ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Паршиков Иван Юрьевич
Кавказская линия, или Особенности дружбы.

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 5.88*25  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Рассказ старого эмэмгэшника.

   Серия "Парни из мотоманёвренных"
  
  
  
  
   Славься, Отечество наше свободное
   Братских народов союз вековой...
   Из гимна России
  
   *
  
  
  Праздник. Канцелярия, рюмка чая после торжественного, все поощрились, мы тоже, в основном - снять ранее наложенное взыскание. А как вы хотели, работая с личным составом и получать премии, ценные подарки, нет друзья, мы благодарим Бога за то, что наше еще не забрали. Хотя частенько так и бывает. Ведь личный состав, куда не целуй - везде попа. Сначала разговор, правильно, о женщинах, а после первой, вторая без промежутка пошла, третья за тех, кто ... и пошел разговор о службе. А что о службе, что да как, да кто разгильдяй, потом зашел разговор о дружбе народов. Ротный сразу же на любимый конек - туркмены, узбеки. А я рассказал о дружбе с осетинами.
  
  
   **
  
  
  Меня всегда поражало отношение осетин южных и северных к русским. Северные осетины наши российские, а южные, вроде как к Грузии, хотя они стремятся войти в состав России. Я общался с теми и другими, получается, что наши осетины гораздо хуже относятся к нам, чем чужие, грузинские, почему не знаю. Нет, конечно, наши осетины, которым от сорока и выше, с ними проблем нет. При встрече поговорят, помощь всегда окажут, хотя тоже субчики встречаются. Но молодежь - это что-то: смотрят свысока, разговаривают через губу, создается впечатление, будто мы для них люди второго сорта. С южными у меня мало было встреч. Расскажу один случай. Вот после этого случая и появилась возможность сравнить отношения тех и этих к нам, русским солдатам.
  
  Опять усиление, убыли сводной группой, численность примерно взвод, командиром старший прапорщик Сведлов Александр Викторович, я, как обычно, замом. Что о командире сказать, бывший "вован*", здоровенный, усы, добродушный, к подчиненным хорошо относился, одним словом, Командир с большой буквы. На инструктаже у начальника штаба поставили задачу: на стыке двух, нет, трех границ не допустить проникновения "душков". Спрашиваете, почему разнобой с количеством границ, объясняю: границ две, наша и грузинская, это де-юре, а де-факто три. Во, блин, нахватался в армии, как разговариваю - де-юре, де-факто! Ладно, южные осетины не считают себя в составе Грузии, грузин к себе не пускают, вот и получается три границы. Охрану своего участка осетины несут сами, хотя как несут, об этом ниже.
  
  Дело близилось к осени, потихоньку все увядает, но на "любимых" горках, все так же снег. Выдвинулись с утреца пораньше, на Урале, в движении особо не предохранялись, к обеду уже на месте. Гнездо для гнездования нам определили в десятке километров от стационарной заставы на стыке трех ущелий. Прибыли, осмотрелись: вокруг горы, красота неописуемая, вершины в снежных шапках, смотришь на них, аж глазам больно. Хотя это сейчас вспоминаешь о красоте, а тогда не до красоты было. Достали они нас, попрыгай почти каждый день по ним, как горный козлик, да еще в любой момент можно на свинцовую струю нарваться.
  
  Так, будем сидеть на пологом склоне горки. Далее низина болотистая и речка, не широкая, но течение. Вы знаете горные речки, вот и эта такая же, вода желтовато-бурая. Скажем так, мысли искупаться не возникало. Вот на эту низину и сходились три ущелья, обзор прекрасный, подступы - мечта. Да, дожились, в собственной стране первое, на что обращаешь внимание, это подходы, обзор и мысли об обороне. Ладно, теперь время для оборудования гнезда - до нас уже в прошлом году стояла такая же группа. Так что гнездо было готово, правда, разрушенное, но все равно лучше, чем самим копать заново. Сначала саперы, а как вы думали? Наши визави на подлянки всегда, пожалуйста, подложат, проверили - чисто, мин нет. Правда до нашего прибытия, здесь периодически пост с заставы выставлялся, но береженного Бог бережет.
  
