ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Паршиков Иван Юрьевич
Полоса нестабильности.

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 5.41*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Неизвестное об известном. Взгляд солдата.

   Неизвестное об известном. Взгляд солдата.
  
  
   1978 год. Империя, раскинувшая свои границы от Северного Ледовитого до Кушки и Термеза, от середины Европы до Тихого Океана, спокойно живёт и богатеет. Зовется она - СССР, но под этим названием, если поскрести, можно обнаружить другое, исконное название - Российская Империя. Являясь второй сверхдержавой, имея полмира в союзниках, она не боится ничего.
   Мощная армия, вооруженная современным оружием, в том числе ядерным, является залогом мира, во всем мире. Цветущая страна, добрый народ, что еще надо? Но глазам простого народа не видно, что внутри организма, под названием СССР, завелись паразиты, сосущие кровь и медленно обвивающие страну гнилью. Пройдет всего тринадцать лет и Империя исчезнет с карт мира, без войны, без военного поражения. Просто исчезнет и всё. Еще не было Афганистана, но предпосылки к нему были и рассказ об этом.
  
   Итак, 16 декабря 1978 года. Узбекистан. Фергана. Расположение десантной дивизии*. 22.00. Уже стемнело, в Средней Азии по вечерам, вообще рано темнеет. На улице резко похолодало, это дают знать о себе горы, окружившие Ферганскую долину. Небо темное, без единой звездочки. А в казармах десантников заканчивался очередной день службы. День выдался тяжелым, были прыжки, потом укладка парашютов. Так что вымотались хорошо солдаты, особенно молодые, ранних призывов.
  
   - Рота отбой, сержантам проверить заправку обмундирования,- раздалась команда дневального по роте. Сержант Василий Иванов, вместе с сержантом Лыжовым, стоят на центральном проходе. Один из них Василий, высокий под метр девяносто, блондин, худощавый, правильные черты лица, другой коренастый брюнет, на лицо симпатичный, портило только одно, на лице у него было много прыщей. Смеясь, ему часто предлагали заняться рукоблудием, ведь, мол, прыщи от великой мужской силы. Они одеты по полной форме. А как же, ведь Василий исполняет обязанности старшины роты и проведение вечерней проверки на нем, Сергей же, замок* первого взвода. Все уже, за исключением сержантов и так лежали в кроватях.
  
   Пока горит свет, рассмотрим казарму, хотя дежурный по роте уже тушит свет в кубриках. Васькина казарма представляла собой длинное одноэтажное здание, разделенное на три казармы. Вход в роту был с торца здания. Говорили что в ней, были конюшни Буденного, но Васька не верил, больно хорошее здание было. Стены в казарме побелены известкой с желтым колером, на окнах короткие занавески. Сразу влево от входа была бытовка, а справа сидел царь - ротная канцелярия капитана Землянухина Геннадия Дмитриевича, далее слева оружейка, а справа кладовая-сокровищница старшины прапорщика Владинцева Олега Семеновича. Потом шли кубрики взводов, с двухярусными кроватями. Ленинская комната, туалет и опять кубрики. Отопление было печное - газовое, в углах кубриков стояли высокие металлические печи до потолка. Были специальные солдаты, которые топили, вообще хорошо зимней ночью спать, уютно, печи гудят, как дома. Но топить еще не начали и в казарме было прохладно.
  
   Василий прошел по центральному проходу, кругом тишина, прерываемая скрипом сеток кроватей. С потолка едва лился блеклый свет дежурного освещения. Сержант вернулся к тумбочке дневального и дежурный, сержант Бортников Димка, земеля Васькин, со словами: - Вась, распишись,- подал квиток расхода людей.
   - Ну что Серёг, пойдем в каптерку,- обратился Василий к Лыжову. У них в планах было печатанье фотографий. Днем ротный, другие офицеры и возможности напечатать фотографии не было. Открыв дверь и зайдя в каптерку, Василий посмотрел на окно: "Так, светомаскировка опущена, дежурный по части не увидит". Окно кладовой, действительно, было закрыто плотной, черной тканью. Каптерка, представляла собой комнату, в которой вдоль одной из стен шли сплошные стеллажи, закрытые вместо дверок, шторами из белой ткани. Слева от двери такие же стеллажи до потолка, а справа рабочий стол старшины, сейчас все письменные принадлежности были убраны, в центре стола стоял фотоувеличитель, ванночки с проявителем и закрепителем. В углу за столом, полуовал газовой печи, там старшина любил зимой посидеть.
   - Вась, покурим?
   -Давай, спешить некуда.
  
