ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Подполковник Суонг
Автобиография как она есть

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 9.42*22  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Часть вторая. "Когда я был взрослым..." (отрывки)

  Часть вторая. ·Когда я был взрослым...
  
  Издание дополненное, исправленное, но так и неоконченное.
  
  "...Взро́слый - человек, достигший определённого возраста, и по отношению к которому есть основания предполагать, что он обладает телесной и ментальной зрелостью. Взрослый индивид располагает теми необходимыми знаниями и умениями, которые позволяют ему принимать решения, важные на его жизненном пути. По сравнению с подростками, взрослые наделены бо́льшими правами и большей ответственностью. Как правило, взрослые в состоянии сами себя обеспечивать. Вхождение во взрослый возраст, в зависимости от местного законодательства, сопровождается получением таких прав, как вождение автомобиля, употребление алкоголя, курение, самостоятельный выезд за границу, участие в политической жизни (получение прав избирать и быть избранным), половые отношения и брак..."
  (Материал из Википедии - свободной энциклопедии Интернета)
  
  Решив описать взрослую жизнь, я задумался - а с какого момента она, всё-таки, начинается? Окончание школы? Женитьба? Первая получка? Выход на пенсию? Воспользовавшись Википедией, я решил рассмотреть все признаки взрослости по порядку. Судя по курению и употреблению алкоголя, повзрослел я уже в первом классе. Такой показатель взрослости, как выезд за границу, в основном - южную, причём - абсолютно бесплатный, предоставлялся в годы моей юности любыми военкоматами каждому парню, достигшему 18-тилетнего возраста и годному к службе в армии. Влияние брака на моё повзросление вообще было оценено мной довольно критически, а моей женой до сих пор оценивается как ничтожно малое. Вообщем, сопоставив все факты, я пришёл к выводу, что мне писать, собственно говоря, ещё не о чём, так как взрослая жизнь у меня пока, судя по всему, так и не началась. Но я попробую.
  
  Порой, одиночный случай, произошедший в детстве, определяет всю дальнейшую взрослую жизнь. У меня таких определяющих случаев было два, оба они были судьбоносными, поэтому сомнений в определении направления моей взрослой жизни не возникало... В первом случае я склонен винить Министерство культуры.
  -Ну, ты артист, - ворчал наш дворник дядя Миша, ведя меня домой за ухо после очередной невинной шалости, вроде поджога мусорки, расстрела дверей обувного склада из поджиков, подбрасывании прохожим кошельков с собачьим помётом или надевании на брандспойт дворникова шланга ·изделия номер два, а именно - презерватива, купленного ·на спор в соседней аптеке.
  -Знали бы вы, какой он спектакль на уроке устроил, - жаловалась вызванным в школу родителям классная руководительница.
  -Ну ты мне комедию тут не ломай, Райкин недоученный, -ласково журил учитель физкультуры меня, прихрамывающего на обе ноги, перед очередным никому не нужным кроссом на целый километр.
  После объявления пионервожатой о том, что участвующие в художественной самодеятельности освобождаются от всеобщей повинности по сдаче макулатуры а, заодно, с каждым днём всё больше и больше понимая, что человек я, видимо, недалёкий от искусства, я решил приобщить себя к ·великому и вечному и отправился записываться в театральный кружок. Кроме того, к постановке готовилась очередная ·нетленка - "Мальчиш-Кибальчиш и сотоварищи" и, по слухам, во время премьеры, на сцену, по советам какого-то Станиславского, для создания правдоподобной обстановки, должны были быть выкачены коробка с печеньем и трёхлитровая банка малинового варенья. Это решило все сомнения в степени моей артистичности. Я распахнул дверь художественного кружка и сразу заявил, что, по способности сжирать малиновое варенье, лучше Мальчиша-Плохиша им уже не найти. По причине моей худобы, особого энтузиазма это у режиссёра не вызвало, зато я тут же был переодет в какие-то шаровары и будёновку, в руки мне была вколпачена пластмассовая сабля и я понял, что, к сожалению, роль Мальчиша-Кибальчиша так и писалась истинно народным автором под мою тощесть и визглявый звонкий тонкий голосок.
  И вот настал день премьеры... Я, затянутый до состояния недышания ремнём, в огромных сапогах по самое ·это самое и будёновке, лезущей на глаза, бегал по сцене и бросал испепеляющие взгляды на моего друга, Игорька, который обеими руками, чтобы побольше успеть за время этой сцены, жрал моё печенье и закусывал, давясь, моим же вареньем. Эта сцена настолько взволновала мою тонкую артистическую натуру, что я так истошно размахивал саблей и орал - "Эй, вставайте!", что весь зал был готов встать и выйти прямо сейчас на войну с буржуином-режиссёром, лишившим меня такого любимого мной малинового варенья... Видимо, я так увлёкся размахиванием саблей, что вовремя остановиться не смог. Поэтому судьбой мне была предоставлена возможность промахать саблей все предстоящие двадцать лет военной службы.
  
