ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Осипенко Владимир Васильевич
Комдив

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 9.47*15  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ещё один штрих к портрету Васькина и его друзей.

   Комдив
   Есть отцы, которые не любят своих детей,
   но не бывает деда, который не боготворил бы своего внука.
   Виктор Гюго
  
  Алексею Бахтоярову хронически не везло в своей семье на мужиков. Ну, жена-тёща, без вопросов. Две дочери уже давали повод всяким там Васечкиным проходиться на счёт бракодельства.
  - Пацана любой дурак сострогает, а я ювелир, - неуклюже и банально отбивался Бахтояров, - глянь, какие красавицы.
  - А что ты, бракодел, ещё можешь в своё оправдание сказать? Говорили умные люди дураку: либо сапоги не снимай, либо портянки нестиранные под подушку, а он "сам знаю - сам знаю!" - издевался Васькин, - ну, дознался?
   Тимофеевич стоически сносил насмешки, но осадок накапливался. Однажды не вытерпел и принёс домой кота.
  - Ну, что, девки, принимайте в семью. Васькой зовут. Теперь нас двое, мужиков, будет.
   И с такой гордостью он это говорил, что можно было подумать: не кота помойного, а давно потерянного и неожиданно нашедшегося родственника приволок. Женщины кота помыли, откормили. Тот обнаглел и начал метить квартиру как свою исконную территорию. Гадил во всё подряд и помногу. Смрад, не отмыть, не проветрить. Чем больше трут, тем больше этот гад старается! Довёл. Воспользовавшись отсутствием главы семьи, был бабами приговорён и по-быстрому стерилизован. Лёха воспринял это как плевок в душу, но приклеить колокольца назад было выше его сил. Поэтому пришлось смириться. Кот вроде и остался, но уже не мужик, по душам не поговоришь, не поймёт...
   Вторая волна невезения началась, когда дочери повыходили замуж и как специально начали рожать внучек. Опять ожили старые подковырщики:
  - Да ты племенной бракодел! На столько поколений заложил...
  -Не он - генетический!
  - Да кастрировать таких надо!!! Скоро служить некому будет из-за таких вот ювелиров хреновых!
  "Ну что ты будешь делать? Чёрт с ними, позубоскалят и успокоятся", - думал Бахтояров и даже не пытался отбиваться. Тихая мечта и надежда оставалась. И то сказать, полон дом народу и ни одного пацанчика! И тут, с третьего или четвёртого захода родился, таки, внук. Алексей Тимофеевич чуть с ума не сошёл от счастья. Не выпускал маленького из рук, когда был дома. Купал, гладил, страшно сказать, агукал и сюсюкал. Запретил всякие памперсы (у мужика всё там должно дышать) и просто балдел, когда внук обдувал его. Тот признал деда, не капризничал и привык засыпать у него на груди. Пока он засыпал, Бахтояров вместо колыбельной вслух строил планы: вот вырастешь, пойдёшь как дед в РКПУ, послужишь Родине в ВДВ, там меня знают, будешь расти и станешь командиром 7-ой дивизии... Спи, спи мой комдив...
  Так и повелось - "комдив, да комдив".
  Возвращается как-то Бахтояров с работы домой, а входная дверь нараспашку. Со стороны кухни музыка, а из детской не вопль, а тихий скулёж. Открывает дед дверь в комнату и видит душераздирающую картину - внук в своей кроватке уделался по самое не могу, размазал своё добро от пяток до макушки и уже не орёт, а сипит, бедный. Запах такой, что глаза слезятся, Васька чуть с ног не сбил, так из комнаты на балкон ломанулся проветриться. Врывается Лёха на кухню, а там внучки в углу возятся, за столом тёща, жена, дочь и две соседки шампусик с ликёром приговорили и только принялись за водочку. На холодильнике орёт телевизор, а они, перекрикивая друг дружку, спорят о чём-то своём - о женском. Посиделки в честь подруги из Новороссийска. Не успели леди обрадоваться появлению джентльмена (хоть будет, кому наливать), как он хрясь кулаком по столу, тарелки подпрыгнули, бутылки попадали, вилки жалобно звякнули об кафель пола. Бабы рот открыли, внучки испуганно притихли, а Бахтояров, бешено вращая глазами, заорал:
  - Вы, что, бабьё, совсем наглость потеряли? Водку жрёте, а командир 7-ой дивизии ОБОСРАЛСЯ!!!
