ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Паршиков Иван Юрьевич
Кавказский крест

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 8.30*58  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Жизнь и смерть, доблесть и трусость, и каждый выбирает свой путь


    []
  
  
   Солдатам и офицерам
  
  
  
  

В соавторстве с Виктором Кутырь

  

( http://artofwar.ru/k/kutyrx_w_b/ _)

  
   Ну, вот и всё, остались мы - я и Андрюха с Костромы -
   В живых на блокпосту среди акаций ...
  
   Наш лексикон предельно прост: идет атака на блокпост.
   Нам не до планов, нам бы головы сберечь...
   /А.Маршал/
  
   ...жаль только, что нет у меня пока сына...
   из письма Андрея другу
  
  
  
  
   - Вы знаете, в чем обвиняетесь?
   - Нет... - в голосе сержанта Дергачева еще присутствовала уверенность.
   - Вы обвиняетесь по триста сорок первой статье Уголовного Кодекса Российской Федерации "Нарушение правил несения пограничной службы", - следователь, старший лейтенант, молодой, плотный, несмотря на возраст, уже с залысинами, устало откинулся на спинку стула и пристально посмотрел в глаза Дергачева.
   - А в чём моя вина?
  
  
   Переворачивая "спарку" магазинов, сержант Савельев взглядом зацепил часы: "Бля... неужели только пять минут?", - мысль прервало шевеление в далеких кустах - короткая очередь в кусты, смена позиции. Словно отбивая аккорды, волшебной музыкой застучал пулемет капэвэтэ* восьмидесятки*.
   "Колян работает! Молоток!" - подумал Андрей. Опять протяжно завыли мины: одна, вторая, третья - разрывы.
   - Накрытие! Твою мать... - раздался крик боли, он болью отдался в душе Андрея. Казалось, крик перекроет сейчас разрывы мин...
   Сержант боковым зрением увидел, что Док, выскочив из окопа, метнулся на помощь...
   "Куда? Док, ты куда лезешь?"
   Дурные предчувствия сбылись: тело Сереги, друга, санинструктора нелепо подкинуло вместе с комьями земли.
   "Всё, Серега! Куда же ты по открытому? Накрылся твой институт..." - горестная мысль о друге, который мечтал после армии восстановиться в меде, пронеслась в голове Андрея со скоростью курьерского поезда. Пристрелявшись, "духи" перешли на беглый огонь из минометов. Земля будто вспухла от разрывов.
  
   "Как же так? Почему? Почему же непруха такая? Всё неудачно сложилось... Пристрелочная мина легла прямо у входа землянки... Четверых парней на выходе накрыло разом, и амба пацанам! Наверное, не выпутаться нам? Взводный, перебегая по траншее, под разрыв попал - раненый и без сознания! Что делать? Связи нет? Частоты забиты какой-то ерундой! Может, стрельбу нашу услышат? Хотя вряд ли... горы, твою мать! Надежда, конечно, есть, всполошатся: связи нет..." - Андрей выглянул из-за бруствера и скорее для успокоения дал очередь.
   "Послал обойти слева "духовские" минометы* Леньку с гранатометом и Бабая в прикрытие - тишина. Неужто положили их? Что делать? Еще десяток минут и каюк блок - посту! "Духи" очень аккуратно пристреливаются..."
  
  
   За два часа до событий, в пограничном секрете
   - Ну, четам, товарищ сержант? - прошептал чуть ли не на ухо сержанту боец по кличке Дракула.
   - Отстань! - отмахнулся Дергачев и добавил шепотом: - Блин*, исчез мухой на свое место, к пулемету - живо!
   А сам продолжил считать через прицел ночного видения непрошеных гостей:
   "...еще один миномет на лошади. Двадцать один, двадцать два... - Дергачев смотрел, как мелькали в оптике люди и лошади: - Четвертая лошадь! Опять ящики, мины? Еще одна, и тоже с ящиками. Не ху-ху, да это целая минометная батарея!"
   От всего увиденного Дергачеву стало не по себе, в душу тонкой струйкой заползал страх. Страх до ломоты костей, до боли в зубах, до дрожи в руках. Он не первый день здесь, но... Страх! Страх - уже хозяин ситуации... "Духи" продолжали змейкой струиться мимо секрета. Вот мелькнул очередной бородатый: "Этот, наверное, полевой командир. С ним и группа усиления, двое с пэкаэмами, снайпер! Точно, командир! Да сколько их? Это же амбец...!" - мысли перекинулись в деревню, к Нине.
   "Ребенок! У нас будет ребенок! И что я делаю здесь?" - от этих мыслей он аж завыл, молча, про себя, стиснув зубы. Головой о камень... только после этого очухался...
  
