошку
  и насаждаю нежность злу в привой...
  
  Бездарь Поэту:
  
  Эх, Андрей, кабы в светлой Америке
  Я бы смог тебя, друг мой понять...
  Мое сердце разбилось в истерике,
  И я б крикнул в бессилии :"Б...ь!!!"
  
  Но я тоже в России, в глубинке...
  Я не "новый", не "старый", не вор...
  Я - шарманщик на этой картинке...
  Рождество... Дети... Русский кагор...
  
  А у ног все снуют воробьишки, -
  Как не мерзнут босыми, дивлюсь...
  Это наши с тобою детишки...
  Это наша с тобою Русь...
  
  Она:
  Кем пришел ты ко мне? Тем беременным горем конем,
  Или тенью отца, что имеет, и память и имя...
  Мне послышался голос волшебный иль эхо о нем,
  Заметает рассвет эти сны, что настали и стали твоими...
  
  Художник-импотент:
  Мазки поспешные... наверно, неразличимые...почти.
  Был день. И выдался он скверным. Июль. Размытые пути.
  Добавить бы - под солнце - охры.
  А кобальта - на холст в разлив...
  Мы в тишине с тобой оглохли...
  Июль был. Время белых слив...
  Еще какие-то там ночи...
  И роды звуков... Спазма жуть.
  Молчать никто уже не хочет...
  Ну! Выдох! Ну, же! Кто-нибудь...
  Но океан был жалкой лужей в сравненьи с бездной чувства их,
  И не бывает кляпа туже, того, что слева... и под дых...
  
  Он:
  Росший со сказами, пестован сглазами,
  Певший без зависти, шедший по траверсу,
  Павший до завязи, сорванной привязью
  Не возгордившийся…и не родившийся…
  
  Певших и павших в могилы не мертвыми,
  Росших и шедших хоронят не павшими,
  Сорванных раньше — тропинками стертыми
  К морю выносят руками дрожащими…
  
  Певших и павших могилы под пашнями,
  Волны бегущие — гордость дрожащая…
  Сказы смакуют, что стали вчерашними,
  Их, не родившихся, завязь саднящая…
  
  Зависть над певшими, лава мертвящая,
  Траверсы крыты травою свинцовою…
  Я догоняю тебя уходящую,
  Певшую, павшую, гордую, новую…
  
  
  Прохожий:
  а на месте упавших деревьев вырастают младые побеги...
  а на месте упавших людей возлагают цветы и камни...
  
  Застывший:
  
  Песчинкою причастной к Океану
  Несложно быть...
  Заставить стихнуть Океан
  У ног своих -
  Вот доля избранных песчинок...
  Нет, ничего не могу поделать с откровением одной язычницы об Океане...Так мощно, в то же время нежно и неожиданно, неожиданно , непредсказуемо точно рисуют две известных мне Женщины - Женя и Маша...Дай же им Бог!
  Спасибо. Застывший.
  
  Летописец, страдающий амнезией:
  
  Так было, когда? Не припомнить, и с кем…
  
  (Забыв, что «лучшее, конечно, впереди…», опускает занавес.
  
  Голос Копеляна:
  
  Загадай мне звезду, чтоб она стала сводницей взглядов,
  Ночь-кума пусть свихнется и купит любви и вина...
  Мне не жалко вечернего неба шелков и нарядов —
  Рву петельку и лучик, которым пришита к закату луна...
  Ожидает болящий да здравия даже до смерти, —
  Покупное вино хорошо, а любовь покупная — вода...
  Где не пахано, там и не сеяли издавна черти...
  Загадай мне звезду, так, чтоб сразу я не угадал...
  Было б счастье, а дни впереди... Только знать бы,
  Что звезда не упала, что счастье еще меня ждет там вдали...
  И тогда разобрал бы по бревнышку клетку-усадьбу,
  И пустил все шелка парусами на те корабли...
  Только знать бы, что конь ко двору и к добру там придется...
  Только судьбы как прутья нас гнут, не читая закон...
  Потому-то и звезды мы ищем на донце колодцев,
  Потому-то и ставим не все мы на жизненный кон...
  Утро. Небо сменило закат на рассветную чудо-обновку...
  Не до неба и не до земли нерешительно пала звезда...
  Я ж забыл о желанье, как видно, утратил сноровку,
  Постарел и ослеп... И наверно, уже навсегда...
   Как-то оно дальше будет…

 Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2015