   Закурили. И пошел разговор, о том, что служить полгода, не заметишь, как пролетят, "дембелей" осталось человек десять и они такие шелковые стали. Покурили и, потушив свет, включили красный фонарь, начали печатать фотографии. Работа шла споро, фотографии получались хорошие, слышались довольные реплики сержантов. Ведь они, фото, делались на "дембельские" альбомы, а это был один из атрибутов "дембельского" статуса. Василий хоть и боролся с дедовщиной, но в хорошем смысле, как уважение к старослужащим, обучение молодежи, те же альбомы и форму "дембельскую" он признавал.
  
   Вдруг, тишину спящей роты, нарушила сирена. "Тревога? Какая на хрен тревога?",- мелькнуло у Василия. Но услышав крик дневального:- Рота! Подъём! Тревога! - чертыхнулся:- Черт! Тревога!
   - Серега сворачиваемся, ротный придет голову мне открутит,- слова Василия и в красном свете фонаря, ведь свет включать нельзя, фотографии засветятся, они начали беспорядочно рассовывать ванночки по нишам. А меж тем в роте: сирена, стук и грохот падающей на подоконники светомаскировки, суета, команды сержантов, крик дневального:- "Оперативная группа получать оружие и боеприпасы". Дежурный по телефону, получив подтверждение, заблажил, да так, что перекрыл голос сирены: - Рота! Боевая Тревога!!!
   -Ни хрена себя!- такой команды за полтора года Василий не слышал.
   -Война Вась, что ли?- воскликнул Сергей, ведь обычно об учебных тревогах, солдатский телефон доносил заранее, у писаря в штабе уши есть.
   -Всё бросаем на хрен, побежали,- Василий, схватив ключи от ящиков с боеприпасами, они хранятся у старшины в столе, намётом вылетел к ружпарку. Описывается долго, на самом деле прошло меньше полминуты с момента взвывшей сирены.
  
   Пробегая к оружейке, которая тоже звенела звонком, ведь дежурный уже вскрыл дверь, Василий увидел, что практически все одеты. Оперативная группа, в которую он тоже, как начальник аппаратной входил, построена у ружпарка и дежурный ждет его команды на выдачу оружия. Кивок, разрешающий дежурному выдачу, сам же за свой АКС-74*.Рядом стуки выхватываемых автоматов из пирамид, крики. Быстро, не выходя, экипировался, противогаз, подсумок, штык-нож, а эрдешка* с вещами лежала в аппаратной, и к ящику с боеприпасами, открывать на выдачу. Ведомость с подписями о получении, лежала поверх автоматных магазинов. Опять команда:
  - Водителям убыть в парк!
  Вообще действия по тревоге в роте, были отработаны до автоматизма. Ротный Землянухин умел тренировать, крик дневального:
  -"Таракан*" идет,- являлся сигналом "Тревога" для людишек роты. Ротный идёт! Солдаты его боялись, но любили и уважали.
  
   Время летело быстро, выдача боеприпасов, различные распоряжения и вот Василия кто-то сзади дернул, оглянулся: "Удмурт" стоит', - водитель его аппаратной, Майоров Альберт Федорович, однопризывник:- Вась, машина готова, поехали!
   -Молодец Алик,- так Василий звал своего друга, когда настроение было, а так "Удмурт". Запрыгивая в кабину, перед этим заглянув в передний отсек кунга, Сашка Волин из Маров и Семен Петров сидели в кунге - экипаж.
   -Алик, давай в штаб, к секретке,- спецаппаратура сдавалась в неё, потому что боксы оперативной группы, не охранялись караулом, а только сторожевым постом. А у самого в голове: "Что за тревога, неужели, правда война?",- и в душу медленно заползал азарт, смешанный со страхом. Хотя, какой страх в девятнадцать лет? Азарт и желание повоевать.
  
