ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Паршиков Иван Юрьевич
Нас ждет гражданка с ... Глава 2

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения]
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Нас ждет гражданка с распростертыми объятьями?


  
  
   Серия " Юмор цвета хаки"
  

Глава 2

  

Всё не так...

  
  
   - Распишитесь, пожалуйста, в приказе,- посыльный подал приказ. Василий уже давно знал о нем, прочитав еще в проекте: Параграф 5 - ...к "..." " ......." 2009 года представить на утверждение, акты о приеме, сдачи роты,- состав комиссии и так далее. Расписавшись на обратной стороне, хмыкнул и вызвал старшину роты: - Давай акты,- он, уезжая на ВВК, дал команду старшине подготовить акты.
  
   Пять дней спустя. Приемник, бывший взводный три: - Рота равняйсь! Смирно! Равнение направо! Рота по вашему приказу построена!
   - Вольно!- наш герой прошелся вдоль строя, потом остановился и, повернувшись к людям:- Товарищи солдаты! С сегодняшнего дня командир роты, вот он стоит перед вами .... Я свое отслужил. Спасибо вам за совместную службу!- еще несколько минут говорил. И все сводилось к тому, что нужно служить и служить хорошо, а потом на гражданке рожать детей, ведь нация вымирает, а в голове слова из песни Высоцкого: "...всё не так, все не так ребята .... Хотя о чем это? "Новый облиГ"! Что с него взять?" - и подал команду: - Первая шеренга! Два шага вперед, шагом марш!- обошел строй роты, пожал руки, с кем-то пошутил и ушел в канцелярию. " ВсЁ! Шестнадцать лет на плечах висела ответственность за людей, человеков - солдат - мальчишек! А теперь, теперь нет этого гнетущего груза, но почему-то особой радости нет? Сел последний раз на своё место, окинул взглядом канцелярию: "Не забыть забрать портрет Сталина",- стук в дверь.
  
   Зашел, старшина. Закурили: - Толь, как эти "засранцы", прижали хвосты? - Василию на память пришел случай, который произошел в роте летом, когда он был в отпуске. Гуляя по части, забрел в расположение и тут старшина роты с флешкой и докладом. Суть доклада: роясь в своем компе, обнаружил видеозапись с мобилы, скорее всего каптер скинул её на сохранение: - Неуставняк!
   Просмотрели вдвоем, запись как запись, бывало и пострашнее, но Василия поразило лицо одного из "героев", получавшего чуть ли не "сексуальное" удовольствие от происходящего. Там в курилке молодой, правда, они все молодые, солдат роты курил одновременно шесть сигарет, а рядом с ним полулежа, ефрейтор Добрыкин, с лицом сексуального маньяка, требовал затягиваться посильнее. Василия от увиденного, аж затрясло:
   - Дневальный! Ефрейтора Добрыкина ко мне,- через две минуты стук в дверь и Василий к двери. Сразу же за ухо ефрейтора: "Здоровый гаденыш!", - к монитору:
   - Что это сучок? - тот в полусогнутом состоянии, ведь ухо у ротного было захвачено крепко, молчал, только к лицу кровь прилила. А на экране продолжалось действо, мелькнул ещё один командир отделения, ефрейтор, махавший кулаком у лица солдата и требовавший курить быстрее.
  
