ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Покровский Григорий Сергеевич
Легионеры демона. Глава 5

[Регистрация] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Найти] [Построения]

   Глава 5
  
   В доме вора в законе по кличке " Соха" сидели гости. На столе стояла дорогая выпивка и закуска. Параллельная местная власть обсуждала насущные проблемы: как улучшить сбор денег в воровской общаг и каждый из них думал, как удвоить свои доходы. Главным в этой компании был " Соха" - он же в миру Сохнов Илья Данилович. Этот уже немолодой мужик с проседью на висках и элегантной бородкой был смотрящим по городу. Свою карьеру в воровском мире Илья Данилович начинал ещё в начале шестидесятых - мелким щипачём. На этом он попался и угодил за решетку. В тюрьме с ним произошёл такой казус. Он стриг старого авторитета и случайно ножницами задел ему ухо. В начале авторитет захотел порешить пацана, но, взглянув на худого маленького роста паренька, пожалел его и закричал: "чего "Соха" стоишь паши, кровь останавливай". С тех пор и прилипло к нему это погоняло, а авторитет приблизил щуплого паренька к себе. В семидесятых годах "Соха" был в банде, которая под видом милиции делала обыски у цеховиков и фарцовщиков. Все деньги и драгоценности изымались, но заявлений от потерпевших граждан в милицию не поступало, так как потерпевшим доказать происхождение богатства было трудно. Бандиты действовали как герой фильма "Берегись автомобиля" Юрий Деточкин - грабили расхитителей социалистической собственности. Потом всю банду оперативным путём вычислили и посадили. "Соха" сидел в тюрьме много раз, выходил и снова садился и снова выходил. Этим ходкам он уже потерял счёт. Так "Соха" из шестёрок дорос до авторитета.
  - Ты слышал, "Соха", " Япончика" америкосы арестовали, - сказал один из гостей.
  - Слышал. Ещё на похоронах у "Монгола" я говорил ему, что нечего туда соваться. Дома надо сидеть, тут всё схвачено - и прокуроры, и менты. У него даже в Кремле были свои люди. Поперся неведомо куда, захотел красивой жизни.
  - Нет, он не из-за красивой жизни туда убежал, - возразил "Чиж".
   - А чего же ему дома не сиделось?
  - Он в 92- м году двух турков грохнул, а ищейки след взяли - сказал "Адвокат".
  - Убежал, ну и ложись на дно, а то начал по телефону болтать: " Ребята я вам тут дело подготовил". Он что совсем того? - "Соха" покрутил пальцем у виска, - не понимает, что все разговоры прослушиваются.
  - Теперь его оттуда не выпустят, - сказал, начавший этот разговор гость
   -Полез туда, хрен его знает зачем, - сказал "Соха". - Ни связей, ни денег. В Америке пацаны с такими бабками сидят, что "Деду" и не снилось. Америку захотел покорить. Там ребята бабло уже давно сколотили, теперь законы соблюдают, чтобы их никто не трогал. Лучшего места для нашего брата как Россия нет. Тут и мента, и судью, и прокурора, и всю власть можно купить. А что там?
  - Не хотелось ему, наверное, снова на нарах париться, - сказал "Чиж".
  - Ой, ой, так уж его и напугали нары. Сидел же в 91- м. За него какие люди хлопотали - и Кобзон, и глазник Фёдоров и даже этот правозащитник, - сказал "Соха".
  - Я думаю, что все их малявы - туфта, просто "Дед" власть подкупил. А как власть, сама сможет на волю выпустить? Народец роптать начнёт. Скажет, что власть с ворами связалась. Вот они и посоветовали видным людям, чтобы настрочили - сказал "Адвокат".
  - Ты прав, - сказал "Соха", - нам бы самим надо подумать, как местную власть купить.
  - Окружение губернатора потихоньку прибираем к рукам, а вот с самим губернатором не получается. Уж больно он принципиальный, - сказал "Адвокат".
  - Ты бумаги оформил для строительства торгового центра и казино? - спросил "Соха".
  - На всех уровнях согласовал, осталось у губернатора подписать - ответил "Адвокат".
  - Ну и чего не идёшь к губернатору?
  - Архитектор говорит, что губернатор может не подписать. Это центр города, надо сносить здание, а оно какую-то историческую ценность имеет. Жду, когда он в отпуск уедет. С замом я уже договорился. Если губернатор вместо себя этого зама оставит, то он мне подпишет. А если оставит пацана, то тот такой же, как и губернатор. Тогда надо думать, как решить эту проблему.
  - Что, не знаешь, как такие дела делаются? Нашёл мне здание, рухлядь какая-то. "Зубу" и "Китайцу" поручим, пусть петуха пустят.
  - Погоди "Соха", зачем народ дразнить. Всё сделаем тихо по закону.
  - Ай, "Адвокат", вечно ты со своими законами, у " Монгола" надо было учиться, Вот это человек был. Наливай, надо помянуть, год как его не стало.
   Илья Данилович решил помянуть своего учителя по кличке "Монгол". Он получил такую кличку за свою внешность. И был уголовным "наместником" в одном из районов столицы, а в девяносто четвёртом году умер.
   Организованная преступность начала поднимать голову ещё в семидесятых годах. И особый всплеск её произошёл во время перестройки в конце восьмидесятых и начало девяностых. В эти годы возникла питательная среда преступности - частный капитал. С появлением его появился и рэкет. Так устроена природа - на всякое действие всегда возникает противодействие. Отцом рэкета в современной России был "Монгол". Уже в семидесятых годах после хрущёвской оттепели появились подпольные цеховики, фарцовщики, миллионеры-торгаши и собиратели антиквариата. Они и стали для преступного мира лакомым кусочком. "Монгол" сколотил банду из тридцати двух человек, в которую входил и "Япончик ". Бандиты стали грабить людей живущих, как тогда говорили, не на трудовые доходы. Некоторые люди считали их борцами за справедливость, но среди этой банды были наркоманы и шизофреники-палачи. Людей увозили в лес, там избивали, подвешивали за ноги, заставляли копать могилы, клали живыми в гроб и пилили пилой. Под пытками многие отдавали всё своё добро. А тех, кто не ломался, убивали. Потом всё банду арестуют, но в начале девяностых отморозки возьмут их приёмы отбирать на вооружение. Рэкет и беспредел загуляет по всей стране. И в нём уже будут участвовать не только уголовники, шизофреники, наркоманы, но и правоохранители. "Монгол" умрёт своей смертью в онкологической клинике Подмосковья. "Япончика" и других авторитетов в борьбе за сферы влияния застрелят свои же, а многие, награбив, уйдут в тень. Но они так и останутся связаны с транснациональной организованной преступностью, и будут продолжать влиять на власть, которая постепенно срасталась с криминальным миром.
  
