ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Олейник Станислав Александрович
Превратности судеб - Продолжение (3)

[Регистрация] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Найти] [Построения]
 Ваша оценка:


   ПРЕВРАТНОСТИ СУДЕБ - Продолжение
  
   Был обычный рабочий день, и подвальчик на набережной был почти пуст. Васьков невидяще уставился в пустой бокал, который он медленно вращал своими пальцами. Он только что поведал своему старшему товарищу о событиях, которые произошли за последние два дня, и своих сомнениях, и вопросах, которые у него в связи с ними, появились.
   Павел жестом руки подозвал официанта и, показав на пустые бокалы, попросил повторить. Подождав, когда наполненные пивом бокалы снова появились на столе, он пригубил свой, и внимательно посмотрел на поскучневшего Васькова.
   -Как я понял, Миша, - тихо проговорил он, - в посмертном письме, которое у тебя перехватил Мохов, потерпевший говорит, что это он убил старика Петрова...
   -Выходит так, - процедил сквозь зубы Васьков.
   -А заключение графологической экспертизы, что оно исполнено потерпевшим, есть?
   Васьков закурил сигарету, затянулся и, выпуская дым, усмехнулся. - Ты думаешь, что Мохов какой-то дилетант? Ни хрена.... У него, Александрыч, в этом плане все четко - и заключение эксперта - графолога, и прочее... все уже есть.
   -А что, по фотографии? Кто с ним изображен, брат?
   -Эксперты подтвердили процентов на девяносто, что это брат. Сейчас перед нами поставлена задача по его поиску.... И поиску того человека, которого видела той ночью соседка.
   -Да, да, - подтвердил кивком Павел, - я видел по телевизору выступление Мохова, и показанную им фотографию.
   -Слушай, Миша, - Павел задумчиво посмотрел на него, - что говорит судмедэкспет, когда наступила смерть?
   -Где-то, между двадцатью четырьмя и двумя часами....
   -Что-то разбег по времени большой, - удивился Павел.
   -Я такой же вопрос задал эксперту. Он объяснил тем, что тело долго находилось в воде.
   -Может быть, может быть, - задумчиво покивал головой Павел, и замолчал.
   -И еще один вопрос, Миша, - первым нарушил молчание он. - Установили, какая связь была между самоубийцей Мухиным и убиенным им Петровым?
   -Сейчас над этим и работаем.... А я тебя вот о чем хотел спросить, Александрыч, что ты мне посоветуешь?
   -Посоветовать могу только одно, Миша, - вздохнул Павел, - не лезь ты в это дело. Нутром чувствую, что темное оно очень...
   -Я подумаю над твоим советом, - кивнул Васьков, и задумался.
  
   Весь последующий день Васьков провел в своем рабочем кабинете. Он еще раз внимательно изучил ксерокопию посмертного письма Мухина, которую вчера передал ему Мохов. Просмотрел отчет лейтенанта Мосинцева, который занимался розыском родственных связей Мухина. Установить удалось только его родного брата, младшего. Разница в возрасте полтора года. Как и покойный, одинок. Жена, со слов соседей, ушла от него года четыре назад. Детей, также как и у старшего брата, тоже нет. Проживает в частном секторе в небольшом домике. Работает водителем-дальнобойщиком на одном из автопредприятий города. Иногда к нему приходил, похожий на него человек. Соседям он объяснял, что это его старший брат. Правда, опять же, со слов соседей, старший брат выглядел гораздо моложе младшего. В отличие от него, у которого всегда была неопрятная одежда, а на лице недельная щетина, старший был всегда чисто выбрит, и безукоризненно одет.
   Внимательно изучив все отчеты, представленные сотрудниками, результаты проведенных экспертиз, он сразу же приступил к написанию обобщенной справки для прокуратуры. Анализируя лежащие перед ними материалы, Васьков все больше убеждался в появлении в этих делах новых неясных вопросов. Но это была уже прерогатива прокуратуры, которая взяла в свое производство оба этих дела.
  
   Поставив машину на стоянку, Павел направился к своему дому. У подъезда, на удивление, была только одна баба Катя.
   -Добрый вечер, Пашенька. А я вот все думаю, и чего это Паши так долго нет с работы? Как остался один, так работы прибавилось? - язвительно улыбнулась она. - И хитро стрельнув в него своим острым взглядом, молодо хохотнула: " Или загулял где, на стороне?".
   -Ага, с тобой тут загуляешь, - беззлобно огрызнулся Павел, - стоишь тут на стреме.... попробуй, загуляй...
   -Да ладно уж. На стреме, на стреме, - сделав вид, что оскорбилась, пробурчала баба Катя, - уж и пошутить нельзя.... По мне, так гуляй, пока гуляется, Паша.... И вдруг по - молодому рассмеявшись, прокричала ему вслед, - гуляй, Паша, пока еще гуляется. А то доживешь до моих лет, и вспомнить нечего будет.... А так, хоть воспоминания останутся.
   -И много их у тебя? - приостанавливаясь, улыбнулся Павел.
   -Кого? - насторожилась баба Катя.
   -Воспоминаний этих.
   -Аа-аа-а, - махнула рукой в его сторону, погрустневшая вдруг старушка. - Много, Пашенька, много...
   -С грехами, или без?- продолжал улыбаться Павел.
