ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Погодаев Сергей Геннадьевич
Открытое письмо Сергею Мищихину

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 8.68*12  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Хочу Вас познакомить с прекрасным Солдатом и хорошим парнем. Рад, что он состоялся в жизни. Рад, что его нашли боевые награды, честно заслуженные им в боях.


  

Открытое письмо Сергею Мищихину.

  
   Приятно через двадцать лет получить письмо от своего солдата, рядом с которым пришлось воевать в Афганистане, вместе с которым приходилось терять друзей, терпеть все тяготы и лишения войны...
   Итак, письмо от командира 400-го танка сержанта Мищихина Сергея:
  
   "Здравствуйте, Сергей Геннадьевич!
   Вы меня должны помнить, я был бессменным командиром брони 400, т.е. комбатовского танка почти 2 года. Дислоцировался в основном на девятой заставе, но бывал в командировке на одиннадцатой. Там впервые с Вами и познакомился, - это было зимой 86-87 года. Из рассказа, написанного Вами, вспомнил тот разговор между Вами и комбатом насчёт обстрела огоньков в горах, как погиб сапёр у трубачей. Мы тросом обгорелое тело хотели из огня вытащить, но так ничего и не получилось, потом в поле сапог с ногой нашли.
   Вы, наверное, помните, как оторвало голову башней у моего механика-водителя Жени Пителева. Для прикрытия своей задницы комбат с замполитом свалили всё на меня, как на командира танка, хотя командовал танком комбат. Мне из-за этого случая ни одна наградная не прошла.
   По Вашему рассказу вспомнил всех на одиннадцатой заставе: Рычкова, Толстого и других. Поместил фотографии, сделанные мною на одиннадцатой заставе, на своём сайте. Там и Вы с Тайгой, только во время съёмки Вы отвернулись. Может помните, что я подорвался в танке на выносе напротив шестой заставы 15 марта 1988 года.
   Вы тогда вроде бы были командиром пятой "А" заставы.
   А ещё помните, я стоял на танке напротив пятой "А", и мимо меня проходили школьники-бачи, один выскочил за мячиком и попал под проходивший КамАЗ. Другой бача убежал в кишлак, и оттуда примчалось всё население, я Вас по связи вызвал, Вы сказали - ничего не делайте и сидите в танке, потом Вы приехали, забрали пацана и увезли в медсанбат, но он всё равно умер.
   Со мной в экипаже были: заряжающий - Самат Иргалиев и механик Володя Стешин. Володю на граждане, через 2 месяца после дембеля убили на танцах. Комбат, как в воду глядел: говорил, что Вовка своей смертью не умрёт. Единственное, что забываю имена и фамилии со временем, а так всё помню, все события за 23 месяца нахождения мною в батальоне.
   А помните мне подруга не писала, я расстраивался и Вы мне после своего отпуска привезли адрес незнакомки из Вашего города, я начал ей писать, а потом переписка с подругой восстановилась.
   Я дембельнулся в конце июня, а в августе уже сыграли свадьбу. Сейчас у нас три взрослых дочери. А в том году, спустя 20 лет после представления, меня нашла медаль "За боевые заслуги". Первая "За отвагу" пришла тоже только в 91 году. Комбат же говорил, что уйдёшь, тогда тебя и представим. Похоже не врал. Прочитав Ваш рассказ, как бы всё заново пережил, как будто на машине времени съездил в Черикарскую зелёнку.
   Большое спасибо Вам, если ответите мне. И почитать бы продолжение Вашего дневника 1987-88 гг".
  
   ...Да, Сережка. Как же мне не помнить всех вас. Просто имена, оказывается, с годами забываются. В своих блокнотных записях я упоминал только своих подчиненных, а вот ваши имена из памяти стерлись. Прости, Солдат.
   Про Женьку Пителева помню все. Скромный, невысокого росточка паренек. Почему-то лицо его запомнилось улыбающимся...
   Насколько мне память не изменяет, комбат тогда башню повернул при помощи кнопки целеуказания, так что - какая уж тут твоя-то вина. Тогда, если ты помнишь, все офицеры батальона были на твоей стороне, и очень за тебя переживали. Думаю, что эта одна из причин, и, склонен полагать важнейшая, почему тебя тогда не сожрали и не посадили "на тюрьма".
  
   ...Костя Снарский, Светлая ему память...
   В блокноте я тогда записал:
   "31.01.87г.
   Погиб Костя Снарский - сапер трубачей Сашки Белкина. По колено в керосине, проверяя трубопровод, Костя нашел свою мину... Целими остались только пятка и шерстяной носок, который связала ему мама перед отправкой в Афган...".
  