  Гнездимся, палатка, печка, нары, в центре даже танцплощадка, бывало от скуки, танцевали. Урал, в готовый капонир, окопы, ходы сообщений - все готово, только нужно было подправить. Подправлять пришлось несколько дней, это рассказывать хорошо, а так мозолишек набили. Подправили, подчистили и все, можно "яйца" нести, гнездо готово. Спрашиваете, какие яйца, отвечаю? Разведовательно - поисковые группы (РПГ*) в составе: сержант - старший, снайпер, ну и еще один, подствольники обязательно. Тяжелого оружия с собой не брали, у нас на группу всего пара пулеметов было. В принципе, Чечня далековато, нас и садили на всякий случай, а вдруг.
  
  Про охрану лагеря говорите, да сдвоенный пост часовых границы и ответственный, я или Викторович, ночь пополам. Всё, вы же знаете, как чеченцы с осетинами - что-то там насчет кошки с собакой - поговорка есть, поэтому особо не стереглись. Да, еще "путанку" кругом, сигналки, мины, нет, не ставили, а зачем? И пошла служба, пару ежедневно разведпоисковых с утра и бывало одну группу с обеда в поиск, к вечеру все возвращались, иногда к ночи. Ведь ночью по горам не проханже, да и задачи такой не ставилось. Каждый раз по разным маршрутам, наблюдение противником не исключалось. Спрашиваете, чем свободные днем занимались? Вооружение раз, тренировки два, когда настроение было у Викторовича или у меня - занятия. Но, конечно же, попроще было, чем в составе эмэмгэ, там построениями, скажем так, замучают. Да много еще чего в голову Шугалову может взбрести, нет отдельно лучше, но скучно.
  
  И потекли деньки, утро вечера мудренее. Каждый день одно и тоже, говорите, проблем не было? Да почти не было, ну например, карт у нас не было. У начальника штаба карта отличная, все красиво, даже зоны уверенного радиообмена были указанны. А нам? А вы перебьетесь, все равно дорогу будете у местных спрашивать - как в анекдоте. Но "местные" здесь могли ответить автоматной очередью. Конечно, одна карта была, но и то копированная на плохоньком ксероксе. Вот на ней все было черно и ничего не поймешь, но мы недалеко, поэтому обходились.
  
  
   ***
  
  
  Третий день. Обед, а после обеда решил сам косточки проветрить, да и с маршрутом ознакомиться, Валерьевич в первый день сам сходил. У нас у погранцов с этим строго, по картам мы не.., впрочем, отвлекся. В группу - снайпером Яковлева Димку, волгоградца, правда молодой призывом, "одиночка" неплохой, и уфимчанина Эльдара Туркаева, призывом постарше. Все проверил, все при себе: оружие, патроны, гранаты по паре и к подствольнику, вода, пара консервов, галеты. "Моторолку" проверил, инструктаж у Викторыча. С Богом, тронулись. Погода так и шептала, ну знаете, по присказке - займи и выпей. Солнце светит, безоблачное небо, горы, но нам некогда на красоту смотреть. Подъем был тяжелый. Маршрут у нас был такой: на вершину поднимаемся, далее по плато влево и спускаемся ко второму ущелью, а там и лагерь. На вершину поднялись благополучно. Но, как в горах случается, только солнце и всё, тучи, дождик мелкий, мелкий, туман и сразу же видимость ноль. Хорошо плащи взяли, я заставил. "Моторолку" - "База" "База", только шипение эфира.
  
  Что делать? Спускаться назад, но, судя по тому, что видел по карте, тот спуск легче, ладно, раз поднялись, пойдем по задаче. Идем, но почему-то долго идем, а спуска нет, скоро темнеть начнет. Пару раз пытался связаться с лагерем, бесполезно, что-то с "Моторолой", даже хотел ее об камень. Нет, нельзя, потом плати, а цена у нее дай Бог. Все приплыли, в точку - блуканули. Спрашиваете, страшно стало? Нет, конечно, всякие ситуации были, я сам лично такую группу из-за границы доставал, как-нибудь расскажу. Отвлекся. Остановились, я пострелял вверх, тишина, только совсем видимость от дождя, в трех шагах ни зги не видно, да и темнеет. Возвращаться смысла нет, поэтому вперед по шпалам, блин по шпалам, по ним, правда, гораздо легче. Уже два часа, как нет связи, наверное, начали искать нас,- своим говорю.
  