   -Да ну тебя, - как-то сразу засуетилась баба Катя, поправляя на голове темно-синего сатина платок, - седой, лысый, а туда же.... Ты мне вот что лучше скажи. Бабы болтают, где-то в нашем дворе мужик вены порезал.... Не слыхал?
   -Не слышал, баба Катя, - слукавил Павел, и скрылся в подъезде.
   В прихожей Паве сразу подошел к телефону, перемотал пленку и включил звук.
   Первый звонок был от Вити Луценко. Поздоровавшись, он попросил завтрашний вечер не занимать. Обещал перезвонить после восемнадцати
   Вторым звонок был от Васькова. Тот тоже был предельно краток:
   -Александрыч, к восемнадцати буде у тебя дома. Есть разговор.
   И все. Звонков больше не было.
  
   На улице Васьков пришел в себя не сразу. Передача материалов в прокуратуре Мохову, дача пояснений по всем, казалось бы, совсем мелочным вопросам, а если быть точнее, их деталям, вымотали его основательно. А тут еще дернуло его усомниться в выдвинутой прокуратурой основной версии - самоубийстве Мухина...
   У него еще продолжал звучать в ушах ехидный голос Мохова: "Был бы ты капитаном, майор, я бы тебе сказал, - эх, капитан, никогда тебе не быть майором. А поскольку ты уже майор, я бы тебе посоветовал, - не строй из себя умника...".
   Остановившись в тени набухающего бутонами каштана, Васьков в сердцах выругался и, покосившись на окна прокуратуры, достал из кармана мобильник. Попытался связаться с Калинником. Но его телефон был в пределах недосягаемости. Тогда он позвонил ему домой на автоответчик, и передал, что сегодня в восемнадцать будет у того дома. Он знал, что у Павла сегодня короткий рабочий день, и был уверен, что к этому времени тот будет у себя.
   Выехав с прокурорской стоянки на проезжую часть улицы, Васьков облегченно вздохнул и улыбнулся.
   -И чего я гоношусь? - удивленно спросил он себя. - Действительно, что мне больше других надо? Ну, забрали дела, ну и хрен с ними.... Баба с возу, кобыле легче, - вспомнилась ему давно избитая, но всегда актуальная пословица, и неожиданно для себя поморщился: свербящее чувство недовольства собой, не отпускало его.
   Он ехал медленно и даже не заметил, как потемнело небо, и стал накрапывать дождь. Достал мобильник и позвонил в отдел. Трубку взял Томилин. Васьков предупредил, что едет по делам, и в случае необходимости, его можно будет разыскать по мобильной связи.
   Дождь то усиливался, то затихал. Холодный дождь бил по ветровому стеклу машины, покрывая его в темное, покрытое морщинами зеркало. Он осторожно притормозил у нужного подъезда и решительно вылез из машины. Прошелся взглядом по окнам квартиры своего друга и, вжав голову в плечи, вбежал в подъезд.
   -Чаю, кофе? - улыбнулся Павел, встречая в прихожей промокшего Васькова.
   -И то, и другое, - ответно улыбнулся тот и, сняв намокшие туфли, и сунув ноги в стоявшие у дверей свободные тапки, без приглашения прошагал в кухню.
   -Ты знаешь, Миша, - обратился к другу Павел, когда они, устроившись за столом, осторожно прихлебывали горячий кофе. - Я почему-то не верю, что Мухин прирезал Петрова из-за прошлых обид. Увел, видите ли, его жену.... Ну и что? Да такие случаи, сплошь да рядом... Он, что, так любил ее?..
   -Выходит, любил, Александрыч. Выходит, любил...- как бы про себя пробормотал Васьков....- Томилин по прежнему месту жительства Мухина, установил и опросил соседей. Скандалы, говорят, были офиногенные.... Вот так то, Александрыч. - Васьков отодвинул от себя пустую кружку и потянулся за сигаретами.
   -А что Петров - младший говорит по этому поводу, - Павел пододвинул пепельницу поближе к Васькову. - В этом доме, по крайне мере, ни я, ни соседи по подъезду, ни разу не видели, чтобы к старику приходила какая-нибудь баба. Уж кто-кто, а баба Катя, узнала бы первая.
   Сын говорит, что они встречались где-то на стороне. Он и сам-то об этом узнал случайно. Как-то он приехал к отцу в гости и был дома один. А тут телефонный звонок.
   -Понятно, - кашлянул Павел, туша недокуренную сигарету в пепельнице. - А как тогда с исчезнувшей тетрадью? Может, и не было никакой тетради?
   -Я и сам так думал, но Петров-младший утверждает, что тетрадь была.... Он даже вспомнил, как сокрушался отец, когда после развала Союза, ни лаборатория, где он трудился, ни ученые, ни его исследования, ни кому стали не нужны. Он даже хотел сжечь эту тетрадь, но что-то его тогда остановило.... Да и поведение Мохова меня сегодня насторожило...
   -Чего это, вдруг? - спросил Павел, разливая остатки кофе, по кружкам.
   -Понимаешь, попытался было намекнуть Мохову про эту тетрадь, так знаешь, как на это он отреагировал?
   -Ну?
   -Сказал, что я слишком умный, если бы я был капитаном, то хрен, когда ба стал майором...
   -Да, Миша, похоже ты и прав. И тетрадь в этом деле играет, по-моему, не последнюю скрипку. Кто-то вспомнил про его исследования.... Кому-то они стали нужны. - Павел вздохнул, и задумчиво постучал пальцами по столу. Слушай, а какая все же рабочая версия, в этом деле?