   В тот день я был в Рухе.
   ...И подрыв я ваш помню:
   "15.03.1988г.
   Ночью шел дождь, а после выставления выносных повалил снег. Сначала он таял, а сейчас хоть и мокрый, лежит на земле.
   Вчера я увидел первые тюльпаны, но в руках у мальчишки у дороги. Останавливаться нельзя - возможна засада. А жаль. Скоро и у нас появятся тюльпаны и я смогу отправить лепестки этих чудных цветов домой любимой.
   Смотрю в окно - хлопья снега в полспичечного коробка. Все больше и больше.
   Читаю "Валиханова" из серии "ЖЗЛ".
   Вчера с утра приехал Якуб. Абибу оторвало ногу - подорвался. Якуб просит стрелять по Саусангу. Поистине надо быть дипломатом.
   Сегодня, при выходе из окопа, на первой выносной шестой заставы подорвался 400-й. Контужен Сережа Мищихин - командир танка. 441-й при въезде на заставу встал. Завтра буду разбираться".
  
   Странно, Сережка, но про того мальчишку сейчас не вспомню. Надо блокноты полистать. А вот другого очень хорошо помню:
   "8.03.1988г.
   С Праздником, Любимая! С Праздником, донюшка Настенька! С Праздником, мои дорогие женщины!
   Выставил две выносные.
   За завтраком выпили с Николаем Кругляковым за здоровье наших дам.
   Обстрел на дороге в районе первого выносного поста, напротив кишлака Калайи-Биби. Пока выдвигаюсь на 419-ом к месту обстрела, запрашиваю обстановку у 441-го - этот танк стоит на первой выносной. Приказываю открыть огонь по ближайшим развалинам крепостей. Каждый экипаж знает свои цели в случае огневого воздействия. Они указаны на типовой карточке огня танка, разработанной для каждой основной и запасной выносных позиций.
   По связи ставлю задачу первому посту из ДШК работать короткими очередями по виноградникам восточнее дороги, миномету - по пристрелянным ориентирам в том же направлении.
   Мимо меня, в сторону Кабула, на огромной скорости летят наши КамАЗы. Колонна пролетела сквозь зону обстрела без видимых потерь. Во всяком случае, духи ни одной машины не подожгли. Теперь они с остервенением обстреливают любые движущиеся цели на дороге. Бурбухайки, БТР комендачей, наши танки. Из какой-то крепости ведет огонь миномет.
   Принимаю решение - смести крепость, в которой по моим данным находится духовский комитет. Вызываю со второй выносной 443-й танк, указываю ему цели. Несколько снарядов сметают крепостные башенки. Огневое воздействие из зеленки заметно утихает.
   Внезапно стрельба со стороны кишлака прекращается совсем.
   Даю команду на прекращение огня, каждому экипажу - наблюдать в своих секторах.
   Вдруг в поле зрения командирского прибора наблюдения попадает женщина без чадры, несущая на руках окровавленное детское тельце.
   Выскакиваю из машины, бегу навстречу. Женщина плачет, при моем приближении руки ее безвольно опускаются. Подхватываю еще теплое тело мальчика.
   Развернувшись в сторону дороги и сделав несколько шагов, я затылком ощутил количество глаз, разглядывающих меня сквозь рамку прицела. Страха не было. Главная мысль на тот момент была о том, чтобы падая с простреленной башкой не подмять под себя мальчонку. Упасть нужно боком. С каждым шагом я поворачивал корпус, чтобы тело при падении по инерции повернулось именно так.
   Выйдя к дороге, отдаю мальчонку прапорщику Круглякову, который на БТРе начальника штаба подъехал к нашим танкам.
  -- Николай, мальчик должен жить.
   - Понял, командир. Как раз в Баграм еду за хлебом. Сам доставлю.
   Сначала прапорщик завез ребенка на девятую заставу, где раненому оказали необходимую первую помощь, далее в Баграм, в Чарикар, и снова в Баграм.
   Отношение к раненому афганскому ребенку:
   Комбат:
   - Вы мне срываете выполнение боевой задачи! Пусть сами разбираются!
   В медсанбате:
   - Какого черта?! Сегодня праздник, везите в Чарикар!
   В итоге, конечно, приняли, и мальчика будут лечить, но неужели же к своим детям такое отношение?
   Как только узнал по связи заключение врачей, пошел в кишлак. Вышли старики, женщины, дети. Как я потом узнал - вся семья главаря банды Ясына. Мальчик оказался его сыном.
   Сказал им, что опасности для жизни мальчика нет, что он находится у русских врачей. У ребенка сотрясение мозга, касательное ранение головы, груди, перелом ноги. Жить будет.
   Сразу вопрос:
   - Врач твой друг?
   - Да, это мой друг, - вынужден был ответить я.
   Вопрос:
   - А кормить его там будут?
   - Не переживайте, там ребенок ни в чем не будет нуждаться. И кормить будут, и спать он будет на чистых белых простынях, и лечить его будут самыми лучшими лекарствами.
   Старики заговорили между собой. Рядовой Дустов (таджик по национальности, всегда присутствовал со мной во время переговоров с местным населением) переводил:
   - Они говорят, что если врач друг командора, то будет лечить хорошо, и что врач должен быть очень хороший человек. Еще они говорят, что командор очень смелый человек, и они благодарят его за участие и за то, что он не побоялся прийти к ним в кишлак и сообщить о состоянии мальчика. Они желают командору и его семье здоровья.
   Я поблагодарил стариков за теплые слова, на прощанье традиционно пожелал здоровья и мира, и мы вернулись на заставу.
   Должен жить этот мальчонка. Жить и помнить, что именно русские вернули его к этой жизни.
   Во время снятия выносных постов трое душманов выходили к дороге вдоль дувала, в том месте где они сожгли 443-й танк. Минометом и из ДШК обработал местность, командиру 441-го дал команду развернуть пушку влево, поработать пулеметом в проломы дувала. Благодаря этому танки благополучно вернулись на заставу".
  