   Во время застолья зашел охранник.
  - Тебе чего? - спросил "Соха".
  - Илья Данилович, тут к вам этот, главный мент пришёл, - сказал охранник.
  - Зови, чего гостя на улице томишь.
   Главным звали полковника Шиловского Петра Никитовича, начальника областного управления милиции. Он был подкормлен местной группировкой уже давно и шёл по карьерной лестнице вверх благодаря деньгам преступного мира.
   - Ты никак, Петр Никитович, ко мне с обыском пришел, - пошутил "Соха", когда зашёл полковник. - Так я уже со старыми делами давно покончил и стал законопослушным гражданином. Исправился, торговлей занимаюсь - не зря же наши тюрьмы называют исправительной системой.
  - Нет, что ты, Илья Данилович, какой может быть обыск у честного человека, но разговорчик имеется.
  - Коль есть разговор, присаживайся. Выпей с нами, перекуси чем Бог послал.
   "Соха" разлил по бокалам коньяк. Все выпили и стали закусывать.
  - Так какой, Никитич, у тебя ко мне разговор, никак опять денег пришёл просить?
  - На это раз не денег, тут дела поважней. Директор музыкального училища жалобу губернатору написала, что твои хлопцы шалят в общежитии, девок насилуют. Эта баба пишет, что неоднократно заявления в милицию подавали, а милиция мер не принимает. Губернатор меня вызвал и взбучку дал, почему преступников не ловим.
  - Петр Никитич, я уже давно по общежитиям не хожу, ко мне бабы на дом сами приезжают.
  - Это я понимаю, но хлопцы твои ходят, надо их маленько урезонить.
  - Нет у меня никаких хлопцев. Вот только охрана со мной, да в магазинах продавцы, так там в основном девки работают.
  - Ну не надо, Илья Данилович. Там шкодят те ребята, что целыми днями в спортзале качаются, которыми твой приближенный Зубанов руководит. Сегодня губернатор орал на меня, что с должности снимет, если я не наведу порядок. Тебе что, легче будет, когда на моём месте будет другой? А если дойдет дело до Москвы и оттуда пришлют комиссию? Тут и ты со своими магазинами не усидишь. Если такого правдолюба-законника как мой начальник уголовного розыска Голованов поставят, тогда держитесь. Он уж разберётся. Да и Тучков может перед министром ходатайствовать о нем.
   - Не пугай меня Москвой, там такие же "честные", как и ты.
   - Я не пугаю, Илья Данилович, но всяко может быть. Пойдёт коса на камень, и всё -сливай воду.
  - Ладно, успокойся. Я завтра найду этих отморозков и накажу.
  - Девчонки может и сами виноваты, - вмешался "Чиж", - сами дали, а потом перед мамой надо как-то оправдаться.
  - Ты помалкивай, когда тебя не спрашивают, - резко оборвал его "Соха". - Разберёмся без тебя.
  - Пётр Никитич, когда губернатор в отпуск уходит? - спросил "Адвокат".
  - На следующей неделе, говорят, уже и билеты заказал. Люди едут в Турцию отдыхать, а он на Алтай собрался, чудак человек. А тебе, Николай Алексеевич, зачем понадобился его отпуск.
  - Хочу бумаги подписать у Степана Егоровича. Он же за губернатора остаётся.
  - Нет, Тучков ему не доверяет, говорят, что своего ученика Путигина за себя оставляет.
   - Где он откопал этого пацана? - спросил "Соха".
  - Он учился у него, когда Тучков еще профессором был. Родом он из посёлка Красный Луч. Что в двадцати километрах от города.
  - Знаю, был там, - сказал "Соха", - нам посоветовали местный завод взять. Мы туда поехали, посмотрели - фуфло нам гнали.
  - Мать его на этом заводе рабочей работает. Я директору говорю: " ты хоть бригадиром её поставь, неудобно как-то, всё-таки мать вице-губернатора". А он мне говорит: "скоро все отсюда уйдем, завод разваливается". Рос Путигин без отца. Его мать Галина, когда молоденькой была, лимитчицей работала в Москве, в подоле родителям оттуда подарок привезла. А вообще-то, он парень толковый. Все его хвалят, но такой же чудаковатый, как и его учитель. Так я надеюсь, что ты с ребятами поговоришь, пусть прекратят эти безобразия. В городе полно проституток, за деньги дадут и так. Я не думаю, что твои ребята без гроша в кармане ходят.
  - Хорошо, - сказал "Соха", - этот вопрос перетёрли. Теперь у меня к тебе есть дело. Ты когда уберёшь этого майора?
   - Какого майора, Голованова что ли?
  - А то ты не знаешь. Этот начальник уже надоел, во все дырки нос свой суёт.
  - Как я его уберу? Придраться не к чему, взяток не берёт, раскрываемость у него хорошая.
  - Ты что забыл, кто тебя выдвигал и кто тебе бабки платит? Я что, тебе плачу за раскрываемость?
  - Илья Данилович, не всё в моих силах. Надо мной же ещё и начальники есть: в области - губернатор, а в Москве - министерство. Вдруг начнёт этот Голованов жаловаться, у него, наверняка, на нас всех досье есть. Что тогда делать будем? Лучше не трогать, пусть под моим контролем служит.
  - Ладно, иди, работай, - сказал "Соха".
   Шиловский вышел.
  - Ты вот что, "Адвокат", как только губернатор уедет, иди к этому пацану и подписывай бумаги. Пока Тучков в отпуске, мы должны дом снести и фундамент нового здания заложить. Не забывай, лето быстро кончается. До зимы надо крышу накрыть. А если не получится, петуха придётся пустить.
  - Нет, "Соха", так нельзя, - возразил "Адвокат". - Там рядом стоят два таких же дома. И если, не дай Бог, всё сгорит, да ещё вместе с людьми, скандал большой будет. Тогда нас и этот мент не спасёт. Лучше этого пацана нам как-то подкупить.
   - Может ты и прав, - сказал "Соха", - честного человека в своём деле гораздо выгоднее иметь, чем такого продажного, как этот Шиловский. Вы вдвоём займитесь этим вопросом, сходите к нему. "Чиж" - директор фирмы "Золотой шар", а ты - юрист, вам и козыри в руки. Поговорите, посмотрите, что за человек, чем дышит. А ты, "Чиж", книг много читаешь, среди этого народа за своего запросто можешь сойти. Поговори с ним на всякие там темы. Может и заглотнёт какой крючочек. Взятку пока не предлагайте, а только намекните: мол, для благоустройства города согласны что-то от фирмы выделить.
  