   Ведь все они были воспитаны на героях Великой Отечественной и Гражданской войн, мечтали об их подвигах, ставили в уме себя на их место. Мелькнуло в памяти: "Родители, девушка, село",- но сразу же выскочило: "Так, три комплекта аппаратуры, балетку с ключевыми документами. Блин, ещё в штаб дивизии за своим прицепом". На дивизионном узле дизель был в ремонте и по приказу командира Васькин прицеп с автономными движками был передан в резерв, для электропитания. Сейчас нужно было забирать. Всё в секретке получили быстро и тут же загрузили в задний отсек. Двинули к штабу, ехать было недалеко - метров четыреста. Летели по центральной аллее, в другое бы время за это бы наказали, но не сейчас, сейчас было важно время. Везде, а дальше шло расположение пехоты*, была суета, куда-то бегом, хотя понятно и так, в парки к боевым машинам, выдвигались солдаты в полной экипировке. Проехали "булдырь*" "Голубые купола" и вот он штаб гвардейской дивизии. Штаб располагался в красивом пэ - образном, двухэтажном здании. Подъехали с тылу к воротам во внутренний дворик, но там вышла заминка. Как обычно у нас у русских бывает - ключ от замка никак не могли найти. Хотели ломать замок. Наконец нашли, споро зацепив прицеп, обратно в батальон.
  
   Там уже оперативная группа была выстроена: кашээмка, релейка* и телеграфная аппаратная. Взводный, лейтенант Лукьяненко*, с позывным "Чебурашка"(из-за ушей), накинулся на Ваську, мол, почему так долго? Тут же не слушая объяснений, приказал произвести маскировку фар и вперед за ним в район ЗКП*. Командный пункт штаба дивизии располагался за городом в десятке километром. Проезжая вдоль военного городка, Васька увидел, что параллельные улицы начинают заполняться рычащей, дымящей отработанным топливом, техникой состоящей из бронемашин* и шестьдесят шестых газиков, десантного варианта. К некоторым были прицеплены пушки и минометы. Опять зашевелилась мысль: "Неужели война? Неужели и нам придется?",- и азарт, азарт, или как сейчас говорят, адреналин. Правда, Васька тогда этого слова не знал. Темные улицы, освещенные фонарями, выглядели угрюмо, особенно когда поехали по окраинам. Выглянувшая луна осветила картину: с двух сторон улиц возвышались высокие глиняные желто-серые заборы - дувалы, маслянисто блестели полупустые арыки, шедшие вдоль дувалов, и вековые деревья рядами вдоль них. И только железные двери-ворота покрашенные разной краской, с узорами показывали, что это жилье, а не какая - нибудь крепость. Проехали аэропорт с аэродромом и выехали из города. А там уже, по - прямой, рукой подать пять километров до цели марша.
  
   Запасный командный пункт дивизии располагался на дивизионном учебном центре. Он представлял собой бетонный бункер, закопанный в землю, с десятком комнат для штаба и одна комната под узел связи. Всякие системы жизнеобеспечения, как-то автономная вентиляция, или герметичные двери, массивные, знакомые по фильмам о немцах, отсутствовали. Васька, попав первый раз сюда, был сильно разочарован. А что вы хотели? Строительство "хап" способом, руками не специалистов, а солдат. Государство всегда экономило, казалось бы, на мелочах. Потом, правда, эти мелочи выливались в реки крови. Но с другой стороны, зачем десантной дивизии массивный, заглубленный КП? Ведь она, загрузившись в самолеты, должна вылететь в тыл врага. Впрочем, об этом Васька не думал. Сейчас думать было некогда, нужно разворачиваться и набирать связь, правда связь громко сказано, в дальнейшем Василий служил в полку связи, вот там была связь! А здесь закрыть три телефонных канала: со штабом дивизии, штабом авиаполка и штабом округа. С полками же только радиосвязь.
  