   Пошел разбор "полетов". Конечно, ротный поступил неправильно, что сразу же открыл "козыри" негодяю, но его поразило сладострастное лицо на записи: ефрейтор получал удовольствие от мучений другого человека. А это страшно! Через полчаса картина была ясна. Солдат ушел без разрешения в магазин за сигаретами и сержанты решили наказать его таким способом: выкурить пачку сигарет, за один присест. Все ерунда, у Василия в практике было, как солдат, попавшийся на грабеже немецкого магазина, за ночь сжевал все сигареты из противогазной сумки, которая была полна пачками, и не умер, но здесь лицо садиста-ефрейтора! Он получает удовольствие от мучений и не может быть начальником. Запись просмотрела вся рота с комментариями, в основном матерными ротного, осознали, скорее да, чем нет, да и "обосрались" гаденыши. Далее на двух комодов рапорт на снятие с должности, чтобы неповадно было. Ну и разговор с первым периодом, долгий, объясняющий, что можно, а чего нельзя делать ни под каким соусом. В заключение с сержантами: - Да солдат негодяй, нарушил распорядок дня, да он должен быть наказан, но не так, сержанты не так, есть устав, вот по нему действуйте. Два замечания объявили, и восемь часов работает в личное время. Это наказание, а выкурить пачку сигарет сразу - издевательство. Нет в уставе такого наказания, как отработка нарядов на работу говорите? Ну и ху с ним. У нас есть решение в роте: замечание, равно четырем часам работы и не хрен мне отмазки лепить. Всем понятно? Свободны, - Василий оторвался от воспоминаний и вслушался, что говорит старшина: ...все на контроле!
   - Ладно, старшина, давай по кофе,- оборвал ротный, он всё и так знал, хвосты прижаты и. И у него всЁ! Служба закончилась! Потом старшина ушел на развод и началась "новая" жизнь.
  
  

"Новая" жизнь

  
  
   Утром, перед разводом: - Здоров мужики, дезертиры и дембеля! - стоящим у крыльца штаба офицерам и прапорщикам. Василий, слушая, что отвечают в разнобой однополчане, пожимая руки, думает: "Армия сейчас разделилась на три части. Первая - это "настоящие" мужики остающиеся служить в "новом облиГе", а: "Служба по контракту в Московском военном округе дело настоящих мужчин", - такой большой плакат висит у военкомата их сибирского городка. "Неужели не видна двусмысленность плаката?",- в очередной раз мелькнуло. "Вторая - это "дезертиры", так называл их Василий: не выслужившие установленные сроки, но тут подпункты. Одни не видят перспективы в дальнейшей службе в такой армии, другие почувствовали, что можно оторвать "кусочек родины" - квартиру. Это реально, молодые офицеры и прапорщики, которым служить и служить, но они решили увольняться. Ну и третья часть - собственно пенсионеры, как сам Василий. Их уже "списали", еще только выделив на бумаге квартиры, Москва начала "орать" телефонограммами: - Почему служат?- мысль перебила реплика Романа, среднего роста, белобрысого майора, начальника отдела:
   - Мужики, надо Иванычу на "его" сайт написать, он же там такой крутой, а здесь не хочет служить, уклоняется! То ВВК, то поликлиника.
   - Э, блондин в стране такой один, - так шутя в части, звали Романа: - Ты не заговаривайся, вчера посчитал, что прослужил одиннадцать тысяч восемьсот шестьдесят пять дней. Понял! Ну и кто из вас приблизился ко мне? Молчите? Так вот, никто меня не упрекнет в уклонении, а Германыч, - кивком на тыловика: - Еще первого июля сказал, что Иваныч "умер" для армии, когда ключи выдали! - срезал Василий: - Да и вообще у меня не было детства, я в детстве пас гусей!- засмеялся, но тут последовала команда строиться и все двинули на плац. Так, или примерно так, проходило время до развода.
  