   -Какая? - усмехнулся Васьков. - Сейчас, когда появился Мухин, версия одна, - неприязненные отношения.... Ну и плюс грабеж.... У него в квартире нашли исчезнувшие в квартире покойного Петрова обручальные кольца.
   Требовательный телефонный звонок прервал их беседу.
   -Слушаю, - произнес в трубку Павел, и замолчал, слушая абонента. Через какое-то время ответил:
   -Да, я понял. Хорошо, договорились. Да.... Он как раз у меня, - Павел скосил взгляд на Васькова.- Хорошо. Завтра.... Подожди, я его сейчас спрошу...
   -Миша, - прикрыв рукой трубку, поверну он к другу. - Как ты завтра после девятнадцати?
   -Ну, как я могу сказать? - пожал тот плечами. - Если ничего не случится, постараюсь быть свободным. А что? - посмотрел он на Павла.
   -Старый мой друг и однокашник в нашем городе.... Попросил кое в чем оказать неофициальную помощь.
   -А почему меня?
   -Потому, Миша, что ты мой проверенный друг, которого я и предложил ему. Не беспокойся, он меня заверил, что никакого криминала...
   Проводив друга, Павел, сморщившись, схватился рукой за поясницу, - разыгрался застарелый радикулит. Ни согнуться, ни разогнуться. Просто беда.
   -Нужно лечь и попробовать заснуть, - подумал он, - натереться спиртом и спокойно полежать под теплым одеялом. Иначе совсем свалюсь.
   Компресс на поясницу и чуть-чуть внутрь, наконец, помогли ему заснуть.
  
   Он поднял тяжелый взгляд на вошедшего, и устало произнес:
   -Проходи, Фрол, присаживайся.
   Подождав, пока тот разместится в одном из кресел, Вяльцев кряхтя, поднялся из-за стола, обошел его, и осторожно опустился в кресло напротив.
   Оба молчали, каждый, думая о чем-то своем.
   Первым нарушил молчание Вяльцев. Он посмотрел на Стропилина, пожевал губами и тихо спросил:
   -Что ты думаешь, Фрол, о сообщении Веригина? Как ты считаешь, это случайность, что человека, которым мы заинтересовались, вдруг убивают?
   Стропилин пожал плечами, и поднял взгляд на своего шефа.
   -Если смотреть с точки зрения, что старика убивают, до того, как мы поставили задачу Веригину, - это одно. Можно предположить, что это случайность. Но я решил проверить и другую версию, а вдруг Веригин узнал о работах старика раньше, чем мы, и сам решил воспользоваться этим.... Прибрав тетрадь с записями он....
   -Хватит, Фрол, - нетерпеливо остановил его Вяльцев. - Меня интересует результат. Какие меры ты принял, чтобы все перепроверить?
   Я послал туда Сейфуллина. Он там, на месте, во всем и разберется.
   -Он что, выйдет прямо на Веригина?
   -Ни в коем случае, Иван Петрович! Ни в коем случае, - взмахнул обеими руками Стропилин. - Он получил команду контактировать только с Моховым, помощником Веригина. Это проверенный нами человек. Кроме него в городе имеются и другие люди, которые работают на нас и на которых должен выйти Сейфуллин.
   -Понятно, - кивнул Вяльцев. - А что там с автопредприятием? Ты мне докладывал, что Веригин все сделает, чтобы вырвать ее из рук наших конкурентов. Ты подключил Сейфуллина к этому вопросу?
   -Да. Но пока без активного вмешательства...
   Оставшись один, Вяльцев задумался:
   -А может плюнуть на все к ядрене фене, - вдруг усмехнулся он, - да уехать в какую-нибудь Тмутаракань, чтобы никого не слышать и не видеть.... А что? Дети и внуки обеспечены.... В своей юэсэй и русский язык-то наверняка уже позабыли.... Жена?.. И ее к ним. Пусть теперь за бабкой присматривают.
   -Нет, ни хрена не получится, - снова усмехнулся он. - Это словно наркотик какой-то.... Все так уже въелось в плоть и кровь, что уже невозможно остановиться.... И чем больше трудностей, чем напряженнее борьба, тем больше азарта, и желания достигнуть намеченного...
  
   Джип, который подобрал их у входа в городской парк, через полчаса уже катил по дачному поселку, и вскоре остановился у невысокого из штакетника, забора. Встретил их высокий, крепкий, в камуфлированной униформе, парень.
   Одноэтажный, из белого кирпича, и судя по внешнему виду, довольно вместительный дом, в прямом смысле этого слова, утопал среди цветущих деревьев. А перед фасадом, пока еще без цвета, буйно зеленела цветочная клумба.
   У входа в дом, гостей встречал сам хозяин. Это был мужчина выше среднего возраста с приятным открытым лицом. Густая седина его волос, светившиеся добродушием немного усталые, с цепким взглядом, глаза, произвели на Васькова благоприятное впечатление. Одет он был в легкий спортивный костюм, красиво облегающий его стройную, не по возрасту, фигуру.
   Тепло поздоровавшись с Павлом, он с улыбкой посмотрел на Васькова и, протягивая ему для рукопожатия руку, представился: "Лустенко Виктор Иванович".
   Назвался и Васьков.