   Виновница торжества - жена командира полка именно этой дивизии тоже подпрыгнула:
  - Что, по телевизору показали?!!
  Действительно, как тут в Москве узнать, что в Новороссийске случилось.
  - Какой, на хрен, телевизор!? Пойдём я в натуре покажу!
  ***
  Комдив подрос. Скоро три. На хозяйстве. Хватает трубку телефона.
  - Алё, слюсаю...
  - Позови деда, - просит Васькин.
  - Не могу, деда спит.
  - Что так рано?
  - Люся (бабушка) просил следить за ним, а я не уследил...
  ***
   Была у Алексея Бахтоярова ещё одна заветная мечта - это въехать в погожий праздничный денёк в родную Курскую деревню на собственной чёрной "Волге". Нормальная такая мечта. Тимофеич - мужик целеустремлённый и чёрная красавица у него, в конце концов, появилась. Как он ею гордился, как берёг и лелеял! Правда, и пользовал на 100% и даже больше. Как больше? Легко, объясняю: на работу, дачу, рыбалку, в отпуск, в лес семь дней в неделю и круглый год - это сто. Но даже в дни, когда никуда не надо, он спускался к своей красавице, благо ракушка была прямо под окнами, выкатывал наполовину из гаража, любовно протирал невидимую пыль, поддомкрачивал заднее колесо и аккуратно подсовывал под машину два сапога. Сам заходил в ракушку и объявлял по телефону сбор постоянным клиентам кафе "Ветерок". Клиентура была боевая, проверенная, поэтому проникала незаметно, бутылками не звякала, орала шёпотом, крякала после рюмки в полголоса, огурцами хрустела утробно. И мужские разговоры с автомобильным уклоном... Не жизнь, а песня.
  Жена Людмила долгое время не врубалась: как не посмотрит в окно - мужик под машиной лежит, часами что-то чинит. Даже жалела - спина не болит? А он не жаловался, наоборот, весёлый. Точнее навеселе. Потом одна гнида подсказала. Ладно бы баба, а то мужик и что ещё обиднее профессиональный водитель. То ли, татарча, завидовал, то ли обиделся, что не приглашали, то ли на звонке сидел и не мог, но высмотрел со своего балкона и по-соседски заложил.
   Короче, жена, в очередные выходные не поверила, что "надо ласточку подлатать немного", нагло отобрала ключи, прихватила дочку с Комдивом и укатила в близлежащий парк "на прогулку".
   Сладить с парнем, естественно, две клуши не смогли, выдохлись и засели кофейку попить, а его оставили сторожить машину. Кафе в парке на отшибе, тихо, по причине плохой погоды почти безлюдно, что может случиться со здоровым четырёхлеткой? С ним ничего и не случилось. Но пошёл снег... Тоже событие! Но он стал нагло падать на "Лёсину машину"! Комдив деда любил и соответственно относился к его вещам. Решение пришло простое и решительное - не бывать снегу на дедовой "Волге". Сказано - сделано. Пацан повертел башкой, увидел недоброй рукой строителя брошенный металлический уголок, взял его в две руки и стал сшибать снежинки на подлёте к машине. Заодно и те, которые к машине всё же проскочили. Снежинок много, но и Комдив не промах. У него закалка, руки-ноги новые, болячек не знают! Трудился на совесть, даже взмок. Снежинкам досталось! Заодно и дедовой любимице. Нет, стёкла, фары и зеркала остались целыми, но на чёрном благородном лаке появились какие-то белые чёрточки. Много и, что особенно огорчало, практически везде...
   Картина, которую узрели вернувшиеся с кофепития мама с бабушкой, почему-то их не обрадовала. Более того Люся сказала:
  - Дед нас убьёт!
  - Точно, но не сразу. Он нас на асфальт положит и будет туда-сюда по нам на своей "ласточке" елозить. Ванечка, что ты наделал?!