   Губернатор уехал в отпуск. Путигин, оставшись за него, принимал посетителей.
  Секретарша доложила ему, что прибыли директор и юрист фирмы " Золотой шар" и просят подписать бумаги.
  - Что за бумаги? - спросил Путигин.
  - Отчуждение земли под строительство торгового центра.
  - А почему ко мне, архитектура пусть этим занимается.
  - С архитектором уже всё согласовано, Александр Владимирович. Там есть пустое место под застройку, но это центр города и Павел Иванович такие документы сам утверждает.
  - Пусть заходят, разберёмся.
   "Чиж" и "Адвокат" зашли в кабинет. "Чиж" сразу же представился вице-губернатору.
  - Я директор фирмы " Золотой шар", Чижов Иван Андреевич, а это наш юрист - Рушкин Николай Алексеевич.
   - Присаживайтесь, пожалуйста, - предложил новым посетителям Путигин.
   Посетители сели, Рушкин достал из папки документы.
  - Наша фирма "Золотой шар" имеет сеть магазинов по городу, - стал докладывать Рушкин. - На совете директоров принято решение о строительстве торгового центра, казино и ресторана в центре города. Место уже подобрали, на всех уровнях согласовали, осталось утвердить у губернатора.
  - А почему же вы не утвердили, когда был на месте Павел Иванович?
  - Мы просто не успели, - сказал "Чиж". - Нам хотелось бы за лето и осень построить коробку и накрыть крышу.
   - Ну хорошо, показывайте, где вы нашли пустырь. Я прекрасно знаю город и не видел в центре такое место.
  - Там есть небольшой старый сквер, мы краешек от него прихватим, а сквер переделаем, - сказал "Адвокат", раскладывая перед Путигиным план застройки.
   Путигин взглянул на план и сразу всё понял.
  - Нет, господа, там дом стоит, причем старый дом. Это историческая часть города. Я эту бумагу подписать не могу, надо ждать приезда губернатора.
   Пока "Адвокат" разговаривал с Путигиным, Чижов внимательно рассматривал, что лежит на столе. Рядом с телефоном лежала книга. Она была перевернутая, но по зелёной обложке он сразу узнал только что появившуюся в магазинах фантастику Святослава Логинова " Многорукий бог далайна".
  - Фантастику любите, Александр Владимирович?
  - В книжном магазине продавец посоветовала почитать эту интересную новинку. Если вы читали, расскажите, хоть о чем там пишется и стоит ли её читать.
  - Не буду Вам рассказывать весь сюжет, а то не интересно станет. Скажу в трёх словах: огромный бассейн-далайн площадью в несколько сот квадратных километров заполнен ядовитой жидкостью, а посредине суша. И там живёт чудовище Ероол-Гуй, которое выползает и пожирает людей, живущих вокруг этого далайна. А на самом деле книга об отношениях между людьми, о жизни человека в авторитарном государстве, и о подавлении человеческой воли
   После этих слов Путигин сразу как-то переменился. Для него этот разговор был словно пароль на определение "свой - чужой". Теперь Александр Владимирович воспринимал бандита "Чижа" как своего, вполне интеллигентного и образованного человека.
  -Вы поймите нас, - сказал Чижов, - нам нельзя сейчас терять время, лето уходит. Потом же над нами есть и хозяин фирмы, который скажет: " вы бездельники, я вас увольняю". Если потеряем работу, куда нам потом деваться.
  - Я вас понимаю, - сказал Путигин, - Я человек новый, недавно в должности. Мне надо посоветоваться со специалистами. Оставьте номер своего телефона секретарше. Как только мы решим этот вопрос, она вам позвонит.
   - Фирма согласна помочь городу, - сказал Чижов, - мы можем выделить какую-то сумму на благоустройство.
  - Вы этот вопрос решите с Павлом Ивановичем, - сказал Путигин.
  