  Ладно, вперед, тут и спуск, сердце у меня защемило, куда попали, Грузия, Осетия? Но точно не Россия, конечно лучше бы Осетия да не Южная, а наша. Моим пацанам что, идут и идут за мной, устали, правда, малеха. А я как в анекдоте помните, наверное: Иван Сусанин, куда ты нас завел? Пошли вы на хрен, я сам заблудился. Хотя я не приветствую глумление над нашей историей, не приветствую. Начали спуск, а спуск хреновый, с помощью ремней, пришлось еще от оружия ремни отстегнуть. Спрашиваете, о снаряжении горном, не было, веревок и тех не было. Сейчас разговор идет, что закупают комплекты альпийские, даже цену вроде слышал, сто сорок тысяч комплект, давно пора. Ладно, отвлекся. Спустились с горем пополам, правда, помогая своим, немного сорвался, ногу малеха распорол. Но это ерунда, горку порвал, муха блин, не сидела. Спрашиваете про "горку", комбез такой, горный, спецназовский, хлопок с чем-то не знаю, но удобный, плотный, свитер еще под ним и о`кей. Да, давали свитеры камуфлированные, но не всем, а тем, кто блатней и шустрее. А так за свои, но горку жалко, вот же народ, ногу свою распоротую не жалко, а тряпку жалко. Стемнело, куда идти, не знаем, да и опасно, ночуем.
  
  Нашли неплохой навесик скальный, типа грота, от ветра защищал и что главное, можно костерчик развести, не видно будет со стороны. Быстро сварганили ужин, да какой там ужин, пара банок консервов, даже не разогревали, а чаек, чай это свято, сделали. Распределил дежурства и сон, себе дежурство с трех до шести, самое шакалье время. Мимоходом мысль: "Наверное, поиски пока прекратили" Ночью, несколько раз просыпался, парни-то молодые, но ничего, дежурили честно. У нас с этим строго, многое можно простить, но сон на выходе, никогда. Раз попался, все, до конца службы ты отвержен, жестоко говорите, а иначе нельзя, на кону наши жизни.
  
  Только рассвело, тронулись, есть, конечно, охота, но ничего, привычные. Движемся сторожко, идем по ущелью, чуть ниже речка, не речка, наверное, больше на ручей широкий похоже. Вокруг красота, солнце всходит, деревья, зелень, валуны кругом, но нам не до красоты, идем по тропке и головы на триста шестьдесят градусов, я чуть впереди, не положено старшему впереди, но решил. Так, кусок газеты, стоп, кулак вверх. Присели, рассмотрели газету: русская - это хорошо, но старая - плохо, еще весенняя. Вперед, тут же стоп, пачка сигаретная "винстон", на русском опять, это уже плюс конкретный, скорее всего не Грузия.
  
  Внимание! Брех собак, аккуратно приблизились и селение нарисовалось. Хорошие кустики, залегли, оптику мне, смотрю, какой-то старик в нашу сторону. Пока он шел к нам, я деревню обследовал, деревня, как деревня, тройка десятков домов. Людей не видно, скотина кричит, печи дымятся. Старика, а это был, скорее всего, старик - пропустили. У них возраст трудно определить - потертая кожанка, длинная, кепка бесформенная, резиновые сапоги. Спрашиваете, почему не вышли навстречу старику? А не понравился он мне. Сидим дальше, вскорости парень показался. Пока шел, я в оптику - между двадцатью и тридцатью, джинсы, на ногах что-то, типа берцев, да волосы, копна на голове, симпатичный парень. Ждать нечего, сиди, не сиди, определяться надо. Снимаю снаряжение, оружие, выхожу навстречу, как раз, чтобы не смог убежать. Остановились оба.
  