  
   Подбежал по неглубокой, еще не до конца отрытой траншее, скорее подполз "мазута" Толян, однопризывник, земеля.
   - Андрюнин, давай я сейчас на коробочке выскочу на бугорок, а Колян попробует накрыть их,- перекрикивая разрывы, на ухо стал кричать Толян.
   - Давай, - разрешил Савельев,- вдруг получится... Должно получиться! Понял!
   - А то! Андрюха, будь спок! Всё на мази!
   "На мази... Всё у тебя на мази, разгильдяй... - Андрей бросил взгляд на Толика, тот вьюном заскользил к броне. - Как просмотрели? Лощина же заминирована, где "глаза" были... когда "духи" с минометами? Где погранцы, у них же секреты... видимо, нет их больше?"
   Взрыкнул движок. Толик следил за своей тачкой, лелеял её, и она отвечала тем же - никогда не подводила. Броня выскочила задом, вправо на пригорок, остановилась. Заработал кэпэвэтэшник.
   "Не стоять на месте!!! Не стоять!!! Это же мишень... Толян, рви когти!!!" - мысли бешено стучали в голове. Подарок не заставил себя ждать. Граната из эрпэгэ впилась в бок бэтээра, взрыв: "Пи@дец*!" И тут же шуршание гранатометного выстрела, но с сопки: "Лёнька! Он!"- разрыв в лощине, через промежуток второй выстрел. Сильный взрыв в лощине: "Мины взорвались? Леня!!! Молодец!!! Так им!"
   "Духи" ударили по сопке из всех стволов.
   "Много их! Но минометам амба, по-моему! Пацаны, валите... валите вы оттуда!" - Андрей словно пытался перекричать канонаду боя.
  
  
   За час пятьдесят до событий, в пограничном секрете...
   - Вы уже доложили в отряд, товарищ сержант?- опять подполз Дракула.
   "Блин, у них же сканер?" - мелькнула мысль у сержанта.
   - Зови Коваля! - Ковалев, одиночка*, находился выше.
   "Нужно докладывать",- а перед глазами веснушчатое личико Нины с вздернутым носиком:
   - Витя, ты только останься жив, ведь у нас ребенок будет! - провожая на вокзальчике, рыдала Нина, размазывая косметику.
   "Зачем дурак остался на контракт? - горестная мысль, засевшая в нем с тех пор, как он приехал домой и встретился с Ниной, не оставляла его. Эту мысль он глушил водкой, но хватало ненадолго. - Кому нужны твои железяки?" - вспомнил о медали "За отвагу" и "Кавказском кресте"
   Думы перебило шуршание сверху: тяжело дыша, подчиненные свалились в прогал.
  
  
   Никто не выскочил из брони. "Всё! Трындец пацанам!" - горькая мысль набатным колоколом ударила в голове.
   - Когда же "духи" пойдут? - сказал Андрей вслух со злостью, чтобы услышать свой голос.
   Начали рваться патроны в бронетранспортере, зачадила резина, дым стал стелиться, растекаясь над блокпостом. Андрей переместился вправо и за поворотом траншеи увидел двоих.
   "Взводный без бушлата. Очнулся! Грудь перемотана бинтами поверх камуфляжной куртки. Рядом суетится связной Митька. Салага первогодок, но надежный!"
   - Ну что, сержант? Как дела? - со стоном спросил лейтенант.
   - Минометы, по-моему, загасил Петров из граника! Но сам с Бабаем... не вернулся. "Духи" стреляют, но пока не лезут. Нас шестеро осталось без вас, товарищ лейтенант.
   - Что с бронёй?
   - Броне с ребятами амба! - заорал Андрей сквозь стрельбу.
   - Сколько их?
   - "Духов"? Перестал считать после третьего десятка, вот что еще ...- не закончил Андрей. Тишина! Тишина обрушилась внезапно, только шипение горящей резины нарушало идиллию.
  