  
  - А ты знаешь с ним можно иметь дело, - сказал, "Адвокат", выходя из здания администрации.
  - Я тоже пришёл к такому выводу. Но вот иду и думаю, где я его морду видел.
  - Ну, где ты мог её видеть - по телику или в газете - сказал "Адвокат".
   И тут "Чиж", садясь в машину, выкрикнул, - похож на "Лешего" "Вована".
  - Да, точно как "Леший", только в молодости, - сказал Чиж.
  - А ты что, его знал?
  - Да, знал. Я до того как попасть на зону в Москве адвокатом работал. Попался "Леший" на квартирной краже, и я его защищал в суде. У меня, если не ошибаюсь, некоторые бумаги остались. Я держу домашний архив - это кладезь. Казалось бы, безобидная бумажечка, а за жабры любого можно держать.
  - У вас у стариков свои причуды, - сказал "Чиж".
  - А вы что ж, молодёжь, думаете одним рэкетом денежки добывать? Иногда надо, чтобы человек сам принёс и с миром отдал свои сбережения, - купил так сказать свою историю. Я люблю с клиентом мирно решать дела, пожали друг другу руки и красиво расстались. Вендетты не будет. Слушай, - "Адвокат" запнулся, его лицо словно просветлело, - как сказал Шиловский: "из Москвы Галина в подоле подарок привезла". Сколько примерно вице-губернатору лет?
  - Я думою лет на пятнадцать он от меня моложе. Годиков двадцать пять ему будет, - сказал Чиж.
  -Откинь от девяносто пяти двадцать пять.
  - Семьдесят, - сказал удивлённо "Чиж".
  - Где-то в это время "Леший в Москве гастролировал. Не папашка он ему часом? Он же Владимирович.
  - Ты чего, "Адвокат", сдурел?
  - Нет, Ваня, - Рушкин, шутя, погрозил пальцем, - жизнь бывает такие штучки выкидывает.
  -Я думаю, надо "Сохе" рассказать, - сказал "Чиж".
  - Погоди трезвонить. Надо самим в этом деле досконально разобраться. В посёлок человечка послать, да народец там расспросить. Может быть, кому-то Галина и плакалась в жилетку. Народная молва, Ванечка, о многом может поведать. Есть ли у тебя толковый паренёк, только что б не челюсти умел воротить, а дипломат?
  - Есть такой, вернее такая. Моя хорошая подруга. Журналистом в местной газете работает.
  - А, Танечка! Как же, как же помню, видел её пару раз с тобой. Пошли её в этот посёлок, пусть поработает там. Журналисту люди всё скажут. Когда докопаемся до истины, тогда и расскажем "Сохе".
  
  В ресторане сидела парочка. Официант принёс заказ, и, разлив вино по бокалам, остался стоять у стола. "Чиж" махнул ему рукой и он тут же ушёл.
  - Давно мы с тобой, Таня, не виделись, - сказал "Чиж" поднимая бокал.
  - Так ты же, Ванечка, не зовёшь.
  - Всё дела, дела, Таня. Некогда.
  - Жаль, Ваня, лето уходит, в отпуск надо ехать. В прошлом году так с тобой классно отдохнули.
  - Нет, в этом году я еду с семьёй. Люська сказала, что без меня не поедет. Ты этим летом отдыхать поедешь одна.
  - Ваня, ну откуда у журналиста областной газеты деньги на курорт.
  - Дам я тебе денег, только дело одно надо сделать.
  - Какое дело?
  - Язык за зубами держать.
  - Это понятно. А что сделать я должна?
  - Ты о молодом вице-губернаторе слышала?
  - Я лично знаю его, однажды в кафе меня с ним знакомили. Моя подружка Лена с Путигиным роман крутит.
  - Вот и хорошо. Собери мне на него дело - всё от рождения до настоящего времени. Поедешь в посёлок Красный луч, там он родился. Разыщи его мать Галину Путигину. Поспрашивай у её подружек, соседей и разузнай, кто его отец. Всем говори, что ты пишешь о нём книгу.
  - Редактор меня на неделю в командировку посылает писать статью об уборке урожая.
  - Об этом не беспокойся, редактору я позвоню. Вот тебе командировочные.
   "Чиж" достал деньги и кинул на стол.
  - Всё что ты о нём наковыряешь, привезёшь ко мне. И запомни, если хоть слово кому об этом скажешь, язык отрежу. Выполнишь всё, получишь хорошие бабки и поедешь в отпуск куда захочешь.
   Адрес Галины Путигиной Татьяна нашла быстро. В центре посёлка стояли пятиэтажные коробки хрущевской застройки. В одном из этих домов на третьем этаже и жила мать вице-губернатора. Завод выделил ей, как матери одиночке, эту квартиру давно. В ней и прошло детство Саши.
   Татьяна, поднимаясь на третий этаж, смотрела на обшарпанные, исписанные нецензурными словами стены подъезда. Она часто бывала в командировках и видела это запустение, которое в таких вот рабочих посёлках проявлялось гораздо сильнее, чем в областном центре. Культура и моральный дух людей за короткое время либерализма исчезли очень быстро. Она подошла к двери квартиры и нажала кнопку звонка. Дверь никто не открывал. Из соседней квартиры выглянула женщина.
  - Вам кто нужен? - спросила она.
  - Я корреспондент областной газеты, - сказала Татьяна, - хочу поговорить с Галиной Путигиной.
  - А зачем она вам понадобилась?
  - Я пишу книгу о героях чеченской войны, ну и хотела бы расспросить у неё о детстве её сына - Александра Владимировича.
  - Ой, что вы, Саша хороший был мальчик, с детства уже был такой самостоятельный. Галя на работу уйдёт, а он и кушать себе разогреет, и квартиру уберёт, и уроки сделает. Не мальчик, а золото.
  - А отец его, где живёт?
  - Про отца я ничего не знаю. Галя не любила о нём рассказывать. А вы к его бабушке съездите. Это не далеко. По той дороге, что в посёлок вы из города ехали, так и продолжайте ехать до первой деревни. Её дом третий с краю. Найдёте, не заблудитесь. Там всего в деревне домов пять, осталось одни старики живут. Галя, наверное, у матери. Мать её часто болеет.
   Проехав по разбитой грунтовой дороге, Татьяна въехала в деревню. У третьего дома от края возле покосившегося забора на скамейке сидела, греясь на солнце, старушка.
  - Здравствуйте бабушка, - сказала Татьяна, - я могу видеть Галину Путигину.
  - А Галя уехала в город. К соседям дочь с мужем приезжала, ну она с ними и уехала в город сына навестить.
  - Ой, как жаль, - сказала Татьяна, - я могла бы её подвезти прямо к дому сына.
  - А зачем она тебе нужна?
  - Я корреспондент областной газеты, пишу книгу об Александре Владимировиче. Мне нужно побольше узнать о его детстве, где он рос, как учился и стал таким большим человеком.
  - Ой, милая, я тебе лучше Галки всё расскажу, он же рос на моих глазах, До школы я его глядела, а когда пошёл в школу, каждое лето тут жил. Пойдем в дом, я тебя чаем напою и всё расскажу.
   Старуха долго рассказывала Татьяне, каким был в детстве Саша, останавливалась на каких-то мелочах. Татьяна что-то помечала в свой блокнот. Потом старуха достала семейный альбом и стала показывать фотографии.
  - Вот это Саше годик, - сказала старуха, показывая фотографию ребенка в белой панамке. - А вот это его мама.
   На фотографии возле Царь-колокола стояла молодая девушка.
  - Она что в Москве была? - спросила Татьяна.
  - Да целый год там работала.
  - А папа Саши где?
  - Папа у него шалопут, о нём нечего и писать, обманул Галку. Девчонка приехала из деревни, он её и окрутил. Она, дура, влюбилась в него, а он обворовал её, цепочку золотую украл и деньги. И вот от той любви Сашка родился.
  - А фамилия, какая у него? Не знаю, Вовкой звали его. Муж мой, царство ему небесное, знал его фамилию, всё хотел поехать в Москву родителей этого пройдохи найти. Да я всё отговаривала. Где он их отыщет? Москва большая, тут вон в посёлок поедешь, и то заблудиться можно, а то в Москве.
   Старуха пошла выключить электрочайник и заварить чай. Татьяна в это время взяла из альбома две фотографии, где была изображена ещё девушкой Галя Путигина и положила себе в карман.
  - Вот я тебя сейчас чаем с вареньем напою, - сказала старуха.
   Они пили чай, бабушка Саши продолжала рассказывать истории из детства её внука.
  
