ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Паршиков Иван Юрьевич
Кавказская линия, или Немного о братьях наших независимых

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 5.25*29  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Мотоманёвренная группа (ММГ) - боевое подразделение в погранвойсках Р.Ф

   Серия "Парни из мотоманёвренных"
  
  
  
  
   В большой семье, хлебальником не щелкать
   Из солдатской поговорки
  
  
   *
  
  
  Утро. Канцелярия. Смотрим со старшиной новости по телевизору. Замелькали кадры о дне независимости Грузии. Парад, бронетранспортёры натовские едут, солдаты в парадных коробках, одетые в даренную, с барского плеча, форму. Рядом митинг оппозиции проходит, как в настоящей, демократической, независимой стране. Саакашвили довольный такой, лоснящийся, руку к голове в воинском приветствии приложил. Всё на западный манер. У нас же по уставу, к пустой голове, руку не прикладывают. Но это оккупанты придумали! А то, что двести лет жили по одному уставу, Мишу не волнует. Грузия теперь западная страна, она в НАТО стучится. И море флагов над головами. Старшина засмеялся и говорит: - А у меня тоже есть их флаг, трофейный,- и рассказал такую историю.
  
  
   **
  
  
  Северный Кавказ. Весна две тысячи пятого года. Вы, наверное, знаете песню - "Летят перелётные птицы"? Так вот, перелетные птицы собираются трогаться на север и эмэмгэшники* тоже, как птицы, только в обратную сторону, на юг и пораньше. Ведь перевалы в феврале открываются и сразу же появляются непрошенные гости. Знаете, наверное, поговорку про непрошенных: - Незваный гость, хуже...? Впрочем, не буду на нации переходить. Среди них у меня, кстати, море друзей. А поговорка, поговорка пошла со времен трехсотлетнего ига. Мы уже давно братья с ними, такие же, как с хохлами - бульбашами.
  
  Итак, получив задачу, мы убыли на усиление границы с Грузией. Правда, мы ехали уже на смену, наши там полтора месяца парились, меняясь через десять - пятнадцать дней, иногда бывали задержки. Ехали штатно. Командиром Сведлов* Александр Викторович, старший прапорщик, я и десяток бойцов. Естественно оружие: автоматы, пэкаэмщик* один, пара одиночек*. Тяжелого оружия не брали.
  
  Приехали. Обитатели вывалили встречать. Они уже четвёртую неделю кукуют, хотя смена должна быть каждые десять дней. Ведь это еще опыт войны показал - если солдата не сменили через десять дней с передовой, то его, или убьют, или ранят. Действительно, десять дней предел, потом внимание снижается и наступает притупление чувств и усталость человеческого организма. "Робинзоны" рады. Смена! Тоже наши, взводный, старлей Исхаков и сержант Руслан Калитин, друган мой. Он сейчас был на точке, мне предстояло сменить его. Ну и солдат десяток. База располагалась чуть в стороне от двух дорог, шедших на перевалы. С неё прекрасно контролировались три перевала, не обойти, не перепрыгнуть. Плюс точка, на которую мне предстояло идти, контролировала еще один перевал.
  
  Собственно база располагалась на высотке и представляла собой полуврытый в землю, "двухкомнатный" блиндаж, из земли только крыша торчала. Стены из бревен, короче сруб, закопанный в землю. Внутри большая комната, это спальное помещение с нарами, посреди печь и маленькая комната с двумя лежанками для нас - начальников. Освещение "Летучими мышами", пол земляной, нормально, жить можно. Мы налегке. Ведь заменяемые нам всё оставляют: матрацы, боеприпасы, оставшуюся еду, да много чего нам достается.
  
  Какая оборона базы была? Да по периметру окопы, сигналки кругом. Три ЧГ* с трех сторон, служба по четыре часа. Вот и вся оборона. Район ведь был спокойный, как оказалось до поры, до времени.
  
  Ладно, нужно спешить, мне ведь еще на точку идти. Затарились едой, боекомплектом и пошли, со мной еще пара солдат. Идти, судя по карте, пять километров, но это по карте, а на самом деле отмахали все десять. Ведь блин, подъемы, спуски, словом горы, прибыли только к вечеру. Руслан в бинокль, все гляделки выглядел. Показал он мне всё и остался ночевать со мной, не идти же ночью. Хотя можно, но все равно им днем уезжать, лучше мы здесь время проведем. Тем более, идя на точку, я подстрелил барсука, так, килограммов на восемь-десять. Поэтому с нами и остался, на жареху.
  