   На разводах части Василий теперь стоял в управлении. При исполнении гимна, командах командира, рука дергалась к головному убору, для воинского приветствия. Да и проход торжественным маршем мимо трибуны в составе коробки офицеров был непривычным делом. Ведь последние полтора десятка лет он стоял во главе сначала взвода, а потом роты. Так что руку хоть в гипс залей, дергаться будет, рефлекс как у собаки Павлова. Стоял он всегда в последней шеренге, здесь хорошо думалось: "Реформа блин: - Мы заберем у вас звания, но зато повысим оклады, - да должности снизили, а оклады оставили практически те же, а у многих, даже снизились. Кто становой хребет армии? Офицер, или полуграмотный сержант контрактник? Офицерские должности сократили, теперь офицера разрешено ставить на должности сержантского состава. Девать же их некуда! Нужны ли нынешнему руководству министерства офицеры? Наверное, нет! Пример этому: курсант сержантского училища в Рязани получает пятнадцать тысяч рублей ежемесячно, отличник двадцать, лейтенант в центральной России двенадцать, а курсант пятого курса, отличник, без пяти минут офицер всего пять тысяч. И это только один вопрос. Кому мешали прапорщики? - Расплодились! - сказал начальник Генштаба. Правда, кто кроме них, Генштаба, мог "плодить должности"? Ладно, снизьте должности у начальников складов, всяких писарей, хвосты заносящих, сделайте сержантами, но не трогайте старшин рот, старших техников, взводных. Это три должности, оставьте их прапорщиками, выделите людей, реально работающих с личным составом и техникой. Нет, порезали и теперь командир технического взвода - старший сержант по должности. Как там Главком внутренних войск на своей коллегии сказал генералам: - Вы на "мебельщиков" не обращайте внимания, у нас будет, так как есть!", - думал бывший ротный, стоя на разводах.
  
   Глядя на плац, вспомнилось, как привез самосвал с асфальтом для ремонта, а в конце месяца:- Строго указать командиру роты?- да и вообще служба с этим полковником не заладилась.
   - Зачем солдата учить, он теперь служит год, пусть работает,- слова полковника: - И вообще вы как из отпуска выходите, начинаете на меня наезжать. Занятия не проводятся. Ну, так проводите по субботам и воскресеньям,- вывел в субботу роту на инженерную подготовку. А по возвращению, дежурный с ухмылкой:- Распишись за выговор,- дает книгу приказаний:- Он орал, мол, ты с ротой переворот в городе пошел совершать.
   - С каких ху?
   - Почему не доложил, сколько оружия вынес из части.
   - Бл.., я же тебе доложил, сорок девять автоматов, да и план-конспект им утвержден, где все написано!
   - Сказал кроме тебя, наказать какэпешников за то, что ему не позвонили,- смеясь, ответствовал дежурный майор. "Так вырабатывается отвращение к занятиям", - думал Василий. "Хорошо ушел на повышение этот глобалист, интересно там тоже глобалисты* появились?".
  
   А после развода, зашел в канцелярию:- Как дела? Хорошо, ну лады!- как-то хотел посоветовать сменщику, но тот: - Иваныч! Дай я сам разберусь!- перебил. Ну и лады. На другой день:
   - Иваныч, помоги!
   - Не Петрович, поезд туту,- ответ, правда, потом помог, объяснил. Поболтавшись в части с неделю, Василий пишет рапорт и убывает на лечение в поликлинику. Его уже там узнают, здороваются, улыбаясь при встречах. Лечение: десять минут полежать на кушетке, пока медсестра колдует и свободен как... Впрочем, занятий хватает, например, с внуком посидеть, или компьютер. Вчера друг забрел на огонек, хорошо посидели. В разговоре он посетовал, что всё из рук валится, мол, сглазили, что ли? Василий засмеялся и рассказал про свой сглаз.
  
  

Сглаз

  
  
   - Сглазили, говоришь? Всё может быть! Ведь жизнь непредсказуема. Я вот сам себя однажды сглазил! Не веришь? Если расскажу, не поверишь. Впрочем, давай сначала по пять капель, а потом расскажу! Хватит, куда льешь, это раньше мы стаканами пили, немцы специально заказывали посмотреть, как русский Ваня пьет, а нам татарам, лишь бы даром. Ну, погнали! За её, за удачу! Хороша! Ты закусывай, закусывай, я всегда завидовал тем, кто выпьет и за еду. Сам я не такой, лью до упора, а поесть, нет, лучше занюхать! Таки дела. Помню, как-то меня учили, чистый спирт пить без воды и закуски. Научился и до сих пор умею. Жаль, спирта нет, а то бы показал! Ладно, четам я про сглаз говорил, слушай.
  