   После поездки Татьяна позвонила "Чижу", и они договорились о встрече.
  -Не плохая бы статейка получилась, - сказала Татьяна "Чижу", - такой материал собрала наш народ падкий на такие сенсации.
  - Ты вот что, подруга, выброси эти мысли из своей дурной головы. Если узнает "Соха", это будет последний день в твоей жизни, когда ты держала в руках ручку.
  Рассказывай, что ты там собрала.
   Таня достала блокнот и стала рассказывать всё, что она успела записать из рассказа старухи.
  - А вот фотографии, когда Галина жила в Москве. Я незаметно у бабки стащила.
  - Молодец, вот это по-нашему, - сказал "Чиж". - Так говоришь, его папаша вором был. Давай-ка мне эти фотографии и блокнотик тоже.
  - Ты тут не разберёшься в моих записях, он мне нужен. Там и на другие темы есть пометки, - сказала Татьяна, отдавая блокнот.
  - Мне и не надо в твоих каракулях разбираться, - сказал "Чиж". - Это я делаю для того, чтобы у тебя журналистский зуд не появился, и ты смогла наслаждаться жизнью. А это тебе за работу, - "Чиж" достал из кармана перетянутые резинкой доллары. - О том, что ты была в посёлке, забудь.
   После встречи с Татьяной "Чиж" поехал к Рушкину. "Адвоката" он застал в бассейне.
  - Вылезай, дело срочное есть, - сказал "Чиж".
   Адвокат вылез, вытерся полотенцем и, облачившись в халат, который держал его телохранитель. Они сели с "Чижом" за стол, что стоял под огромным деревом. "Адвокат" налил в бокалы вино.
  - Какую весточку ты мне принёс? - спросил "Адвокат".
  - Прав ты был. Папаша у нашего вице-губернатора квартирный вор.
  - Знаю, Ванечка, я поковырялся в бумажечках и нашёл заявление этой девочки. Следователь это заявление изъял и мне его продал, чтобы оно не фигурировало в деле; и "Леший" не получил срок и за эту кражу. Я его забрал и в свой архивчик положил.
  - А вот и эта девочка, - сказал "Чиж", вытаскивая из кармана две фотографии.
  - За "Лешим" и мокрое дельце имеется,- сказал "Адвокат, - квартирку одну тогда ограбили и в ней старушку прикончили. "Лешему" это не смогли пришить, но у меня есть одна бумажечка. Соседка этой старушенции показала, что в день убийства видела в подъезде мужчину по приметам похожего на "Лешего. Если бы мент тогда не пошёл на сделку, Володе бы грозила вышка.
  - Что, будем готовить дело под названием " Вице-губернатор"? Денежки с него качнём.
  - Ой, молодёжь, и всё вас на рэкет и шантаж тянет. Других методов заработать нет что ли? Его шантажировать отцом бессмысленно, он его в глаза не видел, а потом что мы с нищего возьмём. А вот с отцом его свести надо и, чтобы отец по-родственному влиял на него - вот это другое дело.
  - Тогда поехали к "Сохе".
   Соха внимательно выслушал их, просмотрел бумаги, понимая, что через отца можно влиять на Путигина и подобраться близко к самому губернатору.
  - Надо найти "Лешего" и привезти ко мне, - сказал "Соха".
  - Где ж его найдёшь, - сказал "Чиж", - он, наверное, залёг на дно.
  - Если искать, то только в Москве, - подсказал "Адвокат", - там у него лёжки были. Надо и у "Зуба" спросить, он с ним на зоне парился.
   "Соха" велел своему телохранителю, чтобы срочно разыскали Зубанова.
   Через минут десять явился и он.
  - "Зуб", ты "Лешего" знаешь? - спросил "Соха".
  - Знаю, мы с ним на зоне чалились.
  - А где он сейчас может быть?
  - Последнее время жил в Люберцах, бабу там с хатой нашёл, Так он, "Соха", по-моему, от дел отошёл
  - Это не важно, - возразил "Соха". - Я сейчас позвоню ребятам, пусть его возьмут, а ты с "Китайцем" съездишь в Люберцы и привезёшь его ко мне.
  