   - Здравствуйте, я российский пограничник, заблудился, можно узнать, где я нахожусь, - вежливо так, руки на виду держу, чтобы не испугать. По виду вижу, парень обалдел, растерялся, потом разговорились, Аланом зовут, и мы в Южной, слава Богу, Осетии. Когда он понял, кто я, полез обниматься, на ломаном языке, страшный акцент, но все понятно, все в дружбе клялся, мол, мы братья на век. Тут же домой пригласил, а по дороге удивлялся, как мы прошли мимо их постов ополчения. Ведь они сразу же огонь на поражение, а потом спрашивают кто, если остается, кого спросить. Тут и я прибалдел, ведь я рожок опорожнил в воздух, неужели не слышали, странная охрана у них. Ну и, слава Богу, а то бы сейчас некому было рассказывать. Подошли к дому, пока шли, вымазались в дорожной грязи, ведь и у них дождь шел. Правда мы и так на чертей были похожи, грязная рваная форма, хотя в ручье умылись, но это не помогло.
  
  Дом прятался за забором, добротный каменный, наверное, прадед еще строил, много хозяйственных построек и все это огорожено высоким деревянным забором. А внутри, внутри бегала кавказская овчарка, размером с теленка, даже не теленка, а бычка. Подойдя ближе к дому, увидели, что он от возраста, как бы врос в землю. Алан сразу же нам умыться и на кухню, жена, или сестра, я не понял, сразу стол накрыла - сначала чай, лепешки, потом подогретый хаш - национальное осетинское блюдо, сделанное из коровьего желудка, предварительно вычищенного, подается горячим с чесноком, по вкусу напоминает наш холодец, только горячий - но вкуснотища. Хозяин выставил араку, но я отказался. Бойцы губешки раскатывали, кстати, за ночь салаги простыли, пришлось кулак показать. Пока ели у меня все мысль, уже пол суток нас ищут.
  
  Так оно и оказалось, через час после последнего сеанса связи со мной, час на разгильдяйство пошли искать. Группа поиска по нашим следам, до половины дошли, пошел дождь, туман, всё, назад. В отряд Викторыч не сообщал, уверен был, что я выберусь.
  
  После еды Алан сам проводил к пограничному переходу. Идти было не далеко километров пять. Прибыли к границе, про этот переход я слышал, "Портал" называется в просторечье. Километровый туннель в горе соединяет Россию и Осетию, в скобочки возьмем "Грузию". Подошли к шламбауму закрытому, из стоявшего вагончика, вразвалку вышел милиционер, сержант с автоматом и к нам. Увидев нас грязных, оборванных, но вооруженных людей насторожился и что-то гортанно крикнул. Тут же из вагончика еще двое ментов с оружием. Султан сразу же к ним, объясняет, жестикулирует, на нас рукой показывает. Потом, потом, проверив документы сначала, молодцы службу не забывают, в вагончик нас и стол сразу накрывать. И разговоры о дружбе с Россией, а потом вообще анекдот. Чуть ближе к туннелю, стоял ещё вагончик, как потом мы поняли, их погранцов. Услышав про русских, прибыла целая делегация погранцов, правда внешним видом они напоминали, ладно не буду о друзьях. Так вот, завязалась, чуть ли не битва за нас, а так как численный перевес был на стороне пограничников, нас забрали к себе в вагончик. Менты пообижались, а потом пришли со своим столом к нам.
  
  Что сказать о погранцах? Хорошие простые ребята. Вагончик у них был побольше, внутри печь, несколько двухярусных кроватей, пирамида с оружием. Ну и стол, на нем было все, чем богаты - мясо, овощи, фрукты ну и водка. Мои совсем расклеились, сопли, температура и я разрешил по сотке принять в медицинских целях. Пошли разговоры, в основном, о том, что грузины плохие, а русские хорошие. Сказав, что грузины плохие, я сильно приукрасил слова осетин, там были слова о сексуальной ориентации и много, много других слов. За разговорами время пролетело незаметно и тут за нами приехали. Приехал на УАЗе начальник заставы, которую мы усиливали, высокий, худощавый капитан. Спрашиваете, как ему сообщили? Да весточку передали с попуткой. Грузовые машины часто ходили, можно было уехать и самим. Только пришлось бы по одиночке, в кабинах мест на всю группу нет, я решил подождать, да и компания хорошая. Спрашиваете, а не получил ли я от командования звездюлей? Нет, конечно, ведь в погранвойсках действует один из принципов, по-моему, его ввела великая Екатерина - Победителей не судят. Ведь люди целы, оружие в наличии и даже пограничного инцидента не зафиксировано. Спрашиваете, искали нас на другой день? Да конечно с утра продолжились поиски, погода позволяла, а в двенадцать часов позвонили с заставы о том, что мы нашлись.
  