   Давно это было, еще Союз был как монолит, еще наши армады стояли в просвещенной Европе. Мы же тогда мудрые были. Все эти союзники были, как прикрытие первого эшелона, а жгли бы в случае чего, атомом - Западную Европу. А теперь - не союзники и прикрытия, да и первого эшелона у нас нет, поэтому Восточная Европа должна быть в прицеле. Отвлекся.
  
   Итак, воскресенье. Дома. Смотрим с супругой, какой- то фильм: там бензовоз горит и водила совершает подвиг - бросает его в реку. А я же молодой был, рисуюсь перед женой, ох и красивая она была тогда. Чё и сейчас, согласен и сейчас красивая, но тогда! Ладно, говорю ей:- Видишь, какая у мужа опасная служба! Каждый день рискую,- а сам рыгочу!
   - Дурачок. Что говоришь?- жена, ну я её в охапку. Впрочем, это рассказа не касается. Да я тогда был начальником горючего, ну "вором в законе", знаешь же, как тыловиков называют? Вот я им и был. Надоело мне пустыню осваивать месяцами на учениях, натуралист блин хренов, мы же тогда не вылезали с полей: учения, фронтовые, корпусные, дивизионные, полковые и везде связь нужна. Короче жизнь была, не малина, совсем не малина, а тут подвернулась должность, предшественник в ГСВГ уходил и стал я гэсээмщиком. Так вот.
  
   Понедельник. Утро. Развод, туды-сюды, учения на носу, нужно запасаться горючкой. Поехал тремя УРАЛами с прицепами на окружные склады. Только за КПП, вспыхивает мой УРАл, из-под капота пламя, вправо по тормозам. Водитель капот откинул, а оттуда фыр - пламя вверх, я кошмой сверху, кричу:- Помогай!- тут задние водители на помощь, потушили. Водиле кулак под нос - жду на складах. Сам двумя машинами выдвинулся в Безмеин, там склады горючего находились, кстати, в одном месте с базой хранения боеприпасов, эт чтобы лучше горело-с фейерверком. Они той весной чудом избежали взрывов. Рядом стоял авиаполк в Ак-Тепе, так у них шесть цистерн с ТС-1(керосином) "убежало" по железке, там-то и "бежать" пяток километров. Ну, вот цистерны "бежали", "бежали", да и споткнулись, аккурат у складов - опрокинулись. Только чудо спасло их тогда от катострофы. Вот сейчас предлагают сделать армейские склады по типу универсамов: всё в одном месте, от продовольствия, портянок и до снарядов, ракет и пушек! "Мудрые" люди в Москве сидят! Ох, и мудрые! Ладно, пока оформлял документы в учётке, "сгоревший" подкатил. Почему загорелся, спрашиваешь? Да щуп указателя масла терся об трубку гидроусилителя руля и дотерся блин, масло из трубки на коллектор и пожар.
  
   Короче, уже в полдень сливаю топливо под заправку, собирался еще рейс сделать. И тут крик дежурного по парку, он "гад" разлагался в теньке на топчане. Смотрю, бежит по пыли босиком, орет дурниной и рукой на крышу заправки показывает. Глянул, блядь, а там пожар! Крыша горит, вернее рубероид, постеленный на бетонные плиты. "Матка" на землю упала и завибрировала, ведь под заправкой около ста тонн! Горючего! А пожарка же заштатная, соплями быстрее заплевать можно, чем её заведешь. Хорошо я выбил установку на полуприцепе, восемь баллонов, по-моему, азота, мы им еще пиво охлаждали, мгновенно холодное аж зубы ломит. Короче потушили! Только покурить сели, ручонки еще дрожат! А тут к парку три бензовоза (прикомандированные мне на учения). Урал в Урал втыкается и, и у заднего "нос" разбит, у второго цистерна. Ну, думаю, вот это блин сглазил себя! Всё, больше в этот день движений я не совершал. Пошел с друзьями напился, сглаз "отпивали". Но как оказалось часть, то не "отпили" - два "двухсотых" привезли с учений! Эх, жизнь давай наливай, помянем парней. Как раз третий подошел тост! Стоя! Хорошо пошла! Вот так я сглазил себя. Спрашиваешь, чё загорелась крыша?
  
   Ну, чё, штаба корпуса заправка ведь была, ничем не отличается. Думаю, дайка закажу, как на гражданских были неоновые буквы, помнишь же "АЗС", так и я за двести литров девяносто третьего заказал. Получилось красиво, особенно ночью: неоновые светящиеся буквы "ПЗБМ"- пункт заправки боевых машин. Генерал, начальник штаба как увидел: - О! Видишь, умеете, когда захотите!- дурак был вот и заказал. Короче к буквам трансформаторы шли, вот они на крыше воспламенились, а далее рубероид. Эт я тогда был еще молодой, не обученный:- Можете блин,- ага можем! Что? Как генерал? Да про нашего генерала можно рассказывать долго.
  
   Движется как - то по парку, надо еще отметить, мужик был простой, без всякой свиты ходил:
   - Иди сюда,- машет:- Ты знаешь, что начальник горючего отвечает за противопожарное состояние парка?
   - Первый раз слышу, товарищ генерал!
   - Не Василий, ты не отнекивайся, связи у тебя есть, должен сделать противопожарный пост! Поставишь его здесь,- показывает на торец боксов роты охраны:- Понял!
   - Так точно товарищ генерал,- а в глазах у меня уже "пыль" прослуженных лет: "Пошел на хутор!".
  
   Или:- Иванов! Сколько лет заправка работает?
   - Пять лет!
   А мойку начали строить раньше и до сих пор не работает. Ты же хочешь, чтобы твои бензовозы были чистыми?
   - Не товарищ генерал! Не хочу,- опыт, как и импотенция с возрастом.
   - Чё? Не хочешь? О! Наглец! Арефьев!- командиру части: - Смотри горючник, какой у тебя наглый! Короче займись мойкой.
   - Есть товарищ генерал!- аж спотыкался, побежал сполнять.
  
   - Арефьев, кого назначим ответственным за разбивку зеленой зоны парка Иванова, или Джафарова? (начальник корпусного склада автозапчастей),- эт мы нарвались на них, возвращались с "по пивку" в одиннадцать дня. У Арефьева выбор небольшой: "Скажи Джафарова, хрен получишь автозапчасти и что главнее на УАЗ свой, корпусной же склад":- Иванова товарищ генерал,- а мне даже сопротивляться нельзя, ведь с пива шли и горбачевская "борьба" шагала по стране! Все эти задачи в течение лета я получал, но каждый должен свой хлеб вкушать!!!
  
   Еще про него. "Строит" зампотеха за КТП:- У тебя ж ремвзвод, прапоров куча и бардак. Вот я делал дома ремонт. Так у меня жена БЛЯДЬ сама все сделала, - брешет и не краснеет "гад", про жену не знаю, но взвод из нашей части работал и КЭЧ района! А вообще чёт я разговорился? Хотя добавлю, с тех учений чуть не привезли кроме двух "двухсотых" еще трех, если бы, не курсант политического из Новосибирского. Сам себя спас и солдат, когда загорелась радиостанция и они оказались заблокированные. Действительно заговорился. Точно, как в особенностях национальной русской рыбалки: И ностальгия!- закончил:- Наливай! Ностальгию будем убивать. Вот же "гадина" всегда настигает внезапно!", - зазвонивший мобильник с музыкой вызова: Тушите свет, поперло быдло кверху,- отвлек Василия от воспоминаний:- База торпедных катеров!
  
  

ВсЁ, или Аlles

  
  
   - Иваныч, чем занят? - узнал голос Андрея, однополчанина по Туркестану.
   - Вообще-то свободен!
   - Ну, тады поехали, шеф ждет?- Андрей выполняет установку: друзей не бросают в трудную минуту. Сам устроился, помоги другу!
   - Зампотыл твой что ли?- зная, что Андрей устроился в полк гражданским гэсээмщиком, спрашивает Василий.
   - Нет зампотех!
   - А с каких пор, горючником командует вооруженец? - засмеялся.
   - Да он же в парке командует, а мой тыловик, тряпка и любитель горячительных, - объяснил ситуацию друг:- Давай выходи к подъезду, сейчас подкачу!
  
   Пока ехали в полк, Василий вспомнил, как он встретил Андрея. Дело было летом, зайдя в ТСЖ за ключами от новой квартиры, он зацепил взглядом: в коридоре стоит, скорее всего, семья, это, по-видимому, муж, коренастый мужик, лет сорока пяти, женщина и двое мальчишек лет от двенадцати, до четырнадцати. Ну, стоят и стоят, он равнодушно прошел мимо, а вслед: - Василий Иваныч! Это вы?
   - Я!- резко остановился, развернулся и растерянно взглянул на мужика.
   - Вы меня не узнаете?- протянул руку мужик.
   - Нет! А вы кто? - мужик, как мужик, хотя по косвенным признакам вояка: короткая прическа, выправка кадрового, от этих косвенных не избавиться, это навечно.
   - Я Андрей Глушцов, прапорщик! Вспомнили. Нет? Мы вместе в Ашхабаде служили. Помните "Ошская резня", летом девяностого!" - у Василия сразу же в памяти те годы: "Всё разваливалось, везде "тлело", а потом "вспыхивало" и наспех сформированные батальонные группы, бросали на подавление, внутренние войска уже не справлялись. Уезжали в командировки, с тревогой за семьи, а вдруг и здесь вспыхнет, но Ниязов*, земля ему пухом, держал республику. Хотя в спины "стреляли" враждебные взгляды и вслед ядовитое шипение",- сердце, в очередной раз защемило от воспоминаний: "Опять вспомнил?",- те годы он предпочитал не вспоминать, для здоровья лучше, сразу же сердце сбои давало и хотелось напиться.
   - Нет, не помню Андрей!- пожал протянутую руку.
   - Вы же узнав, что я из Сиба, взяли шефство надо мной, мол, земеля. Я и у вас на квартире был, возле кинотеатра "Космос".
   - Точно! Там. Но честно Андрей, не помню. Впрочем, подожди, ты во втором полевом, был начальником радиостанции?
   - Да!
   - Вот теперь узнаю. А как ты тут?- хотя по правде, узнавание пришло потом.
   - Квартиру тут получил и теперь на пенсии,- завязался разговор: как, да что, да кого видел. Василий даже забыл, что он пришел по самому важному делу - получение ключей! При расставании обменявшись адресами и телефонами, договорившись держать контакт.
  
   И вот сегодня они едут в полк, узнавать о работе. Хотя думы у него о другой работе, он ждал письма, но "сено" нужно стелить заранее и много, чтобы мягко падать было. Василий улыбнулся, вспомнив, слова жены, когда он рассказал о встрече с однополчанином: - Ты лучше скажи, где ты не встречал знакомых?- такова судьба кадровых военных, в какой бы более или менее крупный город не приехал, обязательно встретишь знакомых, а то и однополчан. Так, что там Андрей рассказал о полке: некоторое время назад переведен в город. Сейчас обустраивается на новом месте, до этого, здесь стояла другая часть. А вот уже и часть: железобетонная ограда, КПП, городок, ДОСы. Все тоже - лес, камыши, рытвины за домами, дома обшарпанные, в потеках, да и моросящий дождь добавлял серости: "Хрущевки, они и есть хрущевки!",- колыхнулось сердце. "Ведь блин, прожил в такой глуши треть жизни!",- вздохнул и пошел с Андреем в штаб. Что еще бросилось в глаза: бардак с пропускным режимом на КПП, контроля нет. Солдат увидел, идет машина, просто поднял шлагбаум, ничего не спрашивая, но парадокс, двум гражданским, сидевшим в машине, отдал воинское приветствие. И еще, от КПП к части проехали через брошенный городок, а там уже вволю порезвилось "запустенье": здания сверкали бойницами окон, дорожки и плац покрыты буйно проросшей травой, да и на крышах появилась растительность: "Разруха здесь "хозяйка",- но в двух трехэтажных казармах, были стекла в окнах, и кое-где горел свет:- Здесь офицерам выделили жилье, вот они и обустраиваются,- объяснил друг. "А ведь люди, служат в части и каждый день проходят через разруху, это явно не придает оптимизма им", - подумалось Василию, пока курили у штаба.
  
   В штаб прошли свободно, никто не спросил, не остановил: "Да, армия блин!",- познакомились в техчасти с молодым, веселым зампотехом, или правильно, с заместителем командира по вооружению. Подполковник Алексей, как он представился, распекал в это время невысокого, пухлого прапорщика: "Командира взвода",- понял Василий. Алексей замолчал, а потом обращаясь к Василию: - Вот он новый облик!- кивком на прапорщика:- Натуральное чмо! - Василия покоробило. Прапорщик виновато моргал глазенками: "Человека можно унизить настолько, насколько он сам дает себя унизить", - мелькнуло.
  
   - Присаживайтесь,- и тут на Василия накатило, как в любимом фильме - "Клан Сопрано", где Тони Сопрано страдал - прерывистое дыхание, кровь к лицу, окатило жаром: " Всё плохо!!! Всё! На хрен приехал сюда? Хватит городков блядь! Если форму, то только...", - не додумал. Он, несколько раз глубоко вдохнул и начало отпускать: "Блин, это затхлость, неустроенность городка подействовала!". Завязался разговор.
   - Нужна работа?
   - А что умеете?
   - Да всё, или почти все,- поправился Василий, разглядывая кабинет, кабинет, как кабинет, тройка столов, доска документации, сейфы и парочка женщин, в форме сержантов, которые с интересом прислушивались к разговору: "Интересно девчатам, новое лицо появилось".
   - Есть должности начальника склада, начальника зарядной станции.
   - Да мне еще нужно уволиться,- машинально Василий, а в голове: "Нет, нет! Хватит армии! "
   - Да без проблем, уволитесь, приходите. Работа будет,- на этом и закончили беседу.
  
   Потом сходили с Андреем к нему на заправку, подошли еще мужики, разговоры о службе. Вспомнили о каком-то прапорщике, взводном, которого два дня назад осудили за рукоприкладство, избил до крови подчиненного солдата.
   - А сколько лет ему?- поинтересовался Василий, в мыслях сразу молодой, как видел в техчасти
   - Сорок три года,- ответил прапорщик Коля
   - Бля, да вида таких прапоров солдаты должны бояться, а этот придурок еще руки распускает! - вслух выматерился наш герой. Потом разговор плавно переключился на баб, а у нашего героя: "Нет, всё! Дважды в одну реку под названием армия не входят. ВсЁ!".
   =========
  
  
  -- Ниязов*- Первый секретарь ЦК Туркмении, в дальнейшем президент независимого Туркменистана. Нет его уже на свете, земля ему пухом!
  
  -- Глобалисты*- Об этом в другой раз.
  
  
   Автор предупреждает, что все является плодом вымысла и совпадения случайны!
  

 Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2012