   "Леший" стоял перед братвой, не понимая, почему его похитили и привезли за сотни километров в город, где он никогда не был и своих грехов не мог оставить. Он стоял, переминаясь с ноги на ногу, думая, что произошла ошибка.
   - Ты, "Леший", чем сейчас занимаешься? - спросил " Соха".
   - Отошёл я отдел, "Соха". Живу в Люберцах как добропорядочный гражданин в законном браке с Башакиной Зинаидой.
  - Не надо, знаем мы твою Зинку. Такую специалистку ещё поискать, у неё пальчики как у пианистки, - вмешался "Адвокат".
  - Скажи мне, "Леший", ты в молодости на любовном фронте грешил? - спросил "Соха"
  - Всяко было. А кто ж в молодости не имел греха?!
  - Ты помнишь все грешки свои?
  - Кое-что помню, да уж больно давно это было. А о чем надо вспомнить? В этом городе у меня никаких дел не было.
  - А ты вот эту девочку помнишь? - "Соха" открыл папку и достал из неё две фотографии и показал ему.
  - Помню , помню, - сказал "Леший". - Галей её, кажется, зовут. Только это не здесь было, а в Москве. И взял я у неё по мелочи. Только я уже за все свои грехи отсидел.
  - Нет, не за все, - сказал "Соха", - в этой папочке ещё кое-что есть. Старушку то ты замочил, и бумажечки в деле имеются.
  - Это твоя , "Адвокат", работа ? - "Леший" с обидой посмотрел на Рушкина. - Ты же тогда мне сказал, что мы в расчёте, а теперь опять начинаешь. Не по воровским законам поступаешь.
  - Здесь я решаю, как поступать, - "Соха" грозно посмотрел на "Лешего". - Понадобился ты мне.
  - Чью-то квартирку надо очистить? Не уж-то, "Соха", среди местной братвы
   специалиста не сыщешь, что меня аж из Подмосковья притащил?
  - Нет, "Леший", для другого дела ты мне понадобился. Ты знаешь, что у тебя сын есть? Эта самая Галя его родила и вырастила. Сашей его зовут, а по отчеству Владимирович.
   "Соха" достал из папки фотографию Путигина и положил на стол.
  - Вылитый ты в молодости, - сказал "Адвокат".
  - Так что же я делать должен? - "Леший" от волнения стал теребить свои взъерошенные волосы.
  - Твой сын стал большим начальником, вице-губернатором в нашей области, - сказал "Соха". - Тебе на этой Гале жениться надо и по-родственному влиять на сына. Будешь ему говорить то, что мы скажем.
  - Так я уже женат и штамп в паспорте имеется, - возразил "Леший".
  - Никто тебя не заставляет в загс её вести. Пообещай, как ты раньше ей обещал. Влезь в доверие к сыну, найди с ним общий язык постарайся ввести его в наш круг, Денежки ему подкинешь, чтобы он ощутил вкус больших денег. Как выполнишь это задание - кучу бабла получишь, а потом можешь ехать к своей Зинке.
  - Тогда согласен, - кивнул головой "Леший"
  - "Соха", ему надо хорошую легенду придумать. Вице-губернатор по своим каналам может и разведать, кто он такой, - сказал "Адвокат". - Пусть он говорит, что работает в солидной фирме в Москве.
  - Этот вопрос я решу. Позвоню в Москву нашим компаньонам, они его зачислят в свой штат.
  - Вот это другое дело. И приодеть его надо. Что он вот в таком виде появится перед сыном?!
  - "Адвокат", все дела по подготовке отца поручаю тебе.
  - Всё сделаю, - ответил Адвокат, - и водителя ему с машиной надо бы дать. Солидный бизнесмен приехал из столицы. Он что на троллейбусе будет ездить?
  - "Зуб", будешь у своего друга водителем - приказал "Соха". - День даю вам на подготовку и приступайте к делу.
  