  
   За час сорок пять до событий, в пограничном секрете...
   - Мужики, я так думаю, нам будет крышка, если выйдем на связь... - сержант полушепотом. - Что будем делать?
   Ребята в предрассвете внимательно смотрели на своего командира.
   - Молчите? Дракула, тебе, сколько до дембеля? Месяц? - гнетущая тишина, только шум ветра и шелест воды струящего внизу ущелья ручья.
   "Что делать? Как быть?.. Нина... Подскажи..." - и в ушах рыдающий голос.
   - Витя, останься живой!!! ЖИВоойОЙ!!! Оййй! - и лицо с размазанной тушью, перекошенное, некрасивое в этот момент, но такое родное, любимое.
   - Так, пацаны, - он обвел прищуренным взглядом своих. Те уже поняли, что скажет сержант, и стыдливо отвели взгляды. Жить хотелось всем.
  
  
   Лейтенант, привалившись к стенке окопа, тяжело дышал, рядом безуспешно пытался вызвать батальон связист. Раздались крики - сквозь автоматно-пулеметный "та-та-та":
   - Аллах акбар!!! Аллах... Алалааа!..
   - Пошли! Встречаем! - закричал, как скомандовал, сержант и припал к автомату.
   - Командуй, Андрей! - почти беззвучно шептал лейтенант, но Андрей не слышал, он короткими экономными очередями бил по боевикам.
   Слева зачастил пулемет."Где Мирон?" - Андрей попытался приподняться и посмотреть в сторону недостроенного железобетонного блока. Сразу же пуля - в бруствер у лица.
   "Снайпер сука! - но тут затявкал агээс*. - Ой молодца, Мирон!".
   Разрывы гранат легли веером по полю среди начавших наступать "духов".
   "Двум кердык?"
   Хлесткий бич-выстрел эсвэдухи дал понять, что и Леха-снайпер не сидит без дела.
   "Мирон!!! Аккуратнее!!! Снайпер "духовский" работает! Мирон!" - в предрассветной мгле было хорошо видно, как грамотно перемещаются "духи": несколько шагов, упал, перекатился, стреляет, другие в это время перебегают. Пулеметы "духов" непрерывно били настильным огнем по блок-посту.
   - Огневой вал делают. Обучены гады! - сквозь зубы проорал Андрей. Короткая очередь - и присел. Короткая -"та-та-та"... О! Один боевик споткнулся, упал, не шевелится, второй упал. Снайпер Леха, уже практически не скрываясь, вел отстрел.
   - Ага, еще один! Митька, бросай рацию! Давай, помогай!
   Связной смахнул с головы гарнитуру и кинулся к сержанту.
   - Придурь, дальше от меня и каску на голову одень!!! - рыкнул Андрей, продолжая стрелять по боевикам, которые начали отползать назад, огрызаясь очередями.
   "Не нравится? Хотели блок на блюдечке, хэвээс* вам!" - та-та-та очереди, и радость в душе сержанта. Несколько темно камуфлированных кучек осталось лежать на открытой местности. Вдруг хлопок, вой, взрыв, опять хлопок. Мины! Но стрелял только один миномёт. Блокпост опять в грибах разрывов - взрывы. Взрыывввы!
  
  
   Пять дней спустя после описываемых событий...
   - В чем виноват? Да из-за вашей нерадивости, я бы даже сказал, трусости... - выждав паузу, следователь продолжил: - Статья 341 УК РФ: "Нарушение правил несения пограничной службы". А вот пункт два, он гласит: "То же деяние, повлекшее тяжкие последствия, наказывается лишением свободы на срок до пяти лет... - продолжил следователь, наблюдая, как сержант превращается из борзого контрабаса в подследственного.
   - А какие тяжкие последствия? Мы же все целы? Я же своих привел...
  
  
   Тишина. "Духи" готовились к последней атаке. Андрей набивал патронами рожок, доставая их из кармана. Из-за извилины траншеи торчала нога в сапоге - это Митька, снайпер выцелил. Застонал и очнулся взводный:
   - Андрей?
   Бинты на его груди полностью пропитались кровью, и было видно, как из-под них струится кровь.
   "Не жилец, - мелькнуло у сержанта. - Впрочем, кто сейчас из нас жилец?"
   И тоска: "Как же жить?.."
   - Вадим! - он впервые обратился к лейтенанту, который был старше его всего на два года: - Следующую атаку мы не отобьем, трое нас.
   Взводный застонал:
   - Дай гранату...,- он попытался сесть, но не получилось. В уголке рта опять запузырилась* кровь.
   "Точно легкое задето..." - подумал Андрей, подавая "эфку".
   - Андрюхин, - лейтенант впервые обратился к своему замку по кличке. - Достань из кармана штанов мой берет!
   Андрей достал краповый берет. Он давно мечтал о таком. Он шел к нему. Один раз не повезло: засыпался на рукопашке. Когда была вторая сдача "на берет", лежал в госпитале.
   "А третьей попытки, наверное, не будет... - мелькнуло горько. - Трындец!"
   - Я ведь знаю, что ты мечтал о нём. Твой он теперь! Ты "краповик"! - всё, что смог вымолвить лейтенант. Опять потерял сознание...
  