  Точка находилась на высотке, примерно на уровне 800 метров. Внизу, вдоль границы протекал горный ручей, широкий для ручья, с пяток метров. Граница шла, чуть ниже вершин гор, а напротив точки, вершина 2530, плато - это нейтральная полоса. На ней с советских времен стояла метеостанция, здание, построенное в виде шайбы с окнами бойницами. Построенное из валунов, капитальное здание. Не смотря на то, что это была нейтралка, грузины устроили там свой пост. Мы не возражали. Хотят на вершину лазить, пусть лазят. Тем более нейтралка с их стороны была. Жить нам предстояло в железной будке, сваренной из листов железа. Откуда она взялась, никто не знал. В ней находились две панцирные сетки от кроватей и маленькая печурка.
  
  Как отмечалась граница? Да выкладывались пирамидки из валунчиков и камней, краской раскрашивали, вот и все отметки. Расстояние между знаками - на прямую видимость. Ещё мимо точки проходила полуразрушенная дорога, шедшая к грузинам и имеющая ответвление к метеостанции.
  
  Осмотрелся. Доложил по связи, а надо сказать ещё, зона радиосвязи там неустойчивая, то есть, со мной можно связаться только тогда, когда я этого захочу (когда я поймаю связь). ЧГ выставил, теперь за жареху. Сготовили жаркое, поели немного, Викторычу оставил для передачи свежины. Вот и ночь, а ночь в горах быстро наступает, только солнце было и всё, темно, хоть глаз выколи. Вышли мы с Русланом покурить. Из Рязани он, белобрысый, веснушчатый, среднего роста, сложение коренастое. На лице улыбка и говорок рязанский, не исчез за годы службы. Срочную служил морпехом, потом в СОБРе, капитан милиции, теперь у нас сержантом. Во как жизнь бросает! Закурили и Русик начал рассказывать. Он по приходу сразу же хотел о чём-то рассказать, но некогда было.
  
  
   ***
  
  
  Итак, Руслана рассказ: - Толь ты знаешь, что братья наши независимые учудили?
   - Грузины что ли?- спрашиваю.
   - Да они, шутники, ох и шутники. Я же Витьку (сержант, контрактник) менял, он не захотел оставаться, как я на ночеву, сразу же увинтил. В первое утро я выхожу поссать.
   Уже рассвело, красота кругом, зеваю и. И захлебнулся! О! блядь! Что удумали сынки Саакашвили? Флаг свой вывесили. Толь, подумай, охота им на верх лазить, лазьте, мы не против. Но на нейтральной полосе, вывесить свой флаг? Это сверхнаглость! Забурели грузины. Ну, наглецы! Короче у меня слова исчезли, я даже не поссал. Лады, ребятишки устрою вам, не надо меня злить. Иш блин, независимые, да если бы мы, русские, их под крыло себе не взяли, то вместо грузин, бегали бы турки не по Грузии, а по Турузии. А теперь оказывается мы оккупанты. О! Бля! Ладно, отвлёкся.
  
  Весь день я изучал подходы, а в ночь выдвинулись с Серегой Поповских. Пошли по дороге, наверное, километров семь пришлось идти, напрямую то гораздо ближе, но не всякая прямая, ближе кривой. Вышли мы в ноль часов и у грузин были в четвертом часу. Аккурат самое время спать. Осмотрелись. Ни кого! Во блядь! Стража пограничная, одно слово самозванцы. Это же мы правопреемники зеленых фуражек СССР, а это самозванцы, так и службу несут. Короче подперли мы дверь, провели, как её, рекокасцир..., блядь, слово не выговоришь. Короче осмотрелись на будущее, подходы, как уходить. Всё, мы теперь местные. И назад. Флаг говоришь? Конечно, забрали. Идем назад: - Стой! Пароль!
   - Шесть.
   - Пять, - пароль был одиннадцать. Петюня Соколов бодро службу бдит, усёк сразу же. Вот что значит погранец! А то флаг повесили и спать. Ну, спите! Спокойной ночи, наверное, смотрят, перед сном по телеку? Погранцы хреновы. С утра, я демонстративно, за ними в бинокль наблюдаю: 'Сучата! Забегали'. Меня увидели, кулаками машут. Машите, машите, нам татарам, лишь бы даром.
  