   Всё, прибыли на место и сразу же не дожидаясь команды, по местам. Места развертывания и капониры всё знакомо. Поэтому пошло развертывание. Действовали быстро, слаженно развернулись, подключили абонентскую сеть. Невдалеке развертывали свои массивные антенны релейщики - послышалось тарахтение их движка.
   -Альберт, давай питание*!- затарахтела удэшка* и тут же заглохла.
   - "Удмурт", сука, давай, а то...!- Василий не договорил- дыр,дырр, дырр... завелся второй, и в аппаратной появилось электропитание, и тут же "поплыло", сработала автоматика отключения. А удэшка то завоет, то начинает глохнуть. Василий кинулся к движкам, там копался Альберт, пытаясь отрегулировать работу движка. Видя, что ничего не получается, сержант пнул своего водителя и побежал к релейщикам. Хотя, по правде говоря, там был не один пинок. У автора и сейчас стоит перед глазами, торчавшая из полуприцепа, задница Альберта, по которой Васька не единожды заехал сапогом. В ответ слыша, с чуть слышимым марийским акцентом:- Пошёл на хрен! Не надо было отдавать прицеп. Прости Альберт!
   -Петь, давай от тебя, запитаем мою, - просьба к релейщику.
   -Не потянет, а впрочем, давай попробуем.
  
   Запитали, протянув кабель и релейный движок взвыв, заглох. Вообще-то в релейке их было два, но один не работал. Василий закурил и увидел сверкнувшие фары машины, направляющиеся к узлу: "Начальство?". Из радийки выпрыгнул взводный и к Василию:- Где связь? Васька: 'В п...е!',-и вслух огрызнулся:- Не хрен было отдавать движки!
   -Сержант, много на себя берешь,- осадил "Чебурашка" и бегом направился к, скрипнувшему тормозами, УАЗу. Из него вылез начальник штаба капитан Глушков, которого в части боялись и уважали. Лейтенант доложил.
   - Иванов, ко мне,- заплетающимся голосом скомандовал энша: "Наверное, из-за стола выдернули?",- подумал Васька.
   - Где связь? Сейчас штаб приедет,- сразу же перешел на крик Глушков: "Да, блин, все на нервах!",- удивился Васька, ведь он никогда не слышал, чтобы энша кричал: "Где, где, а хрен его знает, где! На релейке висит. Точно, что-то серьезное'",- мысленно сержант.
   - Сейчас сделаем, товарищ капитан,- развернулся и побежал к своим движкам.
   -Застрелю, на хэй, если через пятнадцать минут не будет связи,- вдогонку сорвался опять на крик капитан: 'Ого! Шуточки'.
   -Альберт, что?
   -Щас, Вась, будет,- и точно завелся, и заработал ровно без перепадов. Через десять минут каналы были закрыты. А еще через десять, приехала оперативная группа штаба и пошла работа. Утром, от имени начальника штаба дивизии, узлу объявили благодарность. Связисты занялись обустройством: маскировка, режим охраны, боевое дежурство.
  
   На рассвете приехал ротный, капитан Землянухин, ведь он был с основной частью роты. Дал команду собрать свободных от дежурства, поблагодарил за отличную работу по тревоге и рассказал собранным солдатам о том, что в Иране беспорядки, к власти рвутся исламисты. Сейчас у нас добрососедские отношения, но с приходом, так называемых революционеров, всё изменится в худшую сторону. Да и американцы воспользуются нестабильной обстановкой. В Персидский залив американцы ввели свой флот и могут войти в Иран. Если это произойдет, мы войдем с Севера.
   В конце он сказал:
   - Ребята!- сделав паузу, осмотрел своих мальчишек-воинов, ведь даже взводному, самому старшему из них, было двадцать один год:- Иранская армия одна из сильнейших в регионе, вооружена в основном современным американским оружием, так что это крепкий орешек, и еще, не забывайте американцев, возможно, придется воевать на два фронта. Я не знаю, чем всё это закончится, но думаю, мы с вами,- закашлялся, видно в горле запершило, хотя в этот момент, слушая своего Ротного, у многих першило:- Выполним любую задачу, поставленную командованием и Родиной. И помните, мы русские солдаты! - закончил Геннадий Дмитриевич, после чего дал команду заниматься своими делами.
  
   Все расходились непривычно притихшие. Вернувшись, Василий сел на складной стульчик под масксетью, закурил, и тут Альберт с вопросом:
  -Что Вась, накрылся наш дембель?
  -Всё может быть.
  -А я хочу повоевать,- возбужденно заговорил "Удмурт":- У меня дед два ордена имеет, мне тоже не мешает медальку на грудь повесить. Завязался разговор, из которого выходило, что все не прочь повоевать. Тут же к ним присоединился Сашка Волин - "Туркмен", как его кликали, он дежурил в переднем отсеке на коммутаторе, со словами:- Тоже не прочь.
  