  
   Пять дней спустя после описываемых событий...
   - Твои-то целы, они и дают показания, как вы смалодушничали! - с напором продолжил следователь.
   - Как?
   - А вот так, сержант... - следователь усмехнулся. - Ты думал, что умнее паровоза? Солдаты все уже рассказали, ведь наши бойцы, стоит их... - сделав театрально паузу, следователь продолжил: - А впрочем...
   - Товарищ следователь?
   - Для вас, сержант, - гражданин! - эти слова для Дергачева прозвучали, как приговор.
   - Итак, вы, будучи в секрете шестнадцатого сентября сего года, спали...
   - Не спали мы...
   - Что? Не спали, говорите? Я знаю, вы, действительно, не спали, но о проходе банды не доложили в отряд и... погибли люди на блокпосту внутренних войск! Полностью весь блокпост выбили!!! - сорвался на крик следователь.
   - Мы же не знали... мы...
   - Что, трусы, жить захотелось? Сладко есть, сытно спать? - следователь раскручивал допрашиваемого с упорством.
   - Что? Да что вы знаете? Да!!! Да!!! Я живым остаться хотел...
   - Вот и живи теперь с этим, - следователь бросил на стол перед сержантом пачку фотографий, на которых был запечатлен уничтоженный блок. Сержант вздрогнул и понурил голову.
   - Смотри, сука! Голову подними!- следователя тоже можно было понять. Он человек, и у него перед глазами до сих пор стояло увиденное на том блоке.
  
  
   Уже совсем рассвело. По блоку бродили боевики, собирали оружие. Иногда раздавался одиночный проверочный выстрел. Тройка духов сооружала носилки к лошадям, для эвакуации раненых и убитых, их гортанно подгонял бородатый командир.
   Молодой боевик - ему было лет семнадцать - спрыгнул в окоп, пнул труп лейтенанта и направился к лежащему лицом вниз Андрею. Его привлек краповый берет, край которого торчал из-под головы сержанта. Боевик наклонился, дернул берет, отряхнул его. Повернувшись к своим, вскинул руку с беретом и что-то крикнул победно! Что ему еще понадобилось от мертвого сержанта, он никогда не расскажет. Носком берца не получилось перевернуть тело Андрея, тогда он наклонился и сделал это рукой. Под телом уже скопилась лужица крови.
   Щелк - отлетела скоба взрывателя!
   И открытые, подернутые болью глаза Андрея... Глаза русского солдата, понимающего, что сейчас произойдет...
   Ужас сковал воина аллаха. Нет, скорее, мальчишку, думавшего, что он воин... Время ведь еще было, но...
   Взрыв!
  
  
   Утро шестого дня, из рапорта...
   ...во время подъема арестованных на гауптвахте в 5.00 помощник начальника караула, старший сержант Хуснулин обнаружил в камере номер 4 (для подследственных) тело подследственного - сержанта контрактной службы Дергачева, висящего у окна на самодельной верёвке из собственных брюк.
   Попытка реанимировать не удалась, хотя тело еще было теплым...
   Начальник караула: старший лейтенант Поповских
   ==========
   2009г
  
  
   Примечания:
  
   Восьмидесятки - бронетранспортеры БТР-80. В тексте их еще называют броней и коробочкой.
   Минометы -- 82-мм миномет образца 1936 года. Снят с вооружения армии. Хорошее оружие в умелых руках. Как показывает практика, после пристрелки духам хватало 15-20 минут, чтобы уничтожить блокпост.
   Одиночка - снайпер (жаргон).
   Хэвээс - холодное водоснабжение, или ...
   Запузырилась - при ранениях в легкое пузырится кровь изо рта.
   Капэвэте -- 14,5-мм крупнокалиберный пулемет Владимирова танковый (КПВТ).
   Мазута -- механик-водитель (жаргон). Вариант - шумахер.
   Эрпэгэ - 40-мм ручной противотанковый гранатомет (РПГ-7).
   Агээс - 30-мм автоматический гранатомет станковый (АГС-17).
   Эсвэдухи - 7.62-мм снайперская винтовка Драгунова (СВД).
  
   Авторы предупреждают, что всё плод фантазии, совпадения случайны.

Оценка: 8.30*58  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2017