   Лустенко провел гостей в залу и, попросив минутку подождать, вышел.
   Обратив внимание, с каким интересом осматривается Павел, Васьков понял, что его друг, как и он, здесь впервые.
   Через пару минут, в сопровождении хозяина, молодой человек внес поднос с тремя дымящимися чашечками кофе.
   -Присаживайтесь друзья, - Лустенко показал на стоявшие вокруг невысокого круглого столика кресла и, подождав, пока молодой человек расставит на нем кофе и удалится, сел сам.
   -Паша, - посмотрел он на своего старого друга, который, склонившись к чашечке с кофе, вдыхал аромат этого напитка, - надеюсь, ты меня уже представил этому молодому человеку?
   -Ну, а как же, - поднял голову Павел и, покосившись на Васькова, добавил, - представил тебя как старого друга и однокашника.
   -Не густо, но вполне достаточно, - усмехнулся Лустенко и с улыбкой посмотрел на Васькова.
   -Ну, а вас, молодой человек, - продолжая смотреть на Васькова, продолжил он, - мне, также заочно, представил наш общий друг, Павел Александрович. - Но, заметив, что тот неожиданно покраснел, успокаивающе пояснил: " Не вините его, он сделал это по моей просьбе, так сказать, для перепроверки.... Дело в том, что информацию о вас, я получил через другие, свои источники, еще задолго до разговора с Павлом Александровичем. Нет-нет, не делайте поспешных выводов, молодой человек, - предостерегающе взмахнул рукой Лустенко, заметив, что тот продолжает наливаться краской, - немного терпения, и вы поймете, что на моем месте вы поступили бы точно также. Но для начала, давайте займемся кофе, который может и остыть".
   -У вас друзья, а в первую очередь у тебя, Паша, наверное, возник вопрос, откуда у меня эта дача, - посмотрел на гостей Лустенко. - Отвечу. Дача не моя. Как и вы, я здесь впервые. Дача принадлежит концерну, под "крышей" которого я работаю, на вполне законных основаниях. За ней присматривает один отставной военный, житель вашего города.
   Павел с Васьковым переглянулись, но промолчали. Оба ждали совсем другого объяснения.
   Поняв их, Лустенко внимательно посмотрел на обоих, улыбнулся, и только потом очень тихо проговорил:
   -Мне нужна ваша помощь, ребята.
   -Курите, курите, - увидев, что Васьков вытянул из кармана и снова спрятал туда пачку сигарет. - Лустенко поставил в центр стола пепельницу, положил рядом пачку "Мальборо" и зажигалку.
   Гости закурили. Закурил и сам хозяин. Пустив дым к потолку, - он снова повторил свою просьбу о помощи.
   -Сейчас попробую сначала объяснить, что я делаю в вашем городе, а потом, какая нужна помощь, и зачем она мне. Так вот, я здесь представляю интересы одного из крупных концернов СНГ, который приобрел здесь еще в прошлом году на законных основаниях контрольный пакет акций одного из крупнейших автохозяйств вашего города. В концерне этом, я занимаю должность заместителя генерального директора по безопасности. В этом автохозяйстве, вернее, вокруг него, возникли определенные проблемы...
   Увидев, как перебросились взглядами гости, Лустенко улыбнулся.
   -Нет-нет. Автохозяйство, и все, что с ним связано, - это сугубо мои проблемы, - сказал он, стряхивая пепел сигареты в пепельницу. - От вас требуется совсем другое.... Мне нужна вся информация, которая вам обоим известна, по убийству профессора Петрова и самоубийству его бывшего лаборанта Мухина. Конечно, эта просьба относится в большей степени к вам, Михаил Федорович, - Лустенко бросил пристальный взгляд на Васькова.
   -А от тебя, Паша, - Лустенко перевел взгляд на Калинника, - потребуется помощь другого характера, но о ней немного позднее.... И еще. Ваша работа будет хорошо оплачена...
   Лустенко откинулся в кресле, и с улыбкой наблюдал, как вытягивается и бледнеет лицо его друга, каким ошарашенными становятся его глаза, как неожиданно давится сигаретным дымом и надрывно кашляет Васьков.
   -Я ожидал такую реакцию, - сдержанно усмехнулся Лустенко, - наблюдая, с каким трудом приходят в себя гости. - Иначе быть и не могло. Какой-то бывший кэгэбист, да еще и гражданин другого государства, вдруг проявляет интерес к убийству одного, и самоубийству другого, граждан сопредельного государства. Разве это нормальное явление? Конечно же, нет.
   Лустенко поднялся с кресла и подошел к серванту.
   Вернувшись, протянул Павлу какую-то книжечку. Он с улыбкой наблюдал, какими глазами изучал ее Павел, с какой растерянностью рассматривал, принявший ее из его рук Васьков.
   -Вот так, друзья мои, - снова улыбнулся Лустенко, пряча книжечку в карман.
   -И давно ты в Интерполе? - прочистив горло, подал, наконец, голос Павел. - А как же твой концерн? Он что, "крыша"?
   -В Интерполе, ребята, я уже три года. Тебе не нужно рассказывать, Паша, что такое действующий резерв...
   Павел кивнул.