  Во втором случае я должен винить Министерство образования. Однажды, уже в девятом классе, мы с Игорьком сидели во дворе и за бутылкой "Агдама" обсуждали сложившееся проблемное положение в системе образования, а именно - свои четвертные оценки. По данному поводу, после окончания бутылки, нами было принято консенсуальное решение о том, что сложившая общеобразовательная ситуация вряд ли устроит наших родителей и с системой образования надо что-то делать. К середине второй бутылки мы поняли, что мы просто обязаны поговорить с классным руководителем и попытаться выправить ситуацию, что мы и решили после окончания второй бутылки сделать немедленно.
  К сожалению, с классным руководителем побеседовать мы не смогли, так как дверь в его квартире была железной, а на наш вежливый стук в дверь кирпичами с ближайшей клумбы, классный, проявляя верх негостеприимности, не отзывался. Было бы, конечно, намного интеллигентнее позвонить в дверной звонок, но мы, к сожалению, по ошибке перерезали его провод вместе с телефонным. Так и не дождавшись гостеприимного хозяина, мы вежливо справили малую нужду на дверь и убыли сдаваться родителям.
  На следующий день, вызванным в школу родителям, было предоставлено устраивать наше дальнейшее образование по своему усмотрению. И вот что удивительно... Игорька определили в обычную, нормальную школу. Он, окончив её, стал обычным ювелиром, с обычными двумя квартирами, обычным "Мерседесом", обычной дачей. А меня, в целях укрепления среди меня порядка и дисциплины, определили в военную школу, в которой строевая и парашютно-десантная подготовка успешно конкурировали с литературой и математикой и, окончив которую, выпускники стройными рядами переступали порог курировавшего её, довольного жизнью и пополнением, военного училища. И, по окончанию этой школы, мне была дана полная возможность применить на практике все полученные мной в театральном кружке навыки размахивания саблей и кричания "Эй, вставайте!". Видимо, в системе образования было что-то неладно. Кстати, причитающиеся мне по принципу глобальной справедливости "Мерседес", дачу и две квартиры, Министерство образования мне так и не вернуло. И ни Министерство культуры, ни Министерство образования, взрослым меня сделать так и не смогли. Не их уровень.
  