   Ваня греха за собой не признал, но просьбе самому рассказать деду о случившемся внял.
   Женщины подтолкнули Комдива к лежащему на диване деду, а сами от греха закрылись в ванной.
  - Как погулял, - спросил внука Бахтояров, отрываясь от телевизора, - не замёрз?
  - Не замёрз, деда... Только я тебе несяянно, немножко, кажется, масину поцарапал...
  - Как поцарапал, - насторожился Алексей.
  - Немного... несяянно...
   Идти открывать ракушку Бахтоярову не захотелось, да и футбол... Посмотрел с укоризной на внука, тем и ограничился. Зато утром из ракушки весь двор слышал призывный рёв марала:
  - Ё... Ни ... себе!!! Твою дивизию!!! Ба-а-а-абы!!!
   Но те предусмотрительно нашли повод слинять из дома до этого исторического события. Заодно и Комдива уволокли... Пометался Лёха в ракушке и погнал ласточку на полный перекрас. Там и успокоился...
  ***
  Комдив рос, мужал и умнел. Однажды вечером подруливает к Бахтоярову с загадочной физиономией:
  - Деда, у тебя паспорт есть?
  - А ты как думаешь?
  - А где он у тебя?
  - Слушай, чего тебя так мой паспорт интересует?
  Комдив уже девятилетний пацан, начал заводить рака за камень:
  - Так просто... Жалко детям паспорта не выдают... А вот ты бы, деда, что выбрал "Вальтер" или ТТ?
  Комдив знал слабое место заслуженного десантника - это оружие, и педалировал его на все сто.
  - Ну, это, что брать за главный критерий, - начал рассуждать Бахтояров, - Если надёжность и простота, то Токарев, без вопросов. С точки зрения баллистических характеристик и эстетики...
  Смотрит, а внук почти не слушает, в носу ковыряет. Ему на полном серьёзе пытаешься донести про настоящее, а он думает чёрт знает, о чём. Отправил учить уроки и забыл, с чего начался разговор.
   Через неделю курьер напомнил. Принёс домой коллекционного "Вальтера" по его - Бахтоярова - заказу. Точнее не по его, а с его паспорта заказу. Почесал дед репу и заплатил. А что оставалось делать?
  - Комдив, морда хитроумная, иди сюда! Так вот зачем тебе мой паспорт понадобился...
  - Деда, ты же сам сказал, что "Вальтер" круче...
  - Я те дам "Вальтер"! До чего додумался... Всыпать тебе, чтоб неделю не сел...
  - Что за шум, а драки нет, - спросила вошедшая в комнату Людмила, жена Алексея, - за что ты Ванечку пороть собрался? И что ты там за спиной прячешь?
  - Ничего... Так просто... Разговариваем...
  Про обновку ни гу-гу. Тема уж больно обоюдоострая. В квартире оружия на батальон не хватит, а роту легко вооружить можно. Бабы с ума сходят, куда не полезут, там автоматы, пистолеты, ножи, гранаты, патроны, кобуры и прочая абсолютно необходимая в хозяйстве хрень. Однажды подняли бунт и сгоряча утопили в толчке на даче "Шмайссера", ППШ и АКМС, до этого роскошно прибитые Алексеем в предбаннике 100 мм гвоздями. Гвозди - вот они, а шикарные муляжи не просто убраны или выкинуты на мусорку, а утоплены в дерьме! Всё! Караул!! Конец света!!!
  - А зачем ты детские рисунки содрал, когда свои железяки приколачивал? - попытались аргументировать свой бесчеловечный поступок женщины, вызванные на место преступления в баню для разбора полётов.
  -Что-о-о-о?! Железяки?! Оружие для тебя - жены офицера - железяки? Так, ты мне - не жена!!!
  -Папа...
  - А ты мне - не дочь!!!
  Глянул грозно на тёщу. Та благоразумно промолчала. Шваркнул дверью и был таков. Хорошо, если из бани в дом, а если в гараж? Укатит куда-нибудь горе заливать, ищи его потом по друзьям да кабакам. Разруливать пришлось Людмиле. Перехватила, действительно, в гараже.