   -Так вот. Я действительно действующий резерв ФСБ, и являюсь сотрудником восточно-европейского регионального управления. А отдел, в котором я нахожусь, занимается борьбой с наркобизнесом.... Работа в концерне, тут ты, Паша, прав, - "крыша". Эта "крыша" дает большие преимущества пребывания, как в ближнем, так и дальнем зарубежье, исключая почти все, возникающие по отношению к себе, вопросы. - И усмехнувшись, добавил: "Бизнес, есть бизнес".
   -Простите, Виктор Иванович,- подал голос Васьков. - А какое к вашей работе имеет отношение убийство Петрова, и самоубийство Мухина?
   -Какое отношение? - Лустенко внимательно посмотрел на Васькова. - Прямое...
   -Не так давно региональное управление получило информацию, что в вашем городе проживает профессор химии, бывший сотрудник, простите, - поправился Лустенко, - не сотрудник, а руководитель одной закрытой лаборатории, которая после развала СССР, переехала в Москву. Профессор от переезда отказался. Как стало известно много позднее, профессор помимо основной работы, проводил самостоятельные исследования по созданию препарата, позволяющего делать "невидимым" для таможни и пограничной службы, транспортировку через границу наркотических веществ.... Вот поэтому у него тогда и появилась такса, которую почему-то убийца тоже не пожалел. Собака, по ее собачьему возрасту, давно перевалила свой рубеж, и абсолютно никакой ценности не представляла.... Ну ладно, это так, к слову...
   Павел с Васьковым переглянулись.
   -У вас возникнет вопрос: "Чем занималась лаборатория? - Отвечу, - наркотиками.... Почему этим всем заинтересовался Интерпол? Так же отвечу. Руководители одной мощной корпорации вдруг проявили интерес к этим "самостоятельным" исследованиям профессора. Не буду тратить время, рассказывая, откуда им стало про них известно.... Мы установили контакт с его сыном, в настоящее время проживающим в Москве. Сын подтвердил "левые" исследования отца и наличие у него записей по ним, которые хранились у него дома. С убийством Петрова, исчезает тетрадь. Об этом хорошо известно и нашему молодому другу, но который почему-то не отметил этого в материалах расследования.... И может быть к лучшему, Потому что прокуратуре, которая взяла в свое производство оба дела, про эту тетрадь давно все известно". - Лустенко посмотрел на красного от растерянности и смущения Васькова, и улыбнулся.
   -И еще, - сын рассказал, что записи в тетради может расшифровать только лаборант профессора, Мухин.... Но тот вдруг совершает самоубийство, и в посмертном послании признается в убийстве Петрова.... Однако тетради нет и у него. Вот и возникает вопрос, - а не принимает ли участие во всей этой кутерьме с тетрадью, третье лицо.
   -Я ничего не упустил, Михаил Федорович? - Лустенко снова улыбнулся своей обаятельной улыбкой, вконец растерявшемуся Васькову.
   -А теперь, улыбка слетела с его лица, - предметно поговорим, что мне нужно от каждого из вас. О конфиденциальности нашего разговора, я думаю, предупреждать излишне...
   -Виктор Иванович, - с трудом проглотив стоявший в горле комок, - обратился к Лустенко Васьков. - А если вам подключить прокуратуру. Они наверняка располагают той информацией, которая вас интересует. Тем более я сейчас не имею права заниматься этим делом.... Если только неофициально...
   -Я понял тебя, Михаил, - Лустенко впервые обратился к Васькову на "ты" и по имени.- Попробую объяснить, почему туда не обращаюсь: Во-первых, я здесь, как представитель концерна, имеющего контрольный пакет акций известного вам автопредприятия. И в городе нахожусь по делам именно его. Раскрывать свое второе "я", я получил разрешение только перед вами, и то, после того, как дал на вас соответствующую характеристику. Почему запрещено обращаться в прокуратуру, потому, что есть основания не доверять ее отдельным сотрудникам. Вопрос очень серьезен, и любая утечка информации может повлечь за собой непредсказуемые последствия.
   Лустенко взял сигарету и прикурил.
   -Скажем, к примеру, - продолжил он, затягиваясь сигаретой, - какая-то правоохранительная структура, после определенной "наработки", незаконно изымает у какой-то коммерческой структуры, довольно редкие, но нужные обывателю товары. Затем эти изъятые товары, без всяких судебных решений, реализует опять же, через "свои" фирмы своим родным, близким и прочее, значительно ниже их фактической стоимости. А чтобы все выглядело законно, аресту, и довольно часто, подвергаются руководили этих коммерческих структур. И хотя, возбуждаемые при этом уголовные дела вскоре прекращаются, но дело уже сделано. И еще, - Лустенко щелкнул зажигалкой, прикуривая потухшую сигарету. - Вы слышали когда-нибудь о конфискованных на таможне, как контрабанда иномарках, десятках вагонов с сахаром, пищевым спиртом, а потом реализованных опять же, через "свои" фирмы? Или, как изъятые у преступников наркотические вещества, вдруг исчезают из охраняемых помещений правоохранительных органов, а вместо них, по акту и в присутствии специально созданной комиссии, уничтожаются или обыкновенный картофельный крахмал, или сахарная пудра.
   -Вот вам и мой ответ, друзья, почему сейчас стало опасно, без соответствующей проверки, обращаться в правоохранительные структуры.