   Завод остановился, и все рабочие в посёлке остались без работы. Галина хотела купить хлеба и отвезти в деревню матери, но, посмотрев в кошелёк, обнаружила, что в нём осталось совсем мало денег. Она решила поехать в город к сыну и попросить денег у него. Вдруг раздался звонок в дверь. Путигина открыла дверь и увидела на пороге респектабельного вида мужчину. Она в начале подумала , что это кто-то приехал от сына, но приглядевшись узнала знакомое лицо. Это был Володя - человек, которого она безумно любила и, который её так жестоко обманул. Он стоял с огромной сумкой в руках и с нежностью смотрел на неё. "Леший" умел это делать. Его взгляд, выражающий прямоту и искренность, всегда вызывал у женщин доверие и сражал их сердце наповал. Ни разу и ни одну женщину сводил он с ума этими голубыми глазами, покоряя, а потом бесстыдно обворовывая их.
  - Здравствуй, Галя, наконец-то я тебя нашёл.
  - Долго ж ты искал меня, Володенька.
  - Так и будем стоять или в квартиру впустишь.
  - Заходи, - Галина шире открыла дверь и встала в сторонку, пропуская гостя.- И откуда же ты появился, никак разведчик из-за границы приехал, - съязвила она.
  - Нет, Галя, я в Москве живу, успешный бизнесмен. С ребятами одно дело открыли, торговлей занимаемся. Дом построил на Рублёвке, а вот хозяйки в этом доме нет.
  - И чего же так плохо?
  - Не нашёл такую, как ты.
   Эти слова были сказаны с таким откровенным чувством, что у неё снова защемило в груди. Забытая любовь вновь проснулась в ней и вскружила голову.
  -А зачем же ты, Володенька, тогда убежал, если так сильно любил меня.
  - Молод был и глуп. Я тогда проигрался в карты и, если бы я не нашел денег, они бы меня убили. Вот я и пошёл на это воровство. Всё что я у тебя взял, возвращаю назад.
   "Леший" достал из кармана золотую цепочку и стодолларовые банкноты, свёрнутые в рулончик и положил на стол.
  - Что ты, Володенька, у меня таких денег отродясь не было.
  - Это от тех твоих проценты наросли. Я слышал, что ваш завод остановился, и заработков в посёлке нет.
  - Мне сын помогает.
  - Что, у тебя есть сын?
  - Да, Володенька, наш с тобой сын.
  - У меня есть сын?! - на радостях выкрикнул "Леший".
   Он, будучи в душе Остапом Бендером, тут же стал на колени, взял руки Галины и стал их целовать.
  - Галя, будь моей царицей, тебя ждет дом в Москве. Я заберу вас с сыном из этой хибары. Ты будешь жить в достатке. Мы с сыном будем заниматься бизнесом. Ты будешь ездить заграницу на курорты и посещать лучшие салоны красоты в Москве. О, если бы ты смогла простить меня за тот глупый поступок моей молодости.
   И тут "Измаил" пал. Сорокатрёхлетняя дама под напором ласки и страсти обаятельного пятидесятилетнего мужчины была покорена. За это и прозвали его женщины "Лешим". Он умел, очаровывая, туманить им головы и уводить по маршруту своей игры.
  - Володенька, ну почему ты не сказал мне тогда, что ты проигрался в карты. Я бы деньги тебе сама дала.
   Дальше шёл обычный процесс. Добивая доверчивую жертву, "Леший" вытаскивал из сумки дорогие подарки, чем окончательно покорил сердце Галины. Он понял, что игра пошла по плану. И они оказались в кровати.
   - Ты знаешь, я сейчас не могу с тобой в Москву уехать, - сказала после бурной любви Галина
  - Ой, как плохо, а почему ты не можешь?
  - У меня мама больная в деревне живёт, не далеко отсюда.
  - Давай и маму заберём, у меня дом большой.
  - Нет, что ты, она даже к Саше не захотела в город уехать. Говорит: "здесь мои отец и мать похоронены. Митя здесь лежит, меня с ними рядом и положите". Сын-то наш большим начальником стал, зам губернатора.
  - Да ты что?! Он может меня и на порог не пустит.
  - Пустит, он меня всё время спрашивал, где ты. Парню отец нужен, ему же хочется с кем-то поговорить, совета спросить.
  