  Нет. Видимо, подумал я, повзрослел я со вступлением в брак. Ну, наверное...
  В жизни каждого мужчины наступает момент, когда он приходит к выводу, что самостоятельно определить - куда ему класть грязные носки, во сколько приходить домой и почему домашние котлеты вкуснее беляша в закусочной на углу, он сам уже не может. Кроме того, с каждым прожитым годом, взбираться по водосточной трубе женского общежития становится всё труднее и труднее. Поэтому мужчина прощается со взрослой жизнью и, впадая в детство, идёт на отчаянный шаг. Он женится.
  В данном случае, судьбоносной оказалась моя врождённая интеллигентность. Вежливо предложив симпатичной девушке перенести её на руках через лужу, я и подозревать не мог, что, отказавшись сесть на руки, она удобно устроится у меня на шее и, практически четверть века, к моему вящему удовольствию, будет проедать мне лысину.
  В первый день моего жениховства, когда я при полном параде прибыл к родителям моей будущей жены, так сказать, представиться на предмет предложения руки, сердца, а так же своих физических сил и способностей изображать бульдозер на огороде, я вляпался, причём, как выяснилось, в прямом и переносном смысле. Перенервничав при представлении перспективному тестю и припадании к ручке перспективной тёщи, я взял тайм-аут и удалился в места не столь отдалённые от ванной комнаты для пребывания в раздумьях. Откуда я мог знать, что своим появлением я уже нажил в этом доме врага в виде ихней домашней кошки, которая, инстинктивно догадавшись о моих кошконенавистнических чувствах, успела заминировать туалет, нагадив возле унитаза, да ещё и, видимо, перегрызла провод, так как свет в данных неудалённых местах не включался. Так как размер моей ноги превосходил все остальные, имеющиеся в доме вместе взятые, в туалет я вошёл в носках и сразу понял, что я вляпался конкретно. Во что я вляпался физически, судя по запаху, у меня сомнения не вызывало. Надо было срочно понять - во что я вляпался морально. Но времени не хватало, и я решил сдаваться.
  Выстирав мой носок, справившись со слабо сдерживаемыми приступами хохота и лёгким смущением, моя новая родня решила разрядить обстановку.
  -Дочка сказала, что ты большой сладкоежка, - сказала мне в недалёком будущем любимая тёща, - Она специально для тебя тортик приготовила, сейчас чай с тортом будем пить. В предвкушении радующего мероприятия, я уселся за стол и присмотрел самую большую из имеющихся на столе ложек. Наконец, двери распахнулись и, гордая от осознания своей кулинарной состоятельности, вошла моя будущая любимая жена, держа в руках тарелку, на которой тёмно-коричневой кучкой лежало нечто, цветом и видом напомнившее мне только что миновавший инцидент с кошачьей злопамятностью.
  -Что это? - из последних сил сдерживая желание снять второй, ещё невыстиранный носок, спросил я.
  -Это дочка специально для тебя приготовила. Торт "Медовая горка".
  Отчаянию моему не было предела. Дело в том, что искренне ненавидимыми с детства продуктами были манная каша и... да... тот самый мёд, который, в смеси с мукой, сахаром и ещё чем-то, неаппетитной кучкой лежал на злосчастной тарелке. Да я, скорее, был готов съесть продукт мести той самой злосчастной кошки, чем впихнуть в себя ложку этой медосодержащей абсистенции. Но "ноблесс оближ" обязывал. Я мужественно вздохнул, мысленно закрыл глаза, и... вообщем, я ЕЛ. Я вызывал в мыслях виды витрин кондитерских, ломящиеся от пирожных, торты на прилавках, да хоть леденец "петушок на палочке" и пытался как можно быстрее впихнуть в себя эту благовоняющую мёдом коричневую массу. Наконец, невероятными усилиями, цель была достигнута. Тарелка сияла первозданной чистотой.
  -Тебе понравилось?, - радостно и заботливо спросила будущая жена, - Давай я тебе ещё положу?
  И солидный кусок "Медовой горки" шлёпнулся в мою тарелку. В тот день я понял, что кроме желания жениться, я обладаю ещё и недюжинной силой воли, но особого процесса взросления так и не ощутил.
  
  Участие в политической жизни - серьёзный фактор повзросления. Решив повзрослеть, я попробовал разобраться во всей той политической каше, творившейся вокруг и, как сторонник радикальных мер в управлении государством, принял взрослое решение быть приверженцем военной диктатуры как государственного строя. На стене занял почётное место портрет генерала Аугусто Пиночета, как моего идейного кумира, а я занял место в почётном карауле возле него, отбивая все либерально-демократические нападки жены "снять со стены эту гадость и повесить на это место вот тот красивенький коврик". Честно говоря, портрет провисел недолго, но не из-за падения моих политических убеждений. Просто однажды сосед, зашедший ко мне по делу (мы в то время жили в одной маленькой, но очень южной республике), посмотрел сначала на портрет, потом на меня и сказал - "Вах, как ты на сваево дэдушку пахож!". Попытка повзросления путём политической адаптации провалилась.
  
  Честно говоря, несмотря на все мои попытки повзрослеть, взрослым мне так ощутить себя не удавалось. Если даже во время допроса в следственном управлении в службе безопасности при Президенте одной из новобразованных стран, в ответ на обвинение в государственной измене и шпионаже, рассказывая следователю очередной анекдот про Штирлица и радистку Кэт, я и то удостоился разгневанного выкрика - "В конце концов, Вы будете вести себя как взрослый человек?!", то что говорить об обыденной жизни.
  
  Вождение автомобиля тоже особого прогресса в процесс взросления так и не внесло. Однажды, поехав с сыном на базар, прикупить фруктов, имея в кармане немножко денег и наказ жены "много не тратить", закупившись, мы с тоской посмотрели на пакеты у нас в руках, потом на плотно забитые народом двери автобуса, потом на авторынок рядом с базаром и повезли пакеты домой в багажнике купленного за самую дешёвую цену автомобилеподобного монстра. Так что врёт Википедия, потому что даже имея в кармане ключи от средства, отдалённо напоминающего транспортное, я всё равно удостоился головомойки от жены и высказывания "Ну когда же ты, наконец, повзрослеешь!".
  