   Видя, как играет желваками нахмурившийся Васьков,- Лустенко улыбнулся:
   -Поверьте, друзья, - вдруг подчеркнул он, - я далек от мысли, что вся правоохранительная система стран СНГ коррумпирована. Я на сто процентов уверен, что это не так. Как показывает проверка, коррумпированными являются только отдельные сотрудники и, к сожалению, иногда, и их руководители. А поэтому, Михаил, - Лустенко посмотрел на Васькова,- не принимай мои слова буквально.... Сказанным я хотел подчеркнуть, как необходима в наших делах осторожность.
   Разговор закончился поздно ночью. Прощаясь, Лустенко положил руку на плечо Павла. - Паша, - попросил он, - в принадлежащем концерну автохозяйстве требуется начальник отдела кадров, и он же, по совместительству, руководитель службы безопасности. Тебе не предлагаю. Все равно откажешься. Подыщи, пожалуйста, надежного и, хорошо знающего оперативную работу, человека.
   -Есть один, - немного подумав, ответил Павел. - Думаю, тебе подойдет. Завтра могу представить на него всю информацию, и даже фото.
   -Вот и хорошо! - улыбнулся Лустенко. - А сейчас, хотя и поздновато, небольшой ужин... Вы же понимаете, мужики, я не могу вас так просто отпустить. Это, не по христиански.... Тем более вы сейчас оба одни. Семьи вы отправили в села. А домой вас доставит все тот же, Лена, который вас доставил сюда. Ну, как, ребята, согласны?..
   ... От дачного поселка до самого города оба не проронили ни слова. И только когда "джип" остановился сначала у подъезда дома Васькова, Павел, протягивая ему руку, сказал: "Ну, Миша, до завтра".
   -Нет, пожалуй, уже опоздали. Завтра уже наступило, - рассмеялся Васьков, показывая взглядом на светящийся циферблат часов на приборной доске "джипа".
  
   С утра шел нудный дождь. Дождь мелкий, холодный. Про такую погоду старые люди говорят, что так прощается весна с зимой, вступая в лето. После такой погоды, небо всегда проясняется, и становится ясным и гладким, как стекло.
   Проснулся Павел в это в это воскресное утро на редкость в хорошем настроении. Ему не испортило его ни хмурое небо, ни серая, моросящая за окном, пелена дождя.
   Вспомнив вчерашний разговор с Лустенко, он решил, не откладывая дела в долгий ящик, приступить к выполнению его просьбы...
   -Что-то ты зачастил, Паша, - добродушно хохотнул Вострянкин, обнимая появившегося из машины Клиника. А, заметив торчащее из пакета горлышко бутылки, рассмеялся:
   -Ну, таким гостям я всегда рад, но словно споткнувшись, замолчал, и виновато посмотрел на друга: " Извини, Паша, я тебе и без этого пойла всегда рад, - кивнул он на пакет в руках друга".
   И уже сидя за столом, повеселевший после первой рюмки Вострянкин, похрустывая квашенной капустой, сразу перешел к делу:
   -Давай, выкладывай, что тебя интересует.... И не темни. Я же, все-таки, хотя и бывший, но опер, и вижу тебя насквозь.
   Ты, Володя, не обижайся, - Павел виновато посмотрел на Вострянкина. - Просто не хотелось тебя напрягать.... Все-таки ты после инфаркта...
   -Да ладно, инфаркт, инфаркт, - недовольно забурчал Вострянкин.... Ты вот что, редисочку, редисочку бери. Свеженькая, ядреная, - подтолкнул он к Павлу наполненную свежесобранной редиской миску. - Не тяни. Закусывай и спрашивай, что надо.... А то, инфаркт, инфаркт...
   -Ладно, Володя, извини, - пробормотал Павел, послушно хрустя редиской. - А интересует меня Мухин.
   -Это какой, Мухин?
   -Обыкновенный. Тот самый лаборант, у которого увел жену Петров.... Ты сам в прошлый раз рассказывал.
   Вострянкин встал с табурета, прошелся задумчиво по комнатке, и снова сел.
   -Паш, дай закурить, - попросил он друга.
   -Тебе же нельзя, Володя, - покачал головой Павел.... Это в прошлый раз давал тебе по незнанию...
   -Ну, снова ты об инфаркте, - обиделся Вострянкин. - Кто тебе настучал? Любаня?
   -Да, встретилась, как-то в городе, вот и поделилась, как ты ее "слушаешь"...
   -Ну, был малюсенький, понимаешь или, как его называют, микро.... Ну одну затяжку-то, разрешишь? - Вострянкин с такой мольбой посмотрел на Павла, что тот рассмеялся и, протянув ему сигарету, дал прикурить.
   -Значит, Мухин тебя интересует? - переспросил он, жадно затягиваясь сигаретой. - Был такой, - кивнул он, приспосабливая, пустую баночку из-под шпрот под пепельницу. - Его все считали правой рукой Петрова.... А им-то чего заинтересовались?
   -Покончил он с собой, - Павел потянулся к миске с редиской. - А посмертном письме написал, что убил Петрова из-за мести.... Так сказать, за уведенную им его жену.
   -Ни хрена себе. - Вострянкин широко открытыми глазами уставился на Павла. - Чтобы за бабу убить, да никогда не поверю! Значит, у него крыша поехала. Нормальный человек на это никогда не пойдет. - Ну что о нем можно рассказать, - крякнул он, качая головой...