   Поговорив немного, Галина решила этой радостью поделиться с сыном. Они оделись и собрались сейчас же ехать к нему.
  - Куда едем? - спросил дремавший за рулём "Зуб".
  - В город едем, у меня оказывается сын есть.
   Зубанов знал, где живет всё областное начальство. Проехав центр, он свернул в тихую улицу, по сторонам которой стояли клёны и огромные липы. Улица была застроена домами ещё сталинской застройки. Чиновники любили квартиры просторные, трёхметровой высоты, а тесные хрущёвки с потолками в два семьдесят они отдавали простому народу.
  - Какой номер дома? - спросил Зубанов
  - Нет, не сюда, - сказала Галина, - Саше дали квартиру на улице Пролетарской.
   Будь Путигина повнимательней, она бы сразу поняла, что здесь кроется какоё-то дело. Откуда водитель узнал, что её сын большой начальник и, не спрашивая, её подвёз на улицу, где жили чиновники? Но Галина была в это время очарована привалившем ей, Бог знает откуда, счастьем.
   Ключ от Сашиной квартиры у Галины был. Она открыла дверь и перед глазами "Лешего" открылось жильё холостяка. Мебели почти не было. В спальне стоял шкаф и не убранная постель; в другой комнате стоял телевизор и диван. На кухне был небольшой холодильник и стол. В раковине лежали немытые тарелки, и Галина сразу же принялась их мыть. Мать помыла посуду и стала звонить сыну.
  - Здравствуй, Саша, - сказала она, - а мы у тебя дома. Ты, почему посуду не моешь?
  - Не успел, мама. А с кем ты приехала?
  - С твоим отцом. Он приехал из Москвы, разыскал меня и хочет с тобой познакомиться.
  - Я сейчас приеду.
   Саша мысленно всегда представлял себе отца таким: стройным, элегантно одетым, с волосами, подёрнутыми сединой. Они сидели на диване и разговаривали. Саша рассказывал о своей учебе работе в колхозе и службе в армии, а теперь в администрации области. А Владимир Васильевич врал, как он служил в Ливии и был знаком c самим ливийским лидером Муаммаром Каддафи. О Ливийской Джамахирии он знал из рассказов соседа-собутыльника, который служил когда-то в Северной Африке советником и обучал ливийских военных эксплуатировать военную технику, которую Ливия закупала в СССР. За бутылкой сосед мог часами рассказывать о ливийском социализме, о перестройке и даже историю Ливии, когда там были древние греки. Однажды сосед дал "Лешему" брошюру и тот, прочитав её, почти вызубрил на зубок. Умный и любознательный "Леший" всё это впитывал в себя как губка и иногда представлялся сотрудником КГБ, служившим в Ливии.
   Вскоре они с Сашей перешли на "ты".
  - Скажи, отец, как в Ливии народ живёт при диктаторе?
  - При диктаторе простому народу живётся не худо. Он же их лидер, на них он опирается, а бюрократов и взяточников расстреливает. Каддафи установил в стране шариат. Слово Джамахирия в переводе с арабского означает - массы, власть народа. Он изгнал из страны коммунистов, потому что они атеисты. И мечтал создать США, соединённые штаты Африки. А для народа он сделал много, до него семьдесят процентов населения было безграмотным. Он построил библиотеки, больницы, культурные центры, спортивные клубы. Половина населения обучились грамоте. Сто восемьдесят тысяч квартир раздал населению. Всех переселил из трущоб в квартиры. А самое главное, он создал восьмое чудо света. Построил в Брега завод по производству труб и из Нубийского водоносного слоя подал воду в пустыню.
  - Ой, мужчины, - перебила их разговор Галина, - в холодильнике пусто, чем вас кормить не знаю.
  - Сейчас я в магазин схожу, - откликнулся Саша.
  - Зачем ходить в магазин, - сказал Владимир Васильевич. - Я сюда приехал из Москвы в командировку. Здесь у моих компаньонов есть прекрасный ресторан. Сейчас позвоню и закажу столик.
   В ресторане их встречал "Чиж".
  - Знакомьтесь, - представил Владимир Васильевич, - мой компаньон Чижов Иван Андреевич.
  - А мы уже знакомы, - сказал "Чиж", - мы у Александра Владимировича были недавно на приёме в кабинете. Хотели землю под строительство торгового центра получить.
  - И что, не подписал? - спросил якобы в шутку "Леший".
  - Нет не подписал,- так же шуткой ответил "Чиж", - сказал, что изучит этот вопрос.
  - Надо, Саша, помочь людям, они же строят для блага людей. Скажи, Галя, я прав, - обратился к Галине "Леший".
  - Конечно, прав. Ты что, сынок, чинушей уже стал? Они ж не воры какие, а для людей стараются, чтоб магазины рядом были.
  - Разобрался я с этим. Дело в том, как считают архитектор и замы, это здание аварийное и его надо сносить. Пусть ваш юрист завтра подъедет в администрацию, часам к одиннадцати, я подпишу.
  - По такому случаю угощение за счет заведения. Прошу к столу.
   Уже вечерело. Галина посмотрела в окно.
  - Боже, я и забыла, у меня мать-старушка без хлеба дома сидит. Надо в магазин поспешить, продуктов купить и домой ехать . Мать кормить надо.
  - Не беспокойтесь. Я сейчас всё организую. В багажнике машины будет лежать коробочка с продуктами, водичкой, соками и вином. Вы отдыхайте,- сказал, вставая из за стола "Чиж".
   Через минут пятнадцать он вернулся к гостям.
  - Всё готово, коробочка лежит в машине. Я думаю, бабушке еда понравится.
  - Я поехала, сынок, а вы посидите, поговорите.
   Галина встала из-за стола, попрощалась с сыном, поцеловав его. "Леший" пошел её провожать. Он посадил в машину Галину, сказав Зубанову, чтобы тот отвёз её в деревню. А сам ещё долго прогуливался у ресторана, чтобы Чижов и Путигин смогли один на один обстоятельно поговорить.
   Вернувшись, он понял, что разговор пошёл на пользу обоим. Подвыпившие, они уже друг к другу обращались на "ты".
  - Где ты так долго ходил, отец.
  - Мир тесен. Выхожу из ресторана, случайно встретил знакомого. Я с ним когда-то службу вместе начинал.
  - Хочу поднять бокал за счастливое семейство, - сказал "Чиж".
   Еще раз выпили и закусили. Путигин уже был изрядно подвыпившим.
  - Скромненько ты, Саша, живешь. Вице-губернатор, а квартирка хуже, чем у рабочего.
  - Так я недавно в должности, всего четыре получки получил. Долги надо было отдать.
  - Хочешь я тебе денег дам: купи мебель , посуду - нельзя же так жить. Приличную девушку, как ты в такую квартиру приведешь?
  - Я сам об этом думал. Всё у меня, отец, будет. Заработаю.
  - Зачем ждать, когда можно сейчас всё иметь. Не хочешь брать у меня, возьми в долг у Вани. Ваня, дашь ему денег в долг?
  - Конечно, дам, хоть сейчас. Для друга мне не жалко,- сказал "Чиж". - Мужики, а может в баньку? У меня она для гостей всегда стоит под парами.
  - Нет , нет, ребята, это без меня, -сказал "Леший", показывая на сердце. - Я в Африке мотор посадил.
   Он знал, что "Чиж" уже подготовил баню с девушками, и отцу с сыном было не с руки там находиться.
  - В другой раз, - сказал Путигин. - Завтра у меня совещание, надо быть в форме.
   Они еще немного посидели, и Путигин уехал к себе домой.
  
   В двенадцать часов следующего дня "Адвокат" вернулся с подписанными бумагами.
   "Соха" отдал команду своим боевикам, чтобы те занялись выселением людей.
  Дом был уже почти выселенный, оставались единицы жильцов, в основном старики, жившие ещё той советской моралью, что рабочего человека, заслужившего пенсию, защитит государство. Они упирались, хотели получить жильё в центре города или в престижном районе. С ними не церемонились, их куда-то увозили, и они исчезали бесследно.
  
   Продолжение следует
  
  


По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2012