  Как индивид, пытающийся почувствовать себя взрослым, я так и догадывался, что должен определить свои неудавшиеся взаимоотношения с Министерством культуры. Решив показать себя взрослым и культурным человеком, я решил написать жене если не оду, то, по крайней мере, хотя бы поэму. Честное слово, я не занимался плагиатом, произведение в классическом стиле "Служил Гаврила управдомом..." возникло само. По результатам восторженного прочтения моего шедевра жене, у нас с ней состоялся разговор, из которого я с удивлением узнал, что оказывается Ямб и Хорей - это совсем не персонажи русских народных сказок, а длина строчки стиха, написанной мелким почерком, не должна хотя бы превышать ширины тетрадного листа.
  
  В семье назревал культурно-художественный кризис. Проникновенная и с выражением декламация мной статьи "Обязанности часового" из Устава Гарнизонной и Караульной службы на жену благотворного влияния не оказывала, а в отношении ко всяким там обсракционистам, постмордерьмистам и прочим п... передвижникам, я был абсолютно солидарен с Никитой Сергеевичем Хрущёвым. Срочно нужно было самообразовываться. И поэтому жена, решив заполнить возникший культурно-идеологический вакуум великим и прекрасным, взяла нам билеты на балет.
  Честно говоря, балет мне не очень сначала понравился. Нет, с полной темнотой и отсутствием, в нарушение всех уставов, дежурного освещения в зрительном помещении я ещё был готов смириться. Грохочущая музыка тоже была где-то в глубине души привычной и напоминала духовые ухищрения дудящего во все дудки и неистово лупящего в барабан училищного оркестра, тщётно пытающегося изобразить последний марш Первой Лошади Будёного. Но тут вдруг музыка заревела ещё громче и на сцену выбежал мужик. Явно голубой. Но хоть с винтовкой. Побегал по сцене, в зрительное помещение позыркал - народ сидит, не возмущается, терпит. А потом на сцену выбежала Она, как потом я понял из объяснений жены - абсолютная Жызель па-жизни. В миниюбочке такой, я аж по своему биноклю-шестикратнику затосковал, а в ту дрянь, которую нам при входе подсунули, можно только, как говорил мой ротный... э-э... вообщем, только муравьёв на лысине впереди сидящего рассматривать. Вообщем, пока тот нетрадиционал за этой в миниюбке гонялся, я терпел, всё интересно было - догонит или нет,а если и догонит, то что-ж он с ней делать-то будет. Но когда на сцену из темноты стали выбегать мужчинки в женских колготках и отвратительно так подрыгивать филейными частями, моё терпение лопнуло. Высказав вслух громким командирским голосом словами Никиты Сергеевича своё отношение ко всему творящемуся тут вертепу, я тут же удостоился гневного взгляда жены и змеиного шипения толпы старушек, сбежавшихся со всех краёв зала и размахивающих какими-то путеводителями. Поняв, что здравым смыслом искусство не перебороть, я встал и гордо удалился в буфет на предмет распития пива.
  Не найдя пива в буфете, но доблестно скомпенсировав его довольно таки неплохим коньячком, я решил вернуться в зал. И тут я понял всю прелесть и полезность балета. Когда штук двадцать тёток, построившись и приняв позу ласточки, строем и в ногу выпрыгивали на одной ноге из одного угла сцены в другой, я сразу понял - чего не хватает моим бойцам на утренней физзарядке. И дальше по ходу дела, насмотревшись как этот балерин заламывал ногу своей балерунше, я задумался о том, что занятия по рукопашному бою с личным составом надо несколько разнообразить всякими такими вот финтами. Вообщем, из балета я всё-таки взял для себя что-то полезное. Но, к сожалению, ещё долгое время я выслушивал упрёки в том, что я никак не повзрослею и в приличное общество со мной выходить можно только в музей антропологии, и то - при отсутствии в нём посетителей.
  
  Вообщем, видимо в название второй части моей автобиографии вкралась пунктуационная ошибка и оно должно оканчиваться не точкой, а большим вопросительным знаком.
  Но жизнь не заканчивается. А, значит, продолжение следует!

Оценка: 9.42*22  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2017