   Про этот случай я написал своему другу письмо, так он это письмо опубликовал, и сегодня этот рассказ ты можешь найти на сайте "ARTofWAR" на моей страничке. Но тот парнишка выжил. Точно. У меня и подарок остался за тот случай от Ясына.
  
   ...Володя Стешин...
   Эту историю мне рассказал мой замкомвзвода Каленов Андрей, когда в 1989 году я приезжал в Самару к родственникам Володи Исмаилова. Тогда вдова Володи Галина получила квартиру в Самаре на улице Гагарина. До этого она с детьми (у Володи осталось два сына - Денис и Алеша) жила у матери в поселке Дубовый Умет.
   Так вот парни - разведчики Исмаилова (одного ты должен помнить. В Чарикарской зеленке их БМП обстреляли из гранатометов, вот как раз в него граната и попала. Срикошетила о бронежилет и разорвалась в воздухе, а солдата с ушибом грудной клетки и брюшной полости отправили в медсанбат. Фото его есть, а как зовут, не помню.) и Андрюха Каленов (специально приехал из Тольятти) съехались из области чтобы отремонтировать квартиру семье командира.
   Галина работала в библиотеке, и днем уходила на работу, меня мужики отправляли гулять с детьми, а сами занимались ремонтом. (Как мне вас, бл@дей не любить после этого?!)
   "Вот тебе сто рублей, командир, забирай пацанов и гуляй с ними. Можешь на речном трамвайчике покататься, можешь в кино, в кафе, в парк. Короче, только не мозоль глаза - работать мешаешь".
   Теперь сама история...
   Помнишь, с моей подачи автолавщик Володя Навроцкий дембелям магнитофоны-мыльницы "SANYO" за 112 чеков привозил? Так вот, с этим магнитофоном Володя Стешин и шел с девушкой под руку после танцев по улицам Тольятти (они с Каленовым земляки).
   Как потом эта девушка рассказывала, проходили они мимо группы подростков. Те обратили внимание на магнитофон, попросили отдать. Володя, парень не из робких: "А ху-ху не хо-хо?", ну и пошли дальше.
   Проводил Стешин девушку до дома, назад возвращался, тут его эти щенки и подкараулили. Ударили доской по голове, а в доске гвоздь был. Удар оказался смертельным. Уже мертвого они тыкали Володю ножом. 38 ножевых ранения...
   После похорон Каленов собрал парней-афганцев, девушка под их напором была вынуждена указать на одного знакомого, который был в той компании. Мужики взяли засранца, поместили в подвал и держали пока он не сдал остальных. Собрав в кучу это отродье, парни привели их в милицию. Думали всё. Какой там! Среди задержанных оказались сынки высокопоставленных чиновников и всех отпустили, дело попытались замять. Но ты же знаешь наших! По новой собрали ублюдков, привели к зданию городской администрации и устроили манифестацию с привлечением сотрудников СМИ.
   Добились-таки суда.
   Вот такая, брат, нерадостная история.
  
   И про историю твою любовную помню. Ты же, вроде как, приезжал даже в Комсомольск. Или я ошибаюсь? (Прости, коли не в тему).
   Рад, что на семейном фронте у тебя сложилось.
   А продолжение прочтешь - обещаю.
   Крепко, по-мужицки обнимаю тебя, брат!
   Здоровья тебе, семейного счастья и Любви! Пусть дети твои растут здоровыми и счастливыми. Они могут гордиться своим отцом! Ты честно выполнял свой воинский долг. Рядом с тобой всегда было надежно. Награды твои дорогого стоят. Заслужил ты их честно, не в "обозе".
   Жму лапу!
   Всегда рядом, твой Погодаев С.Г.
  
   18 марта 2008г. г.Комсомольск-на-Амуре.
  
  
  

Оценка: 8.68*12  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2017