   Я тебе уже говорил, что парень этот был правой рукой Петрова. Взаимоотношения между ними были нормальные, я бы сказал, даже, дружеские. Профессор жил тогда один. Жену похоронил, а сын учился, точно не знаю, но кажется в МГУ на химическом факультете. Иногда старик бывал у Мухина в гостях. Тот проживал тогда в частном секторе в небольшом особнячке, который достался супруге по наследству от родителей...
   -А почему тогда, если жили так дружно, старик увольняет Мухина по сокращению штатов, - не выдержав, перебил его Павел.
   -Аа-аа-а, вот ты про что.... Тут Паша, такая история вышла, - Вострянкин усмехнулся, сбрасывая пепел в баночку.
   -Петров к этому времени, как я тебе уже говорил, был бобылем, хотя и в возрасте, но как мужик, еще ого-го-го. До баб был охоч, старик. И как он снюхался с женой Мухина, кто-то ему об этом и настучал. И как всегда в таких случаях, семейный скандал. Жена будто бы заявила Мухину, что решила от него уйти к Петрову, благо, ее ничего не удерживало.... Я имею в виду, что детей у них не было.
   -Ну, и?..
   -Ну, и Мухин и решает отомстить своему шефу. Он похищает препарат, разработку которого вели по заказу Москвы. Но не удачно. Его задерживают при выходе с предприятия на проходной. Препарат у него обнаруживает специально натасканная на эту продукцию собачка. Вот и все.... Хотели привлечь по статье, но Петров настоял, чтобы не судили, и уволил его по сокращению штата.
   Жена от Мухина ушла, но и Петрову отказала. Дом, владельцем которого была она, продает, и куда-то уезжает. Вот и все, Паша, что я тебе мог поведать, - Вострянкин поплевал на недокуренную сигарету и, повернувшись к выходу, бросил ее в стоящее там мусорное ведро.
   -Понятно, - кивнул Павел, наблюдая, как Вострянкин бросив на него быстрый взгляд, взял "Столичную" и аккуратно налил в стопки.
   -Давай, Паша, вздрогнем, - скомандовал он и, коснувшись стопки Павла, опрокинул содержимое своей в рот.
   С удовольствием, пережевывая колечко копченой колбасы, он, посмотрев, как отодвинул от себя наполненную стопку Павел, хмыкнул, - совсем забыл старый пень, что ты за рулем.
   -Слушай, Володя, - посмотрел на друга Павел, дождавшись, когда тот, перестанет жевать. - Откуда у Мухина появился брат?
   -А он у него не появлялся. Он у него всегда был. Я помню, Мухин всегда указывал его в своих анкетах, когда переоформлялся на него допуск по форме "раз".... Если не изменяет мне память, брат его жил тогда в частном секторе.
   -С семьей?
   -Нет, - коротко ответил Вострянкин, - бросая кусочек хлеба в рот. - Жена от него к тому времени ушла, Жаловалась, горят соседям, что тот пустоцвет...
   -Это как? - не понял Павел.
   -Ни хрена себе, деревня, - хрюкнул Вострянкин, бросая колечко колбасы в рот. - Это значит, что Бог не дал ему способность стругать детишек. Теперь понял?
   -Теперь понял, - улыбнулся Павел.
   -Ну, раз понял, слушай дальше. Кстати, старший брат его,, который, как ты говоришь сам себя порешил, тоже был пустоцветом.... А младший, если я не ошибаюсь, работал тогда водителем-дальнобойщиком на каком-то автопредприятии. Может быть, он что-то может подсказать?
   -Работали, с ним, - нехотя пробурчал Павел. - Когда со старшим случилась беда, тот был в поездке в ближнем зарубежье. Алиби железное.... Напуган, говорят, был капитально, что даже разговаривать спокойно не мог. Короче, подробности, мне не известны.
   -Понятно, - кивнул Вострянкин и, посмотрев в упор на Павла, неожиданно спросил: "Послушай, Паш, А тебе-то до этого, какой интерес? - И тут же рассмеявшись. Хлопнул себя ладонью по лбу. - Старый пень. Я совсем забыл, что ты иногда и частным сыском занимаешься, так сказать, деньгу зарабатываешь.... Так?".
   -Ну, так, - нехотя ответил Павел. Ему совсем не хотелось, даже и другу, давать по этому вопросу какие-либо пояснения.
   Неожиданно в довольно большее окно хлынули солнечные лучи. Комната сразу наполнилась теплым светом. Все говорило о том, что лето все же вступает в свои права.
  
   -Валерий Иванович, зайди, - коротко бросил в телефонную трубку Веригин и, положив ее на место, задумался: Происходило что-то невероятное. Прокол за проколом.... А как все хорошо начиналось! Какие раскрывались перспективы! И все псу под хвост.... Хорошо еще, что тетрадь с записями исследований старого хрена, обнаружил этот мудак.... Не мог, видите ли, договориться со стариком. Довел его, что тот полез в драку.... И вот, итог...
   -А как все хорошо начиналось, - тяжело вздохнул Веригин. И на старика вышли совсем тогда случайно. Ребята с районного ОБОПа случайно вышли на младшего Мухина. Через механика автохозяйства, который консультировал Мухина, где лучше припрятать то, что нужно вывезти за кордон, они установили за тем наблюдение. В итоге, выяснили, что Мухин имеет намерение вывести в Польшу наркотик. Молодец начальник отдела Чепела, который, не раздумывая, прибежал ко мне. Когда стали раскручивать Мухина, он сдал и своего старшего брата. Оказывается, тот в домашних условиях и производил наркотик. Прижали. Чтобы избежать наказания, рассказал про профессора Петрова, который до развала СССР работал в закрытой химической лаборатории, и с помощью его, Мухина, бывшего тогда его лаборантом, занимался исследованиями, связанными с наркотическими веществами. Но не это главное.... Главное то, что старик, оказывается, самостоятельно проводил исследования над созданием такого вида наркотических веществ, которые были бы "невидимыми" для специально натасканных на наркотики животных. А рабочая тетрадь с записями по этим исследованиям, как уверял Мухин, должна храниться у того дома...