  
   ****
  
  
  Вот так я пообщался вплотную с южными осетинами и вынес после общения только теплые чувства к ним. Тоже самое, мне говорили друзья в разговорах. Да ещё, я как то из отпуска на поезде возвращался, еще на срочной. В поезде познакомился с парнем, осетином, он уволился и ехал, скажем, на дембель, хотя не правильное это слово. Звали его Хетаг, по русски, почти без акцента говорил, а до армии русского не знал - сам говорил. Вообще меня коробит смех, когда начинают смеяться над акцентом не русских. Сначала посмотрите на себя, много ли вы знаете языков? Вот-вот! Хетаг уговорил меня, к нему в гости заехать, время у меня еще было, двое суток. Поехали. Спрашиваете, не боялся ли я оказаться рабом, нет, такого не слышал, в Осетии нет, в других краях, да и много. Встретили радушно, угощали хорошо, сутки я погостил. Потом в отряд, провожая, все приглашали в гости приезжать. Единственно, что неудобно было, на русском там, никто почти не разговаривал, кроме Хетага. Хочу закончить мысль о языках, мы русские в основном знаем свой, а языки тех народов, среди которых оказались, не учим. Зачем, ведь почти все говорят на твоём родном. А потом смеёмся, мол, бестолковые - не понимают, хотя бестолковых тоже хватает.
  
  Через год на КПП отряда встречаю Хетага, устраиваться в отряд пришел. Я обрадовался, обнимать, но вижу не тот Хетаг, не тот. Разговаривает с ленцой, через губу, я выше про молодежь рассказывал, тоже самое, русские для него, по-видимому стали, впрочем, наверное, воспитали парня после армии. Нет, нет, больше его не встречал, увидев его отношение, пусть курит свой бамбук. Вообще у меня иногда появлялась мысль, может из-за того, что мы погранцы, такое плохое отношение, не знаю. Мужики, я закурю, а то что- то в горле запершило,- закурил. Воспользовавшись перерывом в рассказе, еще по рюмке "чая", закусив, все:- Давай заканчивай.
  
   - И вот я думаю, северные осетины прикрыты нами, а свое не ценишь, войдут южные в состав России и не начнут ли они, так же скажем, нехорошо относиться к нам, русским, как вы думаете? - закончил я.
  
  Тут же подключился ротный, это тоже его любимый конек. Ведь большая часть службы, у него прошла по окраинам империи, поэтому он считает себя знатоком дружбы народов: - Точно так и будет, вспомните братушек болгар, наши деды их освободили, а царем они избрали себе немца. А русские - мавр сделал свое дело, мавр может на все четыре катиться. Да и воевали в двух мировых войнах болгары против нас и сейчас пару тысяч пиндосов к себе зазвали. Вот она дружба! Знаете, кого мне напоминает Европа, женщину, которой нужен мужик. Мы ушли, бросили, а ведь в одном месте чешется. Сразу в крик - мужика хочу, пиндосы тут, как тут, - закончил ротный, посмотрев на часы: - Все мужики, на посошок и домой, семьи ждут. Да, забываю все сказать, ведь наш Димка Сившов служит по контракту в Осетии, твой Серега, - кивком на командира первого взвода:- Прислал мне по я,майлу письмо, приветы передает - остановился выходя из канцелярии, ротный.
  
   Примечания:
   Вован*- Внутренние войска
  
  
   Тот же воздух и та же вода
   В.Высоцкий.
  
  Все тоже, а дружба исчезла. В благословенные советские времена приезжал в любую республику и чувствовал себя, как дома. Сейчас, даже в России, такого чувства нет. Что произошло, может, не было никакой дружбы? Или враги посеяли рознь, но, скорее всего, рознь сидела всегда, глубоко спрятавшись в душе у нас. Не знаю.
  
  2008год.

Оценка: 5.88*25  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018