ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Паршиков Иван Юрьевич
Полёты

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 6.94*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Толи было,толи нет


  
  
  

Серия "Байки военпенсов"

  
  
  
   О чем говорят отставные военные, когда собираются вместе? Особенно когда их много и все чего - нить видели. О женщинах говорите? Конечно, и о женщинах они говорят, особенно когда на столе "чай". Но все-таки они больше говорят о прошедшей службе. А вот помнишь, а знаешь и так далее по тексту, вернее по воспоминаниям:
  
  
  
   - Не робяты, не понимаю я людей, которые в здравом уме и доброй памяти, добровольно кидаются вниз башкой с километровой высоты,- сказал Игорь, под два метра роста мужик, бывший мент, видом похожий на "Глухаря", из одноименного сериала о ментах. Хотя надо добавить, что похож не только на мента, но и на бандита, ведь менты и бандиты обличьем схожи. Короче, встретив такого в темном переулке, можно "добровольно" предложить свой кошелёк, а в нагрузку добавить часы.
  
   - Да нормально все Игорь и ты бы прыгнул, если бы попал туда. Конечно, были отказники, но их единицы. Например, в Каунасе в учебке, был у нас в роте солдат, во время первого прыжка приземлился без сапог, потерял их. Зато второй совершил без сознания, после чего его списали в стройбат, там сознание не надо,- засмеялся второй из трёх присутствующих мужчин в кабинете, по имени Василий Иванович.- Хочу заметить еще, что слетевший с ноги парашютиста сапог падает вертикально, а вот портянка, или потерянная в воздухе парашютная сумка планирует,- замолчал Василий. Разговор у них шел о десантниках. Василий рассказал товарищам о просмотренном видеоклипе, в котором десантировались американцы. Десантирование у них происходило, скажем, так непривычно для глаза русского десантника: груженные под завязку, больше похожие на мешочников, чем на солдат. Да вы сами видели в новостных выпусках, как они выходят из транспортных самолетов, прилетая куда-нибудь. Верблюды, а не солдаты. Так вот, к люку самолета америкосы шли как каракатицы, некоторые падали у него, а потом съезжали в люк на ж..., тьфу на заднице. Да и скорость у них при десантировании гораздо меньше, чем в России: их сто семьдесят по сравнению с нашими за триста выглядят, детскими.
   - Страшно конечно, но не смертельно,- продолжил Василий. - Вот однажды я напугался и то только вечером за столом!
   - А что случилось? - спросил Саша, третий товарищ.
   - Что случилось, спрашиваешь? Треска испугался, скрежетания скажем так.
   - ???- в ответ на недоуменно вопросительную паузу друзей, Иваныч, засмеявшись, поведал короткую историю.
  
   - Дело было в имперской провинции - ГДР, в восьмидесятом году. Выбрасывали нас тогда из "Аннушек", АН-2, а на гражданском языке из "кукурузника". Но мы десантники, так этот самолет не называли, мы относились к нему уважительно, ведь он давал нам путевку в небо. Первые три прыжка, обязательно совершали с них. Неприхотливый трудяга этот самолет был, правда он и сейчас есть, но уже модернизированный и как его сейчас "кличут", я не знаю. Впрочем, отвлекся.
  
   Прыгали мы сначала из него, а в завершении с МИ-8, еще одного трудяги неба. Раньше когда служили в Союзе, о прыжках с вертолета, у нас даже не заикались. Но теперь мы были штурмовые* десантники, и нам было положено десантироваться с вертолетов.
   Итак, отпрыгали мы норму с самолета, а потом наступила очередь вертолета. Я прыгал со своим взводом (полигонной командой). Кстати оторвы еще те во взводе были, правда, я сам не отличался дисциплинированностью,- засмеялся, вспоминая свои "подвиги".
  
   Так вот загрузились мы в него, взлетели, поднялись метров на сто и тут, как тряхнуло нас, скрежет раздался, шум двигателя стал каким-то прерывистым, а потом то ли смолк, то ли гудел? Не помню. Из кабины выскочил авиационный хрен, пробежал в хвост. Мы все замерли, затихли. Глазами сопровождаем его, молчим, летчик чета посмотрел и опять в кабину. Оглядел я своих бойцов, некоторые побледнели, друг на друга смотрят, но молчат. Но что удивительно страха я не ощущал, волнение было, а страха нет, не было. Слава Богу, вертолетчики сели,говорили,что на авторотации.
  
   Полёты прекратились, вся летная братия, возле него собрались, совет в "Филях" у них. К вечеру прилетели ремонтники. Но речь не об этом, речь о страхе. Вечером, за столом, накрыл он меня, липкий, мерзкий, окатил горячей волной: Ведь могли разбиться? И меня бы не стало. Правды ради надо сказать, страх быстро прошел, ведь молодой был, и как-то не верилось, что может смерть, была рядом.
  