   Тетрадь то позднее обнаружили. Но что толку.... Показали ее Мухину, но он сколько не бился, расшифровать записи не смог. А этот мудак, Чепела, решив, что Мухин саботирует, стал угрожать, что упрячет в СИЗО, и будет держать там до тех пор, пока тот не расшифрует записи. А тот взял, да и встал на дыбы. Стал угрожать,- если его не оставят в покое, заявит обо всем в службу безопасности.... Вот Чепела, и принял срочные меры.... Вроде и ругать-то его не за что. Все оказалось на руку Мохову, который сумел пристегнуть "самоубийство" Мухина к делу об убийстве Петрова
   Но главное, что повергло его не так давно в шок, - неожиданное требование Москвы, в частности Стропилина, о немедленной установке профессора Петрова, и выхода с ним на контакт.... И все.... Но поезд, хотелось этого, или нет, уже ушел. Петрова уже не было в живых. О чем он и проинформировал Москву. Веригин был очень обеспокоен, что истинная информация о Петрове может уйти в Москву от кого-нибудь из его подчиненных. К счастью, как показала проверка, предположения эти не нашли подтверждения.... Он понимал, что вступил со своими "благодетелями" из Москвы, в серьезную игру, которую выиграть, шансов практически никаких. И все же зная об этом, он, с непонятным для себя упорством, продолжал ее вести...
   -Разрешите, Семен Алексеевич, - прервал его размышления, появившийся в дверях Мохов.
   Веригин неприязненно поморщился. На помощнике до неприличия топорщился кургузый потертый пиджак. Он терпеть не мог неряшливых людей.... А этот, еще и его подчиненный. Но приходилось мириться. Мохов был его правой рукой, так сказать, во всех праведных и неправедных, их делах...
   -Чем порадуешь, Валерий Иванович, - наблюдая, как тот раскладывает на столе бумаги, спросил он.
   -Постановление о прекращении уголовного дела готово, - ответил тот, протягивая Веригину папочку. - Нужна ваша резолюция.
   Веригин внимательно изучил постановление, и молча поставил подпись.
   -Еще что? - посмотрел он на Мухина. - И не дожидаясь ответа, спросил: "Что будем делать с тетрадью?"
   -Будем искать специалиста, который бы мог разобраться в написанных там каракулях. - И немного помолчав, добавил: "Теперь уже поздно сообщать Москве, что тетрадь у нас. Это будет для нас приговором...".
   -Что же тогда делать? - Веригин потел внезапно заболевший левый висок.
   -А ничего.... Они же самостоятельно вышли на старика, не зная, что мы уже по нему работаем. Вы же сообщили туда, что Петров погиб, а тетрадь, к сожалению...
   -Ладно, хватит, - раздраженно прервал его Веригин, - что еще?
   -Есть еще один интересный момент, Семен Алексеевич, Мохов достал из папки какую-то фотографию, и протянул ее Веригину:
   -Этот человек, - пояснил он, - довольно часто бывает на интересующей нас автобазе. Установлено, что он представитель именно того концерна, который и перехватил ее у нашего московского шефа.
   -Так, так, - не слушая Мохова, бормотал Веригин, с интересом всматриваясь в фотографию, на которой был изображен выходящий из "джипа" пожилой мужчина. Неожиданно замер, - что-то неуловимо знакомое было в его лице.
   -А вот он же, только в укрупненном варианте, - Мохов протянул ему другую фотографию.
   -Не может быть, - в растерянности пробормотал Веригин и, сняв очки, уставился на Мохова.
   -Что-то не так? - беспокойно дернулся на стуле Мохов.
   -Нет, нет. Все нормально, - Веригин снова надел очки, и опять посмотрел на фотографию.
   -Да, постарел ты, Витя, постарел, - донеслось до Мохова, который с удивлением смотрел на своего шефа и, поймав удобный момент, добавил: "Этот человек встречался с майором Васьковым и отставным сотрудником госбезопасности, Калинником..."
   -Ну, что ж, - кивнул Веригин, отрывая свой взгляд от фотографий. - То, что с Калинником встречался, это не удивительно.... А вот, что с Васьковым, это уже настораживает. Да, кстати, - внимательно посмотрел он на Мохова, - Наблюдение за ними продолжается? И как с прослушиванием телефонов?
   -Все зависит от того, сколько заплатим. Вы же знаете, эти парни работают на свой страх и риск, так сказать, без нашей санкции...
   -Ты же недавно дал им приличную сумму, - перебил его Веригин.
   -Ну - у, - пожал плечами Мохов, - риск все-таки.
   -Хорошо, хорошо, - блеснул стеклами очков Веригин, - напомни потом, попозже.
  
  

 Ваша оценка:

Печатный альманах "Искусство Войны" принимает подписку на 2010-й год.
По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@rambler.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2010