  - Ладно, Лёш, не психуй. Достанем завтра...
  - Не завтра, а сейчас и не только достанем, но вымоем, вычистим, проветрим и на место повесим. Ясно?
  - Ясно - ясно... Вылезай из машины, пойдём я тебе рыбки нарежу...
  - Я сам себе нарежу, а тебя ждут великие дела. Противогаз в прихожей, как раз твой размер...
   На следующий день муляжи красовались на прежнем месте, но тема оружия по молчаливому согласию высоких договаривающихся сторон, деликатно обходилась.
  ***
   Была про Комдива ещё одна история, но рассказывал её Васькин.
  ... Выходной день не задался сразу. С утра пошли звонки. Что-то удалось отмести, а по одному вынужден был ехать на другой конец города. Хотел, как нормальный человек, поваляться на диване, посмотреть футбол под пиво с фисташками и на тебе! Обидно было даже не это, а то, что даже в выходной не удалось избежать пробок. Пятиминутная встреча грозила отобрать полдня. Чтобы не жечь зря нервы в такие минуты Алексей любил думать о внуке. Хитрый, бестия, растёт! Как вчера на мороженное развёл! "Зайдём в кафе, - говорит, - очень писать хочется". Только зашли он с порога: "Со мной не надо, сам разберусь. Ты лучше закажи себе что-нибудь, а мне ванильного..." Как будто не слышал, как бабушка наказывала перед прогулкой, чтобы "ничего холодного!"
  Звонок мобильного прервал размышления Алексея.
  - Ты где? - тоном заждавшейся жены рванул в карьер Бахтояров. - Срочно приезжай в наш парк.
  - Да я тут..., - попытался что-то промямлить Васькин, но был прерван на полуслове:
  - Комдив пропал!
  Через две сплошные, рискуя потерять права, Алексей Михайлович ломанулся в противоположную сторону. Он давно знал Бахтоярова и понимал, что такими вещами тот шутить не будет. Уже через десять минут Васькин слушал невнятные объяснения друга:
  - Представляешь, на пять минут в туалет отошёл... Он на этой карусели болтался...
  - Давно?
  - Минут двадцать...
  - Ну, и?
  - Оббежал всё вокруг - пусто! Как сквозь землю... Меня Людка убьёт...
  На Бахтоярова было жалко смотреть - бледный, мокрый как-то враз осунувшийся и весь из себя несчастный.
  - Правильно сделает, и ...я помогу! - поддержал друга в трудную минуту Васькин. А что ещё прикажете делать? Он бывал с Бахтояровым в разных ситуациях, но никогда не видел, чтобы тот так паниковал. - Вон менты - ПэПээСники, подойди, пусть своим дадут приметы, по радио объявят, "перехват" там какой запустят. Они сами всё знают. Иди!
   "Пусть лучше делом займётся, а то, глядишь, от переживаний Кондратий хватит" подумал Алексей и огляделся вокруг. В парке по случаю выходного и погожего осеннего денька народу было не протолкнуться. Васькин заметил в толпе несколько знакомых лиц, подошёл и быстро объяснил ситуацию. Знакомые - в основном соседи, такие же десантники-запасники поняли всё с полуслова. Возник штаб поиска. Разбили парк на сектора и прочесали. Пока искали, звонили знакомым. Через полчаса в поисках участвовали человек сорок. Выходы перекрыли, что своими силами, что с помощью милиции. Ближайшее метро тоже.
  Появились свидетели, видевшие Комдива. Особо напирала старушенция в сереньком пальто с воротником из драной кошки. Сухонькая, она имела кручковатый взгляд и такие же крючковатые пальцы, которыми цеплялась к собеседнику:
  - Я видела... Я видела...
  - Что конкретно?
  - Красненькая курточка и такая же шапочка... С женщиной пошла, а за ними трое чёрных... Я сразу догадалась...
  - Почему "пошла"?
  - Так - девочка!
  - Бабусь, мы пацана ищем!
  Но от местной Мурфул не так легко было отделаться:
  - Я и мальчика в красном видела, - она подтянула пальцами-крючками Васькина поближе и перешла на шёпот, - вон с тем толстым.