  День прошел спокойно. Но блядь к вечеру, опять флаг заполоскался и грузины, пятеро их там, показывают нам пятьдесят процентов от того, где рукав пришивается. В бинокль хорошо видно. Орлы! В ночь мы опять пошли с Серёгой. Теперь всё! ЧГ на страже, ходит, наблюдает. Луна светит, часовой границы крутой, весь такой натовский - комок, экипировка. Но мы же не зря осматривались? Старый испытанный способ. Серега подобрался с восточной стороны, организовал осыпь. Там был обрыв и вниз уходила каменная осыпь. Кинул камень и покатилась лавина. Шум хороший. "Самозваный" ЧГ кинулся на шум. Дальше, дело техники. Флаг у меня. В этот раз даже палку забрали, на которую они свое знамя вывешивали. Анекдот помнишь, как Фурманов закурил, когда знамя дивизии украли? Вот и у них, тоже самое случилось - Флаг страны, русаки дважды спи33дили,- закончил говорить Руслан и полез за сигаретой.
  
  Сидели мы на камнях, принесённых специально для курилки. Камни за день нагрелись, нашим попам было приятно сидеть, хотя вокруг уже холодновато становилось. Руслан передернул плечами и снова закурил: - Так вот, упертые все-таки грузины. На третий день смотрю, их много. Ага! Смена им пришла. Дальше наблюдаю. Что-то новое? Построились, руки в воинском приветствии к голове, да демонстративно так, явно работают на нас. Во! Бля! Опять флаг подняли, ну не живется им спокойно.
  
  Тут и мне смена подошла, Алексей менять меня пришёл. Ему эту эпопею рассказываю и говорю: - До моей смены не тронь. Сейчас они будут охранять, а через три дня, мы опять изымем флаг. Толь, кстати, тебе скатерть на стол не нужна? - Нужна? - Дарю! В избушку пойдем, напомнишь, хорошее сукно пиндосы, своим холуям выделяют. Наверное, чтобы русских погранцов злить? Ладно, пойдем спать, замерз я что-то, - Руслан встал и направился в будку. - Руслан, а что с третьим флагом?
   - Так я тебе его и дарю, сняли его через три дня. Так же, осыпь и флаг наш. Ну, бестолочи, уже же раз наступили на грабли, с осыпью. А говорят, что только русские, дважды на грабли наступают. Нет, грузины тоже любят грабли,- хмыкнул сержант: - Хотя, - опять замолчал, подумав, продолжил. - Ведь по идее мы шли к одному народу - Советскому, но блин получилось то, что получилось, - с вздохом сожаления закончил Руслан.
   - А сейчас вывешивают?
   - Не, всё! Наверное, запас скатерок для нас закончился, - засмеялся удовлетворённо он и начал умащиваться на панцирной сетке.
  
  Ему сон, а мне служба, я через каждый час-полтора вставал, выходил, проверял своего ЧГ. Вечером я ещё выставил секретки, тоже проверял. Что такое секретки?
  На опасных направлениях натягивается нитка, порвана - значит, кто-то прошёл. Что? Звери, говорите, могут порвать? Конечно, могут. Обнаружил - порвана нитка, след всё равно остаётся, по нему и определяешь - человек, или зверь...
  
  
  Тут рассказчика перебил стук в дверь канцелярии, начали заходить взводные на планерку. Вот такой рассказ получился, навеянный днем независимости Грузии. Только от чего эта независимость? Наверное, от хорошей жизни? Помните, как учил отец своих сыновей, взяв веник и ломая прутья по одиночке. Помните? Вот то-то!
  
  Январь 2008 года
  
  Всё описанное - реальный факт. Фамилии изменены.
  
  
  Примечания:
  
   Мотоманёвренная группа (ЭМЭМГЭ) - боевое подразделение в погранвойсках Р.Ф., состоящее из нескольких пограничных застав, а так же других подразделений, в том числе обеспечения.
  Она входит в состав пограничных отрядов или окружного подчинения. Основными задачами являются: борьба с диверсионными бандами и отражения внезапных нападений из-за рубежа и т.д.
   ЧГ*- часовой границы.
   Сведлов*- О нем в рассказе 'Кавказцы, или Особенности дружбы'.
   Пэкаэмщик*- Пулеметчик.
   Одиночка*- Снайпер.

Оценка: 5.25*29  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2017