   Потекли будни боевой готовности "Полная". Пехота*, зашвартовав технику, стреляла днем и ночью, ходила в атаки, рыла окопы. А связисты, что связисты - интеллигенция. Проводить занятия с оперативной группой прибыл замкомроты старший лейтенант Колоненков*. Интересно проводил и вообще с ним, сразу же стало веселее. Отличный мужик! Занятия, боевое дежурство. Занятия были строгой направленности. Учили основательно, вбивая в головы:
  
   - Иран, народ, культура, язык, армия.
   -Если войдут американцы, то они разместят свои ракетные базы у нас под боком.
   -Мы не можем этого допустить.
   -Мы должны защищаться.
   - Мы должны для защиты южных рубежей войти в Иран.
   -Советский народ - мирный народ, но его безопасность превыше всего.
  
   Выдали на руки русско-иранские разговорники. Меж тем из части доходили слухи:
  
   -Что приостановили увольнение в запас "дембелей".
   -Что все полки и части дивизии расположенные кроме Ферганы, в Оше, Чирчике, Азадбаше, Коканде тоже на аэродромах сидят.
   -Что вся десантируемая техника зашвартована, боеприпасы, продовольствие, стоят готовые загрузиться в самолеты. Весь личный состав там же, в готовности.
   -Что на наши аэродромы, сели еще дополнительные полки Ан-12-х и Ил-76-х.
   -Что Кировобадская десантная дивизия тоже поднята по тревоге.
   -Что весь Закавказский военный округ в "Полной Боевой Готовности".
  
   Из политинформаций:
  
   -Шах и его правительство, не контролирует обстановку в стране.
   -Армия пока на стороне шаха.
   -К власти, скорее всего, придет имам Хомейни. Это плохо.
   -Американцы стягивают разведывательные спутники.
   -Американские боевые самолеты летают вдоль границ Ирана, поднимаясь с авианосца.
   -В район Персидского залива спешат еще две АВУГ* американцев.
  
   В воздухе висел только один вопрос:- КОГДА?
   А "КОГДА" не наступало.
  
   Через десять дней экипажи подменили и привезли в баню. Наученное летним случаем*, командование строго следило за помывкой солдат. Васька был поражен переменой произошедшей с частью. Всё как-то посуровело, вымерло, городок обезлюдел, все возле аэродрома, в готовности. Внутренний наряд с оружием. Сразу в памяти строки песни - "Вставай страна огромная, вставай на смертный бой". И морозцем по коже прошлось: "Война близко!". Хотя, когда ехали по городу, все было без изменений, всюду люди, смех, музыка. Никто не подозревал, что вблизи, ходит беда. Разве только жены офицеров и прапорщиков ночами одиноко плачущие в подушку. Плача, они не подозревали, что весь 1979 год, будет годом казарменного положения для их мужей, а к концу года, кому повезет, поедут в Германию служить. Остальные тоже за границу, только недалекую-За речку! Афганистан называется. Правда большинства из тех, кто попадет в ГСВГ, доля зареченцев не минует. Василий, видя беспечно гуляющий народ, девушек, детей думал: "Мы - защитники, мы защитим вас",- и гордость, гордость за принадлежность к одной из самых могучих армий мира. Что с мальчишки взять, молодо - зелено.
  
   После бани Васька совершил ошибку, решив заглянуть в роту. Вроде уже "старый" солдат, ан нет, нарисовался и получил от ротного по полной.- За бля@ство оставленное в кладовой,- по словам ротного. Тут и старшина, отозванный со сборов, помог. Дело было так, подойдя к роте, Васька, просунув голову в дверь, оценил обстановку: "Спокойно". И потеряв нюх, спросил:
   -Дневальный, ротный где?
   -Здесь я, здесь,- услышал сержант родной голос:- Иди сюда на цугундер.
   До Васьки уже дошел слух, что ротный грозился. А теперь сам в "пасть" пришел - дурак. Куда деваться? Пришлось, чертыхаясь про себя, выдвинуться в канцелярию, а там и старшина подключился. Ведь всегда найдется помощник в таком святом деле, как воспитание борзого сержанта. Улучив момент, когда родные командиры отвлеклись, Васька исчез от греха подальше. Это он уж за полтора года научился делать, исчезать с глаз начальства.
  