   При этом скосила глаза на ...Бахтоярова.
  - Так он и ищет внука! Всё, бабушка, не мешайте.
  - Я мешаю?! - искренне возмутилась старуха, - сами спрашивали, а теперь - "я мешаю"!!! Да вы кукиш в собственном кармане не найдёте! Я мешаю!!!
  Она ещё долго кружила в толпе, подходя то к одному, то к другому и изливала своё возмущение.
  Парк прочесали в третий раз. Со всей тщательностью, с заходом в кафешки, осмотром самых укромных мест и припаркованных автомобилей.
   Дважды сделали объявление по громкоговорителям, но без особой надежды - женщины визжат на каруселях, как недорезанные, каждый аттракцион со своим, хотел сказать музыкальным, но на самом деле шумовым оформлением и тут ещё под боком картингисты на своих бешенных табуретках без глушителей носятся. Когда очередной проносился мимо, приходилось на ухо наклоняться, чтобы услышать друг друга, а что там радио говорит - вообще разобрать невозможно.
  Подъехал знакомый подполковник - начальник РУВД. Поднятый по тревоге Васькиным, он как мог, успокаивал Бахтоярова.
  - Да не переживай ты, Алексей Тимофеевич, найдётся. 90% всех пропавших детей приходят сами или их отлавливают на вокзале.
  - А оставшиеся 10%? - спросил Васькин.
  - По-разному... Кого вообще не находят, кого уже мёртвыми...
  Подполковник запнулся на полуслове и покосился на Бахтоярова. Васькин пожалел о своём вопросе и теперь не знал, как сгладить неловкость.
  - То остальные, а то - Комдив! У него знаешь, какая закалка!?
   И так на безрадостное лицо Бахтоярова, казалось, набежала туча.
   В воздухе витает всеобщая тревога и предчувствие большой беды. Только вчера по телевизору про пропавшую и в последующем найденную мёртвой девочку рассказывали. И не просто так, а прямо смаковали журналисты новость со всеми подробностями, фотографиями и по всем без исключения каналам. Никто не говорит, но каждый этот сюжет в уме держит. На Бахтоярова страшно смотреть того и гляди с собой что-то сделает.
   Хотя уже не успеет... Разрезая толпу, в распахнутых пальто и сбившихся причёсках к нему прорываются две женщины - мама и бабушка. Пора спасать друга. Васькин вовремя втиснулся между Бахтояровым и женой - Людмилой. В глазах у неё стояли слёзы, уголки рта опущены, платок на шее сбился в сторону - всё говорило о высшей степени решимости и готовности на крайние меры.
  - Как ты мог? Как ты мог!!! - твердила она и пыталась обойти препятствие.
  Бахтояров молчал, и готов был принять на месте самую лютую казнь. За этим не заржавело бы, но, пока Васькин успокаивал Людмилу, инициативу взяла дочь.
  - Пап, где?
  - Вот на этой карусели, я только...
  - Когда?
  - Больше часа...
  - Что карусельщик?
  - Ничего. Высадил, помнит, а куда пошёл, не заметил.
  Молодая женщина решительно вытерла глаза, окинула, казалось, невидящим взглядом парк, добровольных помощников, карусель, близлежащие площадки и, не говоря ни слова, пошла сквозь толпу. При этом, на самом деле, она смотрела очень внимательно и странно крутила головой, словно стрелок, пытающийся удержать в прицеле подвижную цель. "Не хватало, чтобы ещё и у дочери крыша поехала", - подумал Васькин. Особенно он укрепился в этой мысли, когда та перемахнула через лежащие на земле покрышки и, разбросив руки в стороны, перегородила трассу картингистам. Первая же "табуретка на колёсиках" взвизгнула тормозами, крутанулась вокруг своей оси и упёрлась в покрышки. Далее события развивались вовсе неожиданно - женщина решительно подошла к карту и схватила гонщика за шлем, словно, за какие-то неизвестные обществу прегрешения решила оторвать ему голову. Первое желание у окружающих было броситься на спасение несчастного. Однако не успели - голова уцелела, но когда шлем всё-таки оказался в руках, все с изумлением увидели взъерошенную голову ...Комдива!