   Да еще, что интересно: на "Аннушке" летал, бывший истребитель, списанный, так он чудеса творил, особенно доставалось выпускающим. Он после выброски, начинал крутить "фигуры" пилотажа, ребята, выпускающие "летали" по салону из угла в угол. Как то вечером собрались морду ему набить, но не набили, за столом помирились,- замолчал рассказчик. И тут же Саша:
  
   - Так я тоже такое проходил, вертолет и скрежет, - засмеялся и продолжил.- Дело было в Афгане, в дивизии проходила партконференция, и я был делегатом от полка. Ну, конференция закончилась, наши уехали в полк, а меня оставил начальник связи решать какие-то задачи по связи. Решили и начал я болтаться по городку, ожидая попутной "лошади" (колонны) в полк, а её все не было. Зато каждый день от Хайратонской переправы в дивизию летали парой МИ-6, они возили снаряды артиллеристам. Тут меня осенила идея, а что если на нём долететь до переправы, а там же рукой подать до полка - восемьдесят километров с проходящей колонной попаду в полк. Да и другая мысль была: проведать погранцов, я дружил с замполитом заставы, рыбачил с ним, "чай" попивали. Частенько приезжая к нему, я привозил патроны и другие боеприпасы, чему он был рад. Ведь они по документам находились в Союзе, а фактически в Афгане и за каждый патрон приходилось отчитываться. Поэтому боеприпасы были у них на вес "золота".
  
   Вот созрела у меня эта мысль, и я её реализовал, доложил, позвонил в полк и. И на следующий день, где-то в районе обеда, я уже вместе с другими офицерами загружаюсь в трамвай, или вагон по-другому этот вертолет МИ-6, язык не поворачивается назвать. Было нас попутчиков восемнадцать человек, большинство из них без знаков различия, в основном офицеры, один даже полковник, ну и пара "вольняг". Перед посадкой все вооруженные пассажиры, а как потом оказалось, у четверых было оружие, разрядили автоматы. С этим было строго.
  
   Итак, взлетели, набрали высоту, летим, погода замечательная, солнышко светит. Идем примерно на трехкилометровой высоте. Я в окошко*глаза пялю, красоту южных пейзажей изучаю с высоты, смотрю тень нашего и второго вертолета по земле "струится". Комфорт полный, эт не в колонне пылиться триста пятьдесят километров. Даже чуток кемарить начал. И вдруг: Треск, скрежет и, и тишина. Может быть не тишина, но шум двигателя вроде смолк, хотя не помню. Вибрация точно была! Вертолет как бы проседать вниз стал и самое главное активно проседал. Молчание повисло в салоне, не знаю как у кого, а у меня внизу живота шевельнулся страх. Из кабины выскочил летун, и не глядя на нас, вернее отводя бесстыжие глаза, начинает надевать парашют,- рассказ был прерван хохотом сидевших в кабинете. Переждав смех, рассказчик продолжил:
   - Вот тогда я понял, что всё - жопа! А по летному "хрену" скажу, вот же сцука!!! Пара же парашютов валялось в углу салона. И он активно так экипируется в один из них. Одновременно: щелк, щелк - магазины автоматов уселись на свои места, я тоже последовал, этому примеру. Стадное же никто не отменял. Лязг затворной рамы:
   - Не парень, ты не прав! - полковник стволом автомата летуну.
   - Да, да ребята!- без споров начал рассупонивать подвесную систему. Все внимательно следят за ним. Отстегнулся и потащил за лямки парашюты в кабину, ведь это казенное имущество и бросать его нельзя. Тем более сейчас, когда сразу же выстроится очередь из желающих их примерить:
   - Стой! Ты опять не прав!- летуну. Он:
   - Да, да,- бросив парашюты, исчез в кабине. Я думаю, что с тех пор он уже никогда не бросал свой парашют в салоне.
  
   А мы сразу глаза в "окна": вдруг "мудрецы", решат все-таки нас покинуть, сиротками сделать. Тогда хоть в воздухе их расстрелять, как немцы наших летчиков во время войны расстреливали. А эти тоже не наши, раз хотели нас бросить в "одиночестве". Надо еще сказать, что пока с летуном разбирались, даже забыли, что падаем. А меж тем земля была уже близко. Опять дверь кабины растворилась и летун:
   - Держитесь крепче! Щас пи3.14данемся! - точно, удар об землю, крепкий удар, но, слава Богу, позвонки не осыпались в штаны и, и тишина, такая пронзительная, я бы даже сказал звенящая, и осознание: ЖИВЫ!!! Хотя еще не верим! И тут голос:
   - Щас кАаак ибанет!
  