   А дальше, в канун Нового года, людей вернули в часть, оставив технику зашвартованной. Новый год встретили еще "Военной опасностью", а потом готовность снизили до "Повышенная". Через несколько дней, степень готовности перевели на "Постоянную". Васька, Васька Новый год встретил дежурным по роте- не хрен фотографии печатать по ночам. А потом ротный его простил.
  
   Вступал в силу новый 1979 год, год, когда Империя ввяжется в войну. А минул 1978 год, последний мирный год нашей с вами Родины!
  
  P.S- На фотографии: Ждут войну. Они готовы - один из них Васька, а второй Альберт. Левый крайний Илья Лобарев, из рассказа"Плох тот соддат".
  
  
   Продолжение следует:
  
   1. Полоса нестабильности. Вьетнам
  
  Стоял февраль 1979 года....
  ...Сидя в троллейбусе, рассеяно смотря в окно, Васька, думал: 'А всё-таки жизнь хороша',- сегодня его вызывали в политотдел дивизии и предложили без конкурса поступать в Московскую высшую школу комсомола. 'Надо поступать, ведь дурак уже два высших заведения было в жизни', - действительно за свою короткую жизнь, у него уже было пограничное училище и институт из которого Ваську отчислили за драку. А из училища сам ушел, тяжело показалось. Сейчас Васька ехал в увольнение к знакомым девочкам.
  
   Меж тем темнело, троллейбус подошел к очередной остановке, скрипя с шумом, открылись двери. Пассажиром на остановке оказался один солдатик десантник, первого года службы, судя по нашивке на рукаве шинели. Солдат зашел в переднюю дверь и, не глядя по сторонам, остановился 'А че это у него противогаз?'- мелькнуло с тревогой в голове.
  -Слыш земляк, а ты чего с противогазом в увольнение?- окликнул со смешком Васька. Оглянувшись и увидев здоровенного сержанта, сидящего на сиденье, солдатик подтянулся:
  -Товарищ сержант в части объявлена Боевая тревога!
  -Где у вас в пехоте?
  -Нет по всей дивизии, товарищ сержант...
  
  
   2.Полоса нестабильности. Афганистан (начало весна 1979г).
   3.Полоса нестабильности. Польша. (1981г)
  
  
  
  
   Примечание:
   Десантная дивизия- 105 гвардейская воздушно -десантная дивизия.
   Замок*- Заместитель командира взвода.
   АКС-74*-5.45-мм автомат Калашникова с складным прикладом.
   Таракан*- Прозвище ротного из-за усов. Здоровенный был мужик, настоящий десантник. Как воскресенье так в роту заявится и спорт.- Десантника, как и волка, ноги кормят. Марш бросок, или кросс, выбирайте,- его слова. Почему-то всегда получался марш - бросок, естественно "по нашему желанию".Впрочем, какая разница десантнику 3.000 метров или 10.000 метров, но с полной выкладкой.
   Эрдешка*- РД-54,рюкзак десантный.
   Пехоты*-345 гвардейский парашютно-десантный полк. Правда, ходили слухи, что его переименовали в броне - десантный, так как был на БМД. Впрочем, не знаю.
   Булдырь*- Солдатская чайная.
   Кашээмка* - Р-142д, командно штабная машина, десантный вариант
   Релейка* - Р-409 радиорелейная станция.
   Лукьяненко*- Лейтенант. Хороший офицер, молодой только в то время. Впереди у него был Афганистан, ранение, орден Красной Звезды.
   Питание*- Имеется в виду подача электропитания от движков с генератором, который вырабатывает электричество.
   ЗКП*- Запасный (заглубленный) командный пункт.
   Бронемашина*- Боевая машина десанта(.БМД).
   Удэшка*- УД-25, Двигатель Ульяновский с генератором на 4 киловатта.
   Колоненков*- Колоненков Вячеслав, замкомроты по ВДС, старший лейтенант. Впереди у него был Афганистан, орден Красной звезды. Ходили слухи, что два ордена.
   АВУГ*- Авианосно-ударная группа. Случаем*-Часть роты была летом на учениях более двадцати дней без помывки в бане и привезли с собой живность - маленькую, кусачую-вши называются. Через два дня вся рота зачесалась и только к концу недели, до командования дошло. Срочная дезинфекция.

Оценка: 5.41*5  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2017