  - Слава Богу! - вздохнула Людмила и вздох этот в разных интерпретациях подхватили все женщины, участвовавшие в поисках.
   - Ну, Комдив даёт, - прокомментировал Васькин, наблюдая, как Бахтоярову возвращается нормальный цвет лица.
  - Как?! - развёл руками начальник ГУВД, - там же из карта один шлем и торчал!!!
  - Она же мать! - вразумил недогадливого профи кто-то со стороны волонтёров.
  - А где же красная курточка? - спросили самые язвительные.
   Так вот она - под попой... А шапочка в кармане. И объяснение выглядело более чем логичное.
  - Деда, сам сказал, "вот тебе деньги и катайся, где хочешь", - сказал спокойно Комдив, которого тоже удивило всеобщее внимание и та тщательность, с которой мама ощупывала его.
  - Ты сколько ему денег дал? - поинтересовалась у Бахтоярова жена.
  - Сколько-сколько? Была одна бумажка... отдал её... 5 тысяч...
  - Вот он на все катание на картинге и прикупил, а ты - разведчик хренов - чуть единственного внука не профукал!
   Однако в этих словах было больше тепла, чем угрозы.
  Бахтояров прокашлялся и попытался обратиться к толпе.
  - Мужики! - Женщины, которые составляли почти половину присутствующих, прыснули и переглянулись. - Друзья! - Бахтояров мучительно подбирал слова и после паузы только выдохнул, - спасибо!!!
   Мужики почувствовали его состояние и не дали расслабиться:
  - Спасибо на хлеб не намажешь!
  - Гони поляну!
  - Прямо тут! Не, лучше в тех кустах, там потише... Комдив, у тебя ещё что-то осталось, закуску подвезёшь?
  У всех с плеч свалился огромный груз, готовы были шутить и подковыривать друг друга. Но у Лёхи, похоже, от страху и чувство юмора переклинило, поэтому стал приглашать:
  - Вы меня знаете... и место, - Бахтояров оглянулся на жену, - тоже. Заходите...
  - Можно подумать, ракушечный конспиратор, я про твой "Ветерок" не знаю, - добила Алексея Людмила, - зови лучше домой или вон в кафе.
   Никто никуда не пошёл. У всех были свои большие и маленькие дела и не ради возможного угощения они их бросили. Да и получили они своё вознаграждение в виде сопричастности к хорошему реальному делу, так счастливо к тому же разрешившемуся. И ещё. Все остались в уверенности, что, не смотря на уродливые гримасы времени, когда ребёнка на минуту страшно оставить среди людей, вокруг есть соседи, знакомые, настоящие друзья, готовые откликнуться по первому зову. Разве это не награда?
   ...Васькин сел за руль и вспомнил, куда собирался. Напрочь отшиб память Комдив со своим катанием, Алексей даже не догадался перезвонить. Часы показывали, что безнадёжно опоздал. Уже сейчас, а он ещё практически не отъехал от дома. Выезжал же с запасом и на тебе! Как объяснить важному контрагенту из Германии своё опоздание. Они же там подвинуты на педантичности. Взял в руку телефон, но тот сам разразился нарастающим сигналом.
  - Здравствуйте, господин Кешке, - начал Васькин прежде, чем приступить к объяснениям, но его перебил звонивший.
  - Алексей Михайлович, простите, что заставил напрасно ждать. Понимаете, у меня внук кастрюлю на голову надел... Не можем снять. Целая проблема. Вот ждём спасателей... Может, перенесём встречу на завтра?
  - Хорошо, давайте завтра в то же время, - ответил великодушно Алексей, подумал и добавил, - у меня тоже внук, правда, друга битый час прятался от толпы народа с ...горшком на голове.
  - Внуки... Они могут... Простите звонят в дверь... До завтра...
  Вот так всегда, то внука хочется до слёз, а получил - не знаешь, как сначала на горшок усадить, а потом, как этот горшок с головы снять.
  

Оценка: 9.47*15  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018