   Как мы выскочили из вертолета, все вместе, или друг на друге верхом, или в три этажа, я не помню. Дверь то узкая, хотя и высокая. Помню только, что наша толпа стоит в полста метрах от машины и пялятся на вертолет в ожидании, когда рванёт. Он стоит по самое брюхо, зарывшись в голову бархана. Когда садились в него, лезли по лестнице, а сейчас порог на уровне песка. Слышим, летчики переговариваются по радио. Второй вертолет кружится над нами, не улетает, контролирует. Правда, прикрытия большого бы он не оказал. Ведь из оружия у них по пулемету, самоустановленному, чуть ли не на оглобле висящему. Но все равно появилось чувство благодарности, что нас не бросают. А взрыва все не было.
  
   Ладно, начали мы осматриваться, кругом барханы, песок и безлюдье, что нас сильно обрадовало. Осмотрелись, некоторые закурили и тут вдалике показался скачущий человек на лошади:
   - Духи! - мы в рассыпную за барханы попадали, заняли оборону. Безоружные с "поклоном" к вооруженным:
   - Дай ченить, гранату или пистолет!
   - Пошел на хрен, самому мало, вон к летчикам ползи, у них есть! - ответ вооруженных. Тогда они "цепкой" сквозанули в сторону вертолета. Полковник же увидев, что всадник один, банды пока не наблюдается, подал голос:
   - Вы куда дурачье ползете? Духи же в первую очередь будут хреначить по вертолету,- "цепка" в сторону вертолета иссякла, повернула обратно. Начали кучковаться вокруг нас. Духов не наблюдалось и, отходя от страха, пошли разговоры.
  
   Тут вскорости нарисовались два "крокодила" - МИ-24. Один сразу же сел. Собравшись толпой, летчики начали что-то оживленно обсуждать, размахивая руками, мы лишь наблюдали за ними. А через сорок минут припылила помощь из моего полка на "броне", во главе с взводным разведки. Оказывается, мы упали в двадцати километрах от трассы. Облепив БМПшки, вся группа благополучно уехала в полк. Такой треск был у меня,- замолчал Саша.
   - Вот же жизнь военная, обыкновенная, всё по кругу,- вставил Василий и опять расхохотался, представляя глаза пассажиров и летуна, одевающего парашют.
   - Ха, вы про падения рассказываете, а я вам расскажу о полете,- встрепенулся тот, кто не понимает людей, в здравой памяти и...- Слухайте сюда:
  
   - Летом дело было. Мы с товарисчем возвращались в райотдел с вызова! Перекресток, красный высветился, остановились. Смотрю, с моей стороны, с визгом тормозов рокер останавливается. Японский мотоцикл, крутая каска, курточка кожаная и: ры, ры, ры,- газует, рисуется сопляк. Рев, дым из выхлопной. Я опускаю стекло:
   - Слыш парень и документики у тебя на него есть?- интересуюсь так, без задней мысли.
   - А хуй тебе ментяра!- получаю криком ответку. Газ до "полика", рывок вперед, "конь" на дыбки, и его бросает в сторону на столб. Удар, мотоцикл на бок и заелозил по асфальту, только шкорлуки от него в разлёт. "Всадник" корчится на земле. Кровища, сопли, стоны. Мы неспешно подходим:
   - Дяденьки вызовите скорую!- с плачем просит хам нас.
   - Э, ну ты и орел, только же нас послал на "хутор" бабочек ловить! А теперь просишь! Надо звони сам. Тем более ты нас оскорбил,- видим, жить будет, можно заняться воспитанием грубияна.
   - Я не прав был, вызовите, пожалуйста!- плачет. Ладно, вызвали всех. Приехали компетентные дядечки, наше же дело задержание, а не расследование. Мы, поглазев, тронулись домой. В отдел приехали одновременно с эвакуатором, а там уже "терпила" мечется:
   - Украли мотоцикл!
   - Ха, какие проблемы? Этот? - показываем на эвакуатор!
   - Моййй...!- жалобный визг, ведь мотоцикл разбит. Но зато посмотрите, как милиция работала! Только украли и мгновенно нашли,- засмеялся Игорь, посмотрел на часы.- Всё! Обед закончился, пора работу работать.
   =====
   2010г
  
   Примечание:
  
  -- Штурмовые* - Тогда "кликали": гвардейской десантно-штурмовой бригадой
  -- Окошко*- Сохранена речь рассказчика.
  --
  
   Автор предупреждает,что всё выдумка совпадения случайны

Оценка